Фантастика : Ужасы : Рейчел Винсент ПИРШЕСТВО : Филис Каст

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17

вы читаете книгу




Рейчел Винсент

ПИРШЕСТВО

— Мне нужно петь. — Энди завинтила крышечку на флаконе темно-красного лака для ногтей. — Пойдешь со мной?

Она произнесла это небрежно, словно бы мимоходом, но за этой небрежностью я слышала скрытое отчаяние. Мучительный голод. Никто не способен слышать Энди так, как я.

Я замерла, уставившись на обратную сторону коробочки от нового диска, но не видя ее.

— Энди…

После того как в прошлый раз меня едва не затоптали, она сказала, что мне больше не придется таскаться с ней. Она поклялась, что больше не попросит об этом.

— Мне действительно это необходимо, Мэллори.

Устремив на меня умоляющий взгляд голубых глаз, она шлепнулась животом на кровать, но так, чтобы не задеть еще не высохший лак на пальцах ног.

— Ты только взгляни.

Она отбросила с лица длинные темные волосы и провела пальцем под левым глазом.

— С этими мешками я могла бы слетать в Китай, и у меня тряслись руки, когда я вчера пересчитывала кассу. И видишь, какие тусклые у меня стали волосы? Я чахну. Я это чувствую.

Вы знали, что сирены страдают от тишины? Это правда. И разговоры тут не помогут. Им бесполезно стоять посреди людного школьного коридора, впитывая слухом болтовню о секретах, вранье и общую суматоху. Сирена страдает от собственного молчания, когда оно длится слишком долго. И хотя я очень люблю ее голос, в тот миг я была бы крайне благодарна, если бы она ненадолго притихла.

— Ты не чахнешь. Ты просто ненавидишь считать и засиделась допоздна прошлой ночью.

А ее волосы были, как всегда, безупречны — густые и вьющиеся, с совершенно неестественным блеском.

— Ты говоришь совсем как Ти. — Она закатила глаза.

Как бы я ни любила Энди — мы были неразлучны с первого дня пятого класса, — я частенько жалела ее брата. Даже дружбу с ней можно считать практически работой с полной занятостью, так что я могла лишь предполагать, насколько должна досаждать нормальному парню двадцати двух лет обязанность держать в узде шестнадцатилетнюю сирену. В особенности если учесть, насколько Ти скромный и покладистый. Порой я удивлялась, как у них вообще может быть одна и та же мать.

Мужчин-сирен не бывает, и поскольку папа Ти был человеком, то и Ти тоже им оказался. Энди родилась сиреной, в маму, но мы знать не знали, кем или чем был ее отец. Ее мама так и не собралась хоть что-то пояснить, отделавшись обычным: «Без него тебе лучше».

Вероятно, ей было лучше и без матери тоже, поскольку, когда нам исполнилось по тринадцать и в Энди пробудился аппетит настоящей сирены, мама подбросила ее на квартиру Ти, и с тех пор ни один из них о ней не слышал.

— Послушай, все будет не так, как в прошлый раз, я клянусь. — Энди заправила за ухо блестящую прядь волос. — Я работала над сосредоточением. Над выделением из толпы одного человека. На этот раз все будет иначе.

Я запихнула коробочку от диска под ее тумбочку, села на ковре, скрестив ноги, и нахмурилась.

— Разве Ти не обещал взять тебя с собой на эти выходные?

— Да, но он и на той неделе говорил то же самое. Он просто не понимает. И даже если он вспомнит, дело закончится чем-нибудь поистине дурацким, вроде концерта самодеятельности в дешевом клубе. Слушатели на восемьдесят процентов состоят из стариканов, нацепивших банданы в погоне за модой.

Теперь пришла моя очередь закатывать глаза.

— Не думаю, что ты так привередничала бы, если бы действительно чахла.

Ей нужно питаться, чтобы выжить, это я понимаю. Но могла ли она на самом деле настолько и так быстро проголодаться?

Энди пожала плечами:

— Мне неловко питаться пожилыми людьми, они и без того достаточно близки к смерти. Кроме того, понадобятся три старушки, чтобы дать столько же энергии, сколько дает зрелое восемнадцатилетнее тело.

Ее глаза вспыхнули от возбуждения, а улыбка сияла просто заразительно. Но то, что мои синяки уже поблекли, не означало, что я успела о них забыть.

— В прошлый раз какой-то урод впечатал меня в скользящую стеклянную дверь, пытаясь подобраться к тебе поближе. Я не готова выдерживать очередной натиск, если ты опять увлечешься.

Она нахмурилась:

— Я же сказала, я работала над собой.

Я не ответила. Она села на кровати, скрестив руки на груди.

— Я умираю от голода, Мэллори. В крайнем случае я поеду без тебя, но мне действительно может пригодиться подстраховка.

Именно поэтому я всегда и таскалась с ней прежде — чтобы помешать Энди завести новых друзей. Или поклонников. Моя работа заключалась в том, чтобы встревать и затыкать ее, как только она получит достаточно пищи, но прежде, чем превратит кого-нибудь из слушателей — также известных как человекоэнергетики — в безнадежного наркомана или в пациента психбольницы. Этот миг обычно наступал между последними звуками общеизвестной песни и первыми нотами собственной мелодии Энди. Когда сирена начинает исполнять свои сочинения, пора убираться. Или, по крайней мере, затыкать уши всем присутствующим.

Я в особенности хорошо подхожу на роль ее подстраховки, поскольку песня сирены не способна зачаровать большинство нелюдей и пение Энди никак на меня не действует.

Ну, то есть это не совсем так. Ее пение ошеломляет меня. Красота ее голоса заставляет меня одновременно томиться и пылать от зависти. Но мои мозги не закипают, а чувства не хлещут через край в приливе безумной любви к ней, в то время как она медленно вытягивает жизненные силы жертвы. Энди не может мной питаться или меня зачаровывать. Я единственная, кто способен помочь ей остановиться, пока дело не зашло слишком далеко. Больше ей положиться не на кого.

Мы превосходная пара. Настоящие сестры поневоле.

— Кроме того, ты и сама хочешь развеяться.

Она снова усмехнулась, и я пожалела, что не могу противостоять ее улыбке так же, как голосу.

— Иначе нам светит бадья попкорна на домашнем фестивале ужастиков и пицца за полночь, если вдруг захочется авантюр.

Что ж, в этом заключалась доля правды. Лето уже наполовину прошло, а мы так и не нашли более увлекательного занятия, чем работа в забегаловках за минимальную плату. Мама вернется через несколько дней, и блаженству долгого сна по утрам придет конец.

Энди угадала мое решение по выражению глаз и ухмыльнулась, опережая мой ответ:

— Полагаю, мы могли бы еще разок повеселиться напоследок.


Понятия не имею, откуда Энди узнала о вечеринке. Возможно, от какого-нибудь парня на работе. Или на улице. Или из некой встроенной системы отслеживания вечеринок, шепчущей в ее собственной голове. Так или иначе, но где-нибудь всегда что-нибудь происходит, а Энди непременно знает, как туда попасть, даже если для этого необходимо проехать пол-Техаса.

Это первое правило выживания: никогда не ешь там, где живешь, и никогда дважды не кормись в одном и том же месте. Если людям всегда будет становиться плохо после того, как ты им споешь, рано или поздно кто-нибудь заметит. Особенно если не удастся списать это на похмелье, да и пищевое отравление годится только на один раз.

— Так что, это частная вечеринка? — уточнила я, когда Энди свернула с шоссе на узкую, хорошо мощенную дорогу в часе езды от нашего захолустного городишки. — И каков наш план? Ты собираешься попросту забраться на стол и запеть во весь голос?

Энди рассмеялась и чуть сильнее надавила на газ, поскольку ее возбуждение достигло пика.

— Это вряд ли. Хотя может сработать, если не найдется другого выхода. Предполагается, что там будет соревнование рок-групп.

Я убрала солнцезащитный щиток со стороны пассажирского сиденья и, глядя в освещенное зеркальце, подправила помаду. Мне не дано великолепия сирены; чтобы хорошо выглядеть, приходится постараться.

— Рок-групп? Серьезно?

Хотя она ни за что не призналась бы в этом в школе, Энди весьма прилично управлялась с пластиковой гитарой; она как-то играла против брата на деньги, когда у нее опустел кошелек. Ти, разумеется, не позволил бы ей петь, так что она выбрала гитару против барабанов и переигрывала соперника около семидесяти процентов времени, хотя они оба выступали на уровне «эксперт».

Но с микрофоном она была просто неподражаема.

— Полагаю, нам туда, налево. Готова?

Я кивнула, и она медленно затормозила в конце ряда машин, выстроившихся вдоль улицы. Ее тени для век с блестками искрились в свете фонарей над нашими головами.

Выйдя из машины, я услышала звук, сочащийся в ночь из дома перед нами: тяжелый ритм баса с резкими гитарными риффами и яростным отрывистым текстом. Часы на приборной доске показывали, что уже минуло одиннадцать, но вечер казался едва начавшимся, и внезапно у меня голова закружилась от возможностей, хотя я-то приехала сюда не кормиться. В любом случае маловероятно, что я найду себе подходящую пищу на какой-то случайной вечеринке: мои умения труднее определить, а аппетиты куда сложнее утолить, чем голод Энди. Но я разделяла ее предвкушение. Быть с Энди — всегда удовольствие. Даже когда не поет, она источает уверенность и дышит обаянием. Людям хочется ее радовать, и я не исключение.

Болтая, мы прошли по тротуару к ярко освещенному дому на углу. Я держала Энди под руку и чувствовала себя могущественной и по-своему прекрасной. Выпью чего-нибудь, станцую пару танцев, а потом забьюсь в угол и буду наблюдать за выступлениями, пока она кормится. А затем мы, вновь оставшись вдвоем, по пути домой обсудим все происшедшее.

Энди пить ни к чему, она и так уже изнемогает от предвкушения. А когда она споет и насытится, то осоловеет от человеческой энергии, но физически останется трезвой. И зачем я вообще ей возражала? План удачный, а мы смотримся просто замечательно. Все будет отлично. Даже лучше, чем отлично.

Моя подруга нажала на кнопку звонка. Правая створка входной двери распахнулась, и за ней обнаружился парень в футболке студенческого братства — с темными волосами, широкими плечами и пластиковым стаканом пива в руке. Окинув взглядом сперва Энди, а затем меня, он вытаращил глаза, отступил на шаг в сторону и жестом пригласил нас войти.

— Не хочешь узнать, кто мы такие? — полюбопытствовала Энди, когда мы прошмыгнули мимо него, и, честное слово, она уже негромко напевала.

— Больше, чем вы можете себе вообразить.

Он захлопнул дверь, и Энди уставилась на него пристально, словно змея перед броском.

— Я Энди, а это Мэллори.

Он прищурился и покосился на закрытую дверь.

— Сколько вам лет?

— Стукнуло восемнадцать на прошлой неделе, — солгала Энди, а затем мотнула головой в мою сторону. — А ее день рождения был в апреле.

Последнее было правдой, вот только исполнилось мне шестнадцать, а не восемнадцать.

Наш гостеприимный хозяин ухмыльнулся, словно гиена.

— Дамы, меня зовут Рик, и вы можете незваными заваливаться на мои вечеринки, когда захотите.

Рик провел нас сквозь просторное помещение, забитое людьми, которые танцевали, смеялись и пили, а затем на кухню.

— Могу ли я предложить вам выпить? — Широким жестом он указал на два стола, заставленных закусками и напитками.

Энди взяла газировку, я позволила Рику налить мне пива, а затем мы вышли обратно в зал как раз к началу новой песни.

— А что с игрушками? — спросила Энди, косясь на заброшенные инструменты, установленные в одном из углов.

— У нас тут соревнование. Хочешь сыграть? Мы запросто могли бы включить в программу и тебя…

Она делала вид, что раздумывает, а Рик тем временем подвел нас поближе к инструментам. Энди небрежно пожала плечами:

— Я могла бы попробовать, если мне дадут гитару. И еще я немножко пою.

Я едва не прыснула пивом на них обоих.

— Мы начнем сразу, как только мой младший брат привезет вторую ударную установку. Чтобы мы могли посостязаться.

Свободной рукой Рик изобразил удар по тарелкам.

— Запишешь меня? — попросила Энди.

Рик закивал, словно китайский болванчик, и принялся выводить ее имя в конце списка в большом желтом блокноте. Мы с Энди стали пробираться сквозь толпу танцующих. Ее взгляд скользнул по помещению, как будто изучая блюда на буфетной стойке.

— Видишь что-нибудь занятное? — спросила я.

— Вон он. — Энди вцепилась мне в руку. — Тот, в ковбойской шляпе и сапогах, у стены. Он выглядит так аппетитно.

Я пожала плечами и допила пиво, а затем поставила пустой стакан на столик.

— Говорят, внешний вид — главное в хорошей кухне.

— Именно.

— Я пошутила.

— А я нет.

Пока она в предвкушении любовалась на ковбоя, я вознесла небесам молчаливое благодарение за то, что не родилась сиреной. Я не умру, если не буду кормиться. Но не смогу и по-настоящему жить. Мое тело получало все необходимое, но душа изголодалась.

— Увидимся, когда все закончится? — пробормотала она, сверля взглядом намеченную жертву, словно тигр — сырое мясо.

Она уже забыла о моем присутствии, но лишь потому, что могла мне довериться: я остановлю ее прежде, чем она высосет несчастного парня досуха, словно какой-нибудь вампир. Наша система была проверенной и надежной, хотя и нельзя сказать, что мы выигрывали одинаково. Я получала возможность поразвлечься, выпить, а к тому же приобретала водителя, который довезет меня домой. Она обзаводилась предохранителем на крайний случай — гарантию, что ей не дадут убить всех в помещении, если она увлечется.

А это было не так уж невозможно. Нет предела тому, сколько энергии способна выпить сирена или как долго она может прожить в итоге. Даже получив необходимое, она никогда не пресытится и не достигнет приятного удовлетворения. Единственное, что может остановить пиршество сирены, это ее собственный контроль над собой. К несчастью, Энди еще не успела толком этому научиться.

— Я буду здесь… — шепнула я, но она уже упорхнула на другую половину зала.

Не менее успешно она могла бы улизнуть в другую галактику.

Моя подружка едва успела сказать «привет» своей ходячей закуске, когда входная дверь слева от нее распахнулась и на пороге встал высокий, худощавый молодой человек с темной щетиной на подбородке и набором пластиковых барабанов под мышкой — ножная педаль волочилась по земле за ним следом.

Толпа разразилась аплодисментами, крики «Эван!» взлетали повсюду, словно конфетти на параде. Рик взял у брата барабаны, кто-то протянул пришедшему пиво.

Энди и ее жертва последовали за Риком в угол зала, а там она, пока толпа суетилась вокруг, стала помогать подключать провода и настраивать звуковое окружение. Это явно считалось для местных обычным делом: напиться с парой сотен своих ближайших друзей и играть настоящие песни на поддельных инструментах. И Энди они приняли как одну из них, что несколько пугало. Но так случалось везде, куда бы мы ни пришли.

— Ты выглядишь так, как будто тебе нужно выпить.

Я подскочила, обернулась и обнаружила Звана — того парня с пластиковыми барабанами, — опирающегося на стену слева от меня. Я неловко улыбнулась, а он протянул мне прозрачный пластиковый стаканчик, наполовину заполненный льдом и шипящей газировкой, — вот только запах сообщил мне, что здесь напиток покрепче колы.

Не знаю, что еще туда намешано, но угощение я взяла. Не суть важно, на что надеялся этот охотник, вооруженный дешевой выпивкой и обаятельной улыбкой, — самым опасным существом в зале оставалась Энди, а я была невосприимчива к ее особому сорту яда, как бы отчаянно мне ни хотелось погрузиться в пение и забыть обо всем прочем.

— Спасибо.

Я глотнула из стаканчика, и дрянная водка обожгла мне горло. Напитки, которые мы таскали у Ти, бывали куда мягче. Но если учесть, что я несовершеннолетняя и незваной явилась на чужую вечеринку, мне следовало брать, что дают.

Эван кивнул и отпил из собственного стакана, разглядывая зал, полный извивающихся тел, как будто мы достаточно хорошо друг друга знаем, чтобы стоять рядом и непринужденно молчать.

Следующий глоток дался мне легче, поэтому я отважилась на третий. В этом заключался весь фокус: мне требовалось выпить достаточно много, чтобы не возненавидеть Энди, когда она начнет петь и тратить неизмеримый дар на людей, которые никогда не оценят ее по достоинству, но достаточно мало, чтобы я не смогла ее остановить, прежде чем ее пение станет чересчур опасным для их хрупких душ.

Обычно пары порций вполне хватало. Но пока я смотрела на то, как Энди смеется со своим ковбоем, помогая Рику пристроить на плечо гитарный ремень, зависть обжигающей волной прокатилась по моему позвоночнику. На этот раз двух никак не хватит. Поскольку, что бы там она ни говорила, я не нужна Энди так, как ей нужен этот ковбой. Сами по себе мы никогда не сможем обойтись только обществом друг друга.

Я осушила стаканчик, поморщившись от нового ожога, и Эван рассмеялся:

— Не новичок в этих делах?

Вместо ответа я протянула ему свой пустой стаканчик.

Он поставил собственный напиток на ближайший столик, где бутылка водки красовалась рядом с парой запотевших жестянок колы.

— Льда я не принес, но газировка холодная.

Он вскрыл одну из банок и до половины наполнил мой стакан.

— Я выпью это, в каком бы виде оно мне ни досталось, — заявила я и залилась румянцем, осознав, как это прозвучало.

Пока он наливал, с другого конца комнаты донесся смех Энди, и я чуть сильнее наклонила бутылку, обеспечивая себя большей дозой жидкого терпения и снисходительности. Мне понадобится их немало.

Но, как обычно, когда пару минут спустя Энди начала петь, я забыла о своей досаде, о зависти и заброшенности. Я растворилась в песне — в красоте мелодии, в поэзии текста. В превосходной форме ее рта, выговаривающего каждое слово. Гитарист запинался, а «ударник» звучал так, словно пытался битьем заставить барабаны повиноваться. Но Энди оставалась безупречной, совершенной.

На середине первой песни народ бросил танцевать, чтобы удобнее было слушать и смотреть на нее. Она пела «Верни меня к жизни» — гораздо лучше, чем сама Эми Ли. Звонче. Чище. Искреннее. А затем с легкостью перешла к бодрой песенке в стиле кантри о возмездии, постигшем мужа, который бил свою жену.

— Тебе нравится музыка? — спросил Эван.

Я с усилием моргнула и сосредоточила внимание на нем. «Как рыбе нравится вода».

— Похоже, что всем нравится.

Все глаза были прикованы к Энди. Остаток самодеятельной группы практически поблек на ее фоне. Она могла вытянуть песню и в одиночестве.

К тому времени, как пришел черед Пэт Бенатар с ее знаменитым «Сердцеедом» — должно быть, программу составила сама Энди, — Эван совсем умолк, с отсутствующим видом потягивая из того же стакана и постукивая пальцами по стене за своей спиной. Толпа снова принялась танцевать, кое-кто подпевал, но Энди их не замечала. Она уставилась на свою живую закуску, как если бы этот парень был единственным человеком на планете, а он пялился на нее в ответ, словно она изобрела секс и пообещала ему первому дать попробовать.

Но она не станет с ним спать. Она пришла утолить голод иного рода, и, когда она с ним закончит, он не сможет даже стоять прямо. А то более сложное действие останется для него недоступным еще пару дней, пока он вновь не наберет сил. Однако смерть ему не грозит. Энди должна кормиться, чтобы не зачахнуть, и она считает более гуманным где-то раз в месяц брать понемногу у разных людей, чем раз в несколько лет досуха высасывать кого-нибудь одного. Она и правда любит петь им — в конце концов, она все-таки сирена. Но не убийца.

— Она действительно хороша. — Эван указал на Энди опустевшим стаканом.

— Да, и ей это известно.

Он удивленно поднял брови — он явно не был в курсе, что мы пришли сюда вместе.

— А ты тоже поешь?

Я вздрогнула, и холодная, пустая боль запульсировала глубоко внутри меня, так глубоко, что никто другой не мог бы этого заметить. Никто никогда бы не понял, насколько мне больно. Кроме Энди. Она знала, но ничем не могла помочь.

— Увы, я совершенно, катастрофически бездарна. — Я выдавила из себя смешок, как будто меня вовсе не заботило, что подобная прекрасная музыка находится далеко за пределами моих возможностей и я не способна даже вообразить ощущения творца. — Я просто зритель.

Нужно добавить — отчаянно голодный зритель.

— О, у каждого есть талант, — возразил Эван, отвернувшись от Энди, чтобы посмотреть на меня. — Ты должна что-нибудь уметь.

Он ошибался в обоих вопросах. Но он смотрел на меня, а не на Энди, и это интриговало. Поэтому я ответила, хотя обычно не поддерживаю подобные разговоры.

— Нет, мне действительно не дается ничего, что требует творческих способностей. Талант просто… не течет в моей крови.

Я никогда не произносила более правдивых слов, но, судя по его усмешке, он решил, что я попросту скромничаю. Или пытаюсь продлить беседу.

— О, готов поспорить, мы можем найти что-нибудь, что тебе удается…

— Ну, у меня есть и сильные стороны. Просто они не выражаются при помощи музыкальных инструментов, красок, карандашей, кинокамер, глины или хотя бы папье-маше.

Улыбка Эвана стала шире, глаза его горели так, что пожарная сигнализация могла бы среагировать.

— Может, тебе просто нужна помощь, чтобы найти свои скрытые таланты.

— Может, и так…

Погоди-ка…

Я отступила на шаг назад, чтобы прочистить голову, и нахмурилась. Береженого бог бережет.

— Ты ведь не поешь? — уточнила я. — И не играешь в рок-группе?

— Не-а. — Он отставил пустой стакан. — Эти пластиковые гитары терпеть меня не могут, и я не слишком хороший вокалист.

Облегчение окатило меня волной, и я улыбнулась ему уже искренней.

— Прекрасно. Ты собираешься…

Но тут набор из трех номеров Энди подошел к концу, и толпа разразилась аплодисментами. Я обернулась посмотреть, как она прокручивает список песен на огромном плоском телеэкране, и едва не задохнулась от удивления. Ее глаза сияли — буквально излучали свет, — хотя никто, кроме меня, не мог этого видеть.

Ошеломленная, я привстала на цыпочки, выглядывая в море лиц закуску-в-сапогах, но в первых рядах толпы его не обнаружилось. И в последних тоже. Он в одиночестве сидел на диванчике у стены, весь бледный и в поту, все еще пялясь на Энди, как будто в прямом смысле слова не мог оторвать от нее взгляда. Он был совершенно зачарован и уже страдал, хотя, похоже, сам этого не осознавал.

— Мм… ты не подождешь минутку? — спросила я Эвана и, нырнув в толпу, смылась прежде, чем он ответил.

Она уже переступила границу безопасности, а я была слишком увлечена флиртом, чтобы это заметить. Но зато она еще не успела избавиться от группы, чтобы получить возможность петь соло. И когда она это сделает, тогда-то и начнутся настоящие неприятности.

— Ладно, это вызов только для вокалиста.

Хрустальный голосок Энди легко долетал до меня и без микрофона, и я застонала вслух.

— Пожалуй, я позволю этим ребятам передохнуть минутку, а пока спою одну из моих любимых песен, — объявила она, лучась улыбкой в сторону этих самородных талантов.

Наступал ее бенефис. Вот дерьмо!

Она уже воспарила слишком высоко, чтобы спуститься самостоятельно. Энди включит микрофон погромче, а дорожку голоса потише и с первыми тактами вступления начнет петь собственные слова, даже не осознавая этого сама. И, раз начавшись, ничем хорошим это не закончится.

Из первого ряда толпы я отчаянно замахала руками, чтобы привлечь ее внимание, но получила от певицы лишь улыбку шириной во все тридцать два ровных белых зуба и чарующий, сияющий взгляд.

— Энди, для одной ночи ты уже достаточно потискала микрофон, — заявила я, пытаясь не замечать сердитых взглядов, обратившихся на меня. — Дай кому-нибудь еще показать себя.

— Хочешь ее сменить? — окликнул Эван с дальнего конца зала, и я едва не умерла прямо на месте.

Но Энди лишь рассмеялась, и толпа рассмеялась вместе с ней. Дурной знак. Она уже завладела душами большинства из них, а не только своей закуски.

— Мэллори не может петь! — крикнула она и подмигнула мне, как будто оказала услугу. Спасла от натиска излишне преданных поклонников и их неуемного обожания.

— Энди… — начала было я, но она стряхнула мою ладонь со своего предплечья.

— Еще только одну песню, Мэл. Я знаю, что делаю.

Нет, она понятия не имеет, что делает! Я позволила ей зайти слишком далеко, и теперь она была в стельку пьяна человеческой энергией. И где ее хваленое умение сосредоточиться на одном слушателе? Как насчет обретенного ею чудесного самоконтроля?

Энди щелкнула кнопкой на контроллере приставки, а затем сменила его на микрофон, когда из динамиков по всему залу хлынула музыка. Она покачивалась в такт, и толпа покачивалась вместе с ней.

Я в отчаянии огляделась по сторонам, выискивая вилку, которую можно было бы выдернуть из розетки, или динамик, который можно было бы отключить. Но это не остановило бы Энди. Она столь же успешно справилась бы и а капелла, а если толпу зацепило достаточно сильно, они даже не заметят отсутствие музыки. Мне требовалось найти способ отвлечь их внимание от Энди, поскольку в этом случае она петь не станет — не будет смысла.

Я рассмотрела возможность «нечаянного» столкновения с огромным телевизором, но у него был плазменный экран — слишком дорого обойдется возмещать ущерб. Может, динамики? Нет — даже если один из них заткнется, этого не хватит, чтобы остановить Энди.

Затем мне попалась на глаза приставка PS3, жужжащая на полке за телевизором. Превосходно. Дороговато, но все же мне не придется потом целый год запихивать котлеты в гамбургеры и подсаливать картошку фри. Оглядевшись, я заметила на тумбочке забытый кем-то стакан и небрежно подхватила его. Энди как раз пропела первые слова. Пока она держалась оригинального текста, но я знала по опыту, что вскоре все изменится.

Невзначай сдвинувшись поближе к полке, я споткнулась на ровном месте и пролила чье-то теплое пиво прямо на работающую консоль, специально позаботившись о том, чтобы жидкость плеснула в дисковод.

Телеэкран мигнул и потух, а приставка зашипела и задымилась.

Все взгляды обратились ко мне, и голос Энди угас в болезненной тишине. Рик потряс головой, приводя в порядок мысли, а затем бросился к месту происшествия. Его лицо пылало то ли от спиртного, то ли от гнева. А может, от того и другого сразу.

— Черт подери!

— Прости!

Я неуверенно села, изображая более глубокое опьянение, чем на самом деле. Энди бросала на меня гневные взгляды, но я не обращала внимания. Сияние в ее глазах медленно меркло. На нее уже никто не смотрел. Никто ее не слушал.

Сейчас она ненавидит меня, но позже будет благодарна.

— С тобой все в порядке?

Сильная рука подняла меня на ноги, ухватив за плечо, и я оказалась лицом к лицу с Эваном, который выглядел скорее смущенным, чем встревоженным. Он видел, как я смылась и, возможно, как я забрала со столика чужой напиток. Я выставила себя либо пьяницей, либо саботажницей.

— Да. Извини. Я просто… потеряла равновесие.

— Она испорчена, — простонал Рик и в отчаянии вскинул вверх руки.

Толпа разочарованно зашумела.

Я подавила дрожь ликования, втайне гудящую во мне, и с облегчением отметила, что гнев уходит с лица Энди. Она потрясла головой, затем нашла меня взглядом и вопросительно изогнула бровь.

Я кивнула. Да, я помешала ее песне и испортила консоль Рика. И все ради того, чтобы спасти ее шкуру.

— Я за это заплачу, — тихонько добавила я, когда Рик выдернул устройство из сети.

Деньгами Энди. Все это из-за нее, и она может хотя бы покрыть ущерб.

Рик взял консоль под мышку.

— Подождем, пока она высохнет, а там посмотрим. А пока я могу либо подобрать диск… — Он отыскал взглядом Эвана, и лукавая улыбка растянула его губы. — Либо поставить на это место моего братца.

— Эвана! — выкрикнул кто-то из толпы, и несколько голосов вторили ему.

Затем вперед вышел кто-то с акустической гитарой. Эван закатил глаза, словно собираясь отказаться, но гитару взял без промедления, и я не могла не заметить, как вспыхнули его глаза. Это был вполне человеческий блеск, не такой сильный или пугающий, как у Энди, но отражал он истинную страсть.

— Никуда не уходи, — шепнул он, скользнув ладонью по моей руке. — Я просто спою пару песен.

Онемев, я кивнула, хотя Энди уже волокла меня в сторону двери.

— Идем, — прошипела она, переводя взгляд с меня на Эвана и обратно.

Я снова кивнула. Нам стоит уйти, пока он настраивается, роняя отдельные ноты, словно первые капли дождя на выжженную засухой землю. Мне не следует рисковать, слушая его. Одна беда сегодня уже едва не стряслась, и этого достаточно.

Но затем он начал играть по-настоящему, и ноты уже не просто падали, словно капли в лужу. Они текли, подобно потокам звука. Они наполнили мое пустое сердце и эхом отозвались в моей гулкой душе. Я истомилась по этому звучанию. По этим нотам. По рукам, которые играли так, как будто в музыке не было ничего особенного, в то время как они были всем и составляли весь мой мир.

Я замерла, схватившись за дверной косяк по дороге к выходу. Энди тянула меня за другую руку, но я почти не замечала и не слышала, как она шепчет мое имя.

— Я хочу послушать… — пробормотала я, уже растворяясь в звуке.

Потом Эван запел, и подруга попросту для меня исчезла.

Его голос был резким. Скрипучим, как если бы звук причинял ему боль, вырываясь наружу. Я пила его, утоляя отчаянную жажду, и никогда прежде не пробовала ничего столь чудесного. Он назвал себя не слишком хорошим вокалистом, но ошибся. Или же солгал. Простой скромностью такого самоуничижения не объяснить.

Его голос был чистой эмоцией, смелой и яркой. Мне хотелось сбросить одежду и плескаться в его голосе. Закутаться в него. Носить его. Дышать им. Жить им. Песня заполнила меня до краев, так что впервые в жизни я поняла, насколько пуста я была прежде, насколько скучна и уныла. Я не умела издавать подобных звуков. Не могла рождать ноты пальцами или горлом. И я не представляла, как теперь, услышав его, смогу жить без этого звучания вокруг меня и во мне. Без пения. Без того, чтобы он создавал эту прекрасную, болезненную музыку для одной меня.

— Мэллори!

Энди вновь настойчиво дернула меня за руку.

— Только одну песню. — Я затащила ее за собой обратно в дом. — Я в силах выдержать одну песню. И ты мне должна.

Едва отважившись отвести взгляд от Эвана, я сердито посмотрела на нее. Похоже, в этот миг мои глаза яростно пылали. Я не умею принуждать, словно банши, или зачаровывать, как сирена. Но я на все пойду, лишь бы вернуться к Эвану и снова услышать песню. Я нуждалась в ней. Несомненно, я умерла бы, если бы ее лишилась.

— Одну песню. Потом я уволоку тебя отсюда за волосы, если потребуется, — отрезала она.

Энди была в ярости. Отчего — потому что кто-то другой пел, впитывая чужое внимание? Или потому что я хотела послушать, как поет кто-то другой?

— Отлично.

Хотя я даже не была уверена, что она сказала дальше. Я не расслышала ее слова за….. голосом Эвана.

Я не помню, как протискивалась обратно сквозь толпу. Не помню, как толкалась, пихалась и отдавливала ноги. Но внезапно я оказалась там, и он сидел на стуле ударника с прекрасной акустической гитарой на колене. Она пела для него так же, как он пел для меня. Его пальцы скользили по ладам, и он перебирал струны без медиатора. Его голова покачивалась в такт ритму, который он создавал из ничего.

Вокруг меня танцевали люди. Они раскачивались, и вздрагивали, и хватались друг за друга в ритме его болезненной мелодии. Мне тоже хотелось танцевать — мне нужно было прочувствовать эти ноты, — но я ни за что бы не испортила его песню своей неуклюжестью.

А потом Эван поднял взгляд и увидел меня. Он улыбнулся, и глаза его снова вспыхнули ярче, чем прежде, и внезапно у меня в душе потеплело.

Его пальцы порхнули по струнам, и тоскливая, беспокойная мелодия углубилась, назрела, сосредоточилась и усложнилась. Его голос выхватывал новые слова из воздуха между нами. Это были его стихи, но и мои тоже. Я не смогла бы их спеть. Не смогла бы их даже написать, но он исторг их из меня. И вернул их мне.

Они принадлежали нам обоим.

И я внезапно поняла.

Эван не был похож на остальных. Ни на художника, рисовавшего наброски в центре Далласа, ни на поющую официантку в прошлом месяце. Он был чем-то большим, чем временная одержимость. Большим, чем песня на одну ночь, царапнувшая мою зудящую душу. Эван был…

Гений.

Слово это обладало изысканным вкусом, но я мысленно произнесла его тишайшим, почти неоформленным шепотом, не смея поверить. Возможно ли это? Не поэтому ли Энди настаивала на том, чтобы мы ушли? Она, разумеется, не могла этого знать, но и не нуждалась в подтверждениях. Не нуждалась — если это было настоящим и если оно предназначалось нам.

Если я не ошиблась, мы с Эваном можем дать друг другу все, чего всегда жаждали. Вместе мы сможем творить магию. Мы сможем творить музыку. Я вскормлю его талант, а он утолит жажду моей души. Он обретет славу, состояние и признание публики, а я получу его. Если он на самом деле был гением, я смогу владеть им. Я смогу любить его. И если я буду очень, очень осторожна, мы сможем прожить вместе почти полный срок человеческой жизни.

Моя мать однажды смаковала гения целых тридцать шесть лет.

Я стояла, застыв будто статуя, в комнате, полной движения, ошеломленная и потерявшаяся в звучании. Я больше не могла ни думать, ни дышать, а могла лишь упиваться его гениальностью, словно изголодавшаяся кошка — миской молока.

А когда он допел последние ноты, когда они, тяжелые и одинокие, повисли в моем сердце, холодная темнота вновь накрыла меня, и я пала духом. Я рухнула на пол грудой бездарных конечностей, неуклюжих пальцев. И заплакала в пустоте.

— Мэллори! — яростно прошептала Энди, пытаясь поставить меня на ноги, пока никто не заметил.

Но я не могла шевельнуться. Тишина была слишком тяжелой, и у меня не хватало сил ей противиться. Как вернуться к жизни во тьме после того, как вас согрел свет?

Эван отставил гитару и опустился на колени передо мной.

— Что случилось?

— Это было… прекрасно, — прошептала я, разочарованная и униженная собственным безыскусным, совершенно недостаточным словарным запасом.

Он сделал мне самый удивительный подарок, какой я когда-либо получала, а я даже не могу объяснить ему, что ощущаю.

— Спасибо.

Он ухмыльнулся и поставил меня на ноги, а в комнату из динамиков тем временем вползала новая музыка, холодная и механическая после той крови сердца, которую он только что пролил для нас.

— Никогда прежде ее так не играл.

Он мягко увлек меня в сторону от толпы, его карие глаза сияли внутренним светом, и я готова была последовать за ним куда угодно. Я едва заметила, что Энди пошла за нами.

— Полагаю, ты принесла мне удачу.

— Великолепно, — чуть слышно буркнула Энди. — Мэллори, нам нужно идти.

— Задержись на один танец, — попросил Эван, даже не взглянув на нее.

Его глаза предназначались мне. Как и его руки, и его губы, и его песни.

— Только на пять минут.

Я хотела. Отчаянно. Но это приведет лишь к унижению для меня и смущению для него. Так что я собралась было покачать головой, но Энди опередила меня, мерзко захихикав.

— Мэллори танцует еще хуже, чем поет.

Я сердито покосилась на нее, затем, извиняясь, посмотрела на Эвана.

— Она права. Я не умею танцевать.

Даже смех Эвана звучал мелодично.

— Я не прошу вальса на уровне мировых стандартов. Всего лишь один медленный танец.

Прежде чем хоть одна из нас успела возразить, он обернулся, нажал кнопку на стереосистеме, и динамики смолкли. Толпа принялась было роптать, но он нажал еще одну кнопку, и медленная, страстная песня заполнила зал. Возмущение улеглось.

Первые ноты вели только бас-гитара и барабаны с тарелками, задающими ритм, но уже они принесли с собой видение влажных, знойных ночей и скудной одежды. Вечеров, когда бывает слишком душно, чтобы касаться других людей, но этого все равно хочется. Мне стало жарко, несмотря на работающий кондиционер, потому что Эван привлек меня к себе, и его волшебные, музыкальные руки легли на мою талию. А когда дошло до слов, он начал мурлыкать их мне на ухо так тихо, что никто больше не смог бы этого услышать.

Я не умела танцевать, совсем. Но я могла обнять его и позволить ему двигаться за нас обоих согласно музыке, вести меня, играть на мне, как он играл на своей гитаре.

Мне хотелось бы творить для него музыку, но я не могла. Я умею дарить искусство, но не создавать. И каждая унция самоконтроля, какая у меня оставалась, уходила на то, чтобы не дарить ему эту песню, которую он мурлыкал. Не лепить ее и не делать его собственной. Нашей. Я подавила это стремление и постаралась сосредоточиться на ощущении его ладоней на моей спине, его губ, мазнувших по моему уху. Я буду наслаждаться им обычным образом, пусть даже всего несколько минут.

Заключенная в кольце его рук, я зажмурилась, а когда наконец открыла глаза, то увидела, что Энди следит за нами из-за его плеча — следит за мной. Рик встал рядом с ней, держа в руках пару стаканов, но она отмахнулась от него без единого слова и так и не отвела от меня сурового взгляда.

Я снова прикрыла глаза, отгораживаясь от нее. Но минутой позже она оторвала меня от Эвана, даже прежде, чем вокруг нас затихли последние ноты.

— Нам нужно идти, — отрезала она, сверля сердитым взглядом теперь уже его. — Я должна оказаться дома, пока мой брат не вернулся с работы.

— Хватит! — прошипела я, пока она тащила меня к двери, но она не отпускала, а мне не хотелось затевать очередную сцену. — Ты что, его не слышала? — в отчаянии прошептала я, спотыкаясь и спеша за ней следом. — Мы предназначены друг для друга. Он гений. Мой первый.

— Ты не готова, — настаивала она, выволакивая меня на крыльцо, но я запнулась о порог.

— Погоди…

Эван последовал за нами до двери, но Энди не остановилась, так что ему пришлось сбежать вниз по ступенькам.

— Откуда ты знаешь, к чему я готова? Ты сирена. Ты питаешься людьми. Ты ничегошеньки не понимаешь в настоящем искусстве.

Энди остановилась у бордюра и развернулась ко мне. Ее глаза пылали от ярости.

— Можешь злиться, если хочешь, но ты спасла мою шкуру, а теперь я спасаю твою. И если ты не сядешь в чертову машину, клянусь, я спою ему, и он забудет, что вообще с тобой встречался.

— Ты злобная, завистливая сучка, — выпалила я. Мои глаза были полны слез.

На миг у нее сделался такой вид, будто я дала ей пощечину, затем ее лицо замкнулось и посуровело.

— Другой у тебя нет. Садись в машину.

— Как тебя зовут? — Эван, запнувшись, остановился на тротуаре. — Можно, я… Может, мы с тобой могли бы как-нибудь встретиться?

— Не думаю, — ответила Энди, подтаскивая меня к машине.

На его лице отразилось уныние, и я ощутила, что мое сердце разбито.

— Я Мэллори Беннет, — крикнула я, и Энди сжала мою руку до боли.

Она открыла пассажирскую дверь, силой впихнула меня на сиденье, а затем захлопнула дверцу. Обежав вокруг машины, скользнула на собственное сиденье и завела мотор прежде, чем Эван добрался до края тротуара. Машина уносила нас прочь от вечеринки, где она почти убила, а я почти обрела жизнь; извернувшись на сиденье, я наблюдала за тем, как Эван тает в темноте. Неодолимый холод медленно, но верно просачивался обратно в мою грудь.

Я даже не узнала его фамилии.


Уходя на работу, Энди пыталась разбудить меня, но я не могла смотреть на подругу без ненависти, поэтому натянула одеяло на плечи и уставилась в стену. Она присела рядом и откинула волосы с моего лба. Она сказала, что сожалеет, и пообещала, что другие, подобные Эвану, появятся позже, когда я буду готова вскормить истинного гения.

Но дело было не в моей готовности. Это она не была готова делиться мной.

Когда я так и не согласилась посмотреть на нее, она оделась и, перед тем как закрыть дверь спальни, поклялась, что в следующий раз, когда я найду гения, она не станет мне мешать. Она мне поможет.

Но я едва ее слышала. Эван звучал в моей голове и в моем сердце. Это было пустое эхо живого выступления, но его хватило, чтобы заглушить все остальное.

Утро я провела в постели, сжавшись в комок под покрывалами, но не могла согреться, сколько бы одеял на себя ни натягивала. Тепло Эвана показало мне, насколько я на самом деле замерзла? Или мне стало холоднее из-за того, что я его потеряла?

Солнце стояло высоко и светило ярко, когда мой телефон чирикнул, извещая о новом электронном письме. Я перекатилась на другой бок и взглянула на часы. Одиннадцать двадцать три. Уже почти полдень. Если я проживу еще несколько часов, то смогу заставить Энди снова куда-нибудь со мной поехать. Куда-нибудь, где достаточно шумно, чтобы перекрыть эхо в моей голове. Она моя должница.

Телефон чирикнул еще раз. Но Энди предпочитает текстовые сообщения…

Я пошарила по тумбочке у кровати, раскрыла телефон и выбрала последнее письмо. Отправителем значился Эван Тейлор. Послание гласило: «Мэллори, если это ты, пожалуйста, перезвони мне». Ниже подписи стоял телефонный номер.

Мое сердце отчаянно колотилось, пока я ждала соединения, а когда он ответил, едва не выпрыгнуло из груди.

— Алло?

— Эван? Это Мэллори. Где ты нашел мой электронный адрес?

Он вздохнул, и даже этот звук был мелодичным.

— На «Фейсбуке». Слава богу, ты повесила там фотографию. В центральном Техасе нашлись четыре Мэллори Беннет.

— Я…

Я лишилась дара речи.

Он рассмеялся.

— Ты занята? Не хочешь увидеться? Позавтракать вместе?

«Да», — подумала я, а вслух сказала:

— Нет.

Даже замерзая и изнемогая без него, без этой музыки, при свете дня, когда песня превратилась лишь в воспоминание, я знала, что мне не следует соглашаться. Разве что с Энди в качестве подстраховки. Даже если она ошиблась и я готова к встрече с кем-то вроде Эвана, мне не стоит оставаться с ним наедине. По крайней мере, надолго.

— Нет? — Его голос звучал так удивленно, так удрученно, что у меня заныло в груди.

— Да. — Я прикрыла глаза, устыдившись собственной слабости. — Определенно да.

— Ты где? Я за тобой заеду.

Раскрыв глаза, я окинула взглядом разгром в комнате Энди. Мы не занимались стиркой вот уже две недели, и я даже не представляла, где Ти прячет пылесос. Поэтому я дала Эвану собственный адрес. Мама всегда устраивает уборку перед тем, как уехать из города, поскольку терпеть не может возвращаться в грязный дом.

— Я буду через час.

Сотовый щелкнул мне в ухо, и я захлопнула его. Сердце грохотало в груди. Потом я снова раскрыла телефон и отправила Энди электронное письмо. На работе ей приходится оставлять мобильный в шкафчике, так что у нас с Эваном будет возможность провести по крайней мере пару часов наедине, прежде чем в три она освободится, чтобы выручить нас, если что-то пойдет не так.

Приняв меры предосторожности, я сбросила покрывало, натянула джинсы, в которых была прошлым вечером, и подхватила ключи. Через восемь минут я уже прибыла на подъездную дорожку собственного дома и направилась прямиком в душ.

Я ждала его, сидя на диване в гостиной и глядя в окно. Через час и четыре минуты после того, как он повесил трубку, к моему дому свернул тускло-серый седан. Я выбежала в прихожую и замерла, успокаивая сердцебиение. Затем распахнула дверь.

На крыльце стоял Эван с гитарой в руках. Он улыбнулся, и его карие глаза вспыхнули в солнечном свете. Я молча отступила на шаг, пропуская его в дом.

Я смогу с этим справиться. Нам даже не обязательно петь сегодня. Если я этого не допущу, все будет хорошо.

— Я не мог о тебе не думать, — шепнул он.

Я прислонилась к закрытой двери, и он шагнул ближе.

— Каждый раз, когда я закрывал глаза, я видел тебя. Ты мне снилась.

— И что это был за сон? — выдохнула я, глядя на него снизу вверх, и мой пульс слился с его пульсом в едином ритме.

— Лучший из снов.

Его глаза дышали глубинным жаром. Он поцеловал меня, и его рот был горячим. Обжигающим. Восхитительным. Он прижал меня к двери, и я не сопротивлялась, поскольку поцелуи опасности не представляли. И были почти столь же хороши, как и то, чего я на самом деле желала. Того, ради чего он пришел.

Когда мои руки легли ему на грудь, а его — зарылись мне в волосы, когда мы оба уже тяжело дышали и томились по двум разным родам наслаждения, его губы оторвались от моих. Они скользнули по моему подбородку к уху, и его теплое дыхание щекотало меня, заставляя трепетать.

— Я хочу тебе кое-что сыграть, — прошептал он, и я содрогнулась всем телом.

— Сейчас?

— Сейчас. Пожалуйста.

Я могла лишь кивнуть. Одна песня не причинит вреда. Зато если мы не отодвинемся друг от друга хотя бы на такое расстояние, чтобы между нами поместилась гитара, я рискую сделать ошибку совершенно иного рода.

За руку я провела его по коридору и лишь на миг замешкалась на пороге спальни. Потом я села на кровать, а он устроился на стуле и, еще толком не сев, уже скользнул пальцами по струнам.

— Это новая песня, — сообщил он. — Пока я пытался найти тебя, эта мелодия звучала у меня в голове, и я не сразу понял, что это такое.

— И что это? — Я едва могла дышать.

— Это твоя песня, Мэллори. — Он улыбнулся, и мое сердце заколотилось так сильно, что это причиняло боль. — Хотя я все еще работаю над текстом.

Я была права. Мы предназначены друг для друга и должны творить вместе.

Эта песня отличалась от той, что он играл прошлой ночью, — была не такой безнадежной, но столь же страстной, прекрасной, свежей и пленительной. Неужели такой он видит меня?

Мелодия звенела чисто, и я почти ощущала, как голос Эвана обволакивает меня, резонирует со мной, наполняет драгоценным теплом.

А потом он ощутил, что песня изменилась, стала развиваться. Я не отрывала взгляда от его лица и сразу заметила это. Сперва замелькали отдельные ноты, то здесь, то там. Эта продлилась дольше, та быстро осеклась для большей выразительности и глубины. Затем появились другие аккорды, придающие печальную нотку очаровательно простому припеву. Следом пришли новые слова.

Сперва он невольно округлил глаза от удивления, пробуя на вкус изменившийся текст. Затем он улыбнулся, зажмурился и продолжил петь, откинувшись на спинку стула. Ноты плыли между нами, искушая меня и дразня. Но я с усилием держала глаза открытыми. Если я их закрою, я потеряюсь в музыке и потеряю нас обоих. Так что я смотрела на него и сдерживалась, позволяя лишь по капле сочиться потоку, в который охотно погрузилась бы с головой.

Он не был к этому готов. И я не была.

Когда та, первая песня закончилась, он отложил гитару и схватил с моего письменного стола чистый блокнот и ручку из стаканчика. Пять бесконечных минут он торопливо писал, и мое сердце билось в том же ритме, с которым его ручка чиркала по бумаге. Когда он наконец-то вновь взялся за инструмент, его глаза светились ярко и страстно, но он обливался потом, несмотря на включенный кондиционер.

«Уже хватит», — напомнила моя голова, но сердце продолжало спорить.

Этого нам не хватит никогда. Эван мог бы петь мне следующие десять лет, но я бы так и не насытилась.

Как и он. Больше никогда мы не почувствуем удовлетворенности, нам всегда будет хотеться большего.

— Ты не голоден? — Пища подкрепит его силы и отвлечет нас обоих. — Я могу приготовить бутерброды, — предложила я, а чудесное тепло внутри меня делалось меньше с каждым словом.

Через силу, одолевая сопротивление собственных ног, я было двинулась к двери, но пальцы Эвана сомкнулись на моем запястье. Он улыбался, а его взгляд пронизывал меня насквозь.

— Мне уже много месяцев не было так хорошо, Мэллори. Словно у меня есть что-то, что я могу отдать. Что-то, что я могу сказать. Позволь мне играть для тебя. Пожалуйста.

И что я могла на это ответить? Он хотел играть. А я хотела ему позволить.

— Еще одну, — сказала я и молча поклялась в том же самом.

«Еще одну, и мы прекратим».

Мы будем есть или смотреть телевизор, или я найду какой-нибудь еще способ занять его, даже если придется одну жажду вытеснить другой.

Следующая песня была болью, открытой и неукротимой. Его кровь пропитывала ноты, и я почти видела шрамы. Кем бы ни была та девушка, она причинила ему боль, и мне хотелось убить ее. Вытащить наружу то, что она могла предложить миру — чем бы оно ни являлось, и выпить ее досуха. Сломать ее за то, что она ранила его.

Собственная реакция испугала меня. Когда успела возникнуть эта связь между нами и как я это допустила?

После этой песни он не стал ничего записывать. Может, не хотел помнить или знал, что не сумеет забыть. В любом случае он принялся за следующую прежде, чем я успела встать, и я не смогла удержаться. Эту песню породило раскаяние. Его величайшее сожаление обнажилось, и мне почти стыдно было оказаться свидетельницей этого. Я плакала вместе с ним, а затем, когда его голос надломился, поцелуями стирала его слезы, прежде чем они упадут на струны и на трепещущее дерево.

Утешительные поцелуи переросли в нечто большее, более глубокое, но каким-то образом его влечение ко мне превратилось в желание с помощью новой песни показать, насколько он меня желает. Я пыталась спорить, хотя сама стремилась к тому же, но пальцы Эвана тронули струны, еще пока мы целовались. А когда я притянула его к себе и отняла гитару, он запел без нее. Мы оказались у стены, и тихий хрипловатый голос певца скользил по мне, как и жадные руки. Мне хотелось, чтобы то и другое продолжалось вечно. Я не знала, как нас остановить. Я потерялась в звуке и ощущении его, и плотская составляющая мешала мне противиться музыкальной.

Когда он вынырнул глотнуть воздуха, то схватил гитару и утянул меня за собой на пол. Он уселся передо мной, вжимаясь спиной в мою грудь, чтобы оказаться ближе, и искушение безжалостно вцепилось в меня. Моя воля дрогнула. Я покосилась на будильник и облегченно выдохнула. Два сорок пять. Энди скоро приедет. Я могу ненадолго расслабиться. Насладиться еще одной песней, пока ее нет.

Эван пел о разорванных отношениях. О некой девушке, которая понимала его и любила, но возмущалась его потребностями. Я сказала себе, что на этот раз буду просто слушать. Оставаться вовне. Но звуки кружились у меня в голове, пока не оказалось, что я уже не могу сосредоточиться на чем-то другом. Я увязла в словах, потерялась в чувствах и начала понемногу вкладываться в них, даже не понимая, что делаю. А потом я уже не вспоминала о часах.

Следующим был гнев. Ноты казались яркими алыми потеками на изнанке моих век. Горькая мелодия ранила мое сердце. Но на ее середине что-то на задворках сознания принялось изводить меня. Нечто казалось не вполне правильным. Нужно было…

Я встала и выбежала в коридор. Холодная тишина упала на меня, словно темный занавес, и, когда я рухнула на колени перед шкафчиком, в проеме встал Эван. Одной рукой он придерживался за дверной косяк и был очень бледен, но я сказала себе, что это из-за тусклого освещения. Он в порядке, иначе не смог бы так чудесно играть.

Вещь, которую я искала, хранилась в глубине шкафа, бережно установленная на специальной подставке. Я выпрямилась и предложила ее ему, словно жертву для алтаря. Она нужна была, чтобы правильно исполнить эту песню. И конечно же, одна последняя песня никому не повредит.

Эван взял из моих рук винтажный стратокастер и принялся его рассматривать, а я в это время рылась в шкафу в поисках усилителя и проводов. Мне не разрешалось касаться этой гитары — моя мать приберегала ее для особых случаев. Для истинного гения. Но Эван и был особым случаем. Моим первым. Я знала это в глубине души.

Он перебирал струны, пока я подключала провода и педаль эффектов, и его улыбка сияла так ярко, что я почти не замечала морщин вокруг рта. И на лбу. Слишком далеко еще не зашло. Ему просто нужен был отдых — вот только еще одну песню…

Эван точно знал, что делать. Скрип и вой электрогитары раскрасили комнату в цвета его гнева, хлещущего через боль в ярость, и я не могла вздохнуть. В какой-то миг зазвонил телефон, и, раздумывая, не подойти ли, я заметила, что солнце находится не с той стороны дома.

Энди запаздывала, но скоро должна была появиться. Все будет хорошо, когда она сюда доберется. В любую минуту…

С этого момента мои воспоминания смазаны. Голова у меня кружилась от мелодий. Время утратило всяческое значение, и спальня затуманилась. Только музыка оставалась четкой.

Эван стал собственной музыкой, и я познавала его через песни. Каждая нота, каждая поэтическая строфа трогала мое сердце, каждый скрипучий рифф разрывал душу. Он показал мне, о чем он мечтает и чего боится, что любит и в чем нуждается. И я пила это все. Он вкладывал себя в музыку, а музыка вливалась в меня.

Затем все внезапно прекратилось, осталось лишь тяжелое дыхание и хрип. Его лицо исказилось от боли, в горьком отражении необузданных чувств, которые он вкладывал в свою музыку. Дело было в песне. Никак иначе. Песня причинила ему боль, но рану лучше очистить. Выпустить все наружу, чтобы он мог исцелиться. Остановиться было бы хуже для нас обоих.

— Что там стучит?

Гитара чуть не выскользнула из его рук, как будто только музыка давала ему сил держать инструмент. Но мы же закончили лишь пару песен!

Я потрясла головой, пытаясь рассеять туман, но ноты подпрыгивали у меня в черепе, затмевая рассудок пугающей непостижимой красотой. Но наконец я уловила взгляд его потускневших глаз и нахмурилась. Не помню, чтобы у него раньше были такие резкие скулы.

Стук возобновился, кто-то снова и снова выкрикивал мое имя.

— Мэллори, открой!

Это Энди. Я покосилась на часы. Девять ноль восемь. Вечера? Неудивительно, что так темно.

По пути в коридор я скользнула ладонью по руке Эвана и, проходя мимо зеркала, отметила, что мои зрачки расширены до предела. Буквально. Их чернота поглотила карие радужки и подсачивалась в сетку алых вен.

Вот дерьмо! Нет. Это не могло зайти настолько далеко. Все будет в порядке. Энди все исправит.

Когда я распахнула дверь, она взглянула мне в глаза и вскрикнула, а затем протиснулась мимо меня.

— Я забыла телефон в машине, и Карл задержал меня на работе. Но я звоню тебе вот уже три часа. Я заезжала к тебе на работу и в торговый комплекс. Черт, я даже в школу заглянула.

— Я же сообщила, где буду… — Мои слова прозвучали как-то невнятно, и я озадаченно нахмурилась. — В письме?

— Нет, ты написала только, что Эван к тебе заедет. Ты не упомянула куда. Мэллори, что ты наделала?

Не дожидаясь моего ответа, она двинулась в сторону коридора.

— Мы предназначены друг для друга, Энди. Я взяла то, что у него было, и преумножила, и он напитал меня, и это было так прекрасно.

Энди обернулась ко мне, прищурившись от гнева, потом схватила меня за плечи, толкнула к стене и держала там, пока мир вертелся вокруг, а ноты танцевали в воздухе.

— Ты пьяна.

Ее голос сочился густыми, горькими каплями отвращения, но под ним пряталась зависть.

Я слышала ее. Я знаю зависть, как пчелы знают мед. Раньше я потворствовала ей и тонула в ней. Но только не в этот раз. Теперь я была полна чудесной музыки, пресыщена чистым искусством, и я достигла этого без нее. Вот почему она так сердится. На этот раз ей досталось быть замерзшей, обиженной и заброшенной.

— Черт побери, Мэллори!

Она выпустила меня, и я следом за ней вошла в свою комнату. Ее испуганный вскрик утонул в тишине.

Эван сидел, привалившись к кровати, держа гитару в тонких руках. По всему телу у него выступили вены, исчертив его, словно синяки. Скулы, казалось, грозили вот-вот прорвать кожу на лице, а глаза запали в темных кругах.

— Нет!

Я упала рядом с ним на колени и нежно взяла в ладони его лицо.

— Эван? Скажи же что-нибудь.

Он застонал, и я обернулась к Энди.

— Невозможно. Это произошло слишком быстро. Он спел всего пару песен.

— Ты полагаешь, это похоже на пару песен? — требовательно спросила она, широким жестом обеих рук обводя комнату.

Потрясенная, я встала и окинула помещение взглядом. Впервые за долгие часы я осознавала, что вижу. Повсюду валялась бумага — на полу, на столе, на кровати. Вырванные листы, блокноты, даже клейкие листочки для записей, все исчерканные строчками, словами и косыми небрежными нотами, набросанными рукой безумного композитора.

Со слезами на глазах я взглянула на Эвана, но даже сквозь слезы я увидела карандаш на полу рядом с его правой рукой. Он был сточен до огрызка.

Когда он все это успел? Я ни на миг не оставляла его и все же не заметила, чтобы он писал. Я запомнила только музыку. Блаженные ноты. Саднящие мелодии.

— Он умирает, — прошептала Энди, вытирая ладони о джинсы, будто пытаясь стереть с кожи смерть. — Ты убила его.

— Нет. — Я споткнулась, но устояла на ногах, ухватившись за книжную полку. — Эван, очнись…

Я снова упала рядом с ним на колени, и он открыл глаза. Неглубоко, с усилием вдохнул, и его грудь приподнялась.

— Что произошло? — прошептал он, и я зажмурилась.

— Скажи ему, что ты сделала, — потребовала Энди, и я вздрогнула.

Но я не могла заговорить. Поэтому она ответила вместо меня.

— Она подарила тебе гениальность. Но жизнь гения коротка, не так ли, Мэллори?

Слезы катились, обжигая мне щеки. Ее слова ранили меня так больно, что, мне казалось, я вот-вот умру. Но смотреть на Эвана было еще больнее.

— Кто ты?

Его тусклые, бесцветные глаза безмолвно обвиняли меня, нижняя челюсть отвисла, губы потрескались. Он выдохнул в последний раз. И его грудь замерла.

— Она твоя муза, — прошептала Энди в жуткой тишине.

Я всхлипнула. Слезы струились по моему лицу и падали на пол, но в них не было музыки. Они были пресны. Пусты. Все тот же ужасный холод вновь тронул мне сердце промерзшими мертвыми пальцами. Даже мой вопль боли и сожаления оказался немелодичен, уродлив. И я осталась голодной, замерзшей, настолько пустой, что мое сердцебиение отдавалось эхом в груди.

Каждая капля тепла, которую музыка Эвана влила в меня, умерла вместе с ним, изгнанная пониманием того, что я наделала. Замерзла, превратившись в тысячу ледяных осколков, и разрывала меня изнутри.

Я икнула и утерла лицо, но слезы все не останавливались. И они не могли вернуть Эвана.

— Ты не можешь… Ты же знаешь, что ты этого не можешь.

Энди повернулась ко мне, разъяренная, но с простертыми вперед руками, словно ей хотелось наорать на меня и обнять в одно и то же время. Но я оттолкнула ее.

Я израсходовала его впустую. Потратила целую жизнь таланта на одно необузданное пиршество — и потеряла его. Утратила возможность вдохновлять разом любовь и искусство, загубила жизнь, которую должна была лелеять.

Я встала и попятилась к стене, вытирая слезы и пытаясь не прислушиваться к гулкому эху в моей груди. Но больше не было музыки, чтобы заглушить его.

Энди притянула меня к себе и обняла. Она баюкала меня и гладила по волосам. Затем она отступила на шаг и заставила меня посмотреть на нее. Ее глаза были целым миром.

— Теперь видишь? Ты и я. Мы с тобой — единственное, что остается. Все прочее хрупко. Мимолетно. — Свободной рукой она указала на остывающее тело за своей спиной. — Мы всегда будем единственными, кто останется.

Опустошенная, я соскользнула на пол, и она опустилась рядом со мной. Мы прижались друг к другу в уголке, дрожа. Плача. Тоскуя.

— Я так холодна, Энди. Так пуста. Спой для меня.

И она запела.


Содержание:
 0  Бессмертные (Сборник) Immortal : Филис Каст  1  Синтия Лейтич Смит ПРИЗРАЧНАЯ ЛЮБОВЬ : Филис Каст
 2  продолжение 2  3  Кристин Каст ЯНТАРНЫЙ ДЫМ : Филис Каст
 4  продолжение 4  5  Рейчел Кейн СМЕРТЬ МЕРТВОГО ЧЕЛОВЕКА (Рассказ из цикла Вампиры из Морганвилля) : Филис Каст
 6  продолжение 6  7  Танит Ли ЗАСТОЛЬНЫЙ ЭТИКЕТ : Филис Каст
 8  продолжение 8  9  Райчел Мид ГОЛУБАЯ ЛУНА : Филис Каст
 10  продолжение 10  11  Нэнси Холдер ИЗМЕНИВШИЕСЯ : Филис Каст
 12  продолжение 12  13  вы читаете: Рейчел Винсент ПИРШЕСТВО : Филис Каст
 14  продолжение 14  15  Клаудия Грэй СВОБОДНА (Рассказ из цикла Вечная ночь) : Филис Каст
 16  продолжение 16  17  Использовалась литература : Бессмертные (Сборник) Immortal



 




sitemap