Фантастика : Ужасы : Город, который забыл, как дышать The Town That Forgot How to Breathe : Кеннет Харви

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14

вы читаете книгу




Действие романа известного канадского писателя Кеннета Харви разворачивается в маленьком приморском городке, жителей которого внезапно поражает страшная болезнь: они утрачивают способность дышать. Мистическое сказание К. Харви заставляет по-новому взглянуть на многочисленные бедствия и катастрофы, обрушившиеся на человечество в наступившем веке.

Эмме Саре, Кэтрин Александре и Джордану Роу

Четверг

Мисс Элен Лэрейси плелась по верхней дороге. Она искала сирень, чтобы дома накидать ветки поверх белого суконного покрывала. Стояла жара, и яркое солнце подчеркивало каждую морщинку на старушечьем лице. Мисс Лэрейси грустно напевала:


Не хороните в пучине меня,
Там не бывает сияния дня.
В море вода холодна и темна,
Солнечный луч не доходит до дна.

Она пошамкала беззубым ртом, словно пробуя на вкус чудесный полуденный воздух, остановилась и выудила из рукава зеленого в белую полоску платья вышитый носовой платок. Косынка у нее на голове тоже была зеленой, но в голубой горошек. Мисс Лэрейси трубно высморкалась, тщательно вытерла широкий утиный нос и снова засунула платок в рукав.


Плачет невеста:
«Где ты, мой милый?»
Милому воды
Стали могилой.
Под одинокую песню кита
Рыбы целуют немые уста.

Над головой зажужжала муха, мисс Лэрейси перестала петь. «Кыш, надоеда, — возмущенно замахала она крошечным кулачком. — Или ты у нас фея сирени?» Старушка фыркнула и двинулась дальше, что-то напевая себе под нос.

Говорят, феи очень любят сирень: так красиво она цветет и так скоро отцветает. Мисс Лэрейси всегда была рада гостям из иного мира, хотя многие их боялись: по преданию, феи забирают праведные души в загробное царство. Старушка всеми силами пыталась заманить фей в свой дом — уж там-то они будут в безопасности.

С самого раннего детства Элен говорила с духами. Но однажды холодной осенней ночью призраки не пришли на зов, и с тех пор больше не сидели на краешке кровати, не вели неторопливых бесед. Они покинули Элен вскоре после ее сорок четвертого дня рождения, и некому стало утешать и успокаивать одинокую женщину. Раньше она всегда рассказывала духам о жителях городка — новорожденных и давно ушедших, и духи слушали с интересом, ведь в них пылал огонь предков. Золотистое сияние окутывало их призрачные тела. Этот огонь веками связывал воедино души всех членов семьи. Каждый, умирая, вносил в него свою лепту, а взамен получал власть над вечностью.

Шли годы, мисс Лэрейси повидала на своем веку немало смертей и рождений. Она привыкла, что всему есть начало и конец. Но разве от этого легче? Старушка скучала по духам. Она каждый раз вскакивала, увидев на лестнице пятнышко света. Так хотелось верить, что это свеча трепещет в невидимой руке, что пришли долгожданные гости. Мисс Лэрейси брела и брела, вздыхая, по верхней дороге, крохотные боты шуршали по камушкам. Где-то заверещал от восторга ребенок, в переулке Хрыч-лейн на только что постриженном газоне прикорнул старик. Слева, где север, сбегали с холмов к бухте Уимерли старые дома. Такой чудесный день, а на душе все равно тоскливо. Без призраков мир опустел — от этой пустоты щемило сердце.

Над головой загалдели две вороны, сообщая всем, что идет мисс Лэрейси. Старушка взглянула в пронзительно синее небо и попыталась разглядеть вещуний. Ну-ка, сколько раз каркнут? Чет на счастье, нечет на беду.

Она сунула руку в карман и нащупала круглый коржик. Такие обычно брали в плаванье моряки. Зубы сломаешь, до чего твердый. Мисс Лэрейси берегла его на случай, если придется идти мимо леса. Для фей. В начале XVI века первые поселенцы из Англии и Ирландии пересекли Атлантику и приплыли на Ньюфаундленд. Все они были рыбаками, и коржи составляли большую часть их провианта. В то время казалось естественным разделить свой хлеб с феями, чтобы крылатые создания не утащили тебя в загробное царство. Ребенком мисс Лэрейси видела фей дважды, и каждый раз угощала их коржиком, не забывая при этом смотреть в сторону. Кому захочется, чтобы его забрал маленький народец! Всем известно, что случается с детьми, которые побывали у фей. Они возвращаются совсем другими, не похожими на себя. Взять хотя бы Томми Квилти, соседа по улице. Когда он пришел домой, его никто узнать не мог. Зато с тех пор он стал ясновидящим.

Мисс Лэрейси остановилась и поглядела на дом с остроконечной стеклянной крышей. Он стоял в стороне от дороги, к нему вела тропинка. Дом окружала темно-лиловая аура. Возле крыльца два чахлых кустика сирени тянули к дому спутанные ветки. «Так вот она где прячется. Художница-то, — пробормотала мисс Лэрейси. — Та, что ребенка потеряла. Ох, горе, горе. — Она покачала головой, ей и вправду было искренне жаль хозяйку дома. — Вот напасть».

Мисс Лэрейси двинулась дальше, высматривая в придорожных кустах ягоды голубики. Прилетела бабочка. Коричневые крылышки, черная каемка. Мисс Лэрейси остановилась полюбоваться и сразу вспомнила, как в детстве с друзьями ловила бабочек и засовывала под камень. Считалось, что на следующий день под камнем окажется монетка.

А вот и дом старого Критча. На дорожке перед крыльцом — маленькая синяя машина. Багажник открыт. Небось, новые дачники. Конечно, ведь уже лето. Вот здесь сирень густая, раскидистая. А запах-то какой! Аж голова кружится. Ясное дело, почему духи так сирень любят. Ничего прекрасней в мире не сыскать. Мисс Лэрейси морщинистой рукой погладила гроздь и растерла между пальцами лиловую пыльцу. Из полуоткрытой двери вышел какой-то человек. Он смотрел себе под ноги и, когда все-таки заметил старушку, чуть не споткнулся.

Мисс Лэрейси помахала рукой и крикнула:

— Как делишки, сынок?

— Все путем, — ответил он, щурясь.

— Нельзя ли разжиться парой веточек с вашей сирени?

— Да на здоровье, — он подошел поближе. — Берите, сколько хотите.

— Меня зовут Элен Лэрейси. — Она лукаво улыбнулась, потом пригнула ветку к земле и принялась теребить. Куст заходил ходуном. — Сам-то кто будешь?

— Джозеф Блеквуд. — Он протянул руку. Мисс Лэрейси осторожно пожала ее и оглядела дачника с головы до ног. Не слишком высокий, но и не маленький, руки крепкие, ладони теплые, твердые. По одежде видно — из городских. Красная рубашка, джинсы, новые сандалии, и кепки нет, хотя нынче все их носят. Лицо почти красивое, волосы светлые, лоб высокий, уже с залысинами. Глаза синие, ясные, добрые, прямо в душу заглядывают. И улыбается искренне, хотя раньше не видались. А вот с родными-то он, надо думать, построже. Но, самое главное, дымка вокруг него голубая в центре и синяя по краям. Поровну тревоги и спокойствия.

— Есть тут у нас один Блеквуд. Даг Блеквуд. Ты, часом, ему не родич?

— Он мой дядя.

— Ишь ты, а я и не слыхала, что у него родня есть.

— Мы из Сент-Джонса.

— Во-о-она как, — подозрительно протянула мисс Лэрейси. — Городски-и-е.

— Ну да, — Джозеф весело фыркнул. — Я страшный пришелец из города. Лучше идите себе подобру-поздорову. Мало ли чего.

— И не мечтай, так сразу не отделаешься, — она ухмыльнулась, молодой человек начинал ей нравиться. — Бумажки с карандашиком не найдется?

Из дома вышла маленькая девочка, белокурая, глазастая, веснушчатая, да так и застыла на пороге, словно кроссовки к доскам пристали. На вид ей было лет семь-восемь, не больше. В одной руке она держала блокнот, в другой карандаш. Мисс Лэрейси пристально посмотрела на девочку, потом взгляд сам собой упал на соседский дом. «Тут что-то завяжется», — подумала старушка. Она помолчала и, наконец, проговорила:

— Здравствуй, доченька.

Девочка не ответила.

— Поздоровайся, — шепнул Джозеф.

— Здравствуйте, — еле слышно сказала девочка.

— Это Тари, — пояснил Джозеф.

— Погодка-то какая, Тари! Ты только погляди. — Мисс Лэрейси повела рукой.

— И не говорите! — Джозеф стоял, подбоченясь, и смотрел, как старушка ломает ветки. — Может, вам ножницы дать? Ах, да, вы ж просили карандаш.

— На что мне ножницы? — Хрусть-хрусть-хрусть. Скоро мудрое старушкино лицо почти совсем скрылось за охапкой сирени. — А вот клочок бумаги — дело другое.

— Бумага у меня в машине. — Джозеф подошел к правой дверце, запустил руку в открытое окно и начал рыться в бардачке.

Мисс Лэрейси с надеждой кивнула Тари. Старушка и девочка приглядывались друг к другу, смутно ощущая какое-то внутреннее родство. Джозеф вернулся с карандашом, листком из блокнота и дорогущим мобильным телефоном. Понажимал на кнопки, поднес к уху, послушал, но говорить не стал, просто швырнул черную трубку на заднее сиденье.

— Ненавижу мобильники, — сказал он.

— Чего ж тогда купил? — Мисс Лэрейси подошла к Тари, заглянула в ее блокнот и попросила показать рисунок.

Тари сунула карандаш за ухо и подняла повыше свое творение, чтобы мисс Лэрейси могла как следует его разглядеть. На картинке был нарисован дом. Точь-в-точь как соседский, только весь из стекла. И янтарное облако над крышей.

— Да у тебя, детка, ноздря к искусству.

— Спасибо, — сказала Тари вежливо, но слегка настороженно.

— Сделай милость, золотко, подержи, пожалуйста.

Тари положила блокнот на ступеньку и взяла у старушки сирень. За огромной охапкой девочку было еле видно.

— Понюхай, как пахнут, — сказала мисс Лэрейси. Джозеф протянул карандаш и листок. Старушка прищурилась и начала старательно выводить грифелем каракули. Процесс оказался долгим, мучительным и потребовал большого напряжения всех мышц. Наконец мисс Лэрейси перечитала написанное и, явно довольная собой, вернула бумагу Джозефу.

— Это телефон мой, — сказала она. — Как минутка будет, заходите. Поболтаем, чайку попьем, я вам плюшек с изюмом напеку.

Мисс Лэрейси обеими руками взяла у Тари букет и зашептала цветам что-то нежное. Внезапно она повернулась к кусту и отломила еще несколько веток. Какие милые люди, сирени дали нарвать. Мисс Лэрейси поблагодарила Джозефа.

— Кусты у вас — загляденье, — сказала она и заметила, что Тари внимательно смотрит на океан. В синих глазах девочки вспыхивали серебристые искорки. — Видала, как сверкнуло? — Мисс Лэрейси взволнованно посмотрела на воду и склонилась к ребенку.

— Сверкнуло? — Джозеф рукой прикрыл глаза от солнца и начал вглядываться в горизонт.

— Ну да, на это стоит поглядеть.

— На что? — спросил Джозеф, оглядывая залив и пытаясь определить, что же их так заинтересовало.

— Вашему брату такое нипочем не увидать, — гордо ответила старушка, выпрямляясь во весь свой крохотный рост. — Ежели ты и вправду из рыбнадзора.

— А вы откуда знаете, что я из рыбнадзора? — с улыбкой спросил он.

Мисс Лэрейси ткнула пальцем в машину:

— Эх, милый, у тебя ж наклейка на стекле.

— А-а.

— Такие, как ты, никогда ничего не видят. Тайны только рыбакам открываются, да тем, кто Богом отмечен. — Она хмыкнула и побрела по дороге, но вскоре остановилась и взглянула на сирень в руках. До чего букет хорош! Мисс Лэрейси кокетливо посмотрела на Джозефа.

— Спасибо за цветочки, сынок. — Она снова вернулась, решив дать важный совет.

— Пойдешь в лес, держи при себе коржик.

Тари удивленно кивнула. Мисс Лэрейси переложила букет в левую руку, а правой вытащила из недр обширного кармана лежалый коржик и протянула девочке. Тари, открыв рот, уставилась на «подарок». Мисс Лэрейси назидательно подняла морщинистый, весь в синих прожилках палец и заговорщицки прошептала:

— Господь благословил тебя. Ничего теперь не бойся.

— Спасибо большое! Чего-чего, а сухарь-то у нас всегда есть, — Джозефа распирало от смеха. Он сунул руки в карманы брюк и добавил: — Вы уж себе его оставьте, вдруг пригодится.

Мисс Лэрейси сунула коржик обратно в карман. Она что-то пробормотала, недовольно поглядела на Джозефа и совсем было собралась уходить, как вдруг снова заметила в изумленных глазах девочки серебристые отблески. Мисс Лэрейси наклонилась к уху Тари и горячо прошептала:

— Ты видишь искорки.

Тари неуверенно кивнула.

— Это рыба учится летать, доченька.


Содержание:
 0  вы читаете: Город, который забыл, как дышать The Town That Forgot How to Breathe : Кеннет Харви  1  За восемь дней до этого : Кеннет Харви
 2  День и вечер четверга : Кеннет Харви  3  Пятница : Кеннет Харви
 4  Пятница, вечер : Кеннет Харви  5  Суббота : Кеннет Харви
 6  Суббота, вечер : Кеннет Харви  7  Воскресенье : Кеннет Харви
 8  Воскресенье, вечер : Кеннет Харви  9  Понедельник : Кеннет Харви
 10  Понедельник, вечер : Кеннет Харви  11  Вторник : Кеннет Харви
 12  Вторник, вечер : Кеннет Харви  13  Эпилог : Кеннет Харви
 14  Использовалась литература : Город, который забыл, как дышать The Town That Forgot How to Breathe    



 




sitemap