Фантастика : Ужасы : Глава 15 : Джеймс Херберт

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55

вы читаете книгу




Глава 15

По стадиону прокатился оглушительный рев болельщиков местной команды. Судья подсуживал; даже фэны команды противника, при всем их удовольствии от сомнительных решений в пользу их команды на протяжении всего матча, не могли этого не признать. В конце концов за пререкания с судьей получил замечание даже вратарь — а у него это было первое замечание за пятнадцать лет. Когда в воздух поднялась желтая карточка, ярость стадиона достигла апогея, и болельщики противника — кроме нескольких идиотов, не способных придержать язык, — воздержались от насмешек. Нарастающая враждебность начала их нервировать.

Местная команда прекрасно играла весь сезон, и фэны уже спали и видели, что она перешла в Первую лигу. Ее превосходство над всеми клубами Второй лиги было подавляющим. Успеху во многом способствовал великолепно проявивший себя бомбардир, выписанный из Италии за какую-то невероятную сумму (чтобы возместить убытки, клубу пришлось продать двух своих игроков — полузащитника и очень популярного левого крайнего, а также повысить цены на билеты). Но уже на десятой минуте итальянца унесли с поля на носилках с поврежденной ногой. В перерыве по стадиону с быстротой молнии пронесся слух, что ему сломали ногу. В двух местах.

На протяжении всего матча гости играли как дворовая команда, и не столько били по мячу, сколько косили противников своими подбитыми гвоздями бутсами. То же самое было в субботу, когда грубая животная сила принесла им ничью на своем поле. Страх перед вылетом из лиги превратил всех их игроков в неотесанных защитников, и только случайные удачные приемы напоминали, что они играют не в регби, а в футбол. Сегодняшний матч вылился в ожесточенное противоборство, и в толпе зрителей уже завязалось несколько драк. Полицейские, положив у ног шлемы, сидели на скамейках, заранее расставленных вокруг поля, и нервно поглядывали на несмолкающую толпу, морем неразличимых лиц переходящую в темную волнующуюся массу за пределами ослепительно освещенной прожекторами зоны. Атмосфера предвещала бурю.

Эдди Коссинз притянул поближе Вики, свою подружку. Ему вдруг пришло в голову, что он напрасно притащил ее на этот матч. Она никогда не любила футбол, и Эдди подозревал, что ее настойчивое желание пойти с ним вызвано не столько интересом к футболу, сколько стремлением снискать его благосклонность. Пять недель встречаться с одной девчонкой — это большой срок. Слишком большой. Они начинают строить планы.

— За что судья сделал ему замечание, Эдди? — Он едва расслышал ее назойливый голос в реве толпы, хотя она стояла на цыпочках и кричала ему прямо в ухо.

— Судья не любит, когда с ним пререкаются, — заорал он в ответ.

— А о чем он спорит?

Эдди застонал:

— Судья назначил пенальти в наши ворота! Все видели, что их нападающий сблефовал. Они всю игру нарушали — и ничего, а нам — так сразу пенальти. Сволочь!

Вики поежилась и потуже замотала вокруг шеи шарф Эдди с цветами местного клуба. Дурацкая игра, сказала она себе. Взрослые люди валяют на поле дурака. А зрители расстраиваются, что их команда не выигрывает. Как малые дети. Эдди тоже. Посмотреть только, как он орет на этого судью! Можно подумать, судья его услышит... Бедняга просто делает свою работу. Так вот, значит, с чем ей приходится соперничать! Может, другая девушка отнеслась бы к этому проще. Но только не она. Дождь накрапывает. Толкаться в этой давке, чувствуя себя облапленной чьими-то невидимыми руками, а теперь еще и промокнуть! Зря она сюда пришла. Пусть подавится своим футболом. Все равно он прыщавый.

Притихнув, зрители смотрели, как капитан команды гостей ставит заляпанный грязью мяч на штрафную отметку. Он прославился неотразимым ударом левой.

На трибуне, не решаясь смотреть, затаил дыхание Джек Беттни. Двадцать пять лет он болел за этот клуб, пережив вместе с ним все взлеты и падения. После того как команда надолго застряла во Второй лиге, она наконец-то пошла в гору, вернув принадлежащее ей по праву место среди лучших клубов. Она отлично провела прошлый сезон и отвоевала свою былую славу. Теперь никто ее не остановит. Никто, кроме этих ковбоев и несправедливого судьи. Он еле сдерживал закипающую злость.

Джек смахнул с ресниц капли дождя и стал наблюдать, как противник, пятясь, отбежал от мяча. Вратарь нервно переминался с ноги на ногу и наконец остановился на линии ворот, оторвав пятки от размокшей земли. «Направо, сынок, он метит в верхний правый угол», — мысленно взмолился Джек Беттни. Он знал, куда любит бить капитан соперников. Напряжение вокруг нарастало; дурное предчувствие, как разряд тока, пробежало по рядам, до отказа заполненным болельщиками. Противник разбежался и мощно ударил по мокрому блестящему мячу. «Направо, сынок, направо!»

Когда мяч влетел в нижний левый угол, оставив позади растянувшегося в грязи вратаря, метнувшегося в другую сторону, верзила по кличке Зверь издал вопль ликования. Он подпрыгнул вверх, опираясь на плечи стоявшего впереди приятеля, так что у бедняги подогнулись колени под тяжестью в семнадцать стоунов. Но дружки схватили его за руки и не дали упасть. Подняться в такой толпе было бы трудновато.

— Отлично сработано! — заорал Зверь. — Блеск!

На него со всех сторон устремились неприязненные взгляды. Он вызывающе заржал, когда вратарь понурив голову достал мяч из сетки:

— Не команда, а шайка онанистов!

— Кончай, Зверь! — нервно бросил один из его дружков, чувствуя негодование окружающих. — Мы же не дома, черт возьми!

Но Зверю было на это наплевать, и он хотел, чтобы местные болельщики это поняли. Сама по себе игра его не очень занимала. А вот возбуждение, которое она вызывала, было ему по душе, хотя он не смог бы выразить этого словами. Не волнение от спортивного единоборства, а низменные эмоции, пробуждаемые игрой, возможность беспрепятственно проявлять свои чувства.

Подняв огромные жирные руки, он повернулся лицом к толпе и выставил средний и указательный палец в своем излюбленном жесте. Внезапно, как будто наверху кто-то вытащил затычку, хлынул дождь, заливая его мясистые щеки и открытую шею. Он засмеялся, ловя ртом потоки воды. Лица окружающих расплылись за дождевой завесой, но Зверь чувствовал их ненависть и упивался ей.

Он снова подпрыгнул в воздух, но приятель, на спину которого он опирался, не выдержал и упал. Зверь рухнул вместе с ним. Оказавшись в низу толпы, в темноте, он захихикал и стал раздавать удары по ногам. Здесь было как под землей, а человеческие ноги напоминали шевелящиеся древесные корни. Услышав глухие проклятия дружков, он громко заржал и протолкнул свое тучное тело в самую гущу толпы, от чего стоявшие над ним теряли равновесие и падали. Зверю нравилось быть в толпе, но темноту он любил не меньше. Это почти одно и то же: тебя не видно. На мгновение внизу стало совсем темно — как будто толпа сомкнулась, образовав над ним непроницаемый панцирь, — и он немного испугался. Тьма сделалась какой-то липкой.

Зверь вынырнул на поверхность, как кит из пучины, разбрасывая стоящих поблизости и смеясь над злобными выкриками, несущимися отовсюду. То обстоятельство, что их клубные шарфы отличались от повязанного у него на запястье, нисколько его не волновало: Зверь не боялся ничего и никого.

Болельщики на задних рядах, отброшенные напором толпы, пришли в негодование. Некоторые увидели, отчего произошел толчок: какой-то верзила с жирной ухмыляющейся рожей отвернулся от поля и пялился на них, вызывающе вскинув обнаженные, несмотря на непогоду, толстые руки, на одной из которых болтался шарф враждебного клуба. Люди промокли, их команда проигрывала, а тут еще эта наглая жирная сволочь. Как один они ринулись в сокрушительном порыве, набирая на своем пути силу и скорость, и обрушились на толстяка, как шквал на прибрежную скалу.

Эдди и Вики оказались на полпути между скалившим зубы монстром и напиравшими сзади болельщиками. Почувствовав, что ноги отрываются от земли, девушка закричала, но ее уже подхватило и понесло куда-то вперед. Она отчаянно цеплялась за Эдди, но он был не в силах противостоять людскому потоку. Эдди уже приходилось попадать в подобные переделки, но тогда он был один, без девушки, о которой надо заботиться. Он всегда считал, что в стихийных потасовках нет ничего опасного; они нет-нет да и вспыхивают после каждого матча. Главное, не упасть — затопчут до смерти. Больше всего обычно достается тем, кто сидит в первых рядах: они принимают на себя вес всей толпы и могут быть придавленными к ограждениям. Одной рукой Эдди старался не отпускать Вики, но другую ему плотно прижали к телу. Увидев, что творится впереди — люди опрокидывались и падали, — он заорал, предупреждая девушку об опасности.

Джек Беттни почувствовал, что до него докатилось волнение людской толпы. К счастью, он находился в стороне от главного потока, но тем не менее и его, и стоявших вокруг болельщиков отбросило назад, а затем снова затянуло течением. Хорошо овладев искусством выживания на нынешних футбольных матчах, он и на сей раз удержался на ногах. «Кретины! — мелькнуло в голове. — Неудивительно, что в наше время лучше смотреть футбол, сидя в кресле у телевизора». Находившиеся поблизости тоже сохранили равновесие, и теперь привставали на цыпочки, чтобы посмотреть на столпотворение. Поодаль образовалась огромная дыра, в которую по мере продолжения наплыва падали все новые и новые жертвы.

Джек поморщился. Кому-нибудь обязательно переломают кости. Его вязаная шапочка промокла, с кончика носа стекала вода. Поморгав, он увидел, что мяч снова в центре поля — игроки отнеслись к реакции трибун с нарочитым безразличием. Впрочем, им ничего и не видно в слепящем свете прожекторов. Джек оторвал взгляд от центрфорварда своей команды, готовившегося передать мяч полузащитнику, и попытался разглядеть, что происходит с теми, кто упал. Атмосфера на стадионе была накалена до предела, и он радовался, что болеет за местную команду. Враждебность к приезжим фэнам нарастала с первой минуты; эта свалка, чувствовалось, была только началом большой беды. Такие напряженные матчи всегда перевозбуждают болельщиков, но сегодня их неистовство грозило перерасти в буйство, и Джек это понимал...

Его внимание вдруг привлекло какое-то странное мигание. Он посмотрел вверх, на металлическую вышку, установленную на бетонных трибунах вокруг чаши стадиона, шестнадцать прожекторов которой помогали еще трем точно так же расположенным вышкам превращать здесь ночь в день. Пятнадцать ламп. Одна лампа заискрила и потускнела, затем на мгновение вспыхнула и окончательно погасла. Проклятый дождь. Вообще-то такого быть не должно. Когда их последний раз проверяли? С противоположной стороны донеслись веселые возгласы, когда внезапно погасла еще одна лампа, затем еще одна. Искрение усилилось, и вскоре весь комплект ламп зашипел и стал дымиться. В секторе, расположенном под этой вышкой, началось волнение, люди отступали, напирая на тех, кто стоял вне опасной зоны. Все лампы лопнули разом, осыпав людей искрами и осколками. В воздухе запахло паленым. Мрак в этой части стадиона сгустился, и когда людская волна покатилась снова — на этот раз в обратном направлении, — Джек понял, что началась паника.

Зверь валялся на земле и пинался ногами в тяжелых башмаках, стараясь расчистить пространство вокруг себя. Стало совсем темно, но — странное дело — эта чернота вызывала в нем не страх, а ликование. Кто-то свалился на него, но Зверь умудрился схватить упавшего за шею своей здоровенной ручищей. Резко подбросив несчастного вверх, он с удовлетворением услышал (или это ему только почудилось?), как что-то хрустнуло. Тело безжизненно упало прямо на него, и это воодушевило Зверя. Он наслаждался происходящим. В потемках его сознания будто что-то посмеивалось, и это был не он.

На его щеке оказалась чья-то нога, и он вывернул голову, чтобы сбросить ее. Затем отшвырнул упавшее на него тело. Но другие, десятки, сотни, были еще живы и напирали, готовые занять освободившееся место. Зверь оперся на локоть и приподнялся. Сзади кто-то упал — мужчина или юноша, не разобрать, — и на этот раз Зверь отчетливо услышал, как треснул череп, ударившись о бетон. Он приподнял голову болельщика за волосы и бросил, чтобы услышать это еще раз. Приятный звук.

Эдди старался изо всех сил не отпускать Вики от себя, но его придавило к чьей-то спине. Под ним, желая освободиться, извивался человек, но на Эдди уже наваливались другие. Пронзительные вопли Вики были ясно различимы среди преимущественно мужских тревожных и озлобленных возгласов, и Эдди еще крепче сжал ее запястье, решив не отпускать, чего бы это ему ни стоило. Кто-то стукнул его по уху, затем еще раз. Проклятие, его бьют! Развернувшись, он отбросил от себя двоих, помогая локтями, но не удержался на ногах и упал на Вики.

Он рывком поднялся, не заботясь о том, что на кого-то наступает, и немного оттащил девушку от свалки.

Охваченная ужасом, Вики судорожно вцепилась в него.

— Спокойно, Вики! — крикнул он. — А то я упаду!

Что-то шмякнулось на него сзади, и Эдди потерял равновесие. Затем кто-то схватил Эдди за горло и ткнул кулаком в лицо. Вики орала. В нем проснулась ярость, и, забыв о страхе, он бросился на обидчика. Он никому не позволит бить себя безнаказанно! И пока Эдди дрался, тьма заполнила его.

Девушка ощущала неистовство толпы. Это не было похоже на обычную агрессивность людского сборища, это было нечто другое. Она вскинула голову, почувствовав, что ее сознание прощупывают какие-то холодные липкие пальцы, желающие проникнуть вглубь и там продолжить свое исследование. Она снова закричала, напуганная этими щупальцами больше, чем творившимся вокруг безумием. Ее кто-то поддерживал, и девушка открыла глаза, благодарная надежной опоре. Лицо улыбалось — Вики заметила это, несмотря на мрак. Но в этой улыбке не было ничего веселого. Лицо было огромное, оплывшее жиром, мокрые от дождя волосы облепили череп. Громадный, с голыми руками, он крепко держал ее, останавливая напор обезумевшей толпы. Вики поняла, что зло, разлитое в воздухе, вселилось в него. Холодные липкие пальцы легко проникли в душу этого человека.

Какие-то голоса изнутри подсказали Зверю, что делать дальше, и его улыбка превратилась в хищный оскал.

Джека Беттни что-то терзало, и это не имело никакого отношения к людям, отчаянно цеплявшимся друг за друга, чтобы выйти невредимыми из этого побоища. Что-то мешало ему соображать. Точнее, отнимало его волю, в этом он был уверен. Джек где-то читал про массовую истерию — паника проносится по толпе, перескакивая от одного к другому, захватывая каждого, пока все не окажутся втянутыми в тугой клубок эмоций. Именно это происходит сейчас! Но здесь было нечто большее, чем паника. В этих сражающихся, прущих напролом людях проснулась какая-то первобытная свирепость. Не во всех, конечно, поскольку многие просто защищались; но та враждебность, которая ощущалась с самого начала, каким-то образом вылилась в полнейшее безумие. Безумие — вот что не давало ему покоя!

Он начал раздавать удары, не обращая внимания на то, куда они попадают, ибо знал, что должен выбраться отсюда, и чувствовал, что он не такой, как все, что он с ними не заодно. И они тоже это почувствуют!

К нему потянулись чьи-то руки, схватили его, сорвали с головы шапочку, добрались до глаз. Он упал и, лежа в кромешной тьме под топчущими его ногами, уступил безмолвным настойчивым голосам, пожелав соединиться с ними, если это принесет покой, стать их частью, каковы бы ни были их намерения. Слишком поздно осознав, что они отнюдь не предлагают ему покой.

Зверь покончил с девушкой. Другие тоже ее хотели, несмотря на то, что в ее обмякшем теле не осталось никаких признаков жизни. Он бросил ее и стал прокладывать путь в толпе, медленно, но верно пробиваясь к металлической конструкции, возвышающейся над людской массой подобно бездушному часовому.

Игра остановилась; игроки, судьи на линиях и главный судья удивленно смотрели на беснующуюся толпу. Полицейские повскакивали со скамеек и спешно собирались у того сектора, где началась потасовка. Но драки вспыхивали повсюду и распространялись, сливаясь в грандиозную битву, охватившую полстадиона. Ни один из полицейских не испытывал желания лезть в гущу сражения, да и командир не пытался их подгонять. Самоубийство не входило в их обязанности.

Зверь добрался наконец до основания вышки прожектора, и короткое путешествие сквозь плотно сжатые тела даже для него оказалось нелегким испытанием. Но адреналин бродил в крови — он знал, что делать, и это вдохновляло его. Людское море вынесло его прямо к металлическим опорам, скользким от дождя; он дотянулся до коробки распределительного щита, из которой выходили провода, поднимавшиеся к рядам лопнувших ламп. Крышка коробки не поддавалась, поскольку была сделана с учетом разрушительных инстинктов болельщиков. Зверь вскарабкался на скрещенные перекладины вышки и стукнул по коробке ногой. Тяжелый ботинок оставил вмятину на металле. Чтобы расшатать крышку, Зверю пришлось повозиться, но он впервые в своей жизни проявил терпение. Когда крышка наконец отвалилась, он радостно заулюлюкал. Потом просунул руки внутрь и, осторожно взявшись за два толстых провода, начал их выдергивать. Вокруг него теснились люди; все и вся промокло под проливным дождем.

В конце концов провода вырвались, ибо Зверь был силен, и ток прошел через него по мокрым, плотно прижатым друг к другу человеческим телам, проносясь с чудовищной скоростью и распространяясь подобно смертельному вирусу. Прежде чем ток иссяк, он прошел по сотням людей, и оглашаемый воплями стадион погрузился в кромешную тьму.


Содержание:
 0  Тьма : Джеймс Херберт  1  Пролог : Джеймс Херберт
 2  Глава 1 : Джеймс Херберт  3  Глава 2 : Джеймс Херберт
 4  Глава 3 : Джеймс Херберт  5  Глава 4 : Джеймс Херберт
 6  Глава 5 : Джеймс Херберт  7  Глава 6 : Джеймс Херберт
 8  Глава 7 : Джеймс Херберт  9  Глава 8 : Джеймс Херберт
 10  Глава 9 : Джеймс Херберт  11  Глава 10 : Джеймс Херберт
 12  Часть вторая : Джеймс Херберт  13  Глава 12 : Джеймс Херберт
 14  Глава 13 : Джеймс Херберт  15  Глава 14 : Джеймс Херберт
 16  вы читаете: Глава 15 : Джеймс Херберт  17  Глава 16 : Джеймс Херберт
 18  Глава 17 : Джеймс Херберт  19  Глава 18 : Джеймс Херберт
 20  Глава 19 : Джеймс Херберт  21  Глава 20 : Джеймс Херберт
 22  Глава 21 : Джеймс Херберт  23  Глава 22 : Джеймс Херберт
 24  Глава 23 : Джеймс Херберт  25  Глава 11 : Джеймс Херберт
 26  Глава 12 : Джеймс Херберт  27  Глава 13 : Джеймс Херберт
 28  Глава 14 : Джеймс Херберт  29  Глава 15 : Джеймс Херберт
 30  Глава 16 : Джеймс Херберт  31  Глава 17 : Джеймс Херберт
 32  Глава 18 : Джеймс Херберт  33  Глава 19 : Джеймс Херберт
 34  Глава 20 : Джеймс Херберт  35  Глава 21 : Джеймс Херберт
 36  Глава 22 : Джеймс Херберт  37  Глава 23 : Джеймс Херберт
 38  Часть третья : Джеймс Херберт  39  Глава 25 : Джеймс Херберт
 40  Глава 26 : Джеймс Херберт  41  Глава 27 : Джеймс Херберт
 42  Глава 28 : Джеймс Херберт  43  Глава 29 : Джеймс Херберт
 44  Глава 30 : Джеймс Херберт  45  Глава 31 : Джеймс Херберт
 46  Глава 24 : Джеймс Херберт  47  Глава 25 : Джеймс Херберт
 48  Глава 26 : Джеймс Херберт  49  Глава 27 : Джеймс Херберт
 50  Глава 28 : Джеймс Херберт  51  Глава 29 : Джеймс Херберт
 52  Глава 30 : Джеймс Херберт  53  Глава 31 : Джеймс Херберт
 54  Эпилог : Джеймс Херберт  55  Использовалась литература : Тьма



 




sitemap