Фантастика : Ужасы : 16 : Джой Хилл

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28

вы читаете книгу




16

Следующие несколько ночей Лисса заставляла себя держать дистанцию. Она отвела Джейкобу комфортабельную комнату в той половине дома, где жили слуги, и тем самым дала понять, что для того чтобы присоединиться к ней в спальне, ему нужно получить особое приглашение.

Она встречалась с ним на часок в начале ночи, чтобы ответить на вопросы, но потом отсылала, напоминая о необходимости управляться с делами вне дома или о занятиях, хотя ни то ни другое его не касалось.

Однако вместо того чтобы идти по делам или запереться в помещении, в которое Джейкоб не мог попасть без ее помощи, она наблюдала за ним. Поскольку у него уже была первая метка, она могла следить за ним, где бы он ни был, и сверхъестественные возможности вампира позволяли ей находиться с ним в одной комнате незаметно, словно тени, пляшущей на периферии бокового зрения.

Она говорила себе, что проверяет, насколько он компетентен и дисциплинирован, можно ли ему доверять, когда он предоставлен сам себе. Ей нужно было получше узнать этого человека, а для этого следовало определить, что он из себя представляет, когда думает, что остался один.

Джейкоб все скрупулезно записывал. Не только то, что она ему говорила, но и то, что узнавал сам. Он записывал это в дюжине разноцветных школьных тетрадок. Заглядывая ему через плечо, когда он задумывался над записями, она видела даты и пометки, которые он делал под руководством Томаса. У Лиссы было четыре дома и восемь безопасных гаваней. Джейкоб обозначил их все названиями, известными только ей и Томасу, причем адрес нигде записан не был. Еще там были записаны рекомендации по охранным системам и более простые дела: оплата коммунальных услуг, планирование ландшафта, подготовка домов к зиме и эксплуатационные расходы. Всем этим занимались надежные компании, которыми владели и управляли другие вампиры или их слуги, но контролировать, чтобы все делали то, за что им платят, входило в обязанности ее слуги.

Джейкоб все успевал, тем самым доказывая свою компетентность. Дом Лиссы в Атланте был ее любимым, но после ухода Томаса кое-что пошло не так, как раньше. Как-то раз Лисса даже не ложилась до позднего утра, невзирая на усталость, чтобы посмотреть сквозь щелку в занавеске, которая оберегала ее от солнечных лучей, как Джейкоб осматривает территорию. Когда она легла в постель, Джейкоб был на телефоне. Ко времени ее пробуждения ранним вечером он заканчивал дела с компанией, которая весь день мыла струей под давлением дом, профессионально очищая окна из цветного стекла. Он также следил за ландшафтными работами, поставив себе цель привести в порядок участки, которые не содержались как должно. В сумерках, пока обе компании загружали свои грузовики, он пошел в розарий побеседовать со старшим садовником. Судя по его жестикуляции, они обсуждали состояние почвы и то, как следует обрезать кусты. Джейкоб присел на корточки, просеивая землю сквозь пальцы, и, склонив голову, слушал садовника, щурясь на солнце. Его мягкие волосы трепал ветерок. Лиссе нравилось, как сидят на нем джинсы. И в этой футболке он выглядел гораздо моложе, чем тридцатилетний. Можно было подумать, что он солгал ей про свой возраст, но в этом человеке совсем не было фальши. Ей даже не требовалась вторая метка, чтобы понять это. Он всегда говорил то, что чувствовал. И это была еще одна причина считать, что она сошла с ума, решив взять его в слуги.

Так она себе говорила. Однако открывала ему все больше информации и давала все больше заданий, теперь уже зная, что он справится со всем, кроме самого основного. Она держала его при себе из-за того, что чувствовала к нему, а это было опасно до безумия.

Джейкоб передвинул небольшую тумбочку на край персидского ковра, и теперь каждый вечер, вставая, она находила там какое-нибудь подношение: дикий цветок в стакане с водой, бельгийскую черно-белую шоколадку в форме ракушки, чей вкус щекотал язык и обоняние, маленькую пустую раковину улитки, слегка отсвечивающую розовым. Она понимала, что он приносит ей эти мелочи, чтобы убедиться, что с ней все в порядке.

Такие жесты внимания говорили о том, что Томас сделал правильный выбор. На вторую ночь, когда она встала, ей захотелось выпить холодной воды, это было то немногое, что требовались вампирам для поддержания жизни, кроме крови. И тут же увидела рядом с кусочком бельгийского шоколада кувшин с ледяной водой и стакан.

Она замечала это снова и снова. Вот и теперь. Вот садовник обернулся, чтобы что-то попросить, а у Джейкоба в руке уже был тестер для почвы.

В салоне он подхватил ее за секунду до обморока, еще до того, как она осознала, что сейчас упадет. На кухне вручил мистеру Ингрему ключи от машины за миг до того, как тот решил, что не будет работать на Лиссу. Джейкоб умел предугадывать чужие мысли и желания заранее. При этом сам он как будто не замечал этого своего дара, вероятно, считая обычной интуицией или везением. Что объясняло недовольство его брата, который потерял в Джейкобе охотника на вампиров. Смертному парапсихологу это свойство замещало зрение и помогало предугадать, откуда нанесет удар вампир. А поскольку сверхъестественные способности передаются по наследству, тот факт, что Гидеон до сих пор был жив, несмотря на свою опасную профессию, давал основания полагать, что ими обладали оба брата.

После того как садовник и команда ландшафтных дизайнеров уехали, Джейкоб достал садовые инструменты и срезал по несколько бутонов с каждого куста. Проследив за ним, Лисса увидела, как он поставил их в вазы и отнес одну в ее ванную, вторую — в библиотеку, третью — в верхнюю спальню. Только после этого Джейкоб позвонил цветочнику и, заказав букеты для предстоящего обеда, распорядился каждый понедельник доставлять в дом различные композиции — как из диких цветов, так и из изысканных садовых. Он возвращал ее дом к жизни.

Она продолжала наблюдение. Джейкоб вернулся в каморку садовника и положил вычищенный секатор на место. Взял ее перчатки, подержал в руках. Слабая улыбка появилась на его лице, когда он разгладил одну из них на колене и сравнил размер своей и ее руки. Потом он сжал перчатку и поднес ее к носу.

Лисса не удержалась и положила руку на стекло, будто трогая Джейкоба за плечо. Потом издала легкий вздох и опустила занавеску. Может быть, он возвращает к жизни не только ее дом. Эта мысль отдалась в ней болью — эмоцией, которую она не могла себе позволить.

Пробудившись следующей ночью, она сказала себе, что надо пойти в библиотеку и заняться кое-какой бумажной работой. Она продержалась там полчаса, а потом все-таки проскользнула в кухню и уставилась на Джейкоба, который выставил на стол несколько образцов тарелок и сравнивал их — какие лучше подойдут для какого блюда, чтобы получилось изысканно. Он выбрал не те, что Лисса ожидала, но она обнаружила, что ей нравится его выбор. Джейкоб поставил их на боковой столик в качестве образца для тех, кто будет сервировать стол. Все говорило о том, что он сможет пойти с Лиссой развлечься в пятницу. Она вспомнила, как он в шутку назвал ее «злой мачехой», и хотя такое прозвище не радовало, легкая улыбка тронула ее губы.

Она отметила, с каким знанием дела он выполнял все задания, как ловко его большие руки обращались с такими хрупкие вещами, как цветы и фарфор. И в то же время он мог схватить Брана поперек живота и бороться с ним на траве. Или чинить сарай, распиливая доски или забивая гвозди, и тогда мускулы играли на его обнаженной спине и выступал легкий пот. Лисса чуть не прожгла полосу себе на лбу, пытаясь разглядеть все это до захода солнца.

Позже той же ночью она нашла Джейкоба в своем кабинете, где он, очевидно, проводил большую часть дня, проверяя ее счета и знакомясь с транзакциями и бизнесом ее Региона.

Лисса понимала, что видит результат работы Томаса с учеником, но чтобы создать совершенную статую, нужна хорошая глина. Монах нашел ей человека универсальных знаний и навыков, такого, какими славилась эпоха Возрождения, и к тому же достаточно уверенного в себе, чтобы научиться всему, что понадобится, или найти кого-то, кто обучил бы его на практике.

Смотреть, как он работает, было весьма занимательно, но еще больше Лиссу интересовало, как он проводит свободное время. Если он решал пару часов отдохнуть, то большую часть времени читал книги в ее библиотеке. Он выбрал роман о мореплавании, написанный в семнадцатом веке, вестерн Луи д’Амура и последний роман Джеймса Паттерсона. И еще кое-что из Леонардо да Винчи — заметки об изобретениях и полное руководство по садоводству. Ее удивило, когда он нашел комикс про людей Икс, зажатый между двумя книгами. Лисса понятия не имела, как это туда попало, но решила достать еще что-нибудь из этой серии — так ей понравился Джейкоб, по-турецки усевшийся читать этот комикс в библиотеке на ковре. Он был босиком, голая спина соблазнительно согнута, каждый позвонок призывает потрогать его.

Он пролистал каналы кабельного телевидения и пришел в ужас, обнаружив, что у Лиссы нет ничего, кроме базовых программ, но вроде бы смягчился при виде DVD-плейера.

На четвертую ночь Лисса устроилась под потолком, растянувшись на верху заказных книжных полок в своем офисе, и смотрела, как Джейкоб изучает материалы у нее на столе. Он просматривал руководство по техническому обслуживанию внутренней системы бассейнов, а она думала: может, проблема не в том, что он не подходит, а в том, что она не хочет, чтобы он подходил на уготованную ему роль. В конце концов, способности экстрасенса пойдут ему только на пользу, если он будет служить ей, и может быть, компенсируют некоторые из его недостатков.

Господи, я сама создаю себе головную боль.

Джейкоб наморщил лоб, поджав губы, закрыл папку и встал, направляясь из кабинета к бассейну. Лисса последовала за ним.

Большинство вампиров не любят воду, но ее отец-фейри был в родстве с водными феями, вероятно, поэтому она завела у себя бассейн, хотя заглядывала туда нечасто. Он имел изогнутую форму лотоса, был окружен тропической растительностью и фонтанами, которые можно было включать и выключать. Джейкоб проверил, как работает освещение, чтобы убедиться, что все лампочки горят. Он тщательно изучил устройство фонтанов и сделал еще какие-то пометки в блокноте. Лисса смотрела, как он пишет, сидя на краю бассейна, и болтает ногами в воде, опустив их туда прямо в джинсах.

Вскоре он поднялся и нажал выключатель, чтобы сдвинуть защитную покрышку стеклянного потолка, открывая ночное небо. Запрокинув голову, он смотрел на россыпь звезд и дольку луны. Потом закрыл глаза и повращал плечами — это был первый и единственный признак его усталости, который увидела Лисса.

Ее беспокойство по этому поводу сменили совсем другие чувства, когда Джейкоб снял рубашку. Затем джинсы и белье, и наконец мокасины. До Лиссы долетел запах земли, потому что Джейкоб только что был в саду, и немного грязи осталось на подошвах мокасин.

Она напомнила себе, что у нее есть дела и что ей надо идти, но продолжала неподвижно стоять среди листвы тропических растений. Лунный свет играл на обнаженной спине Джейкоба, выпуклостях ягодиц, длинных, доходящих ему до плеч волосах. Пряди были неровные по концам, как будто он стригся сам. «Интересно, он собирается привести прическу в порядок перед званым ужином?» — подумала Лисса. Наверняка. Все остальное он предусмотрел.

Очевидно, единственный способ получить удовольствие, наказывая его, — это потыкать его палкой, чтобы он захотел дать ей сдачи. Она решила провести рукой вниз до ямочки на его пояснице.

Повернув голову, он замер на миг, прислушиваясь. Почуял ее? Но она не дышала, и тишину нарушали только эхо от плескавшей о края бассейна воды и журчание пары фонтанов, которые он же и включил.

Джейкоб нырнул, и Лисса смотрела, как промелькнуло под водой его тело. Его легко было представить морским чудовищем со скульптурным торсом и мощным хвостом, блестящим в лунном свете, когда он лежал на спине, словно приглашая ее поплавать вместе. Лисса поверить не могла, что такая мысль вообще пришла ей в голову. Неужели она готова на такое ради удовольствия быть в его обществе?

Он проплыл туда-сюда по бассейну раз пятьдесят. Лисса, присев на корточки среди папоротников, молча отмечала каждый взмах его рук, каждый поворот гибкого тела. Наконец он решил передохнуть и положил руки на ближний к ней бортик бассейна. Опершись на них подбородком, он уставился на один из фонтанов в виде фигуры римлянки, выливающей воду из урны на лежащее перед ней обнаженное тело ее любовницы.

— Не хотите ли присоединиться ко мне и немного поплавать, миледи?

Он смотрел туда, где она сидела. Это удивило Лиссу настолько, что она и не подумала скрыться. Что это было: счастливая догадка, ощущение, которое он проверил, высказав вслух? Или еще одно доказательство его сверхъестественных способностей?

Она решительно встала.

— Вампиры не плавают.

Он вытянул руку, распластав мокрую ладонь на бетоне.

— Я вас поддержу, миледи. Вода очень приятная.

— Я не одета для плавания.

В его глазах промелькнул смех.

— Подозреваю, что на вас под одеждой тот же костюм, что и у меня.

Она вздохнула и попыталась возмутиться:

— Уверена: Томас не учил тебя нахальству.

Нет, не учил. Томас обожал ее, заботился о ней, но Джейкоб не был уверен, видел ли тот в ней когда-нибудь женщину. Джейкоб понял это, ибо Лисса обладала силой, заставлявшей забыть о превосходстве человека. Но в таких случаях, как этот, она была такой же женщиной, как любая из его знакомых. Он знал, что она хочет к нему присоединиться. Он чувствовал ее постоянное присутствие почти всю неделю, и это временами чуть не сводило его с ума. Он обонял слабые отголоски аромата ее духов, знал, что она прячется где-то на расстоянии вытянутой руки, и ее драгоценные зеленые глаза изучают все, что он делает.

— Пожалуйста, миледи.

Когда она вышла из зарослей тропических растений, желание, которое он с трудом подавлял, вырвалось наружу, и он наконец увидел тело, которое представлял себе всю неделю. Она сбросила блузку, расстегнула юбку и осталась в бледно-розовом кружевном лифчике и таких же трусиках. Цвет белья почти сливался с ее кожей, и оно было таким прозрачным, что Джейкобу были видны очертания ее сосков. Когда она подошла к бортику бассейна, он не изменил позы. Лисса опустилась на бортик и села, опустив ступни в воду. Сначала осторожно, проверяя температуру, потом более уверенно, обнаружив, что вода подогрета. Она была гораздо теплее, чем предпочитал Джейкоб, но он знал, что его госпожа не любит холода. Ради того, чтобы получить удовольствие от ее общества, он готов был плавать хоть в кипятке. Ее ступня коснулась его бока под водой, большой палец провел по пояснице. Это было приглашение.

Джейкоб принял его, схватив Лиссу за лодыжку и развернувшись, чтобы встать у нее между колен. Она позволила ему протянуть руки, расстегнуть ей резную деревянную заколку ручной работы и отложить в сторону. Он пропустил сквозь пальцы ее черные пряди. Она обвила ногами его бедра, притягивая ближе. Он взял ее руками за талию, снял с бортика в воду и притянул к себе. Ему хотелось сказать ей, как он по ней скучал, но он сдержался.

Прикосновение его мокрого мускулистого тела было тем самым, к чему Лисса стремилась уже несколько дней. Она вздохнула с облегчением. Но она позволила своему телу лишь попробовать Джейкоба, и теперь оно требовало больше, хотя Лисса понимала, что не следует идти у него на поводу. Возбужденный член Джейкоба был зажат между их телами, и Лисса чувствовала, что проигрывает сражение со своей волей. По крайней мере на этот вечер. Ее клитор уже содрогался в мелких спазмах в предвкушении.

Лисса уклонилась губ Джейкоба, нежной интимности поцелуя, прижалась щекой к его щеке и сцепила ступни в замок на его пояснице.

— Трахни меня, Джейкоб, — прошептала она ему на ухо. — Немедленно. Без прелюдий, без любовной игры. Просто подчинись своей госпоже.

Он просунул руку между их телами, нашел ластовицу ее трусиков и сдвинул ее в сторону, а другой рукой сзади сжал ладонью ее зад и надавил, надвигая ее на себя, и вошел в нее медленно и с силой, так что она легонько охнула и еще шире раскинула бедра, чтобы он проник глубже.

— Положи руки на голову, — приказала она. — Пальцы сцепи.

Она отпустила его, лежа на спине в воде, шевеля руками, чтобы держаться на поверхности, и ждала, подчинится ли он. Да знает ли он, как ее бесит это мятежное пламя в его глазах? Он неохотно подчинился, сплетя пальцы у себя на затылке и отдавая свое тело в ее полное распоряжение.

Используя силу своих ляжек и торса, она стала медленно двигаться на его члене. Вверх-вниз. Движение за движением. Не позволяя ему шевельнуться и увидеть, как крупная дрожь пронизала все его тело и откликнулась вибрацией в ней, усилив ощущения, которые она испытывала. Вода накатывалась на его торс, на мощные грудные мышцы и бицепсы. Ей захотелось высосать воду из ключичной ямки, потереться щекой по его шее.

— У тебя чудесный член.

Ее голос стал горловым, и она заметила, как его руки напряглись в ответ. Член внутри нее стал еще тверже, заставив ее снова охнуть. Она ощущала, как об ее зад при движениях мягко трутся его яйца. Его ягодицы были плотно стиснуты у нее под пятками. Он уставился ей в лицо, прошелся взглядом по горлу, потом ниже, задержавшись на облепленных мокрым кружевом выпуклостях ее грудей с заострившимися сосками. Потом вниз по животу до влагалища. Кружево трусиков и движение воды мешали ему видеть детали, но ему нравилась и такое, искаженное водой, зрелище.

— Я хочу тебя трогать, — сказал он, в его голосе слышался рык, ласкающий слух Лиссы. — И ты этого тоже хочешь.

— Не рассказывай мне, чего я хочу, слуга, — небрежно ответила она, хотя сердце билось в ее груди гулкими ударами. — Ты будешь стоять неподвижно, а я буду тебя трахать. Вот и все, что я тебе позволю.

Это было неправильно, она знала, что неправильно. Он пригласил ее в воду. Когда он схватил ее за ступню и угнездился меж ее ног, она смотрела на бусины воды, скатывающиеся по его телу, и ей хотелось перецеловать каждую каплю. Запрокинуть голову и позволить ему губами снять влагу с ее горла. Чтобы он взял ее и снизу и сверху. Но она не могла это сделать. Ей следовало действовать именно так, даже зная, что она не удовлетворяет ни свои, ни его желания. Просто выброс гормонов, и все. Ясная голова важнее всего.

Оргазм подкатывал, низ живота напрягся. Лисса крепко сдавила член Джейкоба, выжимая его своими внутренними мышцами, и услышала, как он выругался.

— Кончай в меня, — приказала она. — Одновременно со мной.

— Нет. Не так.

— Так, как я пожелаю. Ты должен это усвоить. У тебя нет воли. Нет выбора, кроме того, что предоставляю я.

Ощущения захватывали ее. Она хотела намного большего. Но это было все, что она могла получить. С чем могла справиться.

Кульминация была такова, что ей показалось, будто ее грубо спихнули в пропасть. Пустота разверзлась внизу, но Лисса взяла то, что та могла предложить, и потянула за собой Джейкоба, слушая его разочарованное рычание, когда он извергнул семя, дрожа всем телом. Жар его спермы обжег ее, и она стала двигаться на нем жестко и быстро, выводя наружу его оргазм заодно со своим.

Когда она открыла глаза, грудь Джейкоба тяжело вздымалась и опадала, но руки по-прежнему были сцеплены на затылке. Его ответный взгляд обжигал. Он был прекрасен — мощный самец, сдерживаемый лишь ее волей. Она отстранилась, поправила трусики. Подумав о том, что в воде и в ее теле смешиваются их жидкости, она вспыхнула.

— Если не можешь смотреть на меня почтительно, то вообще не будешь смотреть, — резко сказала она. — Опусти взгляд.

— Заставь меня.

Очевидно, она зашла дальше, чем могло вынести его самолюбие. Лисса повернулась к нему спиной и двинулась к краю бассейна. Черт бы его побрал. И Томаса тоже. Черт побери эту пустоту внутри, которая все равно есть, потому что желание удовлетворено лишь физически. Черт бы подрал ее саму за глупость.

— К дьяволу…

Всплеск воды — и Джейкоб бросился к ней, схватил ее за запястье, развернул к себе. Она могла бы воспротивиться, но он обхватил ее за талию и поднял, крепко прижав к себе, чтобы поцеловать, — в чем она отказывала и себе и ему, — и она не стала вырываться. Она повисла в невесомости, пальцы ее ног прикасались к его икрам, он обхватил свободной рукой ее затылок и прижался мокрыми губами к ее рту, и она ощутила вкус хлорки и мужчины, и прохладная вода из бассейна смешивалась с жаром его рта.

Она не стала его обнимать, раскинув руки на поверхности воды, и Джейкоб удерживал ее на весу, снова направляя ее ляжки вокруг своих бедер, возвращая в то же положение, когда она держалась за него, и его зад был под ее икрами, а пятки прижимались к его ляжкам.

— Держитесь за меня, миледи, — пробормотал он ей в губы. — Я хочу оправдать ваше доверие.

Все это было не то. Ей следовало поставить его на место. Большинство вампиров давало своим слугам время усвоить это и понять, что такие отношения отличаются от тех, что приняты в мире смертных, но Джейкобу в самое ближайшее время предстоит сложное испытание, и он должен научиться этому теперь же. Она должна вдалбливать ему это при каждом удобном случае.

Но вдруг он отчасти прав? Может, ее опасения лишь прикрывают нежелание вновь открыть кому-то свое сердце? Нет ничего запретного в том, чтобы тебе нравился твой слуга, можно даже испытывать к нему желание.

Когда он поднял голову, его внимательный взгляд был таким, как будто он глазами мог потрогать ее, как пальцами, только глубоко под кожей.

— Джейкоб, мы не любовники. И никогда ими не будем. Ты мне служишь. Ты это понимаешь? — Она выдавливала эти слова, тогда как ей хотелось всего лишь, чтобы он опять закрыл ей рот своими губами и проверял языком остроту ее клыков.

— Удовлетворить все ваши прихоти — именно то, что я собираюсь сделать. Это мое единственное желание.

Она бросила на него острый взгляд, но не отпустила его. Вместо этого обвила руками его шею под мокрыми волосами и провела пальцами по стальным канатам его плеч.

— Томас должен был лучше научить тебя.

— Он знал… — Джейкоб замолчал, и Лисса поняла, что он ищет слова, чтобы ответить честно, но не причинив боли. — У нас было очень мало времени, миледи. Он сказал, что научит меня тому, чему успеет.

— Чему-то вроде маникюра, — ее голос даже ей самой показался слишком резким. — Ох, Томас.

— Ухаживать за вами было его главной заботой.

— В отличие от собственной жизни. — Она вонзилась ногтями в его плечи, желая причинить ему боль, чтобы успокоить свою.

— Почему вы отказываете себе в том, чтобы получить удовольствие со мной? — Джейкоб сильнее сжал ее бедра.

Вырвавшись из его рук, она попятилась к краю бассейна и отвернулась, закрывая глаза. Когда его рука тронула ее за талию и обхватила сзади, она замерла. Он прижался щекой к ее виску, и она почувствовала себя в теплых и сильных объятиях. Сейчас в этом не было ничего сексуального.

— Что ты делаешь?

— Утешаю вас, миледи.

Это было очевидно. Но люди никогда не предлагали ей утешения.

Разум приказывал ей покинуть его. Она не могла сохранять душевное равновесие, когда он был так близко. А ведь она командовала армиями. Управляла хозяйствами размером с город. Убивала, когда требовалось убить. Но предательское женское сердце могло сделать ее беззащитной.

— Ты бы не стал служить мне, если бы я была другой, — вдруг сказала она с отчаянием. — Ты вообще не захотел бы со мной быть.

— Не понимаю, миледи, — он погладил ее бедро. — Что вы имеете в виду?

— Если бы я была некрасива. Нежеланна.

Он покачал головой.

— Нет, миледи. Причина не в этом. Более красивых женщин много. Я видел таких, у которых грудь пышнее, ноги длиннее, задница красивее…

Он протянул к ней другую руку, но Лисса спихнула его под воду и придержала. Но тут же завизжала, потому что он схватил ее за ноги и утянул за собой. Она боролась, билась, и он вынырнул с ней, тряхнул головой, чтобы убрать волосы с глаз, и рассмеялся.

— Ты ведешь себя безобразно, — обвинила она, но не убрала его рук со своей талии.

— Я слышу это всю жизнь, миледи.

— Не сомневаюсь.

Она не могла поспеть за сменой его настроения — оно, как ласковые волны прибоя, смывало то, что осталось от предыдущей волны, не оставляя следов, которые могли бы испортить следующую. Почему ему так легко удается преодолевать ее защитные барьеры? Даже Томас не смог бы усовершенствовать это умение.

— Что ты делаешь?

— Переношу вас туда, где вы сможете стоять, миледи. Вам надо держаться за меня и доверить мне свою жизнь.

— Я могу ходить по дну. Я не захлебнусь, — заявила она.

— Мне хочется вообразить, что я спасаю вас.

Зная, что момент, когда она могла настоять на своем, упущен, Лисса махнула на все рукой. Может, она его и одолеет, хотя пока что он не готов с этим смириться. Что ж, для нового слуги в этом нет ничего необычного. Необычным было другое — то, что ей вовсе не хотелось продолжать это делать.

Что ж, прием будет для него настоящим экзаменом. Там будут другие вампиры, и это избавит ее от атмосферы интимности, напомнит об ответственности. И хотя Лисса подозревала, что в результате она утратит что-то жизненно важное, ей придется нанести ему удар, который поможет выжить тут, в ее мире. Она должна выяснить, насколько он на самом деле крепок. Но сейчас…

— Я хочу маникюр, сэр Бродяга.


Содержание:
 0  Королева вампиров : Джой Хилл  1  2 : Джой Хилл
 2  3 : Джой Хилл  3  4 : Джой Хилл
 4  5 : Джой Хилл  5  6 : Джой Хилл
 6  7 : Джой Хилл  7  8 : Джой Хилл
 8  9 : Джой Хилл  9  10 : Джой Хилл
 10  11 : Джой Хилл  11  12 : Джой Хилл
 12  13 : Джой Хилл  13  14 : Джой Хилл
 14  15 : Джой Хилл  15  вы читаете: 16 : Джой Хилл
 16  17 : Джой Хилл  17  18 : Джой Хилл
 18  19 : Джой Хилл  19  20 : Джой Хилл
 20  21 : Джой Хилл  21  22 : Джой Хилл
 22  23 : Джой Хилл  23  24 : Джой Хилл
 24  25 : Джой Хилл  25  26 : Джой Хилл
 26  27 : Джой Хилл  27  28 : Джой Хилл
 28  29 : Джой Хилл    



 




sitemap