Фантастика : Ужасы : Проклятие Пандоры. Файл №413 : Крис Картер

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1

вы читаете книгу

Этот сериал смотрят во всем мире уже пятый год. Ом вобрал в себя вес страхи нашего времени, загадки и тайны, в реальности так и не получившие научного объяснения.

Эпидемия. Страшная эпидемия неизвестной пока еще медицине «красной лихорадки», буквально ВЫКАШИВАЮЩЕЙ людей из маленького американского городка, издавна облюбованного тихой общиной мормонов!

Быть может, у этой эпидемии — и вправду СУГУБО НАУЧНЫЕ причины, и права Скалли, утверждающая, что городу нужны не агенты ФБР, а врачи?

А может — прав все-таки Молдер? Молдер, упрямо верящий местным слухам о том, что смерть уносит лишь тех, у кого на совести лежит ТЯЖКИЙ ГРЕХ? Но тогда — ЧТО ЖЕ ТАКОЕ эта таинственная «красная лихорадка», от которой невозможно ни спастись, ни спрятаться?

Так начинается новое дело «Секретных материалов»…

* * *

«… И тогда Зевс разгневался, узнав, что Прометей похитил огонь у богов и отдал его людям. Громовержец приказал Гефесту слепить женщину из земли и воды, по образу и подобию прекрасной Афродиты. Хромой кузнец беспрекословно выполнил волю Зевса, первая женщина получилась на редкость красивой и привлекательной, ведь Гефест не зря считался лучшим мастеровым среди жителей Олимпа. Афина одела новорожденную в серебряное платье и увенчала золотым венцом, а Гермес, бог торговцев и жуликов, вложил в грудь женщины хитрую и лживую душу. Зевс же вручил ей сосуд необыкновенной формы. Женщину назвали Пандорой, ибо все боги наделили ее дарами.

Зря недалекий Эпиметий не послушался Прометея, старшего брата своего. Прометей не раз предупреждал молодого глупца, что нельзя ничего принимать в дар от Зевса. Но Эпиметий забыл все наставления брата, едва увидел неземную красоту Пандоры. Тем более что он еще не вкусил плотской любви ни от богинь, ни от женщин. Молодая и красивая Пандора с легкостью соблазнила Эпимстия, он взял ее в свой дом и разделил с ней брачное ложе, Д на заре, когда мужчина еще спал, вышла Пандора навстречу Солнцу, открыла сосуд, подаренный ей богами, и расползлись из него по земле людские пороки и несчастья, беды и болезни. Новобрачный проснулся и увидел, что жены его нет с ним, и тогда вышел Эпиметий из дома. Пандора же, увидев мужа своего, испугалась гнева его и других людей и захлопнула крышку. Не знала женщина, что на самом дне сосуда осталась надежда на лучшую жизнь. И люди оказались лишены этой надежды,,.»


Дайт-Сити.

Орегон.

14 октября. 18:00

Джулия Рид, молодая привлекательная девушка, возвращалась домой после рабочего дня. Лайт-Си-ти, ее родной городишко, в эти теплые осенние дни представлял сказочное зрелище. Волшебник по имени Осень окрасил кроны деревьев в красные, желтые, оранжевые цвета. Листья падали на землю и кружились возле хорошеньких ножек Джулии, шаловливо залетая под шелковую синюю юбочку. Эти безмолвные ухажеры исполняли последний танец ушедшему лету, очередному лету в ее молодой двадцатилетней жизни. Нет, это лето опять не принесло Джулии того, о чем мечтала молоденькая библиотекарша. Ей так и не повстречался ни принц на золотом коне, ни просто нормальный парень. Конечно, в этом захолустье трудно строить какие-либо планы, нужно побыстрее пройти обучение на менеджера и ехать в крупный город, хотя бы в Миннеаполис. Там и работу можно поприличнее найти, и жизнь устроить.

Пока же все эти мечты казались столь далекими и туманными, что Джулия просто любовалась великоленным осенним пейзажем. По дороге домой она купила свой любимый женский журнал и пакет молока у знакомого молочника. Этот розовощекий фермер всегда предоставлял Джулии небольшую скидку, как постоянной покупательнице, к тому же молоко у него всегда свежее, только из-под коровы.

За два квартала до своего дома Джулия увидела неизвестного молодого человека. Парень шел ей навстречу, легко преодолевая расстояние. Сразу видно, что незнакомцу приходилось много и часто ходить пешком. Улыбка играла на его свежем, по-детски наивном лице. Внешность юноши казалась безупречной. Строгий пиджак с галстуком, белая рубашка, на груди незнакомца виднелся черный бейдж. Наверно, представитель какой-нибудь крупной фирмы. Неужели, счастье наконец-то улыбнулось Джулии в эти осенние дни? Неужели, это он, тот, которого девушка ждала в течение последних пяти-шести лет? Конечно, у нее были мимолетные случайные знакомства, но дольше месяца они не продолжались. Хотелось большого чувства, настоящей любви. А приближающийся молодой человек казался весьма подходящей партией. Только бы он заметил Джулию, обратил внимание на ее стройные ножки под синей юбкой и рвущуюся из-под футболки молодую упругую грудь. Джулия никогда не Носила бюстгальтеров, они как-то стесняли.

Если парень не из робких, то обязательно сделает попытку познакомиться. А это значит, что выпадет реальный шанс убить сразу двух зайцев: и на работу устроиться (наверняка, он похлопочет с боссом насчет меня), и кавалера завести. Джулия, прокрутив все эти мысли в голове, ответила незнакомцу своей не менее ослепительной улыбкой.

— Добрый день, девушка, вы не торопитесь?

— Нет, не тороплюсь.

— А можно тогда задать вам один вопрос?

— Конечно, задавайте.

— Как вас зовут?

— Джулия, Джулия Рид, — ответила девушка, слегка покраснев.

— Очень приятно, Джулия, я Стив Йорк. Как вы относитесь к Богу, вы верите в него?

— Конечно, верю.

— Я представляю Церковь Иисуса Христа Последних Святых Дней. Вы знаете что-нибудь о нас?

Джулия внутренне содрогнулась. Так это миссионер мормонов!. Церковь Иисуса Христа… Именно так официально называется их организация. Об этих сектантах всегда ходили очень противоречивые слухи. Например, многие обыватели считают, что мормоны практикуют в своих общинах многоженство. Если это — правда, это не могло не тревожить. Хотя Стив Йорк явно понравился девушке, она не хотела оказаться в будущем одной из его многочисленных пассий.

— Извините. Я лучше пойду.

— Постойте, Джулия. Наверняка, вы заблуждаетесь в отношении к нашей организации. Я уверяю вас, что стоит хотя бы раз прийти к нам, и все досужие выдумки о мормонах сразу рассеются.

— Нет, извините еще раз, я лучше пойду.

— Джулия, подумайте хорошенько. Вот вам моя визитная карточка, там адрес общины и мой телефон. Сейчас я занимаюсь миссионерской деятельностью, много путешествую, но дней через десять вернусь в общину. Она находится недалеко отсюда, в Бридж-Тауне. Обязательно позвоните, я буду ждать.

Лучезарная улыбка молодого миссионера не могла оставить Джулию равнодушной, и она, скрепя сердце, взяла визитку Стива и спрятала в сумочку. А что, может быть, он и прав. Сколько ни говорят про мормонов плохого, люди охотно вступают в их ряды. Статистика неумолима. Джулия совсем недавно узнала, что на сегодняшний день количество мормонов исчисляется уже не сотнями тысяч, а миллионами. Их явно становится больше. Вот раньше, к примеру, можно ли было встретить миссионера мормонов на улице? Лет пять назад? А сегодня, нате вам, пожалуйста, — добрый день, я Стив Йорк.

Эти мысли настолько заняли девушку, что она совсем перестала смотреть под ноги. И, конечно же, переходя улицу, Джулия подвернула правую ступню. Черный каблучок оторвался от туфельки, но девушка смогла удержаться на ногах. В противном случае она могла бы попасть под колеса ехавшего наперерез «Роллс-Ройса».

Чтобы привести свою обувь в порядок, Рид свернула в небольшой закоулок между домов. Эти здания принадлежали макаронной фабрике, единственному промышленному предприятию Лайт-Сити. Дома стояли так близко, что солнечный свет почти не проникал между ними. Темновато, зато наверняка в этом закутке можно отыскать какой-нибудь камень, чтобы худо-бедно прибить каблучок на место.

Джулия внимательно осматривала мелкий хлам, который в изобилии валялся под ногами. Она уже нашла подходящий булыжник, но не успела поднять, как из-за спины раздался чей-то грубый голос: «Ой, какая девочка хорошенькая, ну-ка иди к папочке, мой— красный молодец любит таких милашек».

Джулия оглянулась и сразу попятилась. Прямо перед собой она увидела слегка пошатывавшегося волосатого парня в кожаной куртке. Он стоял, широко расставив ноги, и злорадно улыбался.

— Оставьте меня в покое. Я с пьяными не знакомлюсь.

— Не спеши, детка. Мы же еще не закончили. Пьяный подонок приблизился и схватил девушку за запястье. Джулия сделала попытку вырваться и закричать, но получила сильный удар кулаком в живот. Инстинктивно она успела закрыться свободной рукой, в которой все еще находился пакет с молоком. Пакет смялся от удара, и молочные ручейки потекли по синей юбке и обнаженным ногам девушки. Но удар все-таки достиг своей цели, и Джулия согнулась пополам, мысленно проклиная себя за неосторожность.

— А, молочко любишь. Сейчас я тебя своим угощу.

Волосатый мерзавец навалился на Джулию всем телом, перевернул на живот и прижал к земле. В его правой руке блеснул нож. Буквально вдавив девушку лицом в землю, подонок приставил к ее шее холодное лезвие, затем грубо задрал юбку и сорвал скрывавшиеся под ней трусики. «Пикнешь — убыо!»

Насилие было грубым и жестоким. Джулии оставалось только чуть слышно всхлипывать, дабы не разозлить насильника еще больше. Закончив свое дело, пьяный ублюдок убрал нож, плюнул, грязно выругался и, застегнув ширинку, направился к выходу из переулка. Джулия еще ни разу не подвергалась такому унижению, такой неприкрытой грубости, ее раздавили не только физически, но и морально. Но чувство обиды понемногу переросло в неодолимое желание мести.

Джулия оглянулась. Насильник неторопливо удалялся, насвистывая какую-то песенку, будто ничего особенного не произошло. Девушка медленно привстала, подобрала камень, который предназначался для ремонта обуви, бегло прицелилась и запустила его в голову преступника. Снаряд попал точно в цель. Парень, коротко вскрикнув, схватился за голову и начал медленно оседать. Джулия Рид не представляла, что будет дальше. Скорее всего, минут через пять он придет в себя и просто зарежет жертву своего насилия. Значит, нужно как можно быстрее убежать, несмотря на вывихнутую ногу.

Но девушка не успела пройти и пяти шагов, как из-за угла дома запоздало появился блюститель правопорядка. Где же он был минут десять назад?! Ну, а дальше все пошло, как обычно: «Всем оставаться на своих местах, вы имеете право хранить молчание, имеете право на адвоката…»


Штаб-квартира ФБР.

Вашингтон, округ Колумбия.

22 октября. 11:00

— Фокс, Фокс Молдер! Вернись в реальность,

— Да, Скалли, я тебя внимательно слушаю.

— Внимательно? Я три раза постучала в дверь, а ты даже не отреагировал. Решила зайти без спроса, и что я вижу!? Молдер! Да ты смотрел на себя в зеркало? У тебя взгляд человека, которому всю ночь не давали спать! Что, опять мучают ночные кошмары? Или ты наконец-то завел себе девушку?

Специальный агент Фокс Молдер одарил напарницу таким пронзительным взглядом, от которого любого человека, с ним незнакомого, сразу пробила бы нервная дрожь. Но Дэйна Скалли давно знала своего напарника, он всегда такой. Правда, скорее всего, она сейчас перегнула палку, не надо было задевать больное место Призрака. Этот псевдоним Молдера в Федеральном Бюро Расследований известен даже больше, чем его имя — Фокс. А полное имя — Фокс Уильям Молдер — помнили только считанные единицы. Непосредственные руководители и близкие друзья. Скалли небезосновательно считала себя не только партнером Молдера, но и другом. А друзья не должны обижать тех, кто им дорог.

— Извини, Молдер, я не хотела тебя обидеть. Но выглядишь ты и впрямь неважно. Может, поставить кофе?

— Да, это кстати. Я действительно плохо спал. Никак не выходят из головы ужасные подробности предыдущего дела. Этот серийный убийца, Морган. Его мертвенное, равнодушное лицо снится мне каждую ночь. Это какую черную душу надо иметь, что— . бы не только издеваться над своими жертвами, но еще и расчленять трупы для того, чтобы покормить крыс в подвале? А может, у этого маньяка вообще души нет? Но его лицо! Холодная безучастная маска. Я уверен, что все свои преступления он совершал с точно таким же выражением лица, какое у него было в момент задержания.

— Ну хватит, Молдер. Мы же поймали его, твоя работа закончена. Теперь им займутся другие люди: психиатры, судьи, адвокаты, наконец. Хотя какие у такого мерзавца могут быть адвокаты? Разве что сам дьявол.

— Ладно, постараюсь забыть.

— Конечно, иначе тебе придется брать отпуск, а это недопустимо. Ты слышал о событиях в Лайт-Сити? Кстати, кофе уже готов.

— Нет, о Лайт-Сити я ничего не знаю, а что там произошло?

— Вспышка неизвестной болезни. Десять смертельных случаев. Это пятьдесят процентов всех заболевших. Эпидемия распространяется очень быстро. Федеральные власти закрыли городок на карантин.

— И каковы симптомы заболевания?

— Красные глаза, то есть, белки глаз наливаются кровью, все тело покрывается красными пятнами. Течение болезни сопровождается тошнотой, рвотой, общей физической слабостью. Инкубационный период длится три дня, еще через три дня человек либо умирает, либо выздоравливает. Местные врачи окрестили это заболевание Красной Лихорадкой. Главное — то, что нам неизвестна форма передачи вируса. Если он передается по воздуху, то этот вирус представляет угрозу не только для Америки, но и для всего человечества.

— Да, это дело намного серьезнее, чем ловля серийного маньяка. Нужно немедленно ехать в Лайт-Сити и найти больного номер ноль. Первого человека, который заболел этой болезнью.

— Я предполагала, что именно нам придется заниматься этой проблемой. Я ведь совсем не профан в медицине, а ты, Молдер, хороший психолог. Все дело в том, что одна из первых пострадавших от Красной Лихорадки — некая Джулия Рид. Девушка, которая совсем недавно стала жертвой изнасилования. Не каждому она сможет рассказать подробности.


Дом Джулии Рид.

Лайт-Сити.

Орегон.

22 октября. 15:00

Джулия находилась в состоянии, близком к сумасшествию. События последних дней основательно подорвали ее психическое здоровье. Мирная размеренная жизнь оказалась грубо нарушена вмешательством сексуального маньяка, недавно выпущенного из тюрьмы. А после этого страшного происшествия, буквально через три дня, все тело Джулии покрылось странными красными пятнами, что стоило ей потери еще нескольких тысяч нервных клеток. Что если этот придурок заразил Джулию какой-нибудь венерической гадостью? Девушка, не долго думая, обратилась в местную клинику и сдала анализы. Однако через трое суток, когда результаты анализов еще не были известны, тошнота прошла, и Джулия почувствовала себя значительно лучше. Болезнь отступила. Однако психика все-таки давала ощутимые сбои. Джулия просто боялась лишний раз выходить на улицу, на работе она с того дня не появлялась, взяв месяц без содержания, а к молоку теперь испытывала крайнее отвращение. Основной пищей в эти тяжелые дни стала пицца, доставляемая курьерами. Причем Джулия, услышав дверной звонок и веселый голос: «Ваша пицца!» — осторожно подходила к двери и опасливо смотрела в глазок. Даже убедившись, что это именно разносчик пиццы, а не кто-нибудь другой, она аккуратно снимала цепочку, оставляла десятку на коврике, а сама закрывалась в ванной. Оказавшись в безопасности, Джулия кричала, что дверь открыта, а деньги на коврике, и сдачи не надо. Когда разносчик уходил, то есть когда девушка четко слышала звук закрывшейся за ним двери, Джулия покидала свое убежище только подождав минут пять. Но так она поступала, если курьером являлся парень, а если приходила девушка, Джулия открывала дверь, не снимая цепочки, натянуто улыбалась, и товарно-торговый обмен происходил через узкую щель.

В эти дни Джулия несколько раз вспоминала свою предыдущую жизнь, пытаясь забыть тот злополучный день, когда она подвернула ногу. Так как жила она очень уединенно, то у Джулии почти не было друзей и подруг. В библиотеке, где она работала, в основном, трудились люди пожилого возраста. Рид почти не общалась с этими сверстницами Хэмингуэя. Все школьные друзья, как более удачливые, уже давно покинули Лайт-Сити и растворились в бескрайних просторах североамериканского континента. Раньше Джулия созванивалась с Лорой, своей закадычной подругой, которую знала с шести лет. Эта веселая рыжая девчонка вышла замуж за британца и теперь жила в Англии. Но так как в последнее время денег у Джулии не хватало даже на нормальную еду, то о телефонных разговорах через океан не могло быть и речи. Тем более что обычно они болтали подолгу. Лора же, как назло, сама не звонила.

Если не хватает собеседников, а в жизни — сплошные неприятности, Джулии оставалось искать спасения своей души у единственного друга и учителя — Иисуса Христа. Господь Бог, хотя и был мужчиной, никогда не вызывал у Джулии отрицательных эмоций. Действительно, если ко всем остальным мужчинам Джулия теперь относилась с некоторой опаской, то несколько раз на дню обращаться к Богу, разговаривать с ним стало вполне естественным занятием и постепенно вошло в привычку.

Но все равно время тянулось медленно, а Джулия все ждала, когда снова вернется в привычное жизненное русло. День за днем проходили скучно и однообразно. Сегодня девушка случайно обнаружила свою дамскую сумочку, предмет, который лежал без дела почти две недели. От нечего делать Рид решила осмотреть содержимое сумочки, дав своим рукам и мыслям хоть какую-то работу. Вот косметичка, но нескоро придется ей воспользоваться, вот уже несвежий носовой платок, кошелек с какой-то мелочью. Пять долларов, тридцать центов… А это что, визитка? Ах, да, Стив Йорк, Церковь Иисуса Христа.

Джулия легла на диван и положила перед собой визитную карточку Стива. После получасовых размышлений, взвесив все «за и против», Джулия сняла трубку и набрала номер молодого мормона.


Больница Лайт-Сити.

Орегон.

25 октября. 11:00

Молдер и Скалли уже двое суток находились в Лайт-Сити. Городок был настолько маленьким, что своего отделения ФБР в нем просто не существовало.

Чтобы не стеснять местного шерифа, специальные агенты остановились в единственной гостинице, которая находилась неподалеку от клиники. Это оказалось достаточно удобно. Проводить расследование из Бридж-Тауна, более крупного населенного пункта, который находился в двадцати милях от эпицентра Красной Лихорадки, означало утрату мобильности.

Больница Лайт-Сити находилась практически в самом центре городка, и в ней совсем недавно провели замену медицинского оборудования, хотя все равно пришлось привезти много новой, недавно выпущенной аппаратуры и самые новейшие препараты, включая мощные антибиотики. Но в целом это место идеально подходило для исследований свойств коварного вируса.

Призрак появился в клинике немного позже обычного, поэтому застал свою партнершу уже за работой, а не за утренним кофе. Дэйна Скалли, облаченная в белоснежный халат и резиновые перчатки, внимательно рассматривала под микроскопом каплю какой-то бурой жидкости.

— Что нового, Скалли?

— Молдер, не хочешь посмотреть на кровь Джулии Рид? Это первый анализ. Только осторожно, ничего не касайся руками. Я установила, что вирус не передается воздушно-капельным путем, но бытовая передача инфекции, скорее всего, возможна.

Молдер подошел к микроскопу и заглянул в окуляр. Рядом с обычными красными и белыми кровяными тельцами наблюдались осьминогообразиыс пульсирующие пятна. Они лениво перемещались по плазме, время от времени присасываясь к красным кровяным тельцам, последние от соприкосновения лопались и выбрасывали в пространство красно-бурые сполохи. Нападение вируса на кровяную клетку отдаленно напоминало взрыв сверхповой звезды, который Молдер наблюдал лет пять назад, работая над одним из секретных проектов.

— Видишь, Молдер, именно так клетки вируса поражают кровь. Эти всплески потом проявляются на теле человека в виде красных пятен. Защитные силы организма, конечно, вступают в бой с вирусом, но не всегда победа остается за ними. Джулии Рид повезло, она вылечилась. Повторный анализ, который она сдала неделю назад, подтвердил почти полное отсутствие следов Красной Лихорадки. А вот этому парню не поздоровилось, хлебнул, бедняга, по полной. Сейчас я поменяю стеклышко, и ты сам все увидишь.

Кровь Джека, насильника и хулигана, сильно отличалась от крови его случайной жертвы. Хотя сейчас уже непонятно, кто из них на самом деле стал жертвой. Джек-то умер от лихорадки, а вот Джулия — нет. Тем не менее, в его крови вирус вел себя примерно так, как разбойник в торговой лавке. Нагло и бесцеремонно клетки Красной Лихорадки нападали не только на красные, но и на белые кровяные тельца. Сполохи лопнувших кровяных шариков через некоторое время заполонили всю видимую область. В течение минуты все было кончено. Можно сказать, что в крови не осталось ничего, кроме болезнетворных вирусов. Лишь рваная ярко-красная масса, колыхающаяся повсюду, напоминала о недавней схватке.

— Удивительно, как еще кровь не разложилась до сегодняшнего дня, ведь Джек умер педелю назад.

— Конечно, плазма могла не сохраниться. Но здесь работают неглупые люди, главврач успел сберечь несколько образцов в холодильнике. При понижении температуры вирус лихорадки заметно утрачивает активность. Но не это сейчас меня интересует. Кроме путей передачи вируса, остается непонятным главное: почему одни люди умирают, а другие полностью выздоравливают? А как у тебя дела, что-нибудь известно о первоисточнике?

— К сожалению, Скалли, мы никогда не узнаем, контактировал ли с кем-нибудь Джек до встречи с Джулией. Исходя из наблюдений, нам известно, что инкубационный период длится трое суток. А заболела эта парочка одновременно. Значит, первоисточником может быть любой из них, и Джулия, и Джек. На всякий случай, я проверил тюрьму, где содержался преступник. Это за сто миль отсюда. Там все чисто. По последним сводкам, несколько случаев зарегистрировано в Бридж-Тауне, но он всего в паре десятков миль, ничего удивительного. Только вот откуда идет распространение инфекции, мне выяснить не удалось. Хорошо еще, что Красная Лихорадка не передается по воздуху.

— Да, тогда бы все профилактические меры оказались бессильны. Теперь же район Лайт-Сити и Бридж-Тауна будет оцеплен, а дальше надо надеяться только на себя и на помощь Всевышнего. Чем сейчас займешься?

— Думаю нанести визит Джулии Рид. Надеюсь, что девушка уже пришла в себя и ответит на несколько вопросов.

— Хорошо, Молдер. Постарайся быть тактичным. — Ладно, что я, не понимаю, что ли? Скалли, а свою кровь ты не проверяла на вирусы?

— Нет, а какая разница? Вакцина все равно не найдена, а в работе я проявляю максимальную осторожность. Или ты боишься подхватить от меня Красную Лихорадку?

— Ну, что ты. Я вот думаю, может, мне провериться? О! Идея! Ты, Скалли, сделай вот что: возьми кровь у нескольких абсолютно здоровых людей. Потом зарази ее вирусом и посмотри, что произойдет. Нужно же выделить тех, кто не подвержен Лихорадке. Люди, скорее всего, охотно согласятся на такой эксперимент, узнав, что вирус не передается по воздуху. Кстати, страх перед болезнью сковал деятельность многих учреждений. Все жители напуганы. Нужно развеять страх, победив его. И тогда в здоровой общественной атмосфере мы сможем работать быстрее и плодотворнее.


Дом Джулии Рид.

Лайт-Сити.

Орегон.

25 октября. 14:00

— Нет, Стив, я пока еще не готова ответить положительно на твое предложение. Общения по телефону мне вполне достаточно. Тем более что я недавно перенесла тяжелую болезнь. Сам понимаешь, что мое физическое и душевное здоровье подорвано. Давай вернемся к этому разговору через неделю-две. Мне надо прислушаться к своему сердцу. Если оно мне скажет: Джулия, ты делаешь правильно, поезжай к Стиву, и все будет хорошо, — тогда я приеду в Бридж-Таун. Ну, все, спасибо за поддержку, завтра созвонимся.

Джулия повесила трубку. Вот уже четыре дня она разговаривала с молодым мормоном по телефону. Стив Йорк оказался достаточно приятным собе-седником, он не пытался грубо заигрывать, не отпускал грязные сальные шутки, как другие парни. Даже на свидании Стив особо не настаивал, его основной целью была душа Джулии, а не тело. Образованный и начитанный Йорк казался девушке образцом галантности. А то, что этот молодой человек являлся членом мормонской церкви, добавляло к его образу некую таинственность, небольшой ореол романтики, мистики. Все это так затягивало, что Джулия уже почти проклинала себя за то, что не удосужилась получше узнать Йорка при первой встрече. Как знать, может, в этом случае самый страшный эпизод в ее жизни так бы и не произошел. Рид в силу своей профессии читала много и с увлечением. Она прекрасно знала о теории путей и развилок. По этой теории каждому человеку на протяжении жизни время от времени совершенно четко предоставляется право выбора. Как любому путнику. Вот идешь ты по жизненному пути, а впереди развилка. Точка выбора. Налево — узкая лесная тропинка, направо — широкая дорога с асфальтовым покрытием. Куда свернуть? Как сделать правильный выбор? Не менее важный вопрос: когда свернуть, сколько времени стоять на распутье? Поговорила бы тогда со Стивом хотя бы минут на десять дольше, и этот пьяный придурок мог вообще не встретиться, или полисмен вмешался бы пораньше.

Ну, все, хватит вспоминать о прошлом. Стив Йорк, конечно, парень неплохой, но ехать в общину я пока не хочу, вот если бы он сам в гости зашел… Почему я не решилась его пригласить? Ну да ладно. Надо думать, чем заняться сейчас. Телевизор надоел до чертиков, до вечера явно не будет ничего интересного. А эти рекламы, они как кость в горле. Надоело смотреть на молодых, жизнерадостных людей с белоснежными улыбками, резвящимися на прибрежном песочке. Вам весело, вам хорошо, а мне вот плохо! Весь мир веселится, все люди любят друг друга, а меня никто! Надо мной можно только издеваться! Сволочи!

Джулия в сердцах швырнула на пол дистанционный пульт от телевизора. Она закрыла лицо руками, бросилась на диван и зарыдала. Но не успела проплакать и полчаса, как раздался звонок в дверь. Кого еще несет по мою душу?

Рид подошла к двери и посмотрела в глазок. На пороге стоял высокий молодой человек, одетый в строгий серый костюм. Внешне он походил на какого-нибудь банковского клерка или биржевого маклера. Умные внимательные глаза, аккуратно причесанные волосы. Но он может быть и гангстером, заправилой теневого бизнеса. Вот сейчас он достанет сигару, а еще через полминуты — кольт. Затяжка, выстрел, и вместе с окурком на пол полетит блестящая гильза. Прощай, дорогая! Эх,. Джулия, Джулия, что же это с тобой происходит: опять впуталась в какую-то историю. Нет, не буду дверь открывать, а начнет ломиться — вызову полицию.

— Джулия Рид, откройте. — Девушка не ответила, затаившись, как мышка.

— Джулия, я Фокс Молдер из ФБР. — С этими словами Призрак достал и поднес к дверному глазку свое удостоверение. — Я не причиню вам вреда. Откройте, я знаю, что вы дома.

— Ну что вам от меня надо, я, кажется, уже давала показания в полиции, сколько молено?

— Я к вам совсем по другому вопросу. Может, вы все-таки впустите меня в дом?

— Подождите минут пять.

Джулия прошла в ванну, сменила покрытую грязными разводами футболку, кое-как привела в порядок свое заплаканное лицо, наскоро причесалась и слегка подушилась. Завершив этот нехитрый туалет, она наконец-то открыла дверь.

— Добрый день, Фокс, э-э…

— Фокс Молдер, отдел специальных расследований ФБР.

— Хорошо, мистер Молдер. Я не утомила вас, пока держала под дверью?

— Нет, ничего страшного. Но давайте перейдем к делу. Вы, конечно, знаете, что болезнь, недавно перенесенная вами, не оказалась единичным случаем?

— Извините, я почти не выхожу из дома в последнее время. Я не в курсе.

— Джулия, это очень серьезно. Вы и этот подонок, Джек, который вас… Ну, понятно. Вы и Джек — две первые жертвы Красной Лихорадки.

— Та-ак! Ничего себе, мерзавец, это он заразил меня этой гадостью! Я три дня промучилась с желудком. А эти пятна красные, ужас какой-то!

— Джулия, выслушайте меня внимательно. Прошу вас как можно спокойнее отнестись к тому, что я вам сейчас скажу. Эта болезнь унесла жизни уже двадцати человек в Лайт-Сити и пятнадцати в Бридж-Тауне. Это сорок-пятьдесят процентов всех инфицированных. Так как инкубационный период длится три дня, мы считаем, что вы заразились именно в тот злополучный для вас день. Вопрос, от кого? Постарайтесь вспомнить, с кем вы общались до встречи с Джеком. Он, конечно, тоже под подозрением, но я не могу допросить мертвого.

— Так он сдох! Так ему и надо, собаке! А не я ли его на тот свет отправила? — Джулия пожалела, что напомнила Молдеру о камне, запущенном в голову преступника.

— Нет, Джека убила именно Красная Лихорадка. Он заболел и умер, а вы — нет. Джулия, я вас прошу, постарайтесь вспомнить тот день. Особенно меня интересуют какие-либо предметы, передающиеся из рук в руки. Вирус, к счастью, не распространяется по воздуху, но другие способы заражения возможны.

— А на работе я не могла лихорадку подхватить? Молдер отрицательно помотал головой.

— Нет? Вы проверяли? Ну, я купила журнал на углу Вашингтон-стрит, пакет молока у фермера Диккенса, на Фуд-Роад, 12. Как и в любой другой, ничем не примечательный день: молоко, хм, я ежедневно брала, а журнал выходит раз в неделю.

— Неужели больше ничего не было — какого-нибудь прохожего, мимо проехавшей машины, случайно встреченной собаки, кошки?

— Прохожего, машины… Да, прохожий, Стив Йорк,, Церковь Иисуса Христа. Мормон. Вот его визитка на столике.

— Очень хорошо, Джулия. — Молдер поостерегся брать визитку в руки, лишь переписал телефон и адрес Стива Иорка в свой блокнотик. — Конечно, мы проверим и газетчицу с молочником. Но вот Стив Йорк, безусловно, под самым большим подозрением. Бридж-Таун — это о многом говорит. Советую воздержаться от контактов со Стивом и от поездок в общину.

— Да я и не думала с ним встречаться, — Джулия сердито фыркнула. — Скажите, Молдер, а рецидивы Красной Лихорадки возможны?

— Я не врач и не могу ответить на ваш вопрос. Но как врачи из ФБР, так и местные эскулапы, — все пока бессильны. Очень мало информации об этом странном заболевании. Я могу дать только самые общие рекомендации: не ездите в Бридж-Таун, старайтесь поменьше общаться с незнакомыми людьми, да и с подругами тоже. Лично у вас, Джулия, я думаю, уже выработался иммунитет. Однако вы можете передать вирус здоровому человеку.

Их разговор оказался прерван телефонным звонком. Это мобильник Призрака начал настойчиво играть мелодию Баха.

— Что, когда? Немедленно еду!.. Извините, Джулия, спасибо за помощь, мне надо идти.

Церковь Иисуса Христа Святых Последних Дней. Бридж-Таун. Орегон. 25 октября. 15:00 Эпидемия в Орегоне не только не прекращалась, но и стала принимать массовый характер. Недовольство среди жителей Бридж-Тауна постепенно нарастало. Люди продолжали умирать, несмотря на все меры властей, направленные на локализацию Красной Лихорадки. Многие люди боялись видеться со своими близкими, и активная человеческая деятельность оказалась парализованной. На улицах стало безлюдно. Продовольственные магазины работали с перебоями, все продавцы отказывались трудиться без ватно-марлевых повязок и перчаток. Средства массовой информации отнюдь не радовали, а, скорее, наоборот — сообщали о новых вспышках странного заболевания. В эти смутные дни только Церковь Иисуса Христа, мормонская организация, продолжала свою работу в обычно?»! режиме. По неизвестным причинам, мормонов почти не коснулась эта эпидемия, что казалось удивительным. Среди обывателей прошел слух, что именно мормоны виновны в многочисленных смертях.

Стив Йорк собирался сегодня в первый раз провести богослужение. Совсем недавно его посвятили в чин дьякона. Этот чин является самым низшим в Аароновом священстве, но уже дает право на проведение церковной службы и основных религиозных обрядов. А во главе этого прихода в Бридж-Тауне стоял епископ Роберт Даллас, старый друг и учитель Стива. Роберт мог уступить право проведения сегодняшней службы другому сподвижнику, стоящему повыше Йорка в церковной иерархии, но неожиданно выбрал своего любимца, Стива.

Далласу накануне исполнилось пятьдесят пять, и он собирался продвигаться дальше, получить чин старейшины и перейти в Мелхиседеково священство, стоящее выше по рангу во всей структуре мормонской организации. Новый чин подразумевал переезд в Миннеаполис., поэтому место главы прихода в Бридж-Тауне освобождалось. Конечно, Роберт хотел видеть на этом месте человека надежного, каким ему казался Йорк. Но это зависело не только от личного желания епископа. Как знать, может быть, другой глава бридж-таунских мормонов вообще не разрешит Йорку провести службу в этом приходе. А парнишка, по мнению Далласа, весьма толковый, надо дать ему шанс попробовать себя в настоящем деле. Хотя все поручения, которые Стив получал до этого, выполнялись безупречно, проведение службы намного отличается от миссионерской деятельности, которой занимался Йорк последние два года. Служитель церкви; ведущий богослужение, должен обладать многими положительными качествами.

Стив Йорк, естественно, волновался. Как учил его Даллас, главное во время службы — это пробудить в себе скрытые психологические ресурсы, мысленно направить энергетический поток на прихожан. Тогда и только тогда тебе поверят. Конечно, нужно обладать отлично поставленным голосом, взглядом строгим, но не жестким, словом сильным, но не громким, тогда люди поймут: перед ними не политик, не манипулятор общественным мнением, перед ними слуга Господа Бога, проповедующий его волю.

Мормоны считают, что канал прямой связи с Иисусом Христом не закрылся две тысячи лет назад, а продолжает существовать. Самые высшие чины Мелхиседекова священства именуются не иначе, как апостолами, коих двенадцать, а во главе церкви стоит пророк или президент. Можно в этом увидеть богохульство, но мормоны строго блюдут эту структуру, унаследованную с прошлого века, они проповедуют Слово Божье так, как они его понимают. Что касается учения мормонов, то наряду с Библией они еще пользуются так называемой Книгой Мормона, в которой описывается создание американской нации, произошедшее якобы 1500 лет назад. Других сильных отличий этой ветви христианства от католической церкви нет.

Стив Йорк начал службу. Молодой мормон очень хотел, чтобы его недавняя знакомая Джулия Рид присутствовала на богослужении, но ничего не поделаешь, девушка еще морально не готова встретиться с ним. А церковь сегодня была полна народу, как никогда. Католический храм почему-то не функционировал, и люди пришли к мормонам, чтобы как-то утолить свою духовную жажду. Поэтому в зале находились не только члены мормонской общины, но и люди, не имеющие к мормонам никакого отношения,

— Братья и сестры мои, — начал Йорк, — в это тяжелое для нас время, когда неизвестная болезнь уносит наших соотечественников, я призываю вас — вспомните о Боге, усердно молитесь, и да простятся вам грехи ваши. Аминь. Будьте терпимее друг к другу, не поддавайтесь безумию и бесполезной жестокости. Во имя Отца и Сына, и Святого Духа, аминь!

По залу прокатился недовольный ропот. Йорк понял, что нужно закрепить психическую власть слова над прихожанами, тогда дальше служба пойдет гораздо легче.

— Братья и сестры мои, меня зовут дьякон Стив Йорк, епископ Даллас не смог сегодня поговорить с вами. Я его ученик. Будьте снисходительны ко мне, как снисходителен строгий учитель к оплошностям прилежного, но еще незрелого ученика. Святой отец Даллас мне говорил, и я повторю слова его: все болезни приходят, как правило, к людям грешным, будьте терпимее к ближнему своему, даже если он другого цвета кожи, пола и вероисповедания. Наша церковь — открытая церковь. Каждый может прийти к нам и получить прощение, покаяние и крещение водой святой. Единственное наше требование: мы не приемлем жестокости, даже если это жестокость мужа по отношению к блудливой жене своей. Мы не говорим: жена да убоится мужа своего; мы проповедуем: жена должна любить мужа своего, а муж не имеет права поднимать руки на нее, пусть лучше покинет эту женщину. Да, это тяжелее морально, но мудрее, справедливее, и не противоречит Слову Божьему. А Господь Бог никогда не поощрял жестокость, Ибо сказано: получив удар по левой щеке, подставь правую. Бог не жесток, он милосерден, и жестокие люди не могут входить в число братьев наших. Аминь!

Временами голос Йорка срывался с непривычки, но он находил в себе силы продолжать службу.

— Верю, я, братья и сестры мои, что мы должны покаяться и через покаяние придем в Царствие Божье. Спаситель вновь сойдет на землю, и восстановятся двенадцать колен Израилевых, и новый Иерусалим, Сионом названный, будет основан на этой благословленной земле. Мы должны покаяться. Во имя Отца и Сына, и Святого Духа. Аминь!

Стив был несказанно счастлив. У него получилось, все заворожено слушали речь дьякона и не могли оторвать глаз. И в этот момент Йорк заметил, что на лицах нескольких прихожан стали явственно проступать первые признаки Красной Лихорадки. Может быть, у них еще с утра обнаружились эти красные пятна, просто они стали более выраженными в лучах неяркого приглушенного света? Но это уже не имело значения!

— Это они нас убивают! Жиды мормонские! Это они шлют на нас заразу! Сволочи!

Толпа моментально подхватила крик этого идиота. В направлении Стива полетела пустая пивная банка, в толпе начались стычки между мормонами и католиками, последних было меньше, но они вели себя агрессивнее, жестче. Мирные люди молниеносно превратились в зверей, жаждущих мести. Двери церкви открылись, и внутрь ворвалась толпа каких-то подонков с бейсбольными битами. «Бей жидов! Бей мормонов!» Орудуя битами, разъяренные католики стремились прорваться к Стиву, но его братья по вере стояли насмерть. На пол храма пролилась кровь. Людская масса медленно, но верно продвигалась в направлении прервавшего службу дьякона. Вслед за пивной банкой полетели булыжники, свечи упали на пол, и ковер перед иконой Христа занялся огнем. Йорк понял, что дальше оставаться здесь не только бесполезно, но и попросту опасно для жизни, и поспешил убраться с глаз обезумевшей толпы. Стив отошел вглубь храма и скрылся через алтарь, ведущий к черному выходу.


Община мормонов.

Бридж-Таун. Орегон.

25 октября. 16:00

Молдер спешил. Старый автомобиль плохо слушался руля на неровной песчаной дороге. Скорее всего, шины уже стерты до невозможности, да и движок слабоват. Слабоват для таких гонок. Но нужно торопиться. Скалли передала Молдеру сообщение, что в Бридж-Тауне начались массовые беспорядки среди местного населения. Группа экстремистски настроенных людей устроила безобразную драку в мормонской общине. Люди обвиняют мормонов в появлении Красной Лихорадки. Религиозные фанатики уже подожгли несколько домов, принадлежащих общине. Они пытаются выгнать представителей этой секты из города. Власти не справляются с бесчинствами. Короче, американская Варфоломеевская ночь. Только без убийств. Пока без убийств. Но рано или поздно ситуация может перейти в критическую фазу. Вся. полиция города поднята на йоги, но этого может оказаться недостаточно. Фокс Молдер должен приехать в Бридж-Таун, выступить всенародно, как единственный представитель центральной федеральной власти, и успокоить разбушевавшихся горожан. В противном случае придется привлекать полицию и войска из других округов, а это может привести к еще большему распространению Красной Лихорадки.

Молдер гнал свою железную повозку со скоростью около восьмидесяти миль в час. Мимо стремительно пролетали деревья, проселочные дороги, деревянные строения. Несколько раз машина чуть было не нырнула в кювет, а на деревянном мосту, которому, собственно говоря, Бридж-Таун и обязан своим названием, произошла совсем неприятная история. Старые доски под весом автомобиля проломились, и переднее колесо провалилось между ними. И это в миле от города! Хорошо еще, что местные полисмены вовремя оказали помощь и доставили Призрака на своем транспорте в эпицентр беспорядков.

Бридж-Таун бурлил, как растревоженный муравейник. В центре города полыхала огнем мормонская церковь, и пламя уже перекинулось на маленькие домики мормонов, стоящие поблизости. Бедные сектанты пытались спасти из огня свое скудное имущество. Городские власти отнюдь не бездействовали. Бузотеров с бейсбольными битами полиции удалось задержать, но настроение толпы уже казалось неподвластным призывам к разуму. Несколько полисменов во главе с шерифом, вооруженные винчестерами, с трудом сдерживали натиск толпы, прорывающейся к мормонам. «Расплаты, расплаты за все, пусть они ответят за свои преступления!» Мормоны спешно собирали свои пожитки и стремились покинуть общину. На автомобилях, повозках и просто пешком они направлялись к дороге в Лайт-Сити, надеясь найти там временное пристанище. Подоспевшие пожарные команды пытались своими средствами бороться с огненной стихией.

Но некоторые уже не могли принять активного участия в этом трагическом спектакле. Примерно десять человек лежали на площади и корчились в муках. Еще двое были мертвы и неподвижны. Когда Призрак подошел поближе, он понял: смерть этих несчастных наступила не от полученных травм или огня, а от Красной Лихорадки. Лица и открытые участки кожи пострадавших представляли собой кровавое месиво. Создавалось впечатление, что какие-то инквизиторы содрали с этих людей кожу, а затем бросили умирать.

И Молдер уже ничем не мог им помочь. Вакцина не найдена. Но живых еще можно спасти. Спасти от безумия, которое намного опаснее любой, самой беспощадной болезни. В средние века всегда находились смельчаки, которые во время эпидемий чумы, холеры не боялись бросить вызов мракобесию, безумию и истерии. Они противостояли хаосу. Великие ученые и врачи, Нострадамус и Пастер, Джордано Бруно и Парацельс. Они и многие другие. Эти люди ответили на боль, причиненную им святой инквизицией и человеческим невежеством, практическим знанием и верой в победу. Они спасли человечество. Этих людей, стоящих на площади, тоже надо спасать. Спасать, а потом лечить. Спасать от самих себя, лечить от болезни. И он, Фокс Молдер, должен сделать все, что в его силах. Иначе весь мир станет хаосом. Иначе мир погибнет.

Специальный агент подошел к шерифу, предъявил удостоверение ФБР, взял в руки мегафон и начал говорить.

— Люди, опомнитесь! Нельзя преследовать инакомыслящих. В чем вина мормонов? В том, что они почему-то меньше других подвержены болезни?! Но чем лучше вы, пока здоровые телом, но больные душой! Вы прогнили насквозь, вы думаете: Красная Лихорадка — в городе? Нет! Красная Лихорадка в ваших душах, душах, забывших о добре, чести, нравственности. Нельзя на страх отвечать жестокостью!

Я, как представитель Федерального Бюро Расследований, обещаю, что я и мои коллеги, сделаем все возможное для прекращения эпидемии. Но если-здесь будет хаос, то мы окажемся бессильны не только перед болезнью, но и перед собой. Что толку, если вы перебьете всех мормонов, своих будто бы кровных врагов? А на чьей совести окажутся случайные жертвы, если вместе с настоящими виновниками Красной Лихорадки погибнут совсем невинные люди? Как просто, как соблазнительно сегодня убить преступника, а завтра — соседа, забывшего выбросить мусор. Опомнитесь! Жестокость всегда порождает еще большую жестокость. Теперь я обращаюсь к мормонам: вы должны оказать максимальное содействие нашей группе, работающей в Лайт-Сити. Будет лучше для вас самих, если вы покинете Бридж-Таун и разобьете временный палаточный лагерь милях в пяти от Лайт-Сити. Я обязуюсь оказать вам посильную помощь в эвакуации и обустройстве. Нет, не подумайте дурного! Мы не собираемся загонять вас в резервации, не будем преследовать. Мы будем изучать вас и вашу кровь. Изучать вас и лечить больных. После преодоления кризиса вы будете абсолютно свободны в перемещениях и выборе места для поселения.

После выступления Молдера страсти понемногу улеглись, люди стали постепенно расходиться по домам, а мормоны — продолжать сборы в дорогу. В путь, предложенный не только Фоксом Молдером, в путь, подсказанный здравым смыслом. Мормоны живут очень неприхотливо. Многие из них в молодости занимались миссионерской деятельностью, поэтому привыкли к путешествиям и переездам. Именно из-за этого их личное имущество составляют, в основном, только самые необходимые вещи. Призрак, увидев, что служители альтернативной секты, не отвлекаясь на нападки обывателей, почти готовы к дороге, решил не терять времени даром. Пока что оно работало против него.

— Уважаемые, мне нужен Стив Йорк, кто-нибудь его видел? — поинтересовался Молдер. Ему ответили сразу несколько переселенцев.

— Этот молодой дьякон вел сегодняшнюю службу. Достаточно неплохо. После начала беспорядков он скрылся.

— Скорее всего, он направился к дому своего учителя, Роберта Далласа. Старик Даллас, бедняга, приболел на днях, поэтому Йорку пришлось его заменить.

— Приболел, уж не Красной ли Лихорадкой часом? А говорят, мол, мы этой заразой не болеем!

— Я не знаю, но, уважаемый федерал, вам стоит поспешить: дом Стива объят огнем, я сам видел, а жилище Далласа совсем рядом. У Йорка — номер восемь, а у епископа — десять.

Призрак поблагодарил мормонов и пошел в указанном направлении. Время предоставило ему некоторую фору.


Дом Роберта Далласа.

Община мормонов.

Бридж-Таун.

Орегон.

25 октября. 16:00

Стив Йорк покинул церковь и быстрым шагом, стараясь не оглядываться, двинулся в сторону своего дома. Находиться на улице становилось опасно. Не мешало бы предупредить о беспорядках и своего наставника — Роберта Далласа. Бедный старик совсем занемог. Если в городе начнется массовая резня мормонов, чего опасался Стив, то вряд ли больной епископ сможет противостоять бесчинствам. Его если и не убьют, то уж точно ограбят. А ведь эти подонки могут не церемониться и просто выбросить немощного старика на улицу. Третий день, по его словам, Даллас не встает с постели. Да, он попросил Йорка провести службу, но сделал это по телефону, строго запретив приходить к нему домой.

Приблизившись к своему жилью, молодой дьякон понял, что кто-то уже побывал здесь до него. Побывал с недобрыми намерениями. Дом Йорка горел. Жадные языки пламени вырывались из окон, облизывая деревянные рамы. Из дверей вырывался едкий удушливый дым и неприятно щипал ноздри. О спасении имущества не могло быть и речи. Стив ускорил шаг и через некоторое время стоял у дверей здания под номером десять — дома епископа Далласа.

— Учитель, откройте, это Стив, — произнес Йорк, позвонив в дверь.

Ответа не последовало. Стив дернул дверную ручку, она легко поддалась. Жилище епископа оказалось не заперто. Молодой человек вошел в дом и закрыл дверь на щеколду. Внимание Йорка привлек черный плащ Далласа, одиноко висящий у входа на вешалке. Значит, учитель дома.

Спустя минут пять взгляду Стива предстал и сам хозяин дома. Иорк ожидал чего угодно, но только не этого. Даллас лежал на кровати с закрытыми глазами, а на его лице россыпью проступали крупные красные пятна — родинки, подаренные Красной Лихорадкой. Неужели и Роберт не избежал болезни? Значит, миф о неуязвимости мормонов — действительно миф.

— Учитель!

— Стой, Стив. Не подходи ближе, ты слишком дорог для меня! — епископ открыл глаза и тяжело вздохнул.

— Значит, и вы тоже подверглись этой болезни?

— Увы, мой мальчик! Я скал-су тебе больше, именно я виновен в этой эпидемии.

— Как?

— Ты все сможешь узнать из моего дневника, он на полке, рядом с Библией, а я скоро покину сей мир.

— Нет, учитель! Ведь не все заболевшие умирают! Многие поправляются.

— Да, но я точно умру. Я уже чувствую холодное дыхание смерти. Старуха с косой уже близко. Сегодня, самое позднее — завтра меня не станет.

— Сэр Даллас! — глаза юноши наполнились слезами, и горячий комок подкатил к горлу.

— Да, мой юный друг! Как твоя первая служба?

— Я подвел вас, учитель, — ответил Стив, глотая соленые слезы, — я не смог провести ее должным образом, в городе начались беспорядки, люди винят в эпидемии мормонов.

— Они правы, только нельзя винить всех. Во всем виноват только я. Видишь этот кувшин? Там, на полке, среди книг. Это — сосуд Пандоры! Тебе что-нибудь говорит это женское имя? Ты же изучал греческую мифологию.

— Да, но ведь это же миф!

— К сожалению, нет. Сейчас, когда дни мои сочтены, ты должен выполнить две мои последние просьбы.

— Да, сэр, я вас слушаю. Может быть, вас еще можно спасти?

— Нет, Стив, я, кажется, знаю причину болезни. Красная Лихорадка поражает только тех, кто грешен, виноват перед людьми и Богом. А я грешен, и грехи мои велики. Помнишь Ричарда Хорса, моего близкого друга? Я виноват в его смерти. Мне тяжело об этом говорить, но он был любовником моей покойной жены.

— Временами голос Далласа дрожал, и слезы, крупные слезы сожаления катились по его лицу.

— Стив, я их выследил. Случайно увидел, как они целовались и смеялись надо мной. Блудливые скоты! Любовники не знали, что их ждет, слепо доверяли мне. А я отомстил, не предупредив жену, что автомобиль неисправен. Они поехали вдвоем в ресторан. Свиньи! Как я их ненавидел! Именно из-за сломанных тормозов они попали в аварию. Оба погибли, сам знаешь. Теперь у меня нет ни жены, ни лучшего друга. Хотя какой он друг после этого? Так вот, у меня есть некоторые денежные накопления, их надо передать, племяннице Ричарда, Джулии Рид. (Йорк чуть заметно вздрогнул). Сам знаешь, у меня нет детей. Адрес Рид и номер моего счета в банке ты сможешь узнать из дневника. Там же завещание, заверенное нотариусом. Пусть эти деньги хоть как-то искупят мою вину и помогут девочке устроить свою жизнь. Стив, мой мальчик, твое имя в завещании тоже указано.

— Спасибо, сэр, а вторая просьба?

— Немедленно передай сосуд Пандоры и мой дневник в ФБР. Лучше подбрось. Эпидемию нужно остановить. Люди, — они безумны! Они еще не готовы к подобным дарам. Больше половины населения Земли может погибнуть, прежде чем врачи поймут, в чем дело.

В этот момент оконное стекло со звоном разбилось, и в комнату влетел довольно увесистый камень. Вероятно, беспорядки в городе усиливались.

— Спеши, Стив. Не думай обо мне. Сделай то, что должен. Что обещал!

— Прощайте, учитель. И простите за все! Йорк бросился к стеллажу с книгами, быстро нашел дневник епископа, он представлял собой довольно пухлую тетрадку. Сосуд Пандоры стоял рядом. Необыкновенно красивый кувшин, выпуклый посередине и суженный кверху и книзу, высотой дюймов двадцать. Было бы очень неосмотрительно транспортировать его в открытом виде. Тем более по городу, охваченному волнениями.

— Стив! Возьми рюкзак, он слева в шкафу.

— Спасибо, Даллас, спасибо за все! Прощайте! Прошло не более двух минут, и юноша выскочил из дома Далласа и закрыл дверь на ключ. Плотники изготовили ее из достаточно хорошего дерева, и сломать дверь будет не просто. Пусть учитель спокойно умрет своей смертью, которую сам выбрал. И Бог ему судья!

Стив Йорк спешил, в руках он держал Библию с заложенным между страниц дневником, за спиной висел рюкзак с драгоценным грузом. Но Стив не успел пройти и десяти метров, как получил сильный удар по голове. Бейсбольная бита! Они все-таки меня достали! Эта мысль промелькнула в его мозгу, и пальцы разжались. Библия полетела в грязь, а вместе с ней и дневник. Тетрадка рассыпалась на отдельные листки. Часть из них упала рядом, другие полетели по улице, кружась и переворачиваясь. Записи старого мормона исчезали в круговороте времени, унося с собой великую тайну. Тайну Пандоры.


Община мормонов.

Бридж-Таун.

Орегон.

25 октября. 16:20

Специальный агент решил идти пешком. Частные автомобили сейчас нужнее мормонам, собирающимся покинуть Бридж-Таун, а полицейские форды необходимы для поддержания пошатнувшегося порядка.

Вскоре Молдер почти подошел к нужному месту. Вот этот горящий дом наверняка принадлежит Стиву Йорку, а следующий… Сейчас я еще раз спрошу у вон того прохожего с какой-то торбой. Наверное, тоже мормон, беженец. Но Призрак не успел дойти до него. Издали он увидел, как трое хулиганов напали сзади на мирно идущего человека и сорвали с него заплечный рюкзак. Человек упал, нападавшие хотели порыться в его карманах, но, заметив Мол-дера, бросились наутек. Мародеры! Молдер крикнул, выхватил пистолет, выстрелил пару раз, но расстояние оказалось слишком большим, чтобы вести прицельную стрельбу. Пули, взметнув на дороге пыльные фонтанчики, только добавили негодяям прыти. Бросаться в преследование не имело смысла — Призрак был один, а грабители разбежались в разных направлениях, усложнив поимку. Одинокому агенту ФБР, пусть и вооруженному огнестрельным оружием, с такой задачей не справиться.

Место казалось безлюдным, и человек, лежащий на земле, мог умереть, если ему не оказать первую помощь. Молдер решил не отвлекаться на погоню. Он подошел к несчастному и прощупал пульс. Жив! Уже хорошо! Бегло осмотрев человека, Призрак обна-ружил кровоподтек на затылке, медленно набухающую шишку. Его ударили сзади по голове. Возможно сотрясение.

Вызвав по телефону машину скорой помощи, Молдер огляделся. На здании, стоящем неподалеку, висела обшарпанная, еле заметная табличка. Молдер с трудом разобрал номер дома. Номер десять! Дом епископа Роберта Далласа! Но человек на дороге — не Даллас, слишком молод. А может, это и есть Стив Йорк! Ниточка, ведущая к тайне вируса!

— Кто, кто вы? — юноша очнулся и открыл глаза.

— Вы в безопасности. Меня зовут Фокс Молдер, я из ФБР. Вам получше?

— Да, только голова раскалывается. Рюкзак, они украли рюкзак! — пострадавший медленно поднялся, осмотрелся и вновь опустился на землю. Его руки лихорадочно собирали тетрадные листки, разбросанные по дороге.

— Что вы делаете? Неужели сейчас это так валено? У вас, скорее всего, сотрясение мозга. Вам необходим покой!

— Йорк. Меня зовут Стив Йорк. Дневник учителя, на его страницах — тайна появления Красной Лихорадки! Молдер, я должен был передать это вам, дневник Далласа и кувшин. Сосуд Пандоры! Но я не успел, эти мерзавцы меня ограбили. Не дошел, простите.

Призрак помог Стиву собрать оставшиеся листки, затем они вошли в дом епископа. Собственное жилье дьякона к этому моменту уже вовсю полыхало, готовое вот-вот обрушиться. Молдер посадил Йорка на кресло в прихожей, приложил лед на место удара. Ничего, с ним все обойдется. Сейчас приедут санитары и отвезут куда следует. А где же хозяин дома?

— Стив, а где Даллас?

— Он умирает, Молдер. Посмотрите в спальной, только близко не подходите. У него Красная Лихорадка!

Действительно, Ричард Даллас находился в соседней комнате. Уже мертвый. К сожалению, Молдер опоздал. Жаль, этот человек мог бы многое рассказать. Ну, ничего. Материал для работы есть: дневник Далласа и Стив Йорк, важный свидетель. Кстати, как он там? Пока не приехали врачи, его надо бы допросить, но парень в таком состоянии…

— Молдер, я не успел как следует рассмотреть кувшин, — Стив сам решил подать голос, когда специальный агент возвратился к. нему.

— Как вы сказали: сосуд Пандоры?

— Так его называл учитель, Роберт Даллас.

— Он очень красивый? Сойдет за музейную редкость?

— Не знаю, он небольшой, высотой около двадцати дюймов, примерно такой вот формы, — Йорк описал в воздухе руками нечто похожее на силуэт женщины, а не на предмет декоративной посуды.

— Ладно, отдыхайте, Стив. Если понадобитесь, мы вас найдем.


Больница Лайт-Сити.

Орегон.

26 октября. 11:00

— Молдер, что с тобой? Глаза как у альбиноса! Ты опять не спал эту ночь?

— Да, Скалли, взгляни на это.

Они сидели в маленьком уютном кабинете главврача. Скалли за эти дни вымоталась не меньше Призрака. Но задача, поставленная перед ними, еще далека от решения. На столе лежало несколько помятых тетрадных листков. Это был «Дневник Роберта Далласа». Скалли осторожно взяла первый лист в руки и стала читать.

«Я не знаю, останусь ли я в живых после того, как я открыл сосуд Пандоры, но мне хочется, чтобы вы узнали в подробностях некоторые эпизоды из моей жизни. Мои скудные путевые заметки, возможно, помогут вам победить эпидемию Красной Лихорадки и предотвратить новые бедствия…»

«Я отчетливо помню этот день, 17 июля 1975 года. Тогда я, еще очень молодой человек, совершал миссионерский круиз по Средиземноморью. В Греции я решил остановиться подольше. Эта страна с ее богатой историей и неповторимой культурой всегда привлекала меня, будоражила воображение. Погода стояла замечательная, да и морской континентальный климат, наверняка, оказывал на мой организм весьма благотворное воздействие.

Утром 17 июля я ступил на берег острова Крит, места, связанного с великим множеством древних легенд и мифов. Именно здесь находится знаменитый лабиринт Минотавра, сказочного чудовища из древних преданий, И когда местный гид предложил мне присоединиться к экскурсионной группе для осмотра этой достопримечательности, я не смог остаться равнодушным.

Седовласый старик долго вел нас по лабиринту, освещая путь с помощью электрического фонаря и ориентируясь только по каким-то символам, тайным знакам, заметным ему одному. Лабиринт казался бесконечным. Множество широких и узких проходов, арок, каменных лестниц, покрытых бурыми лишайниками. От серых стен подземелья веяло сыростью. Живности почти не было, редкая сколопендра пробегала между камней, да еще, пожалуй, противная тропическая мошкара водилась в наиболее влажных местах лабиринта.

И вот мы достигли цели. Проводник погасил фонарь, пещера хорошо освещалась газовыми фонарями, стилизованными под факелы. Это был достаточно большой зал с высокими потолками и массивными колоннами, выполненными в классическом греческом стиле. Я заметил, что в зал вело несколько входов, еще раз доказывая, что попавшие в лабиринт люди обязательно попадали к Минотавру, как долго бы они ни блуждали по катакомбам,

— Вот здесь и обитал легендарный зверь. Много, очень много людей нашли тут свою смерть, — стал рассказывать гид, — пока герой Тесей не убил кровожадное богомерзкое чудище. А дочь царя Мино-са — красавица Ариадна помогла храбрецу выбраться из логова Минотавра. Она дала Тесею клубок нити, которую юноша разматывал по мере углубления в лабиринт, совершил подвиг, а потом по путеводной нити отыскал дорогу назад. Именно по следам этой нити, оставшимся на стенах подземелья, я и привел вас сюда.

— Но разве может нить оставить следы на камнях? — спросил я.

— Не знаю, наверное, это была какая-то особенная нить, леска или струна. Однако не каждый видит отметки, оставленные нитью. Странно, да? Но не нам судить о поступках богов. Царь Минос, Ариадна, Тесей — все они необычные люди. И сам факт человеческой дани, приносимой Минотавру, — не что иное, как регламентированный искусственный отбор. Отбор лучших человеческих особей. Спартанцы практиковали его даже с младенцами. И не только они… Если миф о Минотавре — правда, то сами подумайте: кто станет отправлять умных и красивых людей в пасть кровожадному чудовищу? Это только в славянских сказках трехглавый дракон выбирает себе самую красивую невесту. Здесь — все наоборот. Но это лишь мои личные предположения, не стоит сильно задумываться над ними. Продолжим осмотр. Видите решетки в глубине зала у восточной стены? Они почти не сохранились. Там, вероятно, держали зверя во время кормления. Не мог же он весь год питаться четырнадцатью людьми. На стенах можно различить картины, посвященные подвигу Тесея. Можете подойти поближе и посмотреть их, но только не покидайте зала. Вы без меня не выберетесь.

Я заинтересовался и внимательно осмотрел все достойное внимания. Решетки действительно изъела ржавчина, многие прутья отсутствовали, но сохранившиеся казались очень прочными. Удивительно, но я не верил, что это современная подделка. Металл казался незнакомым, отливающая голубым блеском сталь напоминала легендарный мифрил из древних героических эпосов. Но, пройдя еще несколько шагов, я вдоволь посмеялся над собой. В углу зала лежали человеческие кости, явно изготовленные из гипса, наподобие школьных анатомических пособий. Настенная живопись и вовсе развеяла мои домыслы, все было нарисовано совсем недавно, свежий запах масляной краски не оставлял никаких сомнений. Но рисунки однозначно выполнил хороший мастер своего дела. Художник неплохо изобразил все главные сцены из мифа, хотя его персонажи получились слишком картинными, излишне лубочными. Тесей походил статью на Аполлона, а Артемида — на Венеру. Минотавр живописцу представлялся безобразным чудовищем, человеком с головой быка, высотой около десяти футов, почти в два раза превышающим обычный человеческий рост.

Немного отойдя в сторону, я почувствовал слабое, едва заметное дуновение ветра. Интуитивно я решил двинуться навстречу воздушному потоку. Но, пройдя несколько шагов, я понял, что уже вышел из зала Минотавра, углубившись в один из многочисленных боковых проходов. Надо поворачивать обратно. И тут произошло событие, которое перевернуло мою жизнь. Едва я отступил пару шагов назад, к логову Минотавра, как послышался странный щелчок, в этот момент пол раскрылся, и я полетел вниз.

Падение, к счастью, оказалось недолгим. Пролетев несколько футов, я смог сгруппироваться и приземлился точно на ноги. В юности я служил в десантных войсках, поэтому сделать подобное было для меня делом техники. Куда же я попал? Я огляделся. Света не было, если пещера Минотавра освещалась с помощью газовых факелов, то здесь стояла кромешная тьма. Потолок закрылся после такого же щелчка, как и минуту назад. Значит, я в ловушке?

Слава Всевышнему, в моем кармане лежала зажигалка «Зиппо», я немедленно достал ее и осветил пространство перед собой. На стене я заметил деревянный факел и наудачу решил запалить его. После нескольких попыток засохшая смола занялась. Получилось! Теперь можно осмотреться и получше.

Я находился в узком, наклонном коридоре, через шесть-семь шагов на восток виднелся боковой проход вправо. На потолке ничего особенного я не заметил, а вот на полу!.. Ужас! Под ногами лежали настоящие человеческие кости. Мои собственные кости конвульсивно задрожали вместе с остальной хрупкой телесной оболочкой, которая называлась Робертом Далласом. Удастся ли мне избегнуть участи предшественников? Быть или не быть? Сразу вспомнились слова Шекспира, едва я распознал среди останков череп.

Я уже боялся идти в каком-либо направлении. Что если в двух шагах меня ждет еще одна ловушка, в другой, более глубокий провал или колодец? Там уж точно костей не соберешь, только свои разбросаешь. И тут я увидел полусгнившую, как мне показалось, веревку, лежащую рядом. Наверно, кто-то специально открывал пол и по этой веревке спускался вниз. Да, не повезло ему.

Я потянул за конец веревки и намотал ее на локоть. Приблизительно десять футов уцелело от сырости, остальной кусок шнура основательно подгнил. «Извини, неизвестный друг, но мне придется воспользоваться твоей берцовой костью». Привязав кость к веревке, я изготовил импровизированный щуп. Осветив восточную часть коридора, я бросил кость, насколько позволяла веревка.

Кость полетела в темноту. Ничего. Я решил повторить бросок, и вот послышался уже знакомый моему слуху щелчок. С западной стороны послышался неприятный гул, я обернулся. Огромный камень круглой формы приближался из темноты и катился, катился прямо на меня. Оставаться на месте смертельно опасно! Я бросился вперед до спасительного проема. Но едва я заскочил в него, как раздался глухой скрежет, и массршная решетка, едва не пробив стальными прутьями мой хребет, рухнула за моей спиной, подобно французской гильотине, и отрезала дорогу назад. Еще одна западня! В полной темноте (я не успел снять горящий факел со стены, и катящийся камень сломал его и подмял под себя) раздалось противное шипение. Когда я зажег «Зиппо», прямо передо мной покачивалась голова королевской кобры, агрессивно раздувающей капюшон…

…через два часа я добрался до очередного проема. Получив несколько ссадин, вывих левой ступ-пи и лишившись правого мизинца, я находился на грани нервного и физического истощения. Еще полчаса, и подземелье меня доконает. Я просто не успею среагировать на следующую ловушку.

Шаг, второй. Опять противный щелчок, инстинктивно я отпрыгнул назад, пригнув голову, но ничего страшного не произошло. Страшное осталось позади. По краям зала, открывшегося моим уставшим глазам, зажглись газовые факелы. Стало светло, даже слишком. Мои органы зрения уже отвыкли от такого освещения. В центре помещения стоял трои, на котором поблескивала большая, отливающая бронзой статуя. Подойдя поближе, еще не веря в отсутствие западни, я понял, что на троне восседает статуя женщины. Очень красивая скульптура изображала молодую женщину, по-гречески атлетичную, но в то же время не лишенную грации. Упругую грудь скрывала тонкая туника, изготовленная из серебра. Благородный металл успел потемнеть и окислиться, но еще смотрелся. На голове . скульптуры находился великолепный золотой веней, а в руках богиня держала кувшин из неизвестного металла. Может быть, это платина, я не очень разбираюсь в драгоценных металлах. Когда я подошел поближе, то понял, что сосуд, который богиня обнимает ладонями рук, ничем к основной фигуре не прикреплен и является отдельным элементом композиции…

— Ну и что ты по этому поводу думаешь? — Мол-дер многозначительно посмотрел на Скалли.

— Интересно, очень занимательно. «Новые приключения Индианы Джонса»! Значит, миф о Пандоре — правда?

— Получается, так. Да, жаль, что многие страницы из дневника утеряны. Но паши ребята хорошо поработали, и по рассказу Стива местный художник изобразил, как смог, похищенный кувшин. Не далее, как сегодня, мы сделаем копии рисунка и разошлем но всем учреждениям Лайт-Сити и Бридж-Тауна. Если за трое суток сосуд Пандоры не найдется, объявим в федеральный розыск. Район эпидемии перекрыт полицией, по мало ли что.

— Так, ну и какая получается цепочка передачи инфекции? Даллас открывает сосуд, затем передаст вирус Стиву, молодой миссионер, слава богу, что он уже заканчивал свое путешествие, заражает Джулию. Ну, а дальше — вирус заслуженно достается Джеку, через него — полисменам, и они уже распространяют Красную Лихорадку по всему Лайт-Сити.

— Скалли, ты провела лабораторные опыты с кровью?

— Да, конечно! Удивительные результаты! В крови многих жителей города присутствует этот вирус. Просто у одних он спит, а у других неожиданно активизируется, и человек заболевает. Дальше, как мы уже знаем, два исхода. Да, при намеренном заражении здоровой крови ничего не происходит, штаммы вируса погибают, так и не начав свою разрушительную работу.

— Интересная деталь, Даллас считал, что заболевают только грешники, люди, совершившие какое-нибудь преступление. Слушай и анализируй: Стив не заболел, а Даллас убил жену и друга, вот он-то заболел и умер. Джек поплатился за насилие, а Джулия — за травму, нанесенную обидчику. Причем ее грех расценивается как более легкий. Она же поправилась. Очень логично.

— Молдер, я думаю, что это бред. Обычный религиозный бред выжившего из ума старика. Конечно, ничто не мешает поднять дело о смерти жены епископа, чтобы проверить слова Далласа. Но все остальное… Вирус на страже закона? В это хочется верить. Вирус, поражающий исключительно убийц и насильников! Великолепно! Зачем с ним бороться? Прекрасное средство построить идеальное общество.

— Да, только потом в идеальном обществе неизбежно появятся камикадзе, наемные убийцы, готовые ради обеспечения своих семей на заведомо смертельную работу.

— В том-то и дело, Молдер. В любом случае, инфекцию надо остановить. Но я постараюсь проверить твое предположение, как только будут готовы анализы крови мормонов. Если ты прав, то «мораторий на жестокость» спасет многие жизни, пока не будет найдена вакцина.

Когда Молдер покинул кабинет, Скалли решилась на то, что хотела сделать давно. Она проколола себе мизинец и выдавила несколько капель крови в пробирку. Прошло еще несколько минут, прежде чем Скалли решилась посмотреть на свою кровь под микроскопом.


Антикварный бутик.

Лайт-Сити.

Орегон.

28 октября. 14:00

Сегодня погода явно порадовала Джулию. После холодных пасмурных дней наконец-то выглянуло солнышко. С самого утра живительные лучи согрели холодную землю, последние осенние птички весело зачирикали, радуясь нежданному теплу. По небу вереницей шлепали белые облака, внешне напоминающие маленьких козликов, идущих на водопой. Но дождем, вроде бы, не пахло, и даже ветер сегодня решил взять выходной, прекратив свои обычные для поздней осени перешептывания и завывания.

Джулия размышляла в течение часа, стоит ли выходить на улицу. Но выйти нужно. Оказывается, дядюшка Хоре оставил ей наследство. Вернее не он, а некий Роберт Даллас, который был другом покойного дяди Ричарда. Сто тысяч долларов! Немаленькая сумма. Можно оставить работу в библиотеке, съездить на курорт, открыть свое дело, наконец. Да мало ли что еще молено придумать!

Через два часа нотариус зачитал завещание Роберта Далласа, по которому сто тысяч полагалось Джулии, а десять — Стиву Иорку, недавнему знакомому девушки. Это обстоятельство нисколько не удивило Джулию. Мир тесен и полон неожиданных встреч. Сам Стив, правда, не смог присутствовать, но разрешил провести судебную процедуру без него.

Сняв с банковского счета тысчонку, Джулия накупила продуктов, немного прошлась по своей любимой аллее и направилась к дому. Внезапно у нее возникло желание приобрести что-нибудь для души. В последние два дня Джулия чувствовала некую пустоту внутри, так как ее постоянный духовник, Стив Йорк, еще не оправился от полученной травмы, поэтому в их общении наступил вынужденный перерыв. В книжном магазине никакой новой литературы не было, да и как она могла поступить, если район эпидемии перекрыт? А остальные книги девушка видела, большинство литературы уже прошло через ее руки, учитывая специфику профессии. Выйдя на улицу и пройдя несколько шагов, Джулия приметила антикварную лавку и, за неимением других вариантов, решила заглянуть. У нее оставалось еще порядка шестисот баксов, что вполне могло хватить на какую-нибудь музыкальную шкатулку или механическую птичку кустарной работы.

Но, к сожалению, того, что Джулия хотела приобрести, в магазине не оказалось. Серебряные ложки, тарелки и другая посуда присутствовали в изобилии, а за большие часы с кукушкой жаль было отдавать сто девяносто зеленых. Но синдром покупки уже цепко держал девушку в своих объятиях, она решила, что без нового приобретения отсюда не уйдет.

— Ну, что, девушка, вы так и не сделали выбор? — поинтересовался уже немолодой продавец, лет шестидесяти.

— Я даже не знаю. А вот этот кувшин для цветов сколько стоит?

— Это вещь поступила недавно, но ее лучше называть лжекувшином. Я сейчас вам покажу. — Хозяин лавки достал с полки приглянувшийся Джулии сосуд и поставил на прилавок. — Видите, две трети кувшина занимает толстенное дно. Зачем нужно такое дно, я даже не представляю. И ведь я пробовал открыть, не открывается. Секрет какой-то. Ну, а насчет цветов, какие-нибудь небольшие гвоздики или ландыши, я думаю, поставить можно. Берете?

— Он, наверно, дорогой,.металл какой необычный.

— Да, что вы, обыкновенный алюминий. Хотя, если честно, я в этом не разбираюсь. Сто пятнадцать долларов, договорились?

— А можно подешевле, вдруг он протекает?

— Я, конечно, не проверял, ну, ладно, ровно сто, не могу не угодить такой красивой девушке. Но не меньше. Сами понимаете: сейчас торговля идет слабо из-за этого вируса, а жить как-то надо.

— Хорошо, а вы не поможете донести кувшин до моего дома, я живу в соседнем квартале?

Старичок, немного поморщившись, согласился. Хорошо, подумала Джулия. Ей было крайне неудобно одновременно тащить сумку с продуктами и антикварную вещь высотой около двух футов.

На пороге своего дома Джулия поблагодарила антикварщика, заплатила сотню баксов, плюс пять за доставку и вошла в дом. Сытно пообедав настоящей пищей, а не порядком надоевшими пиццами, гамбургерами и другим фаст-фудом, девушка решила повнимательнее рассмотреть странный кувшин.


Больница Лайт-Сити.

Орегон.

29 октября. 11:00

Молдер застал Скалли в крайне подавленном состоянии. Казалось, она вот-вот заплачет. Однако женщина всеми силами старалась сдерживать вырывающиеся наружу эмоции.

— Молдер, я ничего, ничего не могу сделать! Сегодня Красная Лихорадка взялась за детей.

— А что, раньше дети не болели?

— В том-то и дело, что нет! Я почти разгадала природу этого вируса. По крайней мере, способы распространения. И вот теперь я опять в тупике!

— Почему?

— Этот вирус распространяется так же, как вирус СПИДа: через кровь и половые органы. Причем дети и животные до сегодняшнего дня вообще не болели. Ни одного случая! Как, объясни мне, как мог заболеть мальчик?

— Хорошо, а как заболела Джулия Рид? Через мормонов? Но она не спала с Йорком! Может, она что-то скрывает? Или какой-нибудь комарик укусил сначала Джулию, потом Стива?

— Животные, насекомые — какая разница. Ты еще скажи, что они пили из одной чашки! Существует третий, пока неизвестный путь передачи инфекции!.. Анализы крови мормонов подтверждают, что среди них действительно очень мало инфицированных. Но почему?

— Скалли, конечно, нужно искать рациональное зерно. Ты все еще не веришь в мою теорию о вирусе против жестокости?

— Это надо доказать!

— Хорошо, давай поговорим с мальчиком.

К сожалению, самого инфицированного подростка допросить не получилось. Его состояние значительно ухудшилось. Зато Питер, лучший друг и одноклассник Джона (так звали заболевшего), с удовольствием согласился ответить на вопросы Молдера. Видимо, мальчика привлекали разнообразные приключения, а его любимым киногероем был Джеймс Бонд. Эти выводы Призрак сделал, заметив блеск настоящего азарта в зеленых детских глазах.

— Питер, ты и Джон не болели последнее время?

— Да, болели. У меня был насморк, а Джону аппендицит вырезали.

— Когда?! (Скалли почти торжествовала, полагая, что заражение возможно при сдаче анализа крови).

— Да прошлой весной, съел он косточку от персика на спор, вот и все. Через день живот прихватило. (Скалли сама чуть не поперхнулась, а Молдер, строго посмотрев на напарницу, продолжил беседу).

— Питер, выслушай меня внимательно. Ты не замечал в последнее время со стороны Джона какой-нибудь агрессии? Ну, может быть, он побил кого-нибудь, а?

— Нет. Он вообще-то себя в обиду не даст, это точно. С любым подерется, как не фиг делать. Но школа же не работает, как он мог с кем-то подраться?

— Вы с ним дружите, часто гуляете вместе. Что вы, дня три назад делали?

— Ну, мы болтались по магазинам, поели моро-жейого… а что, нельзя? — произнес мальчик, отводя глаза.

— Мороженое есть молено, но ты что-то скрываешь. Питер, послушай, от тебя сейчас зависит жизнь Джона. Ты же не хочешь потерять друга? Нет?

— Ну, хорошо. Джон увидел соседского кота, который очень часто ворует мясо у его матери. Только она выложит мясо из холодильника на окно, как полосатый прохвост тут как тут. Отца у Джонни нет, поэтому после каждого такого случая вся семья, включая самого Джона, его мать и сестренку, остается без ужина.

— Ну и что Джон сделал с котом?

— Мой друг увидел, как этот серый воришка пытается стянуть сосиски, лежащие на столике во дворе Джона. Тогда Джон схватил камень и бросил в кота. Серый нахал кубарем сверзился со стола и, прихрамывая, поковылял к кустам.

— Это все?

— Нет, Джонни поднял еще один булыжник, я просил его не делать этого, но он меня не послушал. Второй камень попал животному в голову, но кот все равно ушел.

— Все понятно. А кот выжил или нет?

— Да. Сегодня я его снова видел. Лежит на своем окне, спит. Джонни все-таки отучил его мясо красть.

— Питер, послушай меня. Никогда, слышишь меня, никогда не делай ничего подобного. Мы постараемся спасти жизнь Джона, но твоя судьба только в твоих руках. Понял?

— Хорошо, сэр.

— Естественно, о нашем разговоре никому ни слова.

— Я понимаю, что я, маленький? Можно, я пойду?

— Да, ты свободен.

И сорванец, сделав невероятно загадочное лицо, вышел из кабинета. Молдер постучал костяшками пальцев по столу и внимательно посмотрел на Скалли. Молдер чувствовал удовлетворение, ведь он получил еще одно подтверждение своей гипотезы.

— Ну и что ты теперь скажешь, Скалли?

— Ничего не понимаю. Это из области фантастики.

— Вся наша жизнь похожа на фантастику, только мы этого не замечаем. Вот идешь ты ночью по улице, и вдруг чувствуешь, как чьи-то зубы впиваются в твою шею, под ногами маршируют гномики, а в небе парят летающие тарелки.

— Нам не до шуток, Молдер. Нужно остановить эпидемию. Сосуд не найден?

— Нет. Давай примем по дозе кофеина.

— Хорошо, встретимся в кафе через дорогу. Ты иди, а я еще немного поработаю и через полчаса подойду.

Молдер даже представить себе не мог, что делала Скалли. А девушка снова взяла у себя кровь и капнула прямо на приборное стеклышко. Посмотрела в окуляр. Удивительно, но вирус Красной Лихорадки, обнаруженный в крови Скалли три дня назад, сегодня отсутствовал.


Кафе «Дорожный Блюз».

Лайт-Сити.

Орегон.

29 октября. 11:30

Фокс Молдер вышел из здания больницы и перешел дорогу. Напротив клиники располагалось очень уютное кафе «Дорожный Блюз». Достаточно приличное место с хорошей кухней и неплохим обслуживанием. По вечерам в кафе выступали местные музыканты. Призрак и Скалли уже успели стать завсегдатаями этого заведения. Не сосчитать, сколько чашек кофе выпито этой парочкой за последние дни. И сегодняшнее утро для Молдера также началось с кофе. Сейчас же он решил, пока ожидал Скалли, еще перекусить.

— Омлет с ветчиной, пожалуйста. И два кофе, как обычно. Один сразу, второй подайте, когда придет моя партнерша.

— Хорошо, присаживайтесь, — ответила пышная барменша, — сейчас я все сделаю.

Специальный агент присел за столик. Он чувствовал себя очень уставшим. Расследование шло своим чередом, ниточка тянулась, но медленно, очень медленно. Сколько людей еще будет принесено в жертву Красной Лихорадки, прежде чем они со Скалли найдут решение? Вакцину. Опять катастрофически не хватало материала. Половина дневника Далласа потерялась, да и таинственный сосуд Пандоры до сих пор оставался вне пределов досягаемости. Молдер недавно еще раз прочитал миф о Пандоре и, как ему казалось, нашел очень интересное место в самом конце легенды. Там говорилось, что на дне сосуда находится надежда. Надежда! Может, это и есть вакцина, вакцина не только от Красной Лихорадки, но и от всех болезней? Эликсир бессмертия?..

Молдера расстраивало некоторое разногласие со Скалли. Она опять ищет рациональное объяснение природы вируса. А вот вирус не считается с наукой, он ведет себя, как разумное существо. Строго выявляет агрессивных людей и целенаправленно убивает их. Ребенок, старик, женщина, — без разницы. Совершил жестокое агрессивное действие — и заболел. А дальше в зависимости от тяжести совершенного: легкий грех — поправился, тяжелый — умер. С животными мне все понятно: они не могут не быть агрессивными, иначе вымрут. Кошки питаются мышами, волки — зайцами, птицы — насекомыми. Они не могут иначе. Но тогда получается, что человеку запрещено убивать животных, будь это корова, свинья или домашняя птица. Запрещено даже для собственного пропитания. Человек обладает разумом и должен найти другие, альтернативные источники питания. Должен, но пока не нашел. А здесь у многих свои подсобные хозяйства, дающие мясо и молоко. Именно поэтому эпидемия не прекращается. И эти факты говорят о том, что человек действительно еще не готов к подарку Пандоры. Пока на земле существует голод, убийства животных не прекратятся. И если мы не остановим эпидемию, то выживут очень немногие. Животноводство и рыбное хозяйство перестанут существовать. На Земле начнется голод. Голод толкнет людей на преступления, что еще больше усугубит ситуацию. А Скалли не верит мне. Ищет истину. Я тоже ищу, но пока безрезультатно.

Тем временем заказ Молдера был готов. Барменша принесла и поставила перед Молдером поднос. На нем стояла тарелка с омлетом, две румяные булочки и чашка кофе. Рядом лежал аккуратно завернутый в салфетку столовый прибор: вилка, нож и чайная ложка. Призрак отложил ложку в сторону, взял нож с вилкой и приступил к еде. Он старался все делать медленно, аккуратно работая ножом и вилкой, очень тщательно пережевывал ветчину. Такой подход к принятию пищи являлся оправданным. У Призрака уже случались проблемы с желудком из-за принятой на скорую руку еды. А раз сейчас есть время, значит, прием пищи должен стремиться к торжественному ритуалу. Правда, торжествовать пока рано. Поэтому и шампанского на столе нет.

Мирное течение завтрака взорвал телефонный звонок. Мелодия Баха. Молдер дернулся, и нож пошел по другой траектории, прямо по указательному пальцу левой руки. Кровь брызнула обильной красной струйкой на белую скатерть. О, черт! Молдер бросил нож и достал мобильник. — Да, что?! Сейчас еду.

Только что Призраку сообщили, что найден сосуд Пандоры. Специальный агент бросил недоеденный завтрак и стремительно выскочил из кафе, зажимая правой рукой кровоточащий палец.


Больница Лайт-Сити.

Орегон.

29 октября. 12:00

Еще раз убедившись, что коварный вирус в ее крови отсутствует, Скалли облегченно вздохнула. Интересно, как я от него избавилась, даже не заболев? А что, может быть, теория Молдера и верпа. Я же не делала никаких агрессивных действий, просидела в лаборатории все время расследования, в отличие от Молдера. Молдер! Господи, как я о нем не подумала! Молдер же постоянно в оперативной работе, если вирус проник в его кровь, тогда жизнь агента, да и просто дорогого мне человека в опасности.

Девушка вышла из больницы и быстрым шагом проследовала в кафе. Через пять минут Скалли поняла, что опоздала! На столике лежал забытый мобильный телефон Призрака и недоеденный завтрак. Барменша сказала, что Молдер сидел, спокойно кушал и вдруг вскочил, как ошпаренный. Сказал несколько слов по телефону, кинул его на стол и убежал.

Скалли подошла поближе к столику, где несколько минут назад сидел Призрак. Омлет с ветчиной, едва тронутый. Чашка с еще дымящимся кофе. А это что? Кровь на ноже! Молдер порезался. «Значит, у меня есть шанс точно определить», — подумала Скалли, — заражен он или нет». Скалли положила телефон Молдера в карман, затем вытащила носовой платок и аккуратно завернула в него нож с каплями крови Призрака.

— Ваш кофе, мадам! — барменша делала свою работу, словно заведенная, выполняя распоряжение Молдера.

Барменша протянула кофе, но Скалли, погруженная в свои мысли, очень неловко взяла чашку, и та упала на стол. Фарфор рассыпался на множество мелких кусочков, обдав пластиковое покрытие коричневой жижей.

— Мадам, с вами все в порядке?

Но Скалли уже не слышала ее. Девушка выскочила из кафе и побежала обратно в клинику. Нужно быстрее посмотреть кровь Молдера, пока она не свернулась.

Скалли торопилась. Настроив микроскоп, она положила ткань носового платка вместо стеклышка. Ничего не видно! А нож? Вот едва заметная небольшая капелька. Этого будет достаточно! Быстро стряхнув капельку на приборное стеклышко, Скалли подстроила микроскоп и посмотрела в окуляр. Так, немного левее. Проклятье! Так и есть! Коварные осьминож-ки! В крови специального агента Фокса Молдера — Красная Лихорадка. И он об этом в ближайшее время не узнает. Умчался так быстро, что забыл про мобильник.

Скалли занервничала. Если теория Молдера верна, то стоит ему самому совершить любое агрессивное действие — и все! Прощай, друг! Вирусы, в крови пока вели себя тихо, это говорит о том, что Мол-дер может и излечиться, так же, как Скалли. Но . как, скажите на милость, происходит развитие болезни? Почему одни люди, инфицированные вирусом, могут заболеть, а другие — могут излечиться?

Так, хорошо, проведем анализ. Я в последнее время практически ни с кем не общалась. Как вирус попал ко мне и куда делся сегодня? Если с периода заражения до периода начала болезни проходит три дня, то я подхватила Красную Лихорадку двадцать шестого октября (будем пока считать, что если человек не заболевает, то вирус самоуничтожается). Интересно, от кого? От Молдера, вернувшегося из Бридж-Тауна? Но тогда у него уже началась бы первая стадия болезни: головокружение, красные пятна. Или бы он поправился, как я. Значит, сначала заразилась я, потом Молдер. Но тогда неясно, как это случилось.

Голова раскалывалась. Возвращаться в кафе не хотелось. Скалли порыскала по ящикам стола и, к своему удовольствию, нашла маленький пакетик «Нескафе». Последний.

Скалли прихлебывала кофе, краем глаза наблюдая за картинкой в телеэкране. По телевизору передавали прогноз погоды, сообщения о стихийных бедствиях. Эпидемия в Орегоне также упоминалась, но доклад об этом был так хорошо завуалирован, что для всех обывателей Красная Лихорадка преподносилась как новый, мутировавший вирус гриппа.

Она допила кофе, поставила чашку на стол и хотела уже выключить телеприемник, но сообщение о нашествии саранчи в южных районах чем-то привлекло ее внимание. Саранча! Насекомые перелетают с места на место, уничтожают посевы, а затем летят дальше. А если стая села на пустую землю? Не могут же насекомые лететь без остановки. Раз питаться нечем, снимаются в поисках пищи. Аналогия проста: вирус, не найдя, чем поживиться в организме порядочного человека, перескакивает на другого. Ровно через три дня. Значит, Молдер получил вирус от меня. И это произошло сегодня.

У него ровно три дня для того, чтобы избавиться от инфекции. Избавиться или заболеть.


Восточная дорога.

Десять миль от Лайт-Сити.

Орегон.

29 октября. 12:00

— Я, конечно, понимаю, уважаемый, что вы хотите получить вознаграждение, но обманывать меня не стоит. Я-то знаю, как должен выглядеть предмет, который мы ищем, — повторил Молдер.

Еще бы, хитрецы какие! За дурака меня принимают! Сосуд Пандоры, якобы найденный мормонами, оказался грубой подделкой. Местный скульп-; тор, случайно увидев изображение кувшина, быстро сообразил, как можно легко заработать денег. Ориентируясь по эскизу, этот пройдоха сварганил за полдня очень похожий сосуд и даже покрыл его какой-то серебристой амальгамой. Но, по рассказам Йорка, настоящий сосуд Пандоры изнутри закрыт на две трети, то есть дно кувшина должно быть двойным, а может, даже многослойным. Этого местный мастер не знал, поэтому Призрак и не поддался на уговоры хитрого еврея.

Палаточный лагерь мормонов, в котором находился Молдер, внешне казался вполне обустроенным. Власти Лайт-Сити обеспечили борцов за веру всем необходимым для более или менее сносного существования. Теплое белье, поставки продовольствия, в основном, консервированного; привезли даже несколько радиоприемников, чтобы люди находились в курсе событий. Единственное, что угнетало жителей лагеря, — это медленно текущее время. Врачи пока не могли утешить сообщением не только о прекращении карантина, но даже и о его примерной длительности. Сколько еще придется жить в палатках? Зима уже не за горами, а климат Орегона намного жестче, чем в южной части Соединенных Штатов. Пора бы уже перебираться к теплым пледам и каминам.

Молдер, уставший от езды по плохой дороге и сильно разочарованный, решил немного прогуляться по лагерю. Свежий воздух и дикая нетронутая природа должны были придать ему сил для дальнейшей работы. Ветер слабо трепал по лицу, срывая листья с деревьев, но солнышко еще дарило последнее осеннее тепло.

Лагерь мормонов жил своей жизнью, не похожей на комфортное сытое существование людей, населяющих большие города. Сектанты оказались довольно неприхотливы в быту, что Молдер отметил еще в Бридж-Тауне, побывав в доме Роберта Далласа и увидев весьма скромную обстановку.

А жизнь в лагере была еще проще и чем-то напоминала первобытнообщинный коммунизм. Обед, приготовленный на костре, вода из местного родника, мелодии в стиле кантри на шестиструнной гитаре. Романтика! Молдер с ностальгией вспоминал детские годы, когда он пару раз ходил в походы со скаутами. Маленький Фокс тогда получил первые уроки по тактике выживания, которые ему очень пригодились в уже зрелом возрасте.

Вспомнив самого себя, Призрак обратил внимание на группу ребятишек, играющих с бумажными самолетиками. Рыжий паренек запускал бумажную птичку, а его товарищ, стоящий в пяти шагах, ловил. Ловил и пускал дальше, по большому воображаемому многограннику. Шестеро ребят составляли этот многогранник, находясь на пересечениях сторон многогранника. Самолетики летали от паренька к пареньку по часовой стрелке. Мальчонка, который не успевал , поймать птичку, садился в центр круга и ждал, когда ошибется кто-нибудь другой из его товарищей.

Ребята, наверное, играли уже очень долго, так как промахи следовали один за другим.

Во время одной из таких ошибок, бумажная птичка приземлилась прямо у ног специального агента.

— Подайте, пожалуйста, самолет, — попросили дети. Молдер поднял самолетик и заметил, что он сделан не из чистого листа бумаги, на нем что-то написано. Почерк показался знакомым. Прочитав несколько фраз, Молдер понял, что все-таки он не зря совершил сегодняшнюю поездку. В руках Мол-дера оказалась чудесным образом уцелевшая страница из дневника Далласа.

Через некоторое время Призраку удалось собрать еще пять утерянных страниц. Молодцы ребята! Значит, они подобрали эти тетрадные листки еще в Общине и привезли сюда. Неудивительно, если большинство промтоварных магазинов ни в Лайт-Сити, ни в Бридж-Тауне не работает. Где еще взять материал для бумажных поделок?

Мальчишки, которых встретил специальный агент, оказались очень добрыми и отзывчивыми. Они не раздумывая пригласили Молдера разделить с ними трапезу у небольшого костра под могучим вязом. Не столько от голода, сколько ради приличия Молдер съел парочку жареных сосисок, пахнущих дымком. И какие это оказались изумительные сосиски! Намного лучше откровенной дряни, продающейся в фастфудах! За такие божественные сосиски можно было отдать пятьдесят, нет, даже сто баксов! И ты бы все равно остался доволен!

Но как бы ни хотел Молдер продолжить прием пищи (ведь в кафе он так и не позавтракал), его больше волновало содержание найденных страниц. Призрак поблагодарил мальчишек за радушный прием и уединился под сенью одиноко стоящего дерева.

«…С большим трудом удалось мне провезти таинственный сосуд через таможню. Много раз я спрашивал себя: зачем я выкрал его из лабиринта, зачем попытался открыть? Но все это, к сожалению, в прошлом. Когда я внимательно осмотрел находку, то понял, что изготовлен сосуд не из платины, а из какого-то другого, неизвестного науке материала. Внешне он напоминал алюминий, но когда я попробовал сделать царапину гвоздем, у меня ничего не получригось. Металл оказался удивительно прочным. По центру кувшина располагались загадочные символы, которые напоминали буквы древнегреческого алфавита. Такие же символы располагались на дне сосуда. Но не это привлекло мое внимание. Кувшин, относительно легкий, был закрыт изнутри., Дно занимало примерно три четверти объема, что показалось очень странным. Через некоторое время я понял, что дно можно открыть. И открыть с помощью алфавита, опоясывающего сосуд посередине. После многочисленных попыток, нажимая на буквы и набирая имена древних богов и городов, я решил попробовать названия букв греческого алфавита. После того как я набрал четвертую букву — „дельта“, раздался странный скрежет. Я заглянул в кувшин и увидел, что дно отделилось от стенок и стало медленно поворачиваться. Причем, поворачиваться с довольно неприятным звуком. Что-то подсказало мне схватиться за ручки, расположенные сверху. Дно остановилось, а потом сложилось, подобно вееру. Под ним оказалось следующее дно, дюйма на два ниже. На этом дне лежала какая-то небольшая горошина, я перевернул кувшин, и она вылетела наружу. Я, к сожалению, не успел поймать ее, горошина прыгнула на пол и раскололась. Джерри, мой домашний пес, сразу бросился к скорлупкам и слопал их. Ладно. Я продолжил свои изыскания. Следующую горошину я вытаскивал уже намного осторожнее. Я убрал ее в шкатулку, решив, что покажу сведущим людям…

… Джерри умер через четыре дня. Последние сутки пес очень мучился. Ветеринар определил, что причина смерти — страшное инфекционное заболевание, сибирская язва. Эта болезнь считается давно побежденной, и собака никак не могла подхватить смертоносный вирус с пищей или от других животных. И тогда я понял, что именно горошина из кувшина явилась причиной болезни…»

На этих строчках повествование опять обрывалось. Но Молдер и так догадался, что именно одна из загадочных горошин явилась причиной возникновения Красной Лихорадки. Поэтому епископ и назвал находку сосудом Пандоры. Кто знает, может быть, Даллас виновен не только в этой эпидемии, но и в появлении вируса СПИДа. По времени примерно совпадает. Именно в начале восьмидесятых были зарегистрированы первые случаи этого заболевания. Врачи очень удивились, когда увидели тело вируса СПИДа под микроскопом, так сильно не был он похож на вирусы других болезней. Осьминоги Красной Лихорадки тоже весьма необычны. Такие штаммы напоминают не только живые, ной разумные существа. Схожая природа заставляет задуматься об одинаковом происхождении. Проклятый подарок богов! Долго же он ждал своего часа.

Но все равно надо искать сам сосуд Пандоры. Дневник Далласа рассказывает только о том, как открыть кувшин, а не о какой-либо вакцине. Роберт предупреждает нас о том, чтобы мы не пытались вытаскивать следующие горошины. Там находятся другие, наверняка, не менее страшные вирусы. Хватит одной проблемы. А вот на дне кувшина, вероятно, начертано какое-то кодовое слово, которое следует набрать с помощью центрального алфавита, чтобы сосуд выдал противоядие. Правда, если бы было так просто, то епископ давно бы сам осчастливил мир эликсиром бессмертия.

Закончив чтение и беглый анализ, Молдер сел в автомобиль и поехал обратно в Лайт-Сити, к Скалли.


Восточная дорога.

Десять миль от Лайт-Сити.

Орегон.

29 октября. 15:00

Специальный агент не спешил. Расстояние до клиники небольшое, а ему следовало сосредоточиться. Если ехать помедленнее, то у мозга останется достаточно свободных ресурсов для мыслительного процесса. А подумать стоило. Интересно, прав ли Молдер в отношении природы вируса? Если он прав, то стоит быть вдвойне осторожнее. Что, если сам Молдер тоже заражен Красной Лихорадкой? А ведь профессия агента ФБР предполагает не только офисную, но и оперативную работу. Не каждый день проходит в уютном кабинете с кондиционером, приходиться иногда и применять оружие. Слава богу, что Молдер в Бридж-Тауне даже никого не ранил, хотя стрелять пришлось.

Дорога летела под колеса автомобиля песчаной лентой, осенний дождик нехотя уронил на лобовое стекло первые тяжелые капли. За неполных десять минут дождь успел-таки намочить дорогу, но это Призрака уже не беспокоило. Еще несколько поворотов, мили две, и будут видны аккуратные домики Лайт-Сити.

Молдер почти освободился от тревожных мыслей, когда случилось то, чего вряд ли можно было ожидать. На дороге появился незнакомый человек в разодранной одежде. Мужчина среднего возраста с окровавленным лицом бежал навстречу автомобилю и истошно кричал.

— На помощь, на помощь!

— Что случилось! — Молдер остановил машину и приоткрыл дверцу. Теперь, когда бегущий человек приблизился, специальный агент смог получше его рассмотреть. Боже! Все его лицо представляло собой сплошную рану. Правый глаз закрывал огромный синяк. Видно, мужчину здорово отдубасили. Кто же так постарался?

— Помогите, помогите! Там, в лесу, происходит бесчинство. Пьяные изуверы устроили настоящий суд Линча. Как они боятся нас, мормонов! Господи, за что все это? Вызывайте полицию, иначе сейчас произойдет смертоубийство.

— Я сам полиция! Преступники далеко отсюда?

— Нет, метров двести в лес, я с трудом сумел убежать. А троих моих товарищей, имеющих ключи священства, собираются сжечь на костре! Инквизиторы!

Дальше медлить было нельзя. Молдер заглушил двигатель и выскочил из машины. Еще через минуту специальный агент вступил под покров леса. Запах прелой хвои моментально проник в органы обоняния, а в области печени стало неприятно покалывать от быстрой ходьбы. Обувь, не предназначенная для лесных прогулок, промокла, иголки, листья и прочий лесной мусор настойчиво падали за шиворот, но Молдер не обращал внимания на эти неприятности.

Почти сразу же Призрак почувствовал, что воздух стал несколько теплее. Несло дымом. Пройдя еще десять шагов, специальный агент вышел на небольшую поляну, спрятанную в чаще. Молдер прижался к стволу пихты, чтобы оставаться незамеченным, оценить ситуацию и продумать дальнейшие действия.

А положение казалось критическим. Костры инквизиции. Проклятое наследие средневековья! Посередине поляны виднелись три наскоро сложенных костра. Трое несчастных, привязанных к— столбам, ожидали своей незавидной участи. Одного из приговоренных Молдер узнал, хотя его от специального агента отделяло довольно приличное расстояние. Это Стив, Стив Йорк. Молодой дьякон из Бридж-Тауна. Сволочи! Они все-таки добрались до Стива! Жизнь любого человека бесценна, а жизнь такого важного свидетеля, воочию видевшего сосуд Пандоры, бесценна вдвойне.

А палачи уже готовились приступить к исполнению приговора. Средневековый спектакль близился к финалу. Инквизиторы нарядились в белые плащи с капюшонами, похожие на одежду куклуксклановцев. Чудовищный фарс! Доведенные до отчаяния люди соединили самые кровожадные формы: средневековый костер и американский суд Линча. Только теперь в роли изгоев не еретики, не чернокожие. Сегодня в качестве жертвы выступают мормоны, люди, которые действительно верят в Бога. Хотя верят по-своему.

Всего палачей было шестеро. Трое из них стояли с горящими факелами, еще один начал гневную речь.

— Мы, посланцы свободной Америки, избавим тело нашей любимой земли от ненавистных прыщей! Мормонское отродье! Сотню лет вы отнимали у нас души! У нас и наших детей! А теперь вы отбираете и наши жизни! Кровопийцы!

Мормоны не могли ответить. Униженные и, судя по всему, предварительно избитые люди молча ждали конца своих мучений. Сколько их братьев погибло за веру! Даже Джозеф Смит, основатель Церкви Иисуса Христа, был злодейски убит. Смит мертв, но дело его живет уже почти двести лет. Движение мормонов растет и набирает силу.

— Именем закона, остановитесь! — Молдер попробовал предотвратить бесчинство.

Но в ответ весело ударила автоматная очередь. Пара пуль попала в пихту, остальные просвистели над головой Призрака. Серьезные парни! Специальный агент, оставаясь невидимым для преступников, присел на корточки и переместился к другому дереву, по ходу движения доставая пистолет. Пара выстрелов по ногам автоматчика, и ряженый мерзавец рухнул на траву, изрытая проклятья. Маска куклуксклановца съехала ему на голову и мешала продолжить огонь. Но тут на Молдера, раскрывшего свое местонахождение, бросились еще двое клоунов в балахонах. Огнестрельного оружия у них не было, зато они размахивали бейсбольными битами. Молдер не ожидал такого напора, но знал, что может с легкостью уложить их из своего «Зиг Зауера». Видимо, ребят подогрел алкоголь, бродящий в крови. Молдер же, помня свои размышления о природе вируса, не хотел убивать этих шутов. Увидев ствол небольшого дерева, лежащий под ногами, он поднял его за край, и нападающие с разбегу врезались в препятствие и покатились в траву, путаясь в своих балахонах. А в это время оставшиеся преступники запалили один из костров. Мокрая древесина быстро занялась, наверное, дрова предварительно облили бензином. Дым повалил столбом и начал стелиться по земле, заставляя кашлять поверженных врагов.

Пока автоматчик еще не пришел в себя, Молдер, невидимый из-за дыма, перебежал к раненому и, ударив его рукояткой пистолета по голове, вырвал из рук оружие. Это оказался русский автомат Калашникова, один из самых надежных автоматов в мире.

— Тушите огонь, сволочи! Иначе сейчас всех перестреляю! — крикнул Молдер, производя длинную очередь поверх голов.

Но не успели изуверы что-нибудь сообразить, как с другой стороны поляны появилось четверо солдат во главе с офицером. Они, скорее всего, находились поблизости, и прибежали на звук выстрелов.

— Всем лечь на землю, руки за голову, лицом вниз!

Изуверский балаган подошел к концу. Все, кто еще не лежал, беспрекословно подчинились приказу. Молдеру тоже пришлось его выполнить. Укокошат еще. Призрак слышал, как к нему подошли сзади, и тот же командирский голос спросил:

— Кто вы такой, почему стреляете?

— Фокс Молдер, ФБР, удостоверение в нагрудном кармане.

— Повернитесь лицом, хорошо, да, я вас помню, вы не так давно приезжали в Бридж-Таун.

Совершенно неуместную по времени беседу прервал истошный крик, крик заживо поджаривающегося на костре человека. Все почему-то забыли о нем, а может, решили, что происходит ритуальное сожжение трупов или манекенов. Тем не менее, сразу трое военнослужащих бросились к мормону и быстро отвязали его от столба.

К сожалению, поздно. Нет, огонь еще не успел причинить серьезные повреждения, человек просто задохнулся, а может, больное сердце не выдержало такого потрясения. Остальных мормонов тоже отвязали. Среди них был старый знакомый Молде-ра — Стив Йорк.

— Спасибо, сэр, вы во второй раз спасаете меня. Теперь мы должны спасти мир. Я знаю, где находится сосуд Пандоры, — устало произнес Йорк. Молдер заметил, что юноша едва держится, чтобы ке потерять сознание.

— Я понял тебя, Стив. Только давай мир мы будем спасать завтра, он может подождать одну ночь, да?

— Хорошо. Мир подождет.


Лайт-Сити.

Орегон.

30 октября. 10:00

Лицо Скалли казалось бледным, похожим на цвет хорошей бумаги для качественной печати. Еще бы, самые наихудшие подозрения подтвердились.

— Молдер, через двое суток у тебя появятся все признаки Красной Лихорадки. Смотри, вирусы уже начали свою разрушительную работу.

Скалли отошла от микроскопа, уступив место Молдеру. Он взглянул, вздохнул и молча отошел.

— Молдер, я вчера подробно изучила воздействие вируса на человека. Ты оказался прав. Невероятно! Это действительно вирус против жестокости. Еще я почти уверена, что это именно я тебя заразила.

— Но как?

— Третий путь передачи инфекции весьма оригинален. Вирус Красной Лихорадки — разумное существо! — Молдер округлил глаза. — Не найдя причины убивать человека, не совершающего злодеяний, он просто перескакивает на другой человеческий объект. Я обнаружила вирус в своей крови четыре дня назад. Прости, что не сказала сразу. Осьминож-ки ждали ровно три дня моих жестоких поступков. Не дождались и прыгнули на тебя. Теперь в моей крови вируса нет, а у тебя есть.

— Интересно, как они действуют?

— Очень просто. В мозгу выделяется особые вещества, когда человек совершает что-то плохое. Знаешь, как говорят, глаза наливаются кровью, белки выкатываются.

— Что, и у меня тоже! Да ты что? Я просто делаю свою работу. Стреляю в кого-нибудь, бью по лицу, отключив в такие моменты все свои чувства. Действую по обстановке, как машина, как бездушный кибернетический автомат.

— Нет, прежде чем стрелять в человека, ты все равно думаешь: можно ли было поступить иначе. Хотя времени на подобные размышления обычно не хватает. Адреналин вбрасывается в кровь и запускает вирус на разрушение. А в зависимости от меры вины получается два варианта: либо ты проболел три дня и поправился, либо умер.

— Интересно, что вирус решит насчет меня?

— Ничего утешительного сказать не могу. Ты серьезно ранил одного из садистов, два других наглотались дыма, ну, ладно, это ерунда. А может, и нет! Вспомни девчонку, Джулию! Приравнивается ли изнасилование к нанесению тяжких телесных повреждений? Рид повезло, она перенесла болезнь, а вот ты можешь и умереть. Она только один камень в человека запустила! Один! А ты сколько всего наворочал?

— Хватит! Где интересно, Стив Йорк? У нас была назначена встреча на это утро. Вчера этот молодой мормон сказал мне, что нашел сосуд Пандоры.

— А чего же ты медлил, не допросил, как следует? Времени у тебя почти не осталось, ты понимаешь?

— Ну, мы очень устали. Такой напряженный день! Решили отложить встречу на утро.

— Хорошо, ты о себе не думаешь! Ты подумай о тех, кто уже умер и продолжает умирать! Каждый день промедления приносит новые и новые жертвы!

— Я обо всех думаю! Парень перенес такой стресс! Его же чуть было не сожгли! Лучше ознакомься вот с этими записями.

Произнеся последнюю фразу, Молдер положил на столик тетрадные листки из дневника Далласа. Скалли углубилась в чтение, а Призрак отошел, чтобы приготовить кофе. Молдер не курил, но вот кофе было его вечной слабостью. Сегодня утром он как раз купил новую банку. Его любимого «Неска-фе» не было в этой глуши, пришлось приобрести кофе под названием «Джек».

А в кафе «Дорожный Блюз» разворачивалась другая сцена. Стив Йорк, немного оправившись от вчерашних потрясений, сегодня решил пригласить в кафе свою знакомую девушку, Джулию Рид. Молодо?-му человеку она очень понравилась, поэтому, прежде чем прийти на встречу с Молдером, мормонский дьякон встретился с хорошенькой библиотекаршей.

Разговор за стойкой приобретал все более агрессивный характер. Всем известно, что мормоны не пьют ни спиртного, ни кофе, поэтому Стив решил заказать просто стакан сока. Но проблема заключалась в том, что ему почему-то не хотелось пить целый стакан. Не лето все-таки, жары особой не наблюдалось. А Стив к тому же по своему происхождению принадлежал к благословенной еврейской нации, поэтому он предложил Джулии взять один стакан на двоих. Один стакан в две посуды. Девушка согласилась.

Толстую барменшу сегодня подменял какой-то мексиканец, явно плохо понимающий английский язык. Бармен выполнил заказ правильно, теперь разговор шел о цене.

— Один стакан — один доллар, два стакана — два доллара. Какая сдача, сэр?

— У нас один стакан, разлитый в две посуды. Один! Один стакан — один доллар!

— Нет! Вот ты что не видишь, да? Один стакан и один стакан! Два стакан! Два стакан — два доллар! Ты мне десятка дал, я тебе — восемь. Не скандаль, дорогой!

— Я купил у тебя один стакан! Один! А ты разлил его в две посуды!

— Нет, ты купил два стакан! Ты, янки тупой, да! Два стакан — два доллар! Один стакан — один доллар! А у тебя два стакан! Ты шо не видишь, да! Джулии надоело слушать бред мексиканца. Бармен напоминал автомат, запрограммированный на определенные действия, строго выполняющий все по инструкции. Хозяин кафе сказал ему все цены на товар, но нельзя же жить по шаблону и понимать все буквально. Мексиканец делал все правильно, но оказался неподготовленным к подобным нестандартным ситуациям. Джулия решила действовать, следуя идиотскому алгоритму бармена. Она перелила сок из одного стакана в другой и спросила: «Один стакан?»

— Да, один стакан — один доллар. Вот ваша сдача, сэр!

Бармен сразу отдал однодолларовую бумажку Стиву, а Джулия между тем взяла со стойки стакан с соком, прихватив с собой еще и пустую посуду. Присев за столиком вместе со Стивом, она вновь разлила сок на два стакана.

Около получаса молодые люди беседовали о погоде, одежде и всякой ерунде, которая способствует сближению. Но одна информация Стива очень заинтриговала.

— Купила кувшин, говоришь? Странный?

— Ну да, мне он так понравился. Красиво оформленный, буковки какие-то идут по центру. А дно занимает две трети от общего объема.

— А где купила?

— Да в антикварной лавке. Захотелось, понимаешь, чего-то экзотического. Теперь жду, когда мне кто-нибудь цветы подарит, в кувшин поставлю. (Джулия хитро улыбнулась).

— Цветы? В кувшин?

Стив выронил из руки недопитый стакан с соком. Стакан довольно громко стукнулся, треснул, но не разбился. Откуда-то из-за стойки моментально вынырнула полная барменша.

— Опять мою посуду бьете! Да что лее это такое! На таких посетителей никакой тары не напасешься.

Но мысли Йорка уже находились довольно далеко. Он теперь знал, что сосуд Пандоры находится не в антикварной лавке, не на рынке, он в доме Джулии Рид. Дело в том, что вчера он понял из разговора своих инквизиторов, что это именно те люди, которые побили его накануне и отобрали рюкзак с бесценной находкой. Они продали сосуд Пандоры антикварам в Лайт-Сити. Неизвестно кому, но именно в Лайт-Сити. Теперь надо брать Джулию под белую ручку и вести к спецагенту Молдеру. Сосуд Пандоры точно у нее! Проклятье богов найдено!


Дом Джулии Рид.

Лайт-Сити.

Орегон.

30 октября. 14:00

Через некоторое время Молдер, Скалли и Стив находились в доме Джулии. Фокс Молдер умел работать с людьми, ему не хотелось пока прогонять Йорка. Парень знал о Красной Лихорадке достаточно, а у Скалли наверняка хватит ума не посвящать молодого мормона в конфиденциальные подробности. Джулия же, как начитанная девушка, могла оказать реальную помощь в расшифровке письма, нанесенного на дне сосуда. Тем более, что она — хозяйка этого дома.

Скалли и Призрак внимательно осмотрели таинственный кувшин. Да, действительно, очень легкая и прочная сталь. Сверху две ручки, греческий алфавит, нанесенный в центре объекта, проходил по окружности. Надпись внизу кувшина с первого взгляда показалась таинственной и непонятной, но Джулия, заглянув в пару словарей по древнегреческому языку, подтвердила свою высокую компетентность и все-таки смогла расшифровать ее.


«…Я есмъ начало и конец, альфа и омега. Войди в женщину, и мир содрогнется. А женщина откроется всему миру. Открой „альфу“ — и зло потечет в мир, открой „бету“ — и зло потечет сильнее… Соедини „альфу“ с „омегой“ — и все будут счастливы…»

— Ну и что? Что вы на это скажете, наши юные друзья? — спросил Молдер.

— Надо соединить «альфу» и «омегу», там же написано, — предположил Стив.

— Где мы «альфу»-то возьмем? Где? Далласу достался кувшин уже початый, без «альфы».

— А если сделать вот так?

Никто не успел ничего сообразить, как Стив нажал одновременно на буквы «альфа» и «омега». Но ничего не произошло.

— Ты что делаешь, может, тебя удалить отсюда?

— Извините, сэр. Я не сдержался.

— То-то. Сядь и успокойся. Давайте спокойно посидим, ничего не будем трогать и просто подумаем. Кстати, Джулия, у тебя есть кофе?

— Да, конечно. Стив, а тебе что?

— Соку или минералки, если можно.

Скалли молчала во время разговора и последовавшего за ним ленча, обдумывая информацию из дневника Далласа. Интересно, сколько же горошин он вытащил из кувшина? Две, три, десять? Безумец! Выпустил джина из бутылки, не ведая, что творит. Но вот интересный факт: сибирская язва известна человечеству довольно давно, а в сосуде Пандоры вирус этой болезни тоже присутствовал. О чем это свидетельствует? Да только о том, что таких «посылок» из прошлого было много, и другие люди тоже смогли их открыть. Открыли и вовремя остановились. Даллас не смог. Или смог. Видимо, он постоянно мучился в своей жизни из-за нереализованное желания обладать какой-нибудь тайной, ведь жизнь человека порой становится скучной и однообразной. А может, покойный епископ просто страдал манией величия, желая править миром с помощью опасной находки. Вот, провинились люди — вытащу одну болезнь, согрешили еще раз — другую хворь нашлю. Так он и к жене своей отнесся. Интересный вопрос: может ли муж судить о поступи ках своей жены? Тем более, человек религиозный, занимающий в структуре мормонской церкви неплохое, даже высокое положение. Не зря злые языки считают, что большинство католических пап вели отнюдь не благопристойный образ жизни. Скорее, наоборот. Власть будит у человека множество потаенных желаний, в том числе желание судить других людей. Судить и назначать наказание. Украл — вот тебе холера, изменил жене — вот тебе сифилис! Ну, допустим, Даллас вторую горошину действительно подбросил в какую-нибудь из научных лабораторий, именно подбросил или продал (откуда у священника столько денег?), а не обратился в компетентные источники. В противном случае, епископа бы просто изолировали, а сам сосуд Пандоры мог запросто пополнить арсеналы биологического оружия. Пойдем дальше. Третья горошина — Красная Лихорадка? Да или нет? Скалли достала лист бумаги и авторучку. Так, греческий алфавит с самого начала.

«альфа» — ?

«бета» — ?

«гамма» — ?

«дельта» — сибирская язва «ипсилон» — ?

«дзэта» — ? (красная лихорадка?) «эта» — ?..

Что дальше? По дневнику Далласа получается, что кувшин не откроется, пока не возьмешься за ручки. Значит, можно попробовать воспроизвести действие вскрытия наполовину.

— Молдер, можно я кое-что проверю?

— Скалли, ты уверена…

— Да, — Скалли передала Призраку листок бумаги со своими выкладками. Молдер вздохнул, написал напротив слова «ипсилон» — слово «СПИД» и два восклицательных знака. После этого специальный агент вернул листок партнерше, сделал глазами разрешающий знак, тогда Скалли ответно кивнула и приступила к активным действиям.

Люди в комнате заворожено смотрели на движения девушки. Вот Скалли набрала слово «ипсилон», сосуд Пандоры безмолвствовал. «Дзэта» — никакого эффекта. «Эта»! Есть! Внутреннее дно кувшина пришло в движение, ускоряя свои обороты с каждой минутой. Таинственный механизм заработал. Раздался утробный гул.

— Ничего не трогайте, ради всего святого!

Движение дна ускорялось. Скалли почувствовала непреодолимое желание схватиться за ручки сосуда и остановить чертову мельницу. Но она умело сдерживалась, чего нельзя было сказать о других. Стив Йорк рванулся было к сосуду, но молниеносный удар Молдера в область солнечного сплетения остановил молодого священника.

Через некоторое время вращение дна прекратилось, и сосуд Пандоры вернулся в свое обычное состояние.

— Три, значит, он вытащил три горошины! Две — в конце семидесятых, последнюю — совсем недавно. Так?

— Да, все похоже на правду, только как, интересно, снять проклятье Пандоры? Как пресечь эпидемию? Стив, извини, пожалуйста, Джулия, спасибо за все! Если вы понадобитесь, мы вас найдем. Мне со Скалли нужно побыть наедине. Конечно, вместе с нами в клинику переместится и сосуд Пандоры.


Больница Лайт-Сити.

Орегон.

31 октября. 12:00

Традиционный кофе уже успел остыть, а проблема по-прежнему оставалась неразрешенной. Молдер начинал ощущать приближение болезни, хотя, по предварительным подсчетам Скалли, до появления первых симптомов оставались как минимум сутки.

— Молдер, я очень боюсь за тебя, вчерашние исследования практически ничего не дали.

— Ничего, разберемся. А интересный механизм у сосуда Пандоры. Дно после набора кода крутится, да еще и гудит.

— Молдер, а ты что-нибудь почувствовал, когда послышался неприятный гул?

— Да, захотелось как-нибудь прервать противный утробный звук, сбросить сосуд на пол.

— Вот, и я испытала похожие ощущения. А удобнее выбросить кувшин именно взявшись за ручки. Скорее всего, в сосуде Пандоры находится генератор звука определенной частоты, сильно воздействующей на человеческий слух. А может, и не только на слух.

— Да, хорошо бы исследовать опасную находку в центральной лаборатории ФБР. Просветить рентгеном. Так можно будет обнаружить скрытые внутри пустоты.

— Молдер, все это так, но я считаю, что милитаристские круги могут использовать сосуд Пандоры в качестве страшного оружия. Это же новоявленная биологическая бомба! И пострашней ядерной! Как только мы доставим кувшин в столицу, то больше его никогда не увидим. Сосуд сразу заберут в Министерство обороны, а потом весь мир узнает о новом ужасном оружии. Дамокловым мечом нависнет над человечеством новая угроза!

— А что ты предлагаешь?

— Пока не знаю, но мы не решили основную задачу: как остановить эпидемию.

— Скалли, я думаю, тут поможет только карантин, строгая изоляция каждого инфицированного. Вирусу просто некуда будет перескакивать в случае, если зараженный — праведник. Полумера, конечно. Грешники все равно умрут, зато не будет новых зараженных.

— Грешники? Молдер, да ты что! Ты же сам подвергаешься смертельной опасности!

— По-моему, другого выхода нет. Вакцина не найдена, а расшифровка надписи на дне сосуда ни к чему не привела. «Альфы»-то уже нет. Причем кто-то извлек ее задолго до Далласа.

— Интересно, кто это сделал, и когда. Неужели, герой Тесей?

— Мы никогда об этом не узнаем. Также неизвестно, что такое «альфа». Чума, холера, обычный грипп? Даже если мы достанем «омегу», то на пробные, причем совсем не безопасные эксперименты уйдет много времени. А у меня осталось три дня.

— Молдер, а как ты объяснишь сравнительно небольшое количество инфицированных среди мормонов? Неужели, они все просто святые, и вирус не живет среди них долго?

— Не знаю, — с этими словами специальный агент решил налить себе еще одну кружку кофе, взамен остывшего. Скалли внимательно посмотрела на своего напарника, и вдруг ее лицо прояснилось.

— Стой! Остановись, Молдер! Кофе, спиртное! Все эти напитки ускоряют поступление в кровь адреналина, тестостерона и других гормонов! Так? А мормоны исключили подобные напитки из своего рациона. Отказ от кофе может спасти тебе жизнь!

— Да? Я лучше умру с кружкой в руке! Непохоже на правду. Почему тогда умер Роберт Даллас?

— Епископ виноват в смерти двоих, слышишь меня, двоих человек. Тем более что старый организм больше подвержен вирусу. Кто его знает, может быть, Красная Лихорадка призвана избавить мир именно от таких вот престарелых маньяков, недовольных жизнью. Кстати, ты помнишь хоть одного молодого диктатора, лет эдак двадцати-тридцати? Я — нет.

— Значит, у нас есть как минимум три меры, чтобы остановить эпидемию. Первая — мораторий на жестокое обращение с людьми и животными, включая животноводство. Вторая — отказ от спиртного, кофе и чая. Да, да мормоны даже чай не пьют. И, наконец, третья мера — полная изоляция инфицированных. А мне ты тоже предлагаешь стать мормоном?

— Нет, конечно! Но, Молдер, их учение в принципе может привести к идеальному обществу. Нужно просто постараться быть похожим на них.

— Похожим? Если бы не Даллас, то не было бы никакой эпидемии! Это его гордыня и задетое самолюбие положили начало многочисленным жертвам.

— Он бывший десантник. Наверняка, воевал, и ему приходилось убивать. Пошел в мормоны, чтобы очиститься, достиг определенного статуса, власти. А власть портит человека. К сожалению, это так. Но ты же не будешь отрицать, что Стив Йорк, к примеру, очень милый мальчик.

— Да. И те ребята в городке мормонов мне тоже понравились. Да и взрослые — очень мирные люди, никакой злобы, никакой агрессии. Мормоны спокойно живут, никого не трогают, ждут, когда всё разрешится. И ведь, самое смешное, они могут пережить пас всех. Два города полностью вымрут, а поселение мормонов останется. !

— Больше, Молдер. Бери выше. Весь мир погибнет, а на его руинах останутся только мормоны. Новый Сион будет немноголюдным городом, зато самым честным и справедливым.

Молдер с тоской во взгляде отставил кружку и просто вдохнул носом кофейный аромат. Аромат напитка, которого он должен лишиться на ближайшее время.


Дом Джулии Рид.

Лайт-Сити.

Орегон.

2 ноября. 19:00

Они сидели рядом и нежно держались за руки. Джулия Рид и Стив Йорк. Молодые люди как-то поразительно быстро привязались друг к другу. Неприязнь к мормонам переросла в симпатию, дружба переродилась в любовь.

На столе стояли два стакана с апельсиновым соком. Джулия из солидарности со своим любимым тоже отказалась от спиртного и кофе. Она поверила Стиву и теперь жалела, что не поверила раньше. Она простила Стива за Красную Лихорадку, сейчас она любила его за Лихорадку Любовную. За страсть, обжигающую сильнее всякого пламени, за любовь, пьянящую больше, чем бокал самого крепкого виски.

— Стив, мы ведь не умрем, правда?

— Нет, Джулия, не умрем. Если соблюдать все заповеди Джозефа Смита, то жить мы будем долго и счастливо.

— А как же все остальные, Молдер, С калл и,


Содержание:
 0  вы читаете: Проклятие Пандоры. Файл №413 : Крис Картер  1  Эпилог : Крис Картер
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap