Фантастика : Ужасы : Глава 27 : Джеймс Херберт

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55

вы читаете книгу




Глава 27

Горло Бишопа сдавили чьи-то руки, и, хотя перед ним был только бесформенный темный силуэт, он знал, что его пытается задушить Инрайт. Схватив запястье медиума, Бишоп инстинктивно собрался, опустил подбородок и напряг мускулы шеи, оказывая сопротивление усиливающемуся давлению. Но даже продолжая борьбу, Бишоп сознавал, что вокруг началось невероятное: раздавались крики, слышался топот бегущих ног, то там, то здесь, рядом, вспыхивали спички, ночную тьму прорезали длинные лучи фонарей.

От головокружения картина представлялась еще более хаотичной, и он понял, что если не избавится от удушающей хватки Инрайта, то скоро потеряет сознание; но давление продолжало нарастать, несмотря на все его усилия. И тогда Бишоп совершил единственно возможное в этой ситуаций. Отпустив сопротивляющиеся руки медиума, Бишоп схватил его за грудки и рванул на себя, крепко упираясь каблуками в деревянный настил. Кресло опасно накренилось, и оба упали. Голова Инрайта с треском стукнулась о доски, и он мгновенно обмяк. Бишоп успел выставить вперед руки, поэтому падение обошлось для него без особых последствий. Он оттолкнул от себя безжизненное тело и на несколько секунд закрыл глаза, чтобы быстрее привыкнуть к темноте.

— Да включите же эти чертовы прожекторы! — услышал он чей-то повелительный голос, и почти сразу широкая полоса света озарила половину площадки.

— И второй! — рявкнул тот же голос, и теперь Бишоп увидел, что команды выкрикивает майор.

Но на грузовике, где был установлен второй прожектор, что-то случилось. Присмотревшись, Бишоп увидел, что там завязалась схватка, и вздрогнул, когда прогремел выстрел. К машине побежали солдаты с полуавтоматическими винтовками наперевес.

Внимание Бишопа привлекло какое-то движение прямо перед ним. Эдит Метлок раскачивала головой и молотила руками по воздуху, пытаясь что-то от себя отогнать. Шенкель, сгорбившись, стоял на коленях и закрывал лицо ладонями.

— Крис, помогите!

Джессика пыталась оттащить от своего отца человека, одетого в темно-синюю форму полицейского. Бишопа озарила вдруг страшная догадка: Тьма проникла в сознание тех, кто был призван их защищать. Вскочив на ноги, он бросился к Джессике, но к ним на помощь уже торопился кто-то другой. Полицейский стоял за спиной Кьюлека и пытался оттащить его назад, сомкнув на шее старика согнутую в локте руку, которую Джессика безуспешно силилась сбросить. Подоспевший к ним человек воткнул большие пальцы под подбородок нападавшего и, ввинчивая их, как штопор, вдавливал как можно глубже. Полицейский вскрикнул и отпустил Кьюлека, но едва обернулся — тут же получил сильнейший удар в нос и запрокинул голову. Еще один короткий удар ребром ладони по незащищенному горлу сбил его с ног.

Подбежав к ним, Бишоп сразу узнал в человеке, спасшем на этот раз Кьюлека, помощника инспектора Пека, Фрэнка Роупера.

— Проклятые овцы, — сказал Роупер, едва удостоив взглядом поверженного полицейского.

В эту минуту из общей сутолоки вынырнул сам Пек.

— Вы в порядке, сэр? — спросил он, помогая Кьюлеку подняться.

Опираясь на руку Джессики, слепец глубоко вздохнул.

— Я... я постепенно привыкаю к нападениям такого рода, — с трудом проговорил он, и на лице Пека мелькнуло одобрительное изумление.

— Пожалуй, вас надо увезти в безопасное место, — сказал он. — Знаете, прекратилось энергоснабжение половины Лондона. Теперь всякое может случиться. — Он повернулся к Бишопу: — Как вы? Перед тем как вырубилось электричество, я видел, что на вас налетел этот ублюдок. К сожалению, я немного опоздал.

— Все в порядке. Отчего же прекратилась его подача? Пек пожал плечами:

— Должно быть, перегрузка.

— Или саботаж.

— В данный момент это несущественно. Главное — вывезти всех вас в какое-нибудь безопасное место.

— Эдит. Где Эдит? — внезапно вспомнил Кьюлек, цепляясь за Джессику. Бессильное отчаяние из-за слепоты сковало его.

— Эдит здесь, отец. Она в состоянии транса, но, мне кажется, она пытается из него выйти.

— Немедленно отведи меня к ней.

— Я думаю, нам надо отсюда убираться, сэр, — вмешался Пек.

— Прежде всего спасите Эдит, — твердо потребовал Кьюлек. — Мы должны взять ее с собой.

Джессика подвела отца к медиуму, и Роупер с беспокойством взглянул на своего начальника.

— Не нравится мне все это, шеф, — сказал он. — Если прожектор выйдет из строя, нам не устоять.

— Идите к машинам, Фрэнк. Надо немедленно включить все фары. Где этот чертов комиссар? А майор? Ему давно уже следовало все организовать.

Но участившаяся стрельба свидетельствовала о том, что в подобных условиях наведение порядка будет делом непростым; когда же раздался звон стекла и погас единственный прожектор, все поняли, что это просто невозможно. Площадка погрузилась во мрак, прорезаемый только лучами карманных фонариков.

— К машинам, Фрэнк, быстро! Прикажите включить фары. — Кто-то налетел в темноте на Пека, и он грубо оттолкнул человека в сторону и достал из кобуры револьвер «смит-и-вессон». — Бишоп! Вы где?

— Здесь. — Перед тем как погас последний прожектор, он не отставал от Кьюлека и Джессики и теперь оказался на полпути между ними и Пеком.

Безлунное небо было затянуто облаками, и детектив выругался про себя.

— И дернул же черт выбрать такую ночь! Вы видите Кьюлека? — Чтобы его голос был слышен во всеобщей неразберихе, ему приходилось кричать.

— Да, они совсем рядом... Боже! Холод!..

Пек тоже это почувствовал. Что-то вроде внезапного озноба. На какое-то мгновение его мысли сковал холод, проникший во все тайные уголки сознания.

— Бишоп! Что это?

— Не поддавайтесь, Пек. Гоните ее от себя!

— Но что это? — кричал Пек, прижимая руку к глазам.

— Это Тьма. Она прощупывает ваше сознание. Но вы в силах оказать ей сопротивление, Пек, вы должны только захотеть сделать это. — После первого парализующего приступа сознание Бишопа быстро прояснилось, и он понял, что Тьма посягает только на тех, кто позволяет на себя посягать. Как и мифический вампир, неспособный переступить через порог", если его не позовут, Тьма тоже как бы нуждалась в приглашении, чтобы овладеть человеком.

Бишоп схватил Пека за плечи и резко встряхнул.

— Гоните ее! — заорал он. — Если вы сумеете ее оттолкнуть, она вас не тронет!

Пек начал сползать на землю, и Бишоп отпустил его.

— Увезите... увезите их отсюда! — услышал он слова детектива.

Бишоп решил не терять времени: теперь и спасение Пека зависело только от него самого. Все чаще отсветы беспорядочных выстрелов выхватывали из тьмы застывшие картины смятения. Тьма сгущалась, но Бишоп постепенно привыкал к ней и уже начал более отчетливо различать отдельные фигуры. Он направился к Джессике и Кьюлеку, присевшим перед креслом, в котором продолжала корчиться Эдит.

— Джессика, — сказал он, опускаясь рядом с ней на колени, — мы должны немедленно ехать. Здесь оставаться опасно.

— Они ее мучают, Крис. Она не может выйти из транса.

Кьюлек легонько тряс медиума за плечи, снова и снова окликая по имени. Она содрогалась всем телом, ее начало тошнить, из ее груди вырывался сухой мучительный хрип. Потом она сползла с кресла, и рвота хлынула потоком изо рта. Бишоп ощутил на лице липкие теплые брызги, в нос ударило зловоние. Он вытер лицо рукавом, наклонился над медиумом, усадил ее. На некоторых машинах вспыхнули фары, и на площадке стало немного светлее. Эдит бессмысленно смотрела перед собой широко открытыми глазами и дрожала, но судороги прекратились.

Бишоп встал и попытался поднять медиума на ноги. Она не оказала сопротивления, и он с облегчением заметил, что Эдит способна стоять, только опираясь на него.

— Джейкоб, держитесь за Джессику. Уходим.

— Мы совершили ошибку, — быстро говорил Пек. — Мы не поняли, с каким безумием имеем дело. Недооценили могущества зла, окружающего нас.

— И это вы мне говорите. Идемте же! — Сам не зная почему, Бишоп вдруг разозлился, но был даже рад этому: каким-то образом злость прибавляла ему сил.

Постоянно напоминая Джессике и Кьюлеку, чтобы не отставали, он кое-как протащил Эдит через площадку и направился к светившимся на дороге фарам. Какой-то солдат, внезапно выросший на пути, поднял винтовку и прицелился в голову Бишопа.

В свете фар ближайшей машины Бишоп видел только его темный силуэт, но намерения солдата не вызывали сомнений. Он вздрогнул от прогремевшего выстрела и увидел, что солдат начал медленно оседать.

— Вы всю ночь собираетесь здесь проторчать? — осведомился Пек, возникая из черноты, граничащей с яркой полосой, прочерченной фарами. Бишоп едва не вскрикнул от радости; он и не предполагал, что появление Пека может вызвать у него такие эмоции. Он покрепче схватил женщину, продолжавшую бессмысленно пялиться в пустоту, и двинулся вперед. Пек подставил плечо, и дело пошло быстрее.

— Я уж думал, мне крышка, — прокричал Пек. — Пошевелиться не мог, как под наркозом, только не слишком приятно. Перепугался до смерти. Держитесь рядом, мисс Кьюлек, скоро выберемся!

Площадка осветилась вновь вспыхнувшим первым прожектором, и Бишоп оглянулся, чтобы получить представление о картине в целом. Повсюду не прекращались локальные схватки: солдат против солдата, полицейский против полицейского, полицейский против солдата... На площадке появились посторонние — какие-то мужчины и женщины, ежившиеся от яркого света и прикрывавшие глаза руками. Откуда они здесь взялись, можно было только догадываться, но это, несомненно, были жертвы Тьмы. Тела полицейских и солдат, которых они умертвили, валялись у них под ногами. Бишоп не мог поручиться, но ему показалось, что в одном из распростертых тел он узнал комиссара полиции.

Спотыкаясь, они перебрались через сдвинутые на край участка обломки и пересекли небольшую бетонную площадку, некогда служившую автомобильной стоянкой «Бичвуда». Казалось, только вчера Бишоп прошел по ней впервые, но с тех пор произошло столько событий, словно это было много дней назад.

Уиллоу-роуд и развалины «Бичвуда» были крошечным островком света на необозримом протяжении погруженного во тьму города, но сияние ночного неба над улицей было видно на десятки миль вокруг. Люди взволнованно выглядывали из окон, удивляясь этому сиянию и недоумевая, почему там горит свет, а на их улицах стоит кромешная тьма. Некоторые выходили из домов или вылезали из канализационных люков и других темных уголков, идя на этот свет и заранее предвидя, что их там может ожидать.

Бишоп сощурился от яркого света и ускорил шаг, подгоняемый воплями, визгом и ружейной пальбой. Они добрались до первой машины, чуть не столкнувшись в спешке с капотом.

— Сюда, шеф! — послышался знакомый голос.

Вокруг стояли переодетые в штатское полицейские, и Пек провел всю компанию сквозь их строй к Роуперу, ожидавшему возле второй машины.

— Ну и побоище! — только и сказал старший инспектор. — Не думаю, что нам удастся с этим справиться.

— Я тоже, — сказал Роупер. — Вы связались с участком?

— Да, они высылают небольшое подкрепление. Но там свои проблемы: беспорядки вспыхивают повсюду.

Пек подозвал к себе сержанта в форме.

— Разверните одну машину так, чтобы она освещала площадку. Остальных — всех, кто есть, — поставьте друг против друга, чтобы вокруг нас было светло. И следите, чтоб сюда не пролез ни один маньяк. По крайней мере, постарайтесь заметить их прежде, чем они подойдут слишком близко.

Все инстинктивно пригнулись, когда рядом разбилась бутылка. Рассмотреть, кто ее бросил, теперь уже было невозможно из-за слепящего света фар. Следующая бутылка угодила в плечо одному из переодетых в штатское полицейских. Он от неожиданности упал на одно колено, но тут же поднялся, не получив, по-видимому, серьезной травмы. В лучах фар мелькнули какие-то тени и мгновенно скрылись во тьме. Пек понимал, что должен немедленно как-то организовать своих людей, поскольку их страх все усиливался из-за всей этой неразберихи.

— Бишоп, я хочу, чтобы вы и эти люди немедленно уехали из этого района. Мой водитель, Симпсон, доставит вас на тот берег.

Бишоп думал, что Кьюлек попытается возражать, но, обернувшись к слепцу, увидел, что тот окончательно сломлен.

— Джейкоб?

— Я не отдавал себе отчета, насколько она сильна... — Кьюлек произнес эти слова задумчиво, ни к кому, в сущности, не обращаясь; казалось, он целиком ушел в себя.

— Мы должны ехать, отец. Здесь мы, увы, ничего не сможем сделать, — говорила между тем Джессика.

Пек уже открывал дверцу «гранады».

— Садитесь, — не терпящим возражений голосом скомандовал он. — Кьюлек и женщины — на заднее сиденье, а вы, Бишоп, — рядом с водителем. Фрэнк, реквизируйте патрульную машину и поезжайте с ними. Захватите с собой еще пару полицейских.

Роупер бросился к стоявшему неподалеку белому «роверу», водитель которого мгновенно завел мотор, обрадованный, что наконец-то можно действовать. Машина сорвалась с места и поравнялась с «гранадой». Пек захлопнул дверцу за Кьюлеком идвумя женщинами. Остальные полицейские машины, визгливо скрипнув покрышками, развернулись таким образом, чтобы освещать фарами прилегающее пространство. Послышались какие-то глухие удары — в результате этого маневра несколько притаившихся в темноте человек оказалось сбито. Пека поразило огромное количество надвигавшихся на них людей, застывшие очертания которых напомнили ему в неверном свете фар парализованных страхом лисиц, застигнутых ночью на проселочной дороге. Все ли они были жертвами Тьмы, или некоторые пришли только для того, чтобы разузнать, что здесь происходит и почему горит свет? Но выяснить было ничего невозможно, поэтому каждого приходилось рассматривать как потенциального врага — иного выбора не оставалось. Роупер склонился над окном «гранады» и через голову Бишопа обратился к водителю:

— Возвращайтесь на участок и ни в коем случае не останавливайтесь. Следуйте за патрульной машиной.

Пек уже направился было к Роуперу, когда его окликнул Бишоп:

— Что вы собираетесь делать, инспектор?

— Выведем отсюда комиссара и всех гражданских, после чего отправимся на тот берег. Ну а военные разберутся сами!

Он отвернулся и начал громко инструктировать водителя патрульной машины, поэтому Бишоп не успел сказать, что комиссар полиции, скорее всего, убит или находится в бессознательном состоянии. Пек стукнул по крыше «ровера» кулаком, и машина тронулась. «Гранада» рванулась за ней, и Бишопа отбросило на спинку сиденья. Но не успели проехать и сотни ярдов, как на «ровере» замигали красные огни, и обе машины резко затормозили. Бишоп выглянул из окна и оцепенел от отчаяния.

Улицу блокировали толпы людей. И все надвигались и надвигались: одни — бегом, другие — медленно, как роботы. Бишоп заметил, что у многих явственно проявлялись симптомы вырождения, тогда как другие еще были полны сил и весьма подвижны; даже яркий свет не причинял таким особого беспокойства. Оценить общую численность было затруднительно, но их было не меньше чем несколько сотен, и они шли сплошной стеной. Некоторые были вооружены, причем оружием служило все, что попалось под руку: от металлических прутьев до ножей и молочных бутылок. Один из бегущих держал в руке предмет, похожий на ружье.

Джессика, сидевшая за спиной Бишопа, подалась вперед, но почти ничего не разглядела.

— Что это, Крис?

Он не успел ответить, поскольку водитель ехавшей впереди них машины принял решение, и «ровер» увеличил скорость, а вслед за ним и «гранада». Если водитель первой машины думал, что толпа расступится и даст ему проехать, то он заблуждался: никто не отступил, и «ровер» врезался прямо в толпу.

Увидев подброшенные в воздух человеческие тела, с ужасающей отчетливостью освещенные фарами «гранады», Джессика закричала. Чтобы избежать столкновения с застрявшим «ровером», водитель вывернул руль, но все же «гранада» стукнулась боком о патрульную машину, и всех ее пассажиров основательно тряхнуло.

Из окна белого автомобиля показался Роупер и помахал им, жестами показывая, что можно ехать дальше. Его водитель уже оправился от шока, вызванного уничтожением немалого количества людей, и начал заводить заглохший мотор, как вдруг у капота «ровера» возник человек с предметом, похожим на ружье. Сомнений не было: он целился в лобовое стекло.

Бишоп услышал выстрел и увидел на стекле черную дыру, окаймленную непрозрачными серебристыми зазубринами. Оба полицейских на переднем сиденье патрульной машины откинулись назад и сползли вниз, пропав из поля зрения. И едва Роупер открыл дверь, к нему со всех сторон потянулись чьи-то нетерпеливые руки. Он поднял пистолет, но толпа напирала, и пистолет отлетел в сторону.

— Мы должны ему помочь! — крикнул Бишоп, собираясь выйти.

Водитель грубо схватил его за руку и удержал.

— Это невозможно. Мне приказали увезти вас отсюда подальше, и я выполню приказ.

— Но не можем же мы бросить его!

— Их слишком много — нам с ними не справиться.

Не успел он договорить, как одержимые, барабаня по крыше кулаками и самодельным оружием, окружили их машину. В открытое окно полезли руки, хватая Бишопа за лицо и плечи; свое окно водитель предусмотрительно закрыл. Со страхом, смешанным с отвращением, Бишоп отпрянул от окна, безжалостно отбиваясь от этих цепляющихся рук. Но в какой-то момент металл скрипнул о металл, и «гранада» рванулась вперед, подняв в воздух сноп искр, возникших от трения между двумя машинами.

Джессика с ужасом наблюдала, как одного человека, не пожелавшего отпустить дверь с той стороны, где сидел Бишоп, потащило вместе с набирающей скорость машиной. Бишоп медленно отжал его пальцы от дверцы. Джессика почувствовала слабый, но невыносимо противный толчок, когда колеса проехали по его ногам.

Симпсон свернул на тротуар, который выглядел менее переполненным, чем проезжая часть. Одна женщина вспрыгнула на капот и ухитрилась за что-то зацепиться, уставившись безумными глазами в лобовое стекло, но когда машина поднялась на бордюр, она отлетела в сторону. Бишоп оглянулся, но уже не увидел Роупера — его облепил клубок черных теней. Прогремел еще один выстрел, вслед за которым раздался страшный грохот взорвавшегося бака патрульной машины: кто-то — вероятно, тот же самый человек — намеренно выстрелил в кузов «ровера». В воздух поднялся огромный пылающий шар, накрывая тех, кто стоял слишком близко, и обжигая остальных. Взрыв на какое-то мгновение ярко осветил улицу почти на всем ее протяжении, но мрак столь же быстро вернулся на свои позиции, едва отступив лишь перед алым заревом на месте катастрофы.

Объехав толпу, «гранада» прыгнула на проезжую часть и помчалась к Т-образному перекрестку в конце Уиллоу-роуд. В свете фар мелькнул бегущий человек, и в лобовое стекло полетела молочная бутылка. Бишоп и водитель одновременно вскинули руки — стекло тут же покрылось паутиной трещин, сделавшей его непрозрачным. Видимость пропала. Не снижая скорости, водитель пробил кулаком в окне дыру и крикнул Бишопу:

— Возьмите мой пистолет и вышибите стекло!

Водитель распахнул куртку, и Бишоп увидел пистолет, торчавший из кобуры у него на поясе. Не отрывая напряженного взгляда от пробоины в стекле, полицейский ослабил ремень. Бишоп достал пистолет и увеличил с его помощью отверстие. В кабину ворвался ветер, но они его почти не замечали. Машина на полной скорости свернула на перпендикулярную Уиллоу-роуд улицу, отчаянно вминаясь сплющенными шинами в дорожное покрытие. Удержаться удалось. Бишопа швырнуло на дверцу, и он схватился за раму, чтобы не вылететь из сиденья, пока машина не обретет устойчивость. Перед тем как Уиллоу-роуд окончательно скрылась за поворотом, Бишоп бросил на нее прощальный взгляд. Светящиеся фары, пламя и беспорядочные толпы людей — вот все, что он увидел. Теперь их окружала кромешная тьма, которую они прощупывали фарами.

Бишоп вспомнил, что все еще машинально сжимает в руке пистолет, и протянул его водителю. Полицейский не отрываясь смотрел на дорогу, сощурив глаза в щелочки от сильного ветра.

— Пусть останется у вас. Я должен сосредоточиться на управлении. Если понадобится, стреляйте без колебаний.

Бишоп хотел было возразить, но передумал: полицейский действительно не мог защищать их и одновременно вести машину. Хорошо еще, что всем старшим полицейским выдали оружие, — если бы пистолетов было достаточно, то вооружили бы всю полицию, — поскольку количество жертв Тьмы увеличивалось день за днем. Точнее — ночь за ночью.

Бишоп поднял боковое стекло и повернулся к сидевшим сзади пассажирам.

— Вы в порядке? — спросил он, стараясь перекричать шум мотора и свист ветра. В темноте их почти невозможно было различить.

— По-моему, они оба в состоянии шока, Крис, — ответила Джессика.

— Нет-нет, я в порядке. — Это был голос Кьюлека. — Она была просто... подавляющей. Эта сила стала слишком могущественной.

Бишоп почувствовал по голосу, что слепец смертельно устал, и мысленно разделял с ним горечь поражения. В самом деле, как можно воевать с чем-то неосязаемым, чем-то лишенным материальной формы и молекулярной структуры? Как можно уничтожить энергию сознания? Живых людей, отдавшихся во власть Тьмы, можно было изолировать или убить, но даже и смерть только увеличивала эту энергию.

Внезапно машину занесло в сторону, так как водитель резко вывернул руль, чтобы избежать столкновения с группой людей, которые стояли на проезжей части и настойчиво махали им руками. Машина нырнула в узкий переулок, оставив группу позади. Возможно, они не были жертвами Тьмы, но у водителя не возникло желания останавливаться и выяснять это. В окнах домов, мимо которых они приезжали, горел тусклый свет — жители, очевидно, зажигали камины и свечи. Иные выходили на улицу с детьми, быстро залезали в свои машины и зажигали фары.

— Похоже, не одни мы тянемся к свету, — заметил водитель, объезжая откуда-то выскочившую перед ними машину.

Впереди зажигалось все больше фар: люди следовали примеру соседей и спешили к своим автомобилям, не понимая, что происходит, но уже достаточно хорошо зная, что темнота опасна.

— Скоро начнется страшное столпотворение! — крикнул Симпсон. — Все попытаются перебраться на тот берег!

— Разве можно винить людей за это? — ответил Бишоп.

Перед ними столкнулось два автомобиля, одновременно отъехавших с противоположных сторон улицы, и «гранада» была вынуждена остановиться. Поскольку столкнувшиеся машины еще не набрали скорость, никто серьезно не пострадал, но оттуда послышались крики. За «гранадой» резко затормозила еще одна машина.

— Эти кретины блокировали улицу. — Полицейский посмотрел назад, намереваясь дать задний ход. Но к автомобилю, преграждавшему дорогу назад, уже подъехал следующий; заревели гудки, которыми водители выражали свое недовольство.

Сидевший за рулем полицейский быстро осмотрелся по сторонам.

— Держитесь крепче! — крикнул он. Застопорив рычаг передач, он нажал на педаль акселератора и сразу затормозил. «Гранада» рванулась на несколько футов назад, оттолкнув стоявшую позади машину, и полицейский получил небольшое пространство для маневра. Он крутанул руль и снова выехал на тротуар. Бишоп инстинктивно вдавил ступни в пол, будто нажал на тормоза, поскольку не сомневался, что «гранада» не проскочит между фонарным столбом и садовой оградой. Но нет, пройти удалось только благодаря тому, что машина сама значительно увеличила проход, сметая на своем пути ограду. Скрежет металла и треск разрушающейся кирпичной кладки заставили Бишопа прижаться к водителю — дверца с его стороны должна была вот-вот сорваться. Но полицейский уже выскочил на проезжую часть, благополучно миновав столкнувшиеся автомобили.

— Всегда надо так делать, — ухмыляясь, сказал он, несмотря на критическую обстановку.

— Воскресные водители, — бросил Бишоп, радуясь, что уцелел.

— Впереди главная дорога. Есть надежда, что там поедем побыстрее.

Однако оптимизм водителя был преждевременным: выехав на широкую улицу, они увидели, что перекресток, который обычно регулировался светофором, запружен машинами.

— Там есть объезд! — Бишоп показал на узкий переулок слева, и водитель без раздумий повернул туда. В дальнем конце переулка горел дом, и на дороге стояли люди, наблюдавшие за пожаром.

— Направо! — крикнул Бишоп, но водитель уже сам заметил поворот и снизил скорость. Что-то глухо ударилось о кузов; они так и не увидели, кого сбила машина на этот раз — мужчину, женщину или бездомное животное. Не проронив ни слова, водитель снова нажал на газ.

Переулок вывел на другую главную дорогу, и «гранада» резко затормозила, доехав до ее середины. Справа виднелся перекресток, который они только что объехали. Там людей вытаскивали из застрявших в пробке машин и избивали. И снова невозможно было понять, являлись ли нападавшие жертвами Тьмы, или это были просто потерявшие терпение водители, недовольные тем, что им не дают вырваться из темной части города. Они увидели, как один человек, ярко освещенный фарами, забрался на крышу своей машины, спасаясь от тянущихся со всех сторон рук. Но, сбитый с ног железным ломом, он прекратил сопротивление и под градом ударов съехал с крыши. На капоте другого автомобиля распростерлась женщина, с которой сорвали одежду; десятки рук жадно тискали ее обнаженное тело. Спины напирающих сзади заслонили эту страшную сцену, но женщина так кричала, что происходившее с ней не вызывало сомнений.

— Мы должны помочь ей, Крис! — воскликнула Джессика, и Бишоп сильнее сжал револьвер.

Он посмотрел на полицейского, но тот покачал головой.

— Очень жаль, — сказал Симпсон, — но у нас нет никаких шансов помочь ей. Их слишком много.

Бишоп понимал, что полицейский прав, однако не мог сидеть спокойно, когда рядом совершалось насилие. Понимая его состояние, водитель быстро нажал педаль акселератора. Развернувшись на девяносто градусов, «гранада» оставила за собой перекресток. Бишоп вскипел и с трудом поборол искушение прицелиться полицейскому в голову.

И тут Эдит Метлок начала вдруг смеяться.

Он повернулся как ошпаренный, приподняв над головой револьвер. Кьюлек и Джессика отшатнулись от медиума и уставились на темную фигуру, возникшую перед автомобилем.

Оказывается, смеялась не Эдит — то был низкий, отвратительный и грубый мужской смех.

Водитель жал на педаль, понимая, что остановка на этом совершенно неосвещенном участке может стать роковой, но на него, как и на всех остальных, напал смертельный страх. По спине пополз холодок, затылок одеревенел, сфинктер расслабился. Это был неестественный смех.

— Эдит! — резко сказал Кьюлек. Усталости в его голосе как не бывало. — Эдит, вы меня слышите?

Навстречу неслись машины, водители которых еще не знали, что впереди дорога блокирована пробкой на перекрестке. Их фары на мгновение освещали лицо Эдит, на котором застыло не свойственное ей злобное выражение. Рот у нее был открыт, но губы не улыбались; временами казалось, этот скрипучий смех исходил откуда-то из ее чрева.

Кьюлек чуткими руками ощупывал ее неподвижное лицо. В пробитое лобовое стекло дул сильный ветер и с воем носился по кабине. Женщина продолжала смеяться.

— Гони ее, Эдит! — крикнул Кьюлек, перекрывая шум ветра и мотора. — Она не овладеет тобой, если ты не позволишь!

Но ее смех внезапно стал многоголосым — будто бесновалось несколько человек. И ветер прекратился. И они сразу оказались как бы в звуковом вакууме; исчез даже шум мотора. Остался только глухой смех существ, которые заполняли сознание и наслаждались их безотчетным страхом.

Не понимая, что происходит, водитель нервно бросил взгляд через плечо и согнулся над рулем.

— Ради Бога, заставьте ее замолчать! Ударьте, сделайте что-нибудь!

Кьюлек снова заговорил с Эдит, и, хотя его голоса не было слышно всякий раз, когда кабина освещалась, Бишоп видел, что губы слепца шевелятся, и понимал, что Кьюлек убеждает медиума избавиться от вселившихся в ее тело демонов.

— Нет! — закричал водитель.

Бишоп повернулся и увидел, что водитель напряженно смотрит куда-то вперед, но тут завизжали тормоза, и Бишоп ударился головой о переднее стекло. Машина остановилась и закачалась на рессорах; сидевших сзади пассажиров бросило на спинки передних кресел.

Остатки испещренного трещинами стекла мешали Бишопу рассмотреть, что заставило водителя остановиться. Наклонившись к рулю, он выглянул через зияющее в стекле отверстие, и у него перехватило дыхание.

Улицу перегораживала частая цепь автомобилей, концы которой упирались в двери магазинов. Заграждение было выставлено специально для того, чтобы помешать воспользоваться этой дорогой для бегства на другой берег. Перед баррикадой стояло несколько изуродованных машин, водители которых прибыли сюда раньше, но не успели вовремя затормозить. Какие-то люди начали выглядывать из-за машин и перелезать через них; другие выходили из подъездов домов и тоже направлялись к подъехавшей «гранаде». Их воинственные вопли заставили полицейского очнуться и приступить к действиям, но один человек вскочил на капот и ухватился за края разбитого лобового стекла. Рядом с ним успела примоститься худая как скелет женщина с почерневшим от грязи лицом.

Когда машина рванулась назад, дверца со стороны Бишопа открылась и по инерции широко распахнулась. Он чуть не вылетел на дорогу, но почувствовал на миг, что Джессика вовремя удержала его за плечи. Какой-то человек схватился за дверцу и потащился за машиной. Пронзительные вопли женщины, сорвавшейся с капота, внезапно прекратились, когда она стукнулась черепом об асфальт. А мужчина каким-то чудом продолжал цепляться за лобовое стекло и, преодолевая силу земного притяжения, лез вперед, протягивая руку к управлению.

— Пристрелите его, Бишоп! — крикнул полицейский, и Бишоп почти машинально поднял револьвер и нацелил его на отверстие в стекле. Но вместо того, чтобы нажать на спусковой крючок, он сильно ударил револьвером по пальцам. Рука разжалась, и вслед за отлетевшим от машины человеком посыпались куски стекла.

«Гранада» с трудом набирала скорость, и водитель молился про себя, чтобы сзади не выскочила какая-нибудь машина. Без предупреждения нажав тормоз, он до отказа повернул руль. «Гранада» развернулась на сто восемьдесят градусов и стала капотом в ту сторону, откуда они приехали. Дверца захлопнулась, и висевший на ней человек откатился от нее на дорогу, подпрыгивая как мяч.

Снова была нажата педаль акселератора, и машина рванулась вперед. Слишком потрясенный, чтобы вслух оценить мастерство водителя, Бишоп обернулся и посмотрел, целы ли остальные. Машина уже круто заворачивала вправо — водитель знал, что пытаться проехать тем же путем бесполезно. Бишоп увидел, что они несутся по улице, с одной стороны которой тянется ряд магазинов, а с другой — многоэтажные жилые дома.

Мелькнувший впереди свет фар показался ему почему-то зловещим.

Симпсон заслонился ладонью от слепящего света.

— Кретин, жарит на полную!

Чтобы предупредить водителя встречной машины, он тоже включил полный свет, но яркость надвигающихся фар в ответ не стала более слабой. Бишоп понял, что это какой-то огромный грузовик — для легковушки фары были расположены слишком высоко. Поскольку встречная машина, вопреки правилам, шла по правой стороне улицы, полицейскому пришлось взять вправо. Водитель грузовика повторил его маневр, двинувшись влево.

— Боже, он хочет нас раздавить! — шепотом произнес водитель, но в кабину ворвался ветер, и никто не расслышал его слов. Ослепительный свет до боли резал глаза. Он заполнил все видимое пространство и приближался стремительно, как пылающая комета, несущаяся в черной пустоте. Бишоп услышал пронзительный визг Джессики, крик водителя и... смех. Смех мертвецов.

Закрыв глаза и прижавшись к сиденью, Бишоп приготовился к столкновению.


Содержание:
 0  Тьма : Джеймс Херберт  1  Пролог : Джеймс Херберт
 2  Глава 1 : Джеймс Херберт  3  Глава 2 : Джеймс Херберт
 4  Глава 3 : Джеймс Херберт  5  Глава 4 : Джеймс Херберт
 6  Глава 5 : Джеймс Херберт  7  Глава 6 : Джеймс Херберт
 8  Глава 7 : Джеймс Херберт  9  Глава 8 : Джеймс Херберт
 10  Глава 9 : Джеймс Херберт  11  Глава 10 : Джеймс Херберт
 12  Часть вторая : Джеймс Херберт  13  Глава 12 : Джеймс Херберт
 14  Глава 13 : Джеймс Херберт  15  Глава 14 : Джеймс Херберт
 16  Глава 15 : Джеймс Херберт  17  Глава 16 : Джеймс Херберт
 18  Глава 17 : Джеймс Херберт  19  Глава 18 : Джеймс Херберт
 20  Глава 19 : Джеймс Херберт  21  Глава 20 : Джеймс Херберт
 22  Глава 21 : Джеймс Херберт  23  Глава 22 : Джеймс Херберт
 24  Глава 23 : Джеймс Херберт  25  Глава 11 : Джеймс Херберт
 26  Глава 12 : Джеймс Херберт  27  Глава 13 : Джеймс Херберт
 28  Глава 14 : Джеймс Херберт  29  Глава 15 : Джеймс Херберт
 30  Глава 16 : Джеймс Херберт  31  Глава 17 : Джеймс Херберт
 32  Глава 18 : Джеймс Херберт  33  Глава 19 : Джеймс Херберт
 34  Глава 20 : Джеймс Херберт  35  Глава 21 : Джеймс Херберт
 36  Глава 22 : Джеймс Херберт  37  Глава 23 : Джеймс Херберт
 38  Часть третья : Джеймс Херберт  39  Глава 25 : Джеймс Херберт
 40  Глава 26 : Джеймс Херберт  41  вы читаете: Глава 27 : Джеймс Херберт
 42  Глава 28 : Джеймс Херберт  43  Глава 29 : Джеймс Херберт
 44  Глава 30 : Джеймс Херберт  45  Глава 31 : Джеймс Херберт
 46  Глава 24 : Джеймс Херберт  47  Глава 25 : Джеймс Херберт
 48  Глава 26 : Джеймс Херберт  49  Глава 27 : Джеймс Херберт
 50  Глава 28 : Джеймс Херберт  51  Глава 29 : Джеймс Херберт
 52  Глава 30 : Джеймс Херберт  53  Глава 31 : Джеймс Херберт
 54  Эпилог : Джеймс Херберт  55  Использовалась литература : Тьма



 




sitemap