Фантастика : Ужасы : Операция ''Скрепка''. Файл №302 : Крис Картер

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0

вы читаете книгу

Этот сериал смотрят во всем мире уже пятый год. Он вобрал в себя все страхи нашего времени, загадки и тайны, в реальности так и не получившие научного объяснения.

…Отец Фокса Молдера убит. Вот только – был ли он Молдеру ОТЦОМ?

…В пустыне штата Нью-Мексико затерян железнодорожный вагон. Но – что в нем?

Тела инопланетян – ИЛИ?..

Фоксу Молдеру не привыкать играть с опасностью, но на этот раз его пытаются убить слишком целенаправленно. Есть ли связь между этим фактом – и двумя предыдущими? ДА – ИЛИ НЕТ?..

По кому звонит телефон, по чью душу?

Агента Скалли с утра не было дома. Теперь – вечер, поздний вечер. И стоило отпереть дверь и переступить порог (мой дом – моя крепость), как телефон разразился трезвоном, будто только того и ждал – когда агент Скалли переступит порог.

Что бы это значило? Да что угодно! К примеру, за домом агента Скалли установлено наблюдение, и вот ее тревожат звонком (снимите трубку, абонент!), а ранее бессмысленно было тревожить за наличием отсутствия абонента – наблюдение показало, что абонента нет дома. Но вот пришел… Это всегда настораживающий факт – телефонный звонок, совпавший с открыванием входной двери… Или, к примеру, неуточненные личности добивались связи (телефонной!) с агентом Скалли с утра до вечера, набирая и набирая номер через каждые пять минут. Абонента же все нет и нет. Но вот пришел…

Кто бы это мог быть, на другом конце провода? Да кто угодно! К примеру, профессиональный киллер, которому заказали некую Дэйну Скалли. Заказ принят. Будет исполнено. Надо лишь убедиться, что некая Дэйна Скалли вернулась домой и… Или, к примеру, непосредственное руководство в лице мистера Скиннера… бывшее, да, но руководство… с небрежным извинением за вчерашнюю мороку головы («Какой номер вы набираете?») и – «Перейдем к делу, агент?»… Или, к примеру… Молдер! Ну конечно же он! Молдер! «Я спешу, я иду, Скалли. Продержись!» – ну и где ты шляешься, партнер, пока я к тебе спешу-иду?!

Кто бы ни звонил – сними трубку! Не спрашивай себя, по кому звонит телефон, по чью душу, – он звонит по тебе, по твою душу, агент Скалли. Сними трубку!

– Да! Кто?!

– Дэйн! Это я!

– Кто – я?

– Да Мелисса же! Сестру не узнаешь?

– Уф-ф… А я-то уже подумала…

– Что ты подумала?

– Неважно.

– Нет, скажи!

– Не скажу.

– Почему?

– Потому что!

– С тобой все в порядке, Дэйн?

– Относительно…

– Относительно чего?

– Все относительно в этом мире, Мелисс. Что ты звонишь на ночь глядя? С тобой-то все в порядке?

– Я звоню тебе с утра! И весь день. И весь вечер. Где ты пропадала?

– Пришлось съездить в Бостон.

– Что ты там потеряла?!

– Скорее, нашла.

– Дэйн?

– Неважно.

– Нет, скажи!

– Срань господня! На похоронах я была, на похоронах!

– Чьих?!

– Неважно. Ты его не знаешь.

– Знаешь, будь я на твоем месте… С тобой действительно все в порядке, Дэйн? Я начинаю беспокоиться.

– С чего вдруг?

– Ты была у доктора?

– Была.

– И что он сказал?

– Неважно.

– Как это – неважно?! Сама соображаешь, что говоришь?! Доктор – и неважно! Дэйн?

– Для меня важней не то, что он сказал, а то, что я ему сказала. Под гипнозом.

– Ой, ты была под гипнозом?! Как интересно! А что ты сказала?!

– Мелисс, извини… Я сейчас немного не в своей тарелке… Ох! Что я говорю!..

– Дэйн, что ты говоришь?!

– Не телефонный разговор, Мелисс…

– Слушай, я сейчас к тебе приеду! Ты – дома, так?

– Да.

– Примешь?

– Да.

– Всё! Скоро буду!

– Как скоро?

– Очень скоро. Отбой. И…

…и – тут же опять звонок! С цепи вы все сорвались?!

– Да! Кто?

Никто. И звать никак. Молча дышит в трубку. Отбой.

Вот и думай-гадай! Хочешь не хочешь, но волей-неволей воображение рисует обещанного безымянным ходячим скелетом киллера! Не думай, не гадай ты, никак не ожидай ты такого вот конца! Не думай!.. Легко сказать! Невозможно не думать!

Да-а, чего бы на самом деле ни добивался ходячий скелет в «Саду отражений», но одного он добился определенно – Скалли не в своей тарелке!

Оп! Стоп! Брысь! О тарелке ни слова! О тарелке это – к доктору, к доктору, к доктору…

Не пойдет она к доктору! Была уже. Ей хватило!

Но – пойдет. Отсюда. Подальше отсюда. Мой дом – моя крепость? Как и всякий лозунг, проще провозгласить, чем воплотить. А глядишь, и впрямь нарисуется киллер – и не в воображении, а наяву?! А она тут одна, беззащитная женщина… То есть она одна – еще не страшно. В конце концов, Дэйна Скалли прежде всего агент ФБР и уже потом женщина. И насчет беззащитности – ну-ну… Табельное оружие сдано, да.Но… Черт побери! Ты агент ФБР! Ты имеешь право носить любое другое оружие, кроме табельного. И оно, любое другое оружие, имеется, имеется… Пистолет. Будет чем встретить незваного гостя – хуже пуэрториканина!.. Плохо другое – званый гость. Сестра. Мелисса. «Скоро буду!» Не надо! После звонка молчаливо дышащего субъекта – не надо. Оно конечно, всякое бывает – ошибочное соединение, в том числе. Однако береженого бог бережет.

Приглашение отменяется, Мелисс! Слышишь?!

Длинные гудки.

Возьми трубку, Мелисс!

Длинные гудки.

– Ну?! Ну, ну, ну же!

– Алле?! Это Мелисса. Очень жаль, но меня нет дома. Оставьте сообщение, и я вам перезвоню, как только смогу. Всего вам само-го-самого!

– Мелисс! Это я! Скалли! Возьми трубку! Пожалуйста, Мелисс!.. Не валяй дурочку, ты только что была. Ты не успела уйти. Я знаю, как ты обычно собираешься… Мелисс?! Я тут подумала и… передумала. Не надо ко мне. Давай лучше я приеду к тебе… Мелисс?! Учти, я пошла. Я уже выхожу. Если вдруг ты и в самом деле уже в пути, перехвачу тебя по дороге, встречу.

Действительно пошла, действительно выходит, действительно встретила…

…впрочем, не сестру.

Ка-акая встреча! Давненько не виделись, сэр! Какой вы, однако, галантный, сэр! Леди вышла, а вы тут как тут – машину к подъезду! леди вышла!.. Благодарствую, сэр, но на сегодня мисс Скалли не планировала общения с мистером Скинне-ром. Вчера – да, планировала. Но вчера вы отреагировали по меньшей мере странно, мистер Скиннер. Долг платежом красен, мистер Скшшер, мера за меру, мистер Скшшер. Сегодня – нет, мистер Скшшер. Пропустите, леди, сэр! Что вы перегородили ей дорогу своим «поршем»?! Вы хам, rap?

– Садитесь, Скалли!

– Приказ? Я больше не в вашем подчинении, сэр.

– Просьба.

– Таким тоном? Считайте, в вашей просьбе отказано.

– Скалли! Мне нужно с вами поговорить. – Как вчера?

– Вчера я был в кабинете не один. Думал, вы поняли.

– Я поняла. Но могли же перезвонить попозже?

– Так и сделал, Скалли, поверьте!

– Пять минут назад?

– Н-нет. Днем. Вас не было.

– Аи, бросьте! Если вам так нужно было со мной поговорить, что ж вы молчали и дышали?!

– Когда?!

– Пять минут назад!

– Скалли, это не я, поверьте!

– Аи, бросьте! А кто?! Мустанг в пальто?! Пропустите леди, сэр!

– Скалли, это очень важно.

– Аи, бросьте! Для меня сейчас очень важно повидаться с сестрой. Я – к ней.

– Я вас подвезу.

– Лучше пройдусь пешком. Мама наказывала мне никогда не садиться в машину к незнакомым мужчинам.

– Прекратите!.. Мне нужно с вами поговорить! И вам – со мной! Я отвезу вас.

– И куда, позвольте спросить?

– Туда, где мы окажемся наедине.

– О, сэр! Вы так настойчивы! Я просто не могу устоять!.. Да что вы все сегодня, сговорились?!

– Кто – все?

– Старые хрычи! Я не геронтофилка, сэр!

– Скалли!!! Вес равно я вас не отпущу так!

– Что ж… Но вы позволите сесть не рядом с вами, а позади? А то начнутся хватания за коленки…

– Прекратите! Садитесь куда угодно! Хоть в багажник полезайте!

– А вот этого не дождетесь, Уолтер!

– Скалли, ну что вы в самом-то деле! Мы же с вами давно и хорошо друг друга знаем! Можно сказать, близкие люди!

Именно! Столь близкие, что неплохо бы держаться от вас, мистер Скиннер, подальше – в свете откровений некоего ходячего скелета. «Вас убьют одним из двух способов».

Похоже, избран второй способ: близкий человек назначит вам встречу или без приглашения появится у вас дома…

А если так (а как иначе?!), то с Мелиссой пересекаться вряд ли разумно. Сама по себе Дэйна Скалли – «крепкий орешек», да еще контролируя с заднего сидения спину близкого человека, да еще на всякий случай расстегнув сумочку с пистолетом внутри. Еще посмотрим, близкий человек, еще посмотрим, Железный Винни, кто кого, если что!.. Но и мистер Скиннер в курсе, что Дэйна Скалли – «крепкий орешек», серьезный противник, прежде всего агент ФБР и лишь потом женщина. И лишний козырь против соперника – отнюдь не лишний. Козырь – сестра! Сейчас мы, коллега, прихватим ее по пути и поедем и помчимся… С заложником как-то проще, коллега, и… сложней. В зависимости от того, у кого заложник на руках и у кого он в руках. Вам сложней, коллега, – у вас на руках. Мне, Уолтеру Скиннеру, проще – у меня в руках. Нет?

– Куда едем, Скалли?

– Вам видней, Уолтер.

– Я в смысле – где живет ваша сестра? Я ведь не знаю. Вы ведь хотели с ней повидаться.

– Расхотела.

– Как хотите!

– Хочу уточнить… Вы сказали, что наш разговор должен быть наедине. Как же моя сестра? Не в счет?

– Просто подумал, вам нужно ее предупредить, что вы не придете. После чего мы отправимся дальше.

– Какой вы, однако, галантный, сэр!

– Скалли?

– Скиннер?

– Так вам нужно или не нужно?!

– Не нужно.

От греха подальше, сестричка Мелисса, от греха подальше. В крайнем случае, зазря прогуляешься по свежему вечернему воздуху, выскажешься ненормативно в адрес отсутствующей старшей сестрички, а там… или сиди-жди ее возвращения (второй ключ от дома сестры, у тебя, Мелисс, есть) или возвращайся к себе домой. А нечего, понимаешь, автоответчик включать!

Ну, а сестричка Дэйна – к греху поближе. Еще ближе. И еще б ли лее. Не доводи до греха, Железный Винни! Не убий!..

Все ближе, и ближе, и ближе шуршит «порш» покрышками – ш-ш-ш-ш-ш… Куда мы все-таки, близкий человек? Туда, где сможем остаться наедине, коллега.


Штаб-квартира ФБР Вашингтон, округ Колумбия 21 апреля, ночь

Слухи о неприступности для посторонних штаб-квартиры ФБР сильно преувеличены.

То есть днем – да, днем и мышь не проскочит. Металлодетекторы, камеры слежения, постовые лиловые негры и – главное, главное! – масса служилого люда, и весь этот служилый люд, что характерно, – сотрудники ФБР! Любой посторонний очень неуютно себя чувствует при сближении с сотрудниками ФБР, а уж при окружении сотрудниками ФБР – и подавно. Не ищи, посторонний, себе на задницу приключений – да не обижен будешь. Вот и нет никого постороннего в штаб-квартире ФБР днем. Разве что с экскурсией по предварительной договоренности.

Ночью же – что ж, ночью! Ночью сотрудники ФБР, как и все граждане свободной страны, имеющей многолетние профсоюзные традиции, – по домам, по домам. Рабочий день окончен! Оно конечно: и только до утра в ночи светилось лишь одно окно… Однако почти наверняка – это просто кто-то из сотрудников ФБР забыл погасить за собой свет в клозете.

Государственное учреждение – оно и в Африке государственное учреждение. Днем – суета сует и всяческая суета. Ночью – километровые гулкие коридоры, ветер и пустота, запертые кабинеты.

Разумеется, всегда отыщется один-другой фанат, не разделяющий личного и общественного и готовый сутками напролет трудиться в стенах родного учреждения. Вот помощник директора Федерального Бюро Расследований Уолтер Скиннер, например. Только он… не отыщется – понимай, ни металлодетектора-ми, ни камерами слежения, ни постовыми лиловыми неграми. Вздумай Железный Винни объявиться в неурочное время в штаб-квартире ФБР и при этом остаться незамеченным – у него получится. И никто не повстречается в коридоре, никто не воскликнет: «О! Мистер Скиннер! Какими судьбами?! О! Вы не один?! Вы с агентом Скалли?! А вы здесь что? Вам куда? Не в ораль… в овальный ли кабинетик?»

Вздумал Железный Винни. И объявился. И не отыщется. Сказано: мышь не проскочит. Но сказано про посторонних. А мистер Скиннер здесь не посторонний, он здесь все ходы-выходы знает-изучил. Равно как и агент Скалли.

Просьба ко всем ржущим, понять правильно! И это уже приказ. Мистеру Скиннеру с агентом Скалли – не в овальный кабинетик.

А куда?

А вот… уже пришли.

По коридору, по коридору, по коридору.

Мимо кабинетов, мимо кабинетов, мимо кабинетов.

Стоп!

Сюда.

Кабинет №42. Служебный кабинет агента Молдера. Заперт, само собой. Но, само собой, паршивый ты сотрудник ФБР, если не способен открыть замок – не желтым ногтем большого пальца, но первым попавшимся ключиком. Уолтер Скиннер не паршивый сотрудник ФБР, он помощник директора! То-то!..

– Заходите, Скалли.

Какой вы, однако, галантный, сэр! Леди пропускаете вперед!.. Ага! В темноту ночного кабинета. Всех леди – вперед, а мы, джентльмены, следом, по их трупам! Не так ли, сэр? Не так ли, близкий человек!

– Только после вас, Уолтер. . – Как угодно, Скалли.

– Мне угодно после вас.

– Да пожалуйста!

И отлично! Заходи, Железный Винни, заходи. Во-от так. А теперь… А теперь:

– Замрите, Уолтер! Не оборачиваться! Руки так, чтобы я их видела! Выше! Выше! Это пистолет! Под вашей лопаткой, чувствуете? Он заряжен!

– Вы не взвели курок, агент Скалли.

– Я взвела курок еще перед тем, как положила пистолет в сумочку.

– Всю дорогу ехали с оружием, снятым с предохранителя? Непрофессионально, агент Скалли! А если бы я резко затормозил? Или резко повернул? Пуля дура, агент Скалли…

– Зато вы у нас молодец, Уолтер. Не затормозили, не повернули.

– Следовало бы отобрать у вас сумочку еще в машине. Я сразу понял, что у вас там оружие.

– Но не знали, что оно снято с предохранителя. А если бы я не отдала? Резко дернула? Непрофессионально, Уолтер. Пуля дура, Уолтер…

– Вы от нее недалеко ушли, агент Скалли. Все-таки Железный Винни – железный!

Стоит под прицелом с поднятыми руками и еще нотации читает ровным, подчеркнуто бесстрастным тоном. Мало того! Оскорбляет по мелочи! Дура, говоришь?! А сдадут у дуры нервы после оскорбления, она и нажмет на спусковой крючок?! Дура же – что с нее возьмешь! У тебя-то, Винни, нервы, допустим, железные, но – не тело. Тело не железное, да. И бронежилета на тебе нет, Винни. Эка ты сразу вспотел, близкий человек] Аж ручеек по спине! А запах!.. Фу-у…

– Два шага вперед, Уолтер! Медленно!

– Темно…

– Ничего, я зажгу свет… Так лучше?.. Два шага, сказала! Не оборачиваться, сказала! Руки выше!.. Если обернетесь, я вас убью! И не воображайте, что у меня дрогнет рука! Уж поверьте, не дрогнет!

– Верю, агент Скалли.

– А я вам – нет!

– Не делайте резких движений, агент Скалли.

– Буквально с языка сняли, Уолтер! Но – в ваш адрес.

– Я на вашей стороне, Скалли.

– Расскажите репортеру Си-Эн-Эн! Или кому-нибудь столь же доверчивому… Еще шаг вперед! К дивану!.. Так. Можете повернуться. Хочу видеть ваши глаза!

– А я – ваши, агент Скалли. Господи, что у вас с ними?

– Так! Еще слово про щитовидку – и я стреляю!

– При чем здесь щитовидка?! Просто… вы что, так меня ненавидите?

– Еще и не так!

– Господи, с каких пор?! Мы же всегда были друзьями… почти. Почти близкими людьми. С каких пор?!

– С тех самых, как вам меня заказали]

– Что-о-о?!

– Как бы вы отнеслись к своему убийце, Уолтер?

– Агент Скалли!!!

– Тихо! Без эмоций! Вы не на сцене!

– Я в кабинете вашего напарника, агент Скалли.

– Умничка, Уолтер! В пространстве ориентируетесь! А в умозаключениях?

– Агент Скалли!!!

– Тихо, сказала! Сядьте на диван. Обе руки подложите себе под… под…

– Я вас понял, агент Скалли… Так?

– Так, так!.. Н-ну?! Я слушаю!

– Это я слушаю.

– Нет уж! Я – вас!

– Что конкретно интересует?

– Кто вас нанял? У кого вы на побегушках?

– Меня никто не нанимал. Я сам по себе.

– Что ж, остаток жизни можете посвятить ответам на мои вопросы… Учтите, этот остаток может быть продолжительным и… не очень. В зависимости от вашей искренности.

– Вот что, агент Скалли! Вы, конечно, можете стрелять, но только сыграете на руку тем, кто… не на нашей стороне. Стреляйте – и забудьте о работе, о семье, о свободе. Стреляйте – и остаток жизни, сколь бы он ни был продолжительным, проведете за решеткой. Убийство помощника директора ФБР – это, знаете ли…

– Альтернатива? Не я убиваю помощника директора ФБР, а он меня. Так, считаете, лучше?

– Почему вам взбрело в голову, что я собираюсь вас убивать?!

– А почему бы и нет?

– Почему бы и да, Скалли?! Логика, логика?!

– У всех своя логика.

– Что подсказывает вам ваша?

– Что никотин вреден. Очень вреден.

– Считайте, мы оба успешно прошли этот тест, Скалли. Целиком и полностью согласен. Я и не курю, вы же знаете.

– Знаю. И тоже не курю. Потому у меня обостренный нюх. Вы что же, Уолтер, думаете, я не унюхала сигаретного дыма у вас в кабинете позавчера? Где он прятался, Уолтер? В задней комнате?

– Кто?

– Аи, бросьте! Прекрасно вы меня поняли! А я – вас!.. Курильщик. Тот, что позавчера подслушивал меня в вашем кабинете. Тот, что вчера сидел в вашем кабинете, когда я вам звонила. Тот самый, что очень вреден – для меня. Тот самый, что очень полезен – для вас, Уолтер, судя по тесноте и частоте вашего с ним общения. Или станете уверять, будто мистер Никотин, как и вы, на моей стороне?

– Не стану.

– Попробуйте только! Убью на месте! Как вы хотели убить меня!

– Скалли, подумайте! Зачем я привел вас в кабинет Молдера, если хочу, по вашим словам, убить вас?! Логика, ну?!

– И зачем? Нет, это я вас спрашиваю, Уолтер! Зачем?

– Кто-кто, но как раз я не желаю вашей смерти! Я привел вас сюда, чтобы кое в чем вас убедить.

– Например?

– Например, в том, что та самая дискета – у меня.

– Та самая что?

– Перестаньте! Та самая дискета. Которую Молдер спрятал, прикрепив скотчем к внутренней крышке стола. Вон того стола.

– Замрите, Уолтер! Я не разрешала вам двигаться!

– Она у меня в кармане. Дискета. Это я взял ее из стола Молдера.

– Покажите. Нет! Не двигаться!

– Тогда не смогу показать. Цугцванг…

В шахматах цугцванг – такое положение, при котором каждый и любой ход ведет к проигрышу.

Но то в шахматах. Там играют двое – один на один. И никто третий не вмешивается.

Третий! Некто третий! Не видно, но слышно. Шаги по коридору. И сквозь дверную щель понизу – мелькающая светотень, чьи-то ноги. Он, этот третий, скорее всего – лиловый негр-охранник, совершающий рутинный обход. Больше некому. Ступай дальше, лиловый негр! Да не привлечет твоего внимания дверь кабинета №42!

Оно бы и так, дверь не привлечет, а вот сам лиловый негр своими нежданными шагами привлек внимание. Внимание агента Скалли. Вернее, отвлек агента Скалли – от Железного Винни. Всего на секунду-другую.

О, Скалли! Секунда-другая – более чем достаточно для Уолтера Скиннера! Даром что Винни по легенде медлителен и неуклюж! Так то по легенде…

В общем, когда агент Скалли боковым зрением поймала движение на диване и мгновенно снова поймала близкого человека Скиннера на мушку, то…

…сама ты теперь на мушке, агент Скалли!

Откуда только близкий человек Скиннер успел пистолет выхватить?! У него же руки были под… под… Короче, сидел он всем своим весом на своих ладонях, всей своей массивной задницей. Ну не там же он пистолет прятал, не в заднице! Хотя… А где?!

«Мексиканская дуэль», срань господня! Наставили друг на друга стволы и застыли, испытывая нервы друг друга на разрыв.

Бывают секунды, когда все решают минуты, и это может длиться часами…

Тот самый случай, м-да.

И – в полной тишине, дабы не привлекать внимания гипотетического лилового негра-обходчика.

Свидетели нам нужны, Скалли?

Свидетели нам не нужны, Скиннер.

А тогда шепотом:

– Бросьте оружие, Скалли! Бросьте! И она шепотом:

– А что потом? А что потом? И он шепотом:

– Сначала бросьте, а потом будет потом.

И она шепотом:

– Ни за что! И он шепотом:

– Стоит мне сейчас повысить тон, и на голос входит… кто-нибудь, а вы – вот так…

И она шепотом:

– Попробуйте только! Убью на месте! Это вы, вы меня подставили!

И он шепотом:

– Я пытаюсь вам помочь, Скалли! И она шепотом:

– В таком случае, Скиннер, засуньте пистолет туда, где он у вас был, и сядьте в прежнюю позу.

И он шепотом:

– Ни за что! И она шепотом:

– Вы же сказали, что не желаете моей смерти! Докажите! Опустите оружие!

И он шепотом:

– И снова очутиться беззащитным на прицеле у психопатки? Знаете, Скалли, мой альтруизм не беспределен!

– Я – психопатка?! Я?! Да я тебе сейчас мозги вышибу!!! – а вот это вот уже не шепотом, а в полный визгливый голос… от избытка нахлынувших чувств.

– И все-таки опустите оружие, Скиннер! – вот он, третий, посунувшийся таки в дверь.

Третий! И не лишний! Не лиловый негр, но вождь краснокожих. Типичный hombre, срань господня! Чингачгук! Виннету! Большой Кахуна!.. Ладно что не с томагавком! А то еще ка-а-ак томагавкнет по черепу, не разобравшись…

Тьфу, срань господня! Это ж Молдер! Фокс Молдер!

Молдер, да. Без томагавка, да. Но с бо-о-оль-шим пистолетом:

– Опустите оружие, Скиннер, опустите. Один ваш ствол против наших двоих – заведомый проигрыш.

– Молдер?! Вы как здесь?! Вы же… Что за фокусы?!

– Привет от Дэвида Копперфилда, Скиннер. И вот я здесь!.. Скалли?

– Молдер!!! Я знала, я знала!!!

– Кажется, я вовремя. Нет?

– Я знала, я знала!!!

– Ты в порядке, Скалли?

– В полном! Теперь в полном!

– Тогда займись делом. Отложим эмоции. Прими у Скиннера пистолет и передай мне… Ну же, Скиннер, не вынуждайте леди ждать. И меня тоже не вынуждайте. Скула зажила?

– Вашими молитвами, Молдер!.. Да нате, нате! Кстати, он и с предохранителя не снят.

– О как! Ну-ка? А ведь да, не снят… Что ж, поговорим, коллеги? Хотелось бы ясности. Скалли?

– Он хотел меня убить!

– Он? Скиннер? Тебя?

– Да, да!

– С чего ты вдруг взяла?!

– Вот и я ей то же самое…

– Помолчите, Скиннер. Я вам слова не давал… Итак, Скалли? Да опусти ты свой-то пистолет!

– Он назвал меня психопаткой!

– О как! Дай-ка пистолет, дай. И не нервничай. Во-от… Так-то спокойней. А то не ровен час…

– Молдер! Я не психопатка!

– ХОЧУ ПОВЕРИТЬ. Не нервничай… Между прочим, как вас обоих занесло в мой кабинет?

– Он привел меня сюда, Молдер! Он хотел убить меня!

– В моем кабинете? Зачем?!

– Вот и я ей то же самое…

– Скиннер! Повторить? Я вам слова не давал!.. Итак, Скалли? Сосредоточься. Скиннер, конечно, сукин сын, но он наш сукин сын. Зачем ему покушаться на тебя? И непременно в моем кабинете?

– Он не наш сукин сын! Был наш, а теперь не наш!

– Чей же?

– В его кабинете пахнет табаком, Молдер. М? Ни-ко-ти-ном. М?

– О как! Скиннер? Это так? Даю вам слово. Это так?!

– Так да не так, Молдер! Я объясню!

– Не надо. Мне достаточно вашего тона. Похоже, дело – табак, Скиннер. Нет?

– Нет. Просто похоже. Но – нет.

– Угу. А ты что скажешь, Скалли?

– Я была на похоронах твоего отца, Молдер…

– Отложим эмоции.

– Я без эмоций. Один пожилой джентльмен довел до моего сведения, что меня собираются убить. И один из способов – подослать близкого человека, которому я верю.

– Что за пожилой джентльмен?

– Такой… ходячий скелет. Назвался Ган-тенбайном. Потом Нопфлером. М?

– Это мне ничего не говорит.

– Мне тоже. Мы из-за него повздорили с твоей матерью, Молдер.

– Отложим эмоции.

– Я без эмоций. Я его вообще впервые видела! Но, кажется, изрядная сволочь.

– Молдер?

– Да, Скиннер?

– Позволено мне будет кое-что уточнить у агента Скалли?

– Валяйте!

– Агент Скалли, поправьте меня, если я ошибусь. Вы поверили незнакомцу и изрядной сволочи, что вас намеревается убить близкий человек, которому вы верите?

– Он был очень убедителен.

– Я для вас менее убедителен? Я – близкий человек, которому вы верите? Агент Скалли, а вашему напарнику вы верите? Он ведь для вас тоже близкий человек, еще более близкий? Включили и его в число потенциальных убийц,а?

– Ну я не знаю!

– Сейчас я залезу к себе в карман…

– Медленно, Скиннер, медленно! Вы на мушке!

– Я медленно, Молдер. Я медленно лезу к себе в карман и достаю… Во-о-от. Узнаёте, агент Молдер?

– Дискета!

– Она.

– Та… самая?

– Откуда она у вас, Скиннер?

– Из вашего стола. Вы довольно небрежно спрятали, Молдер. Профессионалам нашего с вами уровня найти ее – раз плюнуть. Я нашел. До того, как все здесь у вас было аккуратно перерыто другими профессионалами нашего с вами уровня. Догадайтесь с двух раз, кого я имею в виду.

– Скалли, ты?

– Молдер, я же знала про тайник! И он был уже пуст, когда я в него заглянула.

– Тогда… ваш приятель, Скиннер?

– Он не мой приятель.

– Но он не ваш неприятель.

– Мы все трудимся на благо страны Бога и моей, Молдер.

– Полагаю, наш разговор об одном и том же человеке, не так ли?

– Полагаю, да.

– Так вот! Ваш не приятель, но и не неприятель, трудящийся на благо страны, ваш Мистер Никотин убил моего отца ради этой дискеты. Потом он убил меня.

– Вы живы.

– Я был мертв. Но воскрес. Точнее, родился заново. Но мертв был. И убил меня он, ваш Мистер Никотин.

– Все из-за этой дискеты?

– Риторический вопрос, не находите, Скиннер?

– Полагаете, мне не следовало ее изымать и оставить на произвол Мистера Никотина?

– Еще один риторический вопрос, не находите, Скиннер?

– Что на дискете?!

– А вы ее даже не пытались раскрыть?

– Как раз собирался – здесь и сейчас, в присутствии и с участием агента Скалли. В одиночку я боялся повредить. Как понимаю, агент Скалли, с вашей легкой руки, знакома с содержимым дискеты и степенями защиты.

– Уолтер… мои извинения…

– За что, агент Скалли?

– Ну… в общем… ну…

– Вы на редкость членораздельны, агент Скалли!.. Ладно, забыли!.. Что на дискете, коллеги? Чисто конкретно?

– Икс-файлы Министерства обороны. Гриф «Совершенно секретно». Правда о заговоре молчания, поддержанном правительством. Заговор молчания о внеземных цивилизациях.

– Опять ваша идея-фикс, Молдер!

– Возможно, идея-фикс. Но – моя. Так что верните дискету мне, Скиннер.

– Она останется у меня.

– Нет, не останется.

– Посудите сами, Молдер! Если вы правы, и она содержит то, что содержит… Это содержимое достаточно ценно, чтобы ради них жертвовать человеческими жизнями.

– Человеческая жизнь! Безделица какая, право!

– Простите, Скалли?

– Ничего-ничего, Уолтер. К слову пришлось… Так говаривал один… пожилой джентльмен.

– Вот видите! Сами все понимаете. А вы, Молдер?

– Меня уже убили, Скиннер. Дэйне Скалли пригрозили тем же.

– Вот видите! Что получается? Про вас обоих они знают. Про меня даже не подозревают. И единственный, кто способен ущучить и осудить их по справедливости, – я. Так получается. И моя должность… И связанные с ней преимущества…

– О! Помощник директора ФБР выше подозрений! О!

– Не зубоскальте, агент Скалли. На меня, во всяком случае, покушений не устраивают и не обещают. Во всяком случае, пока… А попади она, дискета, в другие руки – ничего доброго не принесет тому, в чьих она руках.

– Не убедили, но авторитетом подавили, Скиннер. Пойдем, Скалли?

– Куда, Молдер?

– Кое-куда. Истина не сосредоточена лишь на этой дискете. Кое-где есть кое-что, чем мы займемся помимо расшифровки навахо-текста.

– Э-э! Коллеги! Молдер! Скалли! Куда вы? Что за кое-где? Что за кое-что?

– Право, Скиннер, не пытайтесь объять необъятное. У вас остается дискета. Довольствуйтесь малым. Пойдем, Скалли?

– Э-э! Коллеги!

– Ну что еще?!

– А мой пистолет?

– Ах да, конечно. Возьмите. Пойдем, Скалли?

– Э-э! Коллеги! Молдер!

– Становитесь несносны, Скиннер! Как скула?

– Я только хотел спросить напоследок… Из чистого любопытства… Почему вы в таком виде, Молдер? Что за одежды?

– Только ради вас, Скиннер. Только ради удовлетворения вашего любопытства. Под большим секретом… Подрядился на съемки в эпизоде у Джима Джармуша. Полная телеверсия фильма «Мертвец». Надо же чем-то на жизнь зарабатывать… Но, Скиннер, это строго между нами?

– Могила, Молдер!

– Пойдем, наконец, Скалли?

– Э-э! Коллеги! Скалли!

– Та-ак! Вы меня достали, Уолтер!

– Я только хотел напомнить вам напоследок. Из чистого альтруизма… Насчет эпи– графа к фильму Джима Джармуша. «Желательно не путешествовать с мертвецом»…

– Аи, бросьте! Вызови лифт, Молдер. В лифте? В лифте ехать интересно.

– Молдер… М-м… Я хочу тебе сказать…

– Я знаю, что ты сейчас скажешь!

– Не знаешь.

– Знаю.

– Ну-ка?

– «Я так рада, Молдер!»

– Так нечестно!

– Не боязно путешествовать с мертвецом, партнер?

– Чтоб все были так мертвы, как ты жив.

– Партнер? Я не уловил нюансы в интонации.

– Кому не дано, тому не дано, партнер.

– Так нечестно! Скалли?

– Не бери в голову, партнер. Чужие сны никому не интересны.

– Сон разума рождает чудовищ.

– О, да! Пока тебя не было, мне приснилось такое чудовище, та-акое чудовище! Мертвец и его чудовище!

– И снова не уловил… А что ты, собственно, улыбаешься?

– А ты?

– Я? Улыбаюсь?

– До ушей!

– Тебя, как в зеркале, я вижу.

– Молдер, черт побери, где ты был так долго?!

– На дорогах ужасные пробки, дорогая!

– О! Дорогая?

– А как же! Гм-гм… Ты для меня очень дорога… Вдумайся в смысл, Скалли… Ты для меня очень дорога.

– Ах, ты паршивец!

– А что я такого сказал?!

– Вот и найди себе кого-нибудь подешевле! Нет, но какой паршивец! Всегда знала, что ты такой!

– Я уже не такой. Я переродился. Жизнь моя… Или ты, в свою очередь, приснилась мне?.. Я теперь скромнее стал в желаньях.

– Еще скромнее?

– Скромность – признак ума. Когда других признаков нет. У меня – есть.

– Паршивец!.. А куда мы сейчас? К тебе? Или… ко мне?

– Мы… кое-куда. Кое-где есть кое-что, чем мы займемся помимо расшифровки навахо-текста.

– Молдер! А пояснее?


Кое-где Вашингтон 21 апреля, ночь

Кое-где – это в гнездилище интелей, обобщающе именуемых «Одиноким стрелком». Хип-парь-Лэнгли, Яппи-Карл, Шляпа-Фрохики. Худо-бедно – источник информации. За отсутствием источника Бездонной Глотки, навсегда покинувшего этот лучший из миров, и «Одинокий стрелок» – источник информации.

Интели, в соответствии с дурацким пристрастием ко всякого рода конспирации, избирают для своего гнездилища нечто подвальное или чердачное, лучше трущобное, нежели комфортабельное. Оно и есть – гнездилище. Полутьма. Убогая мебель. Минимум комфорта. Но, конечно и конечно, – компьютерный парк на уровне!

Впрочем, для данного случая конспирация вполне уместна, вполне.

Здравствуйте, Карл. Здравствуйте, Лэнгли. А Фрохики?

Должен вот-вот быть.

Ну? Что скажете, друзья?

По поводу?

Хотя бы по поводу фотографии, изъятой агентом Молдером в отчем доме. Знаком ли вам кто-либо на ней? Кроме, разумеется, того, что слева. Слева – почтенный профессор Вильям Молдер.

Итак?

– Карл?

– Когда сделана фотография, Молдер?

– Примерно в 1973 году.

– Гм-гм… Ого! Лэн! Ну-ка глянь!

– Что, узнаёте кого-либо?

– Встречный вопрос. Вам знаком проект, затеянный почти сразу после Второй Мировой под кодовым названием «Скрепка»?

– Н-н…

– А вам, мисс Скалли?

– Предоставление убежища нацистским ученым в обмен на их багаж знаний. Ист?

– Да. У вас отнюдь не девичья память, мисс Скалли. Именно – убежище за багаж знаний. Своеобразный бартер.

– Бартер?! Вы сказали «бартер», Лэигли?!

– Я сказал «бартер». А в чем дело? Довольно цинично, согласен. Однако я лишь повторил слэнговое обозначение, принятое в среде тогдашних создателей проекта. А в чем дело-то?

– Не обращайте внимания, Лэнгли. Неконтролируемые ассоциации. Итак?

– Странно… Вроде бы узнаю вот этого, рядом с вашим отцом. Виктор Клемпер. Наци. Не самый выдающийся ученый. Не Вернср фон Браун, словом. Но… самый страшный, если учесть род его занятий.

– То есть?

– Он занимался экспериментами над, с позволения сказать, недочеловеками… Ну, евреи, цыгане… Известная история… Газовые камеры, вакцинация и все такое…

– Вакцинация?! Вы сказали «вакцинация», Лэнгли?

– Я сказал «вакцинация». А в чем дело? Молдер? Мисс Скалли?

– Нет-нет, продолжайте. Снова неконтролируемые ассоциации. Итак?

Газовые камеры, вакцинация и все такое. Во имя торжества пауки, само собой! Если отвлечься от средств, то цели они достигли блестяще!

– Иронизируете, Лэнгли?

– Эмоционально – да. По сути – нет. Клемиер и фон Браун помогли, по сути, выиграть нам гонку с русскими в космосе. Астронавты высадились на Луну раньше Советов. Как говаривал старина Ней л Армстронг, «маленький шажок и гигантский шаг для человечества». О, историческая фраза!

– Простите, Лэнгли, с фон Брауном и его космическими разработками понятно более-менее. Но при чем тут Виктор Клемпер?

– Думаете, в категорию недочеловеков наци включали только евреев и цыган?

– Думаю, нет.

– Вот и мы так думаем. Мы, «Одинокий стрелок». С точки зрения наци, какие-нибудь, например, пришельцы на летающей посуде – тоже ведь недочеловеки. Всяко не сверхчелове-ки. Для наци сверхчеловек – это только наци.

– Лэнгли?!

– Да, Молдер?

– Вы что-нибудь знаете о вакцинации пришельцев нацистскими учеными?!

– Не знаю, Молдер. Но – думаю. Подумаю, что знаю. В общем, я знаю, что думаю. Клемиер готов был пожертвовать и собственной женой ради своих экспериментов. И ведь пожертвовал. Они работали вместе. Та еще сладкая парочка! Виктор и Елизавета Клем-перы! Не расставались ни на миг.

– На фотографии нет женщин, только мужчины.

– Я же сказал: пожертвовал. Официальное медицинское заключение – сердечный приступ. Но что там на самом деле – темный лес!

– Выйдем из лесу, Лэнгли. Кто-либо на фотографии вам еще известен?

– Пожалуй, нет. Извините, Молдер, нет.

– А где могла быть сделана фотография, по вашему мнению, Лэнгли? По месту? Ангар за спинами всей компании – не приходилось видеть его раньше?

– Приходилось.

– Где?! Когда?!

– Право слово, Молдер! Где угодно и когда угодно. Тривиальный ангар. Без особых примет. Можно встретить хоть в пригороде столицы, хоть в дремучей глуши типа индейской резервации. Кстати… гм-гм…

– Да, Лэн?

– Вы, как я понимаю, вернувшись из небытия, поставили задачу пока не «засвечиваться»?

– Точно.

– Вам не кажется, что избранный способ маскировки отчасти сомнителен? Быть незаметным, слиться с толпой, уйти от «хвоста» в этой… одежке…

– Лэнгли! Давайте не будем затрагивать тему моего костюма. Я так скажу: производственная необходимость. И оставим эту тему.

– И тему моих глаз!

– А что у вас с глазами, мисс Скалли?

– Я же попросила!

– Но вы сами о них заговорили… По-моему, нормальные глаза. То есть красивые глаза.

– Правда?!

– Мисс Скалли, я никогда не делаю комплиментов, я только информирую. Красивые глаза! Хотя, конечно, немного…

– Что?!!

– …усталые.

– И всё?!

– А что вы хотели бы услышать еще?

– Нет-нет!.. Разве что… Давайте вернемся к фотографии и посмотрим внимательней, в четыре глаза – моих и ваших.

– В шесть глаз, мисс Скалли. Я Очкарик. Шутка.

– Смешно, да. Фотография, Лэнгли, фотография. Вот этот, за Клемпером? Ходячий скелет? Вспомните, Лэнгли, вспомните!

– Извините, мисс Скалли, нет. – Гантенбайн? Нопфлер?

– Я не могу вспомнить того, что не знаю. Этого человека я не знаю. А вы?

– Нет-нет, продолжайте. Вы обронили «странно» при взгляде на фотографию. Что – странно?

– Проект «Скрепка» намеревались свернуть к середине пятидесятых… Но если вы, Молдер, уверяете, что фото датировано 1973 годом…

– Уверяю.

– Ну, не знаю… Мисс Скалли?

– А этот… Клемпер… он сейчас как? Где? Жив?

– Живет и здравствует. За счет американских налогоплательщиков.

– Он что, в Америке?!

– Более того, в Вашингтоне. Вам адресок дать? Карл, запусти принтер, нарисуй нашим друзьям адресок.

– Чуть погодя. Картриж подсел. Фрохи-ки за ним и пошел. Где его носит, черт побери?! Только за смертью посылать!

И – как в дурной оперетте: «Где наш Фрохики?!» – входит Фрохики…

Очкарик-шляпа Фрохики. Он входит. И – остолбеневает:

– Молдер?!! Молдер-р-р?!!

– Я, Фрохики, я.

– Молдер! Вы! Это вы! Карл, Лэн, это же Молдер!!! И вы так спокойно, так безучастно…

– Остынь, Фрохики. Мы твое состояние уже пережили – час назад. Когда Молдер и мисс Скалли появились у нас. Как снег на голову.

– Молдер, Молдер! И вы, Скалли, и вы!.. Невероятно! Дайте я вас обниму, а? Дружески, исключительно дружески! Невероятно! Я полагал, что вы, Молдер, гм-гм, безвозвратно ушли в историю… навечно.

– Ну-ну, Фрохики, дружище, ну-ну. Придется подождать. Меняю вечность на лет эдак еще сорок бренного существования.

– Нет, но надо же! Карл, Лэн! Это Молдер! Живой такой, веселый!

– Эй, Фрохики, остынь. Уже остынь. Это Молдер, да. Живой такой, веселый, да. Ты скажи, ты картридж принес? Где тебя носило, черт побери?! Только за смертью посылать!

– Карл… Я был… в госпитале.

– Где-где?

– В госпитале. Я чуть не рехнулся, когда услышал… Мисс Скалли…

– Что?.Что?! Фрохики, что?!!

– Мисс Скалли, я думал, вы… вас… И я сразу помчался в госпиталь… Госпиталь «Бедная Лиза»…

– Фрохики!!!

– Мисс Скалли, я поехал за картриджем и в пути… В общем, вертел ручку настройки, вертел. .. В общем, поймал полицейскую частоту… В общем, мисс Скалли, они там сообщили…

– Фро-хи-ки!!!

– В общем, в вашем доме два часа назад был выстрел. Соседи на всякий случай вызвали полицию… В общем, мисс Скалли…

– Ну?!!

– Ваша сестра в критическом состоянии. В коме. Выстрел в затылок. Она вошла в дом. Убийца уже прятался там, стоял за дверью. Нажал на курок и скрылся. Оружие бросил тут же. Она упала на пороге, мисс Скалли… Вот… Подробностей не знаю. Но она уже в госпитале. Я сразу, как услышал, – туда. Думал – вы… А это ваша сестра, слава богу! Тьфу, что я говорю! Но она жива, мисс Скалли, жива. Пока… В коме, но жива. Пока… Вот…

Только за смертью посылать, да?..

…И не спрашивайте, что у агента Скалли с глазами, не грешите на щитовидку. Надо ли объяснять, что у человека с глазами, когда он вдруг узнает о гибели младшей сестры (в коме?! но жива! но… пока…) Мелисса!

«Будь я на твоем месте…» – навязчивая идея младшенькой по отношению к старшенькой. И как тебе на этом месте, Мелисса?

«Вас убьют одним из двух способов. Нашлют на вас профессионального киллера. Не исключено, выходца из вашей же конторы. Он прикончит вас либо в доме, либо в гараже. Незарегистрированное оружие останется на месте преступления».

Бежать! Бежать в госпиталь, к ней, к Мелиссе!

– Скалли! Скалли, постой. Скалли!!!

– Я должна быть там, Молдер! Я должна ехать туда! Я должна!

– Нельзя!

– Пуля предназначалась мне, понимаешь?!

– А ты?! Ты понимаешь?! Если они задумали тебя убить, то прежде всего будут искать или поджидать как раз в госпитале.

– Ублюдки!

– Вот именно, ублюдки. И стоит ли доставлять ублюдкам такое удовольствие, как самой подставляться?! Лучше мы их подставим. Ну, подумай сама. Возьми себя в руки и подумай!

– Молдер, лучше ты возьми меня в руки… Молдер, что же мне делать, Молдер?!

– Взять себя в руки… Хорошо, иди сюда, я тебя обниму… Тихо, Скалли, тихо. Знаешь, я ведь тоже был почти по ту сторону. Да нет. Я был по ту сторону. И, как видишь, выцарапался.

– Ты не сам. Тебя поднял Алберт Хостин. – . Значит, он сможет поднять и твою сестру!

– Да? Молдер, да?

– Да, Скалли, да.

– Но Алберт Хостин… он же остался в Нью-Мексико. Ни телефона, ни электронной почты, езды тридцать шесть часов.

– Он почувствует. Он сам приедет.

– Как?! Как он почувствует?!

– Этот – почувствует. Я-то знаю. Был случай убедиться. Просто думай о нем, призови его. Ну?

– Да, Молдер, да! Он ведь мне снился, Молдер, он мне снился!

– Это был не сон.

– Знаю, Молдер! Теперь знаю!

– Думай о нем, Скалли! Думай!

– Вот сейчас подумала.

– И я.

– И получится?

– Будем надеяться.

– Да, Молдер, да!.. Но Мелисса! Она сейчас там одна…

– Не одна. Там врачи. И там, не сомневаюсь, уже твоя мать. Ей наверняка сообщили… Она там, у изголовья.

…Она, мать, там, да. Ей сообщили…

– Моя дочь сюда поступила, к вам в госпиталь.

– Имя? Фамилия?

– Мелисса Скалли.

– Агент Скалли? Из ФБР?

– Нет. Это ее сестра.

– Минуточку… Да, есть такая.

– Она… как?

– Ей только что сделали операцию. У нее прострелен череп.

– О-о…

– Миссис! Миссис! Ну-ка! Нюхните! Еще! Теперь таблетку. Запейте.

– О-ох… К ней… можно?

– Пойдемте. Вас проводят. Сюда. Налево. Направо. Вот сюда.

Сюда: «Интенсивная терапия. Посторонним вход запрещен».

Она не посторонняя. Она мать.

Мониторы. Мерное попискивание. Капельница. Забинтованное-перебинтованное нечто на койке. Мелисса? И это Мелисса?

– Мелисс? Это я, мама. Я здесь, я с тобой.

– Миссис… Мы сделали все возможное при таком серьезном ранении. Она в коме. Мозг поврежден. Но мы предпринимаем все, что в наших силах. Мониторы работают круглосуточно.

– Я останусь подле нее.

– Сестра! Принесите миссис Скалли кресло поудобней.

– Мелисса, девочка моя, Мелисса. Это какая-то дикая ошибка, это ошибка, ошибка, ошибка…


Нью-Йорк, 42-я стрит 22 апреля, утро

Причитания безутешной матери про ошибку-ошибку-ошибку – без смысловой нагрузки. Причитания и есть причитания.

Но если про ошибку говорят собравшиеся вместе господа хорошие, соратники, в небезызвестном обширном кабинете на 42-я стрит, это отнюдь не причитания. Это «разбор полетов». И смысловая нагрузка – почти неподъемная.

Ходячий скелет (впрочем, в данный момент – сн. -тчий… в креслах), разумеется, далек от брызгания слюной, стучания кулаком по столу, громогласных проклятий. Ходячий (сидячий!) скелет сама невозмутимость, сама объективность, сама выдержка. Тем более и раздражает.

Мистер Никотин, разумеется, далек от внешнего проявления раздражительности – зачем еще и эту радость доставлять господам хорошим, соратникам! Абсолютная хо-лодпая враждебность у господ хороших, у соратппкои. Типичные бляди, сэр! Им только дай повод…

А Мистер Никотин дал повод, дал. Что там повод! Причину! И у ходячего (сидячего!) скелета все основания тыкать и тыкать носом в дерьмо Мистера Никотина:

– Заметьте, я всегда возражал против радикального решения по фигуранту Скалли. Но если бы я мог хоть предположить, что ваше радикальное решение настолько не сойдется с правильным ответом…

– Гарантию может дать лишь страховой полис! Не ошибается тот, кто ничего не делает, мистер Нопфлер.

– Считаете, что все мы ничего не делаем? За исключением вас, конечно! Вы у нас трудяга! Вы за истекшую неделю такого натрудили – век не разгребешь. Убитая женщина – сестра фигуранта Скалли. Как полагаете, фигурант Скалли удвоит усилия по расследованию обстоятельств преступления? Или утроит? Как полагаете, фигурант Скалли выйдет на нас завтра? Или уже сегодня? Или еще вчера?

– Все поправимо, все поправимо.

– О, как же, как же! И кто станет поправлять! Непосредственно вы? Или ваш на удивление неудачливый киллер?

– Он профессионал. Позвольте вам напомнить акцию по Вильяму Молдеру.

– О, как же, как же! Большой успех уникального мастера! Пристрелить в ванной больного и беспомощного старика! А позвольте, в свою очередь, вам напомнить акцию по Молдеру-младшему, по агенту Молдеру. Это ведь все тот же ваш уникальный мастер сначала спутал фигурантов, стреляя в окно, а при повторной попытке и вовсе попался?

– Чуть не попался.

– Попался, попался. Агент Молдер подловил его, как неопытного бойскаута. Агент Молдер узнал его в лицо и назвал по имени.

– Агент Молдер больше никогда и никому не назовет моего профессионала по имени. Я отвечаю не только за себя, но и за своих людей. Недоработки одного устранит другой.

– О, как же, как же! Недоработки устраните непосредственно вы?

– В моем распоряжении достаточно профессионалов.

– О, как же, как же! «Полярный волк»! Снимаю шляпу!

– Что вы имеете против «Полярного волка», мистер Нопфлер?

– Ровным счетом ничего. Он у вас забавный. Волк… Весьма забавный. «Ну, погоди!»

– Это вы мне?

– Это я не вам. Это название русского мультсериала. Аналог «Тома и Джерри».

– Вы на досуге смотрите мультфильмы?

– У меня не бывает досуга. Просто своего врага надо знать.

– Своего врага я знаю.

– М-м?

– Фокса Молдера. А вы о ком подумали?

– Конечно же, о Фоксе Молдере. Более ни о ком. Мы ведь с вами друзья, не так ли?

И все присутствующие – друзья, не так ли? Не так ли, друзья?

– Да-а… Таких друзей – за ручку и в музей.

– М-м?

– И в том музее каждого – на отдельный постамент, и – табличку: «Друг»! В качестве эталона. А вы о чем подумали?

– Конечно же, об эталонной дружбе. Более ни о чем. Вот и у фигуранта Молдера с фигурантом Скалли, знаете ли, была эталонная дружба. Она, кстати, уверена, что ее напарник жив. Откуда бы у нее такая уверенность? Желаемое за действительное? Или действительное, оно же и желаемое? Очень трудно потерять напарника, практически невозможно! Даже если против него брошены лучшие силы «Полярного волка». Не так ли?

– Фокс Молдер мертв. Я лично проследил за этим…

– И лично убедились? Сделали контрольный выстрел?

– Стрелять в горячий прах – только пыль поднимать.

– Допустим. А что дискета с икс-файлами? Вы заверяли всех нас, что изъяли ее у фигурантов. Можете нам ее показать?

М-да. Вопросец!.. Курение – вред, но таки позволяет держать паузу и казаться глубокомысленным. Но всему приходит конец. Сигарете тоже. А новую закуривать – уже неявное проявление внутренней сумятицы.

Потому – придавить окурок, словно презрительную точку поставить, и:

– Я не был заранее оповещен, что моя честность поставлена под сомнение!

– Так пленка у вас или нет?..

– У меня.

– Хотелось бы все-таки на нее взглянуть.

– И мне!

– И мне!

Вски-и-инулись, господа хорошие, соратники! Почуяли! Акела промахнулся! Не дождетесь!

– Дискета с икс-файлами в надежном и недоступном месте. Интересы государственной безопасности!

– Недоступном и для нас?

– Само собой. Я же сказал: интересы государственной безопасности.

– Но для вас она доступна?

– Само собой. И завтра я вам всем ее предъявлю.

– Почему не сегодня?

– Потому что завтра.

– Ну, если вы так ставите вопрос…

– Я ставлю ответ.

– Что ж, тогда… до завтра?

– До завтра, господа!

То-то! Знайте свое место, господа хорошие, соратники! Он, Мистер Никотин, как-никак не последний человек в государственной структуре, даже из первых будет. А вы все? Нет, на своей поляне вы все боги и цари. Но у каждого своя поляна. У Мистера Никотина – своя. И не надо, вот не надо заступать границу. Граница на замке! И ключик от замка у Мистера Никотина. А то вообразили, понимаешь ли! Может, вам еще и ключ дать от квартиры, где икс-файлы лежат?!

Знать бы, между прочим, самому Мистеру Никотину, где та квартира!

Нет такой «квартиры»! Мистер Никотин готов прозакладывать все еще невыкуренные сигареты на весь остаток жизни – нет такой «квартиры», где икс-файлы лежат! Кабинет Фокса Молдера был обшарен скрупулезно – спецы «Полярного волка» ни миллиметра не пропустили, а они свое дело знают, как бы там ни язвил ходячий скелет. И ведь обнаружили закладку – в письменном столе! Но – пусто.

А значит?

Фигурант Молдер таскал дискету с собой, не иначе.

А значит?

От дискеты, как и от фигуранта Молдера, осталась пригоршня праха, не иначе.

А если все-таки иначе, то дискета может быть лишь у напарника, у фигуранта Скалли. Но «Полярный волк» взял ее в оборот уже на полпути от места аутодафе Молдера и… ничего не обнаружил, кроме распечатки.

А значит?

У фигуранта Скалли искомых икс-файлов нет – ни в электронном, ни в печатном виде. Только в памяти. Память у нее, правда, не девичья, но то решаемая проблема – чтобы память отшибло напрочь.

М-да, решаемая-то решаемая, но решена была она из рук вон плохо. Что-то действительно Крайчек в последнее время сильно сдал. Одна неудача, с ликвидацией фигуранта Молдера по месту жительства – допустим, случайность. Но вторая, с ликвидацией фигуранта Скалли по месту жительства – уже закономерность. И не суть, почему Крайчека преследуют неудачи, – сильно ли он сдал или решил переметнуться, или просто обстоятельства так сложились. Не суть!

А значит?

Незаменимых у нас нет. Крайчек исчерпал ресурс. Не пора ли произвести замену в команде? Вместо номера один в команде «Полярный волк» на поле выходит… Да неважно, кто выходит! Рвущихся в игру молодых-да-ранних волчар-командос – как в Бразилии диких обезьян. Главное, отозвать Крайчека – мягко, щадяще. А то и жестко, беспощадно – удалить с поля…

Однако кадровый вопрос кадровым вопросом, но завтра группа господ хороших, соратников, потребует к ответу: дискету, сударь, дискету! за слова надо отвечать! Сам сказал «завтра», ну и где?!

Это он, пожалуй, сморозил – насчет завтра. Придется подсуетиться. Ох, как придется! «Куклу» господам хорошим, соратникам, не подсунешь – они сами кого угодно обмишурят.

А значит?

Получается, в Западную Вирджинию тащиться?! В тоннах и тоннах документов ковыряться?! До потери пульса клавиатуру насиловать, переводя икс-файлы из бумажного в электронный вид?! Не самолично, разумеется, но весь личный состав «Полярного волка» придется на уши ставить!.. Зато получится копия – не отличить от оригинала. Если получится, если успеется – до завтра.

Зря он сморозил, зря. А куда было деваться?! Под сверлящим взглядом ходячего скелета! Бош! Колбасник недобитый! Сраный наци! Езжай в свою Германию и там командуй! «Эрсте колонне маршиерт! Цвай-те колонне маршиерт!» Зазвали вас на свою голову!

А какие были смирные, тише воды и ниже травы, когда пересекли Океан и ступили на землю страны Бога и моей: «Люди добрые! Не подумайте, что мы вас обманываем! Сами мы не местные! Поможите чем можете!»

Еще вопрос – стоило ли им помогать! Вопрос вопросов! Тогда казалось, что стоило. Выгодный бартер!

Нынче же… Им дай палец – руку откусят. А то и целиком проглотят. Наци сраные! Сраные наци!


Коннектикут, Нью-Кеннан Оранжерея «Виктория»

22 апреля, утро

Наци – они и в Африке наци. С поправкой: африканские наци провозглашают лозунг «Бей белых, спасай черных!», а не «Бей черных, спасай белых!». Поправка несущественная. Ибо главное – «бей!». Цвет избиваемых роли не играет. Скажем, у гипотетических загадочных пришельцев из космоса физиономии вообще гипотетически зеленые. А у подавляющего большинства реальных загадочных русских физиономии вообще реально синюшные. А у тех же индейцев, называющих самих себя дене, но отзывающиеся и на навахо, – красные. Ну и? Ежели ты белый, то и взывай: бей зеленых! бей синюшных! бей красных! Так, что ли? Нет уж, нацизму, расизму, шовинизму в любых проявлениях – наше гневное «нет»! Даже и в ныне дикой России, по хорошо инспирированным слухам, официальная доктрина: нацизму, расизму, шовинизму в любых проявлениях – наше гневное «нет»! Правда, они, варвары, как водится, избрали свой особый путь и ярый лозунг «Бей красных, спасай белых!» трактуют не как проявление нацизма-расизма-шовинизма, но как торжество исторической справедливости. Загадочный народец эти русские, загадочный!

А вот у нас, в Америке, в стране Бога и моей, любой наци априорно чувствует себя неуютно. Общественное мнение, понимаешь! И душевный, а равно и физический комфорт бывших наци обретешь, только если прикинешься добропорядочным старцем, в далекой молодости бежавшим от наци же в страну Бога и мою. При этом неплохо скандировать: «Мы не наци! Наци не мы!» Тогда живи-доживай свой век в райских условиях, и никакой суд не страшен, даже Страшный суд.

Что есть райские условия? Что есть рай в общепризнанном понимании?

Как же! Идиллия. Теплынь. Колибри. Орхидеи. И никто не донимает малоприятными вопросами: «Где вы были в ночь с Пивного путча на утро подписания акта Капитуляции?!» Вот – рай…

Добропорядочный старец Виктор Клем-пер – за одну остановку от рая. При жизни. В Нью-Кеннане он. Это час-полтора езды от Нью-Йорка на северо-восток. Нью-Кеннан так и кличут в массах: Next Stop Paradise, то бишь. Следующая Остановка – Рай. Это ж какие средства нужно иметь, чтобы обосноваться среди особнячков и вилл Нью-Кенна-на! Здесь, знаете ли, обитают не самые нищие граждане страны Бога и моей] А добропорядочный старец Виктор Клем-пер и есть не самый нищий гражданин страны Бога и моей. Вопрос о первоначальном капитале отметается как неуместный. Работал он всю жизнь, жадно работал, вот и заработал! Работа делает свободным, не так ли? Свободным от бытовых неурядиц, от посторонних, от мук совести…

Он, добропорядочный старец, на склоне лет интересуется исключительно одним: орхидеи еще не зацвели? орхидеи уже зацвели? орхидеи пока не отцвели? Оранжерея у него в Нью-Кеннане, оранжерея! Названа «Викторией» исключительно производно от имени владельца. Не от «Победы», а от Виктора. И не донимайте, пытливые: «На что вы намекали, называя прибежище „Викторией“? Это в смысле вашей победы над исторической справедливостью, да?! Выпьем, мол, за победу, за нашу победу!» Не донимайте! Просто владелец – Виктор, оранжерея – «Виктория». Идиллия. Теплынь. Колибри. Орхидеи. Садовник – Виктор Клемпер, грузный, кряжистый, эдакий отставной боксер-тяжеловес. Но мозги у него, в отличие от ушибленных боксерских мозгов, по-прежнему работают и работают и… делают свободным – судя по умудренному взгляду. Подобный взгляд – прерогатива сущего праведника, за годы и годы настрадавшегося от большой сволочи, либо прерогатива большой сволочи, за годы и годы поизмывавшейся над праведниками, да-а-а…

Да какая же он сволочь! Он садовником родился и садовником умрет. Все цветы ему надоели, кроме… орхидей? И все люди ему надоели. Кроме… Да без «кроме»! Все.

И вы тоже, молодые люди, гости непрошеные – маскарадный hombre с милейшей фройляйн… э-э, простите, мисс).

Вы здесь неугодны, молодые люди. Что вам угодно, молодые люди?

– Виктор Клемпер?

– Молодые люди, по правилам этикета не мешало бы сначала представиться, нет?

– Фокс Молдер.

– Дэйна Скалли.

– Очень приятно.

– По вашему тону не скажешь.

– Вы наблюдательны, фройля… мисс. Но по правилам этикета принято говорить «Очень приятно».

– Итак?

– Что?

– Виктор Клемпер? Знаем, что – Виктор Клемпер, но по правилам этикета принято осведомляться, прежде чем…

– Вам знакомы правила этикета, молодой человек? По вашему облачению не скажешь. Вы как сюда добрались? На мустанге? На пироге?

– На машине.

– Где вы ее оставили?

– На площадке перед оранжереей.

– Так вот, вас не затруднит вернуться к ней, сесть за руль и – покинуть меня так же, как вы добрались сюда? Видите, я очень занят.

– Чем?

– Цветочками. Моими цветочками. Будете проходить мимо – проходите. И ни в коем случае не заденьте своим… серапэ. Они такие хрупкие, капризные.

– Мистер Клемпер! Вы, в отличие от ваших цветочков, не создаете впечатление хрупкого и капризного. Зачем же вы со мной так? И с леди?

– Я, молодой человек, не создаю впечатление. Я такой, какой есть. Честь имею.

– Да? Имеете? Честь? Уверены?

– Молодой человек, закончим общение, а?

– Еще не начинали, мистер Клемпер. Или вы предпочитаете – герр Клемпер? Значит, говорите, «Я такой, какой есть»?

– Что вам угодно, молодой человек?!

– Зовите меня просто мистер Молдер. Я же представился. Агент ФБР Молдер. Фокс Молдер.

– О, ФБР! А документик можно?

– Документик можно. Документы, герр Клемпер, в порядке.

– Спасибо. А ваша дама?

– Она тоже.

– Из ФБР?

– Да.

– А документик можно?

– Придется поверить на слово. Она тоже из ФБР. Агент ФБР Скалли.

– Гм. И что угодно двум агентам ФБР от мирного садовника?

– Садовника? Мирного?

– Я, знаете ли, садовником родился и садовником умру…

– Герр Клемпер, вы знаете, что это не так. Мы знаем, что это не так. И?

– Зовите меня просто мистер Клемпер. Для лучшего взаимопонимания, если нам, конечно, удастся его достичь.

– Попытаемся.

– Попытка, конечно, не пытка, мистер Молдер, но… Возможно ли взаимопонимание между агентами ФБР и… мирным садовником? Как там говорится: я имею право хранить молчание, я имею право на адвоката, я имею право…

– Мистер Клемпер. Ваша ирония сейчас не к месту и не ко времени. Забудем о ФБР. Я пришел к вам не как юридическое лицо к юридическому лицу. Я пришел к вам частным порядком – как сын человека, с которым вам доводилось вместе работать и работать. Мистер Клемпер, вы знаете, что это так. Мы знаем, что это так. И?

– Предположим. И?

– Давняя история. Вы ведь, когда пересекли Океан и прибыли в Америку, сразу были востребованы нашим правительством?

– Я был востребован вашим правительством и поэтому пересек Океан. Давайте не путать причинно-следственные связи.

– Давайте. И?

– Что – и?

– Над чем вы здесь у нас работали и работали?

– Послушайте, мистер Молдер… Вы знаете, что я знаю, что вы знаете. К чему ворошить?.. Сами сказали: давняя история. Я старик. Воспоминания о прожитом, даже приятном, нагоняют на меня тоску, в преддверии скорого ухода из этого мира.

– Давняя история – приятное прожитое, герр Клемпер?

– Мы же договорились – мистер Клемпер.

– Мистер Клемпер.

– Послушайте, мистер Молдер… Я сказал: воспоминания о даже приятном.

– То есть та давняя история вам неприятна?

– Послушайте, мистер Молдер… Вы не против, если я буду говорить не с вами, а с мисс Скалли? Просто не могу избавиться от ощущения, что общаюсь с каким-нибудь Чингачгуком.

– Рецидив? Предубеждены против наших цветных братьев?

– О, ну что вы! Я сугубый интернационалист! Просто не могу избавиться от ощущения, что вот-вот лишусь скальпа. И потом, извините… запах. Вы, извините, когда последний раз мылись? Мои орхидеи и то не в силах перешибить…

– Мистер Клемпер! Повторюсь, ирония сейчас не к месту и не ко времени.

– Уж какая тут ирония! К тому мне, хоть и старику, приятней беседовать с цветущей женщиной, чем, извините… с вонючим hombre. А вы пока побудьте на расстоянии, на мои цветочки посмотрите, понюхайте.

– Что ж, мистер Клемпер… Скалли?

– Да, Молдер. Да.

– Так-то лучше, молодые люди. О, каков парфюм! Совсем другое дело! Что за парфюм, дорогая фройляйн? «Пятое авеню»?

– Это мой естественный запах.

– Ну-ну, не обижайтесь на старика. У всякого возраста свои причуды.

– Экий вы причудливый, мистер Клемпер! Итак?

– Итак, дорогая фройляйн? Вы знаете, что я знаю, что вы знаете. Итак?

– О давней истории. Она, говорите, нагоняет на вас тоску. Потому что История с большой буквы обошла вас? Или потому что вы обошли ту историю с маленькой буквы?

– Что вы, дорогая фройляйн! Кто я для Истории с большой буквы?! Фрейд, Менге-ле, фон Браун – вот величины, которыми знаменит уходящий век. А кто такой Клемпер? Если и вспомнят о нем, то лишь как о мяснике. Была, дескать, такая история… с маленькой буквы.

– История с маленькой или большой буквы не объективна ли?

– Дорогая фройляйн! Знаете мои работы? Знаете, чего мы добились?

– Вы как наци? На деньги, запятнанные чужой кровью?

– Дорогая фройляйн! Не надо нотаций. Жизнь коротка, искусство вечно. Искусство экспериментатора – тоже искусство. Я много старше вас. И если не умней, то мудрей. Мы тогда были молоды и захвачены экспериментом. Как вы сейчас захвачены расследованием… Или преследованием, дорогая фройляйн?

– Вы угодили в н-неудачный исторический период.

– Отношусь к этому философски. Времена не выбирают, дорогая фройляйн. В них живут.

– И умирают, между прочим. В результате ваших захватывающих экспериментов.

– Не без того, не без того. Но и вы отнеситесь философски. Те эксперименты изменили мир. И к лучшему.

– Ценой жизней тысяч и тысяч ни в чем не повинных людей.

– Наука требует жертв.

– А совесть?

– О, мой бог! Дорогая фройляйн, как вы еще молоды! Нет, вам не понять… Совесть, говорите? Моя совесть всегда со мной и… и, позвольте, я не буду афишировать наши с ней отношения. Я умру так же, как и все. Десятком лет раньше, десятком лет позже – разница? Принципиальная разница? Все в землю ляжем, всё прахом будет. В общем, все умерли.

– Все умирают по-разному!!!

– Молдер! Не вмешивайся! Мы с мистером Клемпером беседуем!

– Не-ет, Скалли! Я уже нанюхался его охре… орхидей! Дорогая, умоляю – кусочек дерьма!

– Молдер-р-р!

– Пусть, дорогая фройляйн, пусть. Тем более мы почти закончили.

– Не-ет, герр Клемпер! Вы еще не ответили мне, сыну человека, с которым вы работали и работали! И попробуйте не ответить! Я тогда… Тогда я… Не знаю, что с вами сделаю!

– Не знаете, а говорите. А я знаю. Например, ударите меня, старика. Это красиво? Это некрасиво. Совесть вас замучает. А я за свою жизнь снес столько ударов, что еще один – мертвому припарка. Или, например, убьете меня, старика, – из табельного оружия. Так я уже изложил вашей даме свое философское отношение к жизни и смерти: все умирают…

– Но по-разному! Мой отец, с которым вы работали и работали, получил пулю! Его пристрелили! И сдается мне, я знаю почему! И вы тоже знаете!

– Спокойней, молодой человек, спокойней! Что вы, как Чингачгук вспыльчивый-необузданный! Сейчас мы медленно-медленно спустимся с горы…

– Я спокоен. Продолжим?

– Попробуем.

– Цель оправдывает средства, так?

– Так. Да.

– И что за цель преследовала работа, в которой участвовал мой отец?

– Лучше вам не знать.

– А я хочу! Хочу все знать!

– Вам нужна правда? Или – истина?

– Правда! Истина!

– Разные понятия, мистер Молдер.

– Одинаковые!

– Да нет же. Вот у меня тридцать лет назад погибла жена. Несчастный случай. Это правда. А истина… Кто знает, мистер Молдер, кто знает…

– Казуистика!

– Логика. Существуют нюансы, не зная которых, вы будете спать спокойно.

– К дьяволу нюансы! Мой отец… он тоже был убийцей?! Как вы?!

– Во-первых, это и есть нюанс. Во-вторых, я не убийца.

– Убийца!

– Я селекционер. Вот сейчас селекционирую цветочки. Заметьте, не втаптываю их в грязь, не срезаю под корень, не морю голодом, а приближаю их к идеалу. Селекционеру, как и хирургу, иногда приходится делать пациенту больно, чтобы потом ему было хорошо. Вам понравились мои цветочки?

– Пациент сам приходит к врачу лечиться!

– Когда знает о своей болезни. Или хотя бы подозревает. Более я ничего не скажу. Вы утомили меня… О, извините, дорогая фройляйн, к вам это не относится… Но я действительно несколько утомился после вчерашнего.

– После вчерашнего?

– Отмечал годовщину одного из самых выдающихся деятелей Истории. Истории с большой буквы, молодые люди. 21 апреля, м-да…

– Как же, как же!

– О, дорогая фройляйн, знаете, о ком я?

– Представления не имею. Но некий господин тоже считает эту дату достойной всяческого отмечания. Такой… пожилой господин. Где-то ваших лет. Но потщедушней. Такой… ходячий скелет.

– Нопфлер?

– Вы сами назвали.

– Старый пердун!

– О?

– Не оскорбление, дорогая фройляйн. Определение. Старый пердун!

– Разве вы не вместе вчера праздновали?

– Я давно один, дорогая фройляйн. Совсем один, совсем один… А когда вы, извините за нескромный вопрос, виделись с этим пожилым господином?

– Нескромный вопрос, мистер Клемпер.

– Еще раз извините, дорогая фройляйн. Старый пердун!.. Ну-с, молодые люди, пора и честь знать.

– Ага! Все-таки пора?!

– Мистер Молдер?

– Знать честь!

– Опять вы за свое, молодой человек…

– Нет. Прошу понять меня правильно, но… Мистер Клемпер, если честь для вас не пустой звук, ответьте на последний вопрос – не общий, но частный.

– Честь для меня не пустой звук.

– Тогда… Вот – фотография. Это ведь вы? Рядом с моим отцом? Где была сделана фотография? Где находится ангар, который позади вас?

– И всего-то?! В Западной Вирджинии. Горнодобывающая компания – ангар ей и принадлежит… принадлежал. Но не только и не столько ей.

– Не договариваете?

– Напротив, сказал более, чем следовало. Только из давних дружеских чувств к вашему отцу, мистер Молдер, и из чувства внезапной приязни к вашей даме. Остальное вы способны выяснить самостоятельно. Правду или истину – на выбор. Если, конечно, у вас получится проникнуть в ангар…

– Мистер Клемпер?

– Вам известно трансцендентное число Непера, молодой человек? Основание натуральных логарифмов?

– Я гуманитарий.

– Ваш отец был настоящим гением точных наук!

– Потому я их и на дух не выношу. На детях гениев природа отдыхает.

– А вы, дорогая фройляйн?

– Мне известно.

– Не перестаете меня приятно удивлять, дорогая фройляйн!

– Эй, старичок! Не забывайся мне тут!

– А что я сказал, молодой человек? Какой он у вас горячий, дорогая фройляйн! Чингачгук! Бо-о-олыной змей!

– Пошли отсюда, Скалли! Не видишь, он нам голову морочит!

– Погоди, Молдер! Мистер Клемпер, что про основание натуральных логарифмов?

– Пошли, сказал! Он тебе сейчас и про число «пи» начнет заливать! Пошли, ну!

– Прощайте, дорогая фройляйн. Цветочек на память? Минутку, я выберу лучший из коллекции!

– Засунь его себе в задницу! Доктор, это – вам!.. Ну ты идешь или как?!

– Погоди, Молдер! Цветочек же!

– Скалли!!!

– Иду, иду…

Она, Скалли, идет. И он, Молдер, идет.

…А философствующий грузный отставной наци Виктор Клемпер остается – с цветочком в руке. Картинка маслом. Нет, акварелью. Трогательная картинка – одинокий старец со свежей сорванной орхидеей в руке.

В традициях контраста надо б ему, стоило гостям удалиться из поля зрения, швырнуть цветочек на пол и зверски топтать, приговаривая «А землю отдайте фермерам!» Но добропорядочный владелец оранжереи «Виктория» не изверг какой-нибудь. Он садовником родился и садовником умрет. Селекционер он! Потому сорванную орхидею надлежит любовно поставить в сосуд с отстоявшейся водой, сахара и соли добавить по вкусу и – пусть стоит.

А вот кого надо б зверски топтать или хотя бы побольнее пнуть, так это некоего пожилого…

Надо ли?

А надо!

Смысл?

А захотелось! Зверски захотелось! Мы старики, но дух наш молод! Прямо сейчас! Прямо из оранжереи! Пусть по телефону, но пнуть!

– Алло!

– Алло?

– Это Клемпер.

– О, Виктор! С прошедшим тебя!

– И тебя также.

– Отмечал?

– Как и ты.

– Голова в порядке?

– Побаливает.

– И у меня. Да-а, годы, годы… Давно не виделись, старина!

– Что характерно – и не хочется.

– То есть? То есть, Виктор?! У тебя что-нибудь случилось?

– Случилось. Но – у тебя.

– То есть? Виктор?!

– Мне только что был нанесен визит.

– То есть? Виктор?!

– Очень милая фройляйн. Вылитая Лиза в молодости, моя Лиза. Бедная Лиза…

– Бедная Лиза, бедная, Виктор. Но… ты же похоронил ее тридцать лет назад, Виктор!

– Да. Видишь ли, пришлось. Дело в том, что она умерла.

– Я знаю, Виктор, я помню. Я скорблю вместе с тобой. Она была нашим ценным сотрудником и твоей верной подругой. Но, Виктор, ты же знаешь, это был несчастный случай. Защитная маска прилегала неплотно, а цианиды не щадят ни своих, ни чужих. Помню и скорблю вместе, старина.

– У нее были такие глаза…

– О, да! У нее были такие глаза, старина!

– Такие же, как у бедной Лизы…

– Постой! Ты про кого?!

– Про очень милую фройляйн. Вылитая Лиза в молодости, моя Лиза.

– Постой! Дай сообразить. Ее зовут… Скалли? Ну такая… с глазами. И носом.

– Пердун ты! Старый пердун!

– Ви-иктор!

– Старый пердун!

– Но почему, почему?!

– На месте ее кавалера мог быть я, если бы не ты.

– Постой! Ее кавалера? Кавалера Лизы, бедной нашей Лизы?

– Кавалера очень милой фройляйн, старый пердун!

– Эта… Скалли была не одна?

– Она была с кавалером, старый пердун! И каким кавалером! Так что тебе ничего не светит, старый пердун!

– Постой! Имя кавалера?! Виктор, очень важно! Имя?!

– Чингачгук Большой Змей.

– Вик-тор?!

– Сын одного нашего старинного коллеги.

– Молдер?!

– Ты знал, ты не мог догадаться! Так вот, эта очень милая фройляйн…

– Постой! Молдер был с ней?! Фокс Молдер?! Живой?

– Живой такой, веселый. Как ты и я.

– Мне, Виктор, не до веселья.

– Твои проблемы. Так вот эта очень милая фройляйн…

– Постой! Что ты ему… что ты им сказал?!

– Что ты старый пердун!

– Более ничего?

– Чего же более! Знаешь, они со мной согласились.

– Постой! И ты мне звонишь чтобы… чтобы что?!

– Я тебе звоню. Чего же более? Что я хочу тебе сказать… Теперь, я знаю, в твоей воле меня примерно наказать. Но ты, старый пердун, ко мне и к несчастной доле моей бедной-бедной Лизе хоть каплю жалости храня… Хотя откуда в тебе взяться жалости, старый-старый ты пердун! Большего наказания, чем я сегодня получил, когда бедная Лиза реинкарнировалась в образе очень милой фройляйн Скалли… Короче, старый ты пердун!

– Постой! Ты сказать-то что хочешь?! По существу!

– По существу я все сказал. Dixi! Злые вы, уйду я от вас. Все. Ухожу.

– Постой!

– Ухожу.

– Старина! Мы были друзьями!

– Мы никогда не были друзьями. В крайнем случае, товарищами… по несчастью.

– Старина! Мы все-таки были товарищами! Пусть по несчастью.

– Мы были товарищами. Каждому своё счастье. И несчастье. Прощай. Да нет, не хочу я, чтобы именно ты меня прощал. До свиданья. До скорого. Ой, до скорого, старый ты пердун…

– Виктор!

– Здравствуй…

– Виктор! Ты мне?!

– Отстань!.. Здравствуй, Лиза. С новым годом тебя, Лиза. Здравствуй, Лиза. Новый год!

Моя совесть всегда со мной и… и, позвольте, я не буду афишировать наши с ней отношения.

– Виктор! Виктор!! Виктор!!! Открой причину!

Дальше – тишина.


Штаб-квартира ФБР Вашингтон, округ Колумбия 22 апреля, день

«Он не мой приятель!» – сказал вчерашней ночью Уолтер Скиннер агенту Молдеру и как бы не покривил душой.

«Но он не ваш неприятель!» – сказал вчерашней ночью агент Молдер Уолтеру Скин-неру и как бы попрекнул этим.

«Мы все трудимся на благо страны Бога и моейХ» – сказал вчерашней ночью Уолтер Скиннер агенту Молдеру и как бы призвал не смешивать личное и общественное.

«Полагаю, мы об одном и том же человеке, не так ли?» – сказал вчерашней ночью агент Молдер Уолтеру Скиннеру и как бы получил согласие по умолчанию.

Да. Об одном и том же…

Мистер Никотин, какую бы неприязнь к нему ни испытывал Уолтер Скиннер, – человек Системы, в которой задействован помощник директора ФБР. Так что волей-неволей, Железный Винни, будь с ним хотя бы вежлив, вызвав к себе в кабинет. Ледяно вежлив, подчеркнуто вежлив – у тебя должно получиться Винни, ты ведь Железный! И тогда удостоишься ответной вежливости – ледяной, подчеркнутой. Не приятели. Но и не неприятели. Работа прежде всего. Совместная.

– Хотели меня видеть, Скиннер?

– Да.

– По поводу?

– По поводу дискеты, которую вы ищете.

– А я ищу дискету?

– А не ищете?

– А вы?

– Я не ищу. Я нашел. Так она интересует вас или нет?

– Скиннер! Что за кошки-мышки! Она… у вас?!

– Скажем так: похоже, я знаю, где она.

– Похоже?

– Именно похоже. И, похоже, что она могла бы попасть в руки тех, кто преследует цели, противоположные нашим. А мне этого не хочется.

– Гм! Цели, противоположные нашим… У нас общие цели, Скиннер?

– Мы все трудимся на благо страны Бога и моей. Нет?

– Гм! Правильно ли я вас понял, Скиннер?

– Смотря что вы поняли…

– Это предложение сделки?

– Предположим.

– Так вот, я не терплю компромиссов, Скиннер.

– Не могу не предупредить вас о возможных последствиях.

– Прекратите ходить вокруг да около! Дискета у вас?!!

– Зачем же так громко? Не стоит повышать на меня голос.

– Мои извинения. Нервы…

– У вас – нервы?

– Сигареты кончились. Не запасся на сегодня. А за новой пачкой сходить – ни на минуту не оторваться от работы.

– Много работы?

– Мы все трудимся на благо страны Бога и моей.

– О, да!

– Скиннер! Дискета у вас?

– Я же сказал: похоже, я знаю, где она.

– Черт побери! У вас или нет?!

– Все зависит от того, найдем мы общий язык или нет.

– Играете в покер?

– Никогда не пробовал.

– И не пробуйте, Скиннер. Вы плохой игрок, не умеете блефовать… Повторяю, я не терплю компромиссов. Вам всё ясно?!

– О, да.

– По-моему, не очень. По-моему, вам вообще ничего толком не ясно.

– Отчего же! Я вполне и вполне в курсе…

– Тогда будьте внимательны и осторожны, Скиннер. Всякое может случиться…

– Угроза?

– Предостережение, Скиннер. Чисто по-приятельски.

– Мы приятели?

– Мы ведь не неприятели? Пока…

– Играете в покер?

– Часто.

– Наверное, всегда проигрываете.

– Я никогда не проигрываю. Никогда!

– Ну, когда-то это должно случиться.

– Только не теперь. Я не блефую, Скиннер!

– Я тоже.

– Берегите себя, Скиннер. Себя и своих людей.

– Стараюсь.

– Ваши старания не всегда увенчиваются успехом или, в лучшем случае, имеют оборотную сторону, не находите?

– Объяснитесь!

– Сестренка вашего человека, вашего агента. Скалли, так? Несчастная девочка! Ее-то за что?.. Явная ошибка, явная. Не думаете ее навестить, Скиннер?

– Думаю. Но вам-то какое дело?

– Да я вот тоже думаю… Вдруг еще кто-нибудь решит ее навестить?

– Объяснитесь!

– Малотш… Родственники. Друзья. Недруги…

– Объяснитесь!

– Вдруг, думаю, она придет в себя и назовет убийцу? Или опишет его? Такая, знаете, мысль родилась. Как полагаете, не может эта же мысль родиться у того, кто в нее стрелял?

– И это мне – вы? Вы – мне?

– А почему нет?

– Покер, говорите?

– Покер не покер, но на вашем месте, я бы выставил у палаты несчастной девочки охранение. Госпиталь – людное место в наше неспокойное время. Ходят всякие – туда-сюда, туда-сюда…

– Конкретней? Кого вы имеете в виду?

– Никого. Просто соображения вслух.

– Спасибо. Приму ваши соображения к сведению.

– Примите, примите.

– Принял. Всё? Я вас больше не задерживаю.

– Еще бы вы меня задержали!

– Покиньте кабинет!

– Ухожу, ухожу, ухожу.

Госпиталь действительно людное место. Госпиталь «Бедная Лиза». Не столь людное, как в сериале «Скорая помощь», но не пустынное. Время-то какое страшное! Год активного солнца. Автокатастрофы, несчастные случаи, обострение хронических болячек… И по коридорам всякие – туда-сюда, туда-сюда. То ли медицинский персонал, то ли ходячие больные, то ли навещающие. Поди пойми – все в халатах!

Коридоры коридорами, но вот сюда нельзя. Сюда: «Интенсивная терапия. Посторонним вход запрещен».

Ничего не изменилось за сутки. Те же мониторы. То же мерное попискивание. Та же капельница. То же забинтованное-перебинтованное нечто на койке. Та же недвижимая миссис Скалли в кресле у изголовья: «Девочка моя, девочка моя…». Состояние пациентки стабильно тяжелое. Без изменений.

– Миссис Скалли?

– Доктор? Доктор! Что?!

– Посетитель, миссис Скалли.

– Кто? Дэйна? Пришла Дэйна?

– М-м… Вряд ли. Это мужчина. Причем неординарный… С… мешком… И он наотрез отказывается надевать халат. Впустить? Он говорит, что не столько вы ему нужны, сколько он вам.

– Он так говорит? Как его имя?

– Меня зовут Алберт Хостин, миссис…

– Ой!

– Кто вам позволил войти?! Куда вы претесь со своим септическим мешком?! Я ведь сказал: ждите! И халат! Наденьте халат! Сюда нельзя! Это я вам как врач заявляю! Здесь – больная!

– Молчи, белый человек. Ты бессилен. Ты бессилен ей помочь. Я – попытаюсь.

– Что у вас в мешке?

– Трава. Много травы.

– Вы наркоман!

– Я собрал эту траву на рассвете.

– Да хоть на закате! Уйдите сейчас же! И заберите мешок! Антисанитарию мне тут разводить!

– Я пришел потому, что меня призвали. Я не уйду. Уйди ты, белый человек.

– Да как вы смеете?! Кто вы вообще такой?!

– Меня зовут Алберт Хостин.

– А меня Майк Тайсон! И что?!

– Уйди.

– Доктор… Простите, но, может, вам действительно пока…

– Миссис! Вы хотите, чтобы я оставил вас одну с этим обкуренным… вождем краснокожих?

– Я не одна. Я с Мелиссой.

– Как знаете!.. Но халат все-таки наденьте, вы! Я к вам обращаюсь!

– Уйди.

– Черт-те что! Проходной двор!..

– Он ушел. Я вас слушаю, Алберт Хостин.

– Я здесь, чтобы помочь вам и вашей дочери. Она призвала меня.

– Мелисса?! Когда?! Она без сознания!

– У вас есть еще одна дочь.

– Дэйна!

– Которая работает в ФБР.

– Дэйна!

– Она призвала меня.

– Дэйна! Вы ее видели?! Вы с ней говорили?!

– Можно сказать и так. Она призвала меня. Она просит прощения, что не пришла сюда. Она очень хочет быть с вами и с сестрой в такую тяжкую минуту. Но пока у нее не получается.

– Она… в порядке?

– Насколько я могу судить, да. Во всяком случае, ваша старшая дочь чувствует себя лучше вашей младшей… Позвольте, я возьму ее за руку… О-о, очень слаба. Очень.

– Врачи заверяют, что делают все возможное. Они наблюдают ее двадцать четыре часа в сутки.

– Что они понимают, ваши врачи! «Все возможное»! Здесь надо совершить невозможное.

– Вы… Вы способны?!

– С помощью святых-здешних и Гилы-мон-стра… Если не возражаете, я останусь подле нее…

– Но вы поможете? Поможете?!

– Мне нужны четыре дубовые жерди…

– Где же я вам их?..

– …и лист жести, чтобы развести на нем костер.

– Но доктор… он будет возражать.

– Он будет возражать – и я не спасу вашу дочь. Даже с помощью святых-здешних и Гилы-монстра.

– Простите, Алберт Хостин… Вас действительно призвала Дэйна?

– Иначе почему бы я оказался здесь?

– И все-таки – где вы с ней виделись и когда? Последний раз?

– Пять дней назад. На земле индейцев, называющих самих себя дене, но отзывающиеся и на навахо.

– Алберт Хостин! В мою девочку, мою Мелиссу стреляли тридцать шесть часов назад! Как же вы узнали об этом от Дэйны, если – пять дней назад..?

– Я сказал, что видел ее пять дней назад, женщина. Чтобы знать, где она и чего хочет, мне нет нужды ее видеть.

– Алберт Хостин! Простите, но… трава у вас в мешке – действительно просто трава?

– Не просто трава, женщина. Трава, сорванная на рассвете. Тебе не дано знать, что это за трава. Но это не та трава, о которой думаешь ты, о которой думает человек в халате, называющий себя врачом. Ты не веришь мне, женщина?

– Даже не знаю…

– Ты не веришь мне, женщина. Плохо. Если ты не.веришь мне, женщина, значит, ты не веришь святым-здешним и Гиле-Монстру. И я не смогу помочь. Белый человек из ФБР поверил мне – и он жив. Ваша старшая дочь поверила мне – и я здесь.

– Я верю! Я верю, верю! Но тогда скажите, Алберт Хостин… если вы знаете, где Скалли и чего она хочет… то – где сейчас Скалли и чего она хочет?

– Сейчас она в Западной Вирджинии. Она желает странного.

– Алберт Хостин! Вам кажется странным, что Скалли желает выздоровления своей сестре?!

– Ты сказала «сейчас», женщина. Она хочет выздоровления своей сестре, сильно хочет. Но сейчас она желает странного.

– Алберт Хостин?!

– Она желает узнать истину.

– О чем? Правду о чем?

– Не правду. Истину.


Штат Западная Вирджиния Горнодобывающая компания 22 апреля, вечер

Степь да степь кругом.

Путь далек ли?

Уже близко… наверное. Или – нет…

Прав хиппарь Лэнгли из «Одинокого стрелка»: тривиальный ангар без особых примет можно встретить хоть в пригороде столицы, хоть в дремучей глуши типа индейской резервации.

– Срань господня! Бензин жжем впустую!

– Молдер?

– Да нет, этот чертов ангар мы найдем – кровь из носу! Дотянем! Но вот на обратный путь…

– Заночуем в машине? Романтика!

– Я давно не романтик, Скалли. Я реалист.

– Жаль.

– Скалли?

– Ты не так меня понял. Просто подумала, хорошо бы закрыть глаза на мгновение и оказаться там, где…

– Если я на мгновение закрою глаза, окажемся в яме. Отвратительная дорога! Срань господня! Две вечные беды в Америке – романтики и дороги!

– Не гневи бога. Дороги у нас – ничего!

– Бога нет.

– Если ты в него не веришь, это не значит, что его нет.

– Ага! ХОЧУ ПОВЕРИТЬ. А ты? Если ты не веришь в пришельцев, значит ли это, что их нет?

– Опять за свое, Молдер?! И после этого кое-кто будет говорить мне, что он реалист!

– Ну не романтик же! Не из тех, кто мечтает: хорошо бы закрыть глаза на мгновение и оказаться там, где…

– Я же не буквально! Я отвлеченно!

– Хорошо тебе! Тебе-то хорошо. А мне отвлекаться никак.

– Хочешь, сяду за руль? Подменю?

– Женщина за рулем – страшнее пистолета у виска.

– Лучше – сразу, чем бесцельно колесить и колесить…

– Дать тебе пистолет?

– Спасибо, у меня есть.

– Ну так и?

– Не дождешься.

– Тепло поговорили, душевно.

– Старалась тебя отвлечь.

– Срань господня! Сказал, мне отвлекаться нельзя! Не мешало нам еще и заблудиться!

– Уже целых два часа склоняюсь к мысли, что это свершилось.

– Напарник!

– Да, партнер?

– Помолчала бы! Насчет партнера.

– А что такое?

– О-о, сама невинность!

– А что такое? Нет, что такое?

– Или я не видел, как ты вела себя с этим престарелым наци?!

– А как я себя вела?

– О-о, как ты себя вела! Бедная моя мама, как она была права. Скалли, ты геронтофилка?

– Я его вела, глупый. Я из него вынула максимум информации!

– Вот-вот. Благодаря этому максимуму мы и здесь, в полной… глуши. Пойди туда, не знаю куда.

– Мы здесь, благодаря топологическому кретинизму одного моего знакомого. Догадайся с трех раз, которого.

– У тебя столько знакомых, что я теряюсь.

– Заметь, не я сказала.

– Что?

– «Я теряюсь». Признаешь, что заблудился, партнер?

– Срань господня! Я же не буквально. Я отвлеченно.

– Не отвлекайся. Следи за дорогой.

– Нет тут никакой дороги, срань господня!

– Потому что кое-кто за рулем с нее сбился!

– Потому что кое-кто не за рулем постоянно отвлекает того, кто за рулем!

– Может, все-таки тебя подменить?

– Нет.

– Молдер, вопрос? По аналогии.

– Валяй!

– Там, в пустыне Нью-Мексико, как ты оказался в километре от вагона?

– Вот-вот! Был свет – зажмурился в вагоне, открываю глаза – в пещере.

– Тебя хотели сжечь.

– Это был другой свет, не напалм. Это был свет, который я уже видел однажды… когда исчезла Саманта, сестренка.

– Но ты не исчез!

– Я исчез в одном месте и очутился в другом. Нуль-транспортировка.

– Нуль-транспортировки не бывает, Молдер.

– Если ты в нее не веришь, это не значит, что ее нет.

– Не хочешь же ты сказать, что и тебя перенесли пришельцы – во времени и в пространстве!

– Сказать не хочу, но ХОЧУ ПОВЕРИТЬ.

– Знаешь, я уже тоже ХОЧУ ПОВЕРИТЬ в нуль-транспортировку после нашего блуждания! Но…

– Скалли! Вон там! Вон!

– Что?!

– Ангар!!! Он!!!

Он. Ангар. В сравнении с тем, что на фотографии, – почти не изменился. Разве что обветшал. Позабыт-позаброшен.

Гофрированная жесть.

Металлическая лестница по стенке – вперед и вверх.

Черные дыры проемов на высоте трех метров.

Бесконечный коридор без окон, без дверей.

Нет, вот дверь. Сталь. Кодовый замок.

Табло: «Опасно!»

Если табло «Опасно!» зажигают, значит, это кому-нибудь нужно? А если табло «Опасно» давным-давно не горит, значит ли, что опасности никакой?

Тривиальный ангар горнодобывающей компании, выработавшей свой ресурс…

– Как думаешь, Молдер, чем здесь мог заниматься твой отец?

– Понятия не имею. Он никогда не приходил домой в каске горняка.

– Не открыть ли нам дверь?

– Чем? Пальцем? Знаешь код?

– Молдер! Ты помнишь, что сказал Клем-пер в оранжерее?

– Он много чего сказал. Философ с фаллосом!

– Он сказал про трансцендентное число Непера, про основание натуральных логарифмов. Дал понять!

– Мне он ничего не дал.

– Ты просто не понял! Число Непера! 2, 71828… Попробуем набрать?

– Попробуй. Хотя…

– Что – хотя?!

– Да нет, пробуй, пробуй. Ну?

– Не открывается.

– Вот видишь!

– Погоди! Число Непера – 2, 71828… Далее – …18. Сейчас-сейчас!.. Нет… Далее – …28. Нет… Далее – …45. Нет…

– Тран-цен-ден-таль-но! Подскажи-ка мне, гуманитарию, число Непера бесконечно, не так ли?

– Бесконечно.

– Познание бесконечного требует бесконечного времени. Представляю, сколько ты промудришь над этими кнопками!

– Не сбивай! Далее – …90. Нет.

– Была бы фомка! Или лом! Вскрыл бы без всяких логарифмов!

– Как это по-русски!

– При чем тут русские?

– Их излюбленный метод – с помощью лома и обесчещенной матери.

– Чем тебе не угодила моя мама, Скалли?!

– Я не про… твою мать! Я про русских. Не сбивай! Далее – …45.

– Лом бы!

– Молдер! Есть!!!

Есть. 2718281828459045. Мудреный код, замысловатый. Могло быть и хуже, транс-цен-ден-таль-ней.

– Пошли?

– Пошли!

– Момент, Молдер. Давай условимся… Что бы мы там ни нашли… Даже если там окажется что-то, что заставит тебя усомниться в безупречности твоего отца… Просто знаю, как это повлияет на меня и могу предположить, как это повлияет на тебя… И хочу заранее предупредить…

– Скалли?

– В общем… не нервничай.

– Я не нервничаю.

– Нервничаешь.

– Только вместе с тобой.

– Я не нервничаю.

– Договорились! Мы оба не нервничаем…-Т-тоже мне, комната Синей Бороды!

Свет здесь включается?

Включается. Столько лет здесь ни души – а свет включается, стоит лишь тумблером щелкнуть. Электропроводка исправна.

Да будет свет!

И стал свет. И осветил…

Не комната. Не Синей Бороды.

Коридорный лабиринт с рядами стеллажей вместо стен. Нескончаемый лабиринт – вплоть до узкоколейки, проложенной вдоль стен-стеллажей.

– Что скажешь, Скалли?

– Похоже на архив.

– Архив чего?

– Судя по внешнему виду, архив медицинских карт.

– Я бы сказал, что их здесь… немало.

– Весьма и весьма немало! Глянь, Молдер. Каждая секция стеллажей расставлена по годам. Ящики на стеллажах – по алфавиту.

– Начнем с «А»?

– Почему с «А»?

– Надо же с чего-то начать! Начнем с начала.

– Нет. Начнем с буквы «С». Год 1964-й.

– Ищешь дело на себя?

– Уже нашла!

– Дай посмотрю!

– Не лезь. Я сама.

– Ну дай. Пусти.

– Не лезь, сказала. Это, в конце концов, нетактично – заглядывать в медицинскую карту дамы.

– Мы напарники.

Даже если партнеры – все равно нетактично. Пойди найди себя на букву «М» и смотри на здоровье!

– Что я там не видел!

– А у меня что ты не видел?!

– Кое-чего так-таки не видел.

– И не увидишь.

– Ну и пожалуйста! Было б на что смотреть!

– Не хами.

– Не нервничай.

– Не нервничаю.

– Не хамлю. Дай посмотрю.

– Да не на что тут смотреть! Действительно! Стандартная медицинская карта. Свидетельство о рождении. Список проведенных вакцинаций – с указанием дат. Капсула в полиэтиленовом пакетике, прикрепленная скотчем к медицинской карте, – капсула с образцом ткани… пациента? подопытного?

– Оп-па!

– Скалли?

– Черт побери!

– Скалли?!

– Молдер! Капсула!

– Скалли?!!

– Капсула пластмассовая! Нового образца! Раньше их делали из стекла! Этот образец ткани – совсем недавний! Не помню, чтобы у меня в недавнем времени брали образец ткани! То есть… помнить не помню, но…

– Скалли?!! Объясни!

– Чтоб я сама понимала! Мрак! Полный мрак!

Что мрак, то мрак. Свет погас – как провода обрубило. Полный мрак!

– Молдер!

– Здесь я, здесь. Стой и не двигайся. Я сейчас.

– Ты куда?! А я?!

– Стой и не двигайся.

– Но ведь темно!

– Боишься темноты?

– Нет. Но… темно.

– Фонарик при тебе?

– Нет.

– Срань господня! И при мне нет! Тем более стой и не двигайся. Я сейчас вернусь.

– Молдер!!!

– Что еще?!

– А как ты меня найдешь? Здесь так просто заблудиться…

– Про «заблудиться» я уже слышал.

– Молдер, но все-таки!

– Ориентир – буква «С», год 1964-й.

– Но ты куда все-таки?!

– Посмотрю, что со светом. И – не заперли ли нас, пока мы в бумажках рылись.

– Кто?!

– Вот и посмотрю, кто.

– Думаешь, здесь кто-нибудь еще?! Здесь же никого, кроме нас… Кажется…

– Вот и посмотрю.

Молдеру-то хорошо – выбравшись из тьмы, имеет возможность посмотреть…

Нет, никто их не запер. Массивная дверь с мудреным Непер-кодом приоткрыта, как и была.

А свет – да. Свет, срань господня, отрубился. Щелкай тумблером, не щелкай…

Снаружи, правда, развиднелось – в оконные проемы бьет ослепительно. Это свет, который я уже видел однажды… когда исчезла Саманта, сестренка.

А источник этого света? Не определить. Он, источник, над крышей ангара, в ночном небе, высоко, вне поля зрения. Окрестности освещает поярче софита, но сам – в мертвой зоне. НЛО? ХОЧУ ПОВЕРИТЬ…

Молдеру-то хорошо! А Скалли каково?! Темноты она не боится, но… В кромешной темноте волей-неволей – глюки…

Мерцание, флуоресценция. Там что-то черненькое белеется. Там что-то беленькое чернеется.

Не беленькое, не черненькое. Зеленоватень-кое. Несуразные фигурки в конце тоннеля с узкоколейкой. Мелькание двуногих-прямоходящих. Люди? Не люди. Кто угодно, только не люди. НЕ ХОЧУ ПОВЕРИТЬ! Молдер, где ты? Возвращайся поскорее! А то здесь мелькают какие-то! Или – глюки?.. Молдер! Возвращайся! Вернись!

Он вернется. Сейчас только… сейчас только удостоверится, что у него не глюки, что ему не почудилось – вереница мрачных седанов с притушенными огнями. Сюда?!

Сюда. Не почудилось. В свете поярче софита, исходящем с ночного неба – вереница седанов, пылящих по грунтовке. Количество – три. И в каждом из них – командос в полном снаряжении. Количество – пять. В каждом седане – по пять.

Ближе, ближе. Сюда. К ангару. Встали. Дистанция – полсотни метров.

А чего надо? Растолкуйте. Словами.

Запросто! Сейчас тебе, агент Молдер, растолкуют. И не словами – пулями. Веерными очередями из положения «стоя».

– Вот он! Вот он! Стреляй! Стреляй! Уйдёт! Стреляют. Ведь стреляют, сволочи! Волки позорные-полярные!

– Окружай! По периметру! А вы пятеро за мной!

Окружают. Ведь окружают, сволочи! А пятерка волков позорных-полярных, авангард, – внутрь ангара по гремящей лестнице.

– Вот он! Никуда он не уйдет! Ку-уда он денется!

Вот он, вот он – нервы на кулак намотаны. Живым не дамся! И мертвым не дамся! Не дамся! Куда он денется, значит? Назад, назад! К Скалли!

Осторожно, двери закрываются. Next Stop – что угодно, но не Paradis.

– Открой!

– Зачем?

– Открывай-открывай! Сейчас узнаешь!

– И знать не хочу!

– Так, да?! Ну, погоди!

Веерные очередь по захлопнувшейся двери. Еще очередь. Еще… Эх, гексогену бы сюда! Броня крепка, и Молдер быстр. Ушел…

– Далеко не уйдет! Ни он, ни девка! Все ходы-выходы – под контроль! Выполнять! Ну?!

Выполняют. Ведь выполняют, сволочи! Волки позорные-полярные!

– Молдер?!

– Я, Скалли, я! Не вижу. Дай твою руку.

– Вот. Нащупал? -Да.

– Молдер! Это моя, но не рука!

– Ну извини!

– Пустое!

– Ну, не такое пустое. Скорее… полное.

– Не до того, Молдер! Что там снаружи?

– Снаружи чего?

– Снаружи ангара, срань господня!

– Снаружи ангара – срань господня, Скалли. У меня для тебя две новости…

– Давай сначала хорошую.

– Обе плохие. Во-первых, там снаружи целая армия…

– Я слышала выстрелы или мне показалось?

– Тебе не показалось.

– В кого стреляли?

– На зайца охотились, срань господня! Волки позорные!

– Не нервничай.

– Не нервничаю.

– Вот хороший мальчик. А вторая новость?

– Я успел закрыть за собой дверь. Вряд ли им известно число Непера.

– Молдер! Но с нашей, с внутренней, стороны кодового замка нет! Только с внешней! Хочешь сказать, что мы…

– Не нервничай.

– Не нервничаю.

– Вот хорошая девочка!.. Так вот, хорошая девочка, похоже, мы в мышеловке.

– Тише мыши – кот на крыше.

– Если б только на крыше!

– И что теперь?

– Можно попробовать по тоннелю…

– А куда он?

– А я знаю?!

– Молдер… не надо по тоннелю. Там… какие-то…

– Скалли?

– Не надо по тоннелю.

– Ага! Давай тут встанем и постоим!

– Я тут стою уже битый час!

– Тогда – по тоннелю.

– Не надо!

– А что тогда надо?! Что?!

– Не знаю! Не знаю!

– А кто знает?!

Никто не знает. Полный мрак!

Но…

Щелк!

Да без всякого «щелк»! Был слепящий мрак – стал слепящий свет.

Это свет, который я уже видел однажды. .. когда исчезла Саманта, сестренка.


Штат Вермонт, пригород Монтпильера Среди долины ровныя 23 апреля, утро

– Скиннер! Наконец-то! Вы!

– Скажите спасибо, что я вообще вас нашел после вашего звонка! Этого места даже нет на карте. Впечатление, здесь вообще никого и никогда! Разве что какой-нибудь отшельник вермонтский! Как вас угораздило сюда попасть? Скалли? Молдер?

– Хороший вопрос!

– А ответ?

– Нет ответа. Угораздило…

– Где ваша машина?

– Мы без машины.

– Пешком?!

– Как вам сказать, Скиннер. Нуль-транспортировка, ха-ха!

– Мне не до шуток, Молдер.

– А мне-то! Мы с напарником и телефон-то искали целую вечность!.. В общем, мы здесь. И вы, слава богу, нас нашли.

– Я полночи гнал машину. Ради чего?

– Ради того, например, чтобы услышать от нас – вчера в Западной Вирджинии за нами гонялся целый отряд наемных убийц.

– Далеко же они вас загнали! Скалли, ваш комментарий к заявлению вашего напарника?

– Он говорит правду, Уолтер. Наемные убийцы на трех седанах, чертовски напоминающих седаны некоего спецконтингента. Уолтер, вам известно, кто хлопотал о выделении седанов своему спецконтингенту? Мистер Никотин, нет?

– Всюду вам мерещится этот… мистер Никотин!

– Мерещится?

– Ладно, вы правы. И что теперь?

– Уолтер! Это вы нас спрашиваете, что теперь?!

– Ладно, вы опять правы. Что ж, постараюсь раз и навсегда решить проблему вашей безопасности.

– А на каких условиях? На каких условиях?

– После узнаете.

– Не годится!

– Ладно, вы снова и снова правы… Например, на условиях обмена злосчастной дискеты. Им дискета – вам безопасность. Да, и, разумеется, восстановление в прежней должности, Скалли.

– Не годится!

– Агент Молдер, я пока разговариваю с агентом Скалли. Агент Скалли?

– Не годится, Уолтер.

– И вы туда же!

– Нам нужны икс-файлы с этой дискеты!

– Нам?

– Всем нам. Речь идет о раскрытии заговора против народа страны Бога и моей.

И вашей, Скиннер, не так ли? Или вы как помощник директора ФБР не заинтересованы в разоблачении заговора?

– Риторику в сторону, Молдер!

– А все-таки?

– Ладно, в который раз вы правы! Заинтересован. Однако мне бы не хотелось удовлетворять свой интерес ценой ваших жизней.

– Мы живы.

– Пока.

– Так вот, пока мы живы… Знаете, что мы вчера нашли? В Западной Вирджинии, в заброшенном ангаре!

– Ну-ну?

– Скрупулезную систему записи медицинского состояния всего населения страны Бога и моей… И вашей, Скиннер, и вашей!

– И что из этого следует?

– Ха! Так я вам сразу и ответил! Мой ответ – все ответы могут находиться на дискете. По крайней мере, из-за этого нас и хотели убить.

– Что вы рассчитываете найти на дискете, агент Молдер?

– Как минимум, причину убийства моего отца. И суть происшедшего с Самантой, с моей сестрой. И что они сотворили с агентом Скалли. Так сказать, ничего личного.

– С агентом Скалли? Сотворили? Агент Скалли они с вами что-то сотворили?! Что?!

– Если б я знала, Уолтер! Но – сотворили. И я бы хотела знать, что!

– Друзья мои, вы сейчас несколько возбуждены. Остыньте. И давайте вместе поразмыслим, не принять ли озвученные мною условия…

– Нет!

– Погодите, не торопитесь. Вас уже гоняют, как зайцев по поляне…

– Угу. От Западной Вирджинии до Вермонта.

– Именно! Вы оба сейчас настолько за рамками закона, что любые ваши взывания к законности… Нет, ну смешно же, право слово!

– То ли дело вы, Скиннер, да?! Мы по уши в дерьме, а вы во всем белом!

– Во всяком случае не в дерьме! И если условия будут отвергнуты, постараюсь успеть выступить в суде. А дискету – как улику. Убийственную улику… М-да, если, разумеется, и меня не прихлопнут.

– Попытаются, Уолтер. Не сомневайтесь.

– Я и не сомневаюсь. Так что мы – в одной лодке.

– Дискета при вас, Скиннер?

– При мне, при мне. И не вздумайте наброситься на меня, агент Молдер. С вами я справлюсь. У вас был случай убедиться.

– Да я не о том! Вы пробовали ее скопировать?

– Она не поддается копированию – ни на какой-либо другой носитель, ни на жесткий диск. Хакерские штучки!.. Так что она – единственная в своем роде. Решайте же! Скалли? Молдер?

– Н-ну хорошо… Но мы вместе?

– Мы вместе.

– Тогда так, Скиннер… Вы покамест… повторяю – покамест… все же повремените с передачей.

– Покамест – что?

– Покамест не знаю. Но надо бы еще побеседовать с одним… садовником, еще раз побеседовать . А там…

– А там?

– А там видно будет.

– Вам видней, агент Молдер.

– Мне видней, Скиннер.

– Джентльмены! Мы едем или мы не едем?!

– Едем. Куда, кстати, прикажете, леди?

– Я бы хотела в госпиталь, к Мелиссе! Очень бы хотела, Уолтер!

– Нельзя.

– Знаю. Но очень бы хотела.

– Я сам туда съезжу. Обещаю, агент Скалли.

– Она… как?

– Она… плохо. Но небезнадежно.

– Уолтер!

– Я же обещал.

– Еще одно. Если там… в госпитале увидите индейца… большого такого, пожилого… Он – друг. Алберт Хостин. Он может помочь.

– Мне?

– Мелиссе. У меня отлегло бы на сердце, знай я, что Алберт Хостин рядом с ней. Я была бы признательна вам, Уолтер, если после госпиталя вы сообщите, что Алберт Хостин рядом с ней.

– Договорились. Хотя не совсем понимаю…

– Поверьте на слово. Он может помочь. И вполне вероятно – вам тоже.

– Мне-то каким образом?!

– Я так вижу, Уолтер.

– И я так вижу, Скиннер!

– Вам видней, друзья мои.

– Нам видней.

– Где вас высадить?

– Нельзя ли в Нью-Кеннане? Там такая… оранжерея.

– Нью-Кеннан?! Это же Коннектикут! Это ж какой крюк!

– Полагаю, на этот крюк поймается большая рыба. О-очень большая!

– Вы помните папу-Хэма, Молдер? «Старик и море»?

– Я помню папу-Хэма, Скиннер.

– И тем не менее?..

– Тем более, Скиннер, тем более! В Нью-Кеннан, Скиннер, в Ныо-Кеннан. Нам с напарником – в Нью-Кеннан!


Коннектикут, Нью-Кеннан Оранжерея «Виктория»

23 апреля, день

Как хороши, как свежи орхидеи… И – никого.

– Мистер Клемпер? Герр Клемпер?! Клемпер, срань господня?!!

– Здесь никого нет, Молдер. Кажется, никого…

– Мисс Скалли?

– О! Стоять! Не двигаться!

– Я стою, мисс Скалли. Я не двигаюсь. Спрячьте оружие.

– А-а, мистер… Гантенбайн? Или – Ноп-флер?

– Я.

– Вы как здесь?

– Пришел отдать последний долг старому другу…

– Мистер Нопфлер?

– Виктор Клемпер найден вчера здесь, среди цветов. Видимо, сдало сердце.

– Сердце?

– Сердце. Душевная рана от давней потери жены так и не зажила у бедного Виктора.

Никаких других ран на теле полиция не обнаружила. Ни колотых, ни резаных, ни огнестрельных… Простите, мисс Скалли, не попросите ли вашего коллегу тоже спрятать оружие. Под прицелом мне как-то неуютно.

– Молдер, спрячь оружие.

– Не-ет уж! Неуютно ему, понимаешь!

– Молдер, спрячь!

– Так это и есть Молдер? Мисс Скалли, это Молдер? Агент Молдер?

– Это Молдер. Агент Молдер.

– Так вот ты какой, агент Молдер. Эту… униформу вам в ФБР выдают?

– Заткнись, старичок! Я-то Молдер! А вот ты что за… дурак на холме?!

– Кто на холме, тот не всегда дурак, агент Молдер. С холма многое видно…

– Да?! К примеру, с холма, на котором стоит ангар, да?! Это ведь вы – на фотографии? На втором плане, за спиной моего отца? Вы?!

– Я. Никогда и не скрывал этого.

– Но никому не говорили!

– Никто не спрашивал.

– Вот спрашиваю!

– Вот отвечаю: я. Мы работали с вашим отцом, мистер Молдер. Очень давно и очень долго. Проект «Скрепка». Слышали?

– Наслышан! Его роль в проекте?! Роль Вильяма Молдера?! Зачем и кому нужен архив в Западной Вирджинии?!

– А, вы и до него докопались?

– Да. Нас там чуть не закопали. Вчера!

– Какая неприятность!

– Какая? Что чуть не закопали? Или что мы докопались?.. Повторяю, зачем и кому нужен архив в Западной Вирджинии?!

– Видите ли, Молдер… Вы, несомненно, знаете о «Розуэллском инциденте».

– 1947 год. Крушение НЛО в Нью-Мексико. Тело инопланетянина. Совершенно секретно… Дальше, дальше!

– Похвальная осведомленность. Так вот, мистер Молдер, «Розуэллский инцидент» почти совпадает по времени с запуском проекта «Скрепка».

– Наци-бартер-вакцинация… Дальше, дальше!

– Если вы настолько в курсе, то работы некоего доктора Йозефа Менгеле для вас не секрет.

– Йозеф Менгеле, «ангел смерти». Попытка создания расы сверхлюдей с помощью генной инженерии… Дальше, дальше!

– Куда уж дальше?! Вы сами ответили на свой вопрос. Почтенный профессор Вильям Молдер был заметной фигурой в области генной инженерии. У нас подобралась замечательная команда!

– И доктор Клемпер?

– И доктор Клемпер.

– Он наци! Он убийца!

– О-о, бедняга Виктор! Он так любил свою Лизу. Пожалуй, не меньше, чем свои орхидеи.

Знаете, ему удалось вывести необычайные гибриды! У-ни-каль-ные! Не имеющие аналогов в мире! В растительном мире… Подчеркиваю – в растительном мире.

– Скалли?!

– Да, Молдер, да?

– Ты понимаешь, о чем он, этот ходячий скелет?!

– Молдер?

– Клемпер пытался создать гибрид человека и нечеловека! Человека и пришельца! Эксперимент не удался, Скалли! Они уничтожили всех! Вот что я видел в том вагоне! Вот что!

– Молдер, не спеши с выводами!

– Нет уж! Он, твой садовник, экспериментировал на людях! Что же получается, мой отец тоже этим занимался?!

– Молдер, не спеши, ну! Тогда еще не было современных технологий! ДНК и то не могли определить!

– Молодые люди, я вам не мешаю?

– Стой, где стоишь, Нопфлер… или как тебя там!

– Меня – Нопфлер. Когда ваш отец, Вильям Молдер, понял, что медицинские данные используются для подобных целей, он принялся… сильно возражать.

– Он собирал эти данные?! Собирал?!

– Не судите, и не судимы будете. Видите ли, Молдер… В пятидесятые годы возникла угроза ядерной катастрофы. Правительство поручило нам…

– Вам?

– Скажем, ученым, по масштабу сопоставимым с вашим отцом. Правительство поручило собрать генетические данные по всему населению.

– Но зачем, зачем?!

– Чтобы опознать их после ядерной катастрофы.

– Записи о вакцинации, Скалли! Они брали образцы тканей у каждого, прошедшего вакцинацию. Прививки от оспы – они у каждого!

– Вряд ли. Сотни миллионов американцев, Молдер!

– Ты же была со мной в ангаре! Ты же видела! Стеллажи!

– Молодые люди, разрешите, я опять вмешаюсь? Так вот… Виктор Клемпер, бедняга Виктор… Он получил доступ к базе данных ДНК всех американцев, родившихся после 1950 года.

– Что вы несете, мистер Нопфлер?! Молдер, не слушай его! Он говорит тебе то, что ты хочешь услышать! Но это фабрикация! Научная фантастика! Лженаучная фантастика! Не было никаких экспериментов над пришельцами!

– Я, мисс Молдер, несу разумное, доброе, вечное.

– Мистер Нопфлер! Что есть разумное, доброе, вечное?! В вашем понимании?

– Истина, мисс.

– Или правда?

– Истина. Зачем вам правда, мисс Скалли? Или вашему напарнику?

– Ну-ка?! Ты, скелет ходячий! Что за правда?!

– Вам она нужна, мистер Молдер? -Да!

– Тогда получите… У вас ведь была сестра, мистер Молдер? Саманта, так? У старины Вилли было двое детей – вы и крошка Саманта? Кого из вас старина Вилли любил больше?

– Скалли, я сейчас его пристрелю!

– Молдер, не смей!!!

– Берегите патроны, агент Молдер. Могут понадобиться. Вы ведь хотели правду? Ваш папочка никогда не говорил вам, кто ему больше нравится, кто любимчик? Догадайтесь! С двух раз…

– Они заставили его выбирать между мной и Самантой?

– Вы снова сами ответили на свой вопрос. Он выбрал. Ваша матушка после этого возненавидела вашего батюшку до конца своих… м-м… до конца его дней. Нет?

–Да-а…

– Молдер, не слушай его! Он лжет!

– Зачем мне лгать, мисс Скалли?

– Вы сами сказали! Много раньше! На кладбище! Затем, чтобы защититься самому, чтобы всё свалить на ходячий миф об извер-гах-эксперименаторах!

– Ну почему же об извергах, мисс Скалли! Просто об экспериментаторах. Серьезных ученых, между прочим, мисс Скалли.

– Так! Тихо! Я спрашиваю!

– Да, мистер Молдер?

– Они забрали мою сестру, так?

– Так.

– Зачем?

– В качестве страховки. Залог его молчания. Ваш отец, то есть старина Вилли, грозился публично разоблачить проект. Проект «Скрепка». Это было не в интересах… ни в чьих интересах. Да опустите вы оружие!

– Потерпишь, старый пердун! Залог твоей разговорчивости!

– Думаете, в мои летах меня можно шантажировать смертью? А старым пердуном я позволял называть себя только бедняге Виктору. Бедняга Виктор! Это было последнее, что я от него услышал.

– Вот тут он был прав!

– Не вам судить, юноша. Доживите до моих лет…

– Доживу-доживу!

– Сомневаюсь. Торопливы-торопливы. Не доживете. Год за два. Хотите разоблачить проект? Идете по стопам отца?

– Иду!

– Не споткнитесь.

– А вы ножку не подставляйте!

– Я? Да я только и делаю, что выступаю, поводырем! Неужели в ФБР все такие тугодумы?! Мисс Скалли, объясните же ему!

– Мне нечего тебе объяснить, Молдер…

– И не надо! Скалли! Я понял! Понял! Там… ну там… в ангаре – там медицинские карты тех, кто когда-либо и где бы то ни было попадал к пришельцам! Тех, кто был похищен НЛО! Там же даты! И координаты! По времени, по месту! Скалли!

О, господи! Кто о чем, а байкер о «хар-лее»! А Молдер об НЛО!

– Мне надоело, Молдер! Я ухожу!

– Нет, стой!

– Нет, ухожу! Довольно я выслушивала твою чушь!

– Мою?!

– Вашу! Вашу обоюдную чушь!

– Скалли! Речь о моей пропавшей сестре!

– Молдер! У меня тоже есть сестра! И она… Ох!

– Скалли?! Что, Скалли? Что?!

– Ничего. Кольнуло. Слегка… Сердце. Переутомилась. Вы утомили меня, господа. Так ты идешь?

– Иду. Уже иду. Один момент… Слушай ты, ходячий скелет! Скажи напоследок…

– Мистер Нопфлер, если позволите.

– Зачем вы мне рассказали то… что рассказали, мистер Нопфлер?

– Но вы же хотели знать? Вам нужна была правда?

– Мне нужна истина!

– До истины, молодой человек, вам еще семь лет баттерфляем плыть.

– Да? Есть еще что-нибудь?

– Есть гораздо больше, чем вы когда-либо узнаете… и гораздо-гораздо больше, чем сумеете переварить, молодой человек.

– Шлепнуть бы тебя на прощание, старый человек!

– К вашим услугам, молодой человек.

– Пули жалко на тебя, старый пердун!

– И на том спасибо. А на вас – нет…

– Что?!

– На вас – нет, не жалко. В смысле, пули. Не мне. Но многие не пожалеют. Цветочков не желаете на дорожку, сэр? Все равно увянут без хозяина. Какой был садовник, какой был садовник!.. Уникальные орхидеи! Во гробе очень даже украшают.

– Я не во гробе. Я мазохист, я еще поживу.

– Не зарекайтесь.

– Не зарекаюсь. Но пока – не во гробе.

– Но ваша дама…

– Что – моя дама?!

– Она так переживает за свою сестру! Больше, чем вы – за свою. Вдруг да понадобятся цветочки?

– Ну ты, старый пердун!

– Всё. Закончили. Прощайте, молодой… пердун.


Вашингтон Госпиталь «Бедная Лиза»

23 апреля, вечер

– Ваше имя?

– Уолтер Скиннер. Я помощник директора ФБР. Вот мой значок. Мне к Мелиссе Скалли, доктор.

– Нет.

– Что значит «нет»! ФБР! Вот мой значок!

– Ходят тут всякие…

– Доктор?!

– Я не про вас, мистер Уолтер Скиннер. Но… ходят тут всякие.

– Проводите меня к койке мисс Мелиссе Скалли! Проведите меня к пациенту Скалли! Проведите, проведите меня к нему! Я хочу видеть этого человека!

– Человека? Или койку?

– Доктор?!

– Мелисса Скалли скончалась час назад. Мы сделали все возможное…

– Чтобы она скончалась?

– Мистер! И вы туда же!

– Куда?

– Пойдемте! Тело увезли в морг. Доктор сказал, в морг. Мать покойной настояла на том, чтобы сопровождать тело… Но тут один упрямый – он не хочет покидать палату, он говорит, что ждет… кого-то.

– Кого?

– Откуда я знаю?! Может быть, и вас!

– Веди! Веди меня, медицинский работник!

– Мы пришли. Вот… Застеленная койка. Пустая.

Не попискивает монитор. Выключен монитор.

Безмолвный вождь краснокожих посреди палаты – на полу, скрестив ноги:

– Я ждал тебя. Ты белый вождь из ФБР.

– Я не вождь. Но из ФБР. Мое имя – Уолтер Скиннер.

– Мое имя – Алберт Хостин.

– Я знаю. Мне о вас сказала Скалли. Сказала, вы можете помочь.

– Я не смог. Не я. Но не смог. Скажи этому белому человеку в халате – пусть уйдет. Он не позволил мне развести костер, как я просил. Он не принес мне четыре дубовые жерди, как я просил. Трава увяла. Он не принес четыре дубовые жерди для вигвама Гилы-монстра, и собранная на рассвете трава увяла. Все мои травы увяли.

– Травы?

– Травы. Травы не успели… Скажи этому человеку в халате – пусть уйдет. Мне есть что сказать вам, белый вождь из ФБР. Наедине.

– Уйдите, доктор.

– Вот еще!

– Уйдите!

– Здесь палата интенсивной терапии! Здесь посторонним вход запрещен! У меня больные! Они ждут своей очереди!

– Именем Федерального Бюро Расследований – уйдите!

– Он ушел, белый вождь из ФБР?

– Он ушел, Алберт Хостин.

– Шарлатан! Всего четыре дубовые жерди – и сестра белой женщины из ФБР осталась бы жить.

– Алберт Хостин, вы хотели мне что-то сообщить.

– Наедине.

– Мы наедине.

– Нет. За дверью человек. Он прислушивается.

– Он ушел, Алберт Хостин.

– Шарлатан в халате ушел. Но за дверью другой человек. В черном. И он не один. Люди в черном.

Та-ак! Оружие наголо!

– Оставайтесь на месте, Алберт Хостин! Я посмотрю!

– Я бы тоже посмотрел, белый вождь из ФБР. Когда твари испуганы, они очень агрессивны.

– Оставайтесь на месте!

И то верно! Странноватый Алберт Хостин – дилетант. Уолтер Скиннер – профессионал, все-таки помощник директора ФБР! Он – Винни, но он – Железный Винни!

И – резко ногой в дверь!

И – дверь нараспах!

И – рухнувший навзничь человек в черном, получивший дверью в лоб!

И – стремительный прыжок Железного Винни, оседлать рухнувшего!

И – еще одно цепкое движение и шапочка-маска будет сорвана!

И – мгновенное чудесное исцеление двух больных, недвижимо лежавших под простыней на каталках в коридоре, слева-справа.

И – простыня на лысую голову Уолтера Скиннера, и сокрушающий удар по затылку.

И – грохот, с которым может упасть только железный Винни.

И – быстрый, но без суеты, обыск обмякшего тела.

И – изъятие у помощника директора ФБР нательной дискеты, прятавшейся в паху.

И – предание тела (поднимай, поднимай!) каталке, приторачивание ремнями (туже! туже!), укрывание простынкой.

И – не дробный стук каблуков по черной лестнице вниз, но еле слышный шорох мягкой обуви, удаляющийся, сходящий на нет.

– Белый вождь?

– М-мым! Уг-гым-м!!!

– Белый вождь! Терпение. Я сейчас развяжу вас. Сначала руки…

– Ох!

– У белого вождя из ФБР болит жезл жизни?

– Ка-акой жезл?! Дискета! Они взяли дискету!

– Люди в черном бежали по лестнице, как взбесившиеся мустанги. А я тучен и одышлив.

Но если бы у меня была хотя бы одна дубовая жердь…

– Они взяли дискету, Алберт Хостин!

– Да. Но они бежали. И теперь мы наконец-то наедине, белый вождь из ФБР.

– Они взяли дискету!!!

Они взяли дискету. А теперь, благополучно прыгнув в специфический седан и газанув с места в карьер, можно и перевести дух. Можно снять шапочки-маски, утереть трудовой пот, поделиться впечатлениями.

– Ого, Крайчек! Лучше натяни маску обратно. Ка-акой фингал! Во весь лоб! Здорово он тебя приложил! Как еще не убил! Гы-гы!

– А вам бы только на каталках лежать-полеживать! Сачки! Лежать-полеживать, спать и видеть, как меня убьют! На мое место норовите?! Хрен вам!

– Ну-ну, Крайчек! Дружище! Без обид! Обычная разрядка после операции!

– Операция, тоже мне! Что вы знаете о настоящей операции, о спецоперации!.. Дискету взяли?

– Взяли.

– Покажите.

– Взяли, взяли.

– Покажите!

– Вот.

– Дайте.

– Извини, Крайчек. Пусть побудет у нас. У тебе руки дрожат. Ты еще не оправился от удара. Нет, все-таки здорово он тебя приложил!.. Закурим?

– Я не курю. И ты ведь тоже. И ты.

– А вот вдруг захотелось. Ночь твоя – добавь огня. И пивка бы еще. А, Крайчек?

– Я не пью пива. Почки. Тяжеловато.

– Кому сейчас легко!

– Почему остановились?!

– Кра-айчек! На минуточку, ну! Заскочим – по кружечке. Вот – «Лёвенброй», правильное пиво!

– Ладно, ступайте. Но – на минуточку, не более. Я посижу. Голова что-то…

– Какой-то ты некомпанейский, Крайчек! Надо чаще встречаться!

– Идите, идите!

Идут, идут. А быстро идут. Не оглядываясь. Странно быстро идут. Или им настолько невтерпеж пива? Или…

…Прикуриватель в нажатом положении. Они так и не закурили. Даже не достали сигарет из кармана. И была ли у них пачка в кармане? Они не курят, никогда раньше не курили. А вот вдруг захотелось. Но сигарет не достали. Но прикуриватель нажали. И ушли из машины. И идут. Быстро идут, странно быстро идут – подальше, подальше. А прикуриватель в нажатом положении. Еще секунда-другая, и спираль накалится – и прикуриватель с щелчком выскочит. Или – не с щелчком, а…

Доверяй инстинкту, думай потом!

Прыг – из седана! Скок – на асфальт! Перекат – в кювет! Лицом – в землю! Ладони – на затылок!

Еще секунда-другая…

Щёлк!

Да не щёлк, а – бум! Большой бум! Бум-м-м!!!

Был седан, и нет седана.

А Крайчек?

Был Крайчек, и нет Крайчека. Он ведь в седане оставался?

В седане, в седане.

Так и доложим!

– Сэр, ваше приказание выполнено!

– Дискета?

– Вот, сэр!

– Благодарю за службу!

– Служим стране Бога и моей, сэр!

– Ну-ну, парни, к чему эти высокопарности! Закурим,парни?

– Полярные волки не курят, сэр!

– Ну-ну, похвально. А я, пожалуй, позволю себе…

– Так точно, сэр!


Нью-Йорк, 42-я стрит 24 апреля, утро

– Господа! Я пригласил вас, господа, с тем чтобы сообщить вам преприятное известие…

– Мы по уши сыты вашими известиями! Вы обещали нам сегодня предъявить дискету с икс-файлами!

– Господа-а, господа-а-а! Что за тон?!

– Дискету, сударь, дискету!

– Минутку терпения! Я все-таки продолжу мысль, которая вам почему-то кажется знакомой. Я собрал вас, чтобы сообщить приятнейшее известие…

– Дискету на бочку!

– …суть которого в том, что мною были предприняты все мыслимые и немыслимые усилия…

– Дискету!

– …в результате которых я имею честь предложить вам…

– Дискету!!!

– … эту дискету. Вот!

Вся группа, вдруг переменивши положение, остается в окаменении.

– Господа? Мистер Нопфлер? Вас, кажется, мучают неясные сомнения? Желаете убедиться, что дискета – она и есть, та самая?

– Желаю.

– Извольте.

– М-м… Коллеги, соратники! Дискета – она и есть, та самая.

Немая сцена.

– Значит, вы все-таки сделали это.

– Значит, я сделал это, Нопфлер. Я никогда не проигрываю.

– Никогда не говори никогда.

– Никогда!

– И что теперь?

– Ха! Теперь! Теперь я поеду в штаб-квартиру ФБР. Этот придурок Скиннер вчера с вечера оборвал мне все телефоны. Хочет видеть, видите ли! Я назначил ему на утро. Я назначил. Полагаю, он опять будет долдонить про компромисс. Но никакого компромисса не будет. Я никогда не иду на компромисс. Предмета компромисса просто нет, не стало. Но я пойду к этому придурку, пойду. Просто чтобы посмотреть с какими глазами он мне будет врать. Он очень забавен, когда пытается блефовать. А я…

– Простите, сэр. Вас! К телефону. Возьмите трубку.

– Опять этот придурок? Не терпится?

– Сэр, трубку…

– Ну, давай, давай… Алло?!

– Идет охота на волков! Идет охота! – Что?.. Алло! Кто там тявкает?! Алло!

– С тобой, свинья, не тявкает, а разговаривает Крайчек. Слышал о таком?! Бывший полярный волк Крайчек, отныне открывающий охоту на полярных волков!

– Ты где?!

– Не на далекой звезде, свинья! И на этом свете, не на том. Сюрприз, а?!

– Погоди…

– Не-ет уж! Это ты погоди! Ну, погоди! Мало тебе не покажется!

– Когда?

– А это уж мне решать – когда. А ты ходи-ходи! И жди – когда! Каждую минуту, день за днем, неделя за неделей. Приятное ощущение, а?

– Алло! Алло!!!

Отбой. Короткие гудки.

Не было печали – Крайчека не доконча-ли! Вот ведь… ощущение, м-да-а!

О-о, как он, Мистер Никотин, душу отведет на этом придурке Скиннере! Как отведет!


Штаб-квартира ФБР Вашингтон, округ Колумбия 24 апреля, день

– Скиннер? Н-ну? Вы хотели со мной встретиться?

– У нас не курят.

– С каких пор?

– С данного момента. Погасите сигарету.

– Я все-таки докурю.

– Нервы успокаивает?

– Мои? Нервы? С чего бы у меня нервы?!

– Икс-файлы, которых вы так домогались, у меня.

– О, правда?

– Истина! Я готов не разглашать сведения, содержащиеся в икс-файлах – в обмен на безопасность агента Скалли и агента Молдера. Да, и разумеется, восстановление агента Скалли в прежней должности тоже входит в условия.

– Ски-и-иннер! Я же сказал, что никогда не иду на компромисс. Особенно с дешевками типа вас. Вы и блефовать-то по уму не умеете!

– Блефовать, значит?

– Нет у вас никакой дискеты! Нельзя играть в покер, не имея на руках ни одной пристойной карты. Никогда не задумывались о смерти, Скиннер? Скажем, от ботулизма – неудачно пообедали в китайском ресторанчике. Или от сердечного приступа в ванне. Для человека вашего возраста – вполне реальная перспектива. Для игрока без козырей…

– Без козырей, значит?

– Да нет у вас дискеты, нет!

– Я не сказал, что у меня есть дискета. Я сказал: икс-файлы, которых вы так домогались, у меня.

– Болтайте, болтайте!

– Я – нет. Но кое-кто…

– Ну-ка, ну-ка? Из чистого любопытства!

– Алберт!

Те же и Алберт Хостин. Я на зов явился – из задней комнаты. Я – Алберт Хостин:

– Syany-ahsuwu-sikim-ohrash-kyopyah-ohlu!

– Это еще что за чучело!

– Это Алберт Хостин. Он индеец из племени дене, отзывающегося и на навахо.

– Он по-английски-то два слова свяжет? Или только на своей тарабарщине?

– Моя знает английский лучше тебя, испуганная и агрессивная тварь. Моя знает, что все икс-файлы написаны на языке навахо, испуганная и агрессивная тварь. Моя знает все икс-файлы на память, испуганная и агрессивная тварь.

– Сам ты тварь, рожа краснокожая! Послушайте, Скиннер…

– Нет, теперь уж ты послушай, сукин сын! Это Алберт Хостин. Если агенты Молдер и Скалли подцепят хотя бы грипп или триппер, Алберт Хостин озвучит всё! Файл за файлом, директорию за директорией – с твоей распрекрасной дискеты! Понял, нет?!

– Старик, хм! Склеротик. Да и недолго ему осталось…

– Видишь ли, сукин сын… Индейцы дене, отзывающиеся и на навахо, чтут свои древние традиции. Одна из традиций – изустная память. У навахо богатый словарный запас и абсолютная память. Никто не забыт, ничто не забыто. И молодежь племени навахо, в отличие от нью-йоркских тинэйджеров, знает наизусть не только «непси-пейджер-эмтиви»! Алберт?

– Моя слово в слово пересказал дюжине соплеменников все, что было на той дискете. Каждый из дюжины пересказал еще дюжине. Каждый из дюжины дюжин пересказал еще дюжине. Моя понятно объяснил? Если непонятно, то объясню… Слушайте внимательно. Если у вас внезапно обострится шизофренический синдром, который весной обычно рецидивирует, и вы отдадите распоряжение всем силовым структурам, находящимся в вашем подчинении, провести жесткую зачистку индейцев племени навахо по всей территории Соединенных Штатов Америки, то учтите – это гекатомбы людей. Не менее миллиона, рассеянного, как минимум, на территории четырех штатов. Я сознательно опускаю перспективу суда над вами в Гааге по обвинению в геноциде. Не потому, что вас можно хотя бы заподозрить в приверженности к общечеловеческим ценностям, самой насущной из которых является, как известно, жизнь. Просто у вас не хватит сил и средств на уничтожение такого количества людей. Не говоря уже о том, что всегда найдется пусть один, но уцелевший в той жесткой и бессмысленной бойне, которую вы готовы развязать. И – элементарный телефонный звонок на ТВ, на любой влиятельный канал. И хорошо если на Си-Эн-Эн! А то ведь и на НТВ!.. Моя доступно тебе объяснил, испуганная и агрессивная тварь?

– Скиннер, это же шантаж! Вы вместе с этим чучелом меня шантажируете!

– Добро пожаловать в удивительный мир высоких технологий! С-сукин сын!

– Нет, вы блефуете, блефуете!

– Неужто? Я же не умею блефовать!.. А вот теперь можешь закурить, сукин сын. Разрешаю. Не здесь. В коридоре. Вон отсюда!!!

– Скалли?

– Молдер?

– Я знаю, что не вовремя, но… все-таки поздравляю. Мы снова напарники. Ты восстановлена.

– Мелисса умерла, Молдер.

– Я знаю. Я же сказал, что зн


Содержание:
 0  вы читаете: Операция ''Скрепка''. Файл №302 : Крис Картер    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap