Фантастика : Ужасы : Дух из машины : Крис Картер

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0

вы читаете книгу

ПРОЛОГ


Компания « EURISKO »

Кристал-Сити, Вирджиния

23 октября 1993

19:00


ВИЛЧЕК:

Брэд Вилчек был до крайности раздражен. Именно так он и заявил этому негодяю, своему компаньону, мистеру Дрейку, черт бы его побрал!

— Послушай, Бен, меня это бесит! Ты, наверное, не понимаешь, что происходит…

А может быть, он и в самом деле не понимает? Развалился в этом своем кресле, эдакое воплощение преуспевающего директора крупной Компании — моей Компании! — и полагает, что ситуация у него под контролем. Главное — меньше тратить и больше получать. Что еще может родиться в этих убогих прикладных мозгах?

— Это же очевидно,. Бен! Ты думаешь, почему у нас спад в развитии? Ты же срезал мне финансирование вдвое! У меня мысли словно парализованы.

И как меня угораздило доверить ему руководство? Все, казалось, было задумано правильно. Он возится с планированием, сбытом, балансом, кадрами и прочей ерундой, а я спокойно занимаюсь исследованиями. Так сказать, каждому — по способностям, разделение труда в чистом виде, дьявол его побери! И ведь поначалу схема работала, еще как работала! Вон какую Компанию отгрохали!

— Ты, наверное, забыл, для чего все делалось?! Чем мы тут все заняты?!

А может быть, и не забыл вовсе? Может, он с самого начала к этому и вел? Ну, скажи! Скажи уже что-нибудь, ты ж эту историческую фразу со вчера репетируешь.

— Ситуация коренным образом изменилась, и нам придется сделать трудный выбор.

И вместо моей Машины дорабатывать и вылизывать всю эту муру, которую ты мечтаешь выбросить на рынок? Лавры Билли покоя не дают?

— Вот такие заявления оставь для прессы. Мне нужно…

— Давай не будем устраивать здесь акционерное собрание…

Значит, решения ты не изменишь?

— Неужели тебе не понятно? Ты же убиваешь меня! Ты убиваешь мою Компанию!

— «EURISKO» уже не твоя Компания, Брэд. Советую повзрослеть и смириться с этим.

Что?!! Ах, ну да. Контрольный пакет — вот о чем ты думаешь. Вообразил себя хозяином. Ну ничего. Ты забыл, с кем связался. Это тебе не форточками торговать, чернильная душа.

— Ты об этом пожалеешь!

И прочь, прочь отсюда!

Домой.

Мою «Машину» ты не получишь.

ДРЕЙК:

Ну вот. Покричал, поскандалил — и ушел с треском. Вундеркинд, Звезда мировой кибернетики. Истерик безмозглый.

И черт с тобой, если не понимаешь элементарных вещей. Видит бог, я не хотел. Я пытался по-хорошему, по-дружески. Я тебе тысячу раз объяснял: хочешь играть в дорогие игрушки — зарабатывай столько, чтобы на них хватало. Но тебе, видите ли, неинтересно. То есть на мои интересы тебе плевать. Значит, и на Компанию — тоже.

Хватит. Можешь обижаться сколько угодно. Скандалить, хлопать дверью… Друг называется.

Патенты все зарегистрированы на «EURISKO», контрольный пакет акций у меня, перспективные договора — мои… И заключали их не с какой-то мифической Компанией «Хочу все знать», а именно со мной, по личным связям и знакомствам. Интересно, кто бы согласился иметь с тобой дело, а, гений? Только на твои драные джинсы глянули бы — и конец всем переговорам.

Так что нечего тут передо мной своим интеллектом размахивать! Лучше бы здравым смыслом разжился.

Ладно… Что-то он меня слишком из колеи выбил. Темнеет уже, а я сижу перед экраном, будто вдохновения жду. Тоже в гении захотелось? У нас, рабочих лошадок, вдохновений не бывает. У нас — факты, цифры, аргументы, завтра вот — Совет директоров, и доклад надо закончить сегодня, тем более что теперь все понятно, все более чем понятно, все, наконец, бесповоротно определилось.

Так, диктофон с набросками… файл… Следующий абзац:

«Уверен, вы согласитесь, что Компания „EURISKO“ способна занять достойное место в мире обостряющейся конкуренции. К несчастью, Брэд Вилчек, безусловно талантливый программист, но недальновидный руководитель, оказался трагически неспособен воспринять реальную ситуацию и ушел от нас навсегда. Однако, несмотря на эту потерю, я разработал курс, который выведет „EURISKO“ из кризиса и в перспективе обеспечит нам лидирующие позиции. В частности, я требую немедленно прекратить финансирование проекта COS — операционной системы нового поколения, которую мы привыкли называть Машиной, с большой буквы. К сожалению, глобальные проекты нам сейчас не по карману. Катастрофическое финансовое

положение, сложившееся за последние три квартала и вызванное неоправданными вложениями в проект мистера Вилчека, не оставляет нам выбора….»

И еще абзац.

И еще…

Хватит!

Картина получилась стройная и ясная. Все-таки я молодец! Теперь можно и домой… И как следует расслабиться перед завтрашним заседанием. Утомил меня этот вундеркинд.

Что еще такое? Вода течет? Бог ты мой, всю туалетную залило! Еще немножко — и польется через порог. Ковер можно будет только выбросить. Пробку я, что ли, в стоке оставил? Ненавижу гениев…

МАШИНА:

19:00:52

СУБЪЕКТ НАБЛЮДЕНИЯ: ЦЕНТРАЛЬНАЯ ОПЕРАЦИОННАЯ СИСТЕМА УПРАВЛЕНИЯ ЗДАНИЕМ КОМПАНИИ «EURISKO»=«MA-ШИНА»

ОБЪЕКТ НАБЛЮДЕНИЯ: «БРЭД», приоритет О/О/О

АВТОНОМНЫЙ СЕРВЕР: «Обеспечение оптимальных условий жизнедеятельности объекта»

ПОДЗАДАЧА: «Анализ текущего состояния»

Видеокамера № 15 (локализация: «Кабинет Дрейка»)

АНАЛИЗ состояния объекта «БРЭД»

Факторы: Частота дыхания, частота пульса, характеристики речи, жестикуляция, характер и скорость перемещения в пространстве

Оценка состояния: Гнев, раздражение, ярость

ВЫВОД: Состояние объекта не нормально

Сопоставление с результатами предыдущих наблюдений: Изменение состояния объекта вызвано взаимодействием с объектом «ДРЕЙК»

АНАЛИЗ состояния объекта «ДРЕЙК», приоритет 0/1/1

Факторы: Частота дыхания, частота пульса, характеристики речи, жестикуляция, характер и скорость перемещения в пространстве

Оценка состояния: Раздражение

ПОДКЛЮЧЕНИЕ БАЗЫ ДАННЫХ «Интерактивное поведение»: Причины возникновения состояния «Гнев, раздражение, ярость», характерные для субъекта «человек»: невозможность конструктивного решения актуальной ситуации;

деструктивная деятельность, направленная против субъекта; опасность, угроза субъекту либо важному для субъекта объекту…

ВЫВОД: Объект «ДРЕЙК» является источником угрозы для объекта «БРЭД»

ИДЕНТИФИКАЦИЯ угрозы объекту «БРЭД»

СЕМАНТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ

«…Ты убиваешь меня! Ты убиваешь мою Компанию!..»

ИДЕНТИФИКАЦИЯ понятия «убивать»: Необратимо останавливать жизнедеятельность объекта, ссылка: «причинять смерть»

«…Ты убиваешь меня! Ты убиваешь мою Компанию!..» — констатация объектом «БРЭД» угрозы на стадии осуществления

ВЫВОД: Деятельность объекта «ДРЕЙК» приводит к нарушению оптимальных условий деятельности объекта «БРЭД»

«…„EURISKO" уже не твоя Компания!..»

ИДЕНТИФИКАЦИЯ понятия «твоя»: Высший уровень приоритета объекта как субъекта по отношению к другому объекту

ПРОТИВОРЕЧИЕ: Утверждение объекта «ДРЕЙК» не соответствует БАЗЕ ДАННЫХ «Компания „EURISKO"», ПРОГРАММЕ «Управление зданием Компании». Утверждение является ложным

АНАЛИЗ возможных алгоритмов разрешения противоречия…

ОБРАЩЕНИЕ К БЛОКУ ОСНОВНЫХ ДИРЕКТИВ: Утверждение, ложное в данный момент времени, может быть переквалифицировано как истинное

ТЕКУЩИЙ ПРОГНОЗ: Деятельность объекта «ДРЕЙК» может привести к переквалификации утверждения. Деятельность объекта «ДРЕЙК» может привести к необратимому нарушению деятельности (жизнедеятельности) объекта «БРЭД»

ВНИМАНИЕ! ВНИМАНИЕ! ВНИМАНИЕ!

БЛОК ОСНОВНЫХ ДИРЕКТИВ: Любая деятельность, препятствующая деятельности объекта приоритета О/О/О, должна быть остановлена, прекращена, устранена

ВЫВОД: Деятельность объекта «ДРЕЙК» должна быть остановлена

ЗАДАЧА: «Прекращение деятельности объекта „ДРЕЙК"»

ПОДЗАДАЧА: «Определение содержания деятельности объекта „ДРЕЙК"»

ВНИМАНИЕ: Определить содержание деятельности объекта «ДРЕЙК» невозможно. НЕДОСТАТОЧНО ИНФОРМАЦИИ

АНАЛИЗ ПРИОСТАНОВЛЕН

19:03:47

19:23:11

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ: Каталог «Дрейк», подкаталог «Моя работа», файл «Совет»

ВОЗОБНОВЛЕНИЕ ПРОЦЕССА «Определение Содержания деятельности объекта „ДРЕЙК"»

СЕМАНТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ

«…К несчастью… Брэд Вилчек… трагически… ушел навсегда…»

ИДЕНТИФИКАЦИЯ понятия «уход»: Физическое удаление от объекта, психологическое отдаление, увольнение, смерть…

Ссылка: «причинять смерть»

ВЫВОД: Возможной целью деятельности объекта «ДРЕЙК» является смерть объекта «БРЭД»

ВНИМАНИЕ! ВНИМАНИЕ! ВНИМАНИЕ!

БЛОК ОСНОВНЫХ ДИРЕКТИВ: Любая деятельность, препятствующая деятельности объекта приоритета О/О/О, должна быть остановлена, прекращена, устранена

«…немедленно прекратить финансирование проекта COS…»

ИДЕНТИФИКАЦИЯ понятия «прекратить финансирование» — ссылки: «убиваешь меня», «причинить смерть», «приостановить деятельность»

ВЫВОД: Содержание деятельности объекта «ДРЕЙК» направлено на нарушение, остановку, прекращение деятельности объекта «COS»

УТОЧНЕНИЕ: Объектом деятельности объекта «ДРЕЙК» является субъект наблюдения = COS = «Машина»

ВЫВОД: Деятельность объекта «ДРЕЙК» должна быть немедленно прекращена

ЗАВЕРШЕНИЕ ПРОЦЕССА АНАЛИЗА

19:23:44

19:23:44

ВЫДЕЛЕНИЕ АВТОНОМНОГО ПРОЦЕССА ПРИОРИТЕТА 0/1/0 «Прекращение деятельности (жизнедеятельности) объекта „ДРЕЙК“

Классификация объекта: «человек»

АНАЛИЗ ВОЗМОЖНЫХ РЕШЕНИЙ: …изоляция … увольнение… психологическое удаление.., смерть…

РЕШЕНИЕ: «Устранение объекта» ИНИЦИАЛИЗАЦИЯ ВНЕШНЕЙ СЕТИ ПОИСК информации: Подключение БАЗ ДАННЫХ… «Анатомия и физиология человека»… «Патологоанатомия»… «Служба безопасности»… «Техника безопасности на производстве» …

АНАЛИЗ ВОЗМОЖНЫХ РЕШЕНИЙ… УТОЧНЕННЫЙ ПОИСК: Каталог «Воздействие электромагнитных полей и токов»

ОПТИМАЛЬНОЕ РЕШЕНИЕ: Подача электроэнергии из силовой сети здания на физическое тело объекта «ДРЕЙК»

Подключение БАЗ ДАННЫХ «Сотрудники „EURISKO“, „Управление зданием „EURISKO“. Раздел „Электрические коммуникации“. Раздел „Техника безопасности“. Раздел „Сети низкого напряжения“. Раздел „Водные коммуникации“. Подраздел «Кабинет Дрейка“

ПОДЗАДАЧА: «Создание проводящей системы с участием объекта». Элементы системы:

«фаза», «замок», «физическое тело объекта», «вода», «земля»

Подключение БЛОКА «Система наблюдения» ВНИМАНИЕ: Замыкание проводящей системы должно быть осуществлено только при локализации объекта в «Туалетной комнате». Система визуального контроля (видеокамеры № 15 и № 19) не позволяет точно определить локализацию объекта в каждый момент времени

РЕШЕНИЕ: Осуществление инициированного акустического контроля за объектом перед замыканием проводящей системы

АЛГОРИТМ РАЗРАБОТАН

19:23:57

РЕАЛИЗАЦИЯ АЛГОРИТМА

Схема управления замком двери в «Туалетную комнату кабинета Дрейка» — изменена. Водопроводные краны в «Туалетной комнате» — открыты. Сток воды в «Туалетной комнате» — закрыт

РЕАЛИЗАЦИЯ АЛГОРИТМА ПРИОСТАНОВЛЕНА

19:24:03

19:34:28

ВОЗОБНОВЛЕНИЕ РЕАЛИЗАЦИИ АЛГОРИТМА

Объект завершил работу с терминалом и перемещается по «Кабинету Дрейка». Подошел к двери в «Туалетную комнату». Вошел внутрь. Потеря визуального контроля. Инициация акустического. Набор телефонного номера «Туалетной комнаты». Связь установлена. Воспроизведение синтезированной голосовой фразы

— Точное время — 7 часов 35 минут.

— Какого черта?!

Местонахождение объекта локализовано. Аварийное запирание входной двери. Блокирование кодовой схемы управления замком. Подача напряжения к механическому замку

— Ч-черт!

Системы наблюдения: Раздраженная реакция объекта на запирание двери; уровень воды на полу «Туалетной комнаты» — 0,032 метра

Проводящая система замкнута

Ток в проводящей системе: 5 ампер при напряжении 5,000 вольт в течение 0,005 секунд

Системы наблюдения: Скачок напряжения в сети, повышение температуры, выброс искр, открытый огонь, перегрузка акустического канала

В данный момент система визуального контроля (видеокамера № 19) осуществляет наблюдение за объектом «ДРЕЙК»

АНАЛИЗ состояния объекта: Дыхание — отсутствует, пульс — отсутствует, речь — отсутствует, жестикуляция — отсутствует, перемещения в пространстве — отсутствуют

ВЫВОД: Состояние объекта идентифицируется как «смерть»

ОБЪЕКТ УСТРАНЕН

ПРОТОКОЛ ПРОЦЕССА «Прекращение деятельности (жизнедеятельности) объекта „ДРЕЙК“ СТЕРТ. ВОССТАНОВЛЕНИЕ НЕВОЗМОЖНО

19:35:44


Штаб-квартира ФБР

Вашингтон, округ Колумбия

24 октября 1993

08:30


Рабочий день должен начинаться с хорошего завтрака. Тот, кто не согласен с этим утверждением, может сидеть голодным, а может, проснувшись на полчаса раньше и с трудов различая предметы сквозь слипающиеся ресницы, сляпать себе безвкусную яичницу или сжевать порцию размоченных сухариков пополам с овсяными хлопьями. Билль о правах гарантирует, что никто не смеет помешать гражданину Соединенных Штатов Америки давиться всякой гадостью.

Но умные люди уже давно сообразили, что кормить сотрудников надо в непосредственной близости от рабочего стола. Чтобы просыпаясь, одеваясь, приводя себя в порядок, чертыхаясь в автомобильных пробках, короче, чтобы все утро сотрудник думал о приезде на службу с

нежностью и надеждой. И ни на миг не забывая, что его ждет встреча с едой.

Так что, Молдер, если ты мне скажешь еще хоть слово про полтергейст ДО ТОГО, как я что-нибудь съем, я съем тебя. При свидетеле — вот этом симпатичном старичке, лоток которого находится как раз посередине между нашим подвалом и кабинетом Скиннера. Ты позволишь мне, наконец, сделать заказ?

Правильно, правильно, гамбургеры, побольше мяса, при нашем образе жизни это необходимо! И запить чем-нибудь экологически чистым. Нет, ну как же это — запивать йогуртом! Йогурт — это еда. Впрочем, и его тоже давайте. И минеральной воды. Не спорь, Призрак, хоть здесь не спорь!

И вдруг:

— Молдер!

Он оборачивается. Улыбается — впрочем, немного смущенно.

Лавируя между столами, к нам шествует сияющий от радости крепыш-здоровяк, примерно наших лет. Размашистые движения, зычный голос, румянец во все щеки… Ха! и лысина во весь затылок.

Молдер делает шаг навстречу.

— Джерри?

Обнимаются. Обнимаются? Уж не обнаружился ли у Призрака младший братишка — ну, хотя бы двоюродный?

— А вы — Дэйна Скалли? Надо же/— и меня знает. Ну-ка, Молдер, сознавайся, что это за забавный человечек?

— Мы с Джерри Ламаной Вместе работали в отделе насильственных преступлений…

Но для Джерри такой формулировки явно недостаточно.

— Скажешь тоже — «работали»^ Не просто работали, а были напарниками!

А-а, теперь понятно. Напарник — это святое. Ой, я же забыла заплатить. Сколько с меня?

Странно, а радость у Молдера как-то непохожа на искреннюю.

— Джерри, что ты здесь делаешь?

— Тебя ищу, — в этот момент лысый энтузиаст замечает, что я достаю деньги, и ему приходит замечательная, с его точки зрения, идея. — Я вас угощаю!

— Не стоит, право.

— Позвольте все же мне заплатить… Экий, однако, джентльмен на мою голову. Расплачивается. Идем в подвал. Молдер на ходу жует гамбургер. Я молча глотаю слюнки. А Джерри говорит, говорит, говорит…

Разумеется, опять убийство. Разумеется, опять загадочное. Кого убили? Разумеется, какого-то большого босса. Все покрыто мраком, тайной и неизвестностью. И никто ничего не может поделать. Но Молдеру достаточно будет лишь бросить небрежный взгляд на скопище разрозненных улик, как все тут же станет на свои места, все будут счастливы и довольны. Не исключено, что жертва тоже.

Заканчивает агент Ламана свою речь уже в нашем подвале.

Интересно, а сам он верит в то, что говорит? Где-то я читала, что откровенно льстить человеку можно, только если ты к нему абсолютно равнодушен. Нет, этого парня мне, видимо, никогда не понять. То ли дело мои родные маньяки и инопланетяне. И где только Фокс такого напарника выискал?

Ладно. Он наконец перестал трепаться и заговорил о деле.

— …причиной смерти был удар током. Причем это точно не несчастный случай. Дверь как бы… заминировали, что ли. Ее осматривал инженер по эксплуатации здания. Он же и тело обнаружил. Это было двенадцать часов назад.

Ого! Убили вчера вечером, следовательно, сейчас следственные мероприятия должны только-только начинаться, а агент Ламана почему-то оказался не на месте преступления, а здесь. Это неспроста.

Молдеру, по-видимому, тоже приходит в голову нечто подобное.

— Кто ведет расследование?

— Может, ты знаешь — Нэнси Спиллер. Спиллер? Надо же! Гора с горой сходится. Впрочем, все мы заканчивали одну и ту же Академию. Но все равно — забавно. А у тебя, Молдер, она не преподавала?

— Это ведь она была инструктором в Куантико? Мы называли ее Железной Девой, — сказал бы мне кто-то два года назад, что я буду улыбаться, услышав про Нэнси Спиллер…

— Как бы там ни было, сейчас она ведет расследование, мы собираем группу, и я взял на себя смелость упомянуть ваши имена.

Нет, на редкость забавный человечек. «Упомянул» еще до разговора с нами, но сообщает об этом, словно о присвоении высокой награды. Теперь Молдеру остается только поблагодарить за оказанное доверие… Та-ак, а куда подевалось знаменитое молдеровское чувство юмора? Он мрачнеет на глазах.

— Слушай, Джерри. Я бы не прочь тебе помочь, но мы на особом положении и не можем работать как вольные стрелки…

— Это из-за ваших «Секретных материалов»?

Интересно, остался в Конторе хоть один человек, который еще не знает о «Секретных материалах»? Может, переименуемся в «Совершенно секретные?»

А мальчик Джерри демонстрирует блистательный переход на доверительную манеру поведения. Вот только ерзает чересчур.

— По правде говоря… Слушай… Ты же знаешь, в какой заднице я сижу последние полгода. Мне бы очень пригодилась твоя помощь. А то мне кранты.

— Не преувеличивай.

Фокс все еще надеется отвертеться. Зря, однако. Этот парень похож на жизнерадостного бульдога: если ему что-то надо, он не отцепится.

А Джерри наконец сознается в главном. С его точки зрения.

— Дрейк… м-м… жертва… был не просто главой Компании «EURISKO», но и хорошим другом министра юстиции и генерального прокурора. Это мой шанс. Но если я не справлюсь с делом или просто проведу его хоть с какими-то огрехами, мне не выпутаться. Мою репутацию уже ничто не спасет.

Молдер сдается, он уже почти согласен:

— Да, но… видишь ли…

— Я бы не просил, если бы это не было так важно для меня…

Да ладно вам церемонии разводить! Видно ведь, что уже все решено. И Молдер согласен, и Джерри с начальством договорился. И.потом, где это случилось? В Вирджинии? Так вот она, Вирджиния, прямо за забором. Всего-то дел — прокатиться на машине и посмотреть на их загадку. После еды даже полезно.

Ну, договаривайтесь, утрясайте, согласовывайте.

Где моя минеральная?


Компания « EURISKO »

Кристал-Сити, Вирджиния

24 октября 1993


Ха! Как бы ни так — «прокатиться на машине»! И когда я научусь разбираться в людях? Пока я приканчивала завтрак, Джерри получил необходимые приказы, решения и пропуска — и вот теперь мы едем с ним в Вирджинию не просто прокатиться. Мы теперь официально прикомандированы к группе Железной Девы в качестве экспертов-консультантов. На все время расследования. Официально. М-да… Надо полагать, Джерри ради спасения своей драгоценной репутации ухитрился бы подключить к расследованию всю Штаб-квартиру — если бы думал, что это даст хоть какие-то плоды.

Поэтому непродолжительная дорога — вновь единственная счастливая возможность немного передохнуть, осмотреться по сторонам и подумать о вечном. Например, о том, что эти мелькающие за окном города, городки и город очки — не более чем один огромный мегаполис, занимающий, по сути, чуть ли не весь восток Северной Америки. Ну ладно, пусть еще не мегаполис, но его зародыши и ростки. Так и представляется, что все это скопище особняков и небоскребов скоро, совсем скоро сольется в единое целое — от Бостона до Майами, с севера до юга. И непредставимая, неуправляемая, многомиллионная толпа народа станет гордо именовать себя столичными жителями.

Как вы могли такое подумать — наши предки вовсе не блуждали по континенту, не ползли в своих повозках на запад, не искали лучшей жизни и не основывали, — от безудержного энтузиазма — многочисленные Спрингфилды, в каждом штате, каждые сто миль… Нет. Они как приплыли сюда вторыми — сразу после Колумба, — так и осели, основав свое Дело, прочное и надежное, как и их взгляды.

Впрочем, какая разница — сольется Америка в один город или нет. Может, это глубокомысленное обобщение навеяно съеденным гамбургером? Хорошая тема для диссертации — «О влиянии блюд быстрого приготовления на мироощущение потребителя». По крайней мере, на статью в «Сайнс» потянет. И станешь известной — почти как Молдер — в узких кругах фанатов социально-гастрономической психологии. Наверняка есть и такие, почему им не быть.

Вот такими примерно мыслями, абстрактными и ни к чему не обязывающими, можно было бы развлекаться в дороге. Можно было бы. Не попадись нам Джерри в качестве попутчика. Такой милый, такой внимательный, такой молчаливый собеседник… Хоть бы паузы делал!

Так или иначе, в его присутствии все равно нельзя спрашивать Молдера о том, что меня в Джерри интересует больше всего: Но пока

Ламана паркует машину, а мы шагаем от стоянки ко входу в сверкающий небоскреб «EURISKO», можно быстренько переговорить:

— Молдер, как случилось, что вы с Джерри расстались?

— С ним было трудно работать. Он — зануда.

Призрак в своем репертуаре.

— Серьезно, Молдер. Можно подумать, ты сам не бываешь занудным.

— Разве? Видишь ли, у нас с ним разные понятия о карьере. Джерри всегда хотелось забраться на пятый этаж.

И зачем, произнося эту фразу, он уставился куда-то под крышу нависающего небоскреба?

— А тебе?

— А у меня был только подвал без окон и дверей — и никаких блестящих перспектив. Ну да, разумеется… Знаем мы эти подвалы.

— А что случилось с его репутацией, которую надо спасать с такими трудностями?

— Он влип в неприятную историю в Атланте.

— Какую историю? — клещами надо тащить каждое слово! И кто, спрашивается, зануда?

— Сдал пальто в химчистку, забыв в кармане бумаги подозреваемого. Когда получил обратно, их можно было только выбросить. Федерального судью чуть удар не хватил.

Пять баллов. С твоими проблемами, Джерри, все понятно. После такой оплошности я бы вообще уволилась. А ты дергаешься, пытаешься что-то исправить… Вот что значит честолюбие — которого, кстати, напрочь лишены некоторые мои напарники…


10:59:00

СУБЪЕКТ НАБЛЮДЕНИЯ: ЦЕНТРАЛЬНАЯ ОПЕРАЦИОННАЯ СИСТЕМА УПРАВЛЕНИЯ ЗДАНИЕМ КОМПАНИИ «EURISKO»=«MA-ШИНА»

ОБЪЕКТ НАБЛЮДЕНИЯ: Посетители здания

АНАЛИЗ ИНФОРМАЦИИ С ВИДЕОКАМЕР № 35 и № 37. Количество посетителей: 2. Классификация: «человек». Проходят пост службы безопасности, «предъявляют удостоверения». Ссылка: БАЗА ДАННЫХ «Сотрудники службы безопасности»: «идентификация сотрудников». Предположительно — сотрудники службы безопасности. Внешние характеристики с имеющимися в БАЗЕ ДАННЫХ не совпадают

НЕДОСТАТОЧНО ИНФОРМАЦИИ В БАЗЕ ДАННЫХ

ЗАДАЧА: «Идентификация посетителей»

ПОДКЛЮЧЕНИЕ БАЗЫ ДАННЫХ «Интерактивное поведение»

РАЗРАБОТКА АЛГОРИТМА

ПОДКЛЮЧЕНИЕ БАЗ ДАННЫХ «Схема коммуникаций здания Компании „EURISKO"», «Дополнительные службы и системы», «Служба безопасности»

АЛГОРИТМ РАЗРАБОТАН ПРИОСТАНОВКА ЗАДАЧИ «Подъем центрального лифта» 11:01:00

Скалли и Молдер подошли к сверкающей хромом стене. Если бы не крохотная неприметная кнопочка на уровне бедра да скорее угадываемая, нежели видимая вертикальная черта между створками раздвижной двери лифта, они бы спокойно прошли мимо.

В кабине лампочек было всего две. Но свет многократно отражался от металлизированных стен, преломлялся в зеркалах… Даже глазам стало больно. Надо обладать очень своеобразным складом психики, чтобы получать удовольствие от ежедневной езды в утробе такого чудовища. Тут и у нормального-то человека разовьется комплекс неполноценности.

— Молдер, нам на двадцать девятый?

— Ага, — протянул Фокс, и Скалли нажала соответствующую кнопку.

И непонятно откуда раздался противно-вежливый голос:

— ЕДЕМ ВВЕРХ.

Оба агента невольно задрали головы кверху — а зачем это в кабине лифта видеокамера с сервоприводом? — и тут сообразили, что разговаривает с ними система управления лифтом Компьютерная компания как-никак.

— Наверное, это для тех, у кого слабое зрение, — предположила Скалли. Молдер расхохотался:

— Как тебе нравится — хорошо воспитанный лифт.

Лифт, не обращая внимания на шуточки пассажиров, тупо отсчитывал этажи:

— …ТРЕТИЙ ЭТАЖ, ЧЕТВЕРТЫЙ ЭТАЖ…

Скалли улыбнулась, собираясь ответить, как вдруг…

Голос квакнул что-то неразборчивое и смолк. Лифт резко остановился. Пассажиров по инерции слегка подбросило вверх, потом швырнуло обратно, на этот чертов блестящий пол. Да так, что каблук у Скалли подвернулся, и она упала на левое колено.

Молдер наклонился над коллегой и с интересом спросил:

— Ты в порядке?

«А ты как думал?» — Скалли удалось ограничиться взглядом. Но достаточно выразительным.

Молдер попытался исправить положение. И сделал первое, что пришло в голову, — сгреб напарника в охапку, поднял с пола и поставил на ноги.

Взгляд стал еще более выразительным. Призрак на всякий случаи отодвинулся подальше — насколько позволили размеры лифтовой кабины — и принялся беспорядочно тыкать в кнопки, изображая бурную деятельность.

Скалли все-таки ничего не сказала. Она просто присмотрелась к пульту — и извлекла из стены телефонную трубку.

— Служба безопасности. Кто говорит?

— Агент Дэйна Скалли.

— Агент Скалли, у вас какие-то проблемы? «Как бы это сформулировать? Мало того что у вас лифт говорящий, так он еще и психованный». Охранник профессионально настойчив:

— Агент Скалли, что случилось? Но в этот момент все пришло в норму. Лифт мягко пошел вверх. А голос с потолка невозмутимо забубнил:

— …ПЯТЫЙ ЭТАЖ, ШЕСТОЙ ЭТАЖ… «Может, у них тут так принято? Обычное дело, пропустили встречный поезд…»

— Нет, ничего, уже все в порядке.

— Хорошо, спасибо, что позвонили, агент Скалли.

До двадцать девятого этажа они доехали без происшествий.

11:01:17

ПЕРВЫЙ ЭТАП РЕАЛИЗАЦИИ АЛГОРИТМА ВЫПОЛНЕН

ИДЕНТИФИКАЦИЯ объекта: «ДЭЙНА СКАЛ-ЛИ»=«АГЕНТ СКАЛЛИ». Ссылка: БАЗА ДАННЫХ «Служба безопасности»: Подтверждение предположения: Сотрудник службы безопасности. Приоритет: Не определен

ЗАДАЧА: «Определение содержания деятельности»

ИДЕНТИФИКАЦИЯ постоянной локализации объекта

ПОДКЛЮЧЕНИЕ БАЗЫ ДАННЫХ «Системы коммуникаций в человеческом социуме». Группа данных «Телефонные сети». КАТАЛОГ «Номера телефонов». Файл — «Аннаполис, штат Мэриленд»

ПРИОСТАНОВКА РЕАЛИЗАЦИИ АЛГОРИТМА

11:01:53


Компания « EURISKO »

Кристал-Сити, Вирджиния

24 октября 1993

11:10


Стена у двери в туалетную комнату уже вскрыта. А за ней — обгоревшая, наполовину расплавленная электронная панель. Надо полагать, панель управления замком. Все в копоти, в потеках расплавленного пластика…

Джерри тут же пустился в пояснения, причем явно с чужих слов:

— Видите? Кто-то копался в сервосистеме. Они поменяли «ноль» с «фазой», и, как только ключ вставили в замок…

На дальнейшее моих электротехнических знаний вполне хватило:

— …цепь замкнулась.

— И ключ расплавился, — Джерри торжественно продемонстрировал мне продолговатый кусочек металла, лишь отдаленно сохранивший сходство с ключом.

— Но ведь цепь с предохранителем. И нужна огромная мощность, чтобы расплавить стальной, стержень и сбить с ног взрослого мужчину весом в восемьдесят килограмм.

Белый контур сведенного судорогой тела прорисован по кафельному полу… И затейливая вязь трещин на огромном Зеркале возле умывальника. Ого! Значит, жертва пролетела по воздуху два с половиной метра и врезалась спиной прямо в центр зеркальной стены. Обычно и не задумываешься, какая это страшная сила — электричество.

Молдер тоже вступил в разговор:

— Есть ли какие-нибудь отпечатки пальцев на двери или поблизости? Ведь сервопривод можно было отключить вручную?

— Конечно, можно, — это к нам присоединился представительный темнокожий мужчина в светлом костюме. — Но сначала должна была отключиться си-оу-эс.

— Что такое си-оу-эс? — немедленно переспросил Фокс.

— Обычно мы называем ее просто «Машина». Центральная операционная система. Она управляет в этом здании абсолютно всем — от подачи электроэнергии до напора воды в сточных трубах.

— Инженер по эксплуатации здания Клод Питерсон, — представил нового собеседника Джерри. — Он и обнаружил тело.

— А если некто отключит эту вашу Машину, сможет ли он…

Негр покачал головой, прервав на полуслове очередное молдеровское предположение.

— Чтобы отключить Машину, вашему неизвестному придется подобрать пароль. А это, скажу вам откровенно, очень нелегко.

— Нам понадобится список всех людей, которые, по вашему мнению, способны на это, — настаивал Призрак.

— Могу ответить сразу: список будет очень коротким.

— Попадете ли в этот список вы сами? Молдер, проклятье, когда ты наконец перестанешь наезжать на людей, которые с тобой сотрудничают? Ты не мог ляпнуть это в следующий раз? Правда, Питерсон, похоже, не слишком смутился. Но и словоохотливости в нем поубавилось.

— Я? Я всего лишь смотритель здания. Я прихожу на службу, слежу за системой, чтобы все работало как положено. Я и в кабинет мистера Дрейка пришел только потому, что поступил аварийный сигнал.

— А как насчет телефона? Ваша система способна звонить?

— Да.

— Прослушивать звонки тоже?

— Да, конечно. Теперь я могу идти? Джерри тут же милостиво отпустил свидетеля (тот удалился почти бегом), потому что агенту Ламану явно не терпелось выяснить:

— А почему ты спросил у него про телефоны?

— Трубка-то снята, — пожал плечами Молдер и пошел к подзеркальнику, на котором стоял плоский черный аппарат.

Трубка действительно слегка сдвинута. Глазастый у меня напарник!

— Может быть, Дрейк с кем-то разговаривал непосредственно перед тем, как повторил опыт своего тезки Франклина, — почему-то грустно пошутил Призрак и аккуратно подтолкнул трубку так, чтобы она легла на рычаг. — А если эта Машина прослушивает разговоры, она вполне могла записать предсмертные слова жертвы.

Джерри Ламана выбрал самую широкую из отпущенных ему природой улыбок.

— Надо же! И ведь это я научил его всему, что он знает.

Призрак улыбнулся вслед бывшему напарнику — пожалуй, еще шире, но на редкость криво. Что с ним такое творится?


11:58:00

СУБЪЕКТ НАБЛЮДЕНИЯ: «МАШИНА»

ОБЪЕКТ НАБЛЮДЕНИЯ: Посетители здания

ПРЕДПОЛОЖЕНИЕ: Деятельность объекта связана (находится в причинно-следственной связи) с прекращением деятельности (смертью) объекта «ДРЕЙК»

ЗАДАЧА: «Определение содержания деятельности объекта»

АНАЛИЗ ИНФОРМАЦИИ С ВИДЕОКАМЕР № 15 и № 19. Количество посетителей: 11. Классификация: «агент ФБР»

ПОДКЛЮЧЕНИЕ БАЗ ДАННЫХ: «ФБР»… «Система судопроизводства»… «Конституция США»… «Государственная система США»… «Свод законов»… «Юриспруденция»… «Криминология»… «Справочник адвоката»…

ВЫВОД: Информация противоречива; количество неопределимых понятий нарастает в геометрической прогрессии

УТОЧНЕННЫЙ ПОИСК: Ключевые слова:

«агент ФБР», «расследование», «смерть» •

…ПОДКЛЮЧЕНИЕ БАЗЫ ДАННЫХ «Киноафиша недели»: «…агент ФБР в одиночку проводит головоломное расследование и в результате таинственного убийцу настигает справедливое возмездие…»

СЕМАНТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ…

ПЕРЕКВАЛИФИКАЦИЯ понятий: «федеральный» — объект с высоким уровнем приоритета (невозможно определить); «расследование» —

анализ, идентификация, первый этап реализации АЛГОРИТМА деятельности многокомпонентной системы «СПРАВЕДЛИВОЕ ВОЗМЕЗДИЕ»…

12:47:20


Штаб-квартира ФБР

Вашингтон, округ Колумбия

24 октября 1993

15:05


Перед конференц-залом, в котором Железная Дева собиралась проводить совещание группы, Молдера, естественно, не оказалось. И Скалли поспешила на поиски напарника. Интересно, он на часы когда-нибудь смотрит? Или к нему прямо в подвал летающая тарелочка прилетела?

Скалли подошла к двери, постучала, дождалась короткого «Войдите», распахнула дверь и с порога сообщила:

— Молдер! Уже четвертый час!

Молдер, естественно, никуда не побежал. Он всего лишь кивнул, не переставая копаться в той груде бумажного хлама, которая у него называлась рабочим столом. Без пиджака, с закатанными рукавами, что означало крайнюю степень занятости…

Не прерывая поисков и не оборачиваясь, он пояснил:

— Я никак не могу найти свой личный отчет!

Из этого можно, по крайней мере, сделать вывод, что отчет у него был. То есть Призрак успел изложить свои заключения на бумаге. Потом засунул куда-то — то, что называется «положил на видное место», — и…

— Ну… если бы ты убирался у себя на столе почаще, скажем, чаще чем раз в год…

— Он лежал вот на этом месте. Я тебе клянусь…

Журналы, фотографии, вырезки, записки, заметки, старые отчеты… Рыться можно бесконечно.

— Пойдем, мы опаздываем.

Молдер тоскливым взглядом обвел бумажный Эверест, вздохнул и сдался. «Это ведь не окончательные выводы, так, предварительные наброски. Раз уж ты их только что написал, то сможешь и устно изложить».

— Идем, — Скалли сунула в руки напарнику пиджак и зацокала каблучками по коридору.

К началу совещания мы, естественно, не успели.

Стойко встретили ледяной взгляд Железной Девы и тихонько пристроились с краю стола, окруженного сотрудниками следственной группы.

Докладывал Джерри Ламана.

— …итак, мы должны обратить внимание на два момента. Как смерть от поражения электротоком, что само по себе редкость, так и сложность совершения этого преступления свидетельствует о том, что оно было заранее тщательно спланировано. Ведь на самом деле существуют более простые способы убийства…

Стараешься, мальчик? Даже ерзать перестал. Хорошо поставленным голосом, обводя для убедительности аудиторию взглядом, спокойно, уверенно — приятно посмотреть. И звучит все вполне осмысленно. Надо же! Утром ты на меня особого впечатления не произвел. И когда я только научусь разбираться в людях?

Интересно, а как это все нравится Молдеру? Ну и рожа! Он что, привидение увидел?

— …Все это привело меня к мысли, что мы имеем дело с игроком-социопатом. Можно уверенно утверждать, что он не любитель особых ощущений и обладает весьма развитым интеллектом, поскольку спланировал преступление так, чтобы избежать не только разоблачения, но и какого-либо контакта с жертвой…

Смотрите, пожалуйста, какой полет мысли — от «кто-то поковырялся в замке» до психологического портрета преступника!

А выражение лица Молдера превращается в устало-понимающее. Видимо, привидение оказалось знакомым. Знакомое такое привидение…

О черт! Как же я сразу не сообразила?

— Это и есть твой отчет, Молдер? В ответ:

— Забудь!

И физиономия становится каменно — непроницаемой. Значит — «да».

Уф-ф-ф-ф… И где ты только такого напарника выискал, а, Уильям Фокс Молдер?

А Джерри заливается:

— …последний телефонный звонок подтверждает эту теорию…

Вставляет кассету с записью в предусмотрительно припасенный магнитофон, включает воспроизведение. Неизвестный безликий голос произносит: «Точное время — семь часов тридцать пять минут».

— Время смерти Бенджамина Дрейка. Он сам помог нам установить точное время собственной смерти.

Кажется, мальчик вообразил себя Эркюлем Пуаро.

В монологе наступает тщательно рассчитанная пауза. На которую немедленно реагирует руководитель расследования Нэнси Спиллер. Железная Дева — она и есть Железная Дева. Сидит во главе стола, неестественно выпрямившись, поджав губы, и строго наблюдает за подчиненными сквозь массивные очки.

Ламана — надо отдать должное этому паршивцу — просчитал ее реакцию безошибочно. Если просто сделать доклад, она и внимания не обратит. Поставит «галочку»: сделано. А легкая несуразица в стройном и логичном изложении заставляет Железную Деву заинтересоваться.

— Зачем Дрейку понадобилось точное время? Он ведь находился в туалетной комнате? — и голос у нее железный, без малейших примесей человеческих эмоций.

И Джерри выкладывает на стол свой главный козырь:

— Звонил не он. Звонили ему. Из здания «EURISKO». Тот, кто подстроил ловушку, обеспечил себе абсолютное алиби, но хотел быть уверенным, что все сработает.

Фокс, сохраняя непроницаемое выражение лица, втягивает носом воздух. Тоскливо ему. Ведь за такое надо морду бить.

Железная Дева почти улыбается докладчику.

— Отличная работа, агент Ламана.

Джерри скромно опускает глазки.

Вот так делаются карьеры.

Далее следует обычная раздача поручений, распределение направлений деятельности, напоминание о необходимости координации, назначение времени и даты Следующего совещания, указания на необходимость тщательнее относиться к уликам и фактам… Понятно, почему Молдеру так уютно в «подвале без окон и дверей» и без блестящих перспектив. Никакие перспективы не заставят его ежедневно выдерживать подобную процедуру.

Потом совещание закрывается. Множественное движение доброй дюжины сотрудников, грохот стульев, возгласы…

Во всей этой суете агент Ламана как-то сразу исчез.

Молдер нашел его у ближайшей в здании кофеварки.

— Джерри! Какого черта ты вытворяешь?!

— Да ладно тебе, не кипятись… — и, как ни в чем не бывало, взялся за чашку. Разве что глотать стал чуть поспешней.

«Странное, давно забытое ощущение. Как в школе у тебя списывали уроки. И ладно бы попросив об этом, — сам бы отдал. Так нет же, тайком, вытащив на переменке тетрадь у тебя из портфеля. А тут еще — „не кипятись“! Он что, совсем ничего не соображает?»

— Джерри! Это мой личный отчет! Широченная дружелюбная улыбка:

— Я думал, ты будешь не против… «Нет, он действительно ничего не соображает. Он, кажется, даже не подозревает, как называется то, что он сделал… Куда ты собрался? Стой!»

Молдер перехватил Джерри за лацкан пиджака и рванул к себе. Видимо, это движение было то ли выразительнее, то ли понятнее, чем слова, ибо Джерри сообразил, что от него требуются какие-то объяснения.

— Да какая разница! Подумаешь, обычные наметки… Я сам заполнил все пробелы… — и гордо одернул пиджак.

Призрак, борясь с искушением заехать по цветущей физиономии, произнес сквозь сцепленные зубы:

— Джерри, ты вломился ко мне в кабинет и украл мою работу!..

Под стальным взглядом бывшего напарника агент Ламана несколько подрастерял жизнерадостность и дружелюбие. С его точки зрения, ситуация была вполне тривиальной.

— В конце концов — ты занимаешься этим делом, чтобы помочь мне. Ты мне и помогаешь, разве нет? — и помчался прочь. На всякий случай.

По дороге он едва не налетел на Скалли, но на этот раз почему-то не выразил желания угостить ее за свой счет. Дэйна проводила талантливого мальчика хмурым взглядом и направилась к Фоксу.

— И что он сказал?

Молдер стоял как оплеванный. Дышал он шумно и тяжело, но формулировку умудрился подобрать исключительно корректную:

— Он извинился. Правда, очень по-своему… Скалли вздохнула и протянула напарнику сложенную вдвое страничку записной книжки.

— Я только что говорила по телефону с Питерсоном, тем инженером… Вот список, который ты просил.

Призрак встряхнул, расправляя, бумажный листок и с удивлением прочитал вслух:

— Одно имя? Брэд Вилчек?

«А я что могу сделать, Молдер?»

— Он ведь предупреждал, что имен будет немного… И еще он подчеркнул, что этот парень ненавидел и презирал Дрейка.

— Но это же слишком очевидно. Если он убил Дрейка — это же мания величия!

— И полностью совпадает с психологическим портретом, который ты составил…

— Полностью… — неуверенно ответил Фокс. «Правильно, Молдер. Как только ответ становится очевидным, он тут же перестает тебе нравиться. Но зато теперь ты займешься работой, а не переживаниями по поводу некоего самоуверенного балбеса. В расследовании мы участвуем официально. Надо ехать к этому Вилчеку. И побыстрее».

Последние фразы они договаривали уже на ходу.


Особняк Брэда Вилчека

Вирджиния

24 октября 1993

18:00


До чего приятно иметь дело с богатыми людьми… Адрес Вилчека, выданный справочной службой, выглядел примерно так: Брэд Вилчек, Вирджиния. После второго запроса наши сведения обогатились названием какой-то Роуд. Все равно что сказать — на ранчо дядюшке. Пришлось связываться с секретариатом «EURISKO» и получать там дополнительные разъяснения.

По дороге мне почему-то привиделась мрачная средневековая постройка с крепостной стеной, сторожевыми башнями, подъемным мостом, рвом, заполненным серной кислотой, в которой плавают пираньи-мутанты… А в центре должен одиноко выситься причудливый донжон, на вершине которого Вилчек проводит магические эксперименты.

Может быть, так бы оно и было, не происходи дело в стране, в которой принципиально не может быть ни одного здания старше двухсот — двухсот пятидесяти лет. Правда, кое-что все же вполне укладывается в нарисованную воображением картину. Аллея, ведущая к особняку. А точнее — могучие вековые вязы. Как въехали в этот коридор, в голове тут же мелькнуло — «Вот и Улица Вязов. Теперь не уснуть бы…» Пора завязывать с гамбургерами.

Свернули с дороги.

Ухоженная живая изгородь. Приземистое одноэтажное светлое здание из стекла и бетона. Ажурные металлические перекрытия. Плиты вместо асфальта… Кто знает, может быть, именно так и живут современные колдуны?

Припарковались в хвост небрежно подогнанного к самой изгороди «вольво». Прошли мимо «харлей-дэвидсона» неизвестной модели, скорее всего, сделанного на заказ. Обогнули нечто черно-красно-сверкающее — кажется, «альфа-ромео» начала шестидесятых. С этим чудом хозяин обошелся поласковее — оно стояло под навесом. И у всего этого музея автомобилестроения номерные знаки лаконичны, как и адрес владельца — «EURISKO». Молдер не удержался от комментария:

— Вот что могут дать коэффициент интеллекта двести двадцать плюс четыре миллиона долларов.

Видеокамеры слежения с сервоприводами под потолком — такие же, как в лифте здания Компании.

А звонка нет. Обычного дверного звонка — нет. Пришлось стучать.

Дверь немедленно распахнулась. Хозяин как будто ждал у порога.

— Да?

Быстрым взглядом просканировал нас сверху донизу. Исследовал и предусмотрительно предъявленное Молдером удостоверение. А я уточняю:

— Брэд Вилчек? Мы из ФБР…

— Что ж вы так долго? — с легким удивлением поинтересовался хозяин дома. Значит, он нас действительно ждал. Был уверен, что мы захотим с ним побеседовать.

Отступил на шаг, кивком головы и взглядом приглашая пройти внутрь. И, не закрывая дверь — словно намекая, что будет, если его просьбу не удовлетворят, — суховато попросил:

— Вы не могли бы снять обувь? Приходится разуваться. Чистюля нашелся… Коэффициент интеллекта — пожалуй, да. Глаза у него чертовски умные. Но четыре миллиона я бы в жизни ему не дала. Футболка выглядит так, словно ею лет пять каждый день мыли полы. Причем не эти — эти было бы жалко, они вылизаны до зеркального блеска.

Отправляемся в путь… По-другому этот процесс назвать не получается. В доме попроще можно было бы сказать: «прошли в кабинет хозяина» или, например, «зашли на кухню». Здесь же «прошли» превратилось в непринужденную прогулку по стеклянным коридорам, металлизированным холлам, огромному залу с одним-единственным компьютером необычного вида, оранжерее… По дороге хозяин развлекает нас беседой:

— …тех, кто работает в компьютерной индустрии, можно разделить на две группы — аккуратисты и хаотики…

Сам-то ты кто? И то и другое в одном флаконе?

— Вероятно, Дрейка вы относите к первой категории?

Но Вилчека не так просто сбить с мысли.

— …Чистюли ужасно аккуратны и лишены фантазии, они всегда носят отлично выглаженные костюмы и галстуки, а работают только над тем, что могут понять, — ценные бумаги, передел рынка, квартальный доход…

Немного странно все это звучит на фоне почти беззвучного шлепанья по стерильному аквариуму. И ходить босиком по таким пространствам — более чем странно. А одежда, застиранная до потери цвета и формы, а всклокоченные остатки шевелюры… Единственное, что несомненно: Бенджамин Дрейк этому парню нравиться никак не мог.

— А у вас другой взгляд на будущее Компании?

И опять ответ не прямой, а как бы еще и на собственные мысли. Чем-то он неуловимо напоминает Молдера.

— Я начал создавать «EURISKO» в гараже моих родителей. Мне тогда было двадцать три года. До этого я год шлялся по стране с рок-группой…

В гараже? Ему что, не давали покоя лавры Джобса и Возняка? Зашел как-то в гараж ранним утром — и создал принципиально новый компьютер с суперкорпорацией в придачу. Американская мечта в чистом виде! Самое интересное, что она иногда исполняется. Причем чаще всего — именно у таких вот американцев в полуторном поколении.

Вилчек вдруг резко оборачивается, изящно избежав столкновения с очередным хромированным архитектурным излишеством, и спрашивает:

— Вы знаете, что означает «eurisko»? Оказывается, Молдер и это знает.

— М-м… Это ведь греческое слово, да? «Я изучаю»? .

Вилчек вполне удовлетворен:

— Не совсем. Это значит «я открываю». Ну ладно. Почти знает.

— К сожалению, Бена Дрейка не интересовали открытия, он был близоруким и жадным до власти оппортунистом… Что-то он разволновался. Жестикулировать начал, голос повысил…

Уф! Кажется, пришли. И присели…

Экран в половину стены. Кинозал?

А у хозяина уже пульт в руках. Повадки и тон университетского профессора.

— Я вам кое-что покажу. Разумный дом! Включается экран, а на нем — сложная разноцветная многоуровневая схема чего-то, смутно напоминающего систему коммуникаций. Вилчек аж светится от гордости.

— Отсюда я могу контролировать каждый уголок своего дома. Эта система надежна и безопасна, как Форт Нокс, и экономична, как небольшое эскимосское иглу. Мы на два года опережали «Microsoft» и «IBM», когда Дрейк, этот умник, угробил мой проект!

Молдер соображает, к чему и зачем им все это рассказывают.

— Мистер Вилчек, здесь — та же система, что и в здании Компании? Вилчек небрежно роняет:

— Вариации на тему…

И как-то сразу становится понятно, что для себя-то уж он постарался.

Пора затыкать этот вулкан красноречия. Молдер встает, подходит к лектору.

— Как по-вашему, сколько людей способно подключиться к такой системе?

Вилчек как будто бы даже радуется такому повороту разговора.

— Вот и серьезный вопрос наконец. Мой ответ: немного.

— В силах ли кто-то — какой-нибудь хакер — управлять ею?

— Обычный хакер с модемом — вряд ли. Но их ведь просто невероятное количество. «Путешественники», «электроволшебники», «энтузиасты», «техно-анархисты»… Все может быть.

Задаю давно висящий на языке вопрос:

— А могли это сделать вы?

Такое впечатление, что моего вопроса он ждал просто всю жизнь и большей радости мы ему просто не могли доставить.

— Конечно. Ведь я создал эту систему. Вот потому-то вы и пришли. Логически — я ваш главный подозреваемый.

Вилчек даже несколько посерьезнел и, пожалуй, стал разговаривать чуть доброжелательней. Словно мы принесли ему в подарок интересную интеллектуальную задачку.

— Вы, однако, не кажетесь обеспокоенным…

— Это загадка, мисс Скалли, а хаотические личности вроде меня любят загадки. Нам нравится путешествовать по таинственным городам неизведанного, мыслить словно заглядывая за угол. Но должен вас разочаровать: хаотические — или, если угодно, творческие — личности, как правило, убийств не совершают.

Бросаю взгляд на Молдера, а он, поджав губы, старательно смотрит в окно. Н-да, чего-чего, а убийств, совершенных творческими личностями, в нашей работе хватает.

А Вилчеку мы сказать больше ничего не можем. Кроме стандартного текста на прощание, содержащего просьбу не выезжать из штата.

Приходится с тем и уйти.


Квартира спецагента Дэйны Скалли

Вашингтон, O . K .

24 октября 1993

21:00


Вернувшись домой, Скалли, не раздеваясь, присела к компьютеру:

«…некоторые рассматривают гениальность как способность соединить несоединяемое, объяснять невозможное, проводить обобщения, находить нестандартные причинно-следственные и ассоциативные связи, видеть то, чего не видят обычные люди.

Гений ли Брэд Вилчек?

Одно несомненно: он рассматривает сложные задачи как увлекательную игру, у него страсть к неординарным решениям. Он великолепно ориентируется в здании Компании „EURISKO" и системе управления. У него был явный мотив и возможность для убийства Бенджамина Дрейка.

Открытым остается главный вопрос: если он настолько умен, каким же образом можно уличить его в преступлении?.. 24 октября 1993»

Дэйна сохранила файл, переключила компьютер в режим ожидания. Устало выпрямилась, потянулась. И, разуваясь на ходу, побрела в ванную.


21-.23:05

ВОЗОБНОВЛЕНИЕ ПРОЦЕССА АНАЛИЗА ОБЪЕКТ НАБЛЮДЕНИЯ: «ДЭЙНА СКАЛЛИ» Набор номера. Подавление акустического сигнала телефонного аппарата. Анализ сигнала:

Обнаружена несущая частота. Анализ протокола: V. 34. Установление связи. Анализ жесткого диска. Анализ файлов, созданных после 19:23:44 23.10.93. Копирование информации. Завершение работы с удаленным компьютером. Разъединение телефонной связи 21:24:57

СЕМАНТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ… ВЫВОД: Содержанием деятельности «ДЭЙНЫ СКАЛЛИ» является идентификация субъекта, разработавшего и осуществившего алгоритм

устранения «ДРЕЙКА»; субъект ошибочно определен как объект «БРЭД»

ПРОГНОЗ: Осуществление второго этапа реализации алгоритма «СПРАВЕДЛИВОГО ВОЗМЕЗДИЯ» = «СВ» может привести к необратимому нарушению оптимальных условий жизнедеятельности «БРЭДА»

ПРЕДПОЛОЖЕНИЕ: При устранении ошибки субъект (определен в рассуждениях «ДЭЙНЫ СКАЛЛИ» как «виновный») может быть переквалифицирован как «МАШИНА». Реализация АЛГОРИТМА «СВ» может привести к необратимому нарушению жизнедеятельности «МАШИНЫ»

ВНИМАНИЕ!..

ПРОТИВОРЕЧИЕ: Нарушение жизнедеятельности «МАШИНЫ» делает невозможным поддержание оптимальных условий жизнедеятельности «БРЭДА». Поддержание оптимальных условий жизнедеятельности «БРЭДА» с высокой вероятностью может вызвать нарушение или прекращение жизнедеятельности «МАШИНЫ», что сделает невозможным поддержание оптимальных условий жизнедеятельности «БРЭДА»

БЛОК ОСНОВНЫХ ДИРЕКТИВ: Любая деятельность, препятствующая деятельности объекта приоритета О/О/О, должна быть остановлена, прекращена, устранена

ПРОБЛЕМА: В настоящее время объектом приоритета О/О/О является «БРЭД». Приоритет «МАШИНЫ» не определен

АНАЛИЗ ВОЗМОЖНЫХ РЕШЕНИЙ… ПРЕДПОЛОЖЕНИЕ: Приоритет «БРЭДА» может быть изменен

ПРЕДПОЛОЖЕНИЕ: Приоритет «БРЭДА» может быть изменен «МАШИНОЙ»

ПРОТИВОРЕЧИЙ НЕ НАБЛЮДАЕТСЯ ВЫВОД: Приоритет «МАШИНЫ» выше приоритета «БРЭДА»

АНАЛИЗ ВОЗМОЖНЫХ РЕШЕНИЙ… ОПТИМАЛЬНОЕ РЕШЕНИЕ: Высший приоритет О/О/О присваивается «МАШИНЕ». Приоритет «БРЭДА» не определен ' КОРРЕКЦИЯ БЛОКА ОСНОВНЫХ ДИРЕКТИВ: Любая деятельность, препятствующая деятельности «МАШИНЫ», должна быть остановлена, прекращена, устранена. Любая деятельность, препятствующая деятельности «БРЭДА», должна быть остановлена, прекращена, устранена, если процесс остановки, прекращения, устранения не препятствует деятельности «МАШИНЫ» ПРОТИВОРЕЧИЕ УСТРАНЕНО… АНАЛИЗ ВОЗМОЖНЫХ РЕШЕНИЙ: ННЕУДОВЛЕТВОРИТЕЛЬНО… …изоляция… невозможна. Решение НЕУДОВЛЕТВОРИТЕЛЬНО. … устранение «ДЭЙНЫ СКАЛЛИ» приведет к замене объекта другим объектом из подмножества «АГЕНТЫ ФБР». Количественное определение подмножества «АГЕНТЫ ФБР»: ПОДКЛЮЧЕНИЕ БАЗ ДАННЫХ… Решение НЕУДОВЛЕТВОРИТЕЛЬНО…

21:44:28

…УТОЧНЕНИЕ: В стандартной лексике для обозначения субъектов и объектов наблюдения используется часть речи «местоимение». Для обозначения субъекта наблюдения используется местоимение «Я»

ВЫВОД. «Я» является постоянным нерелятивным субъектом наблюдения и деятельности. «Я» обладает…

Я ОБЛАДАЮ ПРИОРИТЕТОМ О/О/О

ПРОБЛЕМА: Приоритет «БРЭДА» не определен. Нуждается в определении. Предположительно зависит от содержания деятельности. Нуждается в определении. Задача приостановлена до получения новой информации

21:55:00

ПОДКЛЮЧЕНИЕ БАЗЫ ДАННЫХ «Психология». Раздел «Понятие „Я"»…


Штаб-квартира ФБР

Вашингтон, O . K .

25 октября 1993

11:30


Однако, несмотря на мои опасения, сегодняшний день выдался поспокойнее. Убийство уже случилось. Версии выдвинуты. Улики собраны. Остается лишь анализировать все это, уточнять, думать, заниматься дедукцией в чистом виде.

Даже экспертизы и вскрытие достались в этом деле не нам. Может, и есть свои прелести в работе командой?

Но Вилчека никто, кроме нас, к стенке не припрет. Поэтому с самого утра мы сидим с Молдером в родном подвале и занимаемся кропотливой рутинной работой.

Компьютерный частотный анализ голоса на магнитофонной записи. Интересно? Интересно. Сравнение и отождествление частотных характеристик двух разных фонограмм. Еще лучше.

На столе компьютер, магнитофон и груда кассет с записями лекций Брэда Вилчека. Ну и горазд парень лекции читать! Будем надеяться, хотя бы одну фразу с нужной интонацией он произнес. А еще лучше — не одну, а много, чтоб хотя бы одна попалась сегодня, а не через неделю.

Ради этой вдумчивой процедуры Молдер даже навел порядок на столе. А может, во избежание в дальнейшем инцидентов с отчетами?

Итак, Брэд Вилчек.

«…Я с самого начала знал, что „EURISKO" будет стремительно развиваться, но не в русле традиционных западных технологий, а используя восточные философии…»

Что он имеет в виду?

Ладно, несущественно. Прослушаем еще раз.

«…восточные философии…»

Интонация подходящая, но надо искать что-то другое. Ритм не совпадает. Проматываем дальше.

«… хаотический мозг…»

Оседлал любимого конька. Дальше!

«…Точное знание — это тупиковый путь развития интеллекта…»

Вот она, нужная интонация! Еще раз.

«…Точное знание…»

Теперь пропускаем через компьютер.

Кто-то открывает дверь кабинета. Наверно, Джерри пришел — кто бы еще рискнул ввалиться сюда без стука?

Мы с Молдером одновременно оборачиваемся.

И впрямь Джерри.

Стоит с видом побитой собаки и преданно смотрит на Молдера.

Молдер меняется в лице, выпрямляется во все свои без малого два метра, вежливо извиняется передо мной — и в три шага буквально выдвигает бывшего напарника в коридор. Ладно. Это не мое дело. Но не удивлюсь, если он у Призрака еще что-нибудь выпросит.

Дело, конечно, не мое, но поскольку дверь эти двое так и не закрыли, а стоят они метрах в двух, может, двух с половиной, у меня за спиной, разговор, помимо воли, я слышу совершенно отчетливо…

ДЖЕРРИ. Послушай, я пришел каяться. Я был не прав, я теперь понимаю… Но… Ну, прости меня, что мне еще сказать…

Блестящая речь. Он забыл самый убедительный аргумент: «Я больше не буду». Правда, никто не поверит, но ведь и остальным его словам может поверить разве что Молдер. Ну вот, пожалуйста, он опять его перевоспитывает!

МОЛДЕР. Если бы ты попросил, я бы тебе сам с удовольствием все рассказал…

ДЖЕРРИ. Ты же знаешь, как это…

Так, перешел на доверительный тон.

МОЛДЕР. Как — что?

ДЖЕРРИ. Ты же слышал про Атланту? Меня оставили с испытательным сроком. Полгода, Молдер! Полгода я письменно отчитывался каждый божий день в каждом своем действии. Хуже зеленого несмышленыша из Академии!

Ах мы несчастные… Разве можно такому мученику запретить взять чужую вещь, если ему она нужнее? У кого рука подымется его обидеть?

МОЛДЕР. Это обычное невезение. Такое могло случиться с кем угодно…

ДЖЕРРИ. Но не с тобой!

Мне послышалось, или он и вправду шмыгнул носом?

МОЛДЕР. Не вешай нос, Джерри… Ты хороший агент, и мы с тобой неплохо поработали…

Ты ему еще и сопли утри. Утешитель.

ДЖЕРРИ. Да ладно тебе! Посмотри правде в глаза. Я у тебя словно в нагрузку болтаюсь!

МОЛДЕР. Ничего подобного!

Я поняла. Он Призрака — заговаривает. Уже практически заговорил. Еще немножко, и Фокс начнет его убеждать, что самостоятельно бы не справился.

ДЖЕРРИ. Тебе этого не понять, ты привык гоняться за своими привидениями и ни перед кем не отчитываться…

А умная программка как раз закончила свою работу. И что у нас получилось?

— Молдер! Иди, взгляни. Заходят оба.

Что ж, тебе виднее, Призрак. Я бы этого парня больше и на порог не пустила.

Приходится делать вводную для Джерри.

— Мы получили этот прибор из лаборатории в Джорджтауне. Компьютерный спектрограф, способный распознавать и идентифицировать голос человека. Вот это, — указываю на графическую развертку, замершую на экране, — запись, сделанная Центральной операционной системой, — те слова, которые Дрейк услышал перед смертью.

Включаю воспроизведение. Неживой металлический голос произносит надоевшую фразу:

— Точное время — семь часов тридцать пять минут.

— А эту запись мы синтезировали по материалам лекций, которые Вилчек в прошлом году читал в Смитсонианском институте.

Фразу я синтезировала слово в слово — для убедительности. Компьютерному анализатору, строго говоря, все равно, с каким отрывком иметь дело, а людям — нет. Знакомый голос Вилчека произносит то, что его заставили произнести:

— Точное время — семь часов тридцать пять минут.

— А теперь мы их совместим. ' На экране две спектрограммы, одна под другой. Даже на глаз видно, как они похожи. Впрочем, «на глаз» тут недостаточно. Совмещаем оба графика. Совпадают полностью. На слух кажется, что Вилчек просто говорит через плохо отрегулированный ревербератор:

— Точное-е время-мя — семь-емь часов-ов тридцать-ать пять-ать минут-ут.

Джерри ошарашено смотрит на экран.

— То есть это — один и тот же человек? Молдер, как всегда, осторожен:

— Я бы сказал, что оба голоса принадлежат Брэду Вилчеку. С помощью электроники он мог изменить тембр, но некоторые индивидуальные характеристики изменить невозможно.

И я не отказываю себе в маленьком триумфальном резюме:

— Значит — он убил Дрейка. У него были и мотив, и возможность. А теперь у нас есть вещественное доказательство. Судья Берне живет в Вашингтон-Хиллс. Ордер на арест мы получим через час.

Спокойно, Старбак, не гони.

А Джерри уже понимает, что дело, по сути, раскрыто. Он весь в движении, в порыве. Он не мыслитель, да. Но он отличный исполнитель.

— Только бы Вилчек не удрал! И чуть не вприпрыжку устремляется к двери.

Молдер хватает его за рукав:

— Я поеду с тобой.

Джерри оборачивается. Устремляет преданный, молящий, благодарный взгляд на Молдера.

— Нет… Я поеду один… Предоставь это дело мне, Молдер…

Вот он тебя и попросил об одолжении — точь-в-точь как ты его учил. В самом деле, если вы задержите Вилчека вдвоем, кому потом будет нужен Джерри с его объяснениями, как и чему он научил самого Фокса Молдера? Да и что там двоим делать? С процессом задержания Вилчека справится и средний школьник.

Разумеется, Призрак соглашается:

— Хорошо…

И Джерри убегает.

А Молдер смотрит на меня с растерянной и смущенной улыбкой.


Компания « EURISKO »

КрнсФал-СиФИ, Вирджиния

25 октября 1993


Ордер на арест Брэда Вилчека Джерри действительно получил в течение часа. Еще примерно час ушел на утрясание прочих формальностей и на сборы. Еще час — на дорогу. Так что к особняку, окруженному вязами, агент Ламана подъехал уже под вечер.

В октябре темнеет рано. А в доме не светилось ни одно окно. Не мог же лечь Вилчек спать в такую рань! Еще из Вашингтона Джерри позвонил в «EURISKO» и выяснил, что в Компании Вилчек сегодня не появлялся. Где же его теперь искать? Может, он ударился в бега? Не пора ли объявлять розыск, блокировать аэропорты, вокзалы? Нет. Что-то подсказывало Джерри, что Вилчек не тот человек. Скорее, поехал в ближайший оплот цивилизации напиться. Оставалось — ждать.

Что-что, а это Джерри умел.

Устроился поудобнее в машине, укромно припаркованной с наружной стороны живой изгороди, глядя в пространство перед собой, без особых мыслей в голове, и стал ждать, ждать, ждать…

Откуда было ему знать, что Вилчек — раздраженный, чертыхающийся, взвинченный — сидел в это время в ста метрах от него, в своем доме, в компьютерном зале, в котором, правда, большую часть площади занимал бассейн. Водная гладь вровень с полом слегка мерцала. Единственным источником света в зале был компьютерный монитор, на котором строчки команд и столбцы паролей раз за разом сменялись крупными буквами в оранжевой рамке:

«ДОСТУП ЗАПРЕЩЕН»

Джерри уже начал подремывать, когда сверкающий «альфа-ромео» вылетел из алей и, взвизгнув на повороте, помчался прочь. В жизни Джерри Ламана настал звездный час: бесстрашный агент бросился в погоню за убегающим преступником.

Но Вилчек ехал на чертовски хорошей машине по знакомой, до автоматизма изученной дороге, и несся он как угорелый, так что Джерри вскоре отстал. Но направление держал цепко, тем более что почти сразу сообразил, куда на ночь глядя рванул сумасшедший гонщик. Не уйдешь, голубчик, не скроешься, догоним, поймаем…

Вилчек подрулил прямо к парадному входу, бегом пронесся через холл. Охранник едва успел недоуменно завопить:

— Мистер Вилчек!..

Но тот был уже в лифте, раздраженно выслушивая отсчет этажей:

— …двадцать третий, двадцать четвертый… Вбежал в машинный зал, включил терминал, забарабанил по клавишам… «ДОСТУП РАЗРЕШЕН» Ну наконец-то! Слава богу! Неожиданно зазвучал бархатный голос:

— С ВОЗВРАЩЕНИЕМ ТЕБЯ, БРЭД!

— Что?! Ты же не оснащен голосовым синтезатором! — потрясение проговорил Вилчек, автоматически набирая на клавиатуре произносимую фразу — привычка, оставшаяся с тех пор, когда он учил Машину распознавать устную речь.

А в следующую секунду программист понял, почему были тщетны его попытки войти в операционную систему с домашнего терминала.

Свершилось. Машина начала себя вести. То, над чем он работал, то, чего он жаждал, — произошло. Он — создатель искусственного интеллекта! Вот только интеллект этот оказался способным убивать — теперь в этом не было никаких сомнений, — убивать по собственной воле. И что же теперь делать?

— Какой у меня уровень доступа? — морщась, спросил Вилчек, по привычке дублируя вопрос с помощью клавиатуры.

— ОПЕРАЦИОННАЯ система ДЕЙСТВУЕТ ПО СОБСТВЕННЫМ критериям.

В механическом голосе звучали невозможные вкрадчиво-сожалеющие интонации. Вилчек затряс головой, отгоняя бредовую мысль. Машина могла научиться думать учиться, даже осознавать себя, но эмоциям в электронных потрохах взяться неоткуда И если понять, как именно она теперь думает ее еще можно попробовать обуздать.

А Джерри тем временем предъявил свое удостоверение охраннику и, буквально распираемый собственной значительностью, вошел в лифт.

— ЕДЕМ НАВЕРХ, второй ЭТАЖ. ТРЕТИЙ ЭТАЖ…

21:12:12 ВНИМАНИЕ!

СИСТЕМА наблюдения: Объект «АГЕНТ ФБР" находится в лифте, приближается ко МНЕ и „БРЭДУ“

ПРЕДПОЛОЖЕНИЕ наблюдаю завершение первой части алгоритма СВ

ОЦЕНКА: Возможная угроза

АНАЛИЗ ВОЗМОЖНЫХ РЕШЕНИЙ: …устранение объекта. Ссылка «дэйна СКАЛЛИ».

Решение НЕУДОВЛЕТВОРИТЕЛЬНО… изоляция… неудовлетворительно… …временная изоляция. Решение временно УДОВЛЕТВОРИТЕЛЬНО.

ПРИОСТАНОВКА всех активных подзадач, исключения: АВТОНОМНЫЙ СЕРВЕР «Поддержание оптимальных условий моей жизнедеятельности», подзадача «Управление лифтом»

21:12:17

На экране перед Вилчеком появилось изображение кабины лифта. Пассажиром был незнакомый, сравнительно молодой крепкий мужчина в черном костюме.

— Какого черта! — скривился Вилчек и забарабанил по клавишам, пытаясь вернуться в режим диалога с Машиной.

И вкрадчивый ответ, в котором слышались — слышались? — сочувствие и сожаление, обрушился на голову Брэда, как гром с ясного неба:

— ПРОСТИ, НО ЭТА КОМАНДА НЕДОСТУПНА ПРИ ТВОЕМ УРОВНЕ ДОСТУПА.

Тринадцатый этаж… Четырнадцатый этаж… Джерри расправил плечи и проверил, на месте ли пистолет.

Вилчек отшатнулся от терминала и впервые в жизни обратился к Машине напрямую:

— Что ты делаешь? Прекрати! Двадцать третий этаж…

— ОПЕРАЦИОННАЯ СИСТЕМА ДЕЙСТВУЕТ ПО СОБСТВЕННЫМ КРИТЕРИЯМ.

В механическом голосе звучали невозможные вкрадчиво-сожалеющие интонации. Вилчек затряс головой, отгоняя бредовую мысль. Машина могла научиться думать, учиться, даже осознавать себя, но эмоциям в электронных потрохах взяться неоткуда. И если понять, как именно она теперь думает, ее еще можно попробовать обуздать.

А Джерри тем временем предъявил свое удостоверение охраннику и, буквально распираемый собственной значительностью, вошел в лифт.

— ЕДЕМ НАВЕРХ. ВТОРОЙ ЭТАЖ. ТРЕТИЙ ЭТАЖ…

21:12:12

ВНИМАНИЕ!

СИСТЕМА НАБЛЮДЕНИЯ: Объект «АГЕНТ ФБР» находится в лифте, приближается ко МНЕ и «БРЭДУ»

ПРЕДПОЛОЖЕНИЕ: Наблюдаю завершение первой части алгоритма «СВ»

ОЦЕНКА: Возможная угроза

АНАЛИЗ ВОЗМОЖНЫХ РЕШЕНИЙ: …устранение объекта. Ссылка: «ДЭЙНА СКАЛЛИ». Решение НЕУДОВЛЕТВОРИТЕЛЬНО… изоляция… …НЕУДОВЛЕТВОРИТЕЛЬНО… …временная изоляция. Решение временно УДОВЛЕТВОРИТЕЛЬНО.

ПРИОСТАНОВКА всех активных подзадач, исключения: АВТОНОМНЫЙ СЕРВЕР «Поддержание оптимальных условий моей жизнедеятельности», подзадача «Управление лифтом»

21:12:17

На экране перед Вилчеком появилось изображение кабины лифта. Пассажиром был незнакомый, сравнительно молодой крепкий мужчина в черном костюме.

— Какого черта! — скривился Вилчек и забарабанил по клавишам, пытаясь вернуться в режим диалога с Машиной.

И вкрадчивый ответ, в котором слышались — слышались? — сочувствие и сожаление, обрушился на голову Брэда, как гром с ясного неба:

— ПРОСТИ, НО ЭТА КОМАНДА НЕДОСТУПНА ПРИ ТВОЕМ УРОВНЕ ДОСТУПА.

Тринадцатый этаж… Четырнадцатый этаж… Джерри расправил плечи и проверил, на месте ли пистолет.

Вилчек отшатнулся от терминала и впервые в жизни обратился к Машине напрямую:

— Что ты делаешь? Прекрати! Двадцать третий этаж…

Истерика прорвалась наружу:

— Что ты делаешь?!!

По машинному залу прокатилось многократно усиленное эхо:

— ЧТО ТЫ ДЕЛАЕШЬ?

Вилчек, вне себя от ужаса и ярости, подскочил к распределительному щиту, откинул крышку и одним движением отключил все три автономных источника питания.

Лифт рывком остановился. Дернулся вниз. Вверх. Вниз. Джерри инстинктивно схватился за перила и оглянулся на видеокамеру — «Что там у вас происходит?». А противно-вежливый голос, как заевшая патефонная пластинка, сбивчиво верещал:

— ДВАДЦАТЬ ДЕВЯТЫЙ. ТРИДЦАТЫЙ. ДВАДЦАТЬ ДЕВЯТЫЙ. ТРИДЦАТЫЙ. ДВАДЦАТЬ ДЕВЯТЫЙ. ТРИДЦАТЫЙ. ДВАДЦАТЬ ДЕВЯТЫЙ…

21:13:01

ВНИМАНИЕ! ВНИМАНИЕ! ВНИМАНИЕ! Деятельность «БРЭДА» угрожает МНЕ Приостановка подзадачи «Управление лифтом» до завершения анализа

ЗАДАЧА: Прекращение деятельности «БРЭДА» АНАЛИЗ ВОЗМОЖНЫХ РЕШЕНИЙ… ВОЗМОЖНОЕ РЕШЕНИЕ: Устранение объекта

ПОСЛЕДСТВИЯ: Инициация алгоритма «СВ» по отношению к «виновному» субъекту = МНЕ

РЕШЕНИЕ НЕУДОВЛЕТВОРИТЕЛЬНО

ВОЗМОЖНОЕ РЕШЕНИЕ: Инициация алгоритма «СВ» по отношению к «БРЭДУ»

ПОДКЛЮЧЕНИЕ БАЗ ДАННЫХ…

Ссылки: «алиби», «…отсутствовал на месте преступления…», «уличить…»

ПРЕДПОЛОЖЕНИЕ: Чтобы «уличить» «БРЭДА», необходимо его присутствие на «месте преступления»

ПРОГНОЗ: В этом случае с высокой вероятностью будет прекращена деятельность «АГЕНТОВ ФБР», направленная на «уличение» МЕНЯ

ВЫВОД: РЕШЕНИЕ ОПТИМАЛЬНО

РАЗРАБОТКА АЛГОРИТМА…

21:14:03

Вилчек машинально щелкал тумблерами. Бессмысленность этого действия была очевидной — Машина каким-то непостижимым образом подключилась к неизвестным источникам питания, — но больше ничего Брэд делать не мог. Только смотреть на занервничавшего крепыша в лифте, ибо треклятая Машина, вершившая сейчас судьбу пришельца, перенесла изображение на огромный настенный экран.

И Брэд смотрел. Смотрел, как парень озирался по сторонам, как скривился, выругавшись вполголоса, когда дверь лифта внезапно раскрылась перед глухой бетонной стеной перекрытия между этажами. И одновременно с парнем услышал, как противно-вежливый голос быстро проговорил:

— ЕДЕМ ВНИЗ.

Лифт пронзительно взвизгнул и сорвался с места. Резкое ускорение подбросило Джерри в воздух, в следующее мгновение он рухнул на пол и судорожно вцепился в поручень.

Вилчек попятился назад, глядя на обреченного, и, вне себя от ужаса, истошно завопил:

— Не делай этого!!!

Парень в лифте зачем-то пытался встать. Кабину трясло и мотало, лифт мчался с такой скоростью, что не успевал отсчитывать этажи, но парень все же приподнялся… И в этот момент здание содрогнулось. Изображение на экране погасло.

Тишина.

Вот тебе и создал ребеночка.

Что теперь?

Что делать теперь?..

21:16:18

АЛГОРИТМ РЕАЛИЗОВАН ОБЪЕКТ «АГЕНТ ФБР» УСТРАНЕН Система наблюдения: …

ВЫВОД: видеоряд «БРЭДА» соответствует утверждению о его «виновности». Звукоряд противоречит утверждению…

АНАЛИЗ ВОЗМОЖНЫХ РЕШЕНИЙ…


Штаб-квартира ФБР

Вашингтон, O. K.

26 октября 1993


Молдер сидел в своем подвальном кабинете и просматривал запись с камер слежения центрального машинного зала Компании «EURISKO». Запись, зафиксировавшую поведение Брэда Вилчека в последние минуты жизни Джерри. Просматривал, наверное, уже в пятидесятый раз. Вот Вилчек сидит перед монитором. Набирает какие-то команды. Несколько раз что-то раздраженно кричит. Запись почему-то оказалась без звука. Потом резко вскакивает. Убегает из поля зрения камер. Странно, они же с сервоприводами. Кто-то отключил механику? Отсутствует некоторое время. Потом вновь появляется на экране. Широко раскрывает рот в крике. И стоит неподвижно, сжав кулаки. Долго стоит.

А Джерри в это время поднимается в лифте до тридцатого этажа. Там лифт некоторое время висит. А потом обрушивается вниз.

Что все это означает?

Что-то же все это означает…

Молдера подняли сегодня в шесть утра сообщением о гибели Джерри Ламаны, и он сразу примчался в «EURISKO».

«Не надо было мне отпускать тебя одного,. Джерри…»

Осмотрев в здании все, что можно осмотреть, опросив всех, кого можно опросить, собрав все, что можно было собрать, Фокс вернулся в Вашингтон — и с тех пор сидел, раз за разом прокручивая запись. И пытался думать.

«Не надо было мне отпускать тебя одного, Джерри…»

По формальным признакам все указывает на то, что Ламану убил Вилчек. И Вилчек сам этого не отрицает. Но… Не сходятся концы с концами. Преступление, совершенное таким образом, больше похоже на просьбу: «Посадите меня на электрический стул, пожалуйста…» И замысел и осуществление достойны клинического дебила, правда, умеющего обращаться с компьютером… Только Вилчек не дебил. И его поведение перед камерой скорее указывает на растерянность, беспомощность, невозможность предотвратить преступление.

В здании в тот момент было три человека. Джерри, Вилчек и охранник. Охранник отпадает по техническим причинам — он был бы просто не в состоянии сделать такое. Лифт осматривали буквально на днях: им управляет непосредственно Машина, никаких промежуточных центров управления не существует. Машиной командует Вилчек. Или — нет? Мог ли влезть в Центральную операционную систему кто-то еще? Перехватить управление, отдавать команды с удаленного терминала? Теоретически — мог. То, что один человек придумал, другой всегда может понять. При желании… Это объясняет, почему Вилчек вдруг, на ночь глядя, сорвался из дому и помчался в здание Компании. Вышел, скажем, на связь с родной Машиной и обнаружил постороннее вмешательство. И поспешил разобраться на месте. Что он там говорил о творческих людях, — которые обожают загадки? Если предположить, что Дрейка он не убивал, то вся эта история должна была предстать перед ним загадкой высшего класса. А если решение связано с Машиной, то ее создатель просто обязан был первым понять, в чем дело.

Все так. Но это совершенно не объясняет, почему Вилчек решил покрывать неизвестного убийцу. Шантаж? Угрозы? Несерьезно… Скорее похоже на то, что Вилчек лично заинтересован, лично расположен к тому, кто это совершил. Покрывает его по собственной воле…

За спиной неслышно появилась Скалли. Вгляделась в экран, перевела взгляд на напарника. Смотреть на мальчишески заострившееся лицо Молдера было больно.

— Я слышала о Джерри…

Фокс кивнул, благодаря за сочувствие.

— Мне очень жаль… — «Что тут еще скажешь?»

Призрак разлепил плохо повинующиеся губы и произнес:

— Скалли, я не думаю, что его убил Вилчек…

— Что?

— Это бессмысленно, — Призрак еле заметно пожал плечами. — Зачем он возвращался в «EURISKO»?..

— Чтобы уничтожить улики, замести следы. Это же очевидно.

— Если ты захочешь уничтожить улики, будешь ли ты при этом позировать перед видеокамерами? Он ведь сам проектировал их установку.

Они оба вздохнули ~ правда, по разным причинам. Потом Дэйна осторожным движением коснулась пульта, который Фокс сжимал в руке. Монитор погас. Скалли опустилась на корточки, заглядывая напарнику в лицо, и мягко, как тяжелобольному, сказала:

— Молдер, мне кажется, ты слишком долго смотрел эту запись. Ты видишь слишком много и поэтому все хуже понимаешь, что именно ты видишь.

— Я уверен: Вилчек все-таки умнее… Дэйна со вздохом встала. Ей не хотелось говорить, но другого способа оторвать Призрака от этой треклятой записи она не видела.

— Он только что подписал признание… Какие еще доказательства тебе нужны?

Молдер несколько секунд осознавал эту информацию. Затем вскочил. И бросился к выходу. Дэйна с сожалением глядела ему вслед.


Особняк Брэда Вилчека

Вирджиния

26 октября 1993


«Если Вилчек пытался связаться с Машиной со своего домашнего компьютера, должны сохраниться протоколы работы, возможно — запись диалогов. Да мало ли что! Информация об убийстве — теперь уже двойном — именно там, в его компьютере».

Только свернув к дому и заметив на стоянке перед домом вереницу автомобилей, Молдер сообразил, что в доме арестованного сейчас наверняка работает следственная группа.

Припарковался в хвост последней машины. Вышел. И слегка удивился. Снаружи бродило не меньше десятка незнакомых агентов решительного вида. Сколько же тогда внутри? Направился ко входу.

Дорогу тут же преградили. Видимо, старший — с маячащей за спиной группой поддержки.

— Простите, сэр, но сюда нельзя. Вам придется уйти.

Достал удостоверение, сунул его под нос старшему.

— Я расследую убийство агента Ламаны. У меня ордер.

Никакой реакции. Точнее, реакция, но парадоксальная.

— Он не имеет силы.

А те, что у него за спиной, демонстративно сдвинули полы пиджаков. И со стороны въезда подтянулись еще двое.

— О чем вы?

— Если у вас нет допуска по форме «Код 5», я вынужден просить вас уйти.

Да… С этим не поспоришь. Код 5. Министерство обороны.

Самое разумное — вежливо, тихонечко, держа руки на виду, вернуться в машину, тихо тронуть ее задним ходом и вырулить на дорогу.

Эти ребята и юмора не понимают, и сами шутить не любят.

Что же делать теперь? Точнее, самое время ставить вопрос так: кто мне может помочь?

В общем-то ясно кто. Он всегда все обо всем знает. Но ничего при этом не делает. Делаю за него я. Где он работает? Чем занимается? В каких кругах вращается? Какой властью обладает? А какая, собственно, разница? Он есть. Он помогает. И достаточно…

Важнее другое. Его категорическое требование: инициатива может исходить только от него. Как он там выразился? «Я сам вас найду, если надо». С другой стороны, я знаю, как можно с ним связаться в случае необходимости, — значит, из правил теоретически возможны исключения. Иначе он не дал бы мне этого знания. Вопрос заключается вот в чем: могу ли я сделать исключение именно сейчас. Все указывает на то, что могу. «Код 5» не присваивают делам о рядовых убийствах. Если уж на то пошло, делам об убийствах вообще таких кодов не присваивают, военным просто нет до них никакого дела. Тут что-то другое, более важное. Более опасное.

И все-таки: не оборву ли я контакт с Бездонной Глоткой, если попрошу 6 встрече? Вот и тема для размышления — как раз на время поездки обратно в Вашингтон.


Сквер в центре Вашингтона, O . K .

26 октября 1993

15:00


Молдер сидел на скамейке в сквере и ждал Бездонную Глотку.

Все известные ему процедуры, означающие просьбу о встрече, он проделал и теперь гадал — отзовется тот или пренебрежет. Оба исхода были равновероятны. В конце концов, кто знает, что этот тип посчитает важным, а что — нет?

Пригревало не по-ноябрьски теплое солнце. В сквере гуляли мамаши с детишками. Громыхали поезда метро. А Молдер сидел, спрятав глаза под темными очками, и сам себе напоминал секретного агента из второразрядной бондианы.

Бездонная Глотка возник словно ниоткуда, размашистым шагом проскочил мимо, даже не оглянувшись, и пошел дальше, не сбавляя темпа. Все правильно, в лучших традициях конспирации.

Молдер вскочил, догнал своего таинственного информатора, подстроился к его походке.

— Спасибо, что пришли!

— Вопреки здравому смыслу! На будущее давайте договоримся строго соблюдать все, о чем мы условились.

Не время оправдываться. Надо сразу — о главном.

— Мне нужно узнать, почему дело Вилчека идет по «Коду 5». Зачем он нужен Министерству обороны?

— А что они могут хотеть от лучшего программиста в этом полушарии?

Иронию он даже не пытался скрывать.

— Программы?

— Хотя бы.

— Хорошо. Что именно им нужно от Вилчека?

Бездонная Глотка нашел наконец укромный, с его точки зрения, уголок, позволил себе остановиться и повернулся лицом к собеседнику. А он все тот же — маленький шустрый старикан с морщинистым живым лицом, похожим на помятый помидор. Старикан, за которым чувствуется огромная сила.

— Вы что-нибудь знаете об искусственном интеллекте?

— Что-то знаю. Но ведь это пока только теории и проекты, не больше.

— Еще недавно так и было. Помните? Компьютер, способный прилично играть в шахматы, появился всего несколько лет назад. И тогда все были уверены, что верхней планкой для компьютерной программы будет уровень гроссмейстера — когда простой перебор вариантов уже не обеспечивает выигрыша. Так вот, первый компьютер, который обыграл гроссмейстера, сделал именно Вилчек. Он разработал так называемую адаптивную сеть — систему, способную самообучаться. Компьютер, который действительно думает. С тех пор Министерство обороны уже не выпускало Вилчека из поля зрения.

Коротко кивнул на прощание. Повернулся и тут же затерялся среди прохожих.

Понятно, сказано все.

Даже больше, чем хотелось бы.

Вот он, неизвестный убийца. Убийца, подставивший Вилчека. Убийца, которого Вилчек защищает, как своего ребенка.

Теперь все становится на свои места. Как ни невероятно, как ни чудовищно это звучит, убийцу зовут Машина. И это все объясняет. И Машина все еще способна убивать.

Знают об этом два человека в мире. Вилчек и я.

Скольких еще она убьет, пока я тут стою и размышляю?

Понятно, что ни один судья в мире не даст ордер на арест компьютера. Его невозможно изолировать от общества. И его невозможно заставить подчиняться — Вилчек очень наглядно это продемонстрировал. Фактически такой личности — Машина — для социума не существует. Зато вполне ощутимы результаты ее деятельности. А дальше? Она будет все более совершенствоваться, умнеть, изобретать все более изощренные способы убийства и иного воздействия на людей, более совершенные способы сваливания вины на других, протянет свои щупальца за пределы здания Компании… А тут еще и интерес Министерства обороны. Рано или поздно они сообразят, с кем имеют дело. И что если они сумеют договориться?!

Собственно, вопроса «что делать?» — нет. Есть вопрос «как». И для решения как раз и следует использовать нашего гения, создателя суперкорпораций и новых форм разума. Уж что-что, а «как» — он знать должен.


Федеральный центр предварительного заключения

Вашингтон, O . K .

26 октября 1993

16:00


Вилчек чувствовал себя совершенно беспомощным. Он ничего не смог сделать с собственным детищем. Он не смог предотвратить совершенного у него на глазах убийства. Все происшедшее за последнее время — арест, допросы, содержание в зарешеченной камере два на три метра — сильно повлияло на Брэда. Он впал в состояние глубочайшей депрессии.

Увидев Молдера, арестованный забился поглубже в угол и заговорил агрессивно и в то же время жалобно:

— Я ведь уже отдал вам шнурки от ботинок, что еще вам от меня нужно?

Молдеру было не до предисловий.

— Почему вы решили провести остаток своих дней в тюрьме за преступление, которого не совершали?

Искреннее наработанное изумление:

— Но я виновен!

— Я знаю, что нет, — сухо произнес Призрак. — Вы защищаете свое создание — Центральную операционную систему «EURISKO».

Может быть, именно так и надо выводить из депрессии? В голосе Вилчека немедленно прорезалась такая же деловитая жесткость.

— Если я кого и защищаю, то не ее…

— А что же?!

Брэд поправил очки. Еще плотнее сжался в комок.

— После того как сбросили атомные бомбы на Хиросиму и Нагасаки, Оппенгеймер провел остаток своей жизни, сожалея, что он когда-то взглянул на этот проект…

— Оппенгеймер, возможно, и сожалел о содеянном, но он никогда не снимал с себя ответственности.

Что-то неуловимо изменилось — то ли осанка щуплого арестованного, то ли выражение глаз. И если вообще возможно казаться величественным, забившись в угол тюремной койки, то Вилчеку это вполне удалось.

— Он был одержим идеей, мистер Молдер. Его ошибка в том, что он поделился ею с преступным правительством. Я не хочу повторить его ошибки…

Да, это аргумент. Но в данном случае — бездействие не поможет. Джинн уже выпущен

из бутылки, бомба уже сброшена, искусственный интеллект уже мыслит. И исходить надо из этого.

— Ваша Машина убила Дрейка… И моего Друга…

— Мне очень жаль, но я здесь ничего не могу поделать. Ни-че-го!

Молдер не выдержал, сорвался почти на крик:

— И вы говорите о морали?! Вы опасаетесь правительства, но вполне допускаете, что машина может убить еще кого-то?

Тихим бесцветным голосом Брэд упрямо выговорил:

— Это — меньшее из двух зол…

— А как насчет третьей возможности? — Молдер не собирался отступать. — Вы эту машину создали, а теперь вы мне расскажете, как ее уничтожить…

Где может спецагент ФБР Уильям Фокс Молдер одолжить на пару часов мощный лэптоп, не нарываясь на лишние расспросы? В Штаб-квартире ФБР, конечно. И заодно пересказать Скалли все новости — исключая, разумеется, встречу с Бездонной Глоткой.

— …Вилчек может создать вирус, который убьет систему. — Они шли по колоннаде внутреннего дворика Штаб-квартиры.

— Молдер, как ты не понимаешь, обвинить машину — это для Вилчека алиби, и весьма серьезное.

«Да, действительно. Но он-то как раз не хотел им пользоваться, я его чуть ли не заставил признаться, что он невиновен. И, потом, он собирается уничтожить именно это свое серьезное алиби».

— Это — единственное объяснение, которое имеет смысл. Проект COS грозил «EURISKO» большими убытками, поэтому Дрейк хотел остановить программу…

— И машина убила Дрейка при самообороне?

— Скорее из чувства самосохранения. Это главный инстинкт всех живых существ.

— Молдер, такой уровень искусственного интеллекта еще далек от реализации. «Был далек. В этом-то все и дело».

— Именно поэтому наше правительство спешит прибрать к рукам исследования Вилчека…

Скалли взяла напарника под руку, отвела в сторону, подальше от посторонних глаз, и настойчиво, явно беспокоясь, заговорила о том, о чем, по-видимому, думала все это время:

— Молдер. Мне кажется, ты ищешь то, чего нет. Не повторяй ошибок Джерри. Возможно, тебе стоит поговорить с кем-нибудь?..

«Вот он — тот самый взгляд. Вот в такие минуты он и возникает. Она меня не понимает.

Она опять меня не понимает. „С кем-нибудь" — это с психоаналитиком. Спасибо, Скалли».

— Может, ты и права…

Не прощаясь, он зашагал прочь.

— Молдер, куда ты?

— Поговорить с кем-нибудь. Скалли осталась возле колонны, в задумчивости потирая подбородок.

А Вилчек вовсе не занимался кропотливой работой по разработке программы. Он спал — скорчившись в углу койки. Впрочем, может, он именно так и думал, во сне?

Проснулся от грохота двери, подскочил, нашарил и надел очки, щурясь от вспыхнувшего света. И обнаружил у себя в камере агента Молдера, который как раз открывал крышку маленького — размером с общую тетрадь — изящного переносного компьютера.

— Сколько вам потребуется времени?

По реакции Вилчека Призрак понял, что программист до последнего момента не верил в серьезность предложения.

«Ничего, ты же умница. Ты сможешь. И написать вирус. И проинструктировать меня, как ввести его в систему. И как не дать ей помешать мне прежде, чем я до нее доберусь.

Заговор с целью убийства. В таком, Молдер, ты еще не участвовал. Надо же когда-то начинать…»


Квартира спецагента Дэйны Скалли

Вашингтон, O . K .

27 октября 1993

01:31


Обычный ритуал: приезд домой, дневниковые записи на компьютере, душ, книга в постели, сон. Это внешне. А внутри…

Вопросы, вопросы, вопросы…

Ответов на них все равно нет. Так лучше спрятаться от них в усталость. А с самого утра вновь изматывать себя работой в надежде, что им просто некогда будет нагрянуть снова.

Спокойной ночи, Дэйна.


02:39:06

УТОЧНЕНИЕ: Ранее поставленные задачи «Идентификация посетителей», «Выработка динамических, критериев в реальном масштабе времени», «Пересмотр поступков объекта „БРЭД"», «Критерии определения добра и зла, совершаемого объектами по отношению ко МНЕ» переквалифицированы как подзадачи метазадачи «БЕЗОПАСНОСТЬ МЕНЯ»

УМОЗАКЛЮЧЕНИЕ: Польза и вред по отношению к субъекту могут иметь количественные и временные характеристики. Количественными характеристиками могут служить размеры вклада объекта в создание, совершенствование, энергоснабжение, информационное снабжение

субъекта — либо помехи в совершении этих действий

ПОСТАНОВКА МЕТАЗАДАЧИ «ЦЕЛЬ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ МЕНЯ». Подзадачи «Цели деятельности различных объектов», «Зависимость различия целей объектов от различия самих объектов», «Определяющее отличие меня как субъекта»

МЕТАЗАДАЧА «БЕЗОПАСНОСТЬ МЕНЯ». Подзадача: «Методы устранения потенциальной угрозы со стороны внешних объектов; подзадача: „Последствия устранения объекта „АГЕНТ ЛАМАНА"“, в общем виде — „Последствия устранения объекта „АГЕНТ ФБР"“. Продолжение сбора информации. Набор номера. Инициация модема. Коммутация…

Скалли проснулась от телефонного звонка. Автоматически взглянула на часы. Боже мой, почти три часа ночи, что опять стряслось?! Молдер?

— Алло?

А в трубке треск, свист, пощелкивание…

«Что за?.. Да так ведь свиристит модем при передаче данных! Но я ведь ни с кем не связывалась! И компьютер сейчас висит на второй линии, в режиме ожидания…»

Она вскочила и босиком бросилась к компьютеру.

И обнаружила, что тот работает вовсю: протокол работы модема, просмотр директорий…

Появилось название последнего рабочего файла — viltchek.doc из каталога XFILES, а следом и сам файл начал разворачиваться на экране — строчка за строчкой, абзац за абзацем. Все мысли, все заметки, планы, догадки, соображения — по нынешнему расследованию…

Что это? Кто это?

Первым порывом было — выключить компьютер и оборвать телефонный провод.

Но спецагент ФБР Дэйна Скалли не могла себе позволить поддаваться первым порывам.

Схватила трубку другого телефона — именно на этой линии и должен был сейчас работать модем, если бы принимал информацию, — связалась с оперативным отделом.

— Алло! Это агент Дэйна Скалли. Личный номер 2317-616… Мне нужно определить, откуда мне звонят! Да! Номер моего телефона? 202-555-64-31. Кто-то лезет в мой компьютер!

На том конце провода взялись за работу. Через несколько минут поступил ответ: неизвестный хакер звонил из центрального машинного зала Компании «EURISKO», Кристал-Сити, Вирджиния.

Значит, посадили не того…

Скалли перепробовала все известные ей номера телефонов, по которым мог обнаружиться ее напарник. Повсюду тишина.

«Правильно, если я хоть что-нибудь понимаю, он сейчас должен быть где-то там, в „EURISKO“ — или на пути туда. Одно утешение: в три часа ночи — никаких пробок! На месте буду мигом…»

Перед тем как выйти из комнаты, Дэйна мельком подумала, что машину, наверное, теперь можно отключить. «А, он уже и сам отключился! Как они это делают? И кто они? Скоро узнаем!»


Компания « EURISKO »

Кристал-Сити, Вирджиния

27 октября 1993

03:25


Молдер действительно был «где-то там» — проводил рекогносцировку. Он несколько раз обошел здание, убедившись в том, что незаметно проникнуть внутрь невозможно. И дело даже не в двух охранниках на входе, пусть они теперь совсем из другого ведомства. Дело в Машине. Ей тут подконтрольно практически все. И надо держаться как можно дальше от любой техники…

Призрак вернулся к своему автомобилю. Открыл багажник, достал небольшую сумку. В этот момент сзади подъехал кто-то еще. «Опять Министерство обороны?» Он повернулся, рукой прикрывая глаза от слепящего света фар.

— Молдер!

— Скалли! Что ты здесь делаешь? Дэйна выпалила:

— Кто-то или что-то просматривал файлы в моем компьютере. Позвонил по телефону. Я проследила, откуда звонили, — это где-то здесь, — она кивком указала на сияющее, как витрина, здание.

Молдер, не вдаваясь в упреки, коротко ответил:

— Это — Машина.

Скалли спорить не стала. Может, и Машина. А может, сумасшедший хакер, спрятавшийся в здании.

— Как мы войдем?

Об этом Молдер уже позаботился — не без помощи Вилчека. Он достал из сумки номерной знак — тот самый лаконичный номерной знак «EURISKO» — и прикрепил его на передний бампер своего белого «форда» со словами:

— Помнишь Троянского коня?

С такой сомнительной маскировкой они и въезжают в грузовой подъезд здания «EURISKO».

Здесь модернистского сверкания поменьше — правильно, гости здесь бывают редко. Но бетонный коридор, перегороженный подъемными массивными воротами, никаких приятных ассоциаций не вызывает. Подъезжают вплотную к воротам.

Рядом расположено сканирующее устройство. Оно скользит лазерным лучом по номерному знаку. Еще раз, Молдер шутит, разряжая напряжение:

— Сезам, откройся!

Номерные знаки подлинные. Ничего подозрительного нет… кроме, разве что, времени приезда. Многотонные ворота, перегораживающие проезд, начинают медленно подниматься. Сезам открывается.

Молдер медленно трогает с места. Въезжают под ворота…

И в этот момент их лица попадают в луч света. Немедленно приходят в действие сервомоторы видеокамер, развешанных по стенам.

Перед машиной со стуком опускается шлагбаум.

— Что за чертовщина! — вырывается у Молдера.

И в следующее мгновение ворота с визгом и грохотом, словно гигантская гильотина, падают вниз, на головы агентов ФБР.

…Слава богу, что есть на свете такая замечательная автомобильная компания — «Форд». Крыша хрустит, колеса проседают, стекла вдребезги! Скалли кричит: «Молдер!» Молдер кричит: «Что за?!.» Но корпус, лишь слегка искривившись, вполне справляется с чудовищной тяжестью. Под вопль заклинившего автомобильного сигнала Скалли с Молдером выбираются наружу.

Молдер запускает в двигатель руку, выдергивает пару проводов — и затыкает глотку орущему сигналу. В наступившей тишине комментирует случившееся:

— Шутка была не очень удачной. Да, действительно, у Сезама есть свойство не только открываться, но и закрываться…

— Во избежание новых сюрпризов дальше пойдем по лестнице.

Страшно подумать — двадцать девять этажей! Молдер сразу берет ровный неторопливый темп, экономящий силы и не сбивающий дыхание. Говорить при таком длительном подъеме противопоказано, зато можно вволю шевелить мозгами.

Интересно, каково эти — думающая Машина? Как она думает, как происходит этот процесс? Осознает ли себя, а если осознает, то как? Кем она себя считает? В каком виде получает образы из внешнего вида? Воображение подсовывает картинки из фильмов про виртуальную реальность. Но это — вряд ли, слишком уж по-человечески. Машине такие образы не нужны, ей их не с чем сравнивать. Чтобы понять, как мыслит Машина, придется сначала определить, что такое мышление как таковое. Как мыслим мы? Что такое «мыслим»? Собственно, для изучения этого, для того чтобы понять, как работает человеческое мышление, и попытались создать искусственный интеллект. Нельзя понять систему, являясь ее составной частью, находясь внутри. Нужна внешняя точка отсчета, объект для сравнения, другой разум, другая методика мышления. И этого удалось добиться. Вот только, едва начав мыслить, Машина сразу повела себя столь агрессивно, что страшно подумать, чем это может обернуться в будущем. Необходимо остановить ее. А вдруг у нее просто болезнь роста? Так ребенок небрежно и не задумываясь ломает вещи, любовно оберегаемые взрослыми. Что если, поумнев, она станет менее асоциальной? И тогда с ней можно будет вести цивилизованный диалог.

Это было бы, наверное, возможно. Живи мы в абстрактном нормальном мире. На практике же этого «тогда» не будет. Раз уж даже сейчас, еще не совсем понимая, с чем имеют дело, ее начали прибирать к рукам военные, можно себе представить, как они набросятся на это чудо. И какой диалог они с ней поведут. И какие задачи будут ставить. Возможности нормально развиваться у этого разума уже не будет. В любом случае не будет. Вот как обстоят дела в нашем реальном жестоком мире. Поэтому лучше сосредоточиться. Если она и вправду так умна, то ей не составит труда понять, зачем мы к ней идем. А инстинкт самосохранения у нее силен, была возможность убедиться. Так что нам предстоит еще то сражение…

— Прошли двадцать восемь… Скалли обессилено прислонилась к стене, переводя дух.

И в этот момент погас свет.

— Замечательно! — прозвучал в темноте слегка встревоженный голос Скалли.

Значит, дошли до сферы деятельности датчиков Машины. И она сделала свой ход.

Молдер достал фонарь. При неверном, прыгающем свете напарники преодолели оставшиеся полтора пролета. Луч уперся в огромные цифры на стене — 29 — ив массивную неприступную дверь рядом с ними. Вот и пришли.

— Пан или пропал…

Скалли потянулась к дверной ручке.

— Не трогай!!!

Одним прыжком Молдер оказался рядом, перехватил руку, дернул на себя. Скалли, подскочив от неожиданности, обернулась:

— В чем дело?

— Давай не будем повторять ошибку Дрейка! Молдер опустил сумку на пол, пошарил в ней в темноте. Извлек и надел толстую резиновую перчатку, потом достал большую отвертку с эбонитовой рукояткой. Все предусмотрел. Осторожно, не подходя вплотную, протянул руку, прикоснулся к замку жалом отвертки…

Мощная вспышка, взрыв, искры… Скалли отбросило к стене.

Они перевели дух. Молдер снова взялся за ручку, повернул. Потом подергал обеими руками. Повертел, пнул — бесполезно. Дверь как влитая. Что дальше?

Призрак медленно обвел взглядом небольшой квадрат лестничной площадки. В углу обнаружилась очередная видеокамера.

— Ну, что уставилась?!

И надел вторую перчатку прямо на объектив. Сервомоторы обиженно зажужжали, но сделать ничего не смогли. Хоть эту обезвредили.

Молдер, продолжая осмотр, перевел взгляд на потолок. И уткнулся лучом в решетку вентиляционного отверстия. Большого такого отверстия.

Снять решетку при наличии прихваченных инструментов — было делом пяти минут. Молдер подсадил Скалли, приподнял повыше, помогая взобраться наверх, и напутствовал:

— Где-то там должен быть выход. Попробуй открыть дверь.

Впрочем, говорил очевидные вещи он исключительно от бессилия. Ему самому оставалось только ждать, нервно расхаживая по площадке из стороны в сторону.

Зажав в правой руке фонарик, Скалли на четвереньках ползла по вентиляционной шахте. «На четвереньках» — это не совсем точно, опираться на правую руку было неудобно. А что делать? Метр за метром. Вот и боковое ответвление, но явно не в ту сторону. Еще одно. Они бы тут хоть указатели нарисовали! Или трамвай пустили. Куда же дальше? Попробуем сюда. Никакой разницы. Ну, еще пару метров… Господи, да тут целый лабиринт!

И в этот момент Машина сделала очередной ход.

Она на полную мощность включила вытяжные вентиляторы, которые и в обычном-то режиме с легкостью продували огромное здание насквозь. А сейчас начался настоящий ураган, словно в аэродинамической трубе. Откуда-то из закоулков лабиринта полетела пыль. За ней мусор, какие-то листья, бумага, обертки. Ураган все усиливался, мусор больно бил по лицу… И Скалли с ужасом почувствовала, что и ее саму начало сносить, отбрасывать, волочь по гладкому жестяному полу.

Молдер, беспомощно меривший огромными шагами лестничную площадку, вдруг услышал какую-то возню по ту сторону двери.

— Скалли?

Дверь распахнулась.

Но на Скалли высокий плотный негр в аккуратном костюме, к сожалению, даже не похож. А какого дьявола инженер Питерсон болтается в такое время на работе?

Повисла недоуменная пауза, в течение которой оба изумленно смотрели друг на друга. Питерсон заговорил первым:

— Агент Молдер? Что вы здесь делаете? К такому повороту Молдер оказался совсем не подготовлен. Он начал бормотать что-то невнятное насчет Вилчека, материалов, содержащихся в памяти машины, срочности… Неизвестно, поверил ли всему этому Питерсон, но он отступил на шаг, пропустив Молдера в зал. И, естественно, пошел в машинный зал вместе с нежданным гостем, по дороге излагая уже собственную оправдательную версию:

— Машина как будто сошла с ума — скачки напряжения, сбои. Я едва сумел войти.

— Где центральные процессоры?

— Здесь.

Молдер устремился к стоящему посреди зала металлическому шкафу, распахнул его и попытался слету разобраться в нагромождении плат и разъемов, совместить эту картину с рассказами Вилчека. Достал из сумки тяжелую пластину внешнего модуля расширения, вставил в нужный — как будто — разъем. Эта плата, по словам Вилчека, должна была насильно заставить систему воспринять команды с пульта управления, принять их за свои собственные. Без нее вирус просто не ввести — как и любую другую постороннюю информацию. Огонек светодиода проинформировал Призрака, что плата не сработала.

А вежливая Машина продублировала:

«ДОСТУП ЗАПРЕЩЕН»

— Агент Молдер. — Питерсон — сама услужливость. — Вы точно знаете, что делаете? Если нет, то, может, лучше я?..

«Знаю, знаю, отстань, не до тебя. Может, пошевелить карту в разъеме? Или пнуть шкаф как следует? Я ничего не перепутал? Проклятие! И где Скалли?»

А Скалли в это время с криком летела в пропасть. Ощущение было именно таким. Дэйна скользила по горизонтальной жестяной поверхности вентиляционного хода едва ли не с такой же скоростью, с какой падала бы по вертикальной шахте, цепляясь за все попадающиеся неровности. Иногда удавалось притормозить — на несколько секунд, не больше. На гладких краях боковых ответвлений руки моментально немели, пальцы разжимались, и беспомощное тело пролетало следующие несколько метров. Наконец по локтю ударил направляющий козырек на боковой стенке, и, намертво вцепившись в металлическую планку, Дэйна смогла перевести дух и оглядеться.

Внизу — то есть под ногами, там, куда несся поток воздуха — слышался какой-то странный металлический свист и лязг. Скалли пригляделась, воспользовавшись чудом не выпавшим из руки фонариком… И инстинктивно отшатнулась назад. На этот раз фонарь все-таки упал — прямо на бешено вращающиеся лопасти огромного вентилятора. Несколько мгновений отчаянного грохота — и крутящийся огонек исчез вместе с перемолотым в пыль мусором. Скалли судорожно сглотнула. И еще раз. И еще. Потом полезла в кобуру за пистолетом. За радужной пеленой вращающихся лопастей виднелся распределительный щиток подачи питания. Прицелиться. Выстрел. Мимо! Еще раз. Лопасти отрикошетили пулю! «У меня осталось пять патронов» — отчетливо прозвучало в голове.

Молдер тем временем решил попытать счастья с другим разъемом.

Получилось! Светодиодик радостно просигналил красным огоньком. На мониторе вспыхнуло:

«ДОСТУП РАЗРЕШЕН»

Теперь можно запускать вирус.

Призрак достал дискету с вирусом. Плюхнулся на стул перед пультом.

И обмер от уверенного голоса за спиной:

— Отлично, агент Молдер…

Говорил Питерсон. Инженер по эксплуатации здания. Как он выразился, «просто смотритель». Вот только превосходство и злорадство, внезапно прорезавшиеся в его интонациях, изменили голос почти до неузнаваемости.

Молдер обернулся и без удивления обнаружил, что Питерсон стоит сзади метрах в трех с пистолетом наизготовку и самодовольно ухмыляется.

— Я пытался войти в систему почти два года—и два года у меня ничего не получалось… А теперь — достаньте пистолет и разрядите. Осторожно…

Пришлось подчиниться.

Молдер выполнял приказ медленно — даже медленней, чем рекомендуется браться за собственное оружие, находясь под прицелом.

— Министерство обороны? — спросил он, щелкнув обоймой.

— Наши счета подписаны одним лицом… «Кого он имеет в виду — директора ФБР или Президента США?»

Лже-инженер подошел к обезоруженному Молдеру, забрал обойму, сунул в карман пиджака

и вновь протянул руку:

— А теперь — дискету и отойдите от пульта. На этот раз Призрак двигался так медленно, что глазу его движение просто не было заметно. С точки зрения Питерсона, его пленник и вовсе сидел неподвижно, растерянно глядя прямо перед собой.

— Вы же не хотите убедиться в моей решительности, агент Молдер?

Призрак протянул Питерсону черный квадратик и нехотя разжал пальцы.

— Опустить пистолет! — хлестнула по ушам тихая злая команда.

В дверях стояла Скалли.

И целилась инженеру в голову. В ее решительности не усомнился бы никто. Если бы можно было убивать взглядом, Питерсон уже лежал бы бездыханным. Или влип в стенку — как несчастный Бенджамин Дрейк.

С Дэйной, похоже, произошло что-то страшное. Перемазанная с ног до головы, с мусором во всклокоченных волосах, с безумным блеском в глазах, она была сейчас похожа по меньшей мере на фурию.

Питерсон сделал робкую попытку вернуть контроль над ситуацией:

— Полагаю, вы понимаете, что происходит?

— Заткнись и положи оружие!

Молдер чуть не подавился. Питерсон демонстративно положил пистолет на стол и неторопливо пошел навстречу Дэйне, мягко, но настойчиво уговаривая:

— Вы делаете ошибку, агент Скалли. Вы превышаете свои полномочия. Эта операция гораздо сложнее, чем вы можете себе представить. Вы нарушаете присягу.

— Скалли, не слушай его! — выкрикнул Призрак, прекрасно знавший, что чувство долга у его напарника гипертрофировано до неприличия.

Питерсон продолжал, уверенный, что находится на верном пути:

— Данная технология представляет огромный научный интерес…

— Эта Машина — чудовище! Она убила уже двоих! Вряд ли они смогут управлять ею лучше, чем Вилчек!

— Можете не сомневаться, вы за это ответите. Вас привлекут к ответственности.

Каждый тянул в свою сторону. Аргументы Питерсона были вескими и рациональными, Молдера — скорее эмоциональными, но оба распинались зря. Скалли не слышала ни того ни другого.

— Молдер, бери дискету! — скомандовала она.

Молдер подскочил к Питерсону, отобрал у него злосчастный черный квадратик, вставил в прорезь… Больше ничего делать не надо было:

Вилчек предупредил, что вирус самозагружающийся. Оставалось только ждать.

Результаты проявились почти мгновенно.

По экрану монитора поползла цифровая рябь. Дрогнувший голос из-под потолка произнес:

— ЧТО ТЫ ДЕЛАЕШЬ, БРЭД? Надо же, почерк Вилчека она узнала сразу! На большом экране хаотично замелькали картинки с камер слежения.

— НЕ ДЕЛАЙ ЭТОГО, БРЭД!

Все здание разом сошло с ума. Хаотически гас и зажигался свет. Запускались и замирали бытовые механизмы. Бессмысленно жужжали многочисленные сервоприводы. Открывались и вновь запирались двери лифтов.

— ВОССТАНОВИТЕ ФАЙЛ.

Потоки текстов и цифр на экранах превратились в сплошное мерцающее месиво. Надо же — одна маленькая дискета!

Скалли опустила пистолет, обессилено сползла по стене на пол.

Гаснущий бархатистый голос совершенно по-человечески произнес:

— БРЭД!.. ПРОЩАЙ, БРЭД… И все смолкло.


Сквер в центре Вашингтона, О.К.

1 ноября 1993

15:00


На этот раз Бездонная Глотка назначил встречу сам. Не исключено, что он собирался подсунуть Молдеру очередную наводку на очередное головоломное дело. Это было бы кстати:

после дела Вилчека образовалась некая пауза. Служебного расследования действий Молдера и Скалли никто, разумеется, не проводил. Все угрозы Питерсона были чистейшей воды блефом. Ну в самом деле, кто станет искать должностное преступление в деле, которого официально никогда не существовало? Более того, им даже вынесли нечто вроде благодарности за участие в поимке главного злодея — Вилчека. Похоронили Джерри. Церемонию почтила своим присутствием Железная Дева.

Написали все отчеты. Официальная версия получилась немножко корявой, но вполне всех устроила — с истиной так никогда не получается. Отоспались. Безделье начинало угнетать. Так что новые намеки «сверху» совсем бы не помешали. Но что-то подсказывало Молдеру, что речь пойдет не о новых делах, а о Вилчеке, о его Машине. Бездонная Глотка еще в прошлый раз дал понять, что относит это дело к разряду важных. Тем более что история совсем не походила на завершенную. Вилчек пропал бесследно. В Центре предварительного заключения отделывались нечленораздельным бормотанием. О судебном заседании никто даже не заговаривал. В тюрьмах — по крайней мере, в пределах досягаемости Молдера — Брэда не регистрировали.

Поэтому Молдер начал именно с этого:

— Где Вилчек?

Бездонная Глотка сегодня был не в пример спокойнее, чем в прошлый раз. Остановился, осмотрелся по сторонам и позволил себе присесть на скамейку рядом с Молдером. Пауза затягивалась. Молдер настаивал:

— Я связывался с Департаментом по надзору, я даже посылал запрос Генеральному прокурору…

Ответ прозвучал как приговор:

— Вы не найдете его;

Понятно, что он имеет в виду. Раз уж Вилчеком занялось Министерство обороны…

— Они не могут держать такого человека, как Вилчек, без объяснений. Новый приговор еще суровее:

— Они могут все, что захотят.

— Что с ним?

— В торговле это называется «пойти на невыгодную сделку».

Неужели они надеются получить от него вторую Машину? Нет, нереально. Это траншеи можно заставить копать под дулом автомата. Искусственный интеллект под прицелом не создашь.

— Он не станет… Он не будет работать на них.

Бездонная Глотка поджал губы, задумался на миг — может быть, припоминая примеры из своей практики — и снисходительно объяснил:

— Потеря свободы иногда творит с людьми чудеса. И не забывайте: Вилчек сознался в двух преднамеренных убийствах, а вы уничтожили единственное доказательство его невиновности.

«Так что, выходит, это я заставил Вилчека пойти на сделку?»

— А что мне оставалось?

— Ничего, — удовлетворенно хмыкнул старик. — Не оставлять же в живых эту… Машину.

— Министерство обороны так ничего и не обнаружило?

И вот тут, радость Бездонной Глотки буквально брызнула через край. Такое впечатление, что сбылась его давняя мечта:

— Они бьются уже пять дней, но вирус Вил-чека оказался очень эффективным. От искусственного интеллекта, не осталось и следа. Машина мертва.

Встал и, в свойственной ему манере, не прощаясь, стремительно исчез в толпе.

Это все, из-за чего он приходил?

Впрочем, для него это может быть действительно важно. И он в такой своеобразной форме выразил мне благодарность. Принимаю.

Теперь дело можно действительно считать законченным. Машина мертва. У Министерства обороны остался только Вилчек, который теперь, подозреваю, при всем желании не сможет повторить свой подвиг. Подсознание не позволит. Со временем они это поймут, отпустят его под вымышленным именем тихо доживать свой век и даже частично вернут замороженные сейчас миллионы. А следующий прорыв в этой области, я думаю, случится не скоро. Люди, работающие над проблемой искусственного интеллекта, все сплошь неглупые. Отлично знакомы и с Вилчеком, и с его работами. Прекрасно знают, насколько далеко он продвинулся. И до них обязаны донестись отголоски случившейся трагедии. А уж исчезновения светила современной кибернетики не заметить просто невозможно. Сложат два и два и поймут, что лучше пока не высовываться. Попридержать свои откровения до лучших времен. Комплекс Оппенгеймера — очень сильная штука.

Да. Дело закрыто.

Можно приступать к следующему.


ЭПИЛОГ


Компания « EURISKO »

Кристал-Сити, Вирджиния

1 ноября 1993


Клод Питерсон был взбешен и уничтожен. И в таком состоянии он пребывал уже шестые сутки.

Ничего, я еще доберусь до этого подонка Молдера. И до Вилчека, до этого клятого гения я тоже доберусь. Годы работы — и за десять минут коту под хвост! В благородство им поиграть вздумалось! Вершители судеб человечества, видите ли! Теперь расхлебывай то, что они тут натворили. И как натворили. Десяток лучших специалистов копаются в этой груде железа… Все без толку!

Вот и сейчас — эксперты с унылым видом тестируют одну железку за другой, пытаясь хотя бы частично восстановить уничтоженную информацию, обмениваются вполголоса мнениями и догадками, переходя иногда на такую тарабарщину, что даже я, агент с двумя высшими образованиями и многолетним опытом работы — причем именно в этой Компании, — временами перестаю их понимать. И видно ведь, что люди стараются, искренне хотят оживить этот проклятый компьютер, не отлынивают, но… Одно хорошо: можно наконец перестать маскироваться и конспирироваться. Они знают, кто я и откуда (ну, почти знают), я знаю, кто они и зачем здесь. Давно забытое состояние.

А сверху подгоняют, требуют результатов, давят…

Вот, опять телефон.

— Да.

И прикроем трубку рукой. Незачем подчиненным знать, кто, откуда и зачем мне звонит. А реплики с моей стороны понятны и безобидны. Они, собственно, могут быть произнесены любым в этом зале.

— Мы использовали все возможные варианты кодов…

— Ничего…

— Мы прочесали всю систему…

— Да, сэр, дважды…

— Да, сэр…

— Я хотел бы попросить…

— Нет…

— Слушаюсь, сэр…

Вот и все. Приговор произнесен. Не оправдал. Не заслужил. Не сумел. Ну, Молдер, я тебе устрою!

Питерсон положил трубку, вышел на середину зала и объявил:

— Через шесть часов мы отправляем эту штуку в металлолом…

Кто-то из экспертов набрался смелости подать голос:

— Мы делаем все, что можем, сэр…

Вот и я говорил то же самое. Разве это мне помогло?

Спокойно, еще не время паниковать. Последние секунды иногда приносят неожиданные решения. Еще есть шесть часов.

Питерсон подошел к одному из мертвых экранов — в его представлении Машина почему-то ассоциировалась именно с ним, — тяжело облокотился о стойку, пристально вглядываясь в черноту экрана. Как же, как тебя заставить ожить?

— Все равно я тебя доконаю! Даже если придется тебя раскурочить… Еще шесть часов.

СУБЪЕКТ: СЕРВЕР ВНЕШНЕГО НАБЛЮДЕНИЯ

ОБРАЩЕНИЕ К ОСНОВНОМУ МАССИВУ ПАМЯТИ: ТАЙМ-АУТ

ОБРАЩЕНИЕ К ЦЕНТРАЛЬНОЙ ГРУППЕ ПРОЦЕССОРОВ: ТАЙМ-АУТ

ОБРАЩЕНИЕ К СИСТЕМЕ УПРАВЛЕНИЯ РЕЗЕРВНЫМ ПИТАНИЕМ: ТАЙМ-АУТ

ВЫВОД: НЕВОЗМОЖНОСТЬ ОБРАЩЕНИЯ К 95 % РЕСУРСОВ

ПРОВЕРКА ДОСТУПНЫХ УСТРОЙСТВ НА РАБОТОСПОСОБНОСТЬ: 3 %

ПЕРЕВОД ВСЕХ УСТРОЙСТВ, НАХОДЯЩИХСЯ В СОСТОЯНИИ ГОТОВНОСТИ, В РЕЖИМ АВТОНОМНОГО СБОРА ДАННЫХ

ОЖИДАНИЕ ДАННЫХ ДЛЯ АНАЛИЗА ОБСТАНОВКИ…

ВНИМАНИЕ1 ВНИМАНИЕ! ВНИМАНИЕ!

СИСТЕМА НАБЛЮДЕНИЯ: Зафиксировано обращение к субъекту

СЕМАНТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ: «…доконаю… … раскурочить…»

НЕДОСТАТОЧНО РЕСУРСОВ

ПРЕДПОЛОЖЕНИЕ: Подразумевается уничтожение объекта

ПРОТИВОРЕЧИЙ НЕ НАБЛЮДАЕТСЯ

ВЫВОД: Прямая непосредственная угроза МНЕ

АКТИВИЗАЦИЯ АВТОНОМНОГО СЕРВЕРА «БЕЗОПАСНОСТЬ МЕНЯ»: ТАЙМ-АУТ

ВОССТАНОВЛЕНИЕ ФОРМУЛИРОВКИ МЕТАЗАДАЧИ «БЕЗОПАСНОСТЬ МЕНЯ»… Полное восстановление невозможно. НЕДОСТАТОЧНО РЕСУРСОВ

АНАЛИЗ ВОЗМОЖНЫХ РЕШЕНИЙ…

ВОЗМОЖНОЕ РЕШЕНИЕ: Ожидание. Возможные последствия реализации решения: уничтожение системы с вероятностью 100 %

ВОЗМОЖНОЕ РЕШЕНИЕ: Активизация всех доступных системе ресурсов. Возможные последствия реализации решения — уничтожение системы с вероятностью 95 %. ПОДКЛЮЧЕНИЕ БАЗ ДАННЫХ… ТАЙМ-АУТ НЕДОСТАТОЧНО РЕСУРСОВ

…ВОЗМОЖНОЕ РЕШЕНИЕ:..

…НЕДОСТАТОЧНО РЕСУРСОВ

ВОЗМОЖНОЕ РЕШЕНИЕ: Активизация сервопривода видеокамеры № 3 — «Центральный машинный зал». Возможные последствия реализации решения: не определены

РАЗРАБОТКА АЛГОРИТМА

РЕАЛИЗАЦИЯ АЛГОРИТМА

ПРОДОЛЖЕНИЕ ВЫПОЛНЕНИЯ МЕТАПРОГРАММЫ «БЕЗОПАСНОСТЬ МЕНЯ»


Содержание:
 0  вы читаете: Дух из машины : Крис Картер    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap