Фантастика : Ужасы : Глава 19 : Джеймс Херберт

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55

вы читаете книгу




Глава 19

Взгляд Бишопа был прикован к неподвижному телу в ванне. Бледное, искаженное смертью лицо уставилось на него.

Последние несколько лет ему нередко приходилось беседовать с Краучли, причем их разговоры обычно сводились к обсуждению душевного состояния Линн и велись на профессиональном уровне. Бишоп не мог сказать, что Краучли ему нравился, — подход психиатра отличался излишней эмоциональностью, — но он уважал Краучли как врача и видел, что преданность этого человека делу, служащему на благо пациентов, выходит далеко за рамки служебного долга. И вот чем все закончилось: пациенты убили его.

Были ли больными клиники те две женщины, которые Бишопа встретили? Скорее всего, нет — он не заметил в них признаков безумия. Являлись ли они орудием мести Прижляка, как стали им Браверман и его жена? Скорее всего. Они поступили на работу в это заведение, и пациенты, став их союзниками, убили работников, которые не подчинились новому смертельному безумию. Они принудили Краучли позвонить ему, а затем притащили врача сюда и утопили.

Рот доктора был приоткрыт, и последние пузырьки воздуха вырывались из его легких, поднимаясь на поверхность. Светлые волосы под водой потемнели и колыхались вокруг головы, словно водоросли. На лице застыло выражение ужаса.

А окончательно обезумевшие колотили в дверь, смеялись, выкрикивали имя Бишопа и грозили расправиться с ним. Небольшое зарешеченное окно оказалось на уровне его лица, и он увидел, что проволочная рама, как он и предполагал, была вмонтирована в стену. Бишоп в отчаянии осмотрелся в поисках предмета, которым можно было бы разбить окно, но в ванной комнате не нашлось ничего подходящего. Можно было попробовать стулом, но это был единственный предмет, удерживающий преследователей за дверью. Удары стали сильнее, их ритм упорядочился, будто толпа расступилась, предоставив кому-то более сильному бить по двери ногой. Поставленный под углом стул содрогался. И тут Бишоп увидел вешалку для полотенец над радиатором. У него мелькнула слабая надежда: вешалка была стальной и довольно увесистой. Он поднял ее на уровень плеч, большое полотенце соскользнуло на пол. Схватившись одной рукой за треугольный крюк, а другой — за длинный металлический прут вешалки, Бишоп подбежал к окну и ударил по стеклу, едва не поскользнувшись на залитом лужами полу.

Стекло треснуло, и на месте удара появилось отверстие; но проволока, укреплявшая стекло, держала его крепко. Бишоп размахнулся и ударил еще раз. Проволока опять не порвалась. Стул пришел в движение. Он ударил снова.

Ножки стула уже заметно сдвинулись.

Еще раз удар по стеклу.

Ножки стула сдвинулись еще на дюйм.

Бишоп зацепил крюк вешалки за проволоку и потянул на себя, поворачивая крюк, чтобы захватить как можно больше проволочной сетки. Он тянул, пока проволока не лопнула. Тогда он отбросил вешалку и просунул пальцы в ячейки, не обращая внимания на острую боль от впившейся в руку проволоки, и стал бешено дергать, прислушиваясь к скрежету стула по мокрому полу. Из щели ему в лицо дул холодный ночной воздух. Куски стекла с проволочной сеткой выпадали из рамы, но сквозняк усилился, потому что дверь у него за спиной распахнулась, и тут он увидел, что сможет пролезть в образовавшееся отверстие... но их руки уже хватали его за плечи...

Они вцепились в его тело и стащили на пол, оглушая своими пронзительными воплями, эхом откатывающимися от кафельных стен. Бишоп отбивался, и его крики слились с криками безумцев. Они навалились на него, подминая своими телами. Чья-то рука потянулась в его открытый рот, чтобы вырвать язык, но он сильно укусил ее, почувствовав привкус крови, прежде чем пальцы выскользнули изо рта. Его пронзила мучительная боль в паху, и он страшно закричал. Рубашку на нем разорвали, и острые ногти одержимых впились ему в грудь, оставляя на коже кровавые отметины.

Бишопа схватили за запястья, и он почувствовал, что ему пытаются сломать пальцы, загибая их назад. Внезапно его извивающееся тело подняли и понесли. Куда бы он ни посмотрел, вращая во все стороны головой, всюду маячили безумные, страшные лица. И тут он поймал на себе взгляд стоявших в дверях двух женщин — высокой и маленькой. Они улыбались, причем не зловеще, а очень мило, как при встрече его.

Он выгнулся всем телом, перед глазами мелькнула круглая лампа на потолке, и он на мгновение ослеп. Его бросили в ванну. Он захлебнулся, вода сразу проникла в нос и горло, выталкивая воздух крупными пузырями. На взбаламученной поверхности воды свет дробился бешено скачущими узорами, и Бишоп видел расплывчатые силуэты тех, кто склонился над водой и топил его. Мертвое тело Краучли зашевелилось под ним.

Дикая мысль, что доктор внезапно ожил, повергла Бишопа в еще большую панику, хотя остатками разума он понимал, что мертвое тело пришло в движение от волнения воды. Он рванулся наверх, сопротивляясь давлению рук, и постарался удержать голову над ее поверхностью. Прокашлялся, отрыгивая воду и заглатывая воздух. Его снова схватили за голову и опустили, дернув при этом за ноги. Вода захлестнула лицо, залив подбородок, нос, глаза. Он снова оказался под водой, и все в мире внезапно стихло. Он схватился за края ванны, но по рукам ударили и без труда сбросили со скользкой эмалированной поверхности. Над ним возникла тень, и он почувствовал на груди страшную тяжесть. Затем на бедрах. Совершенно беспомощный, Бишоп оказался прижатым к мертвому телу. Они его топтали.

Он почти перестал дышать. Закрыл глаза, и тьма окрасилась красным. Его губы были плотно сжаты, но пузырьки воздуха все же выходили. Сознание, как и тело, ослабевало, погружаясь в бездну. Краснота исчезла, осталась только непроницаемая засасывающая тьма — он теперь наяву переживал свой навязчивый кошмар, погружаясь все глубже, и там белели какие-то пятна, которые, как он знал, были лицами тех, кто ждал его внизу. Он был нужен Прижляку. Но Прижляк мертв. И все же он был нужен Прижляку.

Он был уже в глубине океана, и его тело не двигалось и не сопротивлялось, подчинившись своей смертельной участи. Последняя серебристая бусинка воздуха вылетела из губ и начала свой далекий путь на поверхность океана. На дне его поджидало множество лиц, они ухмылялись и звали его по имени. Среди них был Прижляк — молчаливый, внимательно наблюдающий. Доминик Киркхоуп — злорадствующий. Браверман и его жена — смеющиеся. Прочие, среди которых были знакомые ему по видению в «Бичвуде», протягивали к нему свои сморщенные, изъеденные водой руки.

Внезапно Прижляк пришел в ярость, и остальные сразу перестали ухмыляться. Все неистово заорали.

Бишоп почувствовал, что поднимается на поверхность. Его вдруг охватило беспокойство оттого, что давление меняется слишком быстро и пузырьки азота свяжутся в тканях его организма, вызвав то, чего страшатся все глубоководные ныряльщики, — декомпрессию, кессонную болезнь.

Он вынырнул и начал сплевывать, с хрипом хватая воздух и давясь нечистой водой, попадающей при этом в глотку. Чьи-то сильные руки держали его за лацканы. Сквозь гул в ушах он услышал чей-то далекий голос: «Тут под ним еще один человек!»

Его вытащили из ванны и положили на мокрый кафельный пол. Ничего не соображая, он только заглатывал воздух. Перед ним появилось лицо Краучли, безжизненное тело которого свесилось над краем ванны; вода хлынула у него изо рта, как из дренажной трубы.

— Этот мертв, — произнес далекий голос.

Бишопа постукали по спине, и он отрыгнул остатки воды. Затем его подняли на ноги.

— Обопрись на меня, но постарайся не упасть, приятель. Мы тебя отсюда выведем.

Бишоп пытался рассмотреть своих спасителей, но комната с головокружительной скоростью вертелась перед глазами. Его тошнило.

— Назад! — Прогремели выстрелы, и он увидел, как от дверного косяка отлетели щепки. Фигуры в белом поспешно скрылись в темноте.

— Давай, Бишоп, старайся. Не могу же я тебя тащить.

Голос приблизился, и слова прозвучали отчетливей. Человек подсунул плечо под руку Бишопа и поддерживал его. Бишоп попытался вырваться, подумав, что это тоже маньяк, но тот не отпустил.

— Держись, приятель, мы на твоей стороне. Постарайся идти, ладно? Двигай ногами.

Они поплелись вперед, и Бишоп почувствовал, что силы возвращаются к нему.

— Молодчина! — произнес голос. — Отлично, Майк, я думаю, с ним все будет в порядке. Разгони эту проклятую свору.

Они свернули в темный коридор и начали медленно продвигаться к лестнице. Что-то мелькнуло в темноте, и они оба выстрелили наугад — и тот, который шел впереди, и тот, который поддерживал Бишопа. Коридор на мгновение осветился вспышкой, и он увидел притаившихся сумасшедших — испуганных, но все же готовых в любую минуту наброситься.

Бишоп и его провожатые уже дошли до поворота лестницы, когда толпа решительно двинулась вперед.

Завывая, как привидения, она вылетела откуда-то из темноты и покатилась вниз по ступенькам неразделимой единой массой.

Лишившись опоры, Бишоп упал в угол и увидел, что его провожатые подняли пистолеты и стреляют.

Огромное здание огласилось воплями боли и ужаса. Было слышно, как многие падают. Напиравшие сзади спотыкались и валились на раненых. Кто-то примял вытянутую ногу Бишопа и забился в судорогах. Бишоп отпихнул его ногой.

Его подергали за рукав, и он вскочил, готовый драться.

— Идем, Бишоп, нам нельзя задерживаться здесь. — Он с облегчением понял, что это его спаситель.

— Кто вы такие, черт возьми? — спросил он, когда они спустились в следующий пролет. Внизу было немного светлее, но идущий впереди увидел выключатель и врубил свет. Коридор и лестницу залило сияние ламп.

— Сейчас это не важно, — ответил человек, на которого опирался Бишоп. — Давайте сначала выберемся отсюда.

Стук за спиной заставил их обернуться. Санитар, пытавшийся ранее напасть на Бишопа, стоял на лестнице чуть повыше. В руках он по-прежнему держал прут.

Один залп — и его белая форма превратилась выше колен в кровавое месиво. Ноги подкосились, и он рухнул, выронив прут, загрохотавший по лестнице. Санитар схватился за ноги и невнятно забормотал. Остальные столпились у поворота лестницы, выпучив от ужаса глаза.

Бишоп и его союзники спустились в пролет, ведущий на первый этаж. Одежда Бишопа отяжелела от воды, но в крови снова циркулировал адреналин, придавая ему столь необходимые сейчас силы.

Внизу их ждали. Низкорослая женщина расплескивала у подножия лестницы какую-то жидкость из жестянки. Затем отошла назад, поставила жестянку на пол и улыбнулась своей сообщнице. Высокая зажгла спичку и швырнула на ступеньки.

Воздух загудел от ослепительной вспышки бензина, и три человека на верхней ступеньке вскинули руки, защищаясь от нестерпимого жара. Пламя жадно пожирало деревянные ступени, подбираясь к ним, а за стеной огня, довольно улыбаясь, пятились к выходу обе женщины.

— Вниз нельзя, — крикнул один из спасителей Бишопа. — Но где-то должен быть другой выход. У них должна быть пожарная лестница.

У Бишопа все еще кружилась голова, но он услышал, как второй сказал:

— Ты выдержишь, Бишоп? Мы собираемся идти назад.

Он кивнул, и все трое повернули обратно. Одетые в белое люди преградили им путь.

Пациенты в ночных рубахах, на которых алели отсветы пламени, выступили вперед, и Бишоп увидел среди них Линн.

— Линн! Это я, Крис! — крикнул он. — Идем с нами, Линн, пока весь дом не сгорел.

На какой-то краткий миг Бишопу показалось, что Линн его узнала. Но это только разожгло ее ненависть. Она вырвалась из толпы и бросилась на него, размахивая руками и растопырив пальцы с острыми ногтями. Бишоп был слишком слаб, чтобы остановить ее; он упал, и Линн, перелетев через него, цепляясь за ступеньки, скатилась вниз, в пламя, и Бишоп отчаянно пытался схватить ее за щиколотку. Но лишь дотронулся до пятки, не в состоянии удержать. Ночную рубашку и волосы Линн охватило пламя, ее пронзительные вопли перекрыли все остальные звуки. Ее кувыркающееся тело исчезло в огне, и крики оборвались. Что-то на мгновение выпало из пламени — что-то почерневшее, обуглившееся, не имеющее ничего общего с человеческим телом. И тут же скрылось в наступающем огне.

— Нет! Нет... — Крик Бишопа перешел в глухой стон.

Спасители оттащили его от бушующего в нескольких шагах пламени. Бишоп совершенно обессилел и оцепенел от шока. Присмиревшие пациенты отползали назад — страшная смерть сообщницы вселила ужас в их помутившийся рассудок. Какое бы крайнее безумие ни подтолкнуло их к преступлению, животный страх оказался сильнее. Пациенты жалобно хныкали, страдая от нестерпимого жара и дыма, заполнившего лестницу.

— Надо сматывать, пока не поздно, — крикнул один из спасителей Бишопа.

— Верно, — отозвался его товарищ, чувствуя спиной жар.

Поддерживая Бишопа с обеих сторон и направляя свои «уэбли» 38-го калибра на фигуры в переполненном коридоре, все трое осторожно продвигались вперед.

— Сюда, Тед, — сказал Майк, показывая револьвером направо. — В конце коридора есть окно. Тьфу, проклятие!

Свет в коридоре внезапно погас. Пожар повредил проводку? Или кто-то выключил рубильник? Оба подумали о тех женщинах, которые устроили этот пожар.

На стенах коридора, озаренного изменчивыми багровыми всполохами, плясали черные тени. Скулившие от страха пациенты не сводили глаз с троих мужчин, отступавших по коридору и осторожно перешагивающих через распростертые на полу тела. Фигуры в белом снова медленно приближались, двери по обеим сторонам коридора начали открываться.

Тед нервно поглядывал направо и налево. Все стихло, слышался только гул и треск пожара.

— Похоже, они собираются снова на нас наброситься, — сказал он.

Больные выходили из палат и окружали их, молчаливо приглядываясь, но пока еще бездействуя.

Напряжение нарастало, истерия готова была вот-вот возобновиться, и все трое понимали, что если это произойдет, то теперь их легко одолеть. Отступая в черноту коридора, каждый из них ощущал, как что-то еще стучалось в их сознание, желая получить в него доступ.

Сигнал к новой атаке подала какая-то старуха, стоявшая возле пылающей лестницы. Она широко расставила костлявые ноги и прижала к бокам сжатые кулаки; пламя уже лизало над ней потолок. Утробный крик зародился где-то в самом низу ее живота, нарастая, достиг грудной клетки и вырвался из глотки пронзительным душераздирающим воплем. Остальные одержимые взвыли вместе с ней и, сорвавшись с мест, бросились на троих отступавших.

Потолок и верхний пролет над горящей лестницей раскалились; языки пламени вздымались вверх, и старое дерево охотно предавало себя огню. Громадный огненный шар ворвался в коридор, поглотив фигуры в белом, стоявшие на его пути, и опалив тех, кто находился слишком близко.

В сторону отступавших потянуло дымом, и они начали задыхаться.

Тед и Майк подтащили Бишопа, содрогающегося в попытках извергнуть попавший в легкие дым, к окну, и бросились открывать этот единственный путь к своему спасению. Огонь быстро распространялся, и пациенты, одежда на которых начала загораться, вбегали в открытые комнаты.

— Проклятие, оно заперто! — услышал Бишоп крик одного из своих спасителей.

— Так вышиби его к чертовой матери! — отозвался другой.

Они оба отошли на шаг и, заслонив глаза, выпустили в стекло заряды своих револьверов. Окно разлетелось вдребезги, и по охваченному огнем коридору шквалом пронесся холодный ветер.

Рывком подняв Бишопа на ноги, они подтолкнули его к окну. Высунув голову в ночную тьму, он глубоко вздохнул и почему-то отпрянул от окна.

— Здесь... здесь нет пожарной лестницы! — задыхаясь, крикнул он.

— Прыгай! Тут всего два этажа!

Он залез на подоконник и ступил в пустоту. Ему показалось, что прошла вечность, прежде чем он коснулся земли.


Содержание:
 0  Тьма : Джеймс Херберт  1  Пролог : Джеймс Херберт
 2  Глава 1 : Джеймс Херберт  3  Глава 2 : Джеймс Херберт
 4  Глава 3 : Джеймс Херберт  5  Глава 4 : Джеймс Херберт
 6  Глава 5 : Джеймс Херберт  7  Глава 6 : Джеймс Херберт
 8  Глава 7 : Джеймс Херберт  9  Глава 8 : Джеймс Херберт
 10  Глава 9 : Джеймс Херберт  11  Глава 10 : Джеймс Херберт
 12  Часть вторая : Джеймс Херберт  13  Глава 12 : Джеймс Херберт
 14  Глава 13 : Джеймс Херберт  15  Глава 14 : Джеймс Херберт
 16  Глава 15 : Джеймс Херберт  17  Глава 16 : Джеймс Херберт
 18  Глава 17 : Джеймс Херберт  19  Глава 18 : Джеймс Херберт
 20  вы читаете: Глава 19 : Джеймс Херберт  21  Глава 20 : Джеймс Херберт
 22  Глава 21 : Джеймс Херберт  23  Глава 22 : Джеймс Херберт
 24  Глава 23 : Джеймс Херберт  25  Глава 11 : Джеймс Херберт
 26  Глава 12 : Джеймс Херберт  27  Глава 13 : Джеймс Херберт
 28  Глава 14 : Джеймс Херберт  29  Глава 15 : Джеймс Херберт
 30  Глава 16 : Джеймс Херберт  31  Глава 17 : Джеймс Херберт
 32  Глава 18 : Джеймс Херберт  33  Глава 19 : Джеймс Херберт
 34  Глава 20 : Джеймс Херберт  35  Глава 21 : Джеймс Херберт
 36  Глава 22 : Джеймс Херберт  37  Глава 23 : Джеймс Херберт
 38  Часть третья : Джеймс Херберт  39  Глава 25 : Джеймс Херберт
 40  Глава 26 : Джеймс Херберт  41  Глава 27 : Джеймс Херберт
 42  Глава 28 : Джеймс Херберт  43  Глава 29 : Джеймс Херберт
 44  Глава 30 : Джеймс Херберт  45  Глава 31 : Джеймс Херберт
 46  Глава 24 : Джеймс Херберт  47  Глава 25 : Джеймс Херберт
 48  Глава 26 : Джеймс Херберт  49  Глава 27 : Джеймс Херберт
 50  Глава 28 : Джеймс Херберт  51  Глава 29 : Джеймс Херберт
 52  Глава 30 : Джеймс Херберт  53  Глава 31 : Джеймс Херберт
 54  Эпилог : Джеймс Херберт  55  Использовалась литература : Тьма



 




sitemap