Фантастика : Ужасы : Корпорация Кровь. Файл №203 : Крис Картер

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0

вы читаете книгу





Пролог


Почтовое отделение

Франклин, штат Пенсильвания

Понедельник


Многотонный шелест сортирующей письма машины навел сонный морок, и к концу рабочего дня глаза у Эда Фанча всегда начинали слипаться. Бумажный шорох, писк ─ и число в окошечке, обозначающее код города и федерального региона, меняется на другое. Шорох ─ писк ─ цифры, шорох ─ писк ─ цифры, и от их мелькания постепенно начинает рябить в глазах. А в последнее время глаза что-то начали уставать слишком быстро. Стареет он, что ли?

Эд зябко поежился. Передернув плечами, ─ мысли о возрасте всегда нагоняли на него тоску. В сорок лет должность сортировщика писем в почтовом отделении не вызывает ни радужных надежд, ни мечтаний о грядущей карьере, а если и настраивает на философический лад, то философия эта может увести в такие глубины экзистенциализма, что хоть волком вой.

Впрочем, сейчас все тихо и спокойно, и можно, откинувшись на спинку вертящегося кресла, украдкой прикрыть глаза и дать им несколько секунд отдохнуть, пока мерцание цифр на внутренней поверхности век не станет совсем бледным. Левая рука при этом лежит на краю лотка, по которому течет бесконечная река разноцветных конвертов, лицо напряжено и осмысленно, взгляд сосредоточенно устремлен вниз, на сигнальное окошечко, и издали создается полное впечатление, что человек абсолютно погружен в свою работу…

Острая режущая боль, как ножом, полоснула мизинец. Эд вздрогнул и резко отдернул руку от лотка. На подушечке мизинца медленно набухала алая капля, а злополучный конверт из плотной и тончайшей рисовой бумаги уже ехидно уползал между обрезиненными валиками приемной щели. Черт бы побрал пижонов, посылающих в дорогих конвертах корреспонденцию, которую гораздо быстрее и дешевле можно было бы отправить по факсу!

Эд Фанч зло посмотрел на свой пострадавший палец, правой рукой выдвинул ящик рабочего стола и стал шарить в поисках аптечки с пластырем. Именно поэтому он не услышал мягко приблизившихся сзади шагов и почувствовал присутствие за своей спиной, только когда человек уже стоял рядом.

Френсис Миллер, начальник сортировочного отделения, любил ходить тихо и говорить вкрадчиво, отчего казался большим жирным котом, оказавшимся в подполе, полном мышей. Сейчас это сходство с котом особенно бросалось в глаза, и Эд внутренне сжался. Ожидая какой-нибудь пакости. Однако кровожадного выражения на лице Миллера не появилось ─ наоборот, на нем отразилась преувеличенная забота.

─ Эд, у вас все в порядке? ─ спросил он, и от его голоса Фанчу стало еще страшнее. Наверное, таким тоном кот должен справляться у предназначенной ему на завтрак мыши, не ломи ли у нее хвост.

─ Да вот, ─ почему-то смутился Эд, ─ палец порезал.

И досадуя на себя за эту неловкость и за постоянное ощущение страха, будто он и в самом деле был мышью, а Миллер ─ котом, Фанч зло добавил:

─ Кровь идет…

Миллер преувеличенно внимательно осмотрел представленный ему на обозрение палец и тоном медика произнес:

─ Ничего, это всего лишь порез от бумаги. Послушай, Эд, мне надо с тобой побеседовать.

Эд пожал плечами, отключил сортировочную машину ─ белая река конвертов в лотке сразу же замерла ─ и двинулся вслед за Миллером в его кабинет.

Прежде чем начать разговор, Миллер предложил чаю ─ это был обычный ритуал. Потом он отошел к окну и, отвернувшись, поглядел на улицу. С этой стороны вдоль дома была зарастающая аллея. По длинной костлявой ветке старого тополя, протянувшейся до самого стекла, прыгала какая-то пичуга. Эд сжался на самом краю кожаного кресла, машинально брякая ложечкой в чашке с чаем и готовясь к самому худшему.

Наконец Миллер, похоже, решил, что разговор можно начинать, оторвался от созерцания птицы и повернулся к Эду. Улыбка на лице его стала слегка виноватой. А может быть, Эду только казалось, что улыбка кота, виноватого перед мышью, должна быть именно такой.

─ Эд, такие вещи всегда даются нелегко. Здесь, у нас в конторе, тебя очень любят. Я понимаю, что тебе трудно, потому что на этот участок тебя поставили совсем недавно… Но, как мне ни жаль, тебя придется уволить. Нет, не подумай, работа твоя первоклассная, и вообще, я тебе уже говорил, ты хороший мужик. Но ведь тебе известно, как это обычно делается: сокращение, приоритеты, старшинство ─ ну, и так далее. В общем, тебе просто не повезло…

Миллер произносил свою речь, стоя посреди своего кабинета и глядя поверх головы Эда куда-то в стену. Эд поднял на него взгляд, по инерции продолжая мешать в своей чашке совсем остывший чай, и нерешительно спросил:

─ А, может быть… можно, я буду работать на полставки?

Миллер промолчал. Затем он вернулся к столу, взял длинный конверт и протянул его Эду.

─ Ребята сегодня сбросились. Тут сто долларов. Ну, ладно… Ты тогда уж доработай до конца недели…


Шаркая подошвами, Эд вернулся на свое рабочее место и не глядя включил машину. Снова раздалось ставшее таким привычным еле слышное жужжание, и письменная река с легким шелестом потекла вновь, а в окошечке опять замелькали цифры. Писк ─ число, писк ─ цифры меняются на другие, будто перевернувшись. Числа трехзначные, пятизначные ─ это уж совсем маленькие городишки где-то в глуши. Шестизначные появляются очень редко.

Эд на секунду прикрыл было вновь начавшие побаливать глаза, но очередной писк прозвучал чуть громче, чем обычно. Он дернулся, открыл глаза ─ и обмер. Надпись в окошечке приказывала:

«УБЕЙ»

Эд опять плотно зажмурил глаза, пытаясь избавиться от наваждения. Но когда он вновь открыл из, буквы на табло остались теми же самыми. Машина приказывала убить.

В этот момент Эд понял, чту жужжания и писка больше не слышно, река писем замерла ─ в ожидании его ответа? Он испуганно протянул руку к выключателю и два раза щелкнул им: туда-сюда. Машина снова ровно загудела, замершая река ожила и двинулась дальше, коды городов в окошечке опять начали сменяться. Эд облегченно вздохнул и вытер о штаны неожиданно вспотевшие руку. Наваждение какое-то…

Наваждение. Машина вновь замерла, писк на этот раз был громим и требовательным:

«УБЕЙ»

Эд вновь зажмурился, пытаясь прогнать навязчивую галлюцинацию и понимая, что сделать это уже ну удастся. На этот раз, когда он открыл глаза, буквы в окошечке сменились:

«УБЕЙ ИХ ВСЕХ»

Машина сформулировала точный приказ.


Франклин, штат Пенсильвания

Городской торговый центр

Четверг


Том Уилер выругался про себя и попытался втиснуться в угол. Кроме него, в лифт набилось еще пятеро ─ две толстенные старухи с такими же сумками, парень в рабочей спецовке и мамаша с орущим ребенком непонятного пола на руках. Том почувствовал, что где-то в глубине сознания у него вскипает ненависть к этим бабищам, к мамаше с тупым коровьим взглядом и олигофренического вида дитем. Сегодня на улице было невероятно душно, а в битком набитом лифте духота еще более усилилась, да к тому же Тома притиснули к самой двери, носом почти в панель с кнопками этажей, и ему оставалось только смотреть, как на табло в верхней части панели меняются номера этажей. Второй, третий, четвертый… Как медленно ползет лифт! И еще интересно, почему окошечко табло такое длинное? Ведь этажей в здании супермаркета всего двенадцать, а табло рассчитано едва ли на десятизначные числа…

И в этот момент цифра на слишком длинном табло сменилась рядом букв:

«ПОКОЙСЯ В МИРЕ»

Том удивленно потряс головой. Надпись изменилась:

«НЕЧЕМ ДЫШАТЬ»

Том почувствовал, что у него и в самом деле спазмом перехватило горло. А лифт будто бы еще больше замедлил движение ─ по крайней мере, перекрытия этажей и фрагменты заполненных людьми торговых залов в застекленном окне дверей стали проплывать вниз гораздо медленнее. Надпись сменилась еще раз:

«УБЕЙ ИХ ВСЕХ»


Полицейское управление

Франклин, штат Пенсильвания

Четверг

Вечер


─ Большое спасибо за то, что вы прибыли сразу же, как мы вас вызвали. ─ Спенсер долил себе кофе и опустился в кресло напротив Малдера. ─ Как я понимаю, Отдел насильственных преступлений ФБР пытается составить сводную характеристику преступников. К несчастью, все эти люди мертвы.

Спенсер, начальник полиции города Франклин, был похож на сошедшего с киноэкрана шерифа из вестерна тридцатых годов. Правда, сходство (которым он явно гордился) слегка нарушалось заметным брюшком и некоторой округлостью физиономии. Впрочем, даже квадратный подбородок вряд ли сделал бы его крутым парнем, грозой окрестных бандитов и злобных индейцев. Шляпа-стетсон и кобура с кольтом лежали на столе, пиджак криво висел на спинке стула, придвинутого к столу слева. В комнате было жарко, несмотря на распахнутое окно, а вид шериф Спенсер имел весьма усталый и слегка растерянный.

Он поерзал в кресле, как будто пытаясь устроиться поудобнее и поофициальнее, правой рукой вытянул из-под стетсона бумажную папку, придвинул ее к себе, открыл и снова закрыл. Было видно, что глава местных стражей порядка чувствует себя не в своей тарелке, но не уверен, стоит ли показывать это столичному коллеге.

Наконец он вздохнул и снова раскрыл папку:

─ От меня потребовали, чтобы я сотрудничал с вами как можно более тесно. И честно говоря, я этому рад ─ поскольку то, что здесь происходит, агент Малдер, не укладывается ни в какие рамки. Посудите сами: тело подозреваемого было обнаружено на тротуаре рядом с супермаркетом. Охранник, который его застрелил, задержан. Из всех, кто ехал с убийцей в лифте, остался в живых только один. Он сейчас находится в больнице ─ вы можете побеседовать с ними, когда захотите. Впрочем, не лучше ли нам прямо сейчас и отправиться на место происшествия ─ тем более что мне самому уже давно пора там быть…


Обычно в седьмом часу вечера супермаркет был полон народу, но сейчас он прямо-таки шокировал невероятной пустотой. Наружная стена зала была полностью застеклена, и золотистый свет вечернего солнца, косо падающий на пестрые ряды витрин и прилавков, мешался с белесым мерцанием ламп на потолке.

─ Пришлось просить всех здешних торговцев закрыться на пару часов раньше, ─ пояснил начальник полиции, шагавший рядом с Малдером.

Они завернули за дюралевый каркас аптечного киоска и оказались в закутке у лифта. На полу мелом был вычерчен силуэт человека, у стенки скучал одни из детективов, второй с лупой ползал вдоль края стены. Увидев приближающееся начальство, первый мгновенно вытянулся по струнке, зато второй демонстративно не отреагировал, продолжая свои изыскания. Малдер подошел поближе. На высоте чуть ниже человеческого роста по пластиковому покрытию стены расплылось пятно крови. Двери лифта были распахнуты, кабина освещена.

─ Мы разметили и сфотографировали все, ─ начал объяснять откуда-то вынырнувший лейтенант (видимо, начальник следственной группы). И обращался он именно к Малдеру. ─ Компьютерный отдел сейчас занимается реконструкцией действий и расположения всех участников происшествия. Правда, отпечатки пальцев мы еще не сняли…

Тем временем Малдер внимательно осматривал кабину лифта, где произошла трагедия. Потрогав пальцем в перчатке раздавленное стеклышко над кнопками с номерами этажей, он повернулся к лейтенанту:

─ Это что, было повреждено во время инцидента?

Лейтенант подошел ближе и тоже поглядел на стеклышко, но трогать его не стал.

─ Я выясню, ─ кивнул он.

─ Можно ли взглянуть на стрелявшего? ─ спросил Малдер.

─ Пожалуйста, ─ пожал плечами лейтенант. ─ Джек подбросит вас к полицейскому моргу.


Некоторые вещи просто не могут, не должны происходить в нормальном мире, ─ задумчиво произнес Спенсер.

Теперь, когда они вернулись в управление, он держался куда увереннее, чем три часа назад. Похоже, он уже свыкся с присутствием спецагента ФБР. По крайней мере, оно перестало выбивать его из привычной колеи.

Малдер стоял у раскрытого окна и смотрел, как на городок накатывается вечер. С приближением сумерек жара спала, кое-где уже начали зажигаться первые фонари.

─ Том Уилер, агент по продаже недвижимости, сорока двух лет, не женат, никаких инцидентов с полицией, ни с того ни с сего голыми руками убивает четырех человек, ─ Спенсер пожал плечами и постучал по столешнице кончиком карандаша, который машинально вертел в пальцах. ─ Внезапное буйное помешательство? Но в таком случае у нас в городе просто эпидемия. Со времен Войны за независимость и до этого года здесь произошло всего три убийства. А за последние шесть месяцев семь добропорядочных граждан ни с того ни с сего укокошили в общей сложности двадцать два человека. В процентах на душу населения это куда больше, чем в таких монстрах, как Детройт, Чикаго и Лос-Анджелес. А ведь наш маленький городишко не похож на гнездо преступности. И здесь не приходится уступать дорогу, когда на тебя несется знаменитость с пистолетом в руке.

─ Все подозреваемые были убиты на месте преступления? ─ спросил Малдер, оторвавшись от созерцания вечернего пейзажа.

─ Да, ─ кивнул Спенсер. ─ Такое своеобразное самоубийство при помощи полицейского. Все инциденты происходили в общественных местах, подозреваемые, как один, отказывались сдаться, полиции приходилось идти на крайние меры, чтобы спасти жизни окружающих.

─ Вы проверяли их на предмет наркомании или алкоголизма? ─ поинтересовался Малдер.

─ Естественно. Но знаете, обитатели нашего города обычно едят вишни и пьют пиво. Можно сказать, это основные наши наркотики, ─ Спенсер усмехнулся. ─ Крепких напитков здесь, как правило, не признают. Это правда жизни, вы уж поверьте моему опыту.


Спортивный клуб «Глория Мунди»

Франклин, штат Пенсильвания

Пятница

Утро


Вилли Хопкинс, смотритель теннисного корта, громко именуемого муниципальным спортивным клубом, оказался толстым добродушным негром. Уилера он знал хорошо, а поговорить, похоже, просто любил.

─ Последний раз мы с ним играли в бадминтон на День Труда. Хороший был мужик ─ не скулил и не жаловался, когда его обыгрывали.

─ А часто это случалось?

─ Что случалось?

─ Ну, чтобы его обыгрывали?

─ ПО правде сказать, в последнее время редко. То ли он так наловчился. То ли ему просто везло. По крайней мере, в это раз он умудрился обыграть почти всех. А после игры пожал всем руки и вид у него был… ну, если не виноватый, то, по крайней мере, слегка растерянный. Я в тот раз тоже играл, но тогда стоял на правом корте и с Уилером не сошелся.

─ Кстати, свою ракетку он оставлял здесь или уносил домой?

─ Обычно оставлял. А какой ему смысл таскаться с ней через полгорода? Здесь ведь у каждого имеется свой шкафчик для формы и спортивных принадлежностей ─ как в настоящих теннисных клубах!

─ Хорошо, ─ произнес Малдер, вставая. ─ Думаю, вы будете не против, если я сейчас туда загляну и, при необходимости, заберу кое-что в лабораторию для анализа.

─ Пожалуйста. Вот запасные ключи, ─ Хопкинс сунул руку в ящик стола, достал оттуда связку и, отцепив нужный ключ с пластиковой бирочкой, протянул его Малдеру. ─ Давайте, я вам покажу шкаф.

В узком железном пенале обнаружились только чехол с ракеткой и аккуратно свернутый комплект спортивной формы. Малдер расстегнул молнию чехла и извлек из него ракетку. Инструмент был заслуженный: ручка вытерла ладонью почти до блеска… так, а это что такое?

─ Откуда на ракетке кровь? ─ Малдер повернулся к Хопкинсу и продемонстрировал ему хорошо заметное пятно крови, размазанное по рукоятке. ─ Он что, повредил руку?

─ Не знаю, ─ Хопкинс, по-видимому, сам был очень удивлен открытием. ─ Может быть, порезал палец? Странно, но почему тогда не обратился ко мне ─ у меня в кабинете ведь есть аптечка, а там и бинты и вата, и пластыри…

─ Ладно, ─ сказал Малдер, ─ ракетку и форму я заберу с собой, в лаборатории мы проведем анализ крови и отпечатков пальцев и, если понадобится, снова свяжемся с вами.

Слегка растерянный, Хопкинс проводил его до выхода и, уже в дверях, пожав плечами, задумчиво произнес:

─ Знаете, он ведь не пил и даже не курил ─ скромный, вежливый и очень приличный человек. Не понимаю, что могло толкнуть его на подобную мерзость…


Банк «Коммершиал Траст»

Франклин, штат Пенсильвания

Пятница


В банковском холле было душновато и людно. Войдя в стеклянную, отсвечивающую бликами дверь, Джордж вытер платком намокший лоб, огляделся и подошел к свободному банкомату. Левой рукой он запихивал носовой платок обратно в карман брюк, а правой пытался нашарить кредитную карточку. Совсем рядом громко расплакался ребенок, и это отвлекло Джорджа. Он обернулся.

─ Маленький мой, у тебя же кровь идет! ─ воскликнула молодая мама, присев рядом со скорчившим плаксивую гримасу малышом. ─ Ну-ка, подними нос. Я же тебе говорила, чтобы ты не царапал. Не трожь, не трожь его, сейчас она чуть подсохла, а если ты будешь теребить, потечет опять. Сейчас же пошли домой!

Она выпрямилась и, дернув ребенка за руку, торопливо поволокла его к выходу. Джордж пожал плечами и снова повернулся к банкомату. Карточку он наконец нашарил, и оставалось только сунуть ее в щель. Но что-то задержало его, какое-то безотчетное чувство вдруг нахлынувшего страха, будто он пришел сюда для ограбления, а сейчас вот-вот будет схвачен с поличным. Джордж оглянулся вновь.

Банковский охранник, скучавший на своем стуле у дверей, окинул зал пустым взглядом, перевел его чуть вниз, обнаружил появившиеся у дверей ножки вошедшей дамы ─ не особо стройные, зато почти не скрываемые мини-юбкой ─ и ни на кого другого уже не отвлекался. Джордж перевел дыхание и снова посмотрел на автомат. Что он хотел и зачем сюда явился? Ах да! Проклятая жара ─ в ней становишься дохлым, как снулая рыба! Он сунул карточку в щель, и на экране зажглись слова:

«ОТНИМИ У НЕГО ПИСТОЛЕТ»

Джордж слегка попятился и недоуменно моргнул. Надпись на экране сменилась. Теперь там горело:

«УБЕЙ ИХ ВСЕХ»

Джордж затравленно огляделся. Зал все так же был полон, охранник скучал у входа, однако чувствовалось, что он, Джордж, чем-то привлекает к себе неодобрительные взгляды присутствующих. То ли он как-то не так одет, то ли поведение его кажется слишком подозрительным ─ особенно в помещении банка. А если они еще разглядят надпись, горящую на экране! Даже охранник теперь искоса наблюдал за ним.

Все, конец. Теперь его отсюда не выпустят. Может, как ни в чем не бывало подойти к охраннику, делая вид, что хочешь задать кокой-то вопрос, а потом выхватить у него пистолет и попытаться прорваться? Нет, увидев приближающегося Джорджа, охранник сразу насторожится.

Или попробовать подманить его самого? Например, сделать вид, что хочешь начать хулиганить ─ ну, чего-нибудь разбить. Разбить… разбить…

«УБЕЙ ИХ ВСЕХ»

…разбить, бить, убить. Бить! Да что же это со мной творится? Вот так его, вот так!..

─ Э, парень, стой! Эй, ты, стой! Ты что, обалдел, что ли?

Мгновенно вышедший из состояния блаженной скуки, охранник едва успел подскочить к странному посетителю, ни с того, ни с сего начавшему крушить один из банковских кредитных автоматов пинками и кулаками. Впрочем, много вреда психопат нанести не успел ─ подскочившие на помощь охраннику банковские детективы скрутили и уволокли внезапно обмякшего хулигана, исцарапанного и измазанного кровью. Автомат почти не пострадал. Экран остался цел, и на нем все так же мерцали буквы:

«ВЫ ХОТЕЛИ СНЯТЬ ДЕНЬГИ. ПОДТВЕРДИТЕ»


Франклин, штат Пенсильвания

Пятница

Вечер


─ Все массовые убийцы делятся на два класса: разовые и серийные, ─ сказал Малдер. ─ Тебе кофе или чай?

─ Кофе, ─ кивнула Скалли. ─ Растворимый, конечно, мерзость, но лучше он. Сегодня меня подняли ни свет ни заря и отправили сюда. Видимо, начальство считает, что один ты тут не справишься.

─ Начальству виднее, ─ пожал плечами Малдер. ─ Итак, насчет массовых убийств… Психологи считают, что одномоментные проявления абстрактного и не спровоцированного насилия являются как бы протестом против анонимности личности среди общества. Конечно, для этого нужны и какие-то дополнительные психические отклонения, но, как ты знаешь, при желании их можно найти у любого из нас.

Малдер выключил чайник и разлил кипяток по стаканам. Они сидели в его номере, на третьем этаже городской гостиницы, как раз напротив полицейского управления. За раскрытым окном клонился к вечеру последний рабочий день недели. Жара все не спадала. Малдер расстегнул пиджак и повесил его на спинку стула, потом ослабил узел галстука.

─ В отличие от серийных убийств, которые совершаются втихомолку и поэтому долго остаются нераскрытыми, единовременные массовые убийства не дают убийце практически никакого шанса спастись, ─ продолжил он. ─ Однако в данном случае самое смешное заключается в том, что, если судить по статистике, убийцы в этом городке, скорее, сами являются жертвами. Согласно полицейским документам, в основном это ответственные, спокойные и уважаемые люди среднего уровня дохода, без уголовных проступков в прошлом. Некоторые из них, согласно данным из медицинских карт, имели легкие психоневрологические отклонения ─ к примеру, бессонница, головные боли, дистонии, нервные срывы. Вот, посмотри. ─ Малдер взял с полочки пачку фотографий и протянул их Скалли.

─ Последний убийца, как показали свидетели, был подвержен клаустрофобии. И все. Абсолютно ничего серьезного, ничего, за что можно было бы зацепиться. Словом, я практически уверен, что здесь важную роль играл какой-то неизвестный нам внешний фактор. Уныние, депрессию и прочие подобные флюктуации, с которыми так любят носиться психологи, нам придется отмести. Согласно данным последних анализов, на пальцах и ладонях всех подозреваемых обнаружено нетоксичное вещество, одни из химикатов, применяемых в сельском хозяйстве. А также в поведении этих людей перед инцидентом и во время него, по словам свидетелей, было что-то параноидальное. Знаешь, чем-то мне это напоминает тот случай с НЛО…

─ Ага, ─ прервала, наконец, свое внимательное молчание Скалли. ─ Я ждала, когда же ты произнесешь это слово.

─ Но никаких твердых медицинских доказательств тому пока не найдено. Зато все инциденты неизменно сопровождаются порчей электронных приборов ─ от телефонов, пейджеров и факс-аппаратов до насоса на бензоколонке. Честно говоря, Скалли, я никогда еще с таким трудом не разрабатывал общее описание личности убийцы. Сейчас абсолютно невозможно предсказать, кто будет следующим, когда и где это произойдет.


Автомобильная мастерская

Франклин, штат Пенсильвания

Пятница

Вечер


Автомастерская помещалась в полуподвале трехэтажного административного здания, вход был с заднего двора, и Джуди пришлось некоторое время поплутать, прежде чем она попала внутрь. В помещении с низким бетонным потолком было прохладно и слегка пахло металлом и машинным маслом. Много железного хлама, шкафы с инструментами. Непонятно откуда взявшийся здесь письменный стол и ─ ни души. Молодая женщина остановилась, соображая, куда ей двигаться дальше: в поле видимости наблюдалось сразу два прохода и одна закрытая дверь. Когда Филип послал ее сюда забрать машину, он не предупредил, что помещение огромное и найти автомеханика не так-то просто. Джуди фыркнула про себя ─ надо же, растерялась в мастерской автомеханика, будто это заколдованное подземелье! Она решительно повернулась на каблучке туфли и направилась в левый проход между верстаком и стенкой кабелями в разноцветной изоляции ─ там было немножко светлее. Стук высоких каблуков эхом разносился по гулкому помещению. Вот, кажется, она и добралась ─ угол большого зала был отгорожен стеллажами со всяческим механическим хламом, поблескивали в ряд капоты четырех или пяти разнокалиберных автомобилей, а из-за стеллажей лился желтоватый свет и раздавалось еле слышное позвякивание по металлу.

─ Эй! ─ негромко сказала Джуди. ─ Привет! Есть тут кто-нибудь живой?

За стеллажами раздался стук чего-то упавшего и металлический лязг. Затем оттуда, на ходу вытирая ветошью руки, появился автомеханик ─ нескладный парень лет двадцати трех.

─ Я миссис МакРобертс, ─ пояснила Джуди. ─ Мне надо забрать у вас нашу машину. «Шевроле».

─ Вы опоздали, ─ хмуро буркнул парень. ─Я звонил вам еще вчера, и мы договорились, что вы зайдете до трех часов дня…

─ Прошу меня извинить, ─ Джуди виновато улыбнулась самой обаятельной улыбкой из тех, что имелись в ее распоряжении. ─ Дело в том, что договаривался мой муж, он и собирался зайти, но в самый последний момент его послали в банк с инкассатором и бежать сюда пришлось мне. Очень сожалею, что вам пришлось меня ждать. Если машина совсем готова, давайте, я расплачусь и сразу же заберу ее отсюда. Водит-то я умею.

Она еще раз улыбнулась и почувствовала, что желание злиться у парня прошло.

─ Пройдите-ка сюда, ─ кивнул он ей, отступая в свой закуток.

Джуди шагнула за ним и внезапно почувствовала себя очень неуютно. Будто холодный ветер пронесся низом вдоль каменного пола. Ноги в тонких колготках неожиданно стали мерзнуть.

Механик взял с верстака какую-то деталь и продемонстрировал ее Джуди:

─ Я не понимаю, миссис МакРобертс, как вы могли сломать эту штуку. Умудриться надо…

─ Это долгая история, ─ перебила его Джуди, которой вдруг захотелось как можно скорее выбраться отсюда. ─ Но ведь вы починили машину?

─ Починил, ─ медленно, точно он был в этом не совсем уверен ответил автомеханик.

─ Тогда сколько я вам должна? ─ Джуди торопливо полезла в сумочку. «Господи, почему он так уставился на мои коленки? Дернул же меня черт явиться сюда в таком коротком платье. Надо было дома переодеться во что-нибудь другое…» ─ погруженная в эти мысли, она не сразу услышала слова механика:

─ …эту неисправность я, конечно, устранил. Но начав чинить вашу машину, я сразу же наткнулся на другие проблемы. Это серьезные проблемы, миссис МакРобертс, и если их не устранить, через пару недель автомобиль начнет барахлить опять. Подойдите сюда, я вам сейчас покажу…

Он обернулся назад, отодвинул какой-то лист фанеры и шагнул туда. Свет лампы выхватил из темноты левое крыло из синего «шевроле», приподнятого домкратом. Джуди двинулась вперед, следуя приглашающему жесту, но тут же в испуге отпрянула.

«Чего он хочет? А если он и в самом деле маньяк? И как он на меня смотрит!» Внезапно он почувствовала себя почти голой. Явственный сквозняк, стелясь по холодному полу и забираясь под платье, уже довел ее до озноба. Нет, отсюда надо немедленно уходить.

─ Простите, но я очень тороплюсь, ─ пробормотала миссис МакРобертс. ─ Меня ждет муж, я должна как можно скорее быть дома.

─ Да, пожалуйста! ─ пожал плечами механик. ─ Бампер я выправил и свечи отрегулировал. Но если не отремонтировать как следует то, что я вам сейчас покажу, вы на ней далеко не уедете. Вот, смотрите, ─ он снял хромированный колпак и слегка крутанул колесо машины. ─ Подшипники начинают стучать. Пока еще еле слышно, но через пару сотен километров это будет уже заметною. С двигателем еще хуже…

Он встал и, откинув капот, что-то подкрутил. Мотор заработал. Обернувшись, механик указал рукой на сложный аппарат, занимавший всю правую половину рабочего стола ─ если это сооружение можно было назвать столом.

─ Это диагностический монитор двигателя. Вот, глядите: в номере двигатель вашей машины должен давать сто шестьдесят восемь лошадиных сил при шести тысячах двухстах оборотах в минуту. А у вас этого нет даже близко. Подойдите, встаньте рядышком. Вот, посмотрите сюда…

Джуди шагнула было вперед, но тут взгляд ее упал на экран прибора, который механик назвал «диагностическим монитором». Вместо цифр там зеленым цветом светилось одно слово:

«ВРЕТ»

─ А все почему? ─ как ни в чем не бывало продолжал механик. ─ Прежде всего, по-сумасшедшему течет масло. Вот, все кругом грязное. Надо здесь хорошенько почистить, потом отрегулировать клапана…

«ВРЕТ»

─ … потом заменить кожух у правого блока цилиндров…

«ОН ВРЕТ»

Джуди почувствовала, как страх холодной волной прополз по телу, поднимаясь от ног вверх. Механик, чуть повернув голову от двигателя, следил за ней, и на лице его расплывалась чуть заметная плотоядная усмешка. Экран монитора тоже, казалось, усмехнулся:

«ОН ВРЕТ! ОН ТЕБЯ ИЗНАСИЛУЕТ»

Джуди попятилась назад, схватилась за край стола. Слова на экране изменились:

«ОН УБЬЕТ ТЕБЯ»

И ─ с небольшим перерывом, будто после раздумья:

«УБЕЙ ЕГО ПЕРВОЙ!»

Ее пальцы наткнулись на что-то холодное и металлическое. Джуди машинально сжала их ─ и почувствовала в руке тяжелый разводной ключ. Оружие! Теперь она сможет за себя постоять!

─ Если не верите, можете посмотреть сами, ─ механик совсем погрузился в недра двигателя, виден был только освещенный яркой лампой затылок.

И тогда Джуди шагнула вперед, подняла тяжелый ключ и с размаху ударила по этому блестящему, коротко стриженному затылку. Удар получился гулким, механик вздрогнул и повернул голову. Джуди отпрянула и второй раз занесла ключ. Но мужчина успел перехватить ее руку, сжал ее железными пальцами и мощным захватом завернул за спину. Одновременно вторая рука его потянулась к груди женщины. Джуди завизжала, дернулась, ноги ее подогнулись, и она начала оседать на пол. Мужчина был вынужден перехватить ее за талию, отпустив правую руку. И тут взгляд Джуди упал на круглую деревянную рукоятку тонкого напильника, торчавшую с полочки для инструментов как раз на уровне глаз. Она с силой ударила мужчину головой под подбородок и, когда он чуть подался назад, дотянулась до этой рукоятки, схватила напильник и, размахнувшись как только могла, сильно ударила механика острием в грудь.

Механик испустил слабый хрип, похожий на выдох. На лице его появилось удивленное выражение, он ослабил хватку, и Джуди отскочила назад. Несколько секунд механик стоял прямо, ощупывая грудь рукой, затем пошатнулся и повалился спиной на капот машины.

На мониторе, как ни в чем не бывало, мигала надпись:

«ДИАГНОСТИКА ЗАВЕРШЕНА»


Автомобильная мастерская

Франклин, штат Пенсильвания

Суббота

Утро


Когда Малдер вошел в мастерскую, труп уже унесли. На полу и под синим «Шевроле» с откинутым капотом растеклась лужа засохшей крови. У рабочего стола стоял высокий седоватый полицейский и, склонившись, листал какие-то бумаги.

─ Агент Малдер! ─ представился Малдер.

─ Следователь округа Сайрус Уинтам. Мне сообщили о вас, ─ кивнул офицер. Он явно не был в восторге от присутствия федерального агента да еще с неясными полномочиями. ─ Если хотите здесь что-нибудь трогать, сначала наденьте резиновые перчатки. Отпечатки пальцев мы снять еще не успели.

─ Скажите, ─ очень вежливо спросил Малдер. ─ это убийство является продолжением серии предыдущих?

─ Вы знаете, никакой связи я пока не вижу.

─ Это значит, дело находится вне моей компетенции, и я должен предоставить всю работу вам? ─ чуть улыбнувшись, спросил Малдер.

Лицо следователя слегка оттаяло:

─ Но это убийство действительно ни в чем не похоже на предыдущие. Те были совершены в общественных местах, каждый убийца пытался оказать сопротивление при задержании и погибал от рук полиции. А здесь все произошло тих и незаметно, даже труп обнаружили лишь спустя двенадцать часов. Словом, единственное сходство только в том, что до этого сумасшествия об убийствах в нашем городке не помнили и старожилы.

─ А у вас есть какие-нибудь подозрения и улики по данному случаю? ─ поинтересовался Малдер. ─ Например, кто из клиентов мог заходить сюда вчера и что же он видел?

Следователь развел руками и кивнул на стопку бумаг перед ним:

─ Именно этим я сейчас и занимаюсь. А поинтересоваться можно многим. Например, чья же это машина, ─ он кивнул на «шевроле», ─ и почему хозяева не забрали ее вчера днем…


Франклин, штат Пенсильвания

Суббота

День


Дверь открыла молодая женщина ─ судя по всему, хозяйка квартиры. Малдер притянул ей удостоверение.

─ Миссис Джудит МакРобертс, если не ошибаюсь? Я агент Малдер, Федеральное Бюро Расследований. Мне необходимо с вами поговорить.

─ Но мне… но я опаздываю на работу, ─ растерянно пробормотала хозяйка ошарашенная напором, с которым гость ухитрился вежливо оттеснить ее и войти в прихожую. За спиной Малдера Эйфелевой башней возвышался долговязый полицейский сержант с ничего не выражающей физиономией.

«Интересно, что это за работа по субботам?» ─ подумал Малдер, но в ответ куртуазно улыбнулся:

─ Ничего страшного, вы можете валить все на меня. Да и времени я у вас отниму немного.

Он двинулся в глубь квартиры, и хозяйка неохотно отодвинулась, пропуская его. Если поначалу она и выглядела слегка напуганной, то сейчас взяла себя в руки и лицо ее стало непроницаемым, как у полицейского сержанта. Красивое лицо, и вообще красивая женщина. Не каждому такие достаются.

Малдер достал из нагрудного кармана техпаспорт в зеленой обложке. Хозяйка внимательно проследила взглядом за этим движением, но на лице ее не отразилось абсолютно ничего.

─ У вас неприятности с машиной? ─ спросил Малдер.

─ Это дела моего мужа, ─ дама пожала плечами, показывая, что большего она сказать не может.

─ А могу я увидеть вашего мужа?

─ К сожалению, нет. Он срочно уехал на деловую встречу в Питтсбург и вернется не раньше завтрашнего утра. Вы разрешите мне хотя бы позавтракать? ─ в голосе ее послышался легкий сарказм.

─ Конечно, ─ Малдер улыбнулся обезоруживающей улыбкой. ─ Завтрак ─ куда важнее обеда или ужина, особенно для молодой и стройной женщины.

Хозяйка слегка зарделась, дав Малдеру понять, что его комплимент оценен по достоинству. Они прошли в кухню, и Джуди тут же повернулась к микроволновой печи и уставила регулятор на разогрев. Но на дисплее вместо цифр высветились буквы:

«ОН ЗНАЕТ»

Джуди испуганно обернулась. Малдер, заложив руки за спину, с невозмутимым видом разглядывал эстамп на стене, изображавший пару лебедей в заросшем пруду, и даже не глядел в ее сторону. Сержант с прежним невозмутимым видом попирал дверной косяк. Джуди потыкала пальцем в кнопки, выбирая режим, и уселась за стол. Малдер пододвинул стул и сел напротив, протянул ей какую-то бумагу.

─ Эта накладная подписана вами. Вы забирали вчера свою машину из автомастерской?

Джуди взглянула на лист и почувствовала, что пол кухни проваливается куда-то вниз и вбок, а сама она обливается холодным потом. Они вычислили ее! И они пришли за ней! В растерянности она перевела взгляд с бумаги на эстамп, потом на печь…

На дисплее светилось:

«УБЕЙ ИХ ОБОИХ»

─ Да, ─ еле слышно прошептала Джуди, не отрывая глаз от дисплея.

Малдер с интересом проследил направление ее взгляда. На табло значилось время:

«07-35»

─ Мне непонятно, как вы ухитрились так изуродовать бампер своей машины, ─ продолжил он. ─ Вы можете точно описать, как вам это удалось?.. Миссис МакРобертс?

Женщине явно стало нехорошо. Она побледнела, голос вдруг сделался хриплым:

─ Это я… я его сломала.

─ Миссис МакРобертс, вам помочь? Вы что-то увидели?

Только тут она поняла, что все еще смотрит на дисплей, и перевела взгляд на озабоченную физиономию Малдера. Похоже, агент еще ничего не понимает. Нарочито пошатываясь, Джуди встала и шагнула к печи.

─ Нет, спасибо, я сама. Где-то здесь должно быть лекарство. Не беспокойтесь, у меня это часто случается…

Одновременно она выдвинула ящик кухонного шкафа, где лежали ножи. Малдер шагнул к женщине, чтобы поддержать ее, если она вдруг упадет, и в этот момент Джудит МакРобертс развернулась и, дико завизжав, ударила его длинным кухонным ножом в грудь. Малдер ожидал чего-то подобного, поэтому легко перехватил женщину за руку, обнял ее за талию и как можно более мягко попытался обезоружить. Женщина перестала кричать и попыталась ударить его коленом. Малдер уклонился, не выпуская руки с ножом, но женщине при этом удалось вывернуться. Миссис МакРобертс метнулась в сторону, пытаясь высвободить руку с ножом, и в этот момент прогремел выстрел…

Долговязый сержант стоял с пистолетом в руке и растерянно смотрел на Малдера. Кажется, до него постепенно доходило, что он сделал что-то не то. Малдер еще раз смерил его испепеляющим взглядом, решил, что словами делу не поможешь, и опять повернулся к убитой.

Она лежала на полу между плитой и столом, изогнувшись и все еще сжимая в правой руке рукоятку кухонного ножа. Под левой грудью расплывалось кровавое пятно. Говорят, что дуракам везет ─ и сержант не был исключением. Он попал очень точно. Единственный известный Малдеру человек, который мог пролить хоть кокой-то свет на причину загадочных убийств, был стопроцентно мертв.


Франклин, штат Пенсильвания

Воскресенье


─ Малдер, это тебя! ─ сказала Скалли, протягивая ему трубку. ─ Кажется, Вашингтон…

─ Агент Малдер у телефона! ─ Малдер взял трубку, другой рукой затягивая узел галстука. ─ Я слушаю!

─ С вами говорят из патологоанатомической лаборатории Академии ФБР, ─ звонившая женщина старалась говорить как можно более официально и академично.

Малдер представил себе, как только что взятая на работу выпускница медицинского колледжа, читает по бумажке, водя пальчиком по заковыристым словам, и про себя усмехнулся.

─ При анализе материалов и препаратов, доставленных к нам вчера, были обнаружены некоторые аномалии, не замеченные при предыдущих вскрытиях, ─ девушка тщательно выговаривала слова. ─ Например, известно, что в случае насильственной смерти уровень адреналина в крови погибшего в два раза и более превышает нормальный. Но у этих трупов концентрация адреналина превосходит норму почти в двести раз. В железе, вырабатывающей адреналин, обнаружено сильное кровотечение ─ не от износа, а, скорее, от невероятного перенапряжения. Другие отклонения в биохимии и гормонах тоже свидетельствуют о состоянии сильной фобии, страха. Анализ жидкости, взятой из глазного яблока, показывает высокую концентрацию нетипичного вещества, химический состав которого нами пока не определен. Кстати, оно очень похоже на вещество, извлеченное из-под ногтей обоих трупов. Сейчас мы продолжаем работать. Данные исследований показывают, что, вступая в реакцию с адреналином, это вещество образует соединение с лизергиновой кислотой. Препарат известен под названием ЛСДЛ.


Бюро по трудоустройству

Франклин, штат Пенсильвания

Понедельник


В помещении конторы было пусто и почти стерильно. Лишь несколько человек коротали время на кожаных диванах, в углу за фикусами. Из трех окошечек было открыто только одно.

Эд Фанч наклонился к нему. Дама за стеклом оторвалась от модного журнала и подняла недовольный взгляд.

─ Прошу прощения, ─ решительно начал было он, но, увидев недовольный взгляд подведенных синим глаз, слегка растерялся. ─ Я хочу… я бы хотел подать заявление на работу…

─ Извините, но пока заявления не принимаются, ─ ответствовала дама и, опустив прозрачную задвижку, поставила в окошечко табличку: «Мы вернемся через час».

Эд растерянно отошел в сторону.

─ Сэр, ─ привлек его внимание чей-то голос. ─ Сэр, можно попросить вас записаться в программу сдачи крови?

─ Что? ─ Эд поднял голову на молодую улыбающуюся женщину в белом халате и с сумкой, отмеченной красным крестом. Теми же красными буквами на сумке значилось «BLOOD CORPORATION».

«КОРПОРАЦИЯ „КРОВЬ“

─ Нет-нет спасибо! ─ невпопад ответил Эд, развернулся и торопливо пошел, почти побежал прочь.

─ Сэр, куда же вы, сэр?.. ─ неслось вслед ему.


Франклин, штат Пенсильвания

Понедельник


Ночью прошел дождь, и утро понедельника выдалось свежее и прохладное. Жара, мучавшая город последние две недели, наконец спала, в воздухе повис запах сырости и мокрой зелени. Перепрыгивая через лужу, широко разлившуюся на автостоянке перед гостиницей, Малдер обратил внимание на желтоватую взвесь пыльцы в дождевой воде. По краям лужу уже окаймляла желтая полоска, а когда он за полдень вернется в отель, лужи, возможно, уже не будет вовсе ─ только желтоватый от смытой сюда со всех окрестностей пыльцы асфальт…

Пыльцы? Какая пыльца в середине лета ─ все, что могло цвести, давно отцвело, и в садах уже зреют плоды? Но тогда что это такое? Интересно, очень интересно!

Малдер присел на корточки у края лужи, рядом с черным «фордом», стоявшим здесь, кажется, еще с пятницы, достал из кармана коробочку из-под мятных таблеток и осторожно, кончиком перочинного ножа, соскреб туда осадок странного порошка. Надо будет отнести его в лабораторию и проверить, что он собой представляет. Так, а это еще что?

Рядом с краем лужи кверху лапками лежала крупная дохлая муха, чуть поодаль еще одна. Неужели здесь применяются пестициды? Тогда происхождение порошка становится понятным… и еще более интересным.

Малдер двумя пальцами поднял дохлую муху, внимательно осмотрел ее и сунул в ту же коробочку.


Конспиративная квартира

Где-то на территории США


─ Помните «Одинокого стрелка?» ─ спросил Фрохики, подняв на Малдера взгляд своих небесно-голубых блаженных глаз. ─ «Си-си-эйч триста восемьдесят восемь», миниатюрная видеокамера, настолько маленькая, что ее можно было прикрепить к спинке мухи. А теперь представьте себе, что может натворить одна такая муха, залетев, допустим, в Овальный кабинет…

─ Да, претенденты уже были, ─ хмуро ответил Малдер. Сейчас его не интересовала ни оригинальность изгибов мысли Фрохики, ни интеллектуально-богемный треп, столь любезный сердцу эксперта. ─ Но в данный момент меня интересует не сама муха, а причины ее скоропостижной кончины. И этот желтый порошок.

Фрохики пожал плечами. Глаза его потухли и словно бы перестали быть голубыми, сменив цвет на серо-деловой.

─ Эта обычная евразийская сотовая муха, ─ сообщил он вполне еловым тоном. ─ Паразитирует на плодовых деревьях, наносит серьезный вред урожаю яблок, вишен, винограда, ну и так далее. Все попытки химическим путем ограничить ее размножение ни к чему не привели. Хотя множество американских фирм, занимающихся сельским хозяйством, пыталось создать подходящий пестицид.

─ А что вы можете сказать по поводу желтого вещества?

─ ЛСДЛ? Очевидно, вы не читали августовский номер «Кемикл Ревью» за прошлый год. Там была большая статься об этом препарате и его запрещении в большинстве штатов…

─ Да, действительно, я не успел его просмотреть ─ как раз в этот момент меня направили расследовать очередное загадочное убийство…

─ Да-да… в таком случае, поглядите-ка сюда… Кстати, Малдер, а где ваша прекрасная напарница?

─ Она сегодня решила остаться дома. То есть в отеле. По-моему, ей слегка наскучили ваши навязчивые комплименты.

─ О, увы мне! ─ Фрохики возвел очи горе. ─ У дамы исключительно тонкий вкус, и что ей стоит одним движением прекрасной ножки развалить в пыль репутацию честного труженика науки… Но отвлечемся от куртуазии и перейдем к делу, ─ голос его сразу же посерьезнел. ─ Итак, данное вещество относится к группе нетоксических пестицидов. Наиболее часто используемое название ─ лизергический диметарин. В отличие от других веществ, убивающих насекомых, это их только отпугивает. Оно вызывает у насекомых страх ─ то есть воздействует на их хеморецепторы, индуцируя в них сигнал опасности. «Здесь плохо, лети отсюда» ─ или что-то в этом роде. Опрысканное таким веществом растение отпугивает вредных насекомых, в то же время являясь абсолютно нетоксичным по отношению к человеку.

─ Но почему же, в таком случае, этот препарат все же был запрещен к применению?

─ Ха! Вся шутка в том, что точной информации по этому вопросу так и не появилось. Ходили слухи, что, по некоторым данным, этот препарат влияет на людей точно так же, как и на насекомых. Впрочем, вот об этом даже «Кемикл Ревью» выражался исключительно туманно. Но давайте я вам кое-что покажу.

С этими словами Фрохики повернулся к экрану видеомагнитофона, выглядывавшего с одной из полок у него за спиной, отодвинул в сторону занавесочку, видимо предохраняющую аппарат от пыли, и взял в руку дистанционный пульт.

─ Поглядите, это ролик, снятый еще в тридцатых годах, ─ Кивнул он на засветившийся экран, где над зелеными насаждениями, стрекоча, пролетал како-то маленький самолет. ─ То что он распыляет ─ это ДДТ. В те времена ─ надежда сельского хозяйства, ангел-избавитель от многочисленных вредителей. Правительство тогда объявило, что химикат абсолютно безопасен. А через тридцать лет выяснилось, что частота раковых заболеваний в районах распыления возросла в десятки раз. Но самое главное ─ через много лет у людей, которые в детстве подверглись воздействию ДДТ, начали проявляться генетические расстройства и мутации. Вы знаете, что такое «тератогенный фактор»?

Самолет на экране развернулся, и против встающего из-за далеких синеватых гор солнца стало видно, что за ним тянется туманное облако, постепенно оседающее на бесконечные зеленые ряды кустов.

─ Тем не менее потребовались десятилетия бюрократической волокиты, чтобы этот яд был запрещен. И вот теперь другой яд ─ и история повторяется. Обратите внимание, ЛСДЛ запретили отнюдь не все штаты.

─ А в этом штате он запрещен? ─ заинтересованно спросил Малдер.

─ Да. Но вы же видите, как правительство соблюдает законы об охране здоровья населения.

─ Хорошо, ─ кивнул Малдер. ─ Большое вам спасибо за консультацию. Можно, я возьму кассету с этим роликом с собой?

─ Да, пожалуйста. Но только в обмен на телефончик номера, где остановилась ваша Скалли. А так ─ нет.

─ Да, пожалуйста, ─ равнодушно пожал плечами Малдер. ─ Мы не правительство, самоубийц отговаривать не обязаны.


Окрестности города Франклин,

штат Пенсильвания

Ночь с понедельника на вторник


Ночь выдалась прохладной, и Малдер уже успел пожалеть, что не взял с собой теплого свитера. Легкая болоньевая куртка спасала от росы, но не от ночного холода, и можно было предположить, что трехчасовое сидение в кустах на краю пшеничного поля обернется завтрашним насморком, если не чем похуже. Но самым неприятным было то, что никаких результатов сидение пока не дало. В окулярах инфракрасного бинокля можно было разглядеть лишь размытые контуры лесополосы на фоне более холодного поля, темную полосу почти совсем остывшего шоссе да очертания легкого марева ниже по склону холма ─ там дорога спускалась к невидимому отсюда городу. Ни души и ни машины. Из низины медленно полз легкий туман, тянуло холодом. На абсолютно чистое небо высыпали холодные звезды. Легкий ночной ветерок еле слышно пробегал по листве. В траве трещали цикады ─ или кто там еще любит стрекотать по ночам? Со стороны жилья доносилось еле слышное перебрехивание собак, а неподалеку в кроне дерева хрипло и немелодично орал какой-то местный заместитель соловья.

Малдер поежился, попытался подтянуть еще выше молнию на вороте куртки, и в этот момент до его слуха наконец донесся-таки отдаленный рокот, вовсе не похожий на стрекотание цикадообразных. Со стороны южной окраины городка на небольшой высоте шел вертолет. Ни одного огонька на нем не горело ─ это грубейшее нарушение правил эксплуатации воздушного транспорта подтверждало, что Малдер мерз не зря. Даже в бинокль не было видно, распыляют с вертолета что-то или нет, но поскольку винтокрылая стрекочущая машина шла прямо на него, Малдер предположил, что скоро ощутит наличие или отсутствие химиката другими органолептическими методами. И точно, когда ротор прогрохотал у него над самой головой, сверху облаком посыпалась долгожданная пыльца, забиваясь в нос и рот. Развернувшись, вертолет прошел дальше вдоль края посадки. Малдер наблюдал за ними в бинокль, пока машина окончательно не скрылась за кустами на гребне холма. Легкая сельскохозяйственная модель с застекленной двухместной кабиной и хорошо заметными навесными баками. Вряд ли в городе много вертолетов, так что найти нужную машину не составит труда. Впрочем, похоже, и нужды в том не будет ─ уж слишком откровенно тянутся следы в кабинет господина мэра.


Мэрия

Франклин, штат Пенсильвания

Вторник


─ Вертолет-невидимка, ночами облетающий городские окрестности с диверсионными целями? Это что0то новое в программе «Стелс»! ─ усмехнулся мистер Джулиус Винтер, мэр города Франклин. Вальяжный, в широкополой шляпе, которую не снимал даже в кабинете, джинсовой куртке и с неизменной сигарой во рту, он слегка раздражал Малдера. Особенно, когда пытался продемонстрировать, кто здесь хозяин. ─ Послушайте, Малдер, может, хватит вам заниматься всякой ерундой? Вы посланы сюда для помощи в расследовании серии необъяснимых убийств, вот и делайте свое дело. А русские шпионы у нас в округе перевелись уже лет пятнадцать назад.

─ Не юродствуйте, мистер Винтер, ─ тихо произнес Малдер. ─ Я лучше вас знаю, чем мне следует заниматься. А еще я знаю, что в городе не так много вертолетов, и се они зарегистрированы в мэрии. Определить же, который из них летал сегодня ночью, труда не составит. Даже если подвесные баки и распылитель с него успели снять ─ в чем я лично очень сомневаюсь, ─ то вымыть вертолет с мылом, я думаю, никто не догадался. Поэтому наличие на нем распыляемого вещества экспертиза тоже сумеет установить. Так что, господин мэр, лучше бы нам с вами поговорить начистоту.

─ Чистосердечное признание смягчает вину? ─ неохотно улыбнулся мэр.

Он глубоко затянулся сигарой, потом резким движением отбросил ее в пустую корзину для бумаг. Попал.

─ Вы здесь не живете, Малдер, и на этот город вам наплевать. А я здесь живу. Скоро уже шестьдесят лет. И судьба этого города мне небезразлична. Как и судьба его жителей. У меня трое детей, и неужели вы думаете, что я буду опрыскивать их ядом?

─ Но если этот препарат абсолютно безопасен, почему же вы так упорно держите его в секрете? Настолько упорно, что ради этой секретности идете даже на нарушение законов. У вертолета ночью не были включены габаритные огни.

─ Малдер, вы что, собрались устроить крестовый поход в защиту правосудия?

─ Вопрос задал я. Потрудитесь, наконец, на него ответить. Вы действительно опрыскиваете урожай препаратом с не выясненными до конца свойствами?

─ Малдер, а вы знаете, что единственным реальным доходом этого города являются деньги, которые он получает от продажи зерна и продукции из своих садов? А вредители урожая, неведомо откуда появившиеся пару лет назад, приносят нам ─ и не только нам ─ миллионные убытки. Вы посмотрите, что творится сейчас в Калифорнии! И я не позволю, чтобы жизнь нашим людям портил какой-то чертов таракан!

─ Портил? ─ Малдер почувствовал, что с трудом сдерживает бешенство. ─ У вас двадцать три человека убитых ─ и вы делаете вид, что ничего не произошло!

─ Но никто еще не доказал, что эти убийства являются следствием распыления химикатов. У меня есть заключение, что химикат это абсолютно безопасен.

─ Кто выдал вам это заключение? ─ Малдер насторожился. ─ Ответьте пожалуйста, кто именно?

─ Городская санитарная служба. А что?

─ Будьте любезны предъявить его, ─ голос Малдера был вкрадчиво тих.

Этот чиновник изрядно раздражал Призрака. Наличие заключения должно было определить, кому светит предстать перед судом ─мэру или начальнику санитарного управления.

─ У меня нет такой бумаги, ─ холодно ответил мэр, но в глазах его что-то неуловимо изменилось. ─ Санитарная служба ответила на мой запрос по компьютерной сети и выдала всю необходимую информацию.

─ Ах, даже так, ─ улыбнулся Малдер и встал с кресла. ─ Тогда разрешите откланяться. Надеюсь, нам еще удастся поговорить, хотя и в совершенно другом месте…


Франклин, штат Пенсильвания

Вторник

Вечер


─ Извини, Малдер, но по-моему, он абсолютно прав, ─ произнесла Скалли. ─ Нет, ты не возражай сразу, а сначала представь, как могут выглядеть наши предположения в глазах простого местного обывателя. Мы явились непонятно откуда и начинаем стращать народ черт знает чем. А вот мэр Хаггард заботится об урожае, и он абсолютно прав.

─ Скалли, но ведь ЛСДЛ не зря запрещен к применению. Препарат не изучен, наличие побочных эффектов вполне реально, да и результаты вскрытия трупов тоже о чем-то говорят.

─ А о чем говорит то, что ты сам попал под опыление? И ведь остался жив и даже в своем уме? ─ Скалли улыбнулась. ─ Значит, этот препарат, по крайней мере, не смертелен. Хотя действительно может вызывать паранойю. Малдер, пойми меня правильно: я вовсе не говорю, что здесь копать не надо. Я тоже думаю, что история с порошком явно нечистая. Но никаких доказательств у нас нет, поскольку не выяснено действие самого препарата. А из юридических аргументов у нас в наличии только запрет на использование ЛСДЛ в штате Пенсильвания и отсутствие ночных габаритных огней на вертолете. Как ты понимаешь, для расследования это несерьезно и к истинным причинам трагедии отношения не имеет.

─ Ладно, хорошо, ─ Малдер хлопнул ладонью по поверхности стола и резко поднялся. ─ Скалли, можно мне глянуть на твои видеозаписи?

─ Да, конечно, ─ Скалли достала из ящика кассету и протянула ее Малдеру.

Он вставил ее в видеомагнитофон и взял со стола пульт. Экран телевизора засветился, по нему пробежали какие-то полосы, а затем вместо изображения появилось одно-единственное слово:

«ДАВАЙ»

Малдер потряс головой. Затем обернулся на Скалли ─ она стояла так, что экрана ей видно не было, и рассматривала какие-то записи в блокноте. Малдер нажал на кнопку стоп-кадра. Изображение почему-то погасло, и на экране появилась новая надпись:

«ДАВАЙ СЕЙЧАС ЖЕ»

Малдер осторожно отступил назад и опустился в кресло, не выпуская пульта из руки. Затем он окликнул напарницу:

─ Скалли, глянь-ка сюда… Это тебе ничего не напоминает?

Скалли подняла на него удивленный взгляд, отложила блокнот и придвинула свой стул поближе. Надпись на экране тотчас же исчезла, сменившись заставкой фильма. Малдер отключил видеомагнитофон.

─ Ты знаешь, что такое «подсознательное послание»? ─ спросил он.

─ Это из дедушки Фрейда? Может быть, тебе лучше обратиться к психиатру.

─ Нет, ─ поморщился Малдер. ─ Я серьезно. Это психологический факт, и некоторые магазины уже используют подобную технологию ─ в частности, вставляя в музыку, которая транслируется в торговом зале, особые, не фиксируемые на внешнем уровне сознания кодовые сигналы, якобы предотвращающие воровство. Ходят слухи, что русские проводили исследования по контролю поведения с помощью голографической техники внушения образов. Ну а про «двадцать пятый кадр» ты, естественно, слышала.

─ Хорошо, но при чем здесь наше опрыскивание?

─ А ты вспомни, что каждый раз на месте убийства уничтожалось какое-нибудь электронное устройство. Более того, задним числом можно отметить, что не просто устройство, а прибор, имеющий блок визуального отображения информации. А проще говоря, у которого есть экран или хотя бы цифровое табло. Как тебе это нравится?

─ Продолжай, продолжай дальше, ─ Скалли явно перешла от скепсиса к заинтересованности. ─ Я тебя слушаю. Итак, цифровое табло…

─ Это вещество, ЛСДЛ, известно тем, что вызывает страх у мух. Если быть точным, даже не страх, а сигнал об опасности. Нельзя ли предположить, что он вызывает ту же или сходную реакцию и у людей. Согласно медицинским картам и данным экспертизы, у всех убийц наблюдалась какая-нибудь фобия. У Тома Уайли была клаустрофобия, у Джудит МакРобертс ─ патологическая боязнь изнасилования. Возможно, наш пестицид просто вызывает усиление фобии до невыносимого уровня. А потом, допустим, появляется сигнал, подсказывающий им, как от этого страха избавиться…

─ Каким образом? ─ скептически усмехнулась Скалли. ─ Явлением Святого Духа?

─ Каким-либо действием, ─ Малдер был абсолютно невозмутим. ─ Вспомни о разбитых электронных приборах. И представь на секунду, что сигнал этот появляется на экранах или табло?

─ Блеск! ─ восхитилась Скалли. ─ Прямо Стивен Кинг какой-то. Ладно, а кто, по-твоему это сигнал туда посылает, да еще в самый критический момент?

─ А вот это я бы и хотел узнать, ─ вздохнул Малдер. ─ Хочешь, я расскажу тебе, что видел десять минут назад на экране этого телевизора?


Полицейское управление

Франклин, штат Пенсильвания

Среда


─ Малдер, ─ произнесла Скалли, входя в кабинет начальника полиции, ─ ты был прав. Только что я получила из Вашингтона результаты лабораторных анализов головного мозга убийц. Это вещество действительно вызывает параноидальное состояние!

Малдер повернулся к начальнику полиции. Вид у начальника был слегка озадаченный. Он накинул пиджак и улыбнулся Скалли:

─ Рад вас видеть, мисс. Я извиняюсь, мне сейчас надо отлучиться на полчаса или час. Срочный разговор с мэром, и лучше, чтобы он произошел лично, а не по телефону.

─ Понятливый мужик, ─ улыбнулся Малдер, когда за начальником полиции захлопнулась дверь, ─ сразу сообразил. Ну, и что сообщили эксперты?

─ Похоже, здесь и вправду проводится контролируемый эксперимент. Вот только интересно, кем контролируемый? ─ Скалли прошла в глубь кабинета и уселась на мягкий кожаный диван, закинув ногу на ногу. ─ Правительством? Какой-то отдельной корпорацией? ЦРУ? Или иностранными агентами?

─ Ну, положим, такие эксперименты проводились и раньше, ─ вздохнул Малдер. ─ Вспомни Вьетнам. «Эйджент оранж» и разные микробы, распыляемые над ничего не подозревающими мирными жителями…

─ Да, но при чем здесь это? ─ возразила Скалли. ─ К чему создавать препарат для контроля над психикой, если этот контролируемый хлопнет одного-двух-пятерых сограждан и тут же откинет копыта сам? Для уничтожения населения достаточно и обычного ОВ, а материал для исследования и последующей диссертации, кто бы ни проводил этот эксперимент, он должен был собрать уже давно.

─ Допустим, обычное ОВ распознается слишком быстро, поэтому в качестве средства замаскированной диверсии этот ЛСДЛ достаточно эффектен. Но неэффективен, поэтому давай оставим происки диверсантов на крайний случай. Что же касается исследований… Можно предположить, что их целью является просто создание атмосферы страха ─ ведь если ты будешь панически бояться своих ближних, то тебе будет уже наплевать на то, что творят власть предержащие. Впрочем, это слишком тривиальное объяснение, поэтому можно подыскать другое. Почему бы, например, не предположить, что объектом изучения здесь является не конкретное действие порошка, а сам механизм воздействия на массу людей ─ причем самых разных, но составляющих очень плотную общность. Ведь городок-то очень маленький, все здесь друг от друга зависят, и с помощью точечных манипуляций можно достаточно эффективно управлять всем населением. Как тебе такая версия?

─ Но зачем же, в таком случае, обрекать объекты управления на смерть? Какой в этом смысл? Или тот, кто проводит эксперименты, тоже является маньяком-убийцей?

─ А почему ты думаешь, что все, кто попал под этот контроль, погибли? Не исключено ведь, что большей части населения приказы на убийство отданы не были, и они спокойно разгуливают по улицам Франклина. Время от времени выполняя какие-нибудь другие приказы. Вот, например, господин мэр…

Дверь кабинета распахнулась, и вошел начальник полиции. Он явно был доволен.

─ Я только что поговорил с мистером Винтером, ─ произнес он, удовлетворенно потирая руки, ─ и убедил его пойти на компромисс. Мэр согласился немедленно прекратить опрыскивание урожая и организовать проверку крови всех, кто мог подвергнуться опылению. Но он настаивает на одном ─ чтобы результат этой проверки не афишировался и в официальных заявлениях не упоминалось о каких-либо побочных эффектах от использования ЛСДЛ, буде в ходе проверки крови они всплывут.

─ О’кей, ─ кивнул Малдер, ─ сообщите, что мы согласны. Но добавьте, что в наш отчет о результатах расследования все равно будет помещена всяинформация, которую мы здесь соберем. Да, вы поговорили с начальником санитарного управления?

─ Конечно, еще вчера. Сразу же после того, как вы позвонили мне и сказали про кровь. Он ждет вас.

─ Хорошо, тогда мы сейчас перекусим, а потом отправимся туда, ─ кивнул Малдер, вставая и направляясь к выходу.

Скалли поднялась вслед за ним.

─ Машина вам нужна? ─ спросил начальник полиции. ─ Сейчас у меня все в разгоне, но через пару часов я смогу одну достать.

─ Спасибо, не надо, ─ улыбнулся Малдер. ─ Мы пешком. У вас настолько маленький и приятный город, что прогуляться по нему ─ одно удовольствие.

─ Да, вот о чем еще я забыла тебе сказать, ─ произнесла Скалли, когда они уже вышли из полицейского участка и направлялись к себе в гостиницу. ─ У меня возникла еще одна мысль. Что ты думаешь относительно версии отбора по какому-то признаку?

─ Какого отбора? ─ не понял Малдер.

─ Отбором, проводимого этим «кем-то», кто пытается управлять городом. А не прошедшие отбор уничтожаются. Как непригодный материал…

─ Хмм… Но в таком случае, фобия ─ не признак, по которому направляется воздействие, и не его результат…

─ Правильно! ─ подхватила Скалли. ─ А особенность, которая «управляющему» мешает.

─ А ты в этом уверена?

─ Я еще ни в чем не уверена. Так, гипотеза. Ничего, завтрашний день все покажет.

─ Ты всегда была неисправимой оптимисткой, ─ вздохнул Малдер.


Франклин, штат Пенсильвания

Среда

Вечер


─ Округа Франклин и Бинарго принимают участие в чрезвычайно важной серии исследований статистических закономерностей изменения уровня холестерина в крови, ─ проворковала с экрана женщина-диктор. ─ Наши добровольцы будут обходить все дома и брать кровь на исследование. Процедура это простая и безболезненная, и мы просим вас принять участие в нашей программе, целью которой является повышение уровня здоровья всей страны. Кроме того, помните, что точная информация об уровне холестерина в вашей крови может спасти вам жизнь. Вы можете не дожидаться наших добровольцев, а сами подойти в любую ближайшую больницу, когда вам будет удобно…


Франклин, штат Пенсильвания

Четверг

Утро


«Дз-з-з-з!» ─ проскрипел дверной звонок. Он был настроен так, чтобы своим мерзким дребезжанием гарантированно разбудить и спящего.

Собственно, так и произошло ─ вернувшись домой под утро Эд Фанч, не раздеваясь, заснул прямо на покрывале. Вырванный звуком из круговерти сна, в котором мельтешили какие-то злобные хари, экраны компьютеров и почему-то зеркала, он поднял голову и, заставив себя разлепить веки, взглянул на стенные часы. Все тело болело, будто избитое палками.

Электронное табло показывало половину десятого утра. Странно, кого там принесло ─ все нормальные люди в это время должны уже находиться на работе, а ненормальные еще спят. Ничего, позвонят и уйдут… Или, может быть, извещение от биржи труда?

Эд мгновенно проснулся, вскочил с кресла и подбежал к окну. Снаружи, у дверей коттеджа стояла невысокая девушка в белом халате и с сумкой через плечо. На белой сумке отчетливо был виден большой красный крест. И именно вид красного креста вселил в Эда странную, необъяснимую тревогу.

Он оглядел комнату, пытаясь понять, что же все это значит и что ему сейчас делать. Открыть дверь и впустить женщину? Видимо, идет то самое исследование, о котором вчера вечером говорили по телевидению. Но что-то мешало Эду двинуться к двери, какое-то непонятное чувство, будто некто отдал ему строжайший приказ… Приказ? Эд огляделся, и первым, что он увидел, было табло электронных часов на стене.

«КРОВЬ» ─ горело на нем.

Эд вздрогнул и машинально поднес к лицу левое запястье с часами.

«КРОВЬ» ─ усмехались они рублеными буквами

Он огляделся, будто ожидая встретить чей-то совет или поддержку. Экран телевизора, который еще полминуты назад был выключен, теперь светился темно-багровыми буквами:

«КРОВЬ»

Эд уже не слышал следующего звонка в дверь. В ушах постепенно нарастал тягучий шум, будто приглушенный рокот гигантского водопада. Перед глазами поплыли красные полосы, постепенно сливаясь в непонятный узор… вереницу странных образов. Чьи-то мелькающие лица, зеркала, зеркальный коридор, бешено несущиеся мимо искаженные отражения… Скорость все увеличивается, а впереди тупик, каменная стенка, и он вот-вот ударится в нее, размазавшись кровавым пятном… Стенка, бетонный пол, на полу скорченное тело женщины, юбка неприлично задралась, обнажая подвязки чулок; лицо скрыто волосами, но он знает, что лицо это ему знакомо… а на стене прямо над женщиной расплывается огромное красное пятно, постепенно формируясь в истекающие кровью буквы…

Подождав минуты две и позвонив последний раз для порядка, женщина в белом халате и с красным крестом на сумке пожала плечами и направилась к соседнему коттеджу.


Городское санитарное управление

Франклин, штат Пенсильвания

Четверг


─ Вы проверили результаты всех анализов? ─ спросил Малдер. ─ Вы точно в этом уверены?

Начальник городского санитарного управления, невысокий курчавый человечек меланхолично пожал плечами:

─ Сейчас должны появиться данные по юго-западному и заречному участкам, ─ он кивнул на мерцающий экран сетевого терминала. ─ После чего мы будем точно знать, какой процент жителей прошел проверку, сколько человек осталось неохваченными и кто именно. Я понимаю, что у вас работа, но учтите, я тоже поднял всех своих людей, а добровольцев у нас не так много. Так что вам придется смириться с задержкой данных.

В этот момент терминал запищал. Дремавший в кресле оператор мгновенно оживился и запорхал руками над клавиатурой. На осветившемся экране появилась карта, под которой выстроились столбики цифр.

Главный санитар повернулся к Малдеру:

─ Вот видите, все в порядке. Пришли результаты и с последних двух участков. Итак, смотрите сюда, ─ он склонился над пультом, чуть подвинув оператора, и что-то нажал. Теперь карта увеличилась, заняв всю площадь экрана. ─ Итак, вот здесь, здесь и здесь все результаты отрицательные. В этом районе мы проверили всех, а в остальных ─ до девяносто девяти процентов населения. Вот список тех, кто остался не проверен, их всего двадцать пять человек…

Снова раздался писк, карта мигнула, внизу поползли какие-то цифры.

─ Отлично. Теперь список сократился до семи. Вам его распечатать?


Франклин, штат Пенсильвания

Четверг

Полдень


Малдер и Скалли подошли к стандартному коттеджу, ничем не выделявшемуся среди полутора десятков таких же типовых жилищ, составлявших эту улицу. Разве что палисадник перед домом выглядел куда более запущенным. Малдер поднялся на невысокое крыльцо и позвонил. Звук, донесшийся из глубины дома, был мерзким, но на него никто не отреагировал. Малдер позвонил еще. Потом повернул ручку и толкнул дверь ─ она оказалась не заперта.

─ Осторожно! ─ прошептала за спиной Скалли.

Малдер кивнул, опустил пуку в карман плаща и вынул пистолет. Затем осторожно, стараясь не производить лишнего шума и ни за что не запнуться, вошел в коридор. Там было темно и пусто, лишь неплотно прикрытая дверь узкую полосу света. Малдер толкнул дверь и быстро отступил обратно в темноту.

Но комната была пуста. Солнечные лучи били в лишенное занавески окно и простреливали комнату насквозь, золотистые пылинки вились в воздухе, поднятые вихрем от распахнувшейся двери. Так, кажется, это опять тот самый порошок…

Малдер внимательно оглядел помещение. Спрятаться здесь было негде ─ разве что, за дверью, ведущей в кухню. Но шестым чувством он уже ощущал, что дом пуст. И не просто пуст ─ кто-то основательно похулиганил здесь напоследок. Экран телевизора был разбит, то же самое проделали с электронными стенными часами. А микрокалькулятор просто бросили на пол и тщательно раздавили ботинком в мелкое месиво из проводков, микросхем и осколков стекла.

─ Знакомая картина, ─ констатировала вошедшая следом Скалли. ─ Так, смотри-ка, он начал собирать чемодан, но так и не захватил его с собой!

Потертый кожаный чемодан громоздился на плохо застеленной кровати, из-под неплотно прикрытой крышки выглядывали мятый рукав мужской сорочки и хвост брючного ремня. Хозяин дома хотел уехать. И при этом очень торопился. Но что-то ему помешало. И вряд ли это была война с электроприборами.


Полицейское управление

Франклин, штат Пенсильвания

Четверг

Два часа спустя


─ Вот, ─ сказал полицейский сержант, отрываясь от экрана, ─ Эдвард Фанч, пятьдесят два года, ни диплома, ни машины, ни прав. Армейская профессия ─ радист, службу проходил тридцать лет назад. Десять лет назад умерла жена, детей нет, на прошлой неделе был уволен из почтового отделения.

─ Медицинская карточка?

─ Отсутствует. Он не появлялся у врачей более десяти лет.

─ Значит никаких анализов у него не брали уже десять лет… А когда к нему приходили?

Сержант снова обернулся к компьютеру:

─ Примерно в девять тридцать утра.

─ Я знаю, чего он боится, ─ произнес Малдер после некоторой паузы. ─ И я, кажется, знаю, куда он сейчас движется.

Под лобовым стеклом помещалась табличка «Конечная остановка ─ больница имени Флеминга». Когда с подножки поднялся последний пассажир, двери захлопнулись и тяжелая махина мягко тронулась с места. И в этот момент из-за живой изгороди, почти под самые колеса выскочил растрепанный человек с черным саквояжем. Он отчаянно махал свободной рукой и что-то кричал. Водитель надавил на тормоза, автобус резко встряхнула, и он замер, едва не задев бампером странного человека. Передняя дверь с шипением распахнулась.

─ Ну-ну, спокойнее, ─ улыбнулся невозмутимый водитель, когда человек, тяжело дыша, взобрался в салон. ─ Так ведь и под машину попасть несложно…

─ А, что? Да, конечно, спасибо, ─ невпопад пробормотал тот и поставил тяжелый саквояж на пол между сиденьями. Затем еще раз огляделся и плюхнулся на переднее кресло, рядом с маленькой круглолицей старушкой, которая постоянно вертела головой и хлопала подслеповатыми глазами, отчего была похожа на вытащенную из дупла сову.

Дверь вновь захлопнулась и автобус тронулся по маршруту.

Эд Фанч пытался отдышаться и успокоиться, но получалось у него плохо. Нервная дрожь не только не прекращалась, но даже как будто стала сильнее. Никогда еще он не чувствовал себя загнанным зверем. А то, что охотники идут по пятам, сомневаться не приходилось…

Аварийное табло на перегородке, отделяющей кабину водителя, вдруг вспыхнуло зеленым светом ─ так неожиданно, что Эд поначалу даже не понял, что надпись касается именно его. А поняв, испуганно огляделся ─ не смотрит ли на табло еще кто-нибудь? Но пассажиров в автобусе было довольно мало, да и то, в основном, едущие в больницу пенсионеры, большинство из которых, подобно его соседке, похоже, не видели дальше своего носа.

И лишь несколько секунд спустя до него дошел смысл светящихся слов:

«ТЕБЯ ТАМ ЖДУТ»

Словно дождавшись, пока Эд осознает приказ, надпись сменилась другой:

«ВЫЛЕЗАЙ ИЗ АВТОБУСА»

Эд рванулся со своего места вперед, к водителю:

─ Остановите!.. Пожалуйста, остановите автобус! Я перепутал маршрут!..

Водитель скосил на него удивленный взгляд и пожал плечами:

─ Ну так подождите следующей остановки. Все равно машины, идущие в противоположную сторону, останавливаются только там.

─ Откройте, сейчас же откройте дверь!

Странный человек, похоже, просто не слышал его.

─ Может быть, вас все же довезти до больницы? Там и отделение специальное есть.. ─ чуть улыбнувшись, спросил водитель.

Но Эду было не до шуточек.

─ Откройте, я вас умоляю! Мне… мне очень плохо!

Водитель, еще раз смерив Эда взглядом, пожал плечами ─ кому охота возиться с ненормальным? ─ и нажал на тормоз.


Полицейское управление

Франклин, штат Пенсильвания

Четверг


─ На линии до Торгового центра его нет, ─ сказал начальник полиции, повернувшись к Малдеру. ─ Скорее всего, вы правы, и он движется к больнице.

─ Вы послали туда полицейских?

─ Да, конечно. К больнице и на саму линию. Кстати, чуть было не забыл вам сказать. В оружейном отделе Торгового центра нам сообщили, что три дня назад человек, предъявивший документ на имя Эдварда Фанча, приобрел охотничий пятизарядный карабин «Ремингтон-320» и пять сотен патронов к нему.

─ Ну вот, ─ Малдер улыбнулся. ─ Все оказалось как нельзя просто. Кстати, надеюсь, ваши люди одеты в штатское?

В ответ шериф скорчил обиженное лицо.

─ Ну, хорошо, ─ Малдер поднялся. ─ Я тоже еду с ними. Вы, как я понял, остаетесь здесь?

─ Да, ─ улыбка у шерифа на этот раз была слегка виноватой. ─ Трудно быть начальством…


Автобус подкатил к остановке ─ и мгновенно к обеим дверям бросились хорошо тренированные люди в штатском. Вскочив на подножку передней площадки, Малдер сунул в лицо водителю раскрытое удостоверение.

─ Поздно, ─ все так же меланхолично усмехнулся тот. ─ Мужик, которого вы ищите, сошел пару остановок назад. То есть я предполагаю, что это был именно он. Уж очень он боялся ─ даже заставил меня остановиться, не доезжая до остановки…

─ За две остановки ─ это где? ─ мгновенно спросил Малдер.

─ Перед перекрестком с Эппл-Роуд, возле колледжа.

─ Очень хорошо. Сержант Томпсон! ─ Малдер высунулся из машины и окликнул полицейского, у которого из наплечной сумки торчала антенна. ─ Передайте, что он сошел в районе Эппл-Роуд! И подгоните машину!


Окружной колледж

Франклин, штат Пенсильвания

Четверг

Середина дня


Когда машина с полицейскими мигалками подкатила к колледжу, Малдер сразу понял, где находится тот, кого они ищут. На лужайке перед светлым трехэтажным зданием сновало множество людей. В основном молодых, от 17 до 27 лет ─ только что кончились занятия, и студены еще не успели разойтись. Или просто здесь у них было место тусовки. А по другую сторону лужайки, перед густой живой изгородью, возвышалась ярко-желтая башня с циферблатом часов наверху ─ кричаще-пародийная копия лондонского Биг Бэна. С ее вершины открывался прекрасный вид на лужайку, на подходы к колледжу и на мельтешащих внизу людей. Идеальное место для маньяка-убийцы.

Странно. Малдер почувствовал, что разочарован. Неужели все закончится так примитивно?

Первый выстрел раздался, когда они были уже у дальнего угла здания. Люди перед колледжем, видимо, сначала просто не поняли, что происходит ─ наверное приняли звук выстрела за брошенную кем-то шутиху.

Малдер вытащил из-под пиджака пистолет.

─ Разойдитесь! ─ в полный голос заорал он. ─ Сейчас же разойдитесь! На башне находится маньяк-убийца!

Наверное, ему пришлось бы стрелять в воздух ─ толпа очень плохо слышит голос человека, у которого нет мегафона, зато очень хорошо реагирует на вид оружия. Но в полицейской машине кто-то сообразил, и над площадкой и колледжем разнесся усиленный динамиком голос:

─ Всем покинуть окрестности колледжа! Повторяю, всем покинуть окрестности колледжа! В здании находится вооруженный маньяк, сейчас будет проводиться операция по его нейтрализации!

Прогремел еще один выстрел с башни. Какая-то девушка истерически завизжала. Толпа перед зданием начала разбегаться.

Эд Фанч пошевелил ногой кучу латунных патронов, высыпанную прямо на металлический пол, устроил ствол ружья поудобнее и вновь приник щекой к деревянной ложе. Место здесь было исключительно удобное ─ прекрасный обзор и полная невозможность подобраться незамеченным. А с верхней площадки башни весь колледж был как на ладони. И разбегающиеся люди выглядели рыбьими мальками, бросившимися прочь при появлении у воды человека. Еще вчера этим людям было наплевать на него и на его жизнь, они были счастливее, увереннее и удачливее ─ а вот сейчас мечутся, как головастики в луже.

Эд плавно повел стволом, как его когда-то учили в армии, и так же плавно нажал на спуск. Не попал ─ пуля лишь выбила крошево из асфальта под самыми ногами девушки в узких джинсах и с развевающимися на бегу длинными волосами. Плохо, упреждение брать совсем разучился. А все потому, что в тир не ходил, не тренировался, спорт совсем забросил. Лет десять уже, со смерти жены…

Так, не отвлекаться! Теперь вот этот нахальный молодой человек, который и не думает бежать, а стоит, расставив ноги, у скамейки на краю асфальтированной площадки и внимательно наблюдает за происходящим.

Выстрел. И опять Эд промазал ─ но на этот раз ничуть о том не пожалел. От скамьи отлетели щепки, молодой человек, как подкошенный, рухнул прямо на асфальт и ужом пополз вбок, пытаясь укрыться за скамьей. Эд добавил еще пулю, стараясь нанести скамейке максимум разрушений. Самоуверенный юноша сунул голову за бетонную урну, выставив напоказ филейную часть тела, и замер в таком положении, видимо думая что замаскировался.

Так, а это еще кто такой? Мужчина в темно-синем костюме, вместо того чтобы бежать к дороге или живой изгороди, отделяющей территорию колледжа от лесопарковой зоны, быстро приближался к башне. В руке он сжимал пистолет. Эд мгновенно повел стволом вниз, но стрелять под таким углом было уже неудобно, а пока он смещался, человек успел покинуть сектор обстрела. Чертыхнувшись, Эд ударил ногой в нижнее стекло, дождем осыпавшееся вниз, вытащил ствол из завитка фигурного переплета, опустился на колено и, высунувшись как можно дальше, попытался снова прицелиться.

Поздно. Мужчина вбежал в дверь башни, и два запоздалых выстрела пришлись в бетонное крыльцо. А по железной лестнице уже грохотали шаги. Проклятье ─ просвет между витками лестницы оказался слишком узок, чтобы выцелить человека, двигающегося, прижимаясь к самой стене. Оставалось только поджидать его здесь, наведя ствол на предпоследнюю площадку. Ничего, как только он появится в поле видимости, ему несдобровать. Черт побери, но почему же так дрожат руки!..

А это что еще за звон стекла? Господи, он же совсем забыл о маленьких окнах на каждой площадке! Они слишком узки, чтобы легко в них протиснуться, а снаружи стена башни абсолютно гладкая, и проползти по ней невозможно. Но переплет окон, оказывается, может служить прекрасной опорой для ног и рук ─ чтобы, зацепившись за него, подтянуться и добраться до уровня верхней площадки, миновав смертоносный лестничный проем…

─ Брось оружие! ─ задыхаясь, произнес Малдер. ─ Брось, тебе говорят!

Эд развернулся и спустил курок, уже понимая, что слишком поторопился. Зазвенело разбитое стекло, а полицейский в штатском перемахнул хлипкие перила, пока Эд передергивал затвор. Ружье ─ очень громоздкая и неудобная штука, и выстрелить второй раз уже нет никакой возможности, потому что черное разверстое жерло смотрит ему в грудь и вот-вот полыхнет сжигающим огнем…

─ Не убивайте меня, ─ с трудом пробормотал он.

─ Тогда брось оружие, Эд.

─ Не могу… ─ тяжело прохрипел Фанч. ─ Мне… мне не позволяют…

─ Да, ─ спокойно кивнул Малдер. ─ Я знаю, что не позволяют.

─ Тогда… Тогда вы должны заставить меня положить ружье.

─ Правильно, ─ снова улыбнулся Малдер, не отводя ствола пистолета от груди Фанча. ─ Потому что, если ты не положишь винтовку, мне придется тебя пристрелить. Ну, или тебе придется пристрелить меня.

─ Да, ─ голос Фанча был почти не слышен из-за хрипа в горле и тяжелого, надрывного дыхания. ─ И здесь будет кровь, много крови… А-а-а!..

И с этим криком он бросился вперед. Полицейский легко перехватил ствол ружья, будто не ему только что пришлось бегом подняться на семь пролетов винтовой лестницы. Мир перед глазами перевернулся, пол выдернулся из-под ног, ушел куда-то в сторону, и физиономия Эда с размаху соприкоснулось с гулкой железной стенкой.

─ Прошу вас, не надо меня убивать… ─ с трудом успел прошептать он, прежде чем потерять сознание.

─ Теперь он в полной безопасности! ─ доложил сержант Дональдсон. ─ его отправили в клинику на «скорой», вместе с ним в машине поехала агент Скалли.

─ Да, ─ кивнул ему Малдер и продолжил разговор по рации: ─ Хорошо, шериф. Я думаю, что наша задача практически выполнена. Теперь мы знаем о нашем подопечном куда больше, чем он сам. Скалли? Она сейчас поехала в больницу в качестве сопровождающей. Хорошо, передам…

Малдер оторвался от рации и передал ее сержанту. Затем, немного подумав, вынул из кармана сотовый телефон и набрал номер Скалли. Но на экране вместо цифр почему-то появились буквы:

«ВСЕ КОНЧЕНО»

Малдер моргнул. Он, признаться, ожидал чего-то в этом духе, но от такой наглости оторопел.

«ДО ВСТРЕЧИ» ─ подмигнул мобильник. И теперь на его экранчике светились только цифры: 555-35-54.

─ Малдер! ─ раздался из трубки взволнованный голос Скалли. ─ Малдер, где ты? Я слушаю…


Франклин, штат Пенсильвания

Пятница


Малдер, уже уложивший вещи, сидел в номере Скалли и наблюдал, как она стучит по клавишам лэптопа, заканчивая отчет.

Раздался телефонный звонок. Малдер снял трубку.

─ Алло! Малдер слушает!

И затем замолчал. Надолго. Скалли уже и не помнила, когда в последний раз, разговаривая по телефону, Малдер не задал бы ни одного вопроса, отделываясь короткими междометиями. Наконец он положил трубку и повернулся к Скалли:

─ Это был начальник полиции.

─ Да? Ну и что за информацию он сообщил, если она тебя так ошарашила?

Малдер промолчал. Затем бросил рубашку, которую машинально держал в руке в течение всего разговора, на кровать, а сам плюхнулся в кресло.

─ Ты помнишь, что, помимо несостоявшегося убийцы Фанча, анализ крови не прошли еще шесть человек. Сегодня утром полиция все же решила проверить их ─ просто для проформы. И знаешь, что выяснилось?

─ Что же? ─ заинтересованная Скалли подошла поближе. ─ Они тоже успели кого-то угрохать?

─ Да нет, все гораздо интереснее. Нет, с двумя ничего особенного ─ одни мужчина в среду и четверг прост был на рыбалке. Еще одни, коммивояжер, срочно выезжал в соседний городишко. А остальные четверо пропали без вести. Вот так вот, просто и без затей. Сейчас в полицейском участке маленькой аккуратно стопочной лежат четыре заявления об их пропаже от ближайших родственников. Студент того самого колледжа, подросток, пожилой слесарь-сантехник и домохозяйка средних лет. Как тебе это нравится?

─ Выходит, Эдом Фанчем и его терактом оно нас просто отвлекало? ─ медленно спросила Скалли, переварив услышанное.

─ Выходит, что так. Да и еще посмеялось в финале.

─ Но в таком случае надо собрать все приметы пропавших, составить досье и объявить их в федеральный розыск.

─ Уже. Начальник полиции сказал мне, что через три часа, к нашему отбытию, подготовит все материалы. Насчет федерального розыска нам придется крупно говорить с начальством ─ просто пропавших так не ищут, а никакого уголовного дела тут не заведешь. Но даже в случае если розыск все же объявят, я не думаю, что он будет успешен. По крайней мере, в течение ближайшего времени.

─ Угу, ─ задумчиво кивнула Скалли.


Содержание:
 0  вы читаете: Корпорация Кровь. Файл №203 : Крис Картер    



 




sitemap