Фантастика : Ужасы : Длань наказующая. Файл №214 : Крис Картер

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0

вы читаете книгу




Этот сериал смотрят во всем мире уже пятый год. Он вобрал в себя все страхи нашего времени, загадки и тайны, в реальности так и не получившие научного объяснения.

Если вы хотите узнать подробности головоломных дел, раскрытых и нераскрытых неугомонной парочкой спецагентов ФБР, если вы хотите заглянуть за кулисы преступления, если вы хотите взглянуть на случившееся глазами не только людей, но и существ паранормальных, читайте книжную версию «Секретных материалов» — культового сериала 90-х годов.

Родительско-учительский комитет Средней школы Кроули Милфорд-Хэйвен, Нью-Гемпшир 23 сентября, 19.42 Скучно.

Трое мужчин и женщина сидели по сторонам стола, просторного, как бейсбольное поле. Электрический свет, натужно претендуя на способность создавать уют, окатывал липа, и плечи, и пустынную столешницу с одиноко торчащей посреди мертвой свечой в тяжелом подсвечнике; по низу стен грязными сугробами стыла мгла. Неторопливо клацали из сумрака старинные часы, каждой превращенной в звук секундой равномерно и прямолинейно издеваясь над дерганым ритмом изломанного века. Скучно.

— Ну, что? Все — за?

— Да, — ответил за всех учитель химии, маленький лысый Пол Витарис.

Да, подумал он. Да. Будь все проклято, да. Всегда — да. Разумеется — за. Куда и зачем провалилось благословенное, вихрем взвившееся время, когда все и всегда были против? Марш на Капитолий; братание с «Черными пантерами»; бравурное сожжение повесток, со стопроцентно американским электромеханическим радушием приглашающих повидать мир во вьетнамских джунглях; и гитары, гитары, гитары. Мы хотели перемен. Мы ждали перемен. Каждой клеточкой кожи, каждой капелькой крови… каждым толчком сердца и каждым биением вен. И, переплетая руки, ряд за рядом упоенно раскачивались на многотысячных митингах, растворяясь во всемогущей громаде, которой подвластно будущее; сотрясая мир простой мелодией: уи шэлл оверка-ам, уи шэлл оверка-ам са-а-амдэй… Вот тебе твой оверкам.

Оверкиль. Вся жизнь — оверкиль.

Зачем жить, зачем вообще мучиться и слой за слоем терять кожу и плоть в нескончаемо дребезжащей соковыжималке бытия, если мне никогда, хоть из кожи вылези вон, никогда не купить яхту?

Хотя бы такую, как Джонсы в восемьдесят седьмом…

Что есть, то и пребудет уже во веки веков, до конца. А чего не было, — того уже никогда не будет. Все исчислено, Валтасар, все взвешено. И все разделено.

— Теперь так. Это весьма существенно. Я попрошу вас это себе отметить и довести до сведения остальных. Начиная с понедельника беговая дорожка на школьном стадионе будет закрываться в восемь тридцать вечера, а не в десять, как прежде.

Все еще красивая, импозантная Дебора Браун, заботливая и требовательная мать одной из лучших учениц выпускного класса, кивнула с понимающим видом.

— Осень, — произнесла она сожалеюще и чуть брезгливо.

Скучно.

Скоро настанет ночь. Муж, сопя и глупо хихикая, снова навалится слева. Всегда, из года в год — слева. Правая рука — ей под плечо, левой за ягодицу или за грудь; и — сверху, слева. Хорошо хоть, что коротко. И дергаясь, хрюкая, кончая, обязательно скажет: сладкая ты моя уточка.

А ей немедленно мерещилась — из года в год мерещилась, из года в год — настоящая жареная утка, жирная, с хрустящей аппетитной корочкой, с белым мясом, тающим на зубах… и сладкая, как патока! Джизус, как она ухитрялась из года в год, из вечера в вечер сдерживать судороги рвоты, вызываемые отчетливым вкусом сладкой жирной утки, вспыхивавшим во рту всякий раз, когда этот похотливый и немощный козел кончал! Ее за этот нескончаемый героизм Пурпурным Сердцем наградить пора бы! И после смерти похоронить на Арлингтонском кладбище! Из года в год… Сколько раз она ему говорила, умоляла, заклинала звать ее как-то иначе, или хотя бы молчать, если мозгов не хватает придумать что-то поаппетитнее; сколько раз он клятвенно обещал ей… но — все забывал, тупица, глухарь, когда из него брызгало. И только опять: уточка ты моя сладенькая! Джизус… Ей давным-давно уже хотелось сунуть под подушку, скажем, ножницы и, когда муж снова навалится слева, следуя примеру невзрачной женщины из захолустья, в одночасье ставшей известной всему свету героиней борьбы за женские права, отчекрыжить козлу все под корень. Но не хватало духу, — и она ненавидела себя за слабость. Духу хватало лишь мыть кости мркь-ям в разговорах с подругами — в супермаркете, в парикмахерской, у массажиста; и, послушав подруг, она убеждалась, что малодушна не она одна, что, если бы духу хватило у всех, кто жаждет, — половина мужчин главной страны мира запела бы сладким тенором.

От такой жизни можно осатанеть, подумала она — и усмехнулась про себя, неожиданно осознав, какая получилась игра Можно. Что я и сделала.

— У кого есть какие-то вопросы? Проблемы? Прежде чем мы закруглимся, можно обсудить.

— Да, — сказал учитель литературы, долговязый Пит Калгани. — Да. Есть проблемы.

Есть, есть, есть проблемы. Например: почему сквозь белоснежный лист чистой бумаги перестали просвечивать иные миры? Почему его чреватая вселенской бесконечностью чистота сделалась не более чем бессодержательной белизной, на которой просто-напросто ничего не написано? Почему мне рке не хочется на ней что-то написать?

Есть проблемы. Почему божественное «у вашей двери шалаш я сплел бы, чтобы из него взывать к возлюбленной» теперь представляется выспренной сентиментальной галиматьей, в которой нет ничего от реальной жизни? А почему и когда сделалось заболтанной и претенциозной чушью то, от чего когда-то священный трепет пробегал по коже и по душе: «Всё королева Маб. Она пересекает по ночам мозг любящих, которым снится нежность, горбы вельмож, которым снится двор, усы судей, которым снятся взятки, и губы дев, которым снится страсть»? Почему все более и более естественными, подчас даже вполне осмысленными, кажутся вопросы учеников, никто из которых ни разу не спросил о замысле автора, о стиле, о композиции… «А правда, что Шекспир был педиком и смуглая леди сонетов — это на самом деле граф Чичестер… Рочестер… ну… правда?» «Мистер Калгани, скажите честно: Марк Твен всю жизнь клеветал на американский образ жизни и американскую мечту потому, что был евреем?» «Достоевский и Солженицын стрелялись на Блэк-Ривер действительно из-за этой телки, Натальи Как-Ее-Там или старого эпилептика просто-напросто нанял Кэй-Джи-Би, пообещав снабжать его нашим новейшим лекарством?»

А попробуй ответь как-нибудь не так, усмехнись, дай хоть на миг понять, насколько тебя коробит от этаких познаний, — балбесы назавтра же с искренним негодованием настучат в совет попечителей, и полгода будешь потом отмазываться, пресмыкаться и извиняться за неуважительное отношение к полноправным учащимся гражданам…

Всё королева Маб…

Или, как написал кто-то из удручающе однообразных великих русских — еще до президентства Вудро Вильсона, кажется: «Скучно на этом свете, господа!»

— Какие?

Три пары глаз уставились на учителя литературы.

— Я слышал, — сказал он, заранее надев на губы снисходительную улыбку, — что наш учитель драмы Хауард Роберте хочет силами учеников поставить оперу «Джизус Крайст — суперстар».

— О!

Теперь заулыбались уже все.

— Хауард просто старается делать то, что нравится детям.

— Вот и я о том же, — сказала Дебора Браун. — Но эта пьеса никак не годится для нашей школы, — и она со значением заглянула в глаза каждому из мужчин.

Пол пожал плечами. Это выглядело так, словно не плечи поднимались, а маленькая голова едва не до самой плеши втягивалась в плечи.

— Если учитель хочет чем-то порадовать и развлечь молодежь, — сказал он, — пусть ставит «Эвиту» или «Бриолин».

Дебора кокетливо поджала губы.

— А разве там нет подтекста для взрослых? Председатель комитета Джим Осбери был человеком среднего роста и не слишком крепкого сложения, — но поражали аскетичность его неказистого лица и глаза, горящие фанатичным огнем. Он был, пожалуй, единственным человеком здесь, который ни на миг не ощущал скуки. Он твердо знал, впитав это знание с молоком матери: чтобы чувствовать себя выше всех, нужно совсем немного. В сущности, лишь одно: чтобы эти самые все — страшились тебя, и ненавидели тебя, и хотели с тобою покончить. Это уже само по себе заведомо делает их людьми второго сорта. Ибо они не знают, что боятся и ненавидят именно тебя. Боятся и ненавидят, — но сами не ведают, кого; трясутся ночами, по двадцать раз проверяя запоры и крючки на окнах перед сном, — но здороваются с тобою за руку, приветливо раскланиваются, беседуют о пустяках и делятся своими страхами, будто ты — всего лишь один из них.

Те, кто сидел с ним сейчас за одним столом, были, в сущности, лишь неофитами — пусть десять, пусть пятнадцать лет, все равно неофитами и не более; носителем и столпом был он один.

Молча переводя взгляд с одного лица на другое, он терпеливо дождался, пока члены комитета отсмеются. Чувствуя давление его взгляда, затих один, потом второй… В наконец наступившей тишине — лишь равнодушно клацали часы — он негромко сказал:

— А теперь мы помолимся.

— Джим, — попытался возразить Пол, — вот-вот начнется футбол!

Человек слаб, подумал Джим, и нужно быть снисходительным к его слабостям. Поэтому он даже не повысил голос.

— Это займет одну минуту.

— Мы и так уже давно не молились вместе, — поддержал председателя Пит.

Джим выждал еще мгновение, потом снова обвел присутствующих тяжелым взглядом.

— Пол, — мягко сказал он. Тот вздрогнул. — Пойди, запри дверь.

Маленький герой допотопных манифестаций, втянув голову в плечи, поднялся и, шаркая ногами, побрел поперек просторного кабинета к дверям. Джим достал зажигалку и, придвинув к себе свечу, зажег ее.

Пламя встало неестественно мощно и ровно и, казалось, с едва слышным слитным ревом, — словно выхлоп стартующего вдали «Атласа». В сумеречной глубине кабинета протяжно ударил засов.

Когда Пол вернулся и остался стоять возле своего стула, остальные тоже поднялись и уставились на длинную и тонкую, словно слепящее лезвие стилета, прорезь окостеневшего пламени. А по кивку Джима они неторопливо и веско заговорили слаженным, хоть и чуточку нестройным, хором:

— Во имя властелина тьмы! Во имя правителей земли и королей подземного мира! Повелеваю силам мрака поделиться со мною своим могуществом! О, властелин тьмы! Он могуществен! В длани его все, что наказует больно! Ад земной принадлежит ему и ад подземный принадлежит ему. Пусть праотцы наши с его соизволения сделают нас сильными. Слава, слава, слава властелину тьмы!

Под тонущим во мраке дубовым резным потолком перекатывалось потусторонне оглушительное и четкое эхо, колокольным гулом переполняя кабинет. Свеча рдяно сияла, словно топка.

Окрестности Милфорд-Хэйвена 23 сентября, 23.17

Мелкий осенний дождь нескончаемо шуршал по невидимой в темноте листве. Водяная пыль оседала на лицах и на руках и понемногу пропитывала одежду. Ноги то и дело проскальзывали на раскисшей от влаги земле. И, как ни старайся, как ни подсвечивай вниз фонариками, — не убережешься от ставящих подножки мучительно скорченных корней.

Лучше всего было бы сесть на «Харлея» и с воплем понестись по шоссе, пугая светофоры, и встречных, и поперечных, и всех, кто ложится спать за окнами придорожных домов, — так, чтобы треск разрывал небо и землю, как перепревшую холстину пополам. Но скелеты никак не наскребут капусты единственному сыну на долгожданный подарок.

Поэтому сойдет пока и эта ерундень.

Тем более, чем черт не шутит, вдруг она поможет добыть «Харлея» и без денег.

Андреа громко щелкнула светлым пузырем жвачки и спросила:

— Далеко еще?

Как не хочется делать аборт, в сотый раз думала она. И не то что страшно, а — противно. Унизительно. И очень скучно.

Вот бы эта штука получилась. Андреа даже хихикнула при мысли, что это может получиться. Ох, неужели это — может получиться? Я бы тогда заказала, чтоб стать снова девственницей.

А уже тогда дала бы Джерри Стивенсу.

— Где-то здесь, — сказал Джерри Стивене.

Мы обязательно должны натянуть этих «Атомных тигрят», думал он. Ну и что, что у них на левом краю Хартли такой великий? А я его натяну. Я ему просто ноги переломаю. И вот тогда все увидят, кто великий. Если мы их не натянем, я просто не знаю. Просто не знаю. Скучища смертная. Почему жизнь так устроена, что как следует оттянуться можно, лишь кого-нибудь как следует натянув? Вот бы этот хмырь и впрямь вылез из-под земли. Уж я-то знаю, что у него просить.

— Не где-то, — прихлебнув пива из жестянки, наставительно сказал Дэйв Дориан, мечтавший о «Харлее», — а вот прямо впереди. Считай, рке пришли, — он еще прихлебнул. Резинку он, когда делал глотки, языком отпасовывал за щеку. — Алтарь — это вон тот пень, — и он показал вперед бегучим лучом своего фонарика, мазнув пятном света кособокий, жутковатого вида черный пень посреди открывшейся в чащобе поляны. Сквозь луч острыми искрами пролетели слева направо мелкие бисеринки дождя.

— Мне страшно, — с вызовом заявила Кристиан.

Она не мечтала ни о чем. Просто дома было невыносимо скучно. Телевизор просто осточертел. И компьютер просто осточертел. И младший братец, дристун и плакса, осточертел вконец, особенно из-за каждодневного рефрена: «Ты уже большая, а он еще маленький, поэтому уступи…» Жаль, по описанному в книжке ритуалу не нужны жертвоприношения. Я рк знала бы, кого распотрошить!

Но теперь ей и дождь осточертел, и тьма, и сырость, и корни, и скользкая земля под кроссовками.

— Все будет о'кей. — уверенно сказал Дэйв. — Давайте по последнему глотку, и за дело.

Мальчишки хлопнули еще по жестянке пива, девочки разделили одну на двоих. Дэйв вынул из кармана свечу.

— Прикройте от дождя, — сказал он.

Он ловко вставил свечу в одну из замшелых расселин древнего пня, щелкнул зажигалкой — и едва успел отдернуть руку. Со скрюченного фитиля с готовностью хлестнул вверх жгучий гейзер огня, — будто зажгли сварочный аппарат.

— Ого, — удивленно сказал Джерри.

— Все о'кэй, — ответил Дэйв с таким видом, будто это он сам изготовил для сегодняшнего вечера столь особенную свечу. — Теперь каждый должен дать какую-нибудь личную вещь.

Ребята завозились по карманам.

— Ага… Вот сюда все, на алтарь кругом свечки. По четырем углам. Теперь разбиваемся по-, парно. Андреа, встань сюда, лицом к Джерри.

Джерри и Андреа встали вплотную, полуобнявшись. Джерри еще слегка потянул ее к себе. Андреа от души щелкнула пузырем резинки и сказал кокетливо:

— А мне это нравится.

Я так и знал, что лифчик она не носит, подумал Джерри. Интересно, а трусики? Наверное, трусики все-таки носит. С чего бы ей не носить трусики. Интересно, какого они цвета? Наверно, прозрачные. Совершенно прозрачные трусики. Сегодня посмотрю.

— Кэй, ты встань лицом ко мне, — продолжал распоряжаться Дэйв, извлекая из другого кармана сложенный вдвое лист плотной бумаги. Развернул. Откашлялся. Держа листок одной рукой, другую положил на плечо Кристиан.

— Ты правда думаешь, что тут кто-то занимался черной магией? — спросила та.

— Несколько поколений, — почему-то немного волнуясь, сказал Дэйв. — Именно тут.

Листок дрожал в его руке. На просвет он весь светился ровным оранжевым светом, до краев наполненный бьющим снизу исступленным сиянием свечи. Первые капли, словно икринки, призрачно вспучились над бумагой. Вот невидимка отложил еще одну… еще.

— Во имя… это… властелина тьмы! Во имя правителей земли и королей подземного мира!

Голос Дэйва сорвался. Нет, с резинкой за щекой читать вслух такой текст было неловко. Он выплюнул жвачку, потом встряхнул листок.

— Ну давай, Дэйв, давай! — азартно прошептал Джерри.

— Во имя властелина тьмы! — опять начал Дэйв, стараясь читать отчетливо и мрачно; от избытка старательности он на сей раз даже чуть подвывал. Коротенько бросил взгляд на друзей, — как они воспринимают его в этой новой роли.

— Во имя правителей земли и королей подземного мира! Повелеваю силам мрака поделиться со мною своим могуществом! Знайте все вы, кичащиеся своею праведностью, что звякнул замок и врата открылись! О, властелин тьмы! Восстань! Восстань! О, Азазеллоу!

Ударила тьма. Пламя свечи сгинуло, как если бы его кто-то выключил. Легкий шорох капель в листве стал оглушительным, как рокот Ниагарского водопада. Потом в реве угадалась мелодия, невыносимо торжественная, как речь губернатора в День независимости, и непонятно жуткая. Каждое из невидимых в темноте деревьев запело, будто труба титанического органа.

— Что… — начала было Кристиан, и в этот миг земля запищала миллионом тоненьких писков и зашевелилась.

— Ай, — сказала Андреа.

— Все о'кей… — инстинктивно успел сказать Дэйв, и в это мгновение острые зубы впились ему в ногу, а листок бумаги в его руках взорвался и, плюнув искрами, запылал. С воплем Дэйв успел отшвырнуть его, в то же время отчаянно лягаясь, чтобы сбросить неожиданно повисший на щиколотке болтающийся груз, и в дерганом свете медленно планирующего сгустка пламени все увидели, что мокрой травы и земли на поляне больше нет. Полчища серых шерстяных спин шустро и суетливо двигались со всех сторон.

— Крысы… — обалдело сказал Джерри.

И тут наконец Андреа завизжала. Джерри едва не повалился навзничь , — так она оттолкнула его, попытавшись, водимо, с помощью такого нехитрого ускорителя с места набрать максимальную скорость. В свете догоравшего среди наступающих стай листка было видно, как девочка, не переставая отчаянно визжать, стремительно скрывается за деревьями.

— Андреа! — закричал Джерри, бросаясь следом. Живое и упругое подвернулось ему под ногу, болезненно запищало, и он снова едва не упал. — Андреа, стой! Не туда!

Он успел добежать до обочины поляны, когда поперек пути тяжко хлестнул огненный бич. В лицо ударил опаляющий багровый жар и тучи искр. Джерри шарахнулся назад, жмурясь и отворачиваясь, чтобы спасти глаза, — и вдруг на горле его словно захлопнулся капкан.

— Какого… — захрипел Джерри, нелепо меся воздух руками, но руки так никого и не нашли. Глаза его широко открылись и успели увидеть странно знакомое лицо, которое он меньше всего ожидал увидеть сейчас. Потом его кадык хрустнул, словно арбузная корка. Трахея смялась, как бумажная. Изображение в глазах медленно погасло, затянувшись чернотой, — это могло бы напомнить экран телевизора, который перегорел навсегда.

Если бы было, кому вспоминать.

Там же 24 сентября, 08.55

Дождь понемногу усиливался в течение всей ночи, и три человека двигались к Ведьмину алтарю под зонтиками, по которым тяжелые частые капли выбивали слитную дробь. Три барабана — два одинаково черных и один яркий, цветастый, явно дамский — на человеческих ногах медленно шли по насквозь промокшему лесу.

Пришли. Цветастый барабан качнулся, наклоняясь, из-под него высунулась тонкая рука с длинными, изящно оформленными ногтями и приподняла непромокаемое покрывало, аккуратно накинутое на труп.

— Ужас, — сказал женский голос из-под цветастого барабана.

Дробь дождя не реагировала на чувства людей. Уныло и в то же время — совсем равнодушно: тра-та-та-та-та…

Тонкая рука вернула покрывало на место и спряталась обратно.

— Охотник нашел тело на рассвете, агент Скалли, — проговорил под одним из черных зонтиков шериф Оукс. — Смерть наступила не более двенадцати и не менее восьми часов назад.

— Он страшно изуродован, — сказала агент Скалли, из-под зонтика озираясь по сторонам. — Странно…

— Ты о чем? — спросил из-под второго черного зонтика Молдер

— Сердце и глаза вырезаны, — сказала Скалли. — Но поблизости я их не вижу. Видимо, их унесли. Тут, похоже, не просто глумление над убитым…

— Это место вообще нечистое, — нехотя сказал шериф Оукс. — Когда-то, говорят, тут устраивали свои шабаши местные ведьмы. Вон тот пенек был у них алтарем.

Ведьмы, подумал Молдер. Что ж, пусть ведьмы. Все равно. Если это не имеет отношения к тем… из тарелки… тогда все равно. Хотя какая, в сущности, разница между ведьмами, или, скажем, бесами, и космическими пришельцами? Одна-единствен-ная: ведьмы и бесы не причастны к исчезновению Саманты, а те, причастны. Если бы я думал, что Саманту похитили бесы, я гонялся бы за бесами. А встречая осколки межзвездной посуды, просто пожимал бы плечами и честно делал свое дело, выполнял бы свой долг , — думая в то же время не столько об этом деле и об этом долге, сколько о грядущей встрече с бесами, которая должна же когда-нибудь произойти наконец. А сейчас будет наоборот. Хорошо, ведьмы. Так и запишем.

— И кто это говорит? — спросил он. Тра-та-та-та-та…

Шериф отвел взгляд.

— Да все, — ответил он. — У нас вообще довольно странное местечко. Вот поэтому-то меня так и выбила из колеи эта находка. Вот поэтому-то я и обратился сразу в Бюро, к вам. Мне — не с руки. Я здешний.

Медленно и методично обходившая поляну Скалли обернулась к ним, услышав эти последние слова.

— Я слышала, в таких местах всегда есть группы лиц, которые всем заправляют, — сказала она. — Три человека, четыре, пять… немного. Но именно они вершат местные дела. У вас нет никаких сведений такого рода?

Шериф помялся.

— Нет, — сказал он. — Какие уж тут сведения… Слухи одни. Предания.

— И каковы же слухи о современных ведьмовских обрядах? — спросил Молдер.

Шериф чуть пожал плечами, а потом нерешительно усмехнулся.

— Поговаривают, что на шабашах теперь используют современную музыку. Тяжелый металл, например. Пожилые убеждены, что все мелодии такого рода имеют сатанинский подтекст.

— Понятно, — Молдер тоже усмехнулся. Как все это было банально.

— Убитый Джерри Стивене имел какое-то отношение к подобным шабашам?

— У меня нет таких сведений, — покачал головой шериф.

Молдер задумчиво покивал . Ладно, надо заканчивать этот разговор. Шериф отчетливо дал понять, что на него и на то, что он говорит, рассчитывать не стоит. И не станем.

— Ну, пойдемте посмотрим ваш алтарь… Шериф Оукс заметно вздрогнул и глянул на Молдера с неожиданной неприязнью.

— Это не мой алтарь, — раздельно произнес он.

— Простите, — покаянно сказал Молдер, подходя к пню.

Пень. Ну, пень. Неприятный какой-то пень, надо честно признать. Будто больной. Будто наизнанку вывернутый. Будто он корчится и вот-вот закричит от боли.

Кто его этак вывернул? Когда?

Из расселины пня, покосившись, торчала оплывшая свеча. А рядом, как на витрине, аккуратным квадратом лежали фотография какого-то эстрадного дикобраза, пакет из-под чипсов, презерватив и пластиковая чашечка для кофе.

Пикничок.

Скалли, как всегда, успела первой.

— С кем тут был Стивене? — спросила она.

— Я полагаю, один, — сказал шериф.

Молдер легонько поддал ногой пустую жестянку из-под пива. Та, отлетев, ударилась в другую, такую же; а та, в свою очередь, подкатилась к третьей. Судя по длине огарка, свеча горела не больше пяти минут. Три жестянки… нет, вон и четвертая.

— Один подросток вряд ли смог бы выдуть столько пива, — сказала Скалли. Молдер только улыбнулся.

Шериф Оукс опять пожал плечами.

— Я полагаю, он был один, — с безнадежной настойчивостью повторил он.

— Возможно, — мягко проговорил Моддер. — Это тоже вполне возможно, шериф Оукс.

Шериф посмотрел на него искоса и тут же отвел взгляд.

— А вот это интересно, — сказала Скалли и, нагнувшись, подняла с земли обгорелый обрывок бумаги.

— Что там? — спросил Молдер.

— Копия абзаца из какой-то книги, — ответила Скалли, идя к ним. — Причем, суда по всему, копия официальная, посмотри.

Шериф демонстративно отвернулся.

Тра-та-та-та-та…

От прямоугольника плотной бумаги почти ничего не осталось, — пламя переварило его едва ли не целиком.

— Видишь, поверху идет отдельно написанное название книги. Уцелело только окончание: «…в Америке». Так до сих пор работают в некоторых провинциальных библиотеках, — каждая страница копии имеет верхний колонтитул, где повторяется название оригинала, с которого копия снята. Причем, похоже, это школьная библиотека.

— Почему ты так решила?

— Розовый мазок на складке бумаги. Красными чернилами ставят отметки в формулярах именно школьных библиотек. Видишь?

— Пожалуй, — согласился Молдер, вчитываясь в остатки текста на обрывке. Крупными буквами было выделено: «Восстань! Восстань!» А перед этим — что-то вроде «…земли и королей подземного мира! Повелеваю…», «…кичащиеся своей праведностью…» Да, ведьмовщина. Ребятишки развлекались, вызывали сатану. И доигрались, похоже. Ритуальное убийство? Расчлененка сюда вписывается буквально со свистом.

И это — четверть века спустя после шагов Армстронга по Луне.

— Что за гадость теперь дают читать в школьных библиотеках, — брезгливо сказал шериф, сбоку всматриваясь в мокрый, испачканный гарью обрывок.

Какая техника задействована, подумал Молдер. Целлюлозная промышленность. Типография. Сканирование. Копирование. Лазерная печать. И все ради того, чтобы пятнадцатилетний балбес, наглотавшись пива, мог, не напрягая собственной памяти, по бумажке прочесть пять строк, обращенных к какому-то бесу.

— Надо пройти по всем школьным библиотекам, — сказала Скалли. — Выяснить, кто взял книгу, название которой кончается на «в Америке» и которая посвящена ведьмовству и прочей мистике. Думаю, большого труда это не составит… Сколько тут у вас школ, шериф?

— Да, по сути, приличная школа в Мил-форд-Хэйвене одна, — сказал шериф. — Школа Кроули, — и он протянул руку к обрывку. — Давайте, я займусь.

Молдер аккуратно спрятал обрывок в полиэтиленовый пакет, а пакет не менее аккуратно положил к себе в карман.

— Благодарю вас, шериф, Оукс, — мягко сказал он. — Я сделаю, не беспокойтесь, — и он улыбнулся. — Зачем-то же мы здесь?

Рука шерифа еще мгновение оставалась неподвижной, чуть дрожа на весу. Потом шериф спрятал обе руки в карманы.

— Я вырос в этом городишке, — задумчиво сказал он, не глядя на Молдера. — И с детства слышал… странное. И даже видел порой. Всегда думал, что мне мерещится… мерещилось. До сегодняшнего дня. Теперь — уже не мерещится. Теперь я начинаю думать, что все это правда.

— Что — правда? — спросила Скалли. Шериф словно очнулся.

— Я пойду к машине, — сказал он. — Подожду вас там.

— Ну, что? — спросила Скалли. — Сразу ощутил себя в родной стихии?

— Нет, — ответил Молдер серьезно. — Никто еще мне не доказал, что наш дьявол прилетел с Альфы Центавра.

— А если докажут?

— Тогда наступит совмещение.

— Для Джерри Стивенса оно, по всей видимости, рке наступило.

— Да, похоже.

— Тебе не кажется, Молдер— она зябко поежилась, глядя то на пень, то выглядывая из-под зонтика на мутное небо, низко нависшее над промокшей осенней листвой, — что здесь и впрямь как-то жутковато?

Тра-та-та-та-та…

— И дождь идет и идет.

— Это надолго, — сказал Молдер.

— Он произвел на тебя впечатление, этот шериф, — холодно сказала Скалли. — Я же чувствую. Он явно подействовал на твое воображение.

— Да, похоже на то, — повторил Молдер.

— А я думаю, что кто-то очень умело и нагло использует местный фольклор, чтобы запутывать следы. Я думаю, что на самом деле тут нет ничего странного — просто там, где есть десять романтиков, всегда отыщется один наглец, который сумеет пустить им пыль в гла…

Монотонное тра-та-та на ее зонтике дополнилось увесистым сырым шлепком, и Скалли осеклась, инстинктивно втянув голову в плечи. Потом еще одним. Двумя. Потом на цветастый и черный барабаны пригоршнями посыпались какие-то тяжелые упругие сгустки, и ручки зонтиков заходили ходуном.

— Господи!

Это были жабы. Сотни, тысячи громадных жаб густо рушились с небес. Ткань зонтов пружинисто расшвыривала их в стороны, и слкзисто поблескивающие мускулистые тела молча падали чуть поодаль, и чуть дальше, и еще подальше — но, как ни в чем не бывало, сразу принимались потягиваться и озираться, и переползать с место на место, словно бы осваиваясь после утомительного, но вполне обыденного переезда из одного отеля в другой. А те, что едва ли не подкатывались под ноги Молдеру и Скалли, — те, как по сговору, рассаживались в круг и замирали, пытливо и холодно заглядывая агентам в глаза.

Так продолжалось несколько минут. Потом живой поток стал слабеть, пошел на убыль. Шлеп-шлеп-шлеп… шлеп-шлеп… шлеп… тра-та-та… шлеп.

Тра-та-та-та-та…

Все.

Самая крупная жаба неторопливо подползла к левой ноге Скалли, подняла голову и, по примеру остальных глядя ей прямо в лицо, утробно и предостерегающе закряхтела.

— Господи, — снова сказала Скалли и лишь тогда догадалась отдернуть ногу. Пропитанная унылой сентябрьской влагой поляна кишела неторопливым, деловитым движением.

— Совсем ничего нет странного, — сказал Молдер— Ну совсем ничего.

Средняя школа Кроули Милфорд-Хэйвен, Нью-Гемпшир 12.36

Небрежно прислонившись плечом к стене возле двери класса, Молдер одиноко стоял в пустом школьном коридоре, поджидая Скалли и едва слышно посвистывая сквозь зубы. Через стекло двери было видно, как подростки рассаживаются за свои столы, а сухопарая пожилая учительница, сдержанно улыбаясь, ждет, когда они утихомирятся. Ну — просто мама родная, подумал Молдер. Скалли уже шла с другого конца коридора, широко размахивая рукой — будто не была уверена, что напарник заметит ее сразу и без этой нелепой отмашки. Молдер не нашел ничего лучше, как помахать в ответ. Будто они расстались не полчаса, а полгода назад.

Впрочем, торжественную часть Скалли явно сочла на этом законченной и, едва подойдя ближе, сообщила торопливо:

— Я звонила в Национальную службу погоды. Утром был торнадо в Массачуссетсе. Вероятно, он и засосал эту поганую уйму лягушек.

Ее большие, бархатные глаза сияли от счастья. Еще бы. Метеорология, аэродинамика, торнадо… Все слова надежны и однозначны, как показания вольтметра.

— Вероятно, — мягко сказал Молдер. Ее улыбка погасла.

— Послушай, Фокс. У тебя опять такой вид, будто ты знаешь нечто сокровенное, чего мне никак не понять. Откуда в тебе это высокомерие? В конце концов, вести себя так — неуважительно.

Очень вовремя она закончила фразу, подумал Молдер. И не продолжить ее никак. Если добавить: неуважительно по отношению к коллеге, — это окажется еще более неуважительно, потому что она не просто коллега, а красивая, умная и целеустремленная женщина. А если добавить: неуважительно по отношению к женщине, — она, чего доброго, заподозрит меня в сексуальном домогательстве. Так что неуважительно просто. Неуважительно по отношению к дождю. К восходу солнца. К убийцам. К ведьмам.

— Понять, Дэйна, понять. Я действительно знаю кое-что сокровенное, но тебе это — вполне понять.

Он вынул из внутреннего кармана копию каталожной карточки: «Библиотека Средней школы Кроули. ф-143/1987. Автор: В. П. Крашевски. Титул: Охота на ведьм. История оккультизма в Америке. Последний читатель: Дэйвид Дориан».

Скалли уронила на карточку короткий взгляд и тут же вновь подняла глаза.

— Он здесь, в классе?

— Да.

Оба уставились внутрь сквозь стеклянную дверь. Приглушенно доносился голос сухопарой учительницы:

— К сожалению, молодые люди, мистер Кин-гли заболел. Я заменяю его сегодня и буду заменять столько, сколько потребуется. Надеюсь, мы сработаемся. Меня зовут миссис Пэддок. Сегодня мы…

— Какое хорошее лицо у нее, — продолжая смотреть сквозь дверь, негромко произнесла Скалли. — Красивая женщина. Не смазливая, а именно красивая. Воплощенная доброта. Хотелось бы мне под старость выглядеть так.

— У тебя прекрасное чутье на людей, — согласился Молдер. Скалли покосилась на него.

— Ты иронизируешь или всерьез?

— Всерьез.

— Будем ждать, пока кончится урок? — спросила Скалли, немного помолчав.

— Долго, — ответил Молдер— Они только начали.

Скалли кивнула, поняв его с полуслова, — и сама постучала в дверь.

Воплощенная доброта по имени Пэддок обернулась к ним и, прищурившись, всмотрелась в то, что за стеклом. Потом сделала приглашающий жест.

— Извините за беспокойство, — сказала Скалли, открыв дверь. — Мы из Бюро Расследований. Мы хотели бы…

Грохот опрокинутого стула заглушил продолжение. Один из учеников, расшвыривая все, что попадалось по дороге, метнулся к открытому окну.

Серой молнией, едва не вылетая из своего серого плаща, следом за ним рке летел Молдер, и снова загрохотала мебель. Все произошло очень быстро. Вот они плечо к плечу стоят в дверях, вежливо пытаясь объяснить цель прихода, — — и вот рке в открытом окне бьются и лягаются ноги в кроссовках, а Молдер крепко держит их обеими руками и сулит что-то весьма неприятное тому, кто свисает наружу. А класс обалдело смотрит на все это, как один человек; и рты разинуты у всех удивительно одинаково. Только миссис Пэддок словно бы и не удивлена — глядит и чуть улыбается, будто перед нею играют в свой песочек, в свои куличики совершенно мелкие малыши. Нет, она не так проста, эта миссис, подумала Скалли, неторопливо идя Молдеру на помощь. Она не только доброта.

Значит, Молдер все же опять иронизировал.

Извлечь Дэйва из-за окна не составило большого труда, хотя лягался он так, что Молдеру в какой-то момент захотелось разжать руки. Он ничем не рисковал, — до мягкого, напоенного водой газона под окном было не более четырех футов. Но — гоняйся потом за резвым сатанис-том по всему городку. Нет, рк лучше выдернуть его, как репку.

Еще раз извинившись перед миссис Пэддок и ребятами, они вместе с Дэйвом вышли из класса и, ткнувшись на пробу в несколько дверей, уединились в одной из пустых аудиторий. Дэйв все порывался что-то колкое говорить, но ни Скалли, ни Молдер не реагировали, целеустремленно сопровождая ершистого ученика к более удобному для беседы месту.

Стоило, однако, усесться друг напротив друга, Дэйв как воды в рот набрал. Скалли держала раскрытый блокнот и ручку наготове, но некоторое время агенты и парень лишь молча фехтовали гневными взглядами. Наконец Молдер негромко спросил:

— Ну и как? Восстал?

У парнишки задрожали губы. Взгляд его спрятался, как голова черепахи в панцирь.

— Часто вы камлаете? — спросил Молдер.

— Я вообще никогда этим не занимался! — крикнул Дэйв, явно пытаясь наглостью прикрыть и задавить собственный страх. — Вы мне это не пришьете!

— А что пришьем? — еще тише и еще мягче спросил Молдер. Вот в такие мгновения Скалли восхищалась им. И даже гордилась тем, что ей выпало работать с агентом такого класса.

Но потом, оставшись с нею наедине, он опять начинал нести какую-нибудь бредятину, — и у нее буквально зубы сводило от сознания того, что она навек обречена таскаться с ним вместе по всем его окаянным капищам, стойбищам, кладбищам и взлеталищам…

— Ничего не пришьете! — истерически выкрикнул Дэйв. Он был уже готов, Фокс откупорил его в две реплики. — Мы с Джерри лучшие друзья! Я ничего не делал!

— А что случилось с Джерри? — удивленно спросил Молдер.

Дэйв сглотнул.

— Его убили… — сказал он тихо.

— Откуда ты знаешь?

— Сказала миссис Пэддок перед уроком… Что его нашли утром в лесу.

— А ты разве не был там с ним вместе?

— Был, — едва слышно прошелестел Дэйв. — Только я не видел ничего. Как крысы наползли, так мы все дунули кто куда. И больше я не видал его вообще.

— Крысы?

— Ага. Чертова прорва крыс вдруг!

— А жаб не было?

— Жаб? — удивился Дэйв. — Не… Жаб мы б не испугались. Хотя девчонки — те могли бы…

— Ага, девчонки.

Виртуозно. Дэйв совсем сник.

— Какие девчонки были с вами?

— Кэй и Андреа, — понуро и покорно проговорил Дэйв.

— С ними все в порядке?

— Да, на уроке парятся.

— Крепкие у вас нервы, ребята.

— А что делать?

— Понятно. Зачем вы пошли к Ведьмину алтарю?

Дэйв нервно облизнул губы. Глаза у него бегали.

— Кто зачем. Повыпендриваться, скорее всего. Ну, и телок своих попасти, конечно…

— А зачем ты брал в библиотеке книжку про культы?

— Так я ж в этом ни бум-бум. А кому хочется выглядеть дураком, когда телка рядом? Я им такой цирк закатил… — но тут он осекся, видимо, вспомнив, чем завершился этот веселый цирк.

— Ты понимал, что из этого может получиться? — спросила Скалли.

— Ну откуда мне было знать? — опять выкрикнул Дэйв, едва не плача. — Откуда? В башке не укладывается!

— Что именно не укладывается?

— Что, что… Известно, что. Он так и не ответил.

— Почему же ты сейчас побежал, если не убивал Джерри? — снова взял слово Молдер.

— Со страху, — честно ответил Дэйв.

— Неркели нас испугался?

— Вас? Нет… — он помолчал, а потом, понизив голос и наклонившись к Молдеру, сказал: — Ведь мы, наверное, правда какого-то черта вызвали… Понимаете? Он Джерри и убил! А я теперь доказывай, что не я!

Откинулся на спинку стула. Шумно перевел дух.

— Вот только не знаю, какого черта он это… — добавил он и опять осекся. — Ой. Черт какого черта… Какого черта черт…

Он нервно хихикнул. Потом коротко засмеялся. А потом, колотясь, как в припадке, начал хохотать.


Там же 13.18

Страшно.

Даже подумать нелепо, что еще вчера вечером было скучно от обыденной жизни. О, если бы вернулось это чувство накатанной колеи, в которой движение равнозначно покою и не может случиться ничего страшнее, чем ссора с домашними или несвоевременный дождь! Только бы вернулось! Только бы снова стало скучно!

Вот теперь — не скучно.

Страшно.

— Один из вас убил Джерри Стивенса, — жестко проговорил Джим Осбери. — Кто это сделал? Зачем? Мы все здесь свои. Пусть тот, кто это сделал, скажет все откровенно.

— А может, это ты его убил? — нервно почесывая щеку, проговорил Пол Витарис.

Они стояли у двери, за которой, они это знали, шел допрос.

Джим тяжело вздохнул.

— Нет, это не я, — сказал он очень спокойно.

— Кто, кроме нас, может знать обряд вызова? — спросил Пит Калгани.

— Обряд — не проблема, он описан в сотнях источников, — нетерпеливо встряхнул головой Джим. — Почему обряд подействовал, вот вопрос!

— Жаль, мы его не успели опробовать, — проговорила Дебора Браун.

— Вот уж теперь мне этого совершенно не жаль, — очень от души возразил Пол, и Джим не выдержал — улыбнулся.

— Среди нас есть кто-то, — вполголоса продолжил Пол. — Неужели вы еще не почувствовали? Я ощущаю присутствие. Присутствие гневное. Кто-то пришел карать.

Дебора Браун поежилась, пряча глаза. Пит Калгани нервно протирал очки, сажал их на нос и снова снимал, чтобы протереть. У Джима Ос-бери прыгали скулы , — и глаза пылали.

— За что? — с искренним недоумением спросил он.

Пол чуть пожал плечами.

— За все… — ответил он.

— Может быть, — вдруг сказал Пит, — эти его найдут?

И качнул головой в сторону двери.

— Эти? Того, кто пришел карать? — и Дебора надрывно, протяжно рассмеялась.

— Хотя бы выйдут на него и так укажут нам, кто. А потом… потом — мы уже сами.

Дверь с шумом раскрылась, вышел Дэйв. С удивлением глянул по сторонам и, не желая встречаться с членами комитета даже взглядом, заторопился в свой класс. Следом за ним показались агенты.

— Вы его отпускаете? — громко спросил Джим.

— А почему бы и нет? — вопросом на вопрос ответил Молдер. — Улик-то против него никаких.

— Улик никогда не бывает, — непонятно проговорил Джим. Молдер внимательно посмотрел на него, потом повернулся к Скалли. Скалли хмурилась.

— Вы, видимо, большой специалист в криминалистике, — сказала она.

— О, нет, — холодно улыбнулся Джим. — Но мы слышали, что Джерри Стивене был зверски убит в процессе осуществления некоего зловещего ритуала. А эти два приятеля в последние недели буквально свихнулись на черных мессах и подобной ерунде.

— И как вы объясняете это внезапное увлечение? — быстро спросила Скалли.

Джим неопределенно качнул головой.

— Это плоды современной цивилизации, — с какой-то очень личной озлобленностью проговорила Дебора Браун. — Она докатилась и до наших тихих мест. Сатанинская музыка клипов… Телевидение, книги, культ насилия и жестокости. Это не проходит бесследно для неокрепших детских душ!

Пит Калгани несколько раз кивнул.

— Они охотятся за детской невинностью и пользуются ею! Дети развращаются, сами того не замечая — и потом, стоит лишь пальчиками кому-то щелкнуть, они уже готовы на все!

— Они? — с напором переспросила Скалли. Молдер, очевидно, утратив интерес к разговору, отошел к затаившемуся в углу умывальнику и несколько раз ополоснул лицо. Скалли удивленно и чуть обиженно проводила его взглядом.

— Они, — с вызовом повторил Пит.

Скалли встряхнула головой. Он действительно очень устал, подумала она, пытаясь внутренне примириться с поведением напарника. Наверное, засыпает на ходу. А мне надо продолжать этот странный разговор. К чему они подталкивают нас? Пока не понимаю.

— Бюро в течение семи лет проводило тщательный анализ проблемы и пришло к выводу, что среди совершившихся за это время преступлений, в том числе и убийств, не было ни одного, которое можно было бы доказательно считать культовым или ритуальным. Маскировка под это — бывает. Но подоплека всегда оказывается вполне мирской.

— Эдгар Гувер до конца своих дней так и не поверил, что мафия есть на самом деле, — ядовито сказал Пит.

— Послушайте, — терпеливо ответила Скалли. — Если посчитать все убийства, которые сопряжены со странными обстоятельствами, у которых как бы отсутствует мотив, которые на первый взгляд выглядят как обряды, — тогда пришлось бы признать, что мы имеем дело с тысячами ритуальных убийств ежегодно!

Некоторое время все молчали. На чувственных губах Деборы Браун проступила сытая улыбка удовлетворения. И тут Скалли с ркасом поняла, что ее собственные слова могут иметь, по крайней мере, два смысла. По крайней мере, два.

— Наконец-то вы начинаете понимать, с чем столкнулись, — тихо проговорил Джим Осбери и, широко шагая, пошел прочь. За ним потянулись остальные, — а Скалли растерянно смотрела им вслед.

Прошло, наверное, минуты две, прежде чем она набралась духу подойти к Молдеру. Тот, словно был тут совершенно ни при чем, так и не завернув кран, продолжал с детским изумлением смотреть на бодро журчащий в раковине водоворот.

— Ну, что ты тут нашел, Фокс? — тихо и утомленно спросила Скалли. Он молчал. — Может, хочешь поиграть в кораблики? Весенний ручеек бежит, сверкает, плещет…

Он не ответил и даже не обернулся к ней. Странный. То не отходит от нее и, кажется, шагу сам ступить не может, — а то словно не замечает.

— Какой-то массовый психоз, — сказала Скалли.

Еще один термин, подумал Молдер, глядя на воду. Надежный, как вольтметр.

— Мы начали с обычного убийства, а не прошло и четырех часов, как докатились до черной мессы и ритуального заклания. И это в каких-то ста милях от Бостона! Честно слово, можно подумать, что мы, по меньшей мере, на Гаити. Или в джунглях Конго.

— Вода, — сказал Молдер.

— Что?

— Вода. Я бывал на Гаити. Даже там Корио-лисово ускорение действует так же, как везде в северном полушарии. Поток воды закручивается по часовой стрелке. А здесь — посмотри.

Скалли, чувствуя себя очень глупо, наклонилась над раковиной, негодуя на Фокса за то, что он заставляет ее делать такие вещи. Словно меня вот-вот стошнит, брезгливо подумала она.

Брызгаясь и шумя, поток воды из крана бил в металлическое дно раковины и закручивался над отверстием трубы веселой спиралью.

Справа налево.

Некоторое время Скалли молча смотрела, как мир встает с ног на голову. Потом едва слышно спросила:

— И что это значит?

— Это значит, здесь происходит… что-то. И если это массовый психоз, то вовсе не здешних жителей. А всей здешней природы. Крысы. Жабы. Вода. Что дальше, Дэйна?


Там же 13.44

Миссис Пэддок не было ни страшно, ни скучно. Ей было интересно и немного весело. Как опилки, думала она. Просто-напросто металлические опилки на листе бумаги. Все вроде бы разлеглись, как им удобней оказалось, — но стоит снизу поднести никому не видимый магнит, они мигом выстраиваются, как безмозглые солдаты на смотру, одними и теми же примитивными кривыми. Из века в век. Средства транспорта меняются, оружие меняется, фасон одежды меняется, — а кривые все те же. Меняется лишь то, чем. А зачем — остается одним и тем же, аминь. Дрркелюбно кивая ученикам, вереницей подходившим к ней, чтобы сдать только что написанные тесты, она укладывала исчирканные торопливыми ученическими крестиками и галочками стандартные бланки с вопросами в левый ящик своего стола, на всякий случай не давая никому из детей увидеть, что в нем еще лежит, — ведь дети могли бы испугаться; и предвкушала следующий урок.

Собственно, это должна была быть лабораторная.

Когда рука об руку к ее столу подошли Андреа и Кристиан, миссис Пэддок, взяв их листки, кивком задержала подавленных девочек.

— Вам сейчас трудно, дорогие мои, — сказала миссис Пэддок. — Поверьте, я вас очень понимаю. Такое нелегко пережить, особенно в вашем нежном возрасте. И поговорить не с кем. Со взрослыми бывает так сложно порой… Именно когда нужно выговориться. С родителями хорошо беседовать о повседневных пустяках, о праздничном пироге или платье, а вот когда наступает минута горя, до них ведь не докричишься, да?

Девочки удивленно молчали. Миссис Пэддок смущенно улыбнулась.

— Я это к тому, что вы ведь рке и сами совсем взрослые. Если вдруг вам очень захочется поговорить, я всегда готова выслушать, дорогие мои. Всегда.

— Спасибо, миссис Пэддок, — сказала Кристиан; Андреа же, расчувствовавшись, лишь судорожно кивнула и всхлипнула, не в силах говорить. Миссис Пэддок ободряюще кивнула ей и несколько раз хлопнула в ладоши, обращаясь к классу:

— Переходим в класс для практических работ по биологии! Быстренько, быстренько! Время не ждет!

Как раз в этот миг в класс торопливо вошел Дэйв, и миссис Пэддок весело засмеялась:

— А-а, большой любитель открытых окон! Это и тебя касается! Тест ты не писал по вполне уважительной причине, — но поросят будешь резать, как все!

И с удовольствием отметила его затравленный взгляд.

Зал практических работ был раза в полтора больше, чем обычные классы. За остекленной перегородкой располагались кабинет учителя и холодильники для образцов, а посреди зала царил громадный стеклянный куб с вечно дремлющим громадным питоном, чья золотистая туша, так похожая на одну сплошную гигантскую мышцу невероятной силы — то сонную, то ленивую, а то на миг напрягавшуюся, точно армия перед броском к Заливу, — неизменно вызывала восхищение ребят.

Пока ученики рассаживались, пока Дэйв невесело отшучивался и огрызался в ответ на расспросы о том, что с ним делали настоящие спецагенты, миссис Пэддок выкатила из своего кабинета тяжелый бокс с образцами и, ничуть не затрудняясь, что говорило о ее недюжинной силе, повела его по проходу между столами, весело приговаривая:

— Не забудьте перчатки надеть! Собрались, собрались! Вы такие большие, вам не к лицу бояться крови! Годовые ваши оценки наполовину будут зависеть от того, как вы справитесь сегодня!

— А ведь по расписанию старика Кингли сегодня у нас не должно было быть никакой лабораторной, — шепнул Дэйв своей соседке спереди, красивой черноволосой Шэрон Осбери. У Дэйва уже дрожали руки. После вчерашнего ему особенно не хотелось кого бы то ни было резать. Шэрон кивнула. Девочке тоже было не по себе, и она все резче, все нервнее играла перекинутой через запястье дешевой цепочкой, непроизвольно бросая ее то влево, то вправо. А когда до Шэрон дошла очередь, и на стол перед нею шлепнулась розовая тушка новорожденного поросенка с запрокинутой головой и мучительно разинутой пастью под посиневшим пятачком, к горлу ее подкатила тошнота. Ой, мамочка, подумала Шэрон. Да как же я справлюсь. Да я же не справлюсь!

— Это считай что эмбрионы, — задорно продолжала говорить миссис Пэддок, раздавая образцы с невероятной скоростью, но без суеты, и не забыв даже кинуть одну из тушек дремлющему в своей стеклянной тюрьме питону, — но все органы у них вполне различимы. Вы должны извлечь легкие и сердце, а также провести тщательные промеры. Учитесь делать это быстро и хладнокровно, мало ли когда пригодится в жизни такое умение. Ну, а кто сумеет вскрыть сердце, получит дополнительный балл. Время — до конца урока.

— Если ты достанешь сердце, — я его вскрою, — отчаянно шепнул сзади Дэйв. Ему страшно не хотелось делать все это одному. — А потом моего так же вместе распотрошим.

— Ладно, — автоматически ответила Шэрон, стараясь не смотреть на розовый трупик. Он был такой маленький, такой беззащитный… Холодный, но не замерзший — видимо, миссис Пэддок заблаговременно отогрела образцы, потому что отвердевшую в холодильнике плоть скальпель не взял бы. За окном маячили на фоне серого неба золотые листья на ветвях росших вдоль стены кустов. На ветвях веселились и чирикали птицы. Живые. Их щебета не было слышно сквозь стекло, но Шэрон отчетливо видела, как раскрываются и закрываются их бодрые смешные клювики. Как было бы замечательно разрезать поросенка вслепую, так и продолжая смотреть на живых птиц. Тошнота усиливалась.

— Начали, начали! — громко сказала миссис Пэддок и опять несколько раз хлопнула в ладоши. — Кто воробьев считает, а?

Шэрон вздрогнула и отвернулась от окна. Последняя реплика учительницы явно относилась к ней. Надо начинать, подумала девочка. На соседнем ряду кто-то уже увлеченно пыхтел, кромсая розовое брюшко так азартно, будто это была консервная банка. Шэрон не хотела смотреть, кто это был. Она покрепче сжала скальпель затянутыми в медицинскую перчатку пальцами и заставила себя взглянуть на поросенка.

Поросенок шевельнулся.

Шэрон замерла, закусив губу. Внутри у нее все оборвалось. Внизу живота будто вспухла яй— цеобразная ледышка, и между лопатками побежали ознобные струйки мгновенно проступившего пота.

Поросенок поджал передние лапки, точно складывая покорные коротенькие ручонки на груди, и повернул свернутую набок голову пятачком прямо к Шэрон. Белесые поросячьи ресницы дрогнули, а потом поднялись веки, — и из-под них выхлестнул беспомощный взгляд синих скорбных глаз.

Не помня себя, с закушенной губой, Шэрон встала, прижав руки к груди точь-в-точь, как поросенок, и едва не попав себе в подбородок скальпелем. Она не могла вздохнуть. Она не могла отвести глаз.

— Мама, — тихонько сказал поросенок. Голосок у него был тоненький и очень жалобный. И совсем безнадежный. Он уже почти не верил, что кто-то может ему помочь. — Мамочка, мне холодно. Согрей меня.

От визга Шэрон, казалось, вылетят стекла.

Там же 14.12

Ну и денек, думала Скалли. Ну и школа. Ну и детки. Ну и местечко. А все казалось таким простым.

Нет, все и на самом деле просто. Только мешают истерики и психозы. Параноики, шизофреники, маньяки из расследования в расследование путаются под ногами и любой, сколь угодно элементарный, расклад событий превращают в китайскую головоломку, губительную для нервов любого, кто еще не спятил. Если бы все люди были нормальными , — как все было бы просто!

Если бы, например, Молдер был нормальным, — какой это был бы славный человек…

Молдер молча смотрел, как миссис Пэддок, сама едва не плача от потрясения, пытается успокоить трясущуюся Шэрон. Девочка рке не кричала, не билась — только судорожно прижимала почти рке опустевший стакан с водой к груди и невидящими глазами смотрела куда-то мимо всех. Какое-то время Молдер опасался, что она, вместо того, чтобы пить воду, начнет грызть стакан. Теперь это опасение прошло. Он смотрел почти спокойно — и вспоминал разговор с психологом школы, прерванный донесшимся из класса воплем. «Согласно вашим регистрационным записям, ученики часто жалуются на депрессию, бессонницу, несварение желудка». — «Для переходного возраста это обычные явления. Вспомните себя, агент Молдер, вспомните себя в пятнадцать лет». — «Вам знакомы основные симптомы подавляемых, вытесненных воспоминаний?» — «Если у подростка от книжной премудрости разболелась голова, это еще не значит, агент Молдер, что его гнетут подавленные воспоминания». — «Вы не отмечали никаких признаков того, что кто-либо из детей подвергался каким-то видам насилия, издевательств? Например, ритуального характера?» — «Разумеется, нет. Если бы я хоть единожды заподозрил что-либо подобное, я немедленно обратился бы к шерифу. Почему, собственно, вы меня об этом спрашиваете, агент Молдер?» — «Могу я поговорить с кем-то из детей, кто особенно часто жалуется на хроническое недомогание?» — «Боюсь, открыть вам имена таких подростков было бы нарушением врачебной этики. Вы, возможно, не знаете, но мы даем клятву хранить в тайне все, что нам рассказывают наши пациенты. К сожалению, я не могу удовлетворить вашу просьбу».

И наглая рожа, и улыбка превосходства по типу: «Тркься! Пыжься! А все равно ничего ты мне не сделаешь!» — в которую так и хочется запустить стулом или, скажем, толстенным томом Фрейда. В такие минуты Молдер почти жалел, что живет в свободной стране, а не при каком-нибудь жутком тоталитарном режиме. Как там просто работать! Пара хороших тычков в самодовольно скривленные губы, потом резиновой дубинкой по пальцам или по пяткам. Что там еще? Дыба, испанский сапог… Лубьянка…

И тогда, возможно, мы успели бы спасти кого-то из детей, над кем уже занесен невидимый меч.

Все эти бесконечные сериалы об одиноких благородных мстителях — лишь адская зависть обывателя к преступнику; поистине адская, в буквальном смысле слова сатанинская тоска законопослушного общества от осознания того факта, что непорядочный человек не связан законом, а порядочный — связан им. Что непорядочный человек всегда более свободен, нежели порядочный.

И как тогда любить свободу, зачем тогда бороться за нее, если свобода нарушать закон предоставляется лишь в преступных целях, а нарушение закона в целях благих — с точки зрения закона, не более чем очередное преступление?

Знала бы Скалли, о чем я сейчас думаю, — наверное, здороваться бы перестала. Как минимум.

— Не переживай так, деточка моя, — ласково говорила меж тем миссис Пэддок, поглаживая Шэрон по голове. — Не переживай. Это бывало и прежде. Это не так уж редко бывает, — когда детям твоего возраста невмоготу резать животных, которые кажутся им все еще хоть чуть-чуть, да живыми. Детское сознание не может, не успевает примириться с идеей смерти — и сопротивляется ей самыми разными способами. В том числе и так…

— Он шевелился, миссис Пэддок, — выдавила Шэрон. — Клянусь вам, он шевелился и со мной говорил!

— Ну, будет, деточка моя, будет, — успокоительно твердила миссис Пэддок.

— Я не сошла с ума!

— Конечно, не сошла. Конечно.

Хотела бы я быть в этом уверена, подумала Скалли.

— Просто тебе показалось…

Чем в подобных случаях «спятила» отличается от «показалось», подумала Скалли, хотела бы я знать.

Подошел Пит Калгани.

— Шэрон, мы позвонили твоим родителям, — сказал он, глядя на девочку сбоку не только безо всякого сочувствия, но с каким-то непонятным, почти болезненным любопытством. — Твой отец приедет за тобой.

Шэрон, не оборачиваясь к учителю и по-прежнему глядя в стену, медленно поставила на стол опустевший стакан. Блестящая цепочка свесилась с ее запястья. Молдер напрягся. Что-то сейчас должно было произойти.

— Нет, — ровно сказал Шэрон.

— Что значит нет? Он уже выехал. Через четверть часа ты будешь дома, отдохнешь, успокоишься…

Шэрон встала.

— Не-ет!!

И бросилась к двери.

Молдер нагнал ее лишь в коридоре. Ее опять била дрожь. Он с силой обнял ее за плечи, даже чуть встряхнул. Только не допустить истерики, думал он. Только не допустить. Пусть плачет, пусть выговаривается, — только бы не истерика…

— Ты что-то вспомнила, да?

С закушенной губой и полными слез глазами Шэрон молча кивнула несколько раз.

— Что? Расскажи мне, что ты вспомнила? Не глядя ему в лицо, она несколько раз энергично помотала головой.

— Почему?

— Я не уверена… — тихо сказала она. — Может, мне все это только снилось…

— Тогда расскажи мне все, что тебе снилось, — мягко произнес Молдер.

Двор Средней школы Кроули близ спортплощадки 14.37

Клочковатое темно-серое небо по-прежнему едва не касалось вершин деревьев и крыш домов, но дождь перестал. Впрочем, вероятно, ненадолго. Воздух был настолько насыщен влагой, что отчетливо был виден пар от дыхания, словно зимой, в мороз. Шэрон, Скалли и Молдер вышли на улицу, чтобы никто не слышал их и не мог незаметно подслушать — и еще чтобы хоть чуть-чуть сменить обстановку. И чтобы дать девочке вдохнуть хоть глоток свежего воздуха. Это было все, что для нее покамест можно было сделать.

Они уселись возле стола для пинг-понга, агенты с одной стороны, Шэрон с другой. Скамейки были влажными, но теперь было не до подобных мелочей. Лишь бы дождь не посыпал снова. С юга напирали какие-то совсем рке невообразимые тучи, черные, как ночное небо, и клубящиеся, словно дым на пожаре. Хлынет. Обязательно хлынет.

— Вы, наверное, уже знаете, — сказала Шэ-рон, — что Джим Осбери не отец мне, а отчим. Знаете?

Скалли кивнула. Молдер лишь смотрел выжидательно, — но девочка прятала глаза. Она вот-вот могла снова заплакать.

— Мой настоящий папа от нас сбежал. Мама стала председателем какого-то семинара, или комитета, или чего-то в этом роде… Не помню. А потом они поженились с Джимом, и мы переехали сюда. Мне было тогда четыре года, а моей сестре — всего лишь два…

— У тебя есть сестра? — спросила Скалли. — Она учится здесь же, в этой школе?

Молдер осторожно тронул ее за плечо: не прерывай, мол. Шэрон отрицательно затрясла головой, потом сглотнула и выговорила:

— Нет. Уже нет. Сейчас расскажу. Джим ее убил.

— Джим? Твой отчим?

— Если вы мне не поверите… скажите сразу. Скалли беспомощно обернулась к МолдерУ— Тот молчал.

— Мы… постараемся тебе поверить, — пробормотала Скалли, вновь поворачиваясь к девочке.

— Он… он…

— Ну, помолчи, — сказал Молдер. — Не торопись, соберись с силами. Нам спешить некуда.

А дождь, против воли подумала Скалли и бросила взгляд на медленно вздымающуюся из-за горизонта непроглядную черноту. Хлынет, скоро хлынет. А я и так уже вся отсырела за эти полдня. Честное слово, лучше уж под пули, чем опять под дождь.

Скоро, впрочем, ей пришлось в очередной раз убедиться, что дождь лучше.

— Мне было тогда десять лет… или девять… когда он в первый раз меня заставил. Б машине, на заднем сиденье. Заставил. Я не хотела, — но он заставил! А потом сказал, что, если я проговорюсь кому-нибудь, он меня изуродует. Не убьет. Именно изуродует. Он говорил, что я очень красивая, а когда вырасту, стану совсем красавицей и выиграю конкурс «мисс Вселенная». А если он меня изуродует, то я ничего не выиграю. И потом он много раз… много раз… — она затрясла головой, не в силах говорить.

Снова пришлось ждать, пока она отдышится. Облака пара, напоминая о близкой зиме, срывались с ее губ.

— А я, когда он это делал со мной, всегда воображала, что я далеко-далеко в океане, под водой, и кругом только холодные рыбы… И темно. Совсем темно. Но, может, это мне тоже снилось? Я совсем это все забыла, но в последние дни почему-то стала вспоминать… И не только это. Ведь не только Джим это делал. Другие тоже.

О господи, подумала Скалли. Будет ли этому бреду конец? Может, ей просто нравится? Может, она так старается привлечь к себе внимание? Может, ей просто очень одиноко?

Так или иначе, надо сразу отсюда ехать к ней домой.

— Кто эти другие? — спросила она. — Что они делали?

— Мама часто уезжала на целый день, а то и на два. Тогда к нам приходили другие. И мужчины, и женщины. Я их не знаю, они надевали такие робы, или балахоны… не знаю, как сказать. С капюшонами, будто древние монахи. Они отводили нас с сестрой в подвал, там стены все покрашены красным, чтобы не видно было крови. А пол земляной… чтобы впитывалось, наверное. Нас связывали голыми и пели какие-то гимны, молились, и Джим всем этим управлял. А потом… потом… Меня они называли наседкой, потому что все время делали мне детей. У меня было пятеро детей. Или шестеро, я не помню. Все они закопаны там в подвале, потому что нужна была младенческая кровь для жертвоприношений. А у Терезы не получались дети, может, потому что она была еще совсем маленькая, или почему-то еще… И Джим очень сердился на нее, бил, и мама даже не понимала, откуда у Терезы синяки, а Тереза боялась рассказать. Но Джим так сердился, что в конце концов Терезу тоже принесли в жертву, а он потом сказал, что ее задавило на дороге…

— Сколько ей тогда было?

— Восемь.

Бред, с облегчением решила для себя Скалли. Все-таки, к счастью, бред. Даже засечки возраста противоречат друг другу. Она, как арифмометр, еще раз быстро перемолотила проскакивавшие в рассказе цифры: четыре и два, восемь или девять, восемь. А сейчас — пятнадцать. Пятеро рожденных детей, или даже шестеро.

Или не противоречат, холодея, подумала Скалли. Да нет, не может быть, не может. Ждать, что детей начнет рожать семилетняя, пусть даже восьмилетняя девочка? Убить ее за то, что она этого не смогла? Да кем же надо быть?

И тут волосы встали у нее дыбом. А если это правда? И действительно — кем надо быть, чтобы…

Председатель родительско-учительскою комитета.

Вот кем надо быть — председателем роди-тельско-учительского комитета Средней школы Кроули города Милфорд-Хэйвена, штат Нью-Гемпшир. В каких-то ста милях от Бостона. Она едва сдержала истерический смешок и снова обернулась на Молдера. О чем он думает, интересно?

Молдер вспоминал.

Он вспоминал снисходительно брошенные ему штатным психологом школы слова: если у подростка от книжной премудрости разболелась голова, это еще не значит, что его гнетут подавленные воспоминания!

Еще он вспоминал предвыборную речь президента: двадцать первый век должен стать веком Америки!

Еще он вспоминал недавнюю беседу с членами комитета: это плоды современной цивилизации, она докатилась и до наших тихих мест. Тихих мест. Какое тихое у них тут место!

Еще он вспоминал найденный на поляне обрывок: «…земли и королей подземного мира! Повелеваю…», «…кичащиеся своей праведностью…». Кичащиеся своей праведностью, думал он. Кичащиеся своей праведностью…

Он, тяжело вздохнув, распрямил спину и поднял голову — ив одном из школьных окон увидел некрасивое, внимательное лицо миссис Пэддок, наблюдающей за тем, что происходит на дворе. Поняв, что он ее заметил, она весело улыбнулась ему и почти по-приятельски помахала рукой. Он лишь кивнул в ответ.

— Мне надо идти, — тихо сказала Шэрон. — Лабораторную за меня все равно никто не сделает.

— Ты уверена, что это необходимо именно сегодня? — спросил Молдер.

— Мне не нужна плохая оценка на выпускном. Надо просто взять себя в руки — и тогда все получится.

Девочка права, подумала Скалли.

Ах, если бы девочка была права, подумал Молдер.

Шэрон встала. Отчетливо чувствовалось, как она собирается с силами. На лице ее постепенно проступило ледяное, хирургическое спокойствие; потом — решимость. Отчаянная решимость во что бы то ни стало идти до конца.

— Я его разрежу, — негромко, но убежденно сказала она. В голосе ее звякнула ненависть. — Пусть хоть молочка у меня из груди попросит. Как Бог свят, разрежу! Только двойки мне годовой не хватало в этой жизни!

Вот так мы все и живем, подумал Молдер.Разрежу, только бы не двойка. В чем бы она ни выражалась: в количестве набранных голосов, в количестве заработанных долларов… В количестве.

— Спасибо, — сказала Шэрон, неловко улыбнувшись агентам, и пошла к школе. Трогательно невзрачная цепочка, тускло отблескивая, с неуместной игривостью болталась на ее левой руке. Несколько мгновений Скалли и Молдер смотрели ей вслед, потом встретились взглядами — и, поняв друг друга без слов, поднялись.

И, уже не оборачиваясь, пошли к своей машине.

Жаль, что не оборачиваясь. Стоило обернуться хоть одному из них, он без труда заметил бы, что миссис Пэддок больше не смотрит на улицу и что в темной, неразличимой за стеклом глубине ее кабинета острой и длинной, колючей звездой невыносимо ярко запылала свеча.

Дом Джима Осбери 15.31

— Где моя дочь?

— Мистер Осбери…

— Я спрашиваю, где моя дочь?!

— Я вам отвечаю, мистер Осбери…

— Мне сказали, вы привезете ее домой! Я именно поэтому не поехал за ней сам! Где она?!

Джим был вне себя от ярости. Ему тоже было страшно. Скучно ему не было ни вчера, ни сегодня. Но страшно стало так же, как и всем остальным.

— Давайте не будем горячиться, мистер Осбери, — сказала Скалли. — У вашей дочери был истерический припадок…

— Она балованная девчонка! Припадок, фу-ты ну-ты!

— А потом, немного успокоившись, она рассказала нам очень странные вещи, которые мало похожи на правду, но разобраться с которыми — наш прямой профессиональный долг.

— Что еще? — сбавил обороты Джим.

— Мы так и будем разговаривать на ступенях перед вашим домом?

Джим помолчал, играя желваками. Молчаливая, не по возрасту увядшая жена примирительно тронула его за локоть. Чуть хрипло от подавленной неприязни Джим сказал:

— Прошу вас. Проходите, но имейте в виду, что я очень занят. И скоро должен уходить.

— Разумеется, — непонятно сказал Молдер, и Скалли снова искоса, мельком взглянула на него, пытаясь понять, что он имеет в виду. И снова не поняла. Какой тяжелый человек, подумала она.

Молдер молчал. Приходилось и дальше работать ей одной. Они расселись в гостиной, — Молдер почему-то остался стоять, подпирая плечом косяк входной двери; и Скалли вкратце пересказала Джиму рассказ его падчерицы.

Надо было видеть его лицо. Его наркотически засверкавшие глаза. Его щеки, побелевшие так, будто он их отморозил. Когда Скалли закончила, Джим долго молчал, похрустывая переплетенными пальцами и покусывая нижнюю губу.

А вот миссис Осбери будто не слышала ничего. Она скучающе смотрела в пространство и, казалось, думала о предметах, куда более важных, чем страшные небылицы, — например, о том, что приготовить сегодня на ужин.

Наконец Джим подал голос.

— Кто-то… или что-то… вбил ей в голову всю эту чушь. И я постараюсь разобраться, кто!

— И мы постараемся, — негромко сказал так и не ставший садиться Молдер.

— Да уж постарайтесь! Зачем-то мы ведь платим налоги, черт возьми!

Похоже, он был невменяем. Скалли опять покосилась на Молдера, и на сей раз вовремя: он едва заметно качнул головой в сторону двери, намекая, что неплохо бы Скалли побеседовать с миссис Осбери один на один. И тут же громко сказал:

— Миссис Осбери! Может быть, воды?

Джим растерянно оглянулся на жену. Та равнодушно кивнула. Джим встал, кривясь с отвращением и негодованием, и пошел на кухню. Молдер устремился следом.

— Миссис Осбери, — сказала Скалли, — вы никогда не слышали от своей дочери ничего подобного?

— Никогда, — отрицательно покачала головой та.

— И она никогда не… — Скалли чуть запнулась, стараясь выбрать слово как можно тщательней, — не обвиняла вас в невнимании?

— Нет.

— Вы не замечали у нее следов побоев? Синяков, царапин… или, например, слабости, характерной при большой кровопотере?

— Нет. То есть синяки да шишки — обычное дело у подростков, даже у девочек, такие уж нынче времена. Но все эти ужасы… Нет.

— У вас нет никаких идей относительно того, зачем и почему понадобилось ей выдумывать весь этот кошмарный бред?

Первые признаки живых чувств появились на лице миссис Осбери. Она облизнула губы, потом поправила прическу.

— Видите ли… В последнее время у нас в семье не все гладко. Мы с Джимом стараемся решать все проблемы мирно и разводиться не собираемся, но, может быть, мы действительно не можем сейчас уделять Шэрон достаточно внимания. Мы с ней не очень ладим. Именно мы с ней, с Джимом у нее более ровные отношения, более равнодушные… но я — мать… И мы несколько раз сильно ссорились.

Ну, вот и все, с облегчением подумала Скалли. Вот и ответ на все вопросы. Все всегда оказывается банально в конце концов. Каждая вторая современная семья, увы… При занятости родителей, при их погруженности в свои проблемы — чего только не напридумывают подростки. И потом сами верят в это и готовы доказывать свою правоту с пеной у рта!

Беда века.

Если бы, скажем, у меня вдруг объявилась дочь, — сколько времени я могла бы ей посвящать? Пять часов в неделю? Шесть? Представляю, какие сказки она принялась бы высасывать из пальца, чтобы хоть как-то привлечь внимание вечно где-то занятой, а дома вечно усталой мамы!

Только вот жабы с небес…

Торнадо.

Только вот вода в раковине…

Надо уточнить. В конце концов, Молдер мог и напутать. Или придумать так же, как придумывает страсти-мордасти Шэрон. В нем слишком много инфантильного, и он до сих пор не в силах примириться с тем, что жизнь куда преснее, чем представляется в детстве. Неужели он мог пойти на такое — просто чтобы было интереснее?

Надо спросить его прямо.

Ладно, пора заканчивать здесь. Работа есть работа.

— Простите, еще один вопрос, миссис Ос-бери. Возможно, он покажется вам несколько бестактным, но работа есть работа. Вам никогда не доводилось заподозрить, что ваша дочь беременна?

Лицо миссис Осбери перекосилось.

— Как вы можете говорить такие гадости! Ей всего пятнадцать лет! Конечно, нет!

— Я только спросила, миссис Осбери. Только спросила. Простите.

— Моя дочь — приличная девушка!

— А у вас были еще дети? Миссис Осбери поникла.

— Да, — тихо сказала она. Весь ее гнев, весь апломб сняло как рукой. — Была еще одна девочка, Тереза. Она умерла.

— Когда ей было восемь лет? — уточнила Скалли.

— Восемь недель. Всего лишь восемь недель. Это страшная история, агент Скалли, страшная…

Сердце Скалли, казалось, пропустило такт.

— Я была в командировке. Первая командировка после родов, я так рада была вырваться… А Джим повез ее в колясочке гулять, и… зашел за продуктами… и тут — какой-то грузовик выскочил на тротуар.

Голос ее набряк близкими слезами.

Как это рассказывала Шэрон? Им нужна была младенческая кровь для жертвоприношений. Терезу тоже принесли в жертву, а он потом сказал, что ее задавило на дороге…

— Это муж вам все рассказал? — медленно проговорила Скалли.

— Да, конечно… Я приехала как раз на следующий день… а она уже кровкой истекла, моя бедняжка, ни кровиночки в ней не осталось…

Она всхлипнула. Отвернулась. Скалли резко встала.

— Пожалуй, я тоже выпила бы сейчас воды, — пробормотала она.

Вода задерживалась.

Вода задерживалась потому, что, едва мркчи-ны оказалась вдвоем на кухне и хозяин подставил стакан под струю из крана, Молдер спросил, глядя прямо в его слегка склоненную спину:

— Вы все это делали?

Спина замерла, словно в одночасье ороговев. А потом стакан с хрустом разлетелся в пальцах мистера Осбери, раздавленный непонятной судорогой.

Тяжело дыша, Джим обернулся наконец.

— Я убил бы любого, кто хоть попытался бы сделать с нею что-то вроде этого, — хрипло сказал он. Его глаза пылали.

Впрочем, Молдер смотрел уже не на него. У кухни была вторая дверь — тяжелая, обитая железом. Как будто за нею держали бешеную гориллу.

— Убил бы… Любого… — рассеянно повторил Молдер. — Как-то это не по-христиански.

Джим отвернулся к окну. За окном совсем смерклось, и время от времени вдали полыхали пока еще беззвучные молнии. Поздняя гроза.

Поздняя гроза приближалась.

Молдер, напрягаясь, приоткрыл эту, казалось, многотонную дверь.

— Бог ненависти направит длань твою… — словно в трансе, пробормотал Джим, уставясь на стремительно вспучивающиеся над городком тучи. — Длань твоя наказует больно всех, праведностью кичащихся…

Цементная узкая лестница круто уходила вниз, в непроглядную темноту, жуткую, как бездна.

— Даже дьявол, — медленно сказал Молдер, — найдет в Библии подходящие для себя слова. Но надо самому быть дьяволом, чтобы на этом основании решить, будто вся Библия только для дьявола и писана…

Окованная листовой сталью дверь вдруг на миг ожила, сама словно превратившись в бешеную, исполинской силы гориллу. Вырвавшись из рук Молдера, она захлопнулась с таким грохотом, что весь дом передернулся, как мокрый пес, и посуда в шкафах заверещала. Будто поросенок, которого режут, подумал Молдер, и ощутил вдруг близость смерти. Не своей. Просто смерти. Мне не здесь надо быть, подумал он. Но где? Что еще сейчас происходит?

Джим резко обернулся на звук. Мгновение он переводил исступленный взгляд с двери на Молдера и обратно, а потом закричал в исступлении:

— Что вы себе позволяете! Как вы смеете! Вон из моего дома!!

Молдер отступил на шаг. Обезумевший хозяин шел на него, размахивая руками.

— Я так понимаю, это вы вбили в голову моей дочери все эти бредни! Зачем? А ну отвечайте! Что вы хотите со мной сделать? Убирайтесь! И не вздумайте еще раз соваться в мой дом!

Когда их разделяло каких-то два-три шага, зазвонил телефон. Джим осекся. Телефон звонил. Джим перевел взгляд на надрывающийся аппарат. Телефон звонил. Джим взял трубку и, медленно поднимая руку, в наступившей тишине сказал, i фистально глядя Молдеру в глаза:

— Дьявол приходит к людям во множестве обличий. Может быть, сейчас — это вы.

— Нет, мистер Ос бери, — ответил Молдер спокойно. — Даже сейчас это не я.

Тот лишь губы поджал. И поднес трубку к уху.

И через мгновение этого сильного, уверенного в себе — пусть подчас даже слишком уверенного в себе — человека не было на кухне. И не было нигде. Был воющий зверек, раненный насмерть; был ком трясущегося студня…

— Как? Кто? Где это произошло?! Шэрон… Шэрон! Господи, почему?!

Средняя школа Кроули 17.42

Стекла стонали от порывов предгрозового ветра. Плачущего отца увел полицейский врач. Опрокинутый стул поставили, как надлежало. Питон дремал. Целехонький, без единого пореза холодный поросенок так и нежился на столе. Девочку уже увезли, и лишь меловой контур на полу остался, тщетно пытаясь ее заменить. Меловые ноги были поджаты, а меловые руки — раскинуты, точно их распяли. Там, где были меловые запястья, темнели наспех замытые следы крови. Шэрон вскрыла себе вены на обеих руках. Тогда они еще не были меловыми.

Побледневшая Скалли с блокнотом и ручкой, делая обычные свои пометки, сидела там, где совсем недавно сидел Дэйв, предлагавший Шэ-рон резать поросят на паях. Молдер стоял возле стеклянного куба с питоном и смотрел внутрь, но головы свернувшейся змеи так и не мог найти. Питон напоминал сейчас запаску от трансконтинентального контейнеровоза. Только цвет не совпадал.

Цвет питона был веселее.

У миссис Пэддок дрожали губы. И голос дрожал. И дрожали пальцы сложенных чуть ли не в молитве рук.

— Я услышала, как упал стул. И крик. Я была в своем кабинете, ушла туда, когда деточка начала работать… Я не хотела ее смущать, думала, одной, когда никто не смотрит, ей легче будет сосредоточиться. Знаете, как это бывает. Вбежала… Ну, и… Кажется, я и сама закричала, не помню.

— Вы не слышали, чтобы кто-то входил или выходил? — совершенно автоматически продолжая работать так, как надлежало, спросила Скалли. — Может быть, вы слышали, как дверь хлопала?

Миссис Пэддок отрицательно покачала головой. Тронула костяшками худых пальцев уголки глаз. Потом все-таки заставила себя ответить:

— Нет. Ничего не слышала. Она была одна. И… вы знаете, агент Скалли… никто не мог войти. Когда дети расходятся, я, если остаюсь в школе, остаюсь одна, запираю входную дверь. Потому что мне страшно.

— Чего вы боитесь, миссис Пэддок?

— Я не знаю. Правда, не знаю.

— Сегодня вы боялись чего-либо?

— Да. Да. Я понимаю, о чем вы. Но я не могу объяснить. Во всяком случае, я ничего не предполагала такого… Такого — нет. Я никак не могла подумать, что эта деточка может так себя покалечить. Я старомодная женщина, агент Скалли, и, знаете, у меня просто в голове не укладывается, что в наши дни могут вытворять такие маленькие дети. Вот так вот взять скальпель, наклониться над образцом и ни с того ни с сего…

У нее перехватило горло. Она отвернулась, стесняясь плакать.

— Пойдемте посмотрим ваш кабинет, — сказал Молдер.

Скалли удивленно подняла на него глаза, но он уже шел прочь от стеклянного куба. Оставив блокнот и ручку на столе Дэйва, Скалли поспешила за ним, и рке следом за нею, тихонько всхлипывая и аккуратно сморкаясь в огромный, расшитый цветочками носовой платок, посеменила миссис Пэддок. За окном полыхнуло, и ветер с новой силой хлестнул по окнам, наваливаясь на стекла, словно одинокий гризли в поисках приюта.

Кабинет как кабинет, подумала Скалли. Какой-то химией пахнет, правда; днем этого запаха не было. И…

У нее обмякли ноги от мистического ркаса. Ужас был необъясним, не существовало ни малейших доказательных оснований усматривать что-либо настораживающее в том факте, что на столе миссис Пэддок появилась свеча, но… Но!

И Молдер молча смотрел на свечу.

— Со свечами вам светлее, миссис Пэддок? — спросил он.

— О нет, агент Молдер, — ответила миссис Пэддок. И всхлипнула. — Просто, знаете, во время грозы у нас часто отключают электричество. Я всегда стараюсь подготовиться заранее, чтобы не биться потом в темноте об углы и стекла.

Скалли облегченно вздохнула про себя. Все, все, все можно объяснить как нельзя проще, подумала она, все и всегда. А я рке начинаю сходить с ума.

Молдер подошел ближе к столу. Протянул руку. Скалли показалось, что он хочет потрогать свечу, проверить, например, не горела ли она недавно, не теплая ли, — но вместо этого он взял что-то, лежавшее со свечой совсем рядом. Поднял. И у Скалли опять обмякли колени. Да когда же он перестанет наконец, подумала она почти с ненавистью, находить подтверждения тому, что здесь творится черная магия! Сколько можно!

— Да, — подтвердила, тихонько всхлипнув, миссис Пэддок. — Это цепочка несчастной деточки. Она мне ее сама отдала перед тем, как приняться за… за препарирование. Боялась испачкать свое украшение кровью.

Понял, хотелось крикнуть Скалли, понял, Фокс? И ничего потустороннего тут нет! Молдер положил цепочку на место.

— Я понял, — сказал он, словно услышав мысли Скалли. — Идем, Дэйна. Благодарю вас за сотрудничество, миссис Пэддок. Постарайтесь успокоиться. До свидания.

И они ушли.

И только в коридоре он взял Скалли за локоть, легонько притянув к себе. А потом сказал почти шепотом:

— На цепочке копоть. Ее калили на свече. Скалли помолчала, переводя дыхание. И глупо спросила:

— Зачем?

А Молдер ответил очень серьезно и тоже, в сущности, очень глупо:

— Не знаю. Скалли сглотнула.

— Все, хватит, — жестко сказала она. — Хватит мистики. Тебе так интереснее — воля твоя. Мне пора заняться своим делом. Здесь должен быть компьютерный класс, оттуда я выйду в нашу сеть и буду двигаться последовательно и методично.

— Прекрасная мысль, Дэйна. Идем, я провожу — я случайно знаю, что это на втором этаже. Заметил, когда искал кабинет психолога. Постарайся узнать, откуда взялась эта миссис Пэддок. Где работала прежде.

— Далась тебе эта миссис Пэддок!

— О, нет. Совсем еще не далась.

— Пошляк.

— Я совсем не секс имел в виду. И посмотри на того учителя, которого она заменила сегодня. Мистер Кингли, кажется… Что с ним случилось вдруг? А я тем временем попробую снова навестить нашего друга мистера Осбери. Ордер на обыск испрашивать, прямо скажем, некогда.

— Ты с ума сошел. Мне опять придется вытаскивать тебя из кутузки.

Он чуть улыбнулся.

— Тебя это до сих пор раздражает? Пора бы привыкнуть.

— Я собиралась в спешке и прихватила совсем мало карманных денег. Если что — у меня не хватит на залог.

— Значит, я сгнию в тюрьме.

— Фокс, что ты из кожи лезешь вон? Тут же не садилось летающее блюдце! Мы расследуем простое убийство! Отвратительное, мерзкое, — но обыкновенное. Даже если оно ритуальное, — мало ли сумасшедших на свете!

— Сумасшедших много, — задумчиво сказал Молдер. — А вот нормальных, которые действуют, как сумасшедшие — раз-два и обчелся. И я подозреваю, что нам лишь кажется, будто они действуют, как сумасшедшие.

— Все равно мы найдем всего лишь убийцу. Обыкновенного убийцу. И даже если он начнет плести что-нибудь про ангелов и демонов, — это будет обыкновенный убийца, понимаешь? Он преступник, а мы — сыщики. И все! Все!!

Он будто не слышал.

— Я подозреваю, — продолжал он так же задумчиво и неторопливо, — что они действуют не менее нормально, чем мы, когда, скажем, собираемся в банк, чтобы снять немного наличных денег в дорогу. Мы садимся в машину, включаем зажигание, давим на газ. Только… понимаешь, Скалли, — и он заглянул ей в глаза с высоты своего роста, — у них рычаги иные. И коробка передач устроена не так.

В темноте за окном полыхнуло уже совсем неподалеку, и почти сразу в отчетливо дрогнувшую стену школы осадным тараном вломился гневный, трескучий раскат грома.

Мгновением раньше миссис Пэддок положила сухую ладонь на забытую Скалли авторучку.

От обвалившегося с небес удара она даже чуть присела, тихонько взвизгнув. Как и подобает пожилой и беззащитной старой деве, она боялась грозы.

Когда светозарные молнии, прилетая с невообразимых высот, шутя раскалывали этот мир, — миссис Пэддок особенно отчетливо понимала, что есть кто-то выше и сильнее нее.

И не просто сильнее и выше, — а совершенно иной.

Либерти-сквер Милфорд-Хэйвен, Нью-Гемпшир 17.45

Уже накрапывал дождик, без обиняков грозя вскорости превратиться в потоп. Все, кто имел к тому хоть какую-то возможность, спешили забиться под крыши. И лишь четыре зонта замерли неподвижно под поредевшей яркой кроной одного из кленов, украшавших центральную площадь городка.

Крупные, веские капли понемногу разгоняющегося ливня равнодушно барабанили по этим зонтам точно так же, как несколькими часами раньше — по зонтам Скалли, Молдера и шерифа. Каплям было все равно. Ливню было все равно.

Тра-та-та-та-та…

Людям было — не все равно.

Им было страшно.

— Я чувствую совершенно отчетливо, к нам пришел темный ангел, — настойчиво, и уже не пытаясь скрывать ужаса, повторяла Дебора Браун. — Я не знаю, кто он и где, но чувствую — он совсем близко. Понимаете? — она буквально захлебывалась. — Совсем близко! Он требует от нас жертвы!

Пол Витарис уже -несколько часов не вспоминал о горькой невозможности купить яхту.

— Мы очень давно не приносили жертв, — сказал он, опасливо втягивая голову в плечи.

Неужели, думал он, я сжег тогда повестку всего лишь потому, что струсил идти воевать? Вьетконг. Ведь он стрелял по-настоящему, Вьет-конг. Но это было как бы не в счет, я об этом, казалось, не думал. И больше четверти века жил этим воспоминанием: так храбро, так эффектно — посреди площади, посреди толпы, перед двумя десятками телекамер. И антивоенные корреспонденты ловили каждое мое слово микрофонами и блокнотами. Во имя убеждений сознательно решиться на шесть месяцев тюрьмы — какой героизм! А со стороны администрации — какой произвол! Какие репрессии!

Четверть века…

Полный оверкам. Самдэй. Вот и настал этот самый самдэй.

Что за беда, отчаянно злясь на себя за многолетний тупой снобизм, думал Пит Калгани. Что за беда, если мои замечательные ученики называют петербургскую Черную реку Блэк-ривер? В конце концов, они учат у меня не русский язык, а мировую литературу!

— Совершенно верно, — сказал он, поправляя очки, запотевшие от разведенной в воздухе влаги. — Боюсь, мы начинаем терять веру.

Голос его предательски дрогнул.

Тра-та-та-та-та…

Порыв ветра едва не вырвал зонты. Едва не вывернул их. Забились ветви над головами, и сорванные с них просторные светлые листья полетели во мгле, как вспугнутые чайки.

— Вы можете мне поклясться сейчас, что никто из вас не причастен к смерти моей дочери? — негромко и очень внятно спросил Джим Осбери.

— Мы все причастны, — быстро ответил Пит. — Ее принесли в жертву для нас. Не мы, да. Но — для нас. Ее смерть избавит нас от полиции и агентов бюро. Мы все можем свалить на нее.

— Джим! — сразу воспрянув, ухватилась за эту мысль Дебора Браун. — А ведь действительно. Ты сам говорил, она была неравнодушна к этому Джерри Стивенсу. Я уверена, что это ока убила его. Из ревности!

— Она вырвала его глаза, ибо не могла терпеть, чтобы он смотрел на другую девчонку, — будто в бреду, забормотал Пол Витарис. — Она вырезала его сердце, ибо он разбил ей сердце…

— Джим, — требовательно сказала Дебора Браун, — ты должен навести полицию на эту мысль. Иначе они раньше или позже докопаются до наших убеждений и обязательно решат, что это мы.

Джим молчал, медленно переводя взгляд с одного из собеседников на другого. Желваки его прыгали. Потом, ни слова не говоря, он повернулся и, с трудом удерживая рвущийся на ветру зонт, в вихре крутящихся листьев пошел к своей машине. Остальные молча смотрели ему вслед.

Только бы это скорее закончилось, думала Дебора Браун. Только бы мы уцелели. Только бы я уцелела. Я даже постараюсь полюбить сладкую утку… Джизус! Я полюблю сладкую утку! Только пусть все станет, как прежде!

Дом Джима Осбери 19.02

И разверзлись хляби небесные.

Щетки стеклоочистителей едва справлялись. Света фар хватало от силы на сотню футов, — но и на свету не было видно ничего, кроме слепящих водопадов, хлеставших с высоты, и пенной бешеной реки, в которую мгновенно превратилась извилистая главная улица городка, носившая громкое название Гамильтон-авеню. Улица полого поднималась вверх, но в сухую погоду машина и не замечала бы уклона, — а теперь река ярилась Молдеру навстречу. На каждом повороте протекторы теряли покрытие, и взятый напрокат заезженный «Сааб», казалось, грозил опрокинуться.

Машины Джима не было видно возле дома. И не светилось ни одно окно. Все как по писаному.

Проникнуть в дом не составило никакого труда.

Почему-то Молдер чувствовал себя настолько уверенно, что, будто заявившись с дождя к себе домой, с минуту спокойно отряхивался и отфыркивался в прихожей. Потом зажег мощный ручной фонарь и осторожно — все-таки осторожно! — двинулся к двери в подвал.

Интересно, дверь и вправду живал? И вправду способна оживать? Или мне показалось днем? Или это просто порыв сквозняка вырвал ее у меня из рук и впечатал в проем?

Молдер не знал. Но ответ не заставил себя ждать.

Дверь распахнулась с готовностью — как и подобало обычной, всего-то лишь очень тяжелой и массивной двери. Немного странно, конечно, что вход в домашний подвал прикрыт едва ли не люком бронированного сейфа, — но закон это не запрещает. Молдер посветил вниз. Подвал отнюдь не был бездной, как ему показалось не-сколько часов назад. Лестница насчитывала двенадцать ступеней.

Но стены действительно были красными. А пол действительно был земляным.

Молдер глубоко вздохнул и стал спускаться.

Возможно, именно с этого момента он начал допускать оплошности и ошибки. Вспоминая потом события этого вечера, он не мог ответить себе с уверенностью: с этого момента или нет. Скорее всего — нет, и то, что произошло через несколько секунд, было не странной и нелепой, невозможной для опытного агента ошибкой, а всего лишь мелкой оплошностью, вполне понятной и даже извинительной после этого адского дня. Скорее всего, странные и невозможные, абсолютно необъяснимые ошибки начались чуть позже. Скорее всего. Но факт остается фактом: толком он ничего не успел увидеть в подвале. Потому что, едва он миновал последнюю ступеньку и встал на земляной пол, сзади раздался нарочито спокойный голос:

— Я мог бы сейчас вас убить. Теряя дыхание, Молдер обернулся.

Джим Осбери стоял, не шевелясь, у него за спиной. Б метнувшемся к его лицу луче фонаря его глаза засверкали, как стеклянные.

— Но я хочу всего лишь поговорить, — сказал Джим.

— Я этого хотел еще днем, — ответил Молдер, овладев собой.

— Днем я еще не был готов. Днем я еще был прав.

— Днем ваша дочь еще была жива.

— И это тоже. Но не только и не столько. В конце концов, что такое дочь по сравнению со смыслом жизни?

— Чьей жизни?

— Моей.

— У нее тоже мог бы быть смысл жизни. Если бы ее не лишили жизни.

— Смысл либо один у всех, либо его вообще нет. А жизни она лишила себя сама. Она оказалась не способной нести крест. Многие люди не способны нести крест. И, похоже, я теперь — тоже. Тоже оказался не способен… Недостоин. И да будет так.

— Я не думаю, что она сама лишила себя жизни.

— Я уверен в этом. Она не выдержала. Мне жаль, потому что она была милой девчушкой. Я играл с ней, когда она была маленькой. Я спал с ней, когда она подросла. И то, и другое было очень приятным, очень. Мне жаль, что этого больше не будет. Я ее любил.

Сколько таких, подумал Молдер, абсолютно нормальных с виду, суховато деловитых и педантично честных в своем бизнесе людей ходит по белу свету? От накатившей тоски стало трудно дышать.

— Если бы не любил, то не захотел бы рассказать вам все.

— Я вас слушаю, мистер Осбери.

— Мои предки поселились в этом городишке почти полтора века назад, и уже тогда они были верны своей вере. Из поколения в поколение она передавалась у нас в роду, и мы не ставили своей задачей ее широкое распространение. Скорее напротив. Редко-редко в наш храм входил новый человек, редко-редко. Гонения не должны прекращаться совсем, иначе альтернативность веры потеряет смысл. Но они не должны становиться настолько сильными, чтобы всерьез мешать жить. Именно необходимостью поддерживать такой баланс и обусловливалось число прозелитов. О нас не должны были забывать в миру, — но о нас не должны были узнать ничего конкретного. Он перевел дух. Молдер молчал.

— Мы верим в то, что христианство не более чем лицемерие. Оно позволяет вытворять, что угодно. Не делай другим, чего не хочешь себе! Надо же придумать такое! Этот завет связывает по рукам и ногам любого порядочного человека, но дает полную свободу негодяям и извращенцам. Всякий может сказать: я люблю, когда меня мучают, поэтому Христос велит мне мучить других! Мы верим в то, что человек — это просто животное и ничего больше. Ничем не лучше и ничем не хуже остальных теплокровных. И чем скорее он окончательно перестанет обманывать себя иллюзиями, тем лучше для него самого. Мы верим, что наш храм — это могучий и полезный элемент общества. Здравый ум, хорошее здоровье — что еще нужно, в конце концов?

Он помолчал, громко дыша в тишине подвала. Гул дождя и раскаты грома едва доносились сюда.

Джим провел ладонью по щеке. И когда он снова продолжил, — голос его дрожал.

— Но сегодня я увидел лицемерие и среди своих. И даже в себе самом. Я едва не поддался… Обвинить Шэрон! Они так хотели, чтобы я это сделал! Свалить убийство на ни в чем не повинного, беззащитного человека. Мертвого человека. Любимого человека! Только чтобы спастись самим… Она, девочка моя, убила из ревности! Из ревности вырвала сердце, глаза… Что за бред! Меня едва не стошнило от них! Мы твердим: жертвы, жертвы! Ради веры нужны жертвы! Мы и приносим жертвы! Но вдруг выясняется, что мы с готовностью приносим в жертву своей вере кого угодно — только не себя!

— Я понял, — сказал Молдер. — Но прошу вас, мистер Осбери, расскажите мне поподробнее о жертвах.

Джим кивнул.

— Разумеется, — процедил он с ощутимым презрением. — Вы же полицейский, а не исповедник… Хорошо. Дело в том, что, чем моложе кровь, тем лучше она для ритуала. Поэтому приходится использовать либо младенцев, — но крови у них кот наплакал, да и самих младенцев не напастись… либо подростков, которые по своим физическим данным уже пригодны к многократному использованию, но по уровню духовного развития еще совершенно не способны к сознательным действиям такого масштаба. И потому им невозможно довериться. Мы использовали их под гипнозом и блокировали воспоминания. Но что-то им вспоминалось порой, в этом все дело…

— А кто убил Джерри Стивенса? Джим помолчал. Потом сказал:

— Это я и сам хотел бы знать.

— Кто-то из ваших единоверцев?

— Нет. В этом я уверен. Они перепуганы больше моего, перепуганы насмерть. Кто-то пришел.

И тут в кармане Моллера запищал телефон.

— Простите, мистер Осбери, — сказал Молдер, торопливо выдергивая коротенький штырек антенны. — Да? Это я. Дэйна? Что случилось?

— Не могу говорить, — произнес задыхающийся голос Скалли. — Скорее сюда, Фокс! У меня неприятное…

И пошли гудки.

И с этого момента расследование превратилось в фарс. В комедию абсурда.

Почему-то Молдер даже не спросил Джима Осбери, как так получилось, что весь его дом будто вымер, и куда подевалась его жена.

Почему-то Молдер приковал Джима Осбери наручниками к перилам лестницы. Тогда это показалось ему хорошей идеей , — чтобы потом вернуться и договорить именно здесь, и вместе осмотреть подвал, и чтобы Джим не передумал и не сбежал. Как будто он не сам пришел к Молде-ру для разговора! Как будто ему было куда бежать!

Почему-то Джим Осбери даже не сопротивлялся. Даже не возразил. Даже слова не сказал — молча позволил нацепить себе на запястье холодный жесткий браслет и остался с задранной вверх правой рукой один в темноте подвала. Молдер был словно в лихорадке, а Джим Осбери — в блаженном расслаблении. Дверь подвала открылась, пропуская наружу Молдера, а внутрь — рассеянный свет выбивавшегося из сил неподалеку от окна кухни уличного фонаря. Потом дверь закрылась, и стало совершенно темно. Джим попробовал присесть на ступеньку, но браслеты не позволили, пришлось стоять. Это его не огорчило ни на мгновение. Сладкое чувство выполненного долга было таким умиротворяющим, что он готов был стоять так хоть всю ночь.

Ему не пришлось стоять и четверти часа.

Вновь ожившая дверь медленно, с каким-то зловещим скрипом отворилась. Как быстро, подумал Джим. Потом сообразил: этот агент не успел бы даже к школе доехать, не то что вернуться. До хруста в позвонках вывернув голову, он оглянулся на дверь. И успел увидеть в заполнившем дверной проем скупом мерцании черный силуэт поднявшей голову гигантской змеи.

Средняя школа Кроули 20.20 Дом Джима Осбери 20.53

Молдер ворвался в компьютерный класс с пистолетом в руке — и через мгновение обессиленно прислонился плечом к дверному косяку. — Дэйна, — только и сказал он.

Скалли удивленно поглядела на него поверх монитора. И, не выдержав, рассмеялась.

— Господи, Фокс! Какой ты смешной! Будто тебя из болота вынули!

Молдер молча спрятал пистолет.

— Посмотри, как интересно, — сказала Скалли. — Якобы евреи при мщении расчленяли тела жертв, извлекали органы. Сердца, глаза… Это из нацистской газеты, опубликовано в тридцать четвертом году. Хороший ход, правда? На место евреев можно подставить кого угодно, кто ненавистен, — она потянулась, с наслаждением распрямляя уставшую за время сидения перед компьютером спину. — Я думаю, кто-то здесь, прекрасно зная местные легенды, совершил убийство, например из ревности, — но старательно пытается смоделировать некую ритуальную подоплеку, чтобы навести нас на ложный след. Заставить искать каких-то фанатиков…

— Дэйна, ты мне не звонила? — спросил Молдер.

— Нет, — с толикой недоумения в голосе ответила Скалли. — А сколько времени? — она бросила взгляд на часы. — Ого… Что же касается учителя, мистера Кингли, то за пятнадцать лет работы в школе он пропустил по болезни два дня. Всего лишь два рабочих дня. И вот третий день — сегодня. Он ухитрился где-то подцепить трихофитию. Стригущий лишай. Это в наши-то дни!

— Скалли, я еду обратно, — решительно сказал Молдер. — Тут что-то не то. Осбери там совершенно беспомощен.

Скалли, поразмыслив мгновение, поднялась.

— Я с тобой. Расскажу по дороге про твою любимую миссис Пэддок-

— Только ради Бога, Дэйна, скорее!

Скорее не получилось. Потоп нарастал, и жалкая скорость в сорок миль в час была опасным пределом. Ежеминутно взрывая беспросветный мрак, полыхали молнии, и удары грома валились на крышу автомобиля, как гранитные глыбы, грозя то ли расплющить машину, то ли навеки впечатать ее в асфальт.

— Так вот миссис Пэддок, — говорила Скалли.

— Что миссис Пэддок? — пытался отвечать Молдер

— Можно сказать, что ее нет.

— Как нет?

— Вот так. Я не смогла найти о ней ничего. Ладно, что она не состояла под арестом, не имела приводов, не находилось в розыске или под следствием… С этого я начала. Но такой учительницы якобы вообще нет в стране!

Молдер даже сбросил газ. Но нет, возвращаться поздно, они уже почти приехали. Сначала — Джим.

— Дэйна, что же ты сразу не сказала…

— Вероятно, это какая-то ошибка. Сбой в сети, или бюрократическая путаница, недосмотр…

Молдер не отвечал, снова сосредоточившись на дороге.

— Ну и погодка, — поежилась Скалли. Дверь в подвал была полуоткрыта, и Молдер снова достал пистолет. С фонарем в левой руке и пистолетом в правой он шагнул на первую ступень лестницы, — по которой поднимался совсем недавно.

— Мистер Осбери! Тишина.

— Джим! Тишина.

В луче фонаря мертвенно-серо блеснули наручники, висящие на перилах так, как он их зацепил меньше часа назад. Второй браслет был пустым.

— Где он? — шепотом спросила Скалли.

— Если бы я знал, — ответил Молдер, осторожно спускаясь, и в этот миг бегающий луч фонаря зацепился за что-то странное на земляном полу. Прямо под наручниками. Час назад этого не было.

— Силы небесные… — сказала Скалли. Скелет человека был обглодан аккуратно и тщательно; и, казалось, любовно. Он был словно отполирован. Ни капли крови. Ни клочка плоти. Ни намека на недавнюю жизнь. Он напоминал учебное пособие.

— Кислота? — чужим голосом сказала Скалли. Молдер обвел лучом перила.

— Нет. Дерево не обуглилось. Это не кислота.

Луч прыгал по полу, по стенам. Спускаться дальше не хотелось. Совсем не хотелось. В непроглядной тьме подвала могло теперь таиться что угодно.

— Смотри, Дэйна. Земля… Там как будто протащили тяжелый мешок… или шланг…

И тут он понял. И она поняла. И, как всегда, успела сказать первой:

— В классе для лабораторных был питон.

— Назад, Скалли! Скорее назад! Машина, слава Богу, была на месте. Молдер не удивился бы, если бы ее не оказалось. Он уже ничему бы не удивился.

— Чтобы питон успел проглотить человека, нужно от четырех до шести часов, — говорила Скалли, сама, похоже, не слишком-то понимая, зачем она это говорит. — И нужно несколько недель, чтобы полностью переварить…

— Да, Скалли, конечно. Да. Несколько недель.

Мечемся, думал Молдер. Мечемся. Как муравьи возле разворошенного муравейника. Кто разворошил, чем? Зачем? Муравьям не понять этого никогда…

Ехать под уклон вброд по обезумевшей горной реке, называвшейся Гамильтон-авеню, было еще труднее.

Средняя школа Кроули 21.11

— Мне позвонили, — негромко сказал. Пол Вита-рис, — и сказали, что Джим Осбери мертв. Он проболтался этим, из бюро.

— Неркели это они его убили? — спросила Дебора Браун.

— Нет, — он помолчал. — Ты прекрасно знаешь, кто его убил.

— Тот, кто пришел, — то ли спрашивая, то ли утверждая, уточнил Пит Калгани.

Они помолчали.

— Ты вывел главный рубильник? — спросила Дебора Браун.

— Да, — ответил Пол.

— В школе никого нет?

— Не знаю. По-моему, нет.

Он ошибался. Миссис Пэддок спокойно сидела в своем кабинете, перед своим столом, и, уже отложив ручку Скалли, спокойно и немного грустно смотрела на длинное неподвижное пламя, хлеставшее вверх с фитиля свечи. Острый сухонький подбородок она положила на сцепленные кисти и не шевелилась, но время от времени язык огня, как бы своею волей и не меняя очертаний, вдруг стремительно прогонял сквозь себя все цвета радуги — и вновь делался оранжевым.

— Джим утратил веру, — сказал Пит. — И предал храм. Он наказан именно за это. Если мы… — у него перехватило горло. Он сглотнул и твердо продолжил: — Если мы покажем, что верим по-прежнему… нет, даже крепче прежнего, крепче!.. Тогда у нас есть шанс уцелеть.

— Мы давно не приносили жертв, — сказала Дебора Браун.

— Сегодня мы все поправим, — сказал Пол. — Молдер должен умереть, — сказал Пит.

— И тогда никто ничего не узнает во веки веков, — сказал Пол.

— И все станет, как прежде, — сказала Дебора Браун.

В слитном гуле дождя шума подъехавшей машины не было слышно. Но сквозь щели жалюзей на окнах вдруг потек, быстро усиливаясь и немного смещаясь, яркий свет фар. Остановился. Погас.

И снова стало темно.

— Это они, — сказал Пит.

— Лампы не горят, — сказала Скалли и несколько раз впустую пощелкала выключателем в коридоре. — Видишь, миссис Пэддок сказала правду. Электричество действительно выключили из-за сильной грозы.

— Ты очень упорный работник, Дэйна, — чуть улыбнувшись, сказал Молдер— Очень настойчивый. Действовать в паре с тобой — одно удовольствие.

И снова она не поняла, иронизирует он или говорит всерьез. Поэтому только встряхнула головой, сбрасывая застрявшие на пышных волосах осколки дождя, и шагнула вперед.

— Сначала класс, — сказала она первой.

Два луча запрыгали по полу и по стенам.

Они вошли в класс. Каких-то девять часов назад они вошли сюда впервые. Окно, в которое пытался выпрыгнуть Дэйв, было по-прежнему открыто, и рев ливня здесь слышался сильнее, заглушая звук шагов. В воздухе стояла мелкая водяная пыль от раздробленных о подоконник капель.

Зачем мы пришли сюда, с недоумением подумал Молдер. Нам же нужна миссис Пэддрк. Что-то не то мы делаем. Что-то не то. Так он думал, — но, как и Скалли, тщательно осматривал помещение, она по левой стене, он по правой; высвечивал поверхность столов, нырял под них, гоняя световое пятно по полу, бессмысленно трогал дверцы запертых шкафов… Что со мной, думал он с отстраненным недоумением. Почему я сегодня все время ошибаюсь? И не находил ответа. Не находил никакого иного ответа помимо того, который был очевиден и напрашивался с самого начала.

— Молдер! — едва перекрыв голосом шум снаружи, с ужасом позвала Скалли.

Он был рядом с нею рке через мгновение.

— Посмотри, — совершенно чужим голосом произнесла она. И показала лучом своего фонаря в выдвинутый ящик учительского стола.

Там лежала тоненькая пачка тестов. Перечирканные ученическими галочками и крестиками бланки со стандартным набором вопросов и ответов…

Пачка была насквозь пропитана кровью.

Потому что она лежала на человеческом сердце. Обыденно и просто, слегка провиснув по краям и наполовину прикрывая этот нелепый, совершенно неуместный здесь, в школьном столе, багрово-бурый мясной бугор…

Молдер сдвинул листы.

Оба глаза тоже были там.

— Это какое-то безумие, — чуть слышно в гуле сказала Скалли. — Может быть… Молдер. может быть, с ума сошли — мы?

И в этот миг на них напали.

За спиной у Молдера, сразу ослепив Скалли, вспыхнул свет еще одного фонаря — и тяжелый стул с размаху обрушился Молдеру на плечи и на затылок. Молдер успел, не оборачиваясь и каким-то шестым чувством угадав направление удара, уклониться — но тут почему-то повалился стоявший рядом стеллаж; из него, как кирпичи из самосвала, посыпались книги, и все это деревянное, картонное и бумажное месиво накрыло и припечатало к полу ошеломленную Скалли, сразу и бесповоротно выведя ее из строя.

Позже, анализируя свое позорное поражение — поражение двух опытных агентов в потасовке с тремя учителями, одним из которых, вдобавок, была женщина, — они оба склонны были именно этой роковой случайностью объяснять нелестный для себя исход. Скалли, хоть она никогда не говорила об этом вслух, была уверена, что это Молдер, поднырнув под первый удар, случайно задел локтем или плечом громоздкий стеллаж и потому косвенно виновен именно он. Ее грела эта мысль. Видимо, ей было приятно его прощать. Особенно за профессиональные ошибки. Он зачастую вел себя странно и то и дело попадал в нелепые ситуации, без зазрения совести взывая тогда к ее помощи, — но явные ошибки допускал так редко… Слишком редко. Молдер же вписывал этот проигрыш в череду всех иных нелепостей этого вечера, нелепостей необъяснимых и унизительных, — и, таким образом, честно отказывался искать конкретную причину конкретного прокола. Все было одно к одному. И этим все было сказано.

Но анализ был позже.

Оставалось совершенно непонятным, сколько врагов таится в темноте между лихорадочно запрыгавшими, а потом повалившимися на пол лучами фонарей. Молдер кого-то отшвырнул, потом кого-то свалил. Потом он кинулся к широко развалившейся рыхлой груде, чтобы помочь Скалли, — и тут ему на затылок рухнул, казалось, весь потолок и все три верхних этажа.

Дальше был бред.

Скалли и Молдера, как тяжелые мусорные тюки, проволокли, взяв за ноги, по полу класса, потом по коридору, потом по лестнице. Молдер немного пришел в себя лишь в душевой, когда в лицо ему ударила тугая струя холодной воды. Он понял, что связан. Скалли со стянутыми за спиной руками лежала рядом, и в щеку ей так же нескончаемо и свирепо хлестал ледяной поток. Слепящий луч был направлен на них, и все, что за ним, было видно едва-едва, темными контурами в седом тумане.

— … И омоете всю кровь с рук ваших и душ ваших… — торжественно говорила какая-то женщина, возвышаясь в позе королевы или жрицы, с кинжалом в руке и торжеством в глазах. Длинный мркчина в очках, холодно улыбаясь, заряжал ружье.

Скалли отвернулась. Смотреть в черные зрачки двустволки было свыше ее сил. Луш бил ей теперь в затылок, — и ее роскошные волосы бились под его потоком полураздавленной каракатицей с бессильно обвисшими рыжими щупальцами.

Женщина обеими руками медленно и сладострастно подняла кинжал.

— Доминус верус вобискум… — говорила она.

Интересно, с отстраненным и рке совсем посмертным любопытством подумал Молдер, кто для нее доминус?

И зажмурился.

Как все банально, подумала миссис Пэддок. Опять банально. Сейчас эти жалкие твари убьют нашу светлую парочку и решат, что все в порядке и что им опять все позволено. Что они главные. Что они и есть — конечный дьявол.

А ведь даже я — не конечный дьявол.

Ей стало скучно.

Несколько мгновений она еще пыталась бороться.

И так, и этак она прикинула разворот ближайших событий. Может быть, пусть Пит застрелит Дебору? Нет, скучно. Может быть, пусть придет скелет Джима? Нет, вульгарно, заштатный цирк. Может быть…

Но она уже поняла, что настроение прошло и пытаться вернуть его поздно. Осмысленная забава есть любимое дело, — но забава, которая лишается смысла, сразу перестает забавлять. Несколько раз миссис Пэддок устало и печально кивнула сама себе. Едва-едва. Со стороны никто бы и не заметил движений ее маленькой головы со старомодным пучком поредевших серых волос на затылке.

— Поздно, — вслух сказала она затем и решительно задула свечу.

Выстрела все не было. И удара кинжалом все не было. Только хлестал и плескался душ. Потом удивленно ахнул женский голос. Потом что-то звякнуло — будто нечто мелкое, металлическое упало с высоты. И стало тихо. И душ иссяк.

И руки оказались свободны.

Молдер открыл глаза.

Совсем рядом с ним на полу лежали ключи. Простые, обыкновенные ключи, упавшие непонятно откуда. Они могли бы выпасть из чьего-то кармана. Но из чьего? А поодаль лежало на полу ружье. А немного левее — одна женская туфелька на боку. И все.

Скалли нетвердо поднялась, рукой сгоняя воду с лица.

— Молдер, ты видел его глаза? — спросила она. — Он был одержим. Его вел, им управлял кто-то!

— Идем, — вместо ответа коротко бросил Молдер Подхватив фонарь, он шагнул к выходу из душевой. Скалли, оступаясь, двинулась следом.

Почему мы так целеустремленно идем, думал Молдер. Почему нас ничто уже не удивляет? Почему эти трое исчезли, — а нам все равно? Не-ркели мы тоже одержимы и нас кто-то ведет?

Они вошли в класс для лабораторных.

— Миссис Пэддок! Тишина.

Они прошли мимо пустого стеклянного куба, где совсем недавно еще жил питон.

— Миссис Пэддок! Тишина.

Они вошли в ее кабинет; и в это мгновение фонарь в руке Молдера стал не нркен, потому что некая сила с гулом и грохотом перебросила некий главный рубильник, — и вспыхнул свет.

В кабинете не было ни души. И сильно пахло свечой. А на полу у стола, словно покинутый бабочкой кокон, лежали платье, жакет, очки — все немудрящее одеяние провинциальной старой девы. А на столе, возле свечи…

— Молдер, — моргая от внезапного света, тихо сказала Скалли и шагнула вперед. — Моя ручка. А я все гадала, где ее посеяла.

Она взяла ее — и подняла на Молдера растерянные глаза.

— Оплавлена… — почти шепотом сказала она.

— Забери на память, — ответил Молдер и погасил фонарь.

Его знобило. Слишком много воды. Слишком долго в одежде, пропитанной дождем насквозь. Он повел плечами и, путаясь в тяжелых полах мокрого плаща, вышел обратно в класс. Почему-то теперь ему захотелось осмотреться там.

Он не был разочарован. Торопливо проходя здесь пять минут назад, в темноте они проскочили мимо классной доски, ничего не заметив. А может быть, пять минут назад на ней еще и не было ничего написано?

От края до края крупными буквами, аккуратным учительским почерком, словно по прописи, тянулось меловое: «До свидания. С вами было очень приятно работать».

Молдер молчал. Скалли, не дождавшись его возвращения, вышла из кабинета за ним вслед и, перехватив его взгляд, тоже уставилась на доску. И тоже долго ничего не говорила.

Молдер думал: это издевка? Или правда? Или издевательская правда? Неужели мы, даже не подозревая об этом, и впрямь были так же одержимы, как те, кто исчез? Неужели и мы можем вот так вот, в разгаре страстей и сует, быть может, даже на пороге долгожданной победы, вдруг исчезнуть бесследно, — и никто не удивится?

Или же дело в том, что мы, даже не будучи в чужой власти, со всей своей свободной волей — немногим лучше одержимых? Да что там бояться слов — ничем не лучше?

Или все это и впрямь не более чем массовый психоз?

Он не знал. Истина ускользала.

Истина была не здесь. Возможно, где-то совсем рядом. Но — снова не здесь.

Как всегда.


Содержание:
 0  вы читаете: Длань наказующая. Файл №214 : Крис Картер    



 




sitemap