Фантастика : Ужасы : ПЯТНАДЦАТЬ : Райчел Мид

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25

вы читаете книгу




ПЯТНАДЦАТЬ

Мейсон выполнил мою просьбу.

Он нашел меня на следующий день перед уроками, в руках у него был ящик с книгами.

— Вот они, — сказал он. — Спрячь их поскорее, пока у тебя не начались неприятности.

Книги оказались очень тяжелыми.

— Это тебе Кристиан дал?

— Да. Я сумел поговорить с ним так, что никто не заметил. Этот парень любит выделываться, ты обратила внимание?

— Да. — Я снова улыбнулась ему, и он просиял. — Спасибо. Это дорогого стоит.

Я поволокла добычу к себе в комнату, прекрасно понимая, как дико это выглядит: я, которая терпеть не может всякие премудрости, готова с головой зарыться в покрытое пылью дерьмо из четырнадцатого столетия. Однако, открыв первую книгу, я поняла, что это перепечатка перепечатки еще более ранней перепечатки; если бы книге на самом деле было столько лет, сколько я думала, она давно развалилась бы на части.

Быстро проглядев книги, я поняла, что их можно разбить на три категории: книги, написанные после смерти святого Владимира; книги, написанные разными людьми при его жизни; и что-то вроде дневника, написанного им самим. Что там Мейсон говорил о первоисточниках? Две последние группы как раз то, что мне нужно.

Тот, кто перепечатывал записи, заодно и переложил их на современный язык, так что мне не пришлось ковыряться в староанглийском. Или, может, в старорусском? Святой Владимир жил в этой древней стране.

«Сегодня я исцелил мать Саввы, много лет страдавшую от острых резей в животе. Теперь она выздоровела, но, по воле Господа нашего, это далось мне нелегко. Я чувствую слабость и головокружение, безумие пытается овладеть мною. Каждый день я благодарю Бога за поцелованную тьмой Анну, поскольку без нее, конечно, всего этого не вынес бы».

Снова Анна. И снова «поцелованная тьмой». Он много раз упоминал ее среди прочего. В основном он писал длинные проповеди вроде тех, что я слышала в церкви. Жутко скучные. Однако другие отрывки больше напоминали дневник, перечисление того, что он делал каждый день. И если это на самом деле соответствовало действительности, он все время исцелял. Больных. Раненых. Даже растения. Оживлял погибшие зерновые, когда люди голодали. А иногда просто черт знает ради чего заставлял расцветать цветы.

Читая, я поняла, как это было хорошо для старого Влада — всегда иметь Анну рядом, потому что ему приходилось очень несладко. Чем больше он использовал свою силу, тем больше она сама воздействовала на него. Он вел себя иррационально — то печалился, то сердился. Винил в этом демонов и молол всякую чушь в том же духе — совершенно очевидно, что он страдал от депрессии. Однажды, гласил дневник, он даже пытался убить себя. И кто же его остановил? Конечно, Анна.

Позже, проглядывая книгу, написанную человеком, который знал Владимира, я прочла:

«И многие воспринимают это как чудо — силу, которой обладает блаженный Владимир. Морои и дампиры стекаются к нему, вслушиваются в каждое слово, счастливы просто находиться рядом. Некоторые говорят, что это прикосновение не духа, а безумия, но большинство обожают его и готовы сделать все ради него. Вот так Господь помечает избранных, и если расплатой становятся галлюцинации и отчаяние, эта жертва невелика по сравнению с тем сколько добра он приносит людям и как наставляет их на путь праведный».

Отрывок напоминал то, о чем говорил священник, но я чувствовала, что дело тут не просто в «обаянии», как выразилась Лисса. Люди обожали его, были готовы сделать все, что он попросит. Да, я уверена — Владимир применял к своим последователям принуждение. В те дни, до запрета, многие морои обладали этой силой, но не использовали ее по отношению к мороям и дампирам. Просто не могли. Только Лисса может.

Я захлопнула книгу и откинулась на спинку кровати. Владимир исцелял растения и животных. Он мог использовать принуждение по отношению к большим массам людей, и, судя по всем отчетам, это сводило его с ума и вгоняло в депрессию. Но самое странное во всем этом, что буквально все описывали его женщину-стража как «поцелованную тьмой». Это выражение не давало мне покоя с тех пор, как я впервые услышала его…

— Ты «поцелованная тьмой»! Ты должна заботиться о ней!

Госпожа Карп прокричала эти слова, притянув меня к себе за рубашку. Это произошло два года назад, вечером, когда я находилась в здании средней школы, куда отправилась, чтобы вернуть какую-то книгу. До отбоя оставалось совсем немного, и коридоры опустели. Я услышала громкий шум, и потом из-за угла вылетела госпожа Карп, с выпученными глазами и совершенно безумным видом.

Все еще вцепившись в мою рубашку, она оттолкнула меня к стене.

— Понимаешь?

Я достаточно хорошо была знакома с приемами самозащиты, чтобы отпихнуть ее, однако потрясение парализовало меня.

— Нет.

— Они пришли за мной. Придут и за ней.

— За кем?

— За Лиссой. Ты должна защищать ее. Чем больше она использует свои способности, тем хуже будет. Останови ее, Роза. Останови ее до того, как они заметят и уничтожат и ее тоже. Увези ее отсюда.

— Я… Что вы имеете в виду? Увези ее отсюда… в смысле, из Академии?

— Да! Вы должны бежать. Вы «связаны». Это в ваших силах. Увези ее отсюда.

Ее слова показались мне чистым безумием. Никто никогда не сбегал из Академии. И все же, когда она вот так стояла, прижав меня к стене и пристально глядя мне в глаза, я начала испытывать странное чувство. Как будто туман окутал мой мозг, и то, о чем она говорила, внезапно показалось очень разумным, чуть ли не самой разумной вещью на свете. Да. Я должна увезти Лиссу отсюда, должна…

В коридоре послышались шаги, из-за угла выскочили несколько стражей. Незнакомых, они были не из школы. Они оторвали госпожу Карп от меня, обрушивая на нее жуткие удары. Кто-то спросил, все ли со мной в порядке, но я могла лишь неотрывно смотреть на госпожу Карп.

— Не позволяй ей использовать эту силу! — кричала она, — Спаси ее. Спаси ее от нее самой!

Позже стражи объяснили мне, что она не совсем здорова и ее отослали туда, где она сможет поправиться. О ней позаботятся, заверили они меня. Она выздоровеет.

Вот только этого не произошло.


Вернувшись в настоящее, я, глядя на книги, попыталась собрать все воедино. Лисса. Госпожа Карп. Святой Владимир. И что, спрашивается, мне делать?

Кто-то постучал в дверь, и я очнулась. Ко мне никто никогда не приходил, даже из персонала, поскольку таково было условие испытательного срока. Я открыла дверь, и что же? Это оказался Мейсон!

— Дважды за день? — спросила я. — И как ты вообще ухитрился проникнуть сюда?

Он беспечно улыбнулся.

— Кто-то сунул горящую спичку в контейнер с отходами в одной из душевых. Позор! Все служащие сейчас стоят на ушах. Пошли, я вызволю тебя.

Я покачала головой. Надо полагать, это такой новый знак расположения — разжигать огонь. Сначала Кристиан, теперь Мейсон.

— Извини, ничего не выйдет. Если меня застукают…

— Лисса велела.

Я заткнулась и позволила ему тайком вывести меня из здания. Он повел меня в жилой корпус мороев и чудесным образом доставил незамеченной прямиком в комнату Лиссы. Интересно, в этом доме тоже что-нибудь подожгли в душевой для отвлечения внимания?

Вечеринка была в самом разгаре. Лисса, Камилла, Карли, Аарон и несколько других членов королевских семей смеялись, слушали громкую музыку и передавали друг другу бутылки виски. Ни Мии, ни Джесси. Наталья, заметила я чуть позже, сидела в стороне от остальных, явно чувствуя себя неловко в их присутствии. На их фоне она выглядела особенно неуклюжей.

Лисса встала, пошатываясь, благодаря нашей связи я почувствовала что она немного пьяна.

— Роза! — Она одарила Мейсона ослепительной улыбкой — Ты привел ее.

Он отвесил ей преувеличенно низкий поклон.

— Я в твоем распоряжении.

Я надеялась, что он проделал все это не под при нуждением, а исключительно в качестве волнующего приключения. Лисса обхватила меня за талию и подтолкнула к остальным.

— Присоединяйся.

— Что празднуем?

— Понятия не имею. Может, твой сегодняшний побег?

Некоторые гости подняли пластиковые чашки, приветствуя меня. Ксандер Бадика наполнил еще две чашки и протянул их нам с Мейсоном. Я с улыбкой взяла свою, все время чувствуя тревогу относительно такого поворота событий. Еще совсем недавно я радовалась бы вечеринке вроде этой и залпом проглотила бы свою выпивку, но сейчас слишком многое меня беспокоило. Например, тот факт, что все эти королевские отпрыски вели себя с Лиссой как с богиней. Будто никто из них не помнил, что меня заклеймили как «кровавую шлюху». И что Лисса, несмотря на свои улыбки, чувствовала себя ужасно несчастной.

— Где вы достали виски? — спросила я.

— У мистера Надя, — ответил Аарон.

Он сидел рядом с Лиссой.

Все знали, что мистер Надь после школы постоянно поддает и хранит свои запасы в кампусе. Он постоянно перепрятывал их в новое место, а ученики постоянно это место обнаруживали. Лисса прислонилась к плечу Аарона.

— Аарон помог мне проникнуть к нему в комнату и забрать бутылки. Они были спрятаны в нижней части шкафа с красками.

Окружающие засмеялись. Аарон смотрел на Лиссу с обожанием на грани поклонения. Забавно. Я поняла, что ей не пришлось применять к нему принуждение. Он и так был просто без ума от нее. Как всегда.

— Почему ты не пьешь? — прошептал мне на ухо Мейсон спустя какое-то время.

Я заглянула в свою чашку и сделала вид, что удивилась, обнаружив, что та полна.

— Не знаю. Наверно, потому, что, мне кажется, страж не должен пить рядом со своим подопечным.

— Она пока еще не твоя подопечная! И не скоро станет ею. С каких это пор в тебе проснулось такое чувство ответственности?

— Не думаю, что во мне проснулось такое уж чувство ответственности, но я помнила, что говорил Дмитрий о балансе между развлечением и долгом. Это просто казалось неправильным — накачиваться, когда Лисса в последнее время в таком уязвимом положении.

Зажатая между Мейсоном и ею, я с трудом вывернулась, подошла к Наталье и села рядом.

— Привет, Нат! Ты сегодня что-то совсем притихла.

В руке она держала чашку, тоже полную, как моя.

— Как и ты.

Я негромко рассмеялась.

— Похоже на то.

Склонив голову набок, она рассматривала Мейсона и королевских чад с таким видом, словно они были объектами научного эксперимента. Уже после моего появления они здорово накачались виски, и глупость из них так и лезла.

— Странно? Ты привыкла быть в центре внимания, а теперь она заняла твое место.

Я удивленно посмотрела на нее, такое сравнение не приходило мне в голову.

— Похоже на то.

— Эй, Роза! — К нам приближался Ксандер, едва не расплескав по дороге свое питье. — На что это было похоже?

— Что на что было похоже?

— Ну, «кормить» кого-то?

Все притихли с выражением предвкушения на физиономиях.

— Она не делала этого! — тоном предостережения сказала Лисса. — Я же говорила тебе.

— Ну да, да, я знаю, что с Джесси и Ральфом ничего такого не было. Но вы-то делали это? Пока были в бегах?

— Оставь, — сказала Лисса.

Принуждение срабатывало лучше при взгляде глаза в глаза, а внимание Ксандера было приковано ко мне, не к ней.

— В смысле, это круто и все такое. Вы делали то, что должны были делать. Это совсем не то что быть «кормилицей». Я просто хочу понять, что при этом испытываешь. Даниелла Селски как-то позволила мне укусить себя. И по ее словам, вообще ничего не почувствовала.

Присутствующие девушки так и ахнули. Заниматься сексом с дампирами и пить при этом их кровь считалось грязным делом, когда же такое происходило между мороями, это рассматривалось как каннибализм.

— Ты такой выдумщик, — заметила Камилла.

— Нет, я серьезно. Это был совсем маленький укус. Она не испытала кайфа, ну, как «кормильцы».

— А ты? — Свободной рукой он обнял меня за плечи. — Тебе нравилось?

Лицо Лиссы побледнело и застыло. Алкоголь отчасти приглушал ее эмоции, и все же мне хватило понять, что она чувствует. Мрачные, пугающие мысли потекли в меня и все они были окрашены гневом. Она обычно держала в узде свой нрав — в отличие от меня, — но мне уже приходилось видеть, как она может вспыхивать. Однажды это случилось на очень похожей вечеринке, спустя всего несколько недель после того, как увезли госпожу Карп.

Ту вечеринку устроил в своей комнате Грег Дашков, отдаленный родственник Натальи. По-видимому, его родители были знакомыми чьих-то знакомых, потому что он располагал одной из самых больших комнат в жилом корпусе. До аварии он дружил с братом Лиссы и был более чем счастлив ввести в общество младшую сестричку Андрея. Мое общество тоже доставляло ему удовольствие, и тем вечером мы не отходили друг от друга. Для второклассницы средней школы вроде меня проводить время с мороем из королевской семьи, да еще из выпускного класса — высший кайф.

Тем вечером я выпила много, но не забывала поглядывать на Лиссу. Среди большого количества людей ее всегда охватывала тревога, но никто ничего не замечал, потому что это не мешало ей мило общаться с ними. То, что я так набралась, не позволяло мне воспринимать многие ее чувства, но, поскольку внешне все было в порядке, я не волновалась.

Мы страстно целовались с Грегом, когда он внезапно оторвался от моих губ и глянул куда-то мне через плечо. Он сидел в кресле, я — у него на коленях; пришлось вывернуть шею, чтобы проследить за его взглядом.

— Что такое?

Он покачал головой с видом удивления и недовольства.

— Вейд привел «кормилицу»

Действительно, Вейд Вода стоял, обхватив рукой хрупкую девушку примерно моего возраста. Человеческую девушку, хорошенькую, с волнистыми светлыми волосами и «фарфоровой» кожей, мертвенно-бледной от большой потери крови. Несколько парней окружили ее и стояли рядом с Вейдом, смеясь и дотрагиваясь до ее лица и волос.

— Она уже «кормила» слишком многих сегодня, — сказала я, отметив ее бледность и общее впечатление потерянности.

Грег обхватил рукой мою шею и развернул к себе.

— Они не причинят ей вреда.

Мы снова вернулись к поцелуям. Потом я почувствовала похлопывание по плечу.

— Роза.

Я подняла взгляд и увидела Лиссу. Ее обеспокоенное выражение испугало меня, потому что я утратила способность ощущать стоящие за ним эмоции. Слишком много пива для меня. Я поднялась с колен Грега.

— Куда ты? — спросил он.

— Скоро вернусь. — Я оттащила Лиссу в сторону, внезапно пожалев, что пьяна. — Что случилось?

— Вон что.

Она кивнула на парней с девушкой-«кормилицей». Они по-прежнему толпились вокруг нее, и, когда она немного сместилась в сторону, я увидела маленькие красные ранки у нее на шее. Это было вроде как групповое «кормление», они по очереди кусали ее. Находясь под кайфом, она практически не осознавала происходящего и не препятствовала им.

— Это немыслимо! — сказала Лисса.

— Она просто «кормилица». Никто не станет останавливать их.

В глазах Лиссы появилось умоляющее выражение, боль, возмущение и гнев переполняли ее.

— И ты?

Я всегда была агрессивной особой, всегда заботилась о Лиссе, еще с тех пор, когда мы были совсем маленькими. Видеть ее такой расстроенной, с надеждой и верой глядящей на меня — нет, это было выше моих сил. Я кивнула ей — не слишком уверенно — и направилась к парням.

— Тебе так невтерпеж, Вейд, что ты переключился на одурманенных девушек?

Не отрывая губ от ее шеи, он поднял на меня взгляд.

— В чем дело? Тебе надоел Грег? Ищешь новых приключений?

Я уперла руки в бедра, надеясь, что это придаст мне угрожающий вид. Суть в том, однако, что на самом деле меня начало слегка подташнивать, оттого что я перебрала.

— Все наркотики мира не заставят меня быть с тобой, — сказала я.

Некоторые его дружки засмеялись.

— Видишь лампу над головой? Она хорошо светит? Различаешь, что уже получил достаточно? Хватит терзать ее.

Послышались новые смешки.

— Не суй нос не в свое дело, — прошипел он. — Она всего лишь ланч.

Обзывать «кормильцев» едой было даже хуже, чем дампиров «кровавыми шлюхами».

— Здесь тебе не пункт питания. Никому неохота видеть это.

— Да, — согласилась со мной одна из одноклассниц Вейда. — Это неприлично.

Некоторые приятели поддержали ее.

Вейд обвел нас сердитым взглядом и задержал его на мне.

— Прекрасно. Вы ничего и не увидите. Пошли.

Он схватил девушку за руку и потащил ее прочь. Негромко хныча и спотыкаясь, она следом за ним покинула комнату.

— На большее я неспособна, — сказала я Лиссе.

Она в шоке смотрела на меня.

— Он же просто повел ее к себе. Это обернется для нее еще хуже.

— Лисс, меня от всего этого тоже воротит, но что, гнаться за ним? — Я потерла лоб. — Я, конечно, могла бы врезать ему, но теперь уж пусть все идет, как идет.

Ее лицо омрачилось, она прикусила губу.

— Нельзя позволить ему делать это.

— Мне очень жаль.

Я вернулась к Грегу, испытывая неприятное ощущение по поводу происшедшего. Мне не больше Лиссы нравилось, что «кормилицу» используют, — это было слишком похоже на то, что, по мнению многих моройских парней, они вольны делать с девушками-дампирами. Однако схватку мне не выиграть, по крайней мере сегодня вечером.

Спустя несколько минут в процессе наших объятий Грег слегка передвинул меня, и тут я заметила, что Лиссы нигде нет. Я вскочила с его колен — едва не свалившись при этом — и оглянулась.

— Где Лисса? — Он попытался притянуть меня к себе.

— В туалете, наверно.

Алкоголь мешал мне почувствовать ее эмоции через нашу связь. Выйдя в коридор, я испустила вздох облегчения, не слыша больше громкой музыки и голосов. Здесь было тихо — если не считать грохота, доносившегося из-за третьей от меня двери. Она оказалась приоткрыта, и я вошла внутрь.

Девушка-«кормилица» съежилась в углу. Лисса стояла, скрестив натруди руки, с гневным, пугающим выражением лица. Она в упор смотрела на Вейда, а он на нее словно зачарованный. В руках он сжимал бейсбольную биту и, похоже, уже успел пустить ее в дело, поскольку комната выглядела разгромленной: книжные полки, стерео, зеркало…

— Теперь разбей окно, — ровным тоном приказала Лисса. — Давай. Это все пустяки.

Загипнотизированный, он подошел к большому темному окну. Удивленно раскрыв рот, я смотрела, как он размахнулся и ударил битой по стеклу. Осколки полетели вовсе стороны, свет раннего утра, обычно затененный, хлынул в комнату, ударил Вейду в глаза. Тот вздрогнул, но остался на месте.

— Лисса! — воскликнула я. — Прекрати! Заставь его остановиться.

— Он раньше должен был остановиться.

До предела огорченное, возмущенное выражение лица делало ее почти неузнаваемой, и я определенно никогда не видела, чтобы она творила такие вещи. Я, конечно, понимала, что это такое. Принуждение. Остался последний шаг — заставить Вейда использовать биту против себя самого.

— Пожалуйста, Лисса. Хватит. Пожалуйста.

Сквозь туман опьянения ко мне просочился ручеек ее эмоций, настолько сильных, что я еле устояла на ногах. Гнев, жестокость, беспощадность. И это обычно милая, уравновешенная Лисса! Мы знакомы с детского сада, но в этот момент я едва узнавала ее. Мне стало страшно.

— Пожалуйста, Лисса, оно того не стоит. От пусти его.

Она не отвела яростного взгляда от Вейда. Он медленно поднял биту и нацелил ее на собственную голову.

— Лисс! — продолжала молить я. О господи! Схватить ее, что ли, чтобы заставить остановиться? — Не делай этого!

— Его нужно остановить, — так же ровно ответила Лисса. Бита пришла в движение, вот-вот она наберет инерцию и… — Он не должен был так обращаться с ней. Люди не должны так обращаться с другими людьми… даже с «кормильцами»

— Но ты пугаешь ее. Посмотри.

Я думала, ее и этим не отвлечь, но потом Лисса перевела взгляд на «кормилицу». Та по-прежнему сидела в углу, скрючившись и обхватив себя руками. Голубые глаза стали как блюдца, лицо залито слезами. Она сдавленно, испуганно всхлипывала.

Лицо Лиссы оставалось невозмутимым, но я чувствовала: внутри ее идет борьба за то, чтобы снова обрести контроль над собой. Какой-то частью души она не хотела причинять вред Вейду, несмотря на весь свой гнев. Ее лицо сморщилось, она закрыла глаза. Правая рука потянулась к левому запястью и сжала его с такой силой, что ногти впились в плоть. Она вздрогнула от боли, но боль отвлекла ее от Вейда, это я почувствовала через нашу связь.

Принуждение перестало действовать, и он выронил биту, недоуменно оглядываясь. Оказывается, все это время я не дышала и только сейчас с облегчением выдохнула. В коридоре послышались шаги — видимо, грохот привлек наконец внимание. Двое служащих ворвались в комнату и замерли, увидев результаты погрома.

— Что случилось?

Мы смотрели друг на друга. Вейд выглядел совершенно сбитым с толку — таращился на комнату, на биту, на Лиссу, на меня.

— Не знаю… Я не мог… — Внезапно, заметно разъярившись, он сосредоточил свое внимание на мне. — Какого… Это все ты! Ты хотела, чтобы я отпустил «кормилицу»!

Служащие вопросительно посмотрели на меня, и в считаные мгновения я приняла решение.

«Ты должна защитить ее Чем больше она использует свои способности, тем хуже будет. Останови ее, Роза. Останови ее до того, как они заметят и уничтожат и ее тоже. Увези ее отсюда».

Перед моим внутренним взором возникло лицо страстно умоляющей меня госпожи Карп. Я бросила на Вейда высокомерный взгляд, прекрасно понимая, что никто не поставит под вопрос сделанное мной признание и не заподозрит Лиссу.

— Ну да, если бы ты позволил ей уйти, сказала я, — мне не пришлось бы делать этого.

«Спаси ее. Спаси ее от нее самой».

После того вечера я никогда больше не напивалась снова — чтобы не утрачивать бдительности, находясь рядом с Лиссой. И два дня спустя, когда меня вот-вот должны были исключить за «порчу имущества», мы с Лиссой сбежали из Академии.


Я вернулась в настоящее, Ксандер обхватил меня рукой, Лисса смотрела на нас огорченно, с возмущением, и я понятия не имела, может ли она снова выкинуть что-нибудь из ряда вон. Однако ситуация слишком походила на ту, два года назад, и я понимала, что должна разрядить ее.

— Всего капельку крови, — продолжал Ксандер. — Я много не возьму. Просто хочется попробовать кровь дампира на вкус. Никто и внимания не обратит.

— Ксандер, — раздраженно сказала Лисса, — оставь ее в покое.

Я выскользнула из-под его руки и улыбнулась, подыскивая ответную реплику, которая не спровоцировала бы драку, а свела все к шутке.

— Давай! — поддразнивающим тоном сказала я. В последний раз, когда парень попросил меня об этом, пришлось его хорошенько стукнуть, а ты чертовски миловиднее Джесси. Только зря попорчу твою красоту.

— Миловиднее? — переспросил он. Я сногсшибательно сексуальный, но не миловидный.

Карли засмеялась.

— Нет, ты миловидный. Тодд рассказывал, что ты купил французский гель для волос.

Как человека сильно подвыпившего, Ксандера оказалось несложно отвлечь; забыв обо мне, он кинулся защищать свою честь. Напряжение спало. Он умело отбивал нападки по поводу своих волос.

Взгляд Лиссы встретился с моим, и я прочла в ее глазах облегчение. Она улыбнулась, еле заметно кивнула мне в знак благодарности и снова переключила внимание на Аарона.


Содержание:
 0  Охотники и жертвы Vampire Academy (Vampire Academy, Book 1) : Райчел Мид  1  ДВА : Райчел Мид
 2  ТРИ : Райчел Мид  3  ЧЕТЫРЕ : Райчел Мид
 4  ПЯТЬ : Райчел Мид  5  ШЕСТЬ : Райчел Мид
 6  СЕМЬ : Райчел Мид  7  ВОСЕМЬ : Райчел Мид
 8  ДЕВЯТЬ : Райчел Мид  9  ДЕСЯТЬ : Райчел Мид
 10  ОДИННАДЦАТЬ : Райчел Мид  11  ДВЕНАДЦАТЬ : Райчел Мид
 12  ТРИНАДЦАТЬ : Райчел Мид  13  ЧЕТЫРНАДЦАТЬ : Райчел Мид
 14  вы читаете: ПЯТНАДЦАТЬ : Райчел Мид  15  ШЕСТНАДЦАТЬ : Райчел Мид
 16  СЕМНАДЦАТЬ : Райчел Мид  17  ВОСЕМНАДЦАТЬ : Райчел Мид
 18  ДЕВЯТНАДЦАТЬ : Райчел Мид  19  ДВАДЦАТЬ : Райчел Мид
 20  ДВАДЦАТЬ ОДИН : Райчел Мид  21  ДВАДЦАТЬ ДВА : Райчел Мид
 22  ДВАДЦАТЬ ТРИ : Райчел Мид  23  ДВАДЦАТЬ ЧЕТЫРЕ : Райчел Мид
 24  j32.html  25  Использовалась литература : Охотники и жертвы Vampire Academy (Vampire Academy, Book 1)



 




sitemap