Фантастика : Ужасы : Трясина : Крис Картер

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0

вы читаете книгу
— Да. Это либо какое-нибудь неизвестное животное, либо турист, — сказал Влчек. — Следы животных имеют иногда удивительные формы. — Возраст, возраст… — тихонько сказал Жилин. — Тогда просто неизвестное животное. — Например, утка, — сказал Садовский. А. и Б. Стругацкие. «Стажёры»

Берег озера Хевельманс

Штат Джорджия

5 марта, 9:30


— Когда я сюда приехал, лягушек на озере было несметное множество. А сейчас популяция сократилась до нескольких сотен. Если не принять мер, через два года этот вид окончательно вымрет, — доктор Пол Фарадей бережно отпустил представителя вымирающего вида в родную стихию — на влажную прибрежную почву, покрытою прошлогодними листьями и прочим экологически чистым мусором.

Собеседник доктора следил за его действиями с плохо скрываемым отвращением. Представитель вида ускакал. Видимо, продолжение разговора его не интересовало. Не исключено, что ему уже приходилось слышать споры этих двоих. Например. сидя в террариуме местной лаборатории. За эти несколько дней оба собеседника основательно устали друг от друга, и разговор шёл по привычному кругу. В последний раз.

Неделю назад, когда Уильям Бэйли, приехавший с инспекцией служащий Департамента лесного хозяйства. Бегло просмотрел отчёт доктора Фарадея и, закурив прямо в лаборатории какую-то крепкую гадость, добродушно посоветовал поискать другое место для научных изысканий, биолог вскипел и ринулся в бой. Но Бэйли был опытным противником. Но менял тактику, умело чередуя тонкую демагогию и прямое игнорирование фактов, смеялся в лицо и оставался неуязвимым для логики. Поле битвы осталось за чиновником. Бэйли уезжал. Отчет, который он привезёт в Вашингтон. Перечёркивал результаты многолетнего труда экологической лаборатории.

— Лягушачья популяция сокращается по всему миру, доктор. И никто не знает, почему. Не можем же мы их всех занести в Красную книгу?

— Если бы речь шла о ценной пушнине, вы бы нашли способ, — ввернул Фарадей, но инспектор не обратил на него внимания.

— Ваши доводы безосновательны и голословны. Вы не можете доказать, что причиной сокращения численности этого вида является деятельность человека.

— Сокращение численности?! Да здесь идёт самое настоящее истребление, и виновник его — именно человек. Кроме того, я же говорил вам, что лягушки — только начало. Просто они первыми реагируют на загрязнение среды. Изменения в химическом составе тканей говорит о…

— Мы уже достаточно говорили об этом, — Бэйли докурил и не считал необходимым продолжать разговор. Небрежно состряпанная маска вежливости окончательно сползла с его физиономии, и перед уходом федеральный инспектор позволил себе откровенную наглую ухмылку хама — победителя. — Вы же биолог, доктор. Вы что, никогда не слышали о законе естественного отбора? Выживает сильнейший.

Ещё раз ухмыльнувшись, чтобы у собеседника не осталось сомнений, кто здесь сильнейший. А кто обречён на вымирание в результате естественного отбора, Бэйли пошёл к машине.

— Между прочим, этот закон относится и к homo sapiens! — в Фарадее вскипели остатки самолюбия. Он понимал. Что поступает жалко и нелепо, что глупо размахивать кулаками после драки, но остановиться уже не мог и продолжал зло выкрикивать вслед уходящему наглецу:

— Нельзя поворачиваться спиной к природе, Бэйли! Нельзя!! Иначе когда-нибудь она отплатит вам тем же! И тогда вы пожалеете! Да, вы пожалеете, но будет поздно!

Уильям Бэйли даже не замедлил шага. Джип стоял в стороне от берега, на более или менее сухом пригорке. «Чертов докторишка понёс окончательную бессмыслицу про возмездие. Хорошо ещё, небеса не приплёл. Учёный, доктор биологических наук… Нет, учёная степень ещё не гарантирует, что человек хоть что-то понимает в этой жизни. Лягушки у него вымирают. Тоже мне, проблема. Попробуй ему всё объясни. Намёков не понимает, бедняга. А люди, которые не понимают намёков, долго не живут. А если и живут, то плохо. Дон Кихот от науки. Ладно, пусть теперь пеняет на себя. Всё равно ему ничего не доказать. А потом его осторожненько переведут считать комариных личинок в какую-нибудь глушь. Хотя здесь тоже не Бродвей. А может, и лабораторию прикроют. Ага, вроде бы замолчал. Попёрся, наверное, к себе в лабораторию по берегу. Пообщается со своими ненаглядными земноводными по дороге. А вот и джип…»

Бэйли полез в карман за клячами и чертыхнулся — пейджера на поясе не было. Наверное, выронил, когда закуривал. Придётся возвращаться на берег, шарить в этих паршивых камышах…


Шоссе в окрестностях озера

Хевельманс, штат Джорджия

6 марта, 16:30


Они как раз проезжали придорожный щит с надписью: «Что древнее холмов?» и примитивистским изображением синего горба, возвышающегося посреди столь же условного озера, когда Квиквэг, до этого смирно сидевший на заднем сидении, завозился и вежливо, но настойчивого тявкнул.

— Зов природы, Малдер, — мстительно улыбнулась напарнику Дана Скалли. — Ничего не поделаешь.

Поганый Малдер, как обычно, свалился в выходной как снег на голову, потащил в очередную тьмутаракань и даже не удосужился хоть что-то толком объяснить.

— Зачем ты его с собой взяла?

Скалли терпеливо объяснила:

— Ты позвонил мне в девять утра в субботу, сказал, чтобы я была готова через пять минут. Мамы не было в городе, все собачьи няни заняты, а в собачью гостиницу я его не сдам. Не хочу, чтобы его держали в клетке. Так что, если не хочешь неприятностей в автопрокате, тормози.

Оба посмотрели на возможный источник… неприятностей: Скалли — извернувшись на сидении, а Малдер — в зеркало заднего вида. Квиквэг, маленький рыжий шпиц, переступил передними лапками и с надеждой покосился на хозяйку.

Лаял он редко. «Весьма благовоспитанный пёс», — так отрекомендовал его Клайд Брукман, ясновидящий, с которым Малдер и Скалли столкнулись при расследовании серии убийств профессиональных предсказателей. Клайд в свою очередь «унаследовал» собаку от скоропостижно скончавшейся пожилой соседки. Как назвала его первая хозяйка, осталось неизвестным. Наверное, Брукман и сам этого не знал. А лестная характеристика оказалась чистейшей правдой. Квиквэг показал себя очень тактичным и сдержанным псом, в меру ласковым и компанейским, очень добродушным и аккуратным. Скалли сама не заметила, как привязалась к нему. При других обстоятельствах она ни за что бы не завела собаку в своей городской квартире. Тем более такой нелепой комнатной породы. Таких собачек обычно держат одинокие пожилые леди. А Дане Скалли это всегда казалось надругательством над природой, не говоря уже о том, что работа в ФБР требует постоянных командировок. Но ведь невозможно было не выполнить последнюю просьбу Клайда Брукмана, доброго ворчуна, которому не хватило душевных сил жить с даром предвидения.

Поначалу, конечно, была куча хлопот — обследование у ветеринара, документы, поиск собачьих сиделок… А потом эти заботы стали привычными, зато вдруг оказалось, что Квиквэг умеет дружить. Умеет внимательно слушать, смешно наклонив мордочку, слушать то, что Скалли никогда бы ни рассказала ни одному человеку — жалобы на жизнь вообще и некоторых двуногих в частности. Умеет тихо, ненавязчиво радоваться приходу хозяйки. Умеет рассеять тоскливую пустоту квартиры — ту ватную тишину, которая так часто подступает вечерами и от которой не спасёт ни телевизор, ни телефон — ничто, кроме таблетки снотворного. А Квиквэг просто приходил, тихонечко устраивался на коленях и с интересом смотрел вечерние программы вместе с хозяйкой. Уже через несколько недель Скалли не представляла, как она раньше могла жить одна, без этого рыжего малыша.

— Сейчас остановимся. Всё равно я заблудился. Надо спросить дорогу, — Малдер подмигнул в зеркало, но Квиквэг не обратил на него внимания.

Показался очередной щит — на этот раз с отчаянно нелепым вопросом: «Что больше неба?» и двумя напоминающими верблюжьи горбы холмами посреди озера. Почему-то в голову Скалли упорно лезли зоологические ассоциации и какие-то неясные подозрения.

— Может быть, всё же объяснишь мне. Почему ты вдруг заинтересовался пропажей людей на острове Хевельманс?

— Инспектор Бэйли работает в федеральной службе лесного хозяйства, это в нашей юрисдикции… — Малдер сделал вид, что пустое и гладкое шоссе требует его напряжённого внимания.

— Да я не про юрисдикцию, — мягко, на настойчиво продолжала допрос Скалли.

Привычка напарника вечно ходить вокруг да около уже не раздражала её так, как в начале совместной работы, но по-прежнему казалась лишённой всякого рационального смысла. Ведь они же не у Блевинса на совещании, где, может, действительно имеет смысл шифроваться. Вместо того чтобы посвятить напарницу в подробности нового дела, Призрак Малдер улыбался своей загадочной улыбкой и старательно увиливал. То ли прятал туза в рукаве, то ли просто выпендривался…

— Бэйли— не первый пропавший на озере Хевельманс. Две недели назад группа скаутов охотилась на ископаемых животных, вожатый отошёл в кустики, и с тех пор его никто не видел.

— По-твоему, здесь орудует маньяк-убийца? — в этом была хоть какая-то логика — а вдруг Малдеру приспичило вспомнить свою старую специализацию? Университетская его работа на степень бакалавра психологии называлась «О серийных убийствах и оккультизме». Решил. Значит, стариной тряхнуть. И ради этого ему не лень тащиться самому и тащить ни в чём неповинного напарника в дикую глушь… М-да… И на каких это, простите, ископаемых животных объявили охоту скауты???

— И район охвата у него довольно большой, — с почти серьёзным видом кивнул Малдер. Почти.

— Малдер, ты чего-то не договариваешь, — сказала Скалли. Твёрдо решив заставить напарника выложить всё, что ему известно, прямо сейчас.

— С чего ты взяла? — физиономия Фокса изображала крайнюю степень святой невинности. С таким видом благовоспитанные дети объясняют родителям, что пачка сигарет, обнаруженная отцом в кармане любимого чада, попала туда совершенно случайно.

Скалли перевела дух, сосчитала до десяти и спокойно пояснила:

— Исчезновение людей на такое уж необычное явление. Почему именно сюда мы летим через всю страну, а потом петляем два часа по деревенской дороге?

На третьем щите неведомые агитаторы наконец высказались откровенно — надпись призывала искать Большого Синего Дракона на озере Хевельманс. Тут же присутствовал портрет Синего Дракона в полный рост, больше всего напоминавший персонаж третьесортного комикса. Огромная бесформенная туша и маленькая голова на длинной шее, снабженная жизнерадостно скалящейся зубастой пастью. Этот шедевр был последней каплей. Подозрения Скалли оформились в связную гипотезу. Физиономия у Малдера вроде бы стала ещё хитрее.

— Малдер, а ты меня не разыгрываешь?

Опять отделался улыбкой поганец!


***


Материалы дела по исчезновению Уильяма Бэйли, инспектора Департамента лесного хозяйства, Скалли, как обычно на таких экстренных выездах, просмотрела в самолёте. Собственно, какие там материалы — информации кот наплакал, тощенький отчётик шерифа и фотография, но всё вроде бы и так ясно. Инспектор пропал без вести в четверг между девятью тридцатью утра и полуночью. Исчезновение было обнаружено не сразу, потому что на это утро инспектор планировал отъезд. Последним, кто видел Бэйли, был доктор Пол Фарадей, руководитель экологической лаборатории. По словам свидетеля, они расстались с Бэйли около половины десятого утра на берегу озера, после чего инспектор пошёл к машине, а доктор вернулся в лабораторию коротким путём — вдоль берега. Непосредственный руководитель Уильяма Бэйли утверждает, ссылаясь на телефонный разговор с погибшим, что инспектор должен был привезти в Вашингтон заключение об удовлетворительной экологической обстановке в окрестностях озера Хевельманс. Это заключение категорически противоречило мнению экологов. Лаборатория подчинялась Департаменту охраны окружающей среды, так что конфликт был вполне традиционным. Скалли, как не старалась, не смогла найти в деле не только ничего, что указывало бы на связь с «Секретными материалами», но и вообще ничего заслуживающего внимания ФБР… Может, Малдер просто решил выбраться на пикник? Так ведь погода — хуже не придумаешь…


***


Фокс Малдер немного покривил душой. Не то чтобы он совсем уж заблудился. Он слишком поздно сообразил, что проехал поворот. А когда разобрался. Решил, что это и к лучшему. Перспектива объявить Скалли, что они приехали охотиться на родственника шотландской Несси, казалась не слишком заманчивой. Совсем другое дело — высказать гипотезу в ходе расследования, уже на месте. В ряду прочих предварительных версий. А место происшествия — вот оно, рукой подать. То есть, рукой подать до лаборатории доктора Фарадея, единственного свидетеля, проходящего по этому делу. Кроме того, шериф упоминал лавку Теда Бертрама, где можно изучить местные достопримечательности и поговорить с населением. Посёлок растянут по берегу, но центр общественной жизни определённо стоило поискать в этом районе.


Экологическая лаборатория на озере Хевельманс, штат Джорджия

6 марта, около пяти часов вечера


Доктор Фарадей не стал притворяться, что рад визиту сотрудников ФБР. Не пытался он и сделать вид, что огорчён смертью инспектора Бэйли. Он с непроницаемым лицом продолжал собирать сумку для полевых наблюдений и проверять оборудование. «Сухарь и хам, — решила Скалли, которая любила поспешно судить о людях. — Судя по всему, судьба инспектора его и в самом деле не трогает». Хотя внешность доктора не совсем соответствовала такому заключению. Легче всего его, пожалуй, было представить на кафедре какого-нибудь не слишком богатого колледжа: невысокий сухонький очкарик средних лет, с чувством собственного достоинства, но без того лоска, которым грешат преподаватели шикарных университетов. Слуга науки, словом.

— В отчёте шерифа сказано, что вы последним видели инспектора Бэйли в живых, — начала Скалли.

— Так мне сказали, — равнодушно пожал плечами доктор.

— Вы, кажется, спорили о вымирающих видах? — продолжала она.

От Малдера проку не было никакого. Вместо того чтобы участвовать в разговоре, он с любопытством зеваки осматривал лабораторию. Приходилось отдуваться за двоих.

— Бэйли был гнусным лицемером. Единственный его шаг к природе — подписка на «National Geographic».

— Сколько горечи, доктор Фарадей, — всё-таки не сдержала язвительности Скалли.

Она по-прежнему не понимала, зачем Малдер притащил её в эту глушь. С этим делом вполне мог справиться департамент шерифа. Вот и первый подозреваемый…

— А вы как думали? Я работал три года, а он приехал с этой инспекцией и в два часа всё разрушил. Но я его не убивал. Вы ведь меня подозреваете? — вопрос был задан всё тем же равнодушным тоном. Можно было подумать, что собственная судьба волнует доктора не больше, чем участь инспектора.

— Кроме того, что у вас есть мотив, вы, похоже, ещё и не особенно расстроены, — Скалли приняла правила игры. Прямой вопрос — прямой ответ.

— Неужели я буду убиваться из-за одного человека, когда вся популяция в опасности? — это было сказано таким тоном, словно доктор в настоящий момент активно занимался спасением человечества и не имел права отвлекаться на глупости.

«Циник и демагог, — дополнила характеристику Скалли. — Впрочем, — одёрнула она себя, — это все далеко нетипичные качества для серийного убийцы. Можно допустить, что он убил инспектора по личным причинам, но с вожатым скаутом пока ничего не ясно. Хотя это мог быть просто несчастный случай. Совпадение».

Малдер, похоже, насмотрелся вдоволь и теперь всё-таки решил принять участие в беседе:

— Доктор Фарадей, вы ведь знаете особенности озерной природы не хуже любого местного, не так ли?

— Можно сказать и так, — всё то же равнодушное пожатие плечами.

— Скажите, — продолжал Малдер, — есть ли среди представителей фауны озера животные, способные напасть на человека?

— Есть, — уверенно ответил доктор. И в ответ на вопросительные взгляд агента снисходительно пояснил: — Другой человек.

— А кроме человека вам никто не приходит на вид? — настаивал Малдер.

«К чему он клонит? — недоумевала Скалли. — Не к этому ли синему чуду, которым здесь заманивают туристов?»

— А вам никто не говорил, что вы любите ходить вокруг да около?

«Может, он циник и прочее, но определённо не дурак», — характеристика биолога в глазах Скалли получила ещё одно дополнение. Малдер как-то беспомощно покосился на напарницу, но поддержки не нашёл. Ясно было, что в этом пункте она всей душой на стороне доктора. Он вздохнул и наконец спросил в лоб:

— Вам не встречались признаки существования так называемого Синего Дракона?

— Так вот оно что… — обидно усмехнулся учёный. — С этого надо было начинать. Как только над чем-то надо поломать голову, люди начинают твердить про лохнесских чудовищ, НЛО, про снежного человека…

Малдер снова покосился на Скалли и снова не нашёл понимания. На её лице ясно было написано, что она как-нибудь переживёт тот гнусный факт, что Малдер выставил их обоих круглыми недоумками. Не впервой.

Малдер попробовал сослаться на недавний случай, когда в одном из озёр штата Массачусетса выловили китовую акулу, но учёный только отмахнулся. Фарадей, похоже, ещё больше убедился в своей мизантропии, напоровшись на двух спецагентов ФБР, опирающихся в расследовании убийств на страшные сказки. Он даже разговорился — высказал несколько сентенций о дешёвых спекуляциях, бессовестных псевдоучёных, безответственной прессе и окончательной атрофии головного мозга, ожидающей человечество в самое ближайшее время. Впрочем, доктор быстро спохватился, решив, видимо, что не стоит метать бисер перед читателями бульварных газетёнок, подхватил сумку, куда успел уложить фонарик и прочее снаряжение, извинился, сославшись на занятость, и направился к выходу.

Покинув лабораторию, Малдер уверенно повёл Скалли направо, и через сотню метров дорога вывела их на небольшую площадь на берегу озера. На добротных, пахнущих деревом мостках невысокий человек в панаме цвета хаки и тёмном бесформенном плаще удил рыбу. Моросил довольно мерзкий дождик, и Малдер галантно нёс над спутницей огромный зонт цвета кофе со сливками.

«Он всё-таки немножко пижон, Фокс Малдер, — подумалось вдруг Скалли. — В самой глубине души, настолько потаённой, что он и сам об этом не подозревает. Например, этот зонт он наверняка случайно увидел в витрине какого-то бутика, тут же купил, а придя домой, забросил в дальний угол своей невероятно холостяцкой квартиры и забыл до ближайшего дождя. А может, даже и не до ближайшего. Только не надо его подкалывать. Наши привычки, тем более те, что уже давно стали второй натурой, — это дело глубоко личное, выходящее далеко за рамки служебных отношений. Конечно, когда долго работаешь с напарником, узнаёшь многое из того, о чём не рассказывают случайным попутчикам. Так получается как-то само собой. А специально лезть человеку в душу не стоит. А то он чего доброго откликнется и потребует ответной откровенности…»

Малдер объяснил, что надеется спросить дорогу у кого-нибудь из местных жителей. В самом деле, не у любезного же доктора Фарадея было консультироваться? Шли не спеша, поёживаясь от мартовского ветра. Говорили о чудовищах.

— Доисторические чудовища нередко водятся в озёрах, — доказывал Малдер. — Например, одно из них неоднократно наблюдали на озере Анода…

— А ещё в озерах Чемплин, Лагафрин, Айсвин.

— Надо же, как ты подкована в этих вопросах, — в голосе Малдера прозвучало неподдельное удивление.

— В детстве была. Но потом выросла и занялась наукой.

— Между прочим, некоторые криптозоологи считают, что эти чудовища — эволюционный анахронизм, наследство доледникового периода.

— Водный динозавр?

— Точнее, плезиозавр. Правда, это лишь гипотеза, не имеющая под собой веских оснований…

— А знаешь, почему нет этих веских доказательств? — было даже обидно растолковывать напарнику азбучные истины. — Потому что никаких чудовищ не существует. Всё это лишь фольклор, страшные сказки, которые человечество рассказывает само себе.

— В каких это сказках ты читала, чтобы озёрный монстр сожрал вожака скаутов и правительственного чиновника?

Скалли пожала плечами. Захотелось процитировать доктора Фарадея. Пока не найдены останки, говорить о причине смерти, мягко говоря, рано.

Тут они увидели Синего Дракона. Он сидел на крыше небольшого магазинчика, скалил зубы и мягко кивал — от ветра, видимо. Надувной, что с него возьмёшь…

Внутри лавки обнаружилась небольшая экспозиция, посвящённая исключительно главной местной достопримечательности. Большую её часть составляли всевозможные сувениры — кружки, футболки, бейсболки, значки и прочее. С изображением того же длинношеего. Однако были и непродажные экспонаты.

— Скалли, взгляни-ка…

На маленькой витрине был выставлен фрагмент роговой ткани размером с ладонь ребёнка. «Чешуя Синего Дракона» — безапелляционно заявляла табличка под витриной.

— Панцирь какого-то насекомого или ракообразного, — уверенно сказала Скалли, — скорее всего, жук.

— Что угодно, друзья мои? — столь фамильярным обращением агентов удостоил тучный человек, стоящий за прилавком. За его спиной обнаружились полки, заполненные более практичными, нежели сувениры, товарами — всевозможной хозяйственной всячиной, среди которых доминировали рыболовные снасти. На голове продавца красовалась ярко — красная бейсболка с надписью: «Доставай свои поплавки». Маленькие глазки хитро поблёскивали из-под козырька, нижняя челюсть непрерывно двигалась. Под челюстью в такт жевательным движениям колыхался обширный второй подбородок.

— Мы ищем мотель по дороге на Флиггель, — Малдер подошёл к кассе.

— Вы проехали поворот. Тут довольно легко заблудиться, надо следить по карте. Вот, — упомянутая карта как по мановению волшебной палочки возникла в пухлой короткопалой руке. — С вас два пятьдесят.

Пока Малдер доставал бумажник, продавец оценивающим взглядом окинул костюмы посетителей.

— Вы не похожи на тех, кто приезжает ловить форель…

— Вы правы, — подтвердила Скалли. — Мы из ФБР, расследуем исчезновения людей.

— Ах вот оно что… — протянул толстяк. — Последнее время все только об этом и говорят.

— И что говорят? — поинтересовался Малдер, засовывая карту во внутренний карман плаща.

— Да всё то же, — с деланно безразличным видом махнул продавец пухлой ладошкой.

От явно был не дурак поговорить. В небольших посёлках жизнь течёт медленно, словно засахарившееся варенье, новые темы для разговоров появляются нечасто, люди со вкусом смакуют каждое происшествие. Житель маленького городка или вот такого посёлка в глухой провинции никогда не вывалит на вас новость единым духом. Нет, он будет, растягивая удовольствие, умело забрасывать одну наживку за другой, терпеливо ждать клёва, и только потом, когда вы уже на крючке и изнываете от нетерпения, наконец поделится с вами сногсшибательным сообщением о том, что у Джонсонов сгорел сарай.

Продавец выдержал паузу, дождался, пока Малдер изобразит на лице крайнюю заинтересованность, и лениво бросил:

— Я эти истории с детства слышу. У нас их каждый ребенок знает.

Он опять замолчал, сделав вид, что поправляет на витрине майку с местной достопримечательностью.

— Расскажите и нам, — принял правила игры Малдер.

Продавец снова взял паузу (челюсти продолжали умело терзать жвачку) и не спеша начал:

— Значит, было мне лет десять. Пошли это мы как-то с отцом рыбачить. И вдруг вижу — озеро будто вскипело…

Скалли слушала с выражением вежливой заинтересованности на лице. Чтобы состроить его, ей пришлось задействовать все запасы своей способности к лицемерию.

— И такой тягучий вой, — продолжал между там рассказчик, — я такого прежде и не слыхал, — ещё одна задумчивая пауза. — Да и после не приходилось. Отец мне потом сказал, что у фермера Роквелла тогда корова пропала. Подошла будто к озеру напиться, и Синий её хвать — прямо с берега.

— Сколько на этих легендах маек понаделать можно, — понимающе улыбнулась Скалли.

— Жить-то надо, — предприимчивый торговец вроде бы не обиделся.

— А вы сами верите в Синего Дракона? — напрямик спросил Малдер. Собеседник набычился.

— Я так считаю — это каждый для себя решает. Но если хотите поговорить с настоящим экспертом — обращайтесь к Энселу. Он на озере каждый божий день дежурит. Это их корову Дракон сожрал.

В магазин торопливо вошёл, почти вбежал маленький щуплый человечек.

— Привет, Тед. Мне ещё пять плёнок. А эти проявишь к завтрашнему вечеру, — вошедший всё время переминался с ноги на ногу, суетливо шарил по карманам и вообще совершал массу лишних движений, являя собой типичный образец обладателя огромного шила в соответствующей части организма. На агентов он даже не посмотрел.

— Энсел, это агенты ФБР, они занимаются тайной исчезновения наших земляков, — привлёк его внимание торговец.

— Тайной? — презрительно усмехнулся человечек, покосившись на приезжих. — С каких пор это стало тайной?

— Вы думаете, их съел Синий Дракон? — с самым серьёзным видом спросил Малдер. Скалли за его спиной откровенно скучала. Господи, ну что он рассчитывает услышать от этого фанатика?

— А вы — нет? — никакого уважения к ФБР в голосе эксперта не слышалось.

— Вы его видели своими глазами? — терпеливо уточнил Малдер.

— Нет, — ничуть не смутившись, ответил энтузиаст. — Нет, не видел. Но обязательно увижу. Когда-нибудь я его подкараулю и сфотографирую. Извините, мне некогда. Тед, запиши на мой счёт.

Одержимый фотограф удалился — видимо, на дежурство. Малдер достал из кармана свежеприобретённую карту и снова принялся расспрашивать про дорогу. Как лучше доехать до мотеля, где находится пункт проката и лодочная станция, где управление шерифа… Особой необходимости в этом не было, но что-то не давало Малдеру просто повернуться и уйти. Потом ему казалось, что всё это время от словно ждал чего-то, будто чувствовал, что уезжать пока рано. Дождался.

Торговец как раз предупреждал их, что не стоит сворачивать к Бухте чудовища: «Дорога там ни к чёрту, по шоссе быстрее, хотя и дальше, короткий путь — не всегда самый быстрый, а мимо бухты давно никто не ездит, и вообще…» , — когда в лавку вбежал тот самый рыбак, которого Малдер и Скалли видели по дороге.

— Звони шерифу! — крикнул он ещё от дверей. — Ещё один утопленник.

Агенты поспешили к озеру.


***


Вообще-то свидетель выразился не совсем точно. Ему на крючок попался не утопленник, а половина утопленника. Нижняя. В синих джинсах. Она плавно покачивалась у мостков на лёгкой зыби. Из заднего кармана очень кстати торчал бумажник, сильно облегчивший опознание.

— Скотт Вусли, — объявил Малдер, добравшись до водительских прав жертвы, — вожатый скаутов.

Скалли ухватилась за брючный ремень и перевернула останки.

— Малдер, да у него ширинка расстёгнута!

— И что из этого?

— Ничего особенного, — пожала плечами Скалли. — По статистике, люди чаще всего тонут в состоянии алкогольного опьянения. Хотел помочиться с моста или с лодки и не удержал равновесия.

— А почему от него осталась только нижняя часть? Кто-то отхватил большой кусок…

— Не обязательно большой. Рыбы любят падаль. Тело пробыло в воде две недели и служило им пищей. Мы едим рыбу, а рыбы едят нас…

— Половину съели, а вторую про запас оставили?

Скалли ничего не ответила. Даже эта версия казалась её более реалистичной, нежели ожившая легенда местного масштаба.


Мотель на озере Хевельманс

Штат Джорджия

6 марта. 22:20


Мотель оказался на редкость приличным — чистеньким и уютным. Похоже, туризм играл важную роль в местной экономике. В просторных (по меркам мотелей, конечно) комнатах пахло свежим деревом. Оставшись одна, Скалли первым делом рухнула в плетёное кресло-качалку, но вскоре с разочарованием обнаружила, что пледа к этому чуду не прилагается, а из открытой форточки тянет холодным мартовским воздухом. Закрывать окно не хотелось — после вашингтонского смога упустить возможность подышать было бы преступлением. Против человечности. Оставалось одно — залезть под одеяло. Ещё не было и одиннадцати, но Дана чувствовала себя вправе лечь спать раньше обычного, оставив озерных монстров на попечение Малдера. Только сперва надо выгулять собаку. «Бедный мой, — она потрепала Квиквэга по рыжему загривку, — каково тебе было целый день маяться в машине? Ну, давай сюда, поводок, пойдём. Я плохая хозяйка, я знаю. Но я стараюсь. Честно. Ладно, сейчас погуляем подольше. Где у нас поводок? Подожди, дай только плащ накину. Холодно же…» — она привыкла говорить с ним очень тихим шёпотом. Так ей было спокойнее. У пса был отличный слух, а посторонним совершенно необязательно знать, что специальный агент ФБР сюсюкается со своей собакой. Подобно какой-нибудь старой деве…

Проходя мимо номера Малдера, они услышали, как тот разговаривает по телефону. «Стены тут всё-таки картонные, — с неудовольствием отметила Скалли. — Учтём на будущее…» Из-за двери донеслось: «Доктор Фарадей, если я вас правильно понял…» «Что он надеется узнать от этого мизантропа? Во-первых непонятно, чем ещё он может помочь. А во-вторых, я что-то сомневаюсь, что доктор вообще станет принимать нас всерьёз после разговора про Синего Дракона». Скалли поспешно прошла дальше. «Неловко, конечно, получилось, но всё равно надо будет утром спросить…»

На обратном пути Скалли постучалась к напарнику и предупредила, что идёт спать. Малдер кивнул, продолжая говорить по сотовому. Но вроде бы уже не с доктором…


Берег озера Хевельманс

штат Джорджия

7 марта, 8:30 утра


Утром поговорить не получилось. В семь часов Скалли проснулась от стука в дверь. На пороге, конечно же, стоял неподражаемый Фокс Малдер — как обычно, глядя на него, ни за что нельзя было сказать, что он провёл бессонную ночь. Счастливчик. Глаза у счастливчика Малдера лихорадочно блестели, но Скалли уже по опыту знала, что это не от усталости. Такой блеск означает, что Фокс взял след.

— Ещё один человек пропал. Мне только что звонили из службы шерифа.

— Кто на этот раз? — работа в ФБР давно приучили Скалли просыпаться мгновенно. Но, как правило, это неприятные пробуждения…

— Тед Бертрам, владелец магазина. Тот продавец, с которым мы говорили вчера.

— Тело обнаружили?

— Пока нет. Другой наш знакомец, Энсел Брей, чудак с фотоаппаратом, нашёл на берегу бейсболку Бертрама и следы какого-то животного. Энсел будет ждать меня на площади у магазина, а за тобой минут через десять заедет шериф. Попробуйте поискать Бертрама — вдруг он просто загулял… Но скорее всего озеро придётся закрыть. Слишком много трупов.

Сказал — и был таков. Только ветер по коридору… Призрак. На редкость подходящее прозвище. Квиквэг вежливо тявкнул за спиной. «Опять у меня нет времени с тобой погулять, малыш, — пробормотала Скалли, одеваясь. — Будем надеяться, что шериф не будет возражать против твоего участия в расследовании».

Энсел Брей сегодня походил на «неблаговоспитанного пса», которого вывели гулять после долгого… скажем, воздержания. Первым делом, он обрушился на Малдера с градом упрёков: по его мнению, агент добирался до места встречи слишком долго. Заместитель директора ФБР Скиннер, когда специальный агент Фокс Малдер позволял себе опаздывать на совещания, был не настолько грозен. Впрочем, выпалил Энсел всё, что думает о уровне работы ФБР вообще и отдельных его сотрудников в частности, где-то секунд за двадцать — уже на ходу. Точнее, на бегу. Спасибо, хоть за рукав не тянул. После этого, всё в том же ускоренном темпе, он подробно изложил, как оказался в это утро на берегу, как обнаружил следы и бейсболку и т.д., и т.п. В настоящий момент неугомонный Энсел отщёлкивал то ли третью, то ли четвёртую плёнку, бегая вокруг отпечатков трёхпалых лап в болотистой прибрежной почве. Активно жестикулировать ему теперь мешала камера, но говорил он по-прежнему непрерывно.

— Я не понимаю, что вам ещё нужно?! В миле отсюда стоит его машина, вот его бейсболка, вот следы!

— Она, что уникальная? — Малдер поднял с земли красную кепочку со знакомой надписью: «Доставай свои поплавки». В магазине всё было завалено майками и бейсболками, но были ли там именно такие, он не помнил.

— Говорю вам, это его! — отмахнулся энтузиаст, возбуждённо сопя над камерой. Похоже, мысль о трагической гибели Теда Бертрама в зубах монстра приводила его в восторг. Синий Дракон определённо стал идеей фикс Энсела Брея. Интересно, сколько он задолжал в лавке?

В этот момент появилась Скалли с Квиквэгом на поводке. Поводок был натянут до предела, хозяйка едва поспевала за псом. Малдер совершенно ни к селё ни к городу подумал, что окрас питомца Скалли почти идеально совпадает с цветом её волос… Вскоре на тропинке показался шериф — похоже, поотстал.

— Малдер, это шериф Ланс Хиндт, — выдохнула Скалли, цепляясь за ствол дерева, чтобы затормозить. Откуда только у этой собачонки силы взялись?

— Осторожнее, здесь следы! — перебил её напарник.

Они подошли ближе, старательно глядя под ноги. Квиквэг продолжал куда-то рваться. Малдер пожал широкую ладонь блюстителя порядка.

Это был высокий человек крепкого телосложения. На вид ему можно было дать лет сорок — сорок пять, но могло быть и значительно больше — в таких нетронутых уголках, как Хевельманс, солидный возраст не обязательно означает дряхлость и старческий маразм. Хиндт был уроженцем здешних мест. Позднее Малдер узнал, что он занимал пост шерифа в этих краях больше двадцати лет, а до этого был помощником шерифа. Двадцать лет быть почти единственным. Кто соблюдает за соблюдение порядка и законности на территории в сотни квадратных миль — это не шутка. Если полицейских в большом городе постоянно чувствует за собой всю махину правосудия, и в глазах горожан, как и в собственных. Он всего лишь манипулятор этого огромного государственного механизма, то в подобных уголках всё иначе. Закон вроде бы на всех один, но никуда не денешься — там, где все друг друга знают, служитель порядка не может разделить груз личной ответственности с государственной машиной. Просто потому, что её присутствие здесь не ощущается ежесекундно, как в мегаполисах. Для местных жителей она нереальна. Зато реален земляк — шериф, которого для того и назначили, чтобы расхлёбывать любую кашу, какая заварится. Такое не всякому по плечу. Так что сила и уверенность в себе, которая чувствовалась в каждом жесте и вообще во всём облике Ланса Хиндта, имели под собой более чем реальные основания.

— Добрый день, шериф. Не нашли?

— Нет, — шериф повернулся у Брею: — Энсел, пойди, что ли, в лесу посмотри…

В голосе Хиндта прозвучала почти брезгливость. Было видно, что этот в общем-то безобидный чудак здорово ему надоел. Было в нём что-то он докучливой мухи — вроде и не кусается, а на нервы действует. Хотя в данном случае дело было не в личной неприязни. Предстоял важный разговор, постороннего пришлось попросить. Но оптимизм Энсела Брея не могло поколебать ничего.

— Сегодня мой день, шериф! — ничуть не смутившись заявил он. — я его достану. Вот увидите! — и метнулся прочь. Напролом через кусты.

— Говорят, вы собираетесь закрыть озеро? — сразу взял быка за рога Хиндт.

— Придётся, шериф, — развёл руками Малдер. — На озере пропадают люди. Пока не выясним, что происходит…

— Я вам скажу, что происходит, — с напором произнёс шериф. — Рыбаки напиваются и тонут. Кто-то попадает под винт моторки, кто-то булькает с лодок. На любом озере за сезон происходит пять-семь несчастных случаев. Это печально, но это нормальное положение вещей, с этим ничего не поделаешь.

— Но у вас не сезон, а за две недели уже третий случай, — мягко возразил Малдер. — Шериф, вам не кажется, вы превысили норму?

— Да вы понимаете, что это значит — закрыть озеро? — Хиндт ещё не повышал голоса, но определённо злился. — Береговая линия — сорок восемь миль. А у меня всего четверо людей. Чтобы закрыть озеро, надо вызывать национальную гвардию. Вы представляете, что здесь начнётся?!

— Нужны неопровержимые доказательства, Малдер, — поддержала шерифа Скалли. — Никто не станет принимать серьёзных мер, опираясь на легенды…

— Но у нас есть следы… — Малдер и сам понимал, что это слабый аргумент. Ситуация казалась безвыходной. Ситуация казалась безвыходной. Если не доказать, что в озере обитает опасное животное, люди будут продолжать гибнуть. А как докажешь? Сколько лет охотится на Синего Дракона Энсел Брей?

Скалли наклонилась, вглядываясь в отпечатки, и покачала головой.

— Малдер, чудовище, о котором тут все говорят, оставило бы гораздо более глубокие… Квиквэг, стой!

Шпиц, воспользовавшись тем, что хозяйка отвлеклась, сорвался с поводка и, заливаясь визгливым лаем, рванул вдоль берега. Скалли, оступаясь на скользкой траве, бросилась за ним. Впрочем, далеко пёсик не убежал. Метрах в десяти от бейсболки обнаружилась ещё одна деталь одежды — глубоко увязший в трясине резиновый сапог, на подошве красовалась имитация большой когтистой трёхпалой лапы. Квиквэг громко обращал внимание двуногих на этот объект.

— Малдер, шериф! — позвала Скалли. — Взгляните-ка.

— Малдер. вот твой озерный монстр, — кивнула она, когда коллеги подошли. — Это просто-напросто муляж.

— Надо же… — протянул шериф. — И вправду смахивает…

Малдер подошёл ближе и, осторожно подобрав полы плаща, опустился на корточки, разглядывая орудие мистификации. Торговец был заинтересован в том, чтобы время от времени энтузиасты вроде Энсела находили следы или чешую Синего Дракона. «Жит-то надо», — сказал вчера в лавке Бертрам. Не похоже, чтобы эта штука помогла ему выжить этой прошлой ночью — на внутренней стороне сапога что-то темнело. Кровь. Синий Дракон годами кормил Бертрама, а вчера тот, похоже, решил сам подкормиться… Что за ерунда в голову лезет!

— А где тот, кто смастерил этот муляж? — Малдер продемонстрировал спутникам измазанный в крови палец. Скалли пожала плечами, шериф только хмыкнул. Было ясно, что сегодня озеро не закрыть…


Утиная бухта на озере Хевельманс

Штат Джорджия

7 марта, после полудня


Они приехали в Утиную бухту на фургончике Джека Вебера. Погода для пикника не особенно располагала для пикника, но Майк заверил друзей, что холодно им не будет, и заговорщицки подмигнул. Оказалось, он уговорил какого-то совершеннолетнего приятеля купить для них пива. В большом количестве. На пикник собирались всю неделю, не отменять же, в конце концов. Из-за мелкого дождичка? А к полудню распогодилось, показалось солнце, стало почти по-настоящему тепло. Ребята скинули куртки. бесстрашный Джек натянул маску и ласты и полез в воду. Сэнди и Майк остались на маленьком причале для моторок — отсюда было недалеко до фургона, в котором ожидали запасы пива. Сэнди не помнила, сколько рейсов на новой парой бутылок совершил Майк, но отчётливо понимала, что выпивка уже ударила ей в голову. Пора тормозить, только вот как это сделать? Майк опять пошёл к фургону. Он вообще-то ничего, Майк Томпсон, даже симпатичный. Только слишком много о себе воображает. Думает, что раз блондин с голубыми глазами, значит, все девчонки по нему сохнут. И выпендривается всё время. Бородку вот отрастил — тощенькую, белёсую, но как он ею гордится! А щёки пухлые, и сам он пухлый. Скоро лопнет от спеси. Нет уж, пусть другие сохнут, а Сэнди сюда на самом деле просто так поехала. Не сидеть же дома в воскресенье, в самом деле? На этот раз Майк вместе с пивом притащил жабу. Жаб Сэнди не то чтобы боялась… Просто они мерзкие и воняют. Так что, если Майк хотел её напугать, он обломался. Сэнди только поморщилась. Тогда он стал с умным видом трепаться про культ трёх жаб. Якобы на жабьей коже есть что-то такое, что забирает круче дури. Пососёшь — и ты в другой реальности. Может, и не врал, чёрт его знает. Сэнди с отвращением смотрела, как Майк медленно подносит жабу ко рту… запихивает её голову себе в пасть… обсасывает пухлыми красными губами… закатывает глаза… Тут совсем рядом вода взбаламутилась, во все стороны полетели брызги. Сэнди взвизгнула, чуть не свалившись в воду, Майк выронил жабу и выругался.

Оказалось, это Джек решил подшутить — подплыл под водой поближе к берегу и вынырнул, подняв тучу брызг. Майк, конечно, напустился на него — как же, всё представление испортил. Но Джеку всё как с гуся вода… Заржал и поплыл дальше плескаться.

Поэтому, когда Джек начал орать дурным голосом и выпрыгивать из воды, они сначала решили, что он снова дурачится. Но он всё кричал и кричал — жутко, невнятно, пытался плыть к берегу, но что-то как будто тянуло его под воду. Впрочем, в этом Сэнди не была уверена. С того момента, как вода вокруг Джека окрасилась красным, она уже ничего не помнила толком. Как будто отключилась на какое-то время. А следующее, что она увидела, была голова Джека Вебера. На поверхности показалась трубка для подводного плавания, потом лицо в маске, а потом Джек вроде как завалился на бок, показалась шея, плечо… а ниже плеча ничего не было. И тут Сэнди стало плохо. Очень плохо. Она не знала, сколько времени её выворачивало наизнанку, но, наверное, долго. Потому что, едва её отпустило, приехал шериф с помощниками, и ещё какая-то специальная машина, куда погрузили то, что осталось от Джека — когда выловили. Они принялись расспрашивать, они всё спрашивали и спрашивали, а Сэнди ничего не могла сказать толком. Тошнить перестало, но бил озноб, и всё тело покрылось липким потом. Наверное. Она сбивчиво бормотала какую-то чушь, как полная идиотка, но она ничего не могла с собой поделать. Да и Майк рядом тоже только размахивал руками и мычал — весь, белый, словно мукой присыпанный… Шериф потянул носом, видно пиво унюхал, и отошёл к каким-то двоим незнакомым типам — худощавый симпатичный дядька и рыжая дамочка. Эти двое совершенно спокойно, как показалось Сэнди, разглядывали останки Джека. Манекены несчастные…


***


— Если это муляж, то очень искусный, — неудачно сострил Малдер. — Что говорят свидетели? — он повернулся к шерифу.

— Да ничего толком не говорят, насосались, как поросята. Трясутся только, — устало махнул рукой Хиндт. — Надо «скорую» вызывать.

— А ты что скажешь, Скалли?

— Пока рано делать выводы. Н на первый взгляд — винт моторки, — Скалли отошла от носилок, на которых лежал фрагмент тела.

— На моторках здесь разрешается, — развёл руками шериф. — Парень вполне мог попасть под винт — вынырнул неудачно, и всё, каюк.

Хиндт отошёл, на ходу отдавая какие-то распоряжения помощникам. Делать здесь было больше нечего. Агенты быстрым шагом пошли прочь.

— Но чтобы в пять метрах от берега? И второй случай за сутки? — не унимался Малдер.

— Да ты посмотри, что там делается, — Скалли кивнула на запруженную лодками бухточку. — Час пик!

— А Тед Бертрам?

— Про него мы знаем только то, что он сильно увяз в трясине, и с тех пор его никто не видел. Должно быть, ему просто стыдно людям на глаза показываться, — Скалли саму немного трясло. Всё это действительно было подозрительно, но это ещё не повод, чтобы из всех версий выбирать самую мистическую.

— Психологический портрет преступника? — ирония в голосе Малдера была совершенно не к времени и не к месту. — Стыд, комплекс вины?

— Между прочим, твоя версия тоже ничем не подкреплена! — отрезала Скалли.


Северный берег озера Хевельманс

Штат Джорджия

7 марта, вторая половина дня


Они отправились вместе командой шерифа в управление. Скалли хотела дождаться заключения патологоанатома. От участия во вскрытии она уклонилась. За весь день так и не удалось перекусить. Утром едва успела завезти Квиквэга в мотель, когда позвонил Малдер из управления шерифа и наскоро объяснил, как добраться до Утиной Бухты, где произошла очередная трагедия. Пришлось сломя голову мчаться на другой конец озера. А теперь даже думать о еде противно. Дело было даже не в обезображенных останках — уж трупов-то Скалли насмотрелась вдоволь и вскрытия проводила не раз. Бывало и хуже. Она добросовестно пыталась разобраться в своём состоянии, безжалостно разбирая душу по косточкам, словно чужую. Как ни крути, получалось, что донимает её главный образом абсолютно иррациональное ощущение собственной неправоты. Интуиция вопила в голос: «Малдер прав, в озере водится что-то опасное». Не обязательно это мифический Синий Дракон, но .что бы это не было, оно явно разбушевалось. Но ведь так нельзя! Нет доказательств, а интуиция — недостаточное основание вызывать национальную гвардию и закрывать озеро. Это противоречие плюс сумасшедшее утро делали мир неуютным, воздух — ледяным, краски — тусклыми, а желудок заставляли сжиматься в ледяной комок.

«Словом, сегодня я не в пике, — решила Скалли. — Но это ничего, надо просто пару минут посидеть спокойно, выпить кофе, постараться не ломать голову — пока всё равно слишком мало фактов, чтобы делать выводы… Мне нужен тайм аут. Небольшой. Совсем крошечный». Малдер, похоже, уловил настроение напарницы — к обсуждению гипотез больше не возвращался. В местном департаменте шерифа не было кофейного аппарата. Малдер куда-то исчез, а через секунду вернулся с двумя крошечными чашечками. «Кофеварку нашёл, — пояснил он в ответ на вопросительный взгляд Скалли. Народу в управлении и впрямь было мало, Скалли уселась за чей-то пустующий стул, откинулась на спинку, закрыла глаза и честно постаралась ни о чём не думать. Результат был неожиданным — похоже, она задремала. Минут на пять, не больше. Тогда почему а часах уже половина пятого? А разбудил, конечно, Малдер. Судьба у него сегодня такая.

— Скалли, нам снова придётся ехать на озеро.

— Кто на этот раз?

— Энсел Брей.


***


— Один из местных проходил мимо, увидел камеры, треногу поваленную, — объяснил шериф, вытаскивая из машины снаряжение. — Энсел по доброй воле свою аппаратуру ни за что бы не бросил. Может, в воду свалился, когда искал подходящий ракурс…

Юмор шерифа показался Скалли совершенно неуместным. Но шериф был абсолютно серьёзен. Видимо, на Энсела Брея это было похоже. Все вместе они подошли к берегу. Здесь был галечный пляж, покато опускающийся к воде. На камнях почти у самой воды валялся треножник с фотоаппаратом, второй аппарат лежал чуть подальше на песке. Малдер осторожно поднял его. Счётчик кадров, если только он не был сломан, показывал, что плёнка отснята почти полностью. «Брей, конечно, был одержим фотоохотой на Синего Дракона, но щёлкать камерой, когда тебя едят заживо…» — Малдер зябко повёл плечами и повернулся к одному из помощников шерифа:

— Вы можете это проявить?

— Конечно, сэр, — служащий бережно взял у него вещественное доказательство.

Шериф с двумя помощниками уже занимались поисками тела — снова и снова забрасывали «кошки» на тросах подальше в озеро, протраливая прибрежное дно. Метрах в двадцати от берега на воде зачем-то покачивалась автомобильная камера. Ещё одну такую же, но проколотую, уже вытащили со дна. Больше пока ничего не попалось.

— Придётся всё-таки закрывать озеро, шериф, — Малдер решил, что самое время вернуться к больному вопросу. — Третий случай за день, от выездов на места у меня уже голова кружится…

— Я вам уже говорил, что это не так-то просто. У меня не хватает людей, агент Малдер, — проворчал шериф, ловко выбирая трос. — К тому же я совсем не уверен, что чудовище обитает под водой, — он одарил приставучего агента взглядом, не менее красноречивым, чем давешняя тирада доктора Фарадея о бульварной прессе и псевдоучёных.

— Он прав, Малдер, — опять поддержала блюстителя порядка Скалли. — Найденные останки ещё ни о чём не говорят, нужно найти тело.

— Совершенно верно, мадам, — чопорно кивнул Хиндт. — Ну-ка, ещё здесь поищем, — он по новой забросил трос, на этот раз в сторону плавучей автомобильной камеры.

Почему-то, глядя на этот странный буй, Малдер не мог выгнать из головы слоган с бейсболки Теда Бертрама: «доставай свои поплавки». Может, Энсел хотел подманить Синего Дракона и привязал приманку под этой камерой?

«Кошка» шерифа застряла. Он дёрнул посильней, но трос вдруг сам резко рванулся в его руках. Вцепившийся мёртвой хваткой в верёвку Хиндт кубарем полетел в воду. Всё произошло мгновенно, никто не успел броситься на помощь, но шериф уже вынырнул метрах в десяти от берега, и мощными гребками поплыл обратно. Малдер и Скалли подбежали к воде и помогли выбраться.

Бравого шерифа Хиндта трясло не меньше, чем давешних подростков в Утиной Бухте. Он непроизвольно мотал головой, словно отгоняя назойливую муху, и стучал зубами.

— Ч-что-то в-выплыло из глубины… — только и смог он выговорить.

Впрочем, немного отдышавшись, шериф продолжил уже более внятно:

— закрыть озеро! — гаркнул он помощнику. — Немедленно!!! Позвоните в лесничество и вызовите национальную гвардию! Скажите им — у нас катастрофическая ситуация! Чрезвычайное положение!!!

Помощники бегом кинулись выполнять распоряжения. Агенты изумлённо переглянулись. Даже Малдер был в лёгком шоке — слишком уж быстро изменилась ситуация.


Мотель на озере Хевельманс

Штат Джорджия

7 марта, вечер



В мотель вернулись поздно — пришлось довольно долго ждать, пока проявятся снимки бедолаги Энсела. У Брея накопился солидный архив — один из помощников Хиндта притащил огромную спортивную сумку, набитую фотографиями. Малдер, с разрешения шерифа, взял всё это с собой. «Всё равно не могу заснуть на расследовании», — пояснил он служителям закона. Скалли уже давно не удивляла фантастическая работоспособность напарника. Впрочем, обычно ей не требовалось особых усилий, чтобы выдерживать его темп. Но не сегодня.

— Похоже, Энсел снимал это во время нападения.

Первым делом Малдер, естественно, кинулся просматривать тоненькую пачку фотографий, отпечатанную с плёнки, найденной на берегу.

— Да. Жаль, мало отснял, — кивнула Скалли.

На снимках были какие-то неясный тени, размытые пятна, физиономия самого фотографа, искажённая то ли ужасом, то ли азартом — не разобрать.

— А это что? Посмотри-ка! — почти весь кадр занимал сглаженный треугольник на нечётком тёмном фоне. — Зуб?

Скалли скептически приподняла бровь.

— Здесь тысячи снимков, — Малдер кинулся к сумке с архивом Энсела. — Должно же здесь быть хоть что-то! — он стал лихорадочно перебирать карточки, не глядя вручив Скалли другую пачку.

Невооружённым глазом было заметно, что за одну ночь и втроём не справиться. Скалли машинально просмотрела несколько снимков. Озерные пейзажи, в лучшем случае — неясный объект на поверхности воды где-то в отдалении.

— Обычные любительские снимки, — она пожала плечами. — Пойду с собакой погуляю. Спокойной ночи, Малдер.

Она машинально проверила кобуру, взяла фонарик и прицепила к ошейнику своего питомца поводок. Малдер наконец соизволил откликнуться.

— До утра, Скалли. Спокойной ночи, — даже глаз не поднял, так увлёкся.


***


На улице Квиквэг повёл себя странно. Он суетился, сделал попытку намотать поводок на хозяйку и как будто мучился одному ему ведомыми противоречиями — то жался к ногам, то куда-то рвался. «Может, у него от походной жизни нервы сдали? — подумала Скалли. — Всё же комнатная у меня собака, несмотря на гордое имя…» Но шпиц не успокаивался. Более того, он жалобно поскуливал. Не будь Скалли настолько измотанной сумасшедшим днём, она бы сразу поняла, что её пёс попросту испугался.

— Ко мне, Квиквэг, — бормотала Скалли, ёжась от вечернего бриза. — Ну, малыш, что с тобой сегодня? Нет, в лес мы не пойдём… Давай делай, что собирался, — и домой.

Но Квиквэг вдруг отчаянно взвизгнул и бросился куда-то в сторону озера. Потом Скалли не могла себя простить, что второй раз за день выпустила из рук катушку провода: «Хорошо спецагент! Собаку на поводке удержать на смогла! Не волкодава, а малыша Квиквэга!» Да кто мог ожидать такого от «благовоспитанного пса», который даже за кошками никогда не бегал!

Но как бы там не было, а догнать Квиквэга, несущегося со всех своих коротеньких лапок между деревьями, не было никакой возможности. Тьма стояла кромешная, слабенький карманный фонарик помогал плохо, бежать приходилось осторожно, чтоб не сломать шею на многочисленных корягах. В круге света от фонарика подпрыгивала ярко-жёлтая катушка. Наконец она застряла в развилке поваленного дерева. Скалли подбежала и потянула поводок, но безуспешно. Он был натянут как струна, Квиквэгу так ни за что бы не суметь. Она достала оружие, но по-прежнему ничего не было видно. В подлеске впереди что-то происходило. Но глухие звуки какой-то возни, доносившейся оттуда, не позволяли даже толком определить направление. Пока Скалли беспорядочно шарила лучом по кустам, пёс последний раз придушённо взвизгнул, а в руках у Даны зашуршала катушка, наматывая освобождённый поводок. Через минуту она опустошённо разглядывала ошейник. Ошейник из мягкой кожи, она сама его покупала. И сама заказывала гравировку на бляшке: «QUEEQUEG». А сейчас ошейник был мокрым и изодранным, как будто его жевали…

Наверное, она простояла так долго. Кто бы не напал на Квиквэга, её он не тронул. Сыт, наверное, был. Когда она, спотыкаясь на ровном месте, вернулась в номер к Малдеру, Фокс уже не перебирал фотографии, а, склонившись над столом, что-то помечал на карте озера. Нет, он, конечно, проявил участие, сказал что-то соответствующее, вроде: «Бедняга Квиквэг!», пододвинул Скалли стул, даже сделал попытку принести из кухни стакан воды. И снова вернулся к карте, и что-то объяснял про Синего Дракона, озеро, какой-т концерн…

Скалли потерянно разглядывала какое-то пятнышко на паркете. Сучок, наверное. Пятнышко расплывалось и подло меняло очертания. «Ведь он же бросился меня защищать! — крутилось в голове. — Маленький, смешной Квиквэг, который даже соседского фокстерьера побаивался. Он и сегодня дрожал от страха, но ведь кинулся навстречу хищнику, который ему явно не по зубам. Спасал меня, глупую. Идиотка несчастная, ну что тебе стоило крепче держать поводок!»

Тут она поняла, что в комнате уже несколько секунд тихо, — Малдер замолчал, видимо ожидая ответа. Стараясь не уронить предательски дрожащую в газах влагу, она попросила:

— Повтори, пожалуйста, что ты сказал. Последние слова. Я отключилась, — голос тоже подвёл — прозвучал жалобно и виновато.

— Какие слова? — с готовностью уточнил Малдер, видимо обрадовавшись, что дождался наконец какой-то реакции.

— После слова «бедняга»…

Фокс некоторое время молча смотрел на неё, а потом вдруг спросил:

— Ты лодкой управлять умеешь?


Запад озера Хевельманс

Бухта Чудовища

Ночь с седьмого на восьмое марта


Малдер никогда не умел утешать. Большинство сослуживцев, видимо, полагали его мизантропом со странностями. Насчёт странностей, возможно, они были правы. Но и миф о мизантропии «этого Призрака из подвала» тоже имел под собой некоторые основания. По крайней мере, задушевное общение никогда не было его сильной стороной. У психологов часто так бывает. Серьёзный теоретик, который может объяснить с точки зрения двух десятков различных теорий любые поступки окружающих, как правило, оказывается весьма слабым практиком. А талантливый практик чаще всего на чистой интуиции несёт какую-то вдохновенную ахинею, которая, как ни странно, оказывает замечательное психотерапевтическое воздействие, а потом уж с натугой подводит под неё теоретическую базу. Малдер принадлежал к теоретикам. Он мог объяснить и предсказать действия преступника, но совершенно не знал, что сказать другу, у которого случилась беда.

Вот и сейчас он не мог найти нужных слов. Ничего, кроме банального «бедняги», в голову не приходило. Возможно, стоило подойти и просто обнять Скалли за плечи. На их первом совместном расследовании в Салеме это получилось просто и естественно, а сейчас могло оказаться жестом нелепым и фальшивым. Да и то как Скалли старательно пыталась не уронить подступившие слёзы, предостерегало от сентиментальностей.

Мысль пойти в «свободный поиск» оказалась как нельзя кстати. Конечно, это было чистое безумие с точки зрения логики расследования. Почти все нападения произошли днём, что лишний раз подтверждало гипотезу о том, что они имели дело с земноводным хищником, активным в тёплое время суток. Да и денёк был не из лёгких. Но Скалли надо было сменить обстановку и чем-то заняться. Кроме того, было ясно, что заснуть сегодня ей всё равно не удастся. И Малдер решил перенести запланированный на завтра поиск.

Днём в управлении шерифа он узнал, что в хозяйстве экологов имеется отличная лодка с мощным двигателем, автоматизированным управлением и, что особенно ценно, системой спутникового слежения. Конечно, доктор Фарадей вряд ли оценит эту затею по достоинству, но ничего не поделаешь.

Зато Скалли сразу ожила. Она ненадолго убежала к себе в номер, вернулась с сухими глазами, сосредоточенная, одетая по-походному, с объёмистым термосом в руках. Печатая шаг, промаршировала на кухню готовить кофе. Глядя на её четкие движения, Малдер мысленно похвалил себя за хорошую идею. Сам он уже звонил в лабораторию. Повезло — Фарадей оказался на месте. Интересно, он что, круглосуточно работает? Что-то многовато фанатиков-энтузиастов на одно озеро…

Ехать было недалеко, но Малдер специально не торопился, пользуясь случаем изложить наконец напарнице свои соображения.

— Послушай, Скалли, я пока не могу связать все факты воедино, но что-то определённо вырисовывается…

— Ещё бы — три жертвы за день, — Скалли иронизировала, но Малдер видел, что на этот раз она воспринимает каждое слово. Не то что давеча в номере.

— Три смертельных случая за день, — кивнул он, — ещё один два дня назад, а вожатый погиб на две недели раньше. Этого, конечно, маловато для статистики, но всё выглядит так, словно наш гипотетический монстр почему-то в последнее время перешёл на диету из homo sapiens.

— А чем вообще питаются плезиозавры? — Скалли со стыдом обнаружила пробел в своём образовании. Как-то не приходилось раньше задаваться этим вопросом…

— Они вообще-то хищники. Насколько я могу предполагать, его вполне должна устраивать рыба. Рыбы в озере полно, это нам ещё Бертрам говорил. А доктор Фарадей упоминал о сокращении популяции лягушек.

— То есть первыми пострадавшими были лягушки?

— Я тоже так подумал. И позвонил доктору. Чтобы уточнить. Но он убеждён, что лягушки вымирают из-за деятельности человека. Скалли, ты в этом разбираешься лучше меня, скажи, что происходит с фауной пресного водоёма, если в воду попадают токсические вещества?

— Смотря в какой концентрации, — Скалли пожала плечами. — Рыба вообще-то довольно устойчива к изменению химического состава воды. Другое дело, что она аккумулирует в тканях многие органические соединения. Так что есть уху из пропитанной токсинами рыбки я бы тебе не советовала. А земноводные. Вроде тех же лягушек, действительно плохо приспосабливаются к загрязнению среды. Обычно они просто вымирают. Подожди, — Скалли, похоже, начинала понимать. — Ты хочешь сказать, что Синий Дракон решил перейти на сухопутных млекопитающих. Потому что в воду попали токсические отходы? А доказательства?

— В том-то и штука, Скалли, — Малдер ещё немного сбавил скорость. Тише едешь — дальше будешь. — Я ещё вчера утром в лаборатории подумал: а что, собственно, за конфликт произошёл между нашим уважаемым доктором и инспектором Бэйли? Почему Бэйли так важно было доказать, что экологическая обстановка на озере в норме? Почему вообще встал об этом вопрос? Почему департамент лесного хозяйства вдруг сподобился на инспекцию? Со здешними лесами вроде всё благополучно…

— Если не считать того, что люди пропадают, — на этот раз была очередь Скалли для чёрного юмора.

— Вот именно. Понимаешь, я нутром чую, что это должно быть как-то связано. И я вечером позвонил доктору Фарадею, а потом навёл кое-какие справки по своим каналам. И вот здесь начинается самое интересное.

Малдер покосился на напарника — Скалли действительно внимательно слушала.

— На южном берегу, достаточно далеко от обжитых мест, стоит фабрика. Производит, по официальной версии, бытовую химию: стиральные порошки, средства для мытья посуды и всё в таком духе. У них там свой жилой комплекс для рабочих, в посёлке они не показываются.

— Странно, — заметила Скалли.

— Ещё бы. Но из-за этого никто из местных о фабрике не вспоминает. Стоит она на отшибе, так что это вполне объяснимо. А принадлежит производство некому концерну «Dupond». Тебе это о чём-нибудь говорит?

Скалли покачала головой.

— Это вообще-то очень крупный международный концерн, специализирующийся как раз на органической химии. Бытовые моющие средства, удобрения, синтетические волокна. Но есть у них ещё один профиль, о котором в газетах не пишут.

Малдер выдержал эффектную паузу. «У Бертрама научился», — подумала Скалли.

— Производство химического оружия по заказу правительства Соединенных Штатов. — равнодушным тоном закончил Малдер.

Некоторое время ехали молча. Наконец Скалли решила уточнить:

— То есть инспектор Бэйли…

— Был коррумпированным чиновником, основной задачей которого было прикрыть выброс химических отходов в озеро. Если бы об этом стало известно, поднялся бы такой шум, что «Дюпону» трудно было бы и дальше расширять производство. А они, между прочим, очень активно этим занимаются последние годы. Чувствуешь, чем пахнет, Скалли?

— Тогда появляется ещё одна версия — мутация под воздействием неизвестного нам химического вещества…

— Вряд ли это мутант, Скалли. Я тоже думал об этом. Но фабрику построили всего два с половиной года назад. А легенда о Синем Драконе гораздо старше.

— Вот именно. Легенда. Малдер, возможно, это просто совпадение, — Скалли по-прежнему не хотела сдавать рационалистических позиций. — Никакого доисторического чудовища в озере нет, а причина всего, что произошло за последние дни, гораздо прозаичней. Скажи, если бы здесь не пользовались для привлечения туристов сказками о драконах, ты бы тоже пытался объяснить гибель людей присутствием монстра-людоеда?

— Так или иначе нам повезло, что шериф согласился закрыть озеро.


***


Доктор Фарадей ждал их у причала. «Очень любезно с его стороны», — подумала Скалли. Впрочем, сегодня учёный уже не источал того презрения, которого агентам пришлось нахлебаться вдоволь при первой встрече. Держался он суховато, но вежливо. «Неужели интерес, проявленный Малдером к экологическим проблемам озера, заставил наше светило науки смягчиться? А может быть, равнодушие, которое доктор так нелюбезно демонстрировал вчера, было просто защитной реакцией на стресс? Что ж, вполне возможно, — Скалли по профессиональной привычке пыталась проанализировать мотивы собеседника. Пока Малдер договаривался об аренде лодки, — Фарадей, бесспорно, ярко выраженный интроверт. Если к тому же у него ещё и слабый тип нервной системы при сильном характере, напряжение последних дней, проведённых в бесплодных попытках отстоять свою точку зрения, чувство унижения от капитуляции перед инспектором Бэйли, плюс тайное облегчение при известии о его гибели, плюс чувство вины за это облегчение… Да здесь кто угодно мизантропом заделается!»

Скалли невольно посмотрела на доктора Фарадея с сочувствием. Слава богу, тот не заметил.

Они оставили символический залог в пятьсот долларов (деньги за прокат доктор презрительно отверг) и поднялись на борт лодки «Патриция Ральф». Судно, с точки зрения Скалли, было выше всяких похвал. Для исследовательских целей лучшего и желать было нельзя. Катер был оборудован по последнему слову техники, рубка достаточно просторна для двоих и, что окончательно добило Дану, со вкусом отделана. Особенно поразил её штурвал — деревянный, почти ручной работы, с рукоятями, выточенными на токарном станке. Прикосновение к тёплому дереву успокаивало, навевало какие-то очень домашние воспоминания — булочки с корицей, которые пекла мама, щетина отца… Первый урок управления лодкой Дане, конечно, тоже дал отец — когда-то очень давно, когда он ещё называл её Старбак…

Скалли впервые за эти два дня почувствовала себя по-настоящему легко и спокойно. Усталость куда-то исчезла, растворилась в тихом гуле двигателя и плеске кильватерной струи. Всё плохое и страшное не забылось, но как-то прошло на второй план, перестало впиваться в душу корявой занозой. Малдер наскоро изучил пространство рубки, приласкал взглядом систему наблюдения и как-то по-кошачьи устроился в углу с фонарём и картой.

Приборы, как и следовало ожидать, не фиксировали ничего крупнее стаи рыбёшек. Скалли это даже радовало. Она поймала себя на совершенно нерациональном желании, чтобы это плавание продолжалось очень долго. Чтобы Малдер всё так же хрустел солёным арахисом в своём углу, так же спокойно и надёжно гудел двигатель, так же мерно плескала мелкая волна, так же успокаивающе перемигивались на экране системы слежения зелёный точки и чёрточки.


***


Всё шло хорошо. Малдер покосился на стоящую у штурвала Скалли и решил, что его участия в управлении судном пока не требуется, а спутниковая система, скорее всего, не даст пропустить приближение крупного объекта. Посему он взял не себя штурманские обязанности, прикидывая по карте, какие места пользовались наибольшей популярности у Синего Дракона, и время от временя давал Скалли бессвязные указания, за которые менее терпеливый рулевой его уже давно убил бы. Навигация, если говорить откровенно, никогда не была сильным местом Фокса Малдера. Тем не менее пока всё шло хорошо. Скалли, кажется, почти не прислушивалась в его словам, довольно быстро уяснив, что конечная цель их путешествия — бухта чудовища. Малдер в глубине души был благодарен ей за это.

— Здесь бы рыбку половить… — мечтательно промурлыкала специальный агент ФБР Дана Скалли.

«Ну вот, слава богу, совсем отошла», — с облегчением подумал Малдер.

— Мы и ловим, — кивнул он из своего угла, не отрываясь от карты.

— Малдер, ты что, в самом деле надеешься его найти? — в её интонациях уже не было праведного негодования, скорее она просто не уставала удивляться самонадеянности напарника.

— Правь сюда, к островку, — попытался уйти от ответа Малдер. Но безуспешно.

— Значит, надеешься.

— Надежда надежде рознь. Ищи и обрящешь, Скалли. Помнишь… — Малдер осёкся. Конечно же, всё, что он говорил в мотеле после гибели Квиквэга, Скалли пропустила мимо ушей. И не стоит сейчас об этом вспоминать. — Словом, мне кажется, удалось кое-что выудить из снимков и дневников бедняги Энсела.

— Портрет Синего Дракона в полный рост на пороге собственного логова? С автографом? — Скалли почти развеселилась, что было уж совсем невероятно.

Малдер вздохнул с облегчением и продолжил, ничуть не обидевшись на иронию:

— Почти. Ну, самого Синего Дракона там, конечно, нет. Зато есть места, где его видели за последние пять лет. Понимаешь, раньше он показывался в основном посреди озера, насколько я понимаю, это как раз самые глубокие места. А потом стал появляться всё ближе и ближе к берегу. Пока наконец не вышел на сушу. Что-то его потянуло к людям…

— Знаешь, — улыбнулась Скалли, — на старых морских картах белые пятна всегда были снабжены пометками: «Здесь чудовища».

— У меня есть точно такая же карта Нью-Йорка, — отбил мяч Малдер.

Скалли ничего не ответила. Сейчас ей было почти всё равно — чудовища, так чудовища. Пускай этой ночью они никого не найдут, зато хорошо-то как… Из состоянии блаженной расслабленности её вывел отчаянный писк системы наблюдения. Крупный объект появился в радиусе наблюдения. И этот объект, несомненно, шёл на сближение. С приличной скоростью.

— Что это?! Что это, Малдер? — Скалли, не веря своим глазам, вцепилась в штурвал. Слишком уж быстро оно приближается…

— Здесь чудовища, Скалли, — Малдер, конечно, уже вскочил, отбросив любимую карту, и тоже во все глаза уставился на экран.

— Малдер, по-моему, оно идёт прямо на нас… На таран…

— Да, и у меня такое же ощуще…

Страшный удар не дал им продолжить обмен впечатлениями. Скалли отчаянно уцепилась за штурвал, Малдера отбросило к стене. От второго удара затрещало днище — судя по всему, они сели на мель. Точнее, на камни. Катер ощутимо накренился, и в рубку хлынула вода. Судя по всему, пробоина не оставляла никаких надежд на спасение лодки.

Скалли рванулась к рации:

— Мэйдэй! Мэйдэй! Кто-нибудь! Сигнал бедствия с лодки «Патриция Ральф»! П7АП727! Мэйдэй! Мэйдэй!

— Скалли, давай выбираться отсюда, — Малдер уже успел достать спасательные жилеты.

В рубке было уже по колено воды, времени на размышления не оставалось.


***


Скалли пришла в себя, стоя на твёрдой земле. Рядом стоял Малдер, а в двух ярдах от них быстро исчезал под водой нос «Патриции Ральф». «Видимо, пробоина была в кормовой части», — машинально отметила Скалли. Она посмотрела под ноги. Оказалось, твёрдой землёй им служил огромный валун, какие часто бывают в озёрах ледникового происхождения. Его надводная часть изгибалась двумя плавными холмиками. А подводная, по-видимому, добила красавице «Патрицию». Скалли сразу же вспомнился придорожный щит: «Что древнее холмов?» . Хороши дела, нечего сказать…

— Плакали наши пятьсот баксов, — вздохнул рядом Малдер

«О чём это он? — не сразу поняла Скалли. — Ах да, залог…» Но ей было не до залогов. Она ведь уже почти привязалась к этой лодке, к тёплому дереву руля, к едва заметному запаху свежей краски от приборной доски…

— И что теперь? — потерянно спросила она. Вопрос был обращён скорее к себе, но ответил Малдер:

— Будем добираться вплавь, — как ни в чём не бывало заявил он.

— Вплавь? — не поверила своим ушам Скалли.

— Да. Берег наверняка близко.

— А в какую сторону?

В суматохе эвакуации им удалось спасти только керосиновый фонарь «летучая мышь», слабый свет которого едва освещал пару квадратных ярлов вокруг себя. А тут ещё и туман… Словом, разглядеть что-либо за пределами из необитаемого острова не представлялось никакой возможности. Скалли зябко поёжилась. Мир вдруг стал огромным, страшным и неуютным.

— Когда живёшь в городе, забываешь, что ночью так темно, — словно услышал её мысли Малдер.

— В большом городе вообще многое забываешь. Привыкаешь бояться совсем другого. Только и думаешь, как бы не ограбили, не напали в тёмном переулке, не размазали по асфальту тонким слоем… Бежишь от всего этого «назад, к природе», а там свои опасности на каждом шагу. Мой отец меня учил относиться к природе с уважением. Иначе она тебя не уважит…

плеск раздался совсем рядом, но туман искажал звуки и было совершенно непонятно, с какой стороны ворочается в воде что-то огромное. И можно сколько угодно брать на прицел языки тумана, всё равно, если ОНО видит в темноте, шансов почти нет. Плеск повторился вроде бы уже дальше от спасительного камня, а потом и вовсе стих. Некоторое время они ещё стояли с оружием наизготовку. Сердце у Скалли бешено колотилось.

— Это он, Скалли. Синий Дракон, — как-то благоговейно выдохнул рядом Малдер.

Скалли внезапно ощутила неимоверную скуку и усталость. Господи, ну какими же идиотами надо быть, чтобы переться ночью искать доисторическое чудище в ледниковой луже, да ещё столь мастерски посадить на мель отличное судно! Теперь предстоит до утра сидеть на этом крошечном островке, стуча зубами от холода. И всё ради чего, собственно?

— Даже если и он, — с отвращением сказала она, устало опускаясь на камни. — Зачем мы здесь, Малдер?

— То есть как — зачем?

— Ну зачем тебе этот дракон? Что ты будешь с ним сделать, если всё-таки тебе повезёт больше, чем Энселу Грею?

«Зря я так, — подумала Скалли, — нечестно это. Нам обоим сейчас несладко, упрёки можно было бы и отложить на потом». Малдер между те спокойно объяснил:

— Скалли, обычно мы имеем дело с неуловимой субстанцией. А это существо обитает в реальных границах озера. Я хочу его найти.

— Зачем, Малдер??? Что от этого изменится?

— Учёным не пристало задавать такие вопросы, — он пожал плечами, чем-то напомнив в тот момент доктора Фарадея. — Это же будет научное открытие. Переворот в эволюционной теории.

Скалли окончательно взяло зло. «Так мы здесь, оказывается, науку двигаем, — от холода у неё стучали зубы. — переворот, значит, совершаем. В теории. Эволюционной. Наукой я могла бы с успехом заниматься в более комфортабельных условиях. Если бы не пошла в ФБР. Может, отец был прав?» Она вдруг поняла, что просто-напросто раскисла, увлеклась саможалением и совершенно незаслуженно пытается обвинить Малдера во всём, что произошло, выместить на нём совершенно детскую обиду на судьбу. Ну в самом деле, что за подлость — всё было так хорошо и вот… Она всё-таки не выдержала и, чтобы не подпустить слёзы слишком близко, снова набросилась на Малдера:

— Так ты к этому стремишься? К научному перевороту? Уверен? Знаешь, что я увидела на снимках, которые мне показывал? Знаешь, что я на них увидела, Малдер?

— Зуб? — равнодушно спросил Малдер. Судя по тону, он обиделся, но старался не подавать виду.

— Да какой ещё зуб, — отмахнулась Скалли. Она уже не могла остановиться. — Тебя, Малдер, тебя! Тебе уготовано такое же будущее! Два сапога пара! Ты на самом деле ничем не отличаешься от этого фанатика Брея, разве что костюм подороже носишь! Ты одержим своими поисками неведомого, никого вокруг себя не слышишь! Носишься вечно за своей несуществующей истиной, а зачем — сам не знаешь!

Малдер не смотрел на неё. Он сидел в пол-оборота к Дане, обхватив колени сцепленными в замок руками, и почти не шевелился. И ничего не ответил на гневную тираду. Скалли почувствовала, что перегнула палку. Она терзалась угрызениями совести, надо было помириться, но с чего начать? Малдер вдруг тихо сказал:

— В его дневник написано, что он рассчитывал получить гонорара с каждого опубликованного снимка Синего Дракона.

— Что ж, это придаёт его поискам хоть какой-то рациональный смысл, — тоном ниже вздохнула Скалли.

— А в моих поисках, по-твоему, смысла нет вовсе? — всё так же тихо спросил Малдер. Скалли окончательно почувствовала себя виноватой.

— По крайней мере, в большинстве случаев он мне недоступен, — примирительно сказала она.

Некоторое время они молчали. Малдер всё так же неподвижно смотрел на воду. Скалли мучило раскаяние — удар по самолюбию Малдера, который она нанесла, поддавшись глупой детской обиде на судьбу, как ей теперь казалось, был метким, грубым и незаслуженным.

Между тем сами по себе слова напарника совершенно не задели Малдера. Он давно уже привык, что цель, которую он неотступно преследовал всю жизнь, окружающие в лучшем случае не принимают всерьёз. В худшем — поднимают на смех. Пока эти обвинения и упражнения в остроумии не мешали ему работать, они не трогали его. Это было просто неважно. Если это была самая страшная преграда на пути к истине…

Обидно было другое. Обидно было слышать это именно от Скалли. С некоторых пор Малдер привык считать Скалли тем единственным человеком, на понимание со стороны которого он мог рассчитывать. Слишком многое они прошли вместе, слишком часто приходилось подставлять плечо друг другу, не раз их жизнь зависела от взаимопонимания. И вот теперь оказалось, что Скалли столь же безучастна к его исканиям, как и все прочие. Всё то же недоумение, а то и презрение пополам с жалостью, словно к слабоумному. Ну что ж, ещё одна иллюзия приказала долго жить…

Опять раздался плеск. На этот раз совсем тихий. Странное дело, но теперь направление можно было определить достаточно точно, хотя туман сгустился ещё больше. Они стояли плечом к плечу на скользких камнях, с оружием на изготовку, до рези в глазах вглядываясь в туман.

Через пару минут напряжённого ожидания из тумана появилась утка. А может быть, селезень. Скалли молча убрала «беретту», старательно застегнула кобуру непослушными пальцами. Сердце опять бешено колотилось, но её уже охватило какое-то тупое равнодушие. Холодно, темно, страшно, утки плавают… Ну и ладно…

— На огонёк приплыла, — спокойно откомментировал Малдер.

Он расстелил спасательный жилет на относительно плоском участке их острова и постарался устроиться с максимальным комфортом. Скалли последовала его примеру. Оба снова надолго замолчали.

— Скажи, Скалли, — вдруг спросил Малдер, — ты могла бы съесть человека? Если бы выхода другого не было?

Скалли сидела, уткнув подбородок в колени. Так было как будто теплее. Она с завистью покосилась на Малдера, который как ни в чём не бывало валялся на спине, подогнув свои длинные ноги, чтобы не свисали в воду. «У, Призрак! Всё ему нипочём!» Но злость уже прошла, а дурацкий вопрос был не самым плохим способом завязать разговор, чтобы скоротать время.

— Ну… мне неприятно об этом думать, — задумчиво произнесла она. — Однако допускаю, что при определённых условиях живое существо вынуждено идти на крайности, чтобы выжить. И я, наверное, ничуть не лучше других…

— Ты вроде бы похудела в последнее время? — продолжал болтать Малдер.

— Да, спасибо за комплимент, — рассеяно поблагодарила Скалли, думая о давешней утке. Ей начинало казаться, что они её совершенно зря упустили — дичь всё-таки… тут до неё всё-таки дошло.

Малдер тихонько засмеялся, покосившись на её вытянувшуюся физиономию. Потом снова стал серьёзным.

— Удивительно, на что способны живые существа ради выживания. Представляешь, Скалли, чего стоило такому гиганту, как плезиозавр, годами скрываться от своего самого страшного врага — человека. Мне порой кажется, что он стал нападать на людей просто от отчаяния. Ему не осталось места в мире, в котором хозяйничает homo sapiens, он обречён. Кстати, если бы человеческая популяция оказалась поставлена в такие условия, думаю, многие повели бы себя также — постарались бы дорого продать жизнь своего вида.

— Малдер, а тебе не кажется, что это уже где-то было? — ситуация, конечно, настраивала на романтические версии, но, по мнению Скалли, настроение не должно влиять на рабочие гипотезы. — В комиксах, например. Или не в слишком научной фантастике. Словом, там же, где плавают доисторические чудовища, летают тарелки и бродят снежные люди. Да на этом сюжете десятки компьютерных игр основываются — жестокие пришельцы колонизировали Землю и последний герой рвётся уничтожить поработителей… а для того чтобы чувствовать отчаяние и мстить, нужно обладать отнюдь не доисторическим интеллектом. Откуда он возьмётся у плезиозавра?

— Что мы знаем о плезиозаврах, Скалли? — пожал плечами Малдер. — Но тут ты, может быть, и права, я не настаиваю. Вполне возможно, что людоедам стал он по причинам более приземистого характера. А что касается повторяющихся сюжетов… Скалли, ведь это то, что в наше время заменяет фольклор. Это современные мифы, проявление коллективного бессознательного. И если коллективное бессознательное фиксируется на определённых сюжетных линиях — это всегда что-то означает. В каждом мифе есть частица истины.

— Да, вопрос только в том, как правильно истолковать знаковую систему мифа. Малдер, нельзя трактовать эти сюжеты столь прямолинейно. Например, сказки о чудовищах, скорее всего, просто проявление коллективной памяти человечества о временах, когда мы жили в пещерах. Из них вовсе не следует, что чудовища продолжают жить среди нас.

— Тогда кто сегодня натолкнул «Патрицию Ральф» на эти милые камушки?

— Боюсь, мне трудно будет убедить доктора Фарадея, что это сделал Синий Дракон, — вздохнула Скалли.

Малдер ничего не ответил. Скалли добросовестно попыталась обдумать версию «Синего Дракона». В конце концов, пока не предложена альтернативная гипотеза. Предположение нельзя считать опровергнутым. А альтернативных версий явно не хватало. Скалли вспомнила окровавленный ошейник.

— Бедняга Квиквэг, — снова вздохнула она.

— Почему ты так его назвала? — спросил Малдер.

— Так звали гарпунщика в «Моби Дике», помнишь? Когда я была маленькая, отец мне читал «Моби Дика». Я называла его Ахав, он меня — Старбак, а собаке я дала кличку Квиквэг. Квиквэг был гарпунщиком на вельботе первого помощника Старбака. Глупо, правда? Сейчас-то я это понимаю…

— Довольно необычная кличка для собаки, — мягко сказал Малдер.

— Да… А вот ты очень похож на Ахава, — вдруг осенило Скалли. — Мстишь жизни за свои утраты. Все тайны, с которыми ты сталкиваешься в этой жизни, вся её жестокость — для тебя лишь ещё один повод, лишний толчок в стремлении отомстить. Всё остальное, всё, что не вписывается в твоё космическое возмездие, — мёртво для тебя, ты его просто не замечаешь.

— Ну вот, опять ты обвиняешь меня в смертных грехах, Скалли, — с упрёком возразил Малдер.

— Вовсе нет. Я не в обиду тебе, Малдер. Истина и есть твой белый кит. Такое же неуловимое наваждение, в погоне за которым ты готов пожертвовать всем и вся. Да, Малдер, ты — настоящий Ахав.

Скалли показалось. Что она наконец-то поняла своего напарника. Его фантастическая работоспособностью, его упорство, его абсолютная неуязвимость для критики и насмешек, то, как стойко переносил неудачи, и то равнодушие, с которым он относился ко всему, что не касалось его погони за истиной, — всё укладывалось в образ капитана Ахава.

— Странно, что это пришло тебе в голову, — хмыкнул Малдер. — Я с детства мечтал ходить на деревянной ноге.

«Да брось», — хотела сказать Скалли, но Малдер опередил её:

— Это не бравада, серьёзно. Понимаешь, когда у тебя деревянная нога и крючья вместо рук, все твои силы уходят на то, чтобы просто жить. Сама жизнь — уже героизм с твоей стороны. А когда у тебя две ноги, приходится что-то себе доказывать, к чему-то стремиться и всё время ходить при галстуке. Так что я не Ахав, Скалли. Я его антипод. Будь у меня деревянная нога, я был бы намного счастливей и не бегал бы за огоньками призраков.

— И это — не бравада? — недоверчиво спросила Скалли.

— Нет, — усмехнулся Малдер. — Бравада заключена в моей любимой цитате из «Моби Дика»: «Ад — не что иное, как мечта о печёном яблоке».

Скалли усмехнулась про себя. Что бы Фокс не говорил, она сильно сомневалась, что, потеряй он ногу, истина перестанет манить его фонтаном на горизонте. Скорее наоборот — чем сложнее становилось расследование, чем выше преграды вставали на пути, тем более сосредоточенно и решительно продолжал он свои поиски.

И снова раздался плеск. На этот раз он был достаточно громким. Оба вскочили на ноги, причём Скалли почувствовала себя крайне неустойчиво — ноги затекли и удержаться на скользких спинах камней в позиции для стрельбы было нелегко. Плеск отчётливо приближался.

— Что там? — не удержалась от дурацкого вопроса Скалли.

— Не знаю, но только не утка, — покачал головой Малдер.

В этот момент фонарь, стоявший на камне, нерешительно мигнул раз, другой.

«О Господи, только не сейчас!» — взмолилась Скалли, но её молитвы не были услышаны — фонарь ещё раз мигнул и погас.

Плеск приближался. Внезапно из тумана но глазам ударил луч света. Агенты непроизвольно сощурились. Знакомый невыразительный голос произнёс:

— Мне послышались голоса. Как вас сюда занесло?

— Доктор Фарадей? — изумлённо воззрилась на пришельца Скалли.

Доктор выглядел точно так же, как при последней встрече — в высоких резиновых сапогах и куртке цвета хаки. Он стоял в нескольких шагах от их убежища — по колено в воде. В руке у него был хороший походный фонарь, цвет которого после тусклой «летучей мыши» казался нестерпимо ярким. Малдер, похоже, растерялся ещё больше — просто стоял столбом и молчал.

— Надеюсь, я вам не помешал? — в интонациях доктора не было ни намёка на иронию. Но Скалли была готова простить ему ещё и не настолько утончённое издевательство:

— Да нет, у нас тут небольшая катастрофа. Лодка затонула.

— Каким образом? — вежливо поинтересовался Фарадей.

— По моей вине, — Скалли решила пока не вдаваться в подробности. — Если бы вы не откликнулись на сигнал бедствия, пришлось бы нам тут всю ночь куковать.

— Сигнал бедствия? Я сигналов не принимал, — пожал плечами доктор. — Просто мимо проходил.

— Проходили мимо? — не поверила своим ушам Скалли.

— Да, — кивнул Фарадей и повёл лучом, — берег совсем близко.

Свет фонаря осветил деревья, плотной стеной стоящие метрах в двадцати от незадачливых робинзонов.

Скалли честно постаралась припомнить, когда в последний раз ей приходилось на столь наглядных примерах убеждаться (и, что самое неприятное, убеждать окружающих) в собственной глупости. Память милосердно помалкивала, ссылаясь на общее переохлаждение. Ну чем не эпизод для кинокомедии? Господи, как чудесно — сидеть дома, на любимом диванчике цвета сливок, посмотреть хорошую невинную комедию, без всяких лох-хевельманских чудовищ, без обезображенных трупов, и чтоб идиотами чувствовали себя вымышленные персонажи, а не спецагент Дана Скалли…

Она смущённо хлюпала по колено в воде, стараясь ступать след в след за нечаянным спасителем. А Малдеру, похоже, всё как с гуся вода — шагает на своих ходулях рядом с доктором и болтает как на в чём не бывало…

— Это ведь бухта Чудовища, верно? Или мы ещё и заблудились?

— Да, местные её так называют, — учёный шёл, не оборачиваясь, но отвечал охотно. — Это неофициальное название — просто ещё одна деталь фольклора. Причём довольно свежая — кажется, её только в этом году так прозвали. Туристам, естественно, понравилось, но мало кто забирается в такую глушь. Предпочитают ловить чудовищ поближе к мотелю, — доктор усмехнулся. — Хотя земноводных здесь действительно хватает — берег болотистый, обширная отмель, сами видите. И человек здесь не так досаждает природе — это наименее освоенный участок в окрестностях озера. Так что сейчас, когда лягушек почти не осталось, здесь их ещё можно встретить.

— А фольклор, конечно, утверждает, что и Синий Дракон здесь показывается чаще всего? — вопрос Малдера был почти риторическим.

— разумеется. Но я его ни разу не встречал, — кажется, доктор Фарадей позволили себе улыбнуться. Или почудилось?

Грунтовка, которую было бы очень трудно найти без опытного проводника, проходила довольно далеко от берега — Скалли казалось что они целую вечность месили болотную грязь, прежде чем вышли к машине доктора. Фарадей оказался не только опытным, но и предусмотрительным путешественником — в машине нашёлся термос с горячим кофе и тёплое одеяло, которое биолог любезно предложил продрогшей до костей Дане. Этот жест волшебным образом рассеял остатки неприязни, которую она испытывала к учёному. Только природная сдержанность помешала ей броситься на шею своему благодетелю.

И, что уже вовсе граничило с мистикой, среди снаряжение бывалого эколога оказался даже керосин. Доктор заправил «летучую мышь» и передал её Малдеру.

— Скоро подъедет шериф и заберёт вас отсюда. Я бы сам подвёз, но у меня работа, — развёл руками Фарадей.

— А что вы здесь делаете, доктор? — вдруг спохватился Малдер. — Ведь уже заполночь…

— Я же говорю — работаю, — вновь пожал плечами учёный, — вы ведь знаете, что земноводные по ночам пассивны? А здесь, как я уже упоминал, их сохранилось больше всего. Вот они, мои подопечные, — в сумке у доктора действительно оказалась солидных размеров ёмкость, в которой вяло шевелились лягушачьи тельца.

Малдер уставился на них, словно подросток на порнографическую карточку. Скалли хорошо знала это выражение лица напарника — похоже, опять осенило…

— Ещё раз прошу меня извинить. Мне пора идти, — доктор Фарадей быстрым шагом двинулся в сторону озера. Тут вроде бы не было ни намёка на тропинки, но он уверенно лавировал между густыми и наверняка колючими кустами.

Малдер тем временем вдохновенно вещал:

— Скалли, теперь всё сходится. Помнишь, мы говорили по дороге?

— Ядовитые стоки?

— Ну да, рыба стала ядовитой, и Дракон перешёл на лягушек. Здесь их больше всего, поэтому последнее время его легче всего встретить именно здесь. Но и лягушек становится всё меньше, и он стал нападать на людей.

— Сплошные натяжки, Малдер. во-первых, доктор Фарадей бывает здесь чаще любого местного, но ни разу…

Крик раздался с той стороны, куда ушёл доктор Фарадей. Только что за кустами мелькал свет его фонаря… Крик оборвался так же внезапно, как и возник. Рассуждать было некогда. Слава Богу, напарники давно уже понимали друг друга без лишних слов. На ходу доставая оружие, Скалли рванула напрямик через кусты в том направлении, где последний раз мелькнул свет. Длинноногий Малдер побежал левее, рассчитывая обойти место нападения со стороны озера. Если это действительно Большой Синий, то он наверняка попытается утащить добычу в озеро.

Чёрт, темно, хоть глаз выколи… И кусты в самом деле колючие, в этом Скалли пришлось убедиться. А главное — за их треском абсолютно ничего не слышно. Ничего не видно, ничего не слышно, как ловить подозреваемое чудовище прикажете? По запаху? Так это по части Малдера, он у нас Фокс. Ерунда какая-то в голову лезет… Скалли пошла медленнее, стараясь прислушиваться. По её расчётам она уже должна была быть на месте, но как тут сориентироваться? Попробуйте разглядеть пятна крови на ночном болоте… особенно если их там нет. Почему погас фонарь? Может, Фарадей заманивает их в ловушку? Уж очень он вовремя мимо проходил. Он это болото знает как свои пять пальцев. За любым стволом может прятаться. А из нас, городских жителей, Кожаных Чулков не получится. То ветка под водой хрустнет, то вода хлюпнет… ещё неизвестно, кто кого поймает.

Обоняние Фоксу действительно пригодилось. Но слишком поздно. Справа дохнуло гнилостным и тошнотворным. В кромешной тьме он разглядел только внушительную пасть — слишком близко, чтобы интересоваться подробностями .Малдер кинулся в первый попавшийся промежуток между кустами и, пробежав несколько метров, решил, что удалился на достаточное расстояние. Чтобы открыть огонь. Однако позиция для стрельбы была не самая удачная. Попал? Или нет? Чтоб его, огромная же туша, прёт себе и прёт.. Продолжая стрелять, он пятился от резво приближающегося животного. Пятился — это зря. «Как бы в самом деле не повторить судьбу Ахава», — совершенно не ко времени подумал Малдер, сгруппировавшись в падении на спину. По закону подлости, пришлось с размаху приложиться затылком об какой-то ствол. Каменного дерева, должно быть. Искры из глаз, тут уж н до монстров. Ага, а это уже не в ушах трещит, это выстрелы. Будем надеяться, у Скалли получится лучше…

Когда фейерверк в черепной коробке немного поутих, к Малдеру постепенно начала возвращаться способность воспринимать происходящее. Цветные пятна ещё мелькали перед глазами, но зато было тихо. Значит, всё кончилось. Оставалось понять, чем. Что-то мешало встать, давило на грудную клетку. И запах гнили, кажется, ощущался значительно сильнее, чем тогда, во время погони.

Малдер усилием воли постарался сфокусировать зрение. Слева стояла Скалли — в одной руке злополучная «летучая мышь», в другой «беретта» — стволом вниз. А сверху… Малдер, стиснув зубы, оторвал раскалывающийся от боли затылок от горизонтали и уставился на то, что всё это время прижимало его к земле. Ещё несколько секунд ушло на то, чтобы понять, где он мог видеть эту морду. Определённо знакомая морда…

— Ффу, крокодил… — вырвалось у него.

— Ты цел, Малдер? — Скалли опустилась рядом на корточки.

— Не знаю. Помоги, пожалуйста.

Вдвоём им кое-как удалось спихнуть тяжелённую сушу земноводного. Подняться на ноги оказалось ещё труднее — здоровенная шишка на затылке давала ни с чем не сравнимую возможность ощутить жизнь во всей её полноте…

Зато теперь Малдер мог сколько душе угодно разглядеть убитого монстра. В полный рост. Это был, несомненно, очень крупный, но вполне современный аллигатор. И никаких драконов…

— Что с доктором Фарадеем? — спохватился Малдер.

— Жить будет, — ответила Скалли. — Кажется, и кости целы. Потерял сознание от болевого шока, должно быть. Он там лежит, — Скалли махнула рукой, — я об него споткнулась…

Малдер сейчас только заметил, что на лбу напарницы красуется шишка не намного меньше его собственной.

— Пойдём, Малдер. Скоро шериф приедет. Надо попробовать доктора перенести поближе к машине, если кости действительно не пострадали, — в голосе Скалли не слышалось ничего, кроме бесконечной усталости. — Пойдём…

— Как он сюда попал? — Малдер не мог отвести взгляд от истекающего кровью животного.

— Какая разница? Есть любители — раздобудут где-нибудь детёныша хищного животного, умиляются, играют с ним… Тигрёнок в будке, крокодильчик в ванне… Потом крокодильчик вырос, и хозяин от греха подальше выпустил его.

— Ничего себе — от греха подальше!

— Малдер, — Скалли старалась говорить как можно мягче, — я понимаю, что ты чувствуешь. Но, в конце концов, мы своё дело сделали. Что с того, что монстр-людоед оказался не доисторическим чудовище, а банальным аллигатором? Больше он никого не убьёт.

— А переворот в теории эволюции откладывается на неопределённый срок, — горько усмехнулся Малдер. — Но ты права, Скалли. Пойдем, позаботимся о живых…

Скалли промолчала. Она не знала, что ещё сказать. Ахава, месяцами преследовавшегося таинственный фонтан на горизонте, а настигшего лишь обычного кашалота, смог бы утешить только новый фонтан…

При тусклом свете керосинового фонаря, старательно глядя под ноги, они пошли туда, где Скалли оставила лежащего без сознания доктора Фарадея. Они не оборачивались. Поэтому они не видели гибкого исполинского тела, скользнувшего по поверхности озера в двадцати метрах от озера — недалеко от крошечного островка, приютившего потерпевших кораблекрушение этой ночью…


Содержание:
 0  вы читаете: Трясина : Крис Картер    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap