Фантастика : Ужасы : ДЕВЯТНАДЦАТЬ : Райчел Мид

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25

вы читаете книгу




ДЕВЯТНАДЦАТЬ

Трудно сказать, что в конечном счете заставило меня решиться на это. Я долго хранила в душе множество тайн, думая, что таким образом защищаю Лиссу. Однако умалчивать об этой истории с порезами не означало защищать ее. Я не могла заставить ее прекратить, более того, сейчас я задавалась вопросом — не по моей ли вине все началось? Ничего плохого с ней не происходило, пока она не исцелила меня после аварии. Что, если бы она оставила меня раненой? Может, я и сама поправилась бы и сегодня с ней все было бы хорошо.

Я оставалась в больнице, пока Дмитрий пошел за Альбертой. Он не колебался ни мгновения, когда я рассказала ему, где Лисса, добавив, что ей угрожает опасность.

После этого все происходило как в замедленном фильме ужасов. Я ждала, время как будто остановилось. Наконец Дмитрий вернулся с Лиссой, пребывающей в бессознательном состоянии. В больнице поднялась суматоха, и все прикладывали усилия, чтобы я не совала нос в происходящее. Лисса потеряла много крови, и, хотя у них была под рукой «кормилица», требовалось сначала привести Лиссу в сознание, чтобы она могла пить кровь, а это оказалось нелегко. Только к середине академической ночи кто-то решил, что она достаточно стабильна и меня можно допустить к ней.

— Это правда? — спросила она, едва я вошла в палату.

Она лежала в постели, запястья ее были перебинтованы. Я знала, что потерю крови восполнили, но, по мне, она все еще выглядела бледновато.

— Они сказали, что это была ты. Ты сообщила им.

— У меня не было другого выхода. Лисс… Ты порезала себя хуже, чем когда-либо. И после того как ты исцелила меня… а потом вся эта история с Кристианом… ты могла не справиться и нуждалась в помощи.

Она закрыла глаза.

— Кристиан. Ты знаешь о нем. Конечно. Ты знаешь обо всем.

— Прости. Я просто хотела помочь.

— А как же то, о чем говорила госпожа Карп? Что нужно все держать в тайне?

— Она имела в виду другое. Не думаю, что она хотела бы, чтобы ты продолжала резать себя.

— А о «другом» ты тоже им рассказала?

Я покачала головой.

— Пока нет.

Она устремила на меня холодный взгляд.

— Пока. Но собираешься.

— Я вынуждена. Ты можешь исцелять других… и это убивает тебя.

— Я исцеляла тебя.

— Со временем я и так поправилась бы. Щиколотка зажила бы. Тебе не нужно было этого делать — оно того не стоило. Думаю, я знаю, когда это началось… когда ты впервые исцелила меня…

Я объяснила, что произошло после аварии и как потом пробудилась ее сила — и одновременно началась депрессия. Заметила, что и наша связь возникла тогда же, хотя и не совсем понятно почему.

— Не знаю, что в точности происходит, но это выше нашего понимания. Мы нуждаемся в помощи.

— Они увезут меня, — безжизненно сказала она. — Как госпожу Карп.

— Думаю, они постараются помочь тебе. Они действительно были очень обеспокоены. Лисс, я сделала это ради тебя. Просто очень хочу, чтобы с тобой все было хорошо.

Она отвернулась.

— Уйди, Роза.

Что я и сделала.

На следующее утро ее отпустили с условием, что каждый день она будет являться на прием к консультанту. Дмитрий сказал, что для борьбы с депрессией к ней применят медикаментозное лечение. Вообще-то я не в восторге от таблеток, но приветствовала все, что угодно, лишь бы оно помогало ей.

К несчастью, один студент-второкурсник из-за приступа астмы находился в больнице. Он видел, как Дмитрий и Альберта привели Лиссу. Он понятия не имел, что именно произошло, но это не помешало ему разболтать о том, свидетелем чего он стал. За завтраком новости стали известны всем.

И что более важно, все знали, что она не разговаривает со мной.

Соответственно, те очки в общественном мнении, которые я до этого набрала, пошли на убыль. Напрямую она не осуждала меня, но ее молчание выглядело очень красноречиво, и все быстренько сделали нужный вывод.

Весь день я бродила по Академии, точно призрак. На меня посматривали, иногда даже заговаривали, но не более того. В основном, подражая Лиссе, все молчали. Никто открыто не выступал против меня — скорее всего, не хотели рисковать на случай, если мы помиримся. Тем не менее до меня снова начали доноситься перешептывания с упоминанием «кровавой шлюхи».

Во время ланча Мейсон пригласил меня за свой столик, но я не была уверена, что его приятели настроены столь же дружелюбно, и не хотела стать причиной разногласия между ними. Поэтому я приняла приглашение Натальи.

— Я слышала, Лисса снова пыталась сбежать, а ты помешала ей, — сообщила она.

Пока никто понятия не имел, зачем Лисса оказалась в больнице. Я от всей души надеялась, что так оно и останется.

Пыталась сбежать? Откуда, черт побери, возникла эта идея?

— Зачем ей было убегать?

— Не знаю. — Наталья понизила голос. — Зачем она сделала это в прошлый раз? Я просто говорю то, что слышала.

По мере того как проходил день, этот слух распространялся все шире, так же как и всякие другие предположения о том, что Лисса могла делать в больнице. Особой популярностью пользовались теории о беременности и аборте. Некоторые перешептывались, что она заразилась от Виктора. К истинной разгадке никто даже не приблизился.

Со всей возможной быстротой сбегая по окончании последнего урока, я с удивлением заметила направляющуюся в мою сторону Мию.

— Чего тебе? — спросила я. — Сегодня мне не до игр, деточка.

— Зря выделываешься — никто ведь не видит.

Вспомнив то, о чем рассказывал Кристиан я пожалела ее. Однако это чувство исчезло, стоило мне бросить один-единственный взгляд на ее лицо. Может, когда-то она и была жертвой, но сейчас превратилась в настоящего монстра. В ней ощущалось что-то холодное, коварное, отличное от прежнего состояния отчаяния и подавленности. Она не осталась в положении побежденной от того, как с ней обошелся Андрей, — если такова правда, а я верила, что это так, — и, по-моему, точно так же не собиралась просто проглотить оскорбления, нанесенные ей Лиссой. Мия из тех кому любые трудности нипочем.

— Она отделалась от тебя, но ты слишком крутая и слишком высокого мнения о себе, чтобы признать это, — заявила она, выпучив глаза. — Не хочешь отомстить ей?

— У тебя совсем крыша поехала? Она моя лучшая подруга. Ну, чего тебе еще?

— Что-то не похоже — судя по тому, как она себя ведет. Слушай, расскажи мне, что произошло в больнице. Это ведь что-то серьезное? Она беременна?

— Убирайся.

— Если расскажешь, я велю Джесси и Ральфу говорить, что они все о тебе выдумали.

Я остановилась и развернулась лицом к ней. Испугавшись, она отступила на несколько шагов. Наверно, вспомнила, что я уже угрожала ей физической расправой.

— Я и так знаю, что они все выдумали, потому что ничего такого не делала. И если ты еще раз попытаешься настроить меня против Лиссы, все будут пересказывать друг другу историю о том, что ты истекаешь кровью, потому что я перерву тебе горло!

С каждым словом мой голос звучал все громче и громче; в конце я уже просто кричала. Мия, явно в ужасе, продолжала пятиться от меня.

— Ты точно сумасшедшая. Неудивительно, что она тебя бросила. Ну, как хочешь. — Она пожала плечами. — Я и без тебя узнаю, что произошло.


На эти выходные были назначены танцы, но я решила, что не пойду. Во-первых, это выглядело как-то глупо — начинать сейчас, а во-вторых, меня интересовали не сами танцы, а лишь вечеринки, которые обычно происходили потом. Однако без Лиссы мне ни на одну из них не попасть. Вместо этого я засела у себя в комнате, пытаясь безуспешно — выполнить домашние задания. Благодаря нашей связи я ощущала ее эмоции — преобладали возбуждение и беспокойство. Нелегко целый вечер проводить с парнем, который на самом деле тебе не нравится.

Спустя примерно десять минут после начала танцев мне захотелось принять душ. Когда я, обернув голову полотенцем, возвращалась из ванной комнаты, то увидала стоящего у двери моей комнаты Мейсона. Он не то чтобы вырядился, но, по крайней мере, был не в джинсах.

— А вот и ты наконец. Я уж был готов сдаться.

— Снова поджег огонь? Парням нельзя появляться в этом коридоре.

— Плевать. Какая разница?

Тут он был прав. Может, школа и удерживала на расстоянии стригоев, но явно не справлялась — с тем, чтобы мешать нам общаться друг с другом.

— Можно войти? Ты, я вижу, еще не готова.

Я не сразу поняла, что он имеет в виду.

— Нет. Я никуда не иду.

— Брось. — Он протопал за мной внутрь. — В чем дело? Твой разлад с Лиссой? Уверен, вы скоро помиритесь. И с какой стати тебе торчать здесь весь вечер? Если не хочешь встречаться с ней, Эдди позже устраивает вечеринку в своей комнате.

Мой прежний дух, большой любитель развлечений, тут же вскинул голову. Без Лиссы. Скорее всего и без королевских особ.

— Правда?

Поняв, что я начинаю подаваться, Мейсон расплылся в улыбке. Глядя в его глаза, я снова почувствовала, как сильно нравлюсь ему. И снова удивилась — ну почему я не могу просто иметь нормального бойфренда? Почему так жажду своего крутого и, прямо скажем, староватого наставника, — наставника, которого в итоге скорее всего, пристрелят еще в расцвете сил?

— Там будут только новички, — продолжал Мейсон, не догадываясь о моих мыслях. — И у меня для тебя есть сюрприз.

— В бутылке?

Если Лисса желает игнорировать меня, причин сохранять трезвость нет.

— Нет, этим Эдди занимается. Давай одевайся. Не в таком же виде ты пойдешь?

Я оглядела свои порванные джинсы и футболку Орегонского университета. Да определенно не в таком.

Пятнадцать минут спустя мы пересекали внутренний двор на пути к столовой и хохотали, вспоминая в деталях, как во время тренировки на этой неделе один наш особо неуклюжий одноклассник дал сам себе в глаз. Быстро идти на высоких каблуках по замерзшей земле было нелегко. Мейсон взял меня под руку и, можно сказать, наполовину тащил за собой. Это развеселило нас еще больше. В душе начало подниматься ощущение счастья — конечно, совсем от беспокойства о Лиссе я не избавилась, но некоторое чувство освобождения пришло. Обойдусь без нее и ее друзей, у меня есть и свои. И скорее всего, упьюсь до чертиков сегодня вечером. Это, конечно, не разрешит моих проблем, но, по крайней мере будет весело. Да. Все могло быть гораздо хуже.

И потом мы встретились с Дмитрием и Альбертой.

Они шли куда-то, обсуждая свои дела. Альберта улыбнулась и бросила на нас снисходительный взгляд, которым люди постарше награждают молодых, когда те веселятся и ведут себя глупо. Вроде как посчитала, что мы разошлись и ведем себя чуть-чуть нахально. Мы остановились. Мейсон по-прежнему держал меня под руку.

— Мистер Эшфорд, мисс Хэзевей. Удивительно что вы еще не в столовой.

Мейсон одарил ее ангельской улыбкой любимца учителей.

— Немного задержались, страж Петрова. Вы же знаете, как это бывает с девушками. Всегда стремятся к совершенству. Вам-то это уж точно должно быть знакомо.

В обычных обстоятельствах я ткнула бы его локтем за то, что он несет такую чушь, но в данный момент я смотрела на Дмитрия и потому утратила дар речи. Что еще важнее, он тоже не отрываясь смотрел на меня.

Наверно, дело было в том, что я надела черное платье. Удивительно, что Альберта не обругала меня по поводу манеры одеваться прямо здесь и сейчас. Ткань облепляла все тело и ни на одной моройской девушке, с их, мягко говоря, не слишком большой грудью, платье не удержалось бы. Розочка Виктора свисала с шеи, и я второпях высушила волосы феном, оставив их распущенными, что, как я знала, нравилось Дмитрию. Колготок на мне не было, потому что с таким платьем колготок не носят, и ноги заледенели. Все, что угодно, лишь бы хорошо выглядеть.

И без сомнения, я выглядела чертовски хорошо, однако лицо Дмитрия ничего не выражало. Он просто смотрел на меня — и смотрел, и смотрел. Может, это само по себе говорило о том, как я выглядела. Вспомнив, что Мейсон держит меня под руку, я выдернула свою. Он и Альберта закончили обмен шутливыми замечаниями, и наши пути снова разошлись.

— Когда мы появились в столовой, там гремела музыка, по стенам висели белые рождественские лампочки, и — ух ты! — их свет отбрасывал вращающийся шар для дискотеки, никакого другого освещения не было. Площадку заполонили извивающиеся тела, в основном младшие ученики. Студенты нашего возраста сбились в тесные кучки по углам зала, дожидаясь подходящего момента, чтобы улизнуть. Воспитатели, стражи и учителя расхаживали по залу, останавливая тех, кто слишком уж разошелся.

Увидев Кирову в клетчатом платье без рукавов, я повернулась к Мейсону.

— По-твоему, еще не время выпить чего-нибудь покрепче?

Он ухмыльнулся и снова взял меня под руку.

— Пошли, сейчас время для твоего сюрприза.

Он повел меня через весь зал, по дороге растолкав группу первокурсников, выглядевших слишком юными для того, чем они занимались, а именно: пытались в танце бедрами ударяться друг о друга. Куда, интересно, деваются все наставники, когда в них действительно есть нужда? Потом я поняла, куда Мейсон меня ведет, и резко остановилась. Нет.

Он потащил меня за руку, но я стояла как скала.

— Пошли! Увидишь, это будет здорово.

— Ты ведешь меня к Джесси и Ральфу. Я готова увидеться с ними только в том случае, если в руках у меня будет тупой предмет, которым я врежу им между ног.

Он снова потянул меня за собой.

— Теперь нет. Пошли.

В конце концов я с неохотой двинулась дальше. Мои худшие опасения подтвердилась, когда я почувствовала прикованные к себе взгляды. Прекрасно. Все начинается снова. Сначала Джесси и Ральф не замечали нас, но, когда это произошло, на их физиономиях промелькнули быстро сменяющие друг друга весьма забавные выражения. Прежде всего они обратили внимание на мою фигуру и платье. Произошел мощный выброс тестостерона, и чисто мужское вожделение засияло на их лицах. И только потом до них, похоже, дошло, что это не кто-нибудь, а я. Теперь их физиономии выражали ужас. Круто.

Мейсон ткнул Джесси в грудь кончиком пальца.

— Порядок, Зеклос. Скажи ей.

Джесси молчал и Мейсон чуть сильнее вдавил палец.

— Говори.

Отводя взгляд, Джесси промямлил:

— Роза, мы прекрасно понимаем, что ничего такого не было.

Я чуть не задохнулась от смеха.

— Правда? Класс! Рада слышать. Потому что, видишь ли, пока ты этого не сказал, я думала, будто что-то такое было. Слава богу, ты просветил меня! Теперь я точно знаю, что было, а чего не было.

Парни вздрогнули, легкомысленное выражение на лице Мейсона сменилось решимостью.

— Это она и без вас знает, — проворчал он. — Говори остальное.

Джесси вздохнул.

— Мы делали это под давлением Мии.

— И? — подбодрил его Мейсон.

— И мы извиняемся.

Мейсон перевел взгляд на Ральфа.

— Я хочу услышать это и от тебя тоже, «большой мальчик».

Ральф, также не глядя мне в глаза, буркнул что-то отдаленно похожее на извинение.

Добившись своего, Мейсон снова повеселел.

— Ты еще самого интересного не слышала, — заявил он.

Я искоса взглянула на него.

— Правда? Типа, мы отмотаем время назад и ничего вообще не произойдет?

— Еще лучше. — Он снова ткнул Джесси. — Скажи ей. Скажи ей, почему вы делали это.

Джесси и Ральф, явно испытывая неловкость, обменялись взглядами.

— Парни, вы выводите мисс Хэзевей и меня из себя. Говорите, почему вы делали это.

С видом человека, угодившего в ситуацию, хуже которой и не придумаешь, Джесси в конце концов посмотрел мне в глаза.

— Мы делали это потому, что она спала с нами. С обоими.


Содержание:
 0  Охотники и жертвы Vampire Academy (Vampire Academy, Book 1) : Райчел Мид  1  ДВА : Райчел Мид
 2  ТРИ : Райчел Мид  3  ЧЕТЫРЕ : Райчел Мид
 4  ПЯТЬ : Райчел Мид  5  ШЕСТЬ : Райчел Мид
 6  СЕМЬ : Райчел Мид  7  ВОСЕМЬ : Райчел Мид
 8  ДЕВЯТЬ : Райчел Мид  9  ДЕСЯТЬ : Райчел Мид
 10  ОДИННАДЦАТЬ : Райчел Мид  11  ДВЕНАДЦАТЬ : Райчел Мид
 12  ТРИНАДЦАТЬ : Райчел Мид  13  ЧЕТЫРНАДЦАТЬ : Райчел Мид
 14  ПЯТНАДЦАТЬ : Райчел Мид  15  ШЕСТНАДЦАТЬ : Райчел Мид
 16  СЕМНАДЦАТЬ : Райчел Мид  17  ВОСЕМНАДЦАТЬ : Райчел Мид
 18  вы читаете: ДЕВЯТНАДЦАТЬ : Райчел Мид  19  ДВАДЦАТЬ : Райчел Мид
 20  ДВАДЦАТЬ ОДИН : Райчел Мид  21  ДВАДЦАТЬ ДВА : Райчел Мид
 22  ДВАДЦАТЬ ТРИ : Райчел Мид  23  ДВАДЦАТЬ ЧЕТЫРЕ : Райчел Мид
 24  j32.html  25  Использовалась литература : Охотники и жертвы Vampire Academy (Vampire Academy, Book 1)



 




sitemap