Фантастика : Ужасы : Непокорная : Кристина Каст

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34

вы читаете книгу

Зои растеряла всех своих бойфрендов: Эрик Найт узнал, что она ему изменяет, Лорен Блейк погиб, а отношения с Хитом Люком разорваны навсегда. На этом несчастья девушки не закончились. От нее отвернулись друзья, ведь она так часто их обманывала!

Неферет замышляет что-то недоброе, а вскоре Афродите является видение, в котором бабушка Зои пишет песню об ужасных созданиях в облике воронов.

Зои подружилась с Афродитой, а вскоре вернула себе и остальных друзей. Те, наконец, поняли, почему она не могла быть с ними откровенной. В жизни девушки появляется новый герой по имени Джеймс Старк. Они понимают друг друга с полуслова. Джеймс отмечен особым даром, он всегда попадает точно в цель, что делает его очень опасным. Но тело Джеймса отвергает Изменение, и он умирает на руках Зои.

Перед самым концом девушка открывает ему страшную тайну, что, возможно, он не умрет навсегда, а вернется в Дом Ночи в облике Соискателя. Ее слова оказываются правдой: Старк превращается в Немертвого и, повинуясь злой воле Неферет, ранит Стиви Рей, так что кровь несчастной проливается на землю. Так сбывается строка песни и пробуждается заключенная в ней сила.

Зои и ее друзья, в том числе Эрик Найт, покидают Дом Ночи, унося с собой Стиви Рей. Теперь им предстоит победить Неферет и спасти Дом Ночи!

Ф. К. Каст, Кристин Каст

НЕПОКОРНАЯ

ГЛАВА 1

Громкое воронье карканье не давало мне спать всю ночь. (Точнее, весь день). Видите ли, я — вампир-недолетка, а для нас время суток поменялось местами. Короче, я не сомкнула глаз весь отведенный для сна срок. Хотя бессонница и синяки под глазами — это просто цветочки, по сравнению с тем, что на меня обиделись лучшие друзья. Итак, разрешите представиться: Зои Редберд, на настоящий момент общепризнанная королева ПДП — то есть «Пошли Друзей Подальше».

Персефона, крупная гнедая кобыла из конюшен Дома Ночи, которую я считаю своей, наклонила голову и уткнулась мне в щеку. Чмокнув свою любимицу в бархатный нос, я продолжила вычесывать ее длинную гладкую шею. Уход за лошадью меня успокаивал и помогал думать, а сейчас мне, как никогда, необходимо было и то, и другое.

— Итак, — заявила я лошади, — прошло два дня. Окончательного разрыва избежать удалось, по дальше так продолжаться не может! Представляешь, они сейчас в столовке, прикидываются друзьями не разлей вода, а меня в упор не замечают.

Персефона фыркнула и снова принялась за сено.

— Я согласна, я врала им, но ведь не со зла, правда? А если скрывала всякое разное — то ведь ради их же блага! — взорвалась я, но тут же виновато вздохнула.

Ладно, себе-то я могу признаться! Если о том, что Стиви Рей ожила, я не говорила друзьям действительно ради их блага, то о своем романе с Лореном Блейком, вампирским поэтом-лауреатом и преподавателем Дома Ночи — исключительно ради своего собственного.

— Ну и что! — решительно заявила я, и Персефона снова повела ушами. — Им бы только осуждать! Надулись, как мышь на крупу.

Персефона опять фыркнула, а я опять вздохнула. Черт, сколько же можно прятаться!

Похлопав по боку красавицу Персефону, я не торопясь отнесла в кладовку скребницы, щетки и гребни, которыми ублажала ее в течение целого часа. Потом, глубоко вдохнув успокаивающий нервы запах кожи и лошадей, заметила в окне кладовки свое отражение и машинально пригладила волосы.

В Дом Ночи я переехала пару месяцев назад, после того как меня Пометили. За это время мои волосы заметно отросли и стали намного гуще. Роскошная шевелюра — лишь одна из произошедших со мной перемен. Некоторые из них внешне совсем не заметны, как, например, моя уникальная власть над пятью магическими стихиями, другие, наоборот, сразу бросаются в глаза — как изысканная синяя татуировка на моем лбу.

В отличие от других Меченых недолеток и совсем взрослых вампиров, такая же изысканная вязь украшает и мое тело — сапфировый узор спускается по шее и плечам и змеится у меня вдоль позвоночника, а с недавних времен и вокруг талии. Но об этом знают лишь моя кошка Нала, наша богиня Никс и я сама.

Да и кому мне его показывать?

— Еще вчера у тебя был не один, а целых три парня, — язвительно усмехнувшись, заявила я своему отражению, — но ты сделала всех! И вот результат — ни парней, ни друзей, и вообще никого, кто поверит тебе, по крайней мере, в ближайшее тысячелетие!

Впрочем, это не совсем точно. Есть еще Афродита, пару дней назад смывшаяся в неизвестном направлении от ужаса, что снова стала человеком, да временно умершая лучшая подруга Стиви Рей, невольно спровоцировавшая это очеловечивание, а потому бросившаяся на поиски беглянки.

Все вышеизложенное случилось со Стиви Рей, когда я создала магический круг, дабы превратить ее из красноглазой нежити в прежнюю славную оклахомскую девчонку. Надо сказать, все получилось так, как я задумала, вот только Стиви Рей стала непонятным вампиром с красными татуировками.

— В общем, ты ухитрилась разогнать всех. Просто молодчинка! Вот тебе шоколадка!

Мои губы предательски задрожали, а глаза наполнились слезами. Нет, этим делу точно не помочь, иначе мы с друзьями давно бы выплакали все обиды, расцеловались (естественно, не в буквальном смысле) и помирились. Что ж, осталось только собрать остатки мужества, поговорить с ними и попробовать все исправить.

Декабрьская ночь выдалась холодной и туманной. Желтые нимбы старинных газовых фонарей тускло освещали дорожки, соединявшие конюшню и крытый манеж с главным зданием школы. Наш Дом Ночи в любую погоду выглядел торжественно и величественно, вызывая ассоциации скорее с легендами о короле Артуре, чем с двадцать первым веком.

«Мне здесь нравится, — напомнила я себе. — Здесь я нашла свое место, свой дом. Вот помирюсь с друзьями, и все снова будет хорошо».

Пока я кусала губы и гадала, как же именно мне это сделать, мои душевные терзания нарушило хлопанье крыльев, от которых волосы у меня почему-то встали дыбом.

Я подняла голову, но не увидела ничего, кроме мрака и по-зимнему голых ветвей огромных, росших вдоль дорожки, дубов. Смертельный ужас окатил меня с головы до ног, я задрожала — и безмятежная ночь внезапно показалась мне темной и зловещей.

Темной и зловещей? Какой бред! Вечно я себя накручиваю! Наверняка и хлопанья крыльев никакого не было, просто ветер прошелестел в голых ветках деревьев. Черт побери, да я так скоро совсем с катушек съеду!

Я покачала головой, но не успела сделать и пары шагов, как странный зловеще-шелестящий звук повторился.

Казалось, жуткое хлопанье крыльев выстудило воздух градусов на десять, и моя кожа покрылась мурашками. Машинально я прикрыла голову рукой — может, в кроне дубов притаились летучие мыши, гигантские пауки или какие другие мерзкие твари?

Мои пальцы коснулись пустоты, но пустоты пронзительной и холодной. Внезапно ледяная боль пронзила мне ладонь. Жутко перепугавшись, я взвизгнула, прижала руку к груди и оцепенела от страха.

Дальше все превратилось в настоящий кошмар. Хлопанье крыльев над головой становилось все громче, а леденящий холод — все сильнее. Наконец я заставила себя сдвинуться с места и приняла единственно правильное решение — пригнув голову пониже, бросилась к ближайшей двери школы.

Проскользнув внутрь, я захлопнула за собой тяжелую деревянную дверь и, жадно ловя губами воздух, выглянула в сводчатое застекленное оконце прямо в ее середине. Ночная мгла дрожала и расплывалась перед моими глазами, словно капля черной краски на листе черной бумаги. Жуткий ледяной страх не отпускал меня. Что происходит?

Почти бессознательно я зашептала: «Огонь, приди! Дай мне тепла!»

Стихия тут же откликнулась, наполнив воздух умиротворяющим теплом пламени камина. Не отводя глаз от сводчатого оконца, я прижала ладони к шершавым панелям двери.

«И туда тоже! — шепнула я. — И туда, туда тоже пошли тепло!»

Стихия послушно обдала меня жаром, а потом просочилась сквозь дверь на улицу. Раздался свистящий шелест, похожий на шипение сухого льда. Густой мрак всколыхнулся и зароился так, что у меня закружилась голова, а потом начал потихоньку рассеиваться. Мгновение спустя тепло победило холод, и ночь вновь стала тихой и привычной.

Что это было?

Саднящая боль заставила меня оторваться от окна. Я опустила глаза на руку. Внешнюю сторону правой ладони прочертили глубокие алые шрамы, словно оставленные чьими-то острыми когтями. Я осторожно коснулась багровых рубцов и поморщилась от боли. Как будто раскаленным железом припечатали!

Потом где-то внутри меня появилось сильное всепоглощающее ощущение — дарованная богиней Никс интуиция подсказывала: одной оставаться нельзя.

Ледяное порождение ночи, призрачное нечто, загнавшее меня в школу и поранившее руку, вызвало жуткое ощущение близкой беды, и впервые за долгое время я испытала настоящий страх. Не за друзей, не за бабушку, Хита и оставшуюся в мире людей маму — на этот раз я боялась за себя. Я не просто хотела оказаться среди друзей, я нуждалась в них.

Растирая ладонь, я заставила себя сделать шаг, потом другой, ибо чувствовала: их обиды, насмешки и разочарование — ничто по сравнению со зловещей силой, поджидающей меня в ночи.

У дверей «обеденной залы», как громко именовалась школьная столовая, я ненадолго задержалась и, глядя на беззаботно болтающих недолеток, едва не задохнулась от мучительного желания просто быть одной из них.

На одно мгновение мне вдруг так захотелось стать обыкновенной — без дарованных Богиней исключительных способностей и ответственности, которую эти способности налагали, — что я почти перестала дышать.

Потом моей кожи коснулся ветерок, согретый невидимым пламенем. Я ощутила соленый аромат океана, хотя в Талсе, штат Оклахома, никакого океана нет, услышала пение птиц и вдохнула аромат свежескошенной травы. И тогда мой дух вновь наполнился счастьем и признательностью всемогущей Никс за дарованную мне власть над пятью магическими стихиями: Воздухом, Огнем, Водой, Землей и духом.

Да, я не такая, как другие недолетки и вампиры, и жалеть об этом не стоит. Прямо сейчас моя необыкновенность недвусмысленно подсказывала мне: нужно пойти и помириться с друзьями. Я расправила плечи и, окинув столовую взглядом, в котором не осталось ни капли жалости к себе, тут же заметила за нашим любимым столиком знакомую тройку.

Набрав в грудь побольше воздуха, я быстро направилась к ним, улыбаясь и кивая всем, кто здоровался со мной по пути. Недолетки отвечали на мои приветствия с обычной смесью уважения и благоговейного страха, и это был очень добрый знак. Даже целых два. Во-первых, друзья не ославили меня на всю школу, а во-вторых, Неферет не перешла к решительным боевым действиям. Пока.

Я взяла салат и колу и, судорожно сжав поднос побелевшими пальцами, как ни в чем не бывало, пристроилась рядом с Дэмьеном.

Никто из троих на меня даже не взглянул, зато оживленная беседа оборвалась буквально на полуслове. Ужасно, когда при виде тебя бывшие друзья замолкают, выразительно давая понять, кого они только что обсуждали. Черт…

— Привет! — бодро воскликнула я, подавляя в душе страстное желание слинять и разреветься.

Молчание было мне ответом.

— Ну, как дела? — Я адресовала свой вопрос Дэмьену, зная: наш мальчик-талисманчик — слабейшее звено в цепи решивших «надрать-Зои-задницу».

Увы, ответила одна из Близняшек, а не голубой и, следовательно, более чуткий и вежливый Дэмьен.

— Да никак, правда, Близняшка? — начала Шони.

— Точно, Близняшка, никак! — подыграла ей Эрин. — Какие дела, если нам не доверяют? Кстати, Близняшка, ты знала, что мы с тобой не заслуживаем доверия?

— Нет, Близняшка, до недавнего времени даже не догадывалась, а ты? — продолжала язвить Шони.

— Вот и я тоже! — снова поддакнула Эрин. — Спасибо, теперь узнала!

На самом деле Близняшки никакие не Близняшки и даже не сестры. Судя по золотисто-карамельной коже, в жилах уроженки Восточного побережья Шони Коул текла ямайская кровь, а роскошная блондинка Эрин Бейтс родом из Талсы, штат Оклахома.

Девчонки прибыли в Дом Ночи в один день, едва став Мечеными, и спелись моментально, наплевав на гены и географию. Они понимали друг друга с полуслова. Вот и сейчас они взирали на меня с двойным презрением, вдвойне терзая мои и без того истерзанные нервы.

Черт, как же они меня достали!

Достали и взбесили. Да, я не доверяла им своих тайн. Да, я им врала, но ведь не по своей же воле! То есть, почти не по своей…

— Благодарю за развернутый и продвинутый комментарий. Мой следующий вопрос адресован тем, кто не сделал своей ролевой моделью стерву Блэр Уолдорф из сериала «Сплетница», — С этими словами я демонстративно повернулась к Дэмьену, начисто проигнорировав Близняшек, которые, судя по громкому сопению, готовились произнести нечто такое, за что (я на это надеюсь) им когда-нибудь будет очень стыдно.

— Когда я спросила «как дела?», то хотела всего лишь узнать, не заметил ли кто-нибудь из вас на улице нечто жуткое, призрачное и отвратно хлопающее крыльями? Какие версии?

Лучистые карие глаза высокого симпатичного Дэмьена, всегда сияющие дружелюбием и участием, на этот раз были холодны и неприступны.

— Призрак на крыльях ночи? — язвительно уточнил он. — Прости, не понимаю о чем речь.

Мое сердце болезненно сжалось: Дэмьен разговаривал со мной подчеркнуто холодно. Как с чужой. Как с чужой, которой здесь не рады. Ладно, проехали, хоть на вопрос ответил!

— По дороге из конюшен на меня напали. Толком я ничего не разглядела, но вдруг стало жутко холодно, а вот здесь появились следы от когтей, — и я продемонстрировала Дэмьену руку, только… Только алые рубцы бесследно исчезли.

Клево!

Шони и Эрин дружно фыркнули, а Дэмьен разочаровано вздохнул. Я уже открыла рот, чтобы объяснить ему, мол, минуту назад на моей ладони алели нехилые порезы, но тут к нашему столику подлетел Джек.

— Всем привет! Простите за опоздание, но со мной произошла настоящая трагедия! Буквально в последний момент я обнаружил на рубашке огромное пятно. На самом видном месте, представляете? — Джек поставил поднос на стол и пристроился с другой стороны от Дэмьена,

— Огромное пятно? Надеюсь, не на чудесной синей рубашке от Армани, которую я подарил тебе на Рождество? — заволновался Дэмьен и отодвинулся, чтобы освободить побольше места для своего сердечного друга.

— Нет, что ты, нет! Синюю я берегу как зеницу ока! Она моя любимая и… — Глаза Джека метнулись от Дэмьена ко мне, и бедняжка аж поперхнулся. — Ой, это… Привет, Зои!

— Привет, Джек! — ослепительно улыбнулась я.

Джек и Дэмьен — наши голубки. В смысле цвета и ориентации. Но нас с друзьями, как и других, свободных от предрассудков недолеток и вампиров, это не шокирует и не возмущает.

— Не ожидал тебя увидеть, — залепетал Джек. — Я думал, ты еще… ну, это… — Тут он осекся и залился нежнейшим румянцем.

— Думал, я еще прячусь в своей комнате? — подсказала я.

Джек смущенно закивал.

— Нет, — заявила я решительно. — С этим покончено.

— Это надо… — начала Эрин, но, прежде чем Шони успела перехватить у нее эстафетную палочку, от двери до нас долетел громкий, нарочито сексуальный смех, и все как по команде обернулись.

В столовую вплыла Афродита. Она смеялась, эффектно поигрывала своими длинными белокурыми локонами и строила глазки Дарию, самому молодому и самому мачообразному воителю защищавшего Дом Ночи отряда Сынов Эреба.

Вообще- то Афродита всегда умела работать в многозадачном режиме, но, признаться, даже я не ожидала от нее такой выдержки и невозмутимости.

Лишь пару дней назад Афродита была на волосок от смерти, а потом чуть не обезумела от ужаса, когда сапфировый контур полумесяца — знак богини Никс, который появляется у всех недолеток и символизирует начало их Превращения, в результате которого недолетка или становится вампиром, или умирает — бесследно исчез с ее лба.

Означать это могло только одно: Афродита вновь стала человеком.

ГЛАВА 2

Выходит, я ошибалась, решив, будто Афродита очеловечилась. Даже со своего места мне было отлично видно: ее Метка вернулась на прежнее место.

Холодные голубые глаза отпадной блондинки скользнули по столовой, облили презрением разинувших рты парней, а затем Афродита вновь обратила свое благосклонное внимание па Дария, коснувшись его широкой груди своей тонкой и изящной рукой.

— Ах, как мило, что проводил меня в столовую! Ты абсолютно прав: мне стоило вернуться с каникул на два дня раньше. Сейчас, когда вокруг такая неразбериха, лучше не отлучаться из кампуса, где нас охраняют. А поскольку у дверей нашего корпуса день и ночь стоишь ты, то это самое безопасное и привлекательное место на земле! — проворковала Афродита.

Фу, слушать противно! Не обалдей я от ее появления, то с удовольствием изобразила бы рвотные позывы. Причем, постаралась бы сделать это как можно громче и правдоподобнее.

— Должен на пост я теперь возвращаться. Ночи спокойной тебе, госпожа, — ответил человек-гора. Затем решительно поклонился Афродите и сразу стал похож на прекрасного рыцаря, только без коня и сверкающих доспехов. — Готов служить тебе всегда и всюду. — Дарий тепло улыбнулся Афродите и, развернувшись на каблуках, удалился.

— А уж я-то как готова! — пропела Афродита своим самым призывным тоном, едва Сын Эреба скрылся за дверью. Затем повернулась лицом к слегка прибалдевшему молчаливому залу, приподняла безупречно выщипанную бровь и скривила губы в фирменной ухмылке. — Что вылупились? Давно красавиц не видели? Да меня только пару дней не было! Тренируйте кратковременную память, неудачники. Ну, вспоминайте же, я роскошная сучка, которую вы все просто обожаете ненавидеть! — Когда никто не произнес ни слова, Афродита закатила глаза и нарочито громко вздохнула. — Ну и черт с вами!

Она продефилировала к салат-бару и уже начала наполнять тарелку, когда все сидящие в столовой вдруг возмущенно загудели, точно вышли из-под гипноза, а потом с досадой вернулись к своим тарелкам.

Ждете подробностей? Так вот, Афродита только на первый взгляд показалась мне такой же заносчивой и надменной, как раньше. Приглядевшись, я заметила, что она напряжена, как струна, и сильно нервничает. Черт возьми, я прекрасно понимала ее состояние: сама только что прошла через строй. То есть не прошла, а, как и Афродита, застряла где-то посередине.

— Я думал, она опять стала человеком, — выдохнул Дэмьен за всех нас, — но ее Метка вернулась.

— Неисповедимы пути Никс, — отозвалась я, стараясь, чтобы эта фраза прозвучала с соответствующей будущей Верховной жрицы мудростью.

— По-моему, тут больше подходит другое слово на букву Н, верно, Близняшка? — тут же влезла Эрин. — Угадаешь?

— Недостаточно нравоучительны! — мгновенно выпалила Шони.

— Точно! — просияла Эрин.

— Это не одно, а целых два слова, — заметил Дэмьен.

— Не занудствуй, Буквоежка! — осадила его Шони. — Не забывай, что Афродита — ведьма, и когда исчезла ее Метка, мы надеялись, что Никс вышибет ее отсюда коленом под зад.

— Еще как надеялись, Близняшка!

Все уставились на Афродиту. Лично я старалась проглотить вдруг застрявший в горле салат. В общем, расклад был таким: в свое время Афродита считалась самой популярной, крутой и стервозной недолеткой Дома Ночи. Но после того как она разозлила Верховную жрицу и одновременно директора вампирского интерната Неферет, та объявила ей общешкольный бойкот, в результате которого Афродита стала просто самой стервозной, без первого и второго.

Надо казать, благодаря стечению странных обстоятельств (что для меня это дело обычное) мы с Афродитой сблизились и стали, если не подругами, то, как минимум, сообщницами. Хотя изо всех сил старались, чтобы остальные об этом не пронюхали. Короче, когда Афродита пропала, я здорово за нее беспокоилась, хотя Стиви Рей и отправилась ее искать. Ни о той, ни о другой не было слышно целых два дня, и я совершенно извелась от тревоги.

Нет смысла уточнять, что остальные мои друзья — Дэмьен, Джек и Близняшки — Афродиту на дух не выносили. Поэтому сказать, что они были шокированы, когда она вдруг появилась в нашей столовой и, как ни в чем небывало, плюхнулась за наш столик рядом со мной, было бы сильным преуменьшением. Примерно таким же, как когда рыцарь из фильма «Индиана Джонс и последний крестовый поход» говорит о плохом парне, только что осушившем кубок с мертвой водой: «Его выбор был неверным».

— Пялиться невежливо, даже на сногсшибательных красавиц вроде меня — заявила Афродита, прежде чем приняться за салат.

— И с какого хрена ты тут объявилась? — любезно поинтересовалась Эрин.

Афродита на миг оторвалась от пережевывания салата и с притворной невинностью посмотрела на нее.

— Пришла поесть, как видишь.

— Шлюхам в столовую вход запрещен, — перешла в наступление Шони, к которой вернулся дар речи.

— Да, там на двери объявление есть, — кивнула на несуществующее объявление Эрин.

— Вообще-то я не люблю повторять свои шедевральные изречения, но для вас сделаю исключение: «Хватит тявкать, Близняшки-Дворняжки».

— Ах, так! — чуть не заорала Эрин. — Сейчас мы с Близняшкой сотрем Метку с твоей мерзкой физиономии!

— И на сей раз, думаю, навсегда! — поддакнула Шони.

— Прекратите! — взорвалась я.

Близняшки дружно обернулись и облили меня таким презрением, что мой бедный желудок сжался в комок. Неужели они действительно ненавидят меня так сильно, как изображают? У меня даже сердце заболело от подобной мысли.

Я резко вскинула голову и взглянула прямо им в глаза. Если я переживу Превращение в вампира, то когда-нибудь стану Верховной жрицей, так что лучше им меня выслушать!

— Сколько можно? Вы отлично знаете, что Афродита теперь одна из Дочерей Тьмы. Она часть нашего круга, благодаря своей связи с Землей, — заявила я, гадая про себя, не утратила ли Афродита эту связь после недавнего превращения из недолетки в человека, а потом опять в недолетку. Ладно, подумаю об этом позже! — Вы обещали завязать с обзывательствами и подколами, помните?

Близняшки промолчали, зато сидевший рядом со мной Дэмьен не преминул напомнить бесцветным, совершенно не похожим на свой обычный, тоном:

— Не обзывать ее мы согласились, а дружить — нет.

— Разве я предлагала тебе дружбу? — мгновенно парировала Афродита.

— А мы тебе и подавно, ведьма! — хором рявкнули Близняшки.

— Да пожалуйста! — Афродита вцепилась в поднос, явно намереваясь пересесть задругой столик, и я уже открыла рот, чтобы велеть ей успокоиться, а Близняшкам заткнуться, когда из коридора в дверь столовой проник странный звук.

— Какого?… — начала я, но произнести вопрос полностью мне помешали кошки, точнее, добрая дюжина кошек, с диким шипением и визгом ворвавшаяся в столовую.

Вообще- то в Доме Ночи кошки повсюду. Я не преувеличиваю. Они ходят за нами хвостом и спят у нас в кровати, а иногда, как, например, моя Нала, даже ворчат на «своих» недолеток.

На одном из первых уроков вампирской социологии нам рассказали, что кошки издревле были спутницами вампиров. Это значит, что у них есть привилегия появляться в Доме Ночи где и когда угодно. Но в таком обезумевшем состоянии я никогда их не видела.

Здоровенный Вельзевул, серый кот Близняшек, вскочил на скамью точно между своими «хозяйками», распушившись чуть ли не вдвое, и злобно уставился на дверь прищуренными янтарными глазами.

— Вельзевул, малыш, что с тобой? — попытались успокоить его Эрин.

Нала вскочила мне на колени. Вцепившись рыжими в белых «носочках» лапами в мое плечо, она развернулась к двери, откуда доносился совершенно непонятный шум, и истошно замяукала.

— Черт! — воскликнул Джек. — Я знаю, что это!

И тут я тоже догадалась:

— Собака лает!

В тот же миг в столовую влетел, огромный, напоминающий палевого медведя пес, а следом за ним парень, а уж вслед за парнем — растрепанные и взъерошенные преподаватели и прочие вампиры: профессор фехтования Дракон Ланкфорд, преподавательница верховой езды Ленобия и несколько Сынов Эреба.

— Поймал! — закричал парень, притормозив у нашего столика, проворно схватил лающего зверя за ошейник (как ни странно, из розовой кожи, но с металлическими шипами по краям) и пристегнул эго к поводку. Эта процедура оказала на желтого «медведя» магическое действие. Он мгновенно затих, плюхнулся толстым задом на пол и, высунув язык, уставился на своего хозяина.

— Вот умница! А теперь веди себя хорошо! — шепнул псине ухмыляющийся парень.

Хотя лай прекратился, кошки все никак не могли успокоиться. Повсюду слышалось громкое шипение, будто в столовой проткнули огромную шину.

— Джеймс, я тебе уже объяснял, что этому зверю не место в Доме Ночи! — заявил Дракон Ланкфорд, недовольно разглядывая «медведя».

— Не Джеймс, а Старк! — парировал парень. — И как я уже вам объяснял: собака останется со мной. Без вариантов! Если вам нужен я, значит, и она тоже.

Я подумала, что в этом любителе собак есть что-то необычное. Вроде бы он не грубил Дракону, но уж точно разговаривал с ним без тени почтения и благоговейного страха, с каким большинство новичков обычно говорят со взрослыми вампирами. На футболке с надписью «Пинк Флойд» никакой эмблемы не было, поэтому я не могла понять, с какой ступени этот Старк, и как давно у него Метка.

— Старк! — строго произнесла Ленобия, явно стараясь вразумить новенького. — Собака не может находиться в кампусе. Видишь, как она нервирует кошек?

— Они привыкнут, — беспечно отмахнулся новенький. — В чикагском Доме Ночи привыкли же! Обычно она их не гоняет, но этот серый сам напросился — первым начал шипеть и царапаться!

— О-о! — прошептал Дэмьен.

Мне даже поворачиваться не понадобилось: я просто почувствовала, как Близняшки раздуваются, как злобные шипастые рыбы-иглобрюхи.

— Великая Богиня, что за шум? — В столовую вплыла Неферет, как обычно прекрасная, величественная и невозмутимо-спокойная.

Я заметила, как глаза новенького расширились от восхищения. Черт возьми! Вы не представляете, как меня бесит, что при одном взгляде на нашу Верховную жрицу, а по совместительству мою наставницу и заклятую врагиню Неферет, у всех просто начисто срывает крышу!

— Простите за беспорядок, Неферет! — Дракон прижал к груди сжатый кулак и почтительно поклонился Верховной жрице. — Это мой новый недолетка, он только что прибыл.

— Так, с недолеткой все ясно, но это не объясняет, как здесь оказалась она? — Неферет кивнула на пыхтящую собаку.

— Она со мной, — заявил парень.

Как только Верховная жрица обратила на него взор своих прекрасных, цвета яркого зеленого мха, глаз, новичок прижал сжатый кулак к груди и, подражая Дракону, поклонился. Когда же он выпрямился, я с удивлением заметила, что адресованная им Неферет улыбка получилась не робкой, а ироничной и почти дерзкой.

— Она со мной вместо кошки.

— Вот как? — Неферет изогнула тонкую золотисто-каштановую бровь. — По-моему, она больше напоминает медведя.

Ха, значит, не у одной меня разыгралось воображение!

— Это Лабрадор, Верховная жрица, вы не первая заметили, что она действительно похожа на медведя, особенно, лапами. Вот, смотрите!

Я просто глазам своим не поверила. Парень повернулся спиной к Неферет и приказал:

— Фанти, дай лапу! — Собака послушно подняла тяжелую медвежью лапу и хлопнула ею по руке Старка. — Хорошая девочка! — Новичок почесал псину за ухом.

Должна признаться, номер получился что надо!

— Медведь или собака, — Старк снова обратился к Неферет, — она со мной уже четыре года, с тех пор, как меня Пометили. Этого вполне достаточно, чтоб считать ее моей кошкой!

— Золотистый лабрадор-ретривер? — Наслаждаясь всеобщим вниманием, Неферет медленно обошла вокруг собаки. — Но она просто огромная!

— Да, Верховная жрица, Фанти — крупная девочка.

— Ее зовут Фанти?

Парень кивнул и ухмыльнулся. Пусть он даже с шестой ступени, а значит, настоящий старшеклассник, меня все равно поражало, что он так легко и непринужденно разговаривает со взрослым вампиром, тем более, что этот вампир — сама Верховная жрица!

— Это сокращение. Ее полное имя — Инфанта.

Неферет переводила взгляд с новичка на собаку и обратно.

— А как твое имя, дитя? — спросила она, сузив глаза.

— Старк.

Это только мне показалось, или Неферет действительно вздрогнула?

— Джеймс Старк?

— Несколько месяцев назад я отказался от своего имени, так что теперь я просто Старк.

Но Неферет уже отвернулась от новичка и обратилась к Дракону.

— Это тот самый, которого должны были перевести из чикагского отделения Дома Ночи?

— Да, жрица.

Когда Неферет снова повернулась к новенькому, я увидела на ее губах коварную и многозначительную улыбку.

— Я наслышана о тебе, Старк! Очень скоро мы с тобой о многом потолкуем, — не отрывая глаз от новенького, Верховная жрица обратилась ж Дракону: — Позаботьтесь, чтобы Старк имел круглосуточный доступ ко всему необходимому для стрельбы из лука.

Я заметила, как Старк слегка дернулся, что, разумеется, не укрылось от внимания Неферет. Ее улыбка стала еще шире.

— Не нужно скромничать, Старк! Рассказы о твоем таланте достигли и наших ушей. Мы сделаем все, чтобы перевод в новую школу не сказался на твоих тренировках.

Впервые с момента появления в столовой Старк растерялся. И даже больше. Стоило Неферет упомянуть стрельбу из лука, как на симпатичной физиономии Старка появилось раздражение и упрямство.

— Я предупредил всех, когда меня переводили, что покончил с состязаниями, — произнес он бесцветным голосом и так тихо, что его не расслышал никто, кроме сидящих за нашим столом. — И новая школа ничего не изменит!

— С состязаниями? Ты имеешь в виду банальные соревнования по стрельбе из лука между разными Домами Ночи? — Неферет расхохоталась, и у меня мурашки поползли по спине от ее смеха. — Мне все равно, будешь ты в них участвовать или нет. Запомни, здесь моими устами глаголет Никс, а я заявляю, что тебе не следует впустую растрачивать дарованный Богиней талант. Никс может призвать тебя в любую минуту и явно не на какие-то глупые состязания!

Мой желудок болезненно сжался. Я-то знала, речь идет о войне с людьми, а вот ни о чем не подозревающий Старк явно испытал облегчение, услышав, что ему не придется соревноваться. По крайней мере, на его лице вновь появилось прежнее беззаботно дерзкое выражение.

— Нет проблем, Верховная жрица! Тренироваться я готов! — заявил он.

— Неферет, как прикажете поступить с этой, хм, собакой? — спросил Дракон.

Неферет на мгновение задумалась, а потом грациозно опустилась перед палевым Лабрадором на корточки.

Собака насторожила огромные уши и, подняв мокрый нос, с явным любопытством обнюхала протянутую руку Верховной жрицы. Притаившийся напротив меня на скамье Вельзевул угрожающе зашипел, Нала возмущенно заурчала. Неферет подняла голову, и наши глаза встретились.

Я очень старалась сделать бесстрастное лицо. Но не знаю, насколько мне это удалось. Последним раз мы с Неферет виделись два дня назад, когда она выскочила за мной из актового зала, где толкала вдохновляющую речь о тайной войне между людьми и вампирами, которую задумала развязать в отместку за убийство Лорена Блейка.

Уж чего- чего, а вдохновлять она умела! Неферет была любовницей Лорена. Я (к несчастью) тоже, только наши отношения не имели для него никакого значения. Лорен никогда меня не любил. Это все организовала и подстроила Неферет, и она знала, что мне об этом известно. И еще она знала, что наша богиня Никс не одобряет ее замыслов — я имею в виду войну с людьми.

Образно выражаясь, наша Верховная жрица разбила мне сердце, за что я ненавидела ее почти так же сильно, как боялась.

Я очень надеялась, что эти чувства не отразились на моем лице, когда Неферет направилась к нашему столику. Перед этим она сделала еле заметный жест рукой — и Старк со своей гигантской собакой на поводке последовали за ней.

Вельзевул громко зашипел и сорвался с места. Я судорожно гладила Налу, опасаясь, как бы собака не свела с ума и мою кошку.

У нашего столика Неферет остановилась. Ее зеленые глаза метнулись от меня к Афродите и остановились на Дэмьене.

— Очень хорошо, что ты здесь, Дэмьен! Пожалуйста, покажи Старку школу и весь наш кампус.

— С удовольствием, Верховная жрица! — отозвался Дэмьен, чуть не расплавившись в лучах ослепительной улыбки Неферет.

— Профессор Ланкфорд объяснит тебе все подробно.

Зеленый моховой взгляд скользнул ко мне, и я напряглась.

— Зои, это Старк. Старк, это Зои Редберд, лидер наших Дочерей Тьмы.

Мы с новичком обменялись кивками.

— Зои, раз ты готовишься в Верховные жрицы, возлагаю на тебя ответственность за собаку Старка. Уверена, что многочисленные способности, которыми наделила тебя Никс, позволят тебе, быстро приучить Инфанту к нашему распорядку.

Холодные глаза Неферет буквально впились в меня. Казалось, ее любезный голос произносит одно, а глаза твердят совсем другое: «Заруби себе на носу: я здесь главная, а ты просто соплюшка».

Я отвела взгляд от Неферет и натянуто улыбнулась Старку.

— С удовольствием помогу твоей собаке приспособиться.

— Вот и прекрасно! — проворковала Неферет. — Ах, да… Зои, Дэмьен, Шони и Эрин!

Верховная жрица лучезарно улыбнулась каждому из моих друзей, а они по-идиотски заулыбались в ответ. Афродиту и Джека она демонстративно проигнорировала.

— Сегодня в половине одиннадцатого я созываю внеочередное заседание Школьного совета, — Неферет взглянула свои инкрустированные бриллиантами платиновые часики. — Сейчас уже десять. Советую не тянуть с ленчем, потому как члены Совета старост тоже приглашены.

— Мы придем, придем! — с дебильным восторгом защебетали мои друзья.

— Кстати, о собрании, — я возвысила голос, чтобы меня услышало как можно больше присутствующих в столовой недолеток. — Афродита там тоже будет. Поскольку Никс даровала ей власть над Землей, мы решили включить ее в Совет старост.

Я затаила дыхание, боясь, что друзья сейчас начнут оспаривать мое решение перед всей школой и Неферет. К счастью, тишину нарушило лишь грозное шипение Налы на собаку Старка.

— Как Афродита может быть старостой, если она больше не принадлежит к Дочерям Тьмы? — приторный голос Неферет мгновенно похолодел, как лед.

— Ой, неужели я вам не сказала? — Я захлопала ресницами. — Ах, простите, Неферет! Что поделать, из-за событий последних дней у меня просто голова пошла крутом! Афродита снова стала Дочерью Тьмы. Она поклялась мне и Никс уважать наши новые правила, после чего я приняла ее обратно. Вы рады, правда? Вы ведь всегда хотели вернуть Афродиту в объятия нашей Богини?!

— Совершенно верно, — с непривычной кротостью произнесла Афродита. — Я согласилась выполнять новые правила, потому что хочу загладить ошибки прошлого.

Это был ловкий ход. Не оценив раскаяния Афродиты, Неферет рисковала показать себя злобной и мстительной, а наша Верховная жрица старательно берегла свою репутацию.

Неферет отвернулась от нас с Афродитой и ослепительно улыбнулась всем присутствующим.

— Как благородно со стороны нашей Зои снова принять Афродиту в число Дочерей Тьмы и тем самым взять на себя ответственность за ее поведение! Но мы с вами знаем, что Зои привыкла много на себя брать, — Тут она бросила на меня взгляд, полный такой откровенной ненависти, что у меня перехватило дыхание. — Будь осторожна, Зои, милая. Надеюсь, ты не переоценила собственные силы!

Выпустив пар, Верховная жрица вновь изобразила на своем лице беспредельное величие и благородство. Она приторно улыбнулась новенькому и произнесла:

— Добро пожаловать в наш Дом Ночи, Старк!

ГЛАВА 3

— Ты как, есть хочешь? — спросила я Старка, после того как Неферет и остальные вампиры покинули столовую.

— Типа того, — кивнул он.

— Если поторопишься, успеешь поесть с нами, и до начала совета Дэмьен покажет тебе твою комнату.

У тебя славная собачка, — Джек наклонился, чтобы получше рассмотреть Фанти. — Здоровенная, конечно, но очень милая. Она не укусит?

— Если только ты сам ее укусишь!

— Не-ет, ни за что, — помотал головой Джек, — у меня же будет полный рот шерсти, а это так отвратительно!

— Старк, это — Джек, бойфренд Дэмьена, — Я решила поскорее разделаться с представлениями и возможным: «Ах, он педик!»

— Привет! — мило улыбнулся Джек.

— Привет! — ответил Старк без особой теплоты, но и без откровенного гомофобства.

— Это — Эрин и Шони, — я указала на каждую из девчонок и повернулась к Старку. — Также они откликаются на Близняшек. Почему — поймешь через две с половиной минуты.

— Привет, — Шони окинула новенького откровенно-призывным взглядом.

— Аналогично, — Эрин в точности повторила ее взгляд.

— А это — Афродита.

На губах Старка снова заиграла ироничная ухмылка.

— Богиня любви? Как же, наслышан!

Афродита рассматривала новичка с непривычной серьезностью, без малейшего намека на кокетство, но, стоило ему к ней обратиться, машинально встряхнула белокурыми локонами и заявила:

— Привет. Всегда приятно, когда тебя узнают!

Широкая улыбка Стирка стала еще шире, и он насмешливо хохотнул.

— Тебя трудно не узнать. Твое имя говорит само за себя!

Я заметила, как взгляд Афродиты мгновенно изменился, и в нем появилось столь привычное нам всем высокомерное выражение. К счастью, она не успела приступить к словесной порке новичка, потому что Дэмьен ее опередил:

— Пойдем, Старк, покажу, где берут подносы и все остальное, — он поднялся, но, посмотрев на преграждавшую путь Инфанту, замер в откровенном замешательстве.

— Не бойся, она будет сидеть смирно. Ну, если кошки не взбесятся.

Старк повернулся к Нале. Остальные кошки без боя уступили свои позиции, но Нала, напрягшись всем туловищем, осталась у меня на коленях и глядела на Инфанту настороженным немигающим взглядом.

— Нала будет умницей, — заверила я, искренне надеясь, что так и случится. Если честно, я свою кошку не контролирую. А кошки вообще поддаются контролю?!

— Тогда ладно! — Старк быстро кивнул мне и скомандовал: — Фанти, сидеть!

Вы удивитесь, но это подействовало! Когда новенький вслед за Дэмьеном направился к линии раздачи, лапочка Фанти осталась на месте.

Шума от собак куда больше, чем от кошек, — произнес Джек, изучая Фанти, словно экспонат.

— Это потому что они громко дышат, — объяснила Эрин.

— И еще их пучит чаще. У моей матери пудели, среднего размера, так у них с газами проблемы. Постоянно воздух портят, — просветила всех Шони.

— Нy все, хватит с меня! — фыркнула Афродита. — Я пошла!

— Уже уходишь? А кто же будет глазки новенькому строить? — с самым невинным видом поинтересовалась Шони.

— Ты ведь так ему приглянулась, — пропела Эрин.

— А этого любителя собак я дарю вам, Дворняжки-Близняшш! Зои, когда закончишь со своей кучкой-вонючкой, загляни ко мне в комнату. Надо переговорить до совета, — и фирменным жестом перебросив через плечо белокурую прядь, Афродита выскользнула из столовой.

— На самом деле она вовсе не такая стерва, как из себя строит, — заверила я Близняшек, которые смерили меня недоверчивыми взглядами и пожали плечами. — Она просто заигралась в плохую девчонку.

— Прикажешь вставать и аплодировать при ее появлении? — поинтересовалась Эрин.

— Благодаря Афродите я стала понимать, почему женщины иногда топят своих новорожденных младенцев! — продолжила Шони.

— Просто дайте ей шанс! — взмолилась я. — Честное слово, она бывает другой. Да вы сами видели, что очень даже хорошей!

Пару секунд Близняшки молчали, потом переглянулись, синхронно покачали головами и закатили глаза.

Я вздохнула. Ну что я могла с ними поделать?

— Давайте перейдем к более важной теме! — предложила Эрин.

— Да, — кивнула Шони, — Поговорим о новом красавчике!

— Задница у него просто супер! — блаженно зажмурилась Эрин.

— Жаль только, джинсы не приспустил, чтоб мы получше рассмотрели! — добавила Шони.

— Опомнись, Близняшка! Приспущенные джинсы — это отстой. Так ходили придурки, косившие под гангстеров в далекие 90-е, — заметила Эрин.

— Так-то оно так, но мне все-таки очень хочется разглядеть его задницу! — мечтательно протянула Шони и улыбнулась мне. Это был сдержанный, так сказать, походный вариант ее прежней дружеской и открытой улыбки, но, по крайней мере, не иронично-злой оскал, которым она потчевала меня последние пару дней. — Ну, что скажешь, Зои, он красавчик класса Кристиана Бэйла или только Тоби Магуайра?

Честное слово, мне захотелось разрыдаться от счастья и закричать: «Слава Богине, пронесло, вы снова со мной разговариваете!», но я вовремя сдержалась и вместе с Близняшками принялась оценивать новенького.

Что ж, Шони и Эрин были абсолютно правы.

Старк — красавчик. Он среднего роста, не такая каланча, как мой первый бывший человеческий парень Хит или по-суперменски высокий Эрик Найт — мой второй бывший парень, недавно превратившийся в вампира. При этом ростом Старк примерно с Дэмьена, а значит, далеко не коротышка. Он худощавый и легкий, хотя под футболкой угадываются мускулы, а мышцы на руках очень выпуклые. Волосы у него очень смешные, по-мальчишески взъерошенные, по цвету нечто среднее между русым и каштановым, проще говоря, он обычный шатен. И лицо у Старка вполне миловидное: большие карие глаза, прямой нос, красиво очерченные губы, мужественный подбородок. Короче, если анализировать отдельные, так сказать, составляющие, Старк парень симпатичный, но не более того.

Наблюдая за ним, я поняла, что красавчиком его делают самоирония и уверенность в себе. Казалось, он все делает напоказ, но при этом относится с сарказмом как к себе, так и к окружающим. Иными словами, он нуждался во внимании общества и при этом посылал это общество подальше.

Поразительно глубокие выводы для двух минут общения, вы не находите?

— Да, он и вправду красавчик! — согласилась я.

— Ой, держите меня! — ахнул Джек. — Я только что вспомнил, кто он такой!

— Говори! — потребовала Шони.

— Он — Джеймс Старк! — выпалил Джек.

— Всемогущая Никс! — закатила глаза Эрин. — Джеки, это мы уже слышали!

— Нет, нет, ты не понимаешь! Он — тот самый Джеймс Старк, чемпион мира по стрельбе из лука. Помнишь, мы читали о нем в Интернете? В прошлом году на соревнованиях по легкой атлетике он буквально порвал всех в клочья! Соревновался со взрослыми вампирами, даже с Сынами Эреба, и одолел всех! Он звезда! — закончил Джек и мечтательно вздохнул.

— Черт подери! — воскликнула Эрин. — Близняшка, можешь влепить мне пощечину и назвать альтернативно одаренной! Джеки прав!

— Я сразу поняла, что он не просто очаровашка! — поддакнула Шони.

— Круто! — невольно вырвалось у меня.

— Тогда я постараюсь подружиться с его псиной, — пообещала Эрин.

— Аналогично, Близняшка! — выдохнула Эрин.

Разумеется, когда Старк с Дэмьеном вернулись за столик, мы уставились на новенького как беспросветные имбецилки.

— В чем дело? — не успев как следует прожевать сэндвич, поинтересовался Старк и взглянул пи Инфанту. — В мое отсутствие Фанти что-то натворила? Вообще-то она любит ноги лизать…

— Вообще-то… — начала Эрин, но не договорила: Близняшка незаметно лягнула ее под столом.

— Нет, Фанти вела себя, как подобает королевской персоне! — пропела Шони, приклеив на физиономию самую сладкую свою улыбку.

— Вот и отлично! — буркнул Старк, но мы продолжали таращиться на него, и он нервно заерзал на стуле.

Точно почувствовав наше настроение, огромная Фанти перебралась поближе к хозяину, прижалась к его ноге и с обожанием заглянула ему в глаза. Старк тут же расслабился и машинально почесал ее за ушами.

— Слышал, в стрельбе из лука ты сделал всех вампиров! — не вытерпел Джек, но тут же виновато закусил губу и покраснел до ушей.

Не поднимая глаз от тарелки, Старк пожал плечами.

— Да, я неплохо стреляю.

— Так ты тот самый недолетка Старк! — выпалил Дэмьен, лишь сейчас сообразивший, в чем дело. — Говоришь, неплохо ? Да ты же лучший в мире лучник!

— А-а, ерунда! — новенький, наконец, поднял глаза. — Это мое единственное достижение с тех пор, как меня Пометили… — Старк взглянул на меня. — Кстати, о «тех самых недолетках». Выходит, слухи о твоих необыкновенных Метках не солгали!

— Нет, не солгали! — пробормотала я. Ненавижу новые знакомства, мне всегда делается не по себе, когда кто-то видит во мне не настоящую Зои, а какую-то суиер-мега-недолетку

Потом до меня дошло: Старк чувствует примерно то же самое! Бедный парень, представляю, как его достали разговоры о стрельбе!

Я задала ему первый пришедший в голову вопрос, лишь бы он не касался нашей с ним «исключительности».

— Ты лошадей любишь?

— Лошадей? — ухмыльнулся Старк.

— Ну да… Мне показалось, ты любишь животных, — кивнув на Фанти, пробормотала я.

— Да, лошадей люблю. И почти всю живность, кроме кошек.

— Кроме кошек! — ахнул Джек.

— У меня к ним просто душа не лежит, — снова пожал плечами Старк. — Слишком стервозные, на мой взгляд!

Близняшки дружно фыркнули.

— Кошки не стервозные, а независимые, — начал Дэмьен. Расслышав в его голосе менторские нотки, я поняла, что смена темы удалась на славу. — Ни для кого не секрет, что кошкам поклонялись во многих древних культурах, но знаешь ли ты…

— Простите, что перебиваю, — я вскочила и поудобнее подхватила Налу под живот, чтобы не уронить ее на спину Фанти, — но мне еще нужно поболтать с Афродитой. Увидимся на совете, Ладно?

— Угу.

— Ага.

— Договорились.

Хорошо хоть попрощались!

Я приветливо улыбнулась Старку.

— Очень рада знакомству! Если понадобится что-то для Инфанты, обращайся. Здесь неподалеку есть хороший зоомагазин, правда, специализируются они на товарах для кошек, но и для собак наверняка что-нибудь найдется!

— Ладно, если что, обращусь.

Дэмьен продолжил свою лекцию о величии кошек, а Старк украдкой подмигнул мне, дав понять, что оценил смену темы застольного разговора. Я подмигнула ему в ответ и лишь у двери поняла, что продолжаю улыбаться до ушей, как дурочка. Нечего сказать, нашла время веселиться! Лучше бы подумала о том, кто напал на тебя на улице!

Пока я беспомощно топталась перед высокой дубовой дверью, со второго этажа, где располагалась столовая для персонала, начали спускаться Сыны Эреба.

— Жрица! — шепнул кто-то из них. Вся группа остановилась и, дружно ударив себя кулаками в мускулистые груди, отвесила мне почтительный поклон.

Я кое- как отсалютовала им в ответ.

— Жрица, позволь же мне дверь распахнуть пред тобою! — пророкотал старший из воителей.

— Да, конечно, спасибо! — пробормотала я, и тут мне в голову пришла неплохая идея, и я добавила: — Не могли бы вы проводить меня до девичьего корпуса, а чуть позже подготовить список воителей, которым поручено его охранять? Думаю, будет удобнее, если мы будем знать, к кому как обращаться!

— Мудро задумала ты, госпожа, только в радость твое порученье! — одобрил старший воитель, проворно распахивая передо мной дверь. — Я с удовольствием все подготовлю и список тебе предоставлю.

Я поблагодарила его и дежурно улыбнулась. По дороге в девичье общежитие воитель любезно рассказывал о наших охранниках, а я кивала, поддакивала, а сама украдкой поглядывала в подозрительно спокойное ночное небо.

Все было, как всегда — никакого внезапного холода, никакого хлопанья невидимых крыльев. Так откуда же взялось жуткое ощущение, что кто-то или что-то за мной следит?

ГЛАВА 4

Едва я коснулась дверной ручки своей комнаты, как дверь распахнулась, и Афродита схватила меня за запястье.

— Закатывайся скорей! Черт, Зои, ты ковыляешь, как толстуха на костылях! — Она затащила меня в комнату и плотно захлопнула дверь.

— Никакая я не толстуха, и хожу на своих двоих, а вот тебе нужно объяснить мне много чего разного! — парировала я. — Как ты сюда попала? Где Стиви Рей? Когда у тебя опять появилась Метка? Что?… — Град моих вопросов прервал настойчивый стук в окно.

— Во-первых, ты полная идиотка. Это же Дом Ночи, а не средняя школа в Брокен Эрроу! У нас двери не запирают, поэтому я спокойно зашла в твою комнату. Во-вторых, Стиви Рей здесь.

Афродита порхнула мимо меня к окну. Разинув рот, я смотрела, как она раздвигает шторы и пытается открыть тяжелое окно в свинцовой рлме.

— Эй! Тебя не учили помогать друзьям? — прошипела она.

В полной растерянности я подошла и налегла на раму. Распахнуть окно удалось лишь совместными усилиями.

Я посмотрела вниз с верхнего этажа высоченного каменного строения, больше напоминающего замок, чем жилой корпус студенческого общежития.

Поздняя ночь конца декабря была холодной и пронизывающей, в воздухе чувствовалось приближение дождя. Сквозь темноту и ветки деревьев я разглядела восточную стену Дома Ночи и вздрогнула, но не от холода: холод Меченые почти не чувствуют, а от самого вида восточной стены, места силы и хаоса.

Афродита тяжело вздохнула и перегнулась через подоконник, пытаясь разглядеть что-то под окном.

— Хватит дурака валять, залезай! Иначе тебя поймают, или того хуже, от сырости мои волосы завьются как каракуль.

Когда над подоконником показалась голова Стиви Рей, я чуть не описалась от неожиданности.

— Привет, Зет! — радостно воскликнула она. — Видишь какие у меня теперь сулер-мега-лазательные таланты!

— Черт, давай же, скорее! — Афродита схватила Стиви Рей за руку и с силой дернула, отчего гостья, как воздушный шар, стремительно влетела в мою комнату. Афродита проворно захлопнула окно и задернула шторы.

Челюсть мне кое-как удалось подобрать, а вот оторвать глаза от Стиви Рей, которая отряхивала неизменные ковбойские джинсы и заправляла в них рубашку с длинными рукавами — нет.

— Стиви Рей… — наконец выдавила я из себя. — ты что, по стене общаги сюда влезла?

— Ага! — ухмыльнулась Стиви Рей и встряхнула своими короткими светлыми кудряшками, как бесбашенная чирлидерша. — Умереть не встать, я становлюсь невесомой, потом сливаюсь с камнями здания, и — опа!

Она протянула ко мне руки.

«Как Дракула!» — подумала я, но, увидев, как нахмурилась Стиви Рей, поняла, что невольно произнесла это вслух.

— Что «как Дракула»?

Я тяжело опустилась на краешек кровати и объяснила:

— В книге «Дракула», той самой, Брэма Стокера, Джонатан Харкер рассказывает, как видел Дракулу, который полз, как ящерица, по стене замка.

— Фигня вопрос! Я так тоже могу. Просто ты сказала «как Дракула», и я решила, будто ты считаешь, что я похожа на Дракулу — такого бледного, жуткого, с отвратительными длинными ногтями и мерзкой гривой волос. Ты же так не считаешь, правда?

— Нет, что ты! Ты выглядишь прекрасно! — совершенно искренне заявила я.

Стиви Рей действительно выглядела замечательно, особенно если вспомнить, как она выглядела (а еще пахла и вела себя) всего лишь месяц назад.

Сейчас она снова походила на Стиви Рей, которую я знала, до того как тело моей любимой подруги отвергло Превращение, и она умерла, но потом каким-то непостижимым образом ожила, став другой — совершенно сломленной и почти полностью утратившей свою человечность.

Как оказалось, подобная участь постигла не ее одну. В старых туннелях, прорытых во время сухого закона под заброшенным вокзалом в центре Талсы, поселилась целая банда ранее умерших и оживших недолеток, и Стиви Рей чуть не стала такой же, как все они — жестокой, полной ненависти и смертельно опасной.

Дарованная Богиней близость с Землей помогла моей подруге частично сохранить душу, но потом и этого оказалось мало. Капля за каплей Стиви Рей начала утрачивать оставшуюся в ней человечность, и тогда при содействии Афродиты (которая также обладала властью над Землей) я создала магический круг и попросила Никс исцелить мою лучшую подругу.

Богиня откликнулась на мой зов, правда, в процессе исцеления нам всем показалось, что человечность Стиви Рей будет возвращена ценой смерти Афродиты. К счастью, Афродита не умерла, но ее Метка вампира-недолетки исчезла. Зато Метка Стиви Рей целиком закрасилась и расцвела, что означало ее успешное Превращение во взрослого вампира, с небольшой оговоркой.

Метка Стиви Рей стала не ярко-синей, как у всех известных мне вампиров, а ярко-алой, цвета свежепролитой крови.

— Эй, Земля вызывает Зои! Как слышите? Прием! — Язвительный тон Афродиты оборвал поток моих воспоминаний. — Погляди на свою лучшую подружку. Похоже, мы снова ее теряем!

Я часто- часто заморгала. Погруженная в свои мысли, я смотрела на Стиви Рей, но по-настоящему ее не видела. Моя бывшая соседка стояла в центре комнаты — которая была нашей общей, до того как месяц назад все безвозвратно изменила ее смерть — и озиралась по сторонам полными слез глазами.

— Прости меня, милая, прости! — Я бросилась к Стиви Рей и прижала ее к себе. — Наверное, тебе это так непросто! — Но Стиви Рей напряглась всем телом, поэтому я отстранилась посмотреть, в чем дело.

Лучше бы не смотрела. От выражения лица Стиви Рей у меня кровь застыла в жилах: слезы на ее лице высохли, и вместо грусти его исказила уже знакомая мне дикая злоба, хотя раньше Стиви Рей почти совсем не злилась. И тут до меня дошло: моя ожившая подруга сейчас была очень похожа на себя до того, как Никс вернула ей человечность. Я невольно сделала шаг назад.

— Стиви Рей, что случилось?

— Где мои вещи? — Ее голос, как и лицо, просто дрожал от ненависти.

Я постаралась сказать как можно деликатнее.

— Вампиры убирают вещи… умерших недолеток.

— Я не умерла! — Глаза Стиви Рей сузились.

К счастью, подмога в лице Афродиты не заставила себя ждать.

— Эй, кончай психовать! Мы здесь ни при чем! Здесь-то все считают тебя умершей.

— Не волнуйся, Стиви Рей! — быстро вставила я. — Часть твоих вещей мне отдали, и я знаю, где хранится остальное. Ели хочешь, мы все вернем на место.

В тот же миг лютая злоба исчезла — и передо мной. снова стояла моя лучшая подруга.

— Они и мою лампу в виде ковбойского сапога забрали?

— И ее тоже! — кивнула я, с улыбкой глядя на Стиви Рей. Черт, я бы тоже на стенку полезла, если бы кто-то умыкнул все мое добро!

— А я-то думала, после смерти вкус исправляется, — съязвила Афродита. — Тщетные надежды. Как вижу, его полное у тебя отсутствие бессмертно!

— Афродита, давай полюбезнее! — решительно заявила Стиви Рей.

— Плевать я хотела на тебя и твою деревенскую любезность в стиле Мэри Поппинс, — огрызнулась Афродита.

— Мэри Поппинс жила в Англии и вовсе не в деревне! — назидательно напомнила ей Стиви Рей.

Она была так похожа на себя прежнюю, что я восторженно взвизгнула и снова ее обняла.

— Как же я рада тебя видеть! Ты в порядке?

— Немного непривычно, но в общем — да! — Стиви Рей тоже обняла меня.

Осторожное «немного непривычно » утонуло в затмившей меня радости. Я была, настолько счастлива видеть ее целой и невредимой, что даже не подумала о том, что у Стиви Рей могли остаться какие-то проблемы. Кроме того, мне в голову пришел другой вопрос.

— Как вы пробрались в кампус, не подняв на уши воителей?

— Зои, тебе явно стоит чаще смотреть на то, что вокруг происходит, — не удержалась Афродита. — Я вошла через главные ворота. О досрочном окончании зимних каникул меня оповестили эсэмэской, как и остальных недолеток. Неферет сняла со школы барьерное заклинание, иначе бы сошла с ума от постоянного воя сирены. Сама посуди, не школа, а проходной двор — во-первых, недолетки возвращаются с каникул, а во-вторых, прибывают все новые и новые крутые мачо, то есть Сыны Эреба. В скобках замечу, что у многих слюнки текут при виде этих сладких подарков для хороших девочек.

— Хочешь сказать, звук сирены мог сдвинуть Неферет еще дальше по фазе? — уточнила Стиви Рей.

— Твоя правда, крыша у Верховной жрицы давно серьезно едет! — чуть ли не впервые в жизни согласилась со Стиви Рей Афродита. — Но так или иначе, барьерное заклинание не реагирует даже на людей.

— Даже на людей? — непонимающе нахмурилась я. — Откуда ты знаешь?

Тяжело вздохнув, Афродита медленно провела по лбу тыльной стороной ладони — контур полумесяца на нем размазался и частично стерся.

Я ахнула.

— Черт побери, Афродита, ты… — слова застряли у меня в горле: мой рот просто отказывался это произнести.

— Человек, — холодно и бесстрастно подсказала она.

— Но как… То есть ты уверена?

— Увереннее не бывает!

— Возможно, ты и человек, но явно не обычный, — «успокоила» нас обеих Стиви Рей.

— Что это значит? — спросила я.

— Для меня ровным счетом ничего! — пожала плечами Афродита.

Теперь вздохнула Стиви Рей.

— Тебе повезло, что ты превратилась в человека, а не в Пиноккио, а то нос от вранья вытянулся бы на целую милю! Сколько можно притворяться?

— Ну вот, опять меня сравнивают с уродцами из детских мультиков! — брезгливо поморщилась Афродита. — И почему я просто не умерла и не отправилась в ад! Там бы меня хоть Диснеем не травили!

— Черт тебя побери, Афродита! Может, объяснишь, что происходит? — закричала я.

— Кажется, придется сдаваться, — с притворным смирением вздохнула Афродита. — А то она начнет говорить нехорошие слова, и нам всем станет стыдно.

— Какая же ты вредина! Надо было слопать тебя, пока я была нежитыо! — бросила Стиви Рей.

— Лучше слопай свою деревенскую мамашу, которая не привила тебе вкус, — посоветовала Афродита. — Неудивительно, что Зои так нужна новая лучшая подруга! От твоих розовых соплей кого хочешь стошнит.

— Не нужна Зои новая лучшая подруга! — заверещала Стиви Рей, бросаясь к Афродите. На секунду мне показалось, что ее голубые глаза полыхнули жутким красным огнем, который светился в них, когда Стиви Рей была нежитью со всеми вытекающими из этой ипостаси последствиями.

Чувствуя, что моя голова вот-вот лопнет, я встала между ними.

— Афродита, прекрати доводить Стиви Рей!

— Тогда усмири свою придурочную подружку!

Афродита подошла к зеркалу, висевшему над раковиной, достала бумажную салфетку и принялась вытирать со лба остатки размазанного Полумесяца. Хотя она очень натурально изображала безразличие, но я заметила, что у нее дрожат руки.

Когда я повернулась к Стиви Рей, она снова смотрела на меня чистыми и ясными голубыми глазами.

— Прости, Зет, — виновато улыбнулась она. — Два дня в обществе Афродиты совсем расшатали мне нервы.

Афродита фыркнула и с вызовом взглянула на Стиви Рей.

— Только не начинайте снова! — взмолилась я.

— Как скажешь!

Наши взгляды встретились в зеркале, и мне оказалось, что в глазах Афродиты мелькнул страх. Она тут же демонстративно начала прихорашиваться.

Окончательно растерявшись, я попыталась вспомнить, в какой момент разговор пошел не в ту сторону.

— Стиви Рей, ты сказала, что обычным человеком Афродита не стала. Что это значит? В чем ее необычность? Кроме привычного невероятно гнусного отношения к окружающим, — добавила я.

— Да умереть не встать! — воскликнула Стиви Рей. — У нее снова начались видения. Разве у обычных людей такое бывает? — Она повернулась к Афродите. — Давай, расскажи Зои!

Афродита отвернулась от зеркала и присела на пуфик у раковины. Не обращая внимания на Стиви Рей, она посмотрела на меня и устало вздохнула.

— Да, меня продолжают преследовать видения. Все такие же жуткие и изматывающие. Какая ирония судьбы, не правда ли? Единственное, что меня напрягало в бытность недолеткой, осталось со мной и в человеческом облике.

Я повнимательнее присмотрелась к Афродите стараясь заглянуть за ее уже порядком надоевшую маску «адской ведьмы».

Она была бледнее обычного, а черные круги под ее глазами просвечивали даже сквозь толстый слой консилера. У Афродиты был вид человека, повидавшего и хлебнувшего немало горя. Похоже, жуткие, опустошающие душу видения сыграли в этом не последнюю роль. Не удивительно, что она вела себя как последняя стерва, а я идиотка, что раньше этого не заметила.

— Что было в тех видениях? — осторожно спросила я.

Афродита встретилась со мной взглядом и на секунду опустила железный занавес надменности и высокомерия, которым окружила себя как щитом. На ее красивом юном лице лежала печать страха и безысходности. Дрожащей рукой Афродита убрала за ухо белокурую прядь.

— Я видела, как вампиры убивают людей, а люди в отместку уничтожают вампиров. Видела мир, полный жестокости, ненависти и мрака. Во мраке я видела чудовищ, таких ужасных, что не разобрала, кто это такие. Я… я даже смотреть на них не могла! И в конце я увидела, как рушится мир! — Измученный голос Афродиты полностью соответствовал выражению ее лица.

— Расскажи ей остальное! — попросила Стиви Рей, когда Афродита сделала паузу, и я удивилась неожиданной мягкости, прозвучавшей в голосе подруги. — Расскажи, почему так случилось.

Каждое слово Афродиты острым осколком вонзилось мне в сердце.

— Всему виной была твоя смерть, Зои. Все погибло, когда погибла ты.

ГЛАВА 5

— Черт! — Колени у меня подогнулись, и я рухнула на кровать. В ушах что-то зазвенело и стало трудно дышать.

— Но это вовсе не значит, что именно так все случится! — заявила Стиви Рей, похлопав меня по плечу. — Я хочу сказать, Афродита видела смерть твоей бабушки, Хита и даже мою. Мою вторую смерть! И ничего не сбылось, значит, мы и сейчас можем все это предотвратить. — Она взглянула на Афродиту. — Правда?

Афродита нервно заерзала.

— Черт! — снова выругалась я и, с трудом проглотив подступивший к горлу ком страха, спросила. — Это видение было каким-то особенным?

— Думаю, все дело в том, что я снова стала человеком, — медленно произнесла Афродита. — это первое видение с тех пор, как у меня пропала Метка, поэтому оно, естественно, отличалось от тех, что я видела прежде…

— Ну? — нетерпеливо перебила я.

Афродита пожала плечами и, наконец, решилась заглянуть мне в глаза.

— Оно и вправду было необычным.

— В каком смысле?

— Более путаным, эмоциональным и хаотичным. Часть увиденного я вообще не поняла. Например, не разобрала, что за жуткие твари кишели во мраке.

— Кишели? Звучит как-то противно!

— Но так и было. Я видела тени внутри других затаившихся во мраке теней. Будто призраки ожили и обрели плоть. Но то, во что они превратились, было так ужасно, что я даже смотреть боялась.

— То есть, это не вампиры и не люди?

— Да, именно.

Я машинально почесала руку, и мое тело пронзило ощущение ужаса.

— Черт…

— В чем дело? — вскинулась Стиви Рей.

— Сегодня ночью, когда я шла из конюшни в столовую, на меня напало что-то типа этого. Нечто похожее на холодную тень, выплывшую из ночного мрака.

— Действительно, звучит противно… — пробормотала Стиви Рей.

— Ты была одна? — сдавленно спросила Афродита.

— Да.

— В этом-то и проблема!

— Какая, говори! Что еще было в твоем видении?

— Ты умерла дважды, причем по-разному. Такого раньше мне не доводилось видеть.

— Что? Я умирала двумя разными способами? — Чем дальше, тем страшнее и страшнее!

— Может, подождем следующего видения? Возможно, оно будет более логичным, Афродита сумеет больше понять, и тогда мы вместе обсудим, что делать? — предложила Стиви Рей, присаживаясь на кровать рядом со мной.

Я пристально посмотрела Афродиту и прочла в ее глазах подтверждение того, о чем уже догадалась.

— Когда я не обращаю внимания на свои видения, они сбываются, — обреченно вздохнула Афродита.

— Пo-моему, они уже начали сбываться, — произнесла я онемевшими губами, чувствуя, как мой желудок болезненно сжимается от ужаса.

— Ты не умрешь! — заплакала Стиви Рей. В эту минуту она была совершенно расстроена и подавлена — ну вылитая моя прежняя подруга!

Я сцепила ее пальцы со своими.

— Давай, Афродита. Рассказывай все.

— Первое видение было очень четким, каждый образ был предельно ярким, но при этом — совершенно непонятным. Наверное, потому что я видела все твоими глазами. — Афродита запнулась и нервно сглотнула. — Я видела, как ты умираешь. Причем, два раза. В первый раз ты утонула в холодной темной воде. От нее плохо пахло.

— Плохо пахло? Как грязные оклахомские пруды? — уточнила я с невольным любопытством, на миг пересилившим ужас. В конце концов, речь шла о моей смерти!

Афродита покачала головой.

— Нет, я почти уверена, что это произошло не в Оклахоме. Здесь столько воды нет… Откуда такое чувство, объяснить не могу, но точно знаю, для пруда там было слишком ее много! — Афродита снова надолго задумалась, а потом ее глаза широко распахнулись. — Запомнилась еще одна деталь… У воды стоял шикарный дворец, похожий на резиденцию на частном острове. В нем чувствовался вкус настоящей потомственной роскоши, аромат «старых денег», а не жалкие потуги внезапно разбогатевших выскочек из верхушки среднего класса, типа: о, я срубил кучу бабла, куплю себе виллу, как у богачей!

— Да, Афродита, снобизма в тебе выше крыши! — фыркнула Стиви Рей.

— Спасибо!

— Значит, ты видела, как я тону возле настоящего дворца на настоящем острове, возможно, в Европе. Больше никаких подробностей?

— Ты была одна. Оба раза ты умирала в полном одиночестве. И еще я запомнила лицо парня. Он был с тобой перед твоей смертью. Я никогда не видела его раньше. До сегодняшнего дня.

— Что? Кто это был?

— Старк.

— Он меня убил? — прошептала я, чувствуя, что сейчас меня вырвет.

— Кто такой Старк? — спросила Стиви Рей, хватая мою руку.

— Новенький, его только сегодня перевели из чикагского Дома Ночи, — ответила я и снова спросила: — Значит, это он меня убил?

— Нет, вряд ли. В этом мраке я как следует не разглядела, но, судя по тому, как ты посмотрела на него в последний раз, тебе с ним было спокойно, — Афродита многозначительно приподняла бровь. — Похоже, ты переживешь бардак с Эриком, Хитом и Лореном.

— Зет, мне очень жаль, — пробормотала Стиви Рей. — Афродита мне все рассказала.

Едва я собралась поблагодарить Стиви Рей за сочувствие, как вдруг поняла, что они обе даже не представляют себе истинный масштаб бардака с Эриком, Хитом и Лореном. В школе их в то время не было, а в людских СМИ о смерти поэта-лауреата не сообщалось. Я набрала в грудь побольше воздуха. Так, ради информации — мне было проще обсуждать собственную смерть, чем говорить на эту тему.

— Лорен умер, — выпалила я.

— Что? Когда?

— Два дня назад, — ответила я на вопрос Афродиты. — Все случилось точь-в-точь как с профессором Нолан. Его обезглавили, распяли и прибили к воротам Дома Ночи. А в его сердце вогнали кол, на который пришпилили какую-то жуткую цитату из Библии, — зачастила я, чтобы поскорее закончить этот кошмарный пересказ.

— О не-ет! — протянула Афродита и, смертельно побледнев, тяжело осела на кровать Стиви Рей.

— Зои, это так ужасно! — дрожащим от слез голосом воскликнула Стиви Рей и обняла меня за Плечи. — Вы же были как Ромео и Джульетта!

— Нет! — рявкнула я гораздо резче, чем собиралась, поэтому быстро повернулась к Стиви Рей и натянуто улыбнулась. — Лорен никогда меня не любил. Он меня использовал.

— Для секса? Вот сволочь! — ахнула Стиви Рей.

— Все еще хуже, хотя я запуталась настолько, что согласилась и на секс. Лорен использовал меня по указанию Неферет. Это она велела ему затащить меня в постель! На самом деле он любил только ее, — я поморщилась, вспомнив отвратительную сцену между Лореном и Неферет. — Это было ужасно! Я отдала ему свое сердце, тело, а через наше Запечатление и кусочек души, а он надо мной посмеялся…

— Погоди, не гони! — попросила Афродита. — Говоришь, Неферет велела Лорену тебя обольстить? Зачем ей это, если они были любовниками?

— Неферет хотела, чтоб от меня все отвернулись, — мое сердце болезненно сжалось: кусочки мозаики начали складываться в картинку.

— Что за бред? — изумилась Стиви Рей. — Какая тут связь? Зачем Лорену тебя соблазнять, если они задумали отвратить от тебя друзей?

— Элементарно, — покачала головой Афродита. — Зои пришлось бы все скрывать. Еще бы, Лорен, как-никак, был преподавателем! Полагаю, она не стала оповещать кучку-вонючку о своих шашнях с профессором Блейком. И еще. Я почти уверена, Неферет сделала все, чтоб наш мальчик-красавчик Эрик узнал о том, как его крупно прокатили.

— Эй, я здесь. Не надо говорить обо мне так, будто я погулять вышла.

— Если я не ошиблась в своих предположениях, то это твой здравый смысл погулять вышел! — фыркнула Афродита.

— Ты не ошиблась, — нехотя признала я. — Неферет действительно подстроила так, чтобы Эрик застал меня с Лореном.

— Черт! — выругалась Афродита. — Вот почему он так злился!

— Что? Когда? — пролепетала совершенно ошарашенная Стиви Рей.

— Эрик застал меня с Лореном и чуть не свихнулся. А я только потом узнала, что Лорен — любовник Неферет, а меня он просто использовал. Хотя мы друг друга Запечатлели.

— Запечатлели? Вы с Лореном? Вот дерьмо! — выругалась Афродита.

— Я тогда сама чуть не свихнулась, — продолжала я, не обратив внимания на ее слова. В детали вдаваться совершенно не хотелось, на душе и так было мерзко. — Я как раз ревела под деревом, когда там меня нашли Близняшки, Афродита, Дэмьен, Джеки…

— И Эрик, чтоб ему! — перебила Афродита. — Он был с нами, когда мы обнаружили тебя в слезах и соплях под тем дубом.

Я снова вздохнула, поняв, что игнорировать ее не удастся.

— Угу, а потом Эрик, не ходя с места, просветил всех насчет нас с Лореном.

— Причем самым мерзким образом! — уточнила Афродита.

— Похоже, Эрик действительно повел себя некрасиво, раз даже Афродита называет его поступок мерзким! — вздохнула Стиви Рей.

— Да уж, он расстарался вовсю. Изобразил связь Зои с Лореном как плевок в лицо всем ее друзьям, но и этого ему показалось мало. Короче, он не только выставил ее потаскухой, но и назвал предательницей, за то, что она скрывала твое, Стиви Рей, воскрешение. В результате кучка-вонючка обозлилась до чертиков и объявила Зои бойкот.

— В результате Зои осталась одна-одинешенька, как того и добивалась Неферет, — закончила я, с удивлением обнаружив, насколько просто говорить о себе в третьем лице.

— В моем втором видении о твоей смерти все так и получилось, — сказала Афродита. — Ты была совершенно одна. Ни новенького красавчика, ни кучки-вонючки не просматривалось. Именно твое одиночество сильнее всего и врезалось мне в память.

— А что меня убило?

— Тут опять какая-то путаница. Мне показалось, тебе угрожает Неферет, но когда на тебя напали, ничего толком рассмотреть не удалось. Знаю, это прозвучит несколько странно, но в самый последний момент я заметила, как вокруг тебя что-то клубится что-то черное.

— В смысле, призрак? — нервно сглотнула я.

— Нет. Не совсем. Будь Неферет брюнеткой, я бы подумала, что она прячется у тебя за спиной, и сильный ветер развевает ее волосы. Ты стояла совсем одна и просто умирала от страха. Потом ты позвала на помощь, но, когда никто не откликнулся, ты просто оцепенела от ужаса и решила не сопротивляться. И тогда Неферет или еще какая-то тварь потянулась к тебе и полоснула по горлу чем-то темным и изогнутым, вроде крюка, причем такого острого, что он прорезал твою шею насквозь и снес голову напрочь. — Афродита вздрогнула, а потом добавила: — Если интересно, кровища хлестала фонтаном!

— Кончай, Афродита! Зачем нужны такие натуралистические подробности? — возмутилась Стиви Рей, обнимая меня за плечи.

— Нет, так нужно, — быстро успокоила ее я. — Афродита специально вспоминает подробности. Совсем как тогда, когда видела смерть бабушки, Хита и твою. Только так мы можем понять, как изменить ход событий. Больше ты ничего о моей второй смерти не помнишь? — спросила я Афродиту.

— Только то, что ты звала на помощь, но никто не пришел. Все тебя бросили.

— Сегодня, когда на меня напали по пути в столовую, я тоже жутко перепугалась. На секунду буквально застыла на месте, не зная, что делать, — пробормотала я, похолодев при одном воспоминании об этом кошмаре.

— Может, Неферет и к этому руку приложила — спросила Стиви Рей.

— Понятия не имею. — Я пожала плечами. — Кроме жуткой тьмы ничего разглядеть не удалось.

— Я тоже видела жуткую тьму! — кивнула Афродита. — Противно давать подобные советы, но уж ты постарайся больше не злить свою кучку-вонючку. Без друзей тебе сейчас никак нельзя!

— Это проще сказать, чем сделать, — уныло отозвалась я.

— Почему? — возразила Стиви Рей. — Расскажи им правду о том, что это Неферет подговорила Лорена, и объясни, что не могла рассказать им о том, что я жива, потому что Неферет наверняка… — Стиви Рей замолчала, неожиданно осознав то, о чем говорит.

— Угу, идея блестящая! Скажи им, что Неферет злобная сучка, которая собирает совершенно не умерших красноглазых недолеток, и едва кто-нибудь из кучки-вонючки приблизится к ней, она живенько высосет из него все секреты. Благодаря чему наша Верховная жрица узнает не только о том, что мы знаем, но и обязательно промоет мозги всем твоим приятелям до полного их неприсутствия! — Афродита на секунду задумалась. — Хотя, в принципе, идея неплохая!

— Кстати, — начала Стиви Рей, — Близняшки, Дэмьен и Джек и так знают достаточно, чтобы огрести кучу проблем с Неферет. И про меня они уже знают.

— Вот черт! — вырвалось у меня.

— Правда дерьмо, — согласилась Афродита. — Я как-то и забыла, что они знают про Стиви Рей. Интересно, почему же Неферет до сих пор не высосала мозги у кого-нибудь из твоих придурочных приятелей?

— В последнее время у Верховной жрицы другие заботы, она готовится к большой войне! — Недоумение в глазах Афродиты и Стиви Рей подсказало мне, что известие о гибели Лорена окажется для них не единственной новостью. — После убийства Лорена Неферет объявила людям войну. Не открытую, конечно, а вроде как партизанскую, в стиле террористических бригад. Великая Богиня, какая же она коварная! Ну почему кроме меня никто этого не замечает?!

— Разборки с людьми? — переспросила Афродита. — Хм, интересно! А увеличенный контингент Сынов Эреба станет нашим оружием массового поражения? Как говориться, нет худа без добра.

— Как можно быть такой циничной?! — не выдержала Стиви Рей, вскакивая с кровати.

Афродита подняла руку, пресекая возмущенную тираду моей подруги.

— Во-первых, людей я не очень люблю. Да, да, я не забыла — я теперь и сама человек, но что поделать! Во-вторых, раз Зои жива и здорова, я не слишком беспокоюсь об этой маленькой дурацкой войне!

— Афродита, о чем ты говоришь? — ошеломленно переспросила я.

Она устало закатила глаза.

— Может, все же прислушаешься к тому, о чем я тут распинаюсь? Кажется, теперь все стало более-менее понятно… Мои видения были о войне между людьми, вампирами и какими-то жуткими призраками. Скорее всего, именно они напали на тебя у конюшни. Ничуть не удивлюсь, если это пока еще не знакомые нам приспешники Неферет, — Афродита растерянно замолчали, но потом, пожав плечами, с притворным равнодушием закончила: — Наплевать! Надеюсь, наше знакомство не состоится, потому что война начнется только после твоей смерти. Трагической и нелепой, могу добавить. Другими словами, пока ты жива, никакой войны Неферет не светит. Стиви Рей с шумом перевела дух.

— Афродита абсолютно права! — она повернулась ко мне. — Зои, мы должны беречь тебя как зеницу ока. И не только потому, что мы тебя очень любим, а потому что именно ты должна спасти мир.

— Здорово! Значит, мне еще и мир спасать?! — воскликнула я и подумала: «А раньше я из-за контрольной по геометрии психовала…»

Вот черт!

ГЛАВА 6

— Да, Зет, мир придется спасать тебе, но мы будем рядом, — Стиви Рей плюхнулась на кровать рядом со мной.

— Нет уж, придурочная, рядом буду я! — осадила ее Афродита. — А ты бы лучше убралась отсюда подальше, пока мы не придумаем, что сказать остальной кучке о тебе и твоих презирающих личную гигиену приятелях.

Стиви Рей бросила на Афродиту возмущенный взгляд.

— Что? О каких еще приятелях? — спросила я.

— Афродита, как ты можешь быть такой бесседечной? Они же столько перенесли! Если хочешь знать, для мертвых мытье и прочие чистюльные заморочки первостепенной важности не имсют. Да и для немертвых тоже, — подумав, честно призналась Стиви Рей. — Тем более, наши понемногу меняются и уже привыкают пользоваться тем, что ты купила.

— Погодите, можно не так быстро! О каких приятелях… — начала я, но тут же прикусила язык, сообразив, о ком идет речь. — Стиви Рей, только не говори, что продолжаешь водиться с этим сбродом из туннелей!

— Зои, ты не поняла…

— Сто очков за откровенность, — расхохоталась Афродита. — Перевожу для недогадливых: «Да, Зои, мне очень нравится тусоваться с мерзким сбродом из туннелей», — Афродита здорово изобразила деревенский говор Стиви Рей.

— Прекрати! — машинально осадила ее я, и на взводе повернулась к Стиви Рей. — Я все-таки не понимаю. Будь добра, объясни!

Стиви Рей набрала в грудь воздуха и глубоко вздохнула.

— Понимаешь, мне кажется, что это, — она показала на свою расцветшую на лбу красную Метку, — означает, что я должна помочь остальным красным недолеткам пережить Превращение.

— Красным недолеткам? Ты хочешь сказать, что у остальной нежити такая же Метка, как y тебя?

Стиви Рей отчего-то смутилась и неуверенно пожала плечами.

— Да… ну вроде. Метка с узором только у меня, потому что только я прошла Превращение до конца. У остальных — просто красные контуры полумесяцев. Они до сих пор недолетки. Просто недолетки другого вида.

Вот это да! Онемев от изумления, я хлопала глазами и пыталась переварить только сказанное Стиви Рей.

В первый момент мысль о существовании другого, параллельного вида недолеток, которые постепенно превращаются в вампиров нового вида, привела меня в восторг. Выходит, что все недолетки смогут пережить Превращение, и никто никогда не умрет! По крайней мере, навсегда. Кто не пройдет Превращение, тот просто станет красным вампиром. Велика разница!

Но потом я вспомнила, что творила немертвая нежить из туннелей. Они убили двух моих знакомых ребят. Жутко, жестоко убили. И даже хотели прикончить Хита, и если бы не я, непременно довели бы дело до конца. Черт, они бы и меня убили, если бы я не сумела воспользоваться своею властью над пятью магическими стихиями, чтобы спасти нас обоих.

Еще я невольно вспомнила кровавый огонь, совсем недавно полыхавший в глазах Стиви Рей, и дикую ненависть, столь нехарактерную для моей кроткой подруги. Но сейчас, когда я сидела рядом с ней, и она вела себя совершенно как раньше, мне было слишком легко убедить себя в том, что у меня просто разыгралось воображение.

Я собралась с силами и сказала:

— Стиви Рей, но остальная нежить была просто ужасна!

— Не «была», а «остается», — фыркнула Афродита. — Эти красные недолетки по-прежнему ужасно себя ведут, по-прежнему живут в ужасном месте и по-прежнему ужасные грубияны!

— Но они не такие неуправляемые, как раньше, правда, нормальными их тоже не назовешь — насупилась Стиви Рей.

— Да они обыкновенные вонючие беспризорники, вот они кто! — заявила Афродита. — Просто какие-то «вожди краснокожих»!

— Ну да, у многих из них проблемы, и они не пай-детки, но что с того?

— Я просто говорю, что для начала мы должны разобраться с тобой, а не заниматься еще каким-то сбродом из туннелей!

— Легкий путь далеко не всегда самый правильный! Мне плевать, что должны делать вы, но что делать мне самой, я и так знаю. Я не позволю Неферет больше никого из них использовать! — решительно заявила Стиви Рей.

Наконец до меня дошло, о чем говорит Стиви Рей. Я задрожала от ужаса, а мой желудок скрутило так, что я поняла, что не ошиблась.

— Великая Богиня! Так вот почему Неферет оживляет умерших недолеток и превращает их в вонючую красноглазую нежить! Она хочет их использовать в своей войне против людей!

— Но, Зет, недолетки оживают довольно давно, — напомнила Стиви Рей, — а войну Неферет объявила людям совсем недавно, после гибели профессора Нолан и Лорена Блейка.

Я ничего не ответила. Просто не смогла. То, о чем я подумала, было слишком ужасно, чтобы говорить об этом вслух. Я боялась, что слоги превратятся в маленькие, но смертоносные пули, и если я сложу их воедино, они шквальным огнем уничтожат нас всех.

— В чем дело? — окинув меня пронзительным взглядом, спросила Афродита.

— Ни в чем, — я мысленно перекраивала готовые сорваться с языка фразы, пока они не станут более-менее безопасными. — По-моему, Неферет давно искала повод напасть на людей. Не удивлюсь, если она нарочно создала эту нежить, чтобы со временем превратить ее в личную гвардию. Я видела ее с Элиотом вскоре после того, как он якобы умер. Он полностью был у нее на крючке, она им управляла как марионеткой, даже смотреть было противно! — Меня передернуло при воспоминании о том, как Неферет выговаривала Элиоту, как он кланялся, заискивал, лебезил, а потом лакал ее кровь, и оба при этом получали почти сексуальное удовольствие. Фу, просто с души воротит!

— Вот поэтому я и не могу их бросить! — серьезно сказала Стиви Рей. — Я должна о них заботиться, должна служить примером того, что они тоже могут пережить Превращение. Если Неферет узнает о том, что их Метка изменилась, она попытается манипулировать ими, чтобы они все так же оставались, э-э-э… не очень хорошими. А я думаю, они вполне способны снова стать нормальными. Ведь у меня же получилось!

— А как насчет тех, кто никогда не был нормальным? Вспомни Элиота, о котором только что говорила Зои? Лузером он жил, лузером умер, лузером ожил, лузером и останется, даже если Превратится хоть в красного, хоть в черного, да хоть в серого в яблоках! — Встретив возмущенный взгляд Стиви Рей, Афродита театрально вздохнула. — Я просто хочу сказать, что многие из них никогда не были нормальными. Возможно, там вообще спасать некого.

— Не тебе решать, кого стоит спасать, а кого — нет! — огрызнулась Стиви Рей. — Я, например, до смерти была совершенно нормальной, а сейчас до сих пор абсолютно нормальной не стала. А меня точно стоило спасать!

— Никс! — громко воскликнула я, так что обе они вопросительно уставились на меня. — Только Никс может решать, кого спасать, а кого нет. Не я, не Стиви Рей, и даже не ты, Афродита.

— Кажется, я опять забыла о Никс, — пробормотала Афродита и отвернулась, чтобы спрятать мелькнувшую в глазах боль. — Хотя превратившийся человек Богиню вряд ли интересует!

— Неправда! Ты все еще в ее руках, Афродита! Во всем случившемся с тобой есть промысел Никс. Ели бы наша Богиня тебе не покровительствовала, то вместе с Меткой она забрала бы и твои видения! — возразила я, абсолютно уверенная в своей правоте. Афродита просто заноза в заднице, но по неведомой причине она дорога Никс.

Афродита повернула голову и заглянула мне в глаза.

— Ты точно знаешь, или так, догадываешься?

— Знаю, — твердо ответила я, не отводя от нее взгляда.

— Честно?

— Честно!

— Афродита, все это прекрасно, только не забывай, что ты и сама не очень нормальная, я имею в виду как Превратившийся человек! — не удержалась Стиви Рей.

— Кто бы говорил! — высокомерно бросила Афродита. — Зато я чистая, красивая, не рыщу по вонючим туннелям и не скалю зубы на гостей.

— Кстати, о гостях, — вмешалась я. — Как тебя занесло в туннели?

Афродита закатила глаза.

— Скажем так, меня туда загнала одна деревенская простушка, любительница «Радио-Кантри».

— Да ты чуть с катушек не съехала, когда твоя Метка исчезла! — поспешила напомнить Стиви Рей. А я, в отличие от некоторых, не стерва с большой буквы «С». К тому же, в исчезновении твоей Метки была и моя вина, поэтому я должна была проследить, чтобы с тобой все было в порядке.

— Ты же сама меня укусила, придурочная, чья же это еще вина? — взорвалась Афродита.

— Но за это я уже извинилась.

— Можно не отклоняться от темы, ладно?

— Ладно, я спустилась в дурацкие туннели, потому что, если б нас поймали при дневном свете, твоей альтернативно одаренной подруге пришел бы конец.

— Ясно, но что ты там делала целых два дня?

Афродита смутилась.

— Ну, во-первых, эти два дня я размышляла, стоит ли вообще возвращаться сюда, а во-вторых, помогала Стиви Рей купить кое-что для туннелей и местных красноглазиков. Даже я не смогла бросить их там в таком… — Она выдержала паузу и нарочито поежилась. — В таком кошмарном положении.

— Просто мы в первый раз принимали гостей, — смущенно пояснила Стиви Рей.

— За исключением тех, кого вы заманивали на ужин? — уточнила Афродита.

— Стиви Рей, нельзя позволять нежити есть людей! — горячо напомнила я и поспешно добавила: — Даже бездомных!

— Знаю. Вот тебе еще одна причина, по которой я должна туда вернуться.

— Скорее, ты должна пригласить туда бригаду уборщиков из сервисного центра и приличного дизайнера интерьеров! — процедила Афродита. — Сошла бы и наша прислуга, да, боюсь, твои приятели всех сожрут и косточек не оставят, а, как говорит моя маман, добросовестные нелегалы сейчас на вес золота.

— Я больше не позволяю им есть людей! — ощетинилась Стиви Рей. — И мы потихоньку обживаем туннели, ты сама видела, — она посмотрела на Афродиту.

Но я слишком хорошо помнила эти туннели в Центре Талсы — темные, грязные и жуткие.

— Стиви Рей, а нельзя вам с э-э-э, красными недолетками переселиться в какое-нибудь другое место?

— Нет! — слишком поспешно выпалила Стиви Рей, и тут же, извиняясь, улыбнулась. — Просто мы должны оставаться именно там. Понимаешь, нам нужно быть под землей. — Она украдкой покосилась на Афродиту, которая сморщила носик и безмолвно, одними губами, изобразила «фи». — Знаю, это не совсем нормально, но я же говорила, что мне так и не удалось стать абсолютно нормальной.

— Ах, Стиви Рей, я совершенно с тобой согласна. Да и кто бы говорил о нормальности! — вздохнула я. — Взгляни на меня! — Я продемонстрировала им свои многочисленные татуировки, которые уж точно не были нормальными. — Я сама королева аномалии, но, может, объяснишь, что ты имеешь ввиду под «не совсем нормальностью»?

— Вот-вот, было бы очень любопытно! — подтвердила Афродита.

— Во-первых, я еще не разобралась как следует и самой себе. Превращение завершилось всего несколько дней назад, но у меня появились способности, которыми вряд ли обладают обычные вампиры.

— Например? — не удержалась я, когда Стиви Рей, сделав паузу, принялась задумчиво жевать губу.

— Например, карабкаясь по стене, я будто сливаюсь с камнями, хотя это может объясняться моей внутренней близостью с Землей.

— Да, вполне может, — задумчиво кивнула я. Я вот обнаружила, что, призвав стихии, могу почти полностью растворяться в них и становиться невидимой. Я просто становлюсь частью дождя, ветра, тумана и всего прочего.

— Точно! — просияла Стиви Рей. — Я помню, как ты однажды стала невидимкой!

— Так что, может быть, эта способность не такая уж аномальная? Что если ей обладают все вампиры; имеющие власть над стихиями?

— Вот так всегда! Кому классные способности, а кому гадские видения, — вздохнула Афродита.

— Это потому, что ты ведешь себя как ведьма! — назидательно заявила Стиви Рей.

— Какие еще ненормальности? — поспешно спросила я, пытаясь избежать очередной перебранки.

— Солнца не выношу, могу сгореть на месте.

— По-прежнему? Ты уверена? — уточнила я, потому что солнце угрожало Стиви Рей еще в ту пору, когда она была простой нежитью.

— Уверена она, уверена, — вмешалась Афродита. — Думаешь, почему мы полезли в эти дурацкие туннели? Просто уже рассвет занимался. Мы как раз оказались в центре Талсы, и у Стиви Рей реально крыша поехала.

— Просто я знала, что если не спрячусь под землей, со мной случится нечто ужасное, — смутившись, объяснила Стиви Рей. — И никуда моя крыша не поехала, я просто очень нервничала.

— Похоже, мы с тобой совершенно по-разному оцениваем амплитуду колебаний твоего настроения. Лично я отлично помню, что ты просто обезумела, когда на твою руку попали солнечные лучи. Посмотри, Зет, — Афродита кивнула на правую руку Стиви Рей.

Моя бывшая соседка нехотя закатала длинный рукав рубашки, и я увидела воспаленное красное пятно, расползающееся от ее предплечья к локтю, жутко похожее на след сильного солнечного ожога.

— Ну, это еще не так страшно! — оптимистично воскликнула я. — Хороший крем для загара, темные очки, бейсболка с длинным козырьком — и все будет ОК!

— Если бы! — вздохнула Афродита. — Видела бы ты ее до того, как она вылечилась, хлебнув крови! Да ее рука напоминала кусок неудачно прожаренного мяса. Немного крови и от безобразного ожога третьей степени осталось одно воспоминание. Так, слегка на солнышке перегрелась. Только кто знает, помогла бы кровь, если б ее всю так разукрасило.

— Стиви Рей, дорогая, я вовсе не в качестве осуждения, но только честно — после того ожога ты ела бомжей?

Стиви Рей затрясла головой с такой силой, что светлые «пружинки» ее волос бешено запрыгали.

— Ах, божечки, конечно же нет! По пути в туннели я сделала небольшой крюк и позаимствовала немного крови на местной станции Красного Креста, ну то есть, на пункте переливания крови.

— Позаимствовать — значит, взять и через некоторое время вернуть, — напомнила Афродита. — А как ты собираешься возвращать кровь на станцию? Разве что станешь первой в мире вампиршей-булимичкой и вызовешь у себя рвоту? Другими словами, — Афродита торжествующе взглянула на Стиви Рей, — кровь ты украла! Откуда вытекает еще одна уникальная способность твоей добрейшей лучшей подруги, Зет. Я пару раз видела, как она проявляется, — зрелище незабываемое. Так вот, Стиви Рей офигительно манипулирует сознанием людей, причем обрати внимание на слово «офигительно», то есть просто непостижимо.

— Все сказала? — насупилась Стиви Рей.

— Вообще-то нет, но ты можешь продолжать, — милостиво позволила Афродита.

Стиви Рей скользнула по ней хмурым взглядом и повернулась ко мне.

— Афродита права, я могу проникать в сознание людей и кое-что с ним делать.

— Делать? — переспросила я.

— Например, я заставляю их подойти ко мне или забыть, что меня видели. Это пока все. Но это я умела еще до Превращения, просто сейчас стало проще. Только мне это не нравится. По-моему, это подло.

Афродита язвительно фыркнула.

— Что еще? Чтобы войти в чужой дом, тебе по-прежнему требуется приглашение? — спросила я, но тут же сама ответила на свой вопрос. — Стой, это точно изменилось, ведь я тебя к себе не звала, а ты сюда пролезла. Ты не думай, я бы тебя пригласила, — поспешила уточнить я, — обязательно бы пригласила!

— Насчет этого не знаю. В Красный Крест я попала без всякого приглашения.

— Конечно, после того, как приказала молодой лаборантке открыть дверь, — уточнила Афродита.

Стиви Рей густо покраснела.

— Я не причинила ей никакого зла и вообще никак не обидела! К тому же, она все равно ничего не помнит.

— Но войти она тебя не приглашала? — уточнила я.

— Нет, но ведь эта контора с кровью не частный дом, может, поэтому ничего и не понадобилось. И в эту комнату ты могла меня не приглашать, я же жила здесь. Помнишь, Зет?

— Конечно, помню, — улыбнулась я.

— Если сейчас вы возьметесь за руки и начнете распевать «Мы друзья с тобой навек», я рвану и туалет — не дай бог блевать начну, — предупредила Афродита.

— А ты не можешь что-нибудь сделать с мозгами Афродиты, чтоб она перестала всех доставать? — спросила я Стиви Рей.

— Нет, — вздохнула она. — Уже пробовала. — Почему-то в них мне даже проникнуть не удается.

— Потому что мой интеллект неизмеримо выше твоего, — фыркнула Афродита.

— А самомнение так просто зашкаливает, — не удержалась я. — Продолжай, Стиви Рей.

— Так, ну что еще… — Она ненадолго задумалась, а потом сказала, — Теперь я намного сильнее, чем раньше.

— Превращенные вампиры вообще сильные, — заметила я и тут же вспомнила, что прежде ей регулярно требовалась доза. — А кровь тебе все также нужна?

— Да, но прежней зависимости нет, крышу, как раньше, уже не срывает. Без крови меня слегка ломает, но не думаю, что превращусь в кровососа.

— Но она в этом она не уверена, — подчеркнула Афродита,

— Ненавижу, когда она права, но сейчас она права, — вздохнула Стиви Рей. — О красных вампирах, то есть о новой себе, я знаю так мало, что порой страшно становится.

— Не волнуйся! — поспешила заверить я. — Теперь времени у нас вволю, постепенно все выясним.

Стиви Рей улыбнулась и пожала плечами.

— Вам придется выяснять это все без меня. Мне пора!

С этими словами она развернулась к окну, а я открыла рот от удивления.

— Куда ты? Подожди, нам еще так о многом надо поговорить! Зимние каникулы прервали, в школе опять полно вампиров и недолеток, потом Сыны Эреба и подготовка к войне с людьми… Я даже не знаю, когда я смогу выбраться отсюда, чтобы с тобой увидеться! — зачастила я, и голова у меня пошла кругом от мыслей о происходящей вокруг кутерьме.

— Нe беспокойся, Зет! Твой мобильник по-прежнему со мной. Только звякни, и я проберусь сюда в любое время дня и ночи!

— Нy, насчет дня это ты зря! Наверное, ты имела в виду любое время ночи? — уточнила Афродита, помогая мне открыть окно для Стиви Рей.

— Именно это и имела, — зыркнула на нее моя бывшая соседка. — Кстати, ты можешь пойти со мной, если не хочешь торчать тут и притворяться!

Я только глазами захлопала. Моя лучшая старая-новая подруга Афродиту на дух не переносит, но вот только что позвала ее с собой. Причем, очень даже дружелюбно, вполне в духе Стиви Рей, которую я знала и любила. Мне даже стало неловко, что я думала о ней как об утратившей человечность нежити.

— Я серьезно, если хочешь, пошли, — повторила Стиви Рей, а когда Афродита промолчала, добавила нечто совершенно непонятное: — Мне ли не знать, как тяжело притворяться. А в туннелях это не понадобится!

Я ждала от Афродиты очередной гадости в адрес красных недолеток и царящей в туннелях антисанитарии, но ее ответ смутил меня даже больше, чем предложение Стиви Рей.

— Нет, я останусь здесь и буду изображать недолетку. Зои нельзя оставлять одну! Придурочные Близняшки и педик со своим приятелем не в счет, от них проку, как от козла молока. Но все равно, спасибо, Стиви Рей.

— Видишь, когда хочешь, ты можешь быть очень хорошей! — улыбнулась я Афродите.

— Я не хорошая. Я практичная! Военные действия такая байда: беготня до пота, драки, смерть повсюду. Разве тут сохранишь красивые волосы и ухоженные ногти?

— Афродита, — устало начала я, — хорошей быть вовсе не стыдно.

— Королеве Аномалии, конечно, виднее! — съязвила она.

— Если — Зои Королева Аномалии, значит, ты ее подданная — Ясновидящая Красотка! — бросилась мне на подмогу Стиви Рей. Потом порывисто меня обняла. — Пока, Зет! Скоро увидимся, обещаю!

Я прижала подругу к себе, радуясь, что ее голос и запах совершенно такие же, как прежде.

— Мне так не хочется тебя отпускать!

— Все будет хорошо. Вот увидишь. Все образуется.

Стиви Рей выбралась из окна. Я наблюдала, как она ползет вниз по отвесной стене корпуса. Сперва она походила на гигантское насекомое, потом ее туловище задрожало и стало практически невидимым. Если бы я не видела ее секунду назад в своей комнате, то никогда бы не подумала, что Стиви Рей там вообще была.

— Как ящерица, — заметила Афродита, — Ну та, которая любит маскироваться под цвет окружающих предметов.

— Хамелеон, — подсказала я. — Это ящерица хамелеон.

— Уверена? Почему-то при мысли о Стиви Рей мне всегда представляется лупоглазый геккон.

— Уверена, — нахмурилась я. — Кончай выпендриваться и помоги мне закрыть окно!

Когда окно было закрыто и шторы задернуты, я вздохнула и покачала головой.

— И что мы будем делать?

Афродита принялась рыться в своей маленькой супермодной сумочке-клатче, которую носила на плече как украшение.

— Не знаю, как ты, а я должна нарисовать себе Метку! Представляешь, — она жеманно вздохнула простой подводкой для глаз из простого магазина! Только законченные лохушки пользуются такой отстойной косметикой! В общем, нарисую Метку, а потом потащусь на дурацкое собрание Неферет.

— Я имела в виду, что мы будем делать с этим «умиранием-оживанием»?

— Откуда я знаю? Я этого не просила! — Афродита указала на свою фальшивую Метку. — Лично я мечтаю, чтобы все стало как раньше, то есть до твоего появления и последующих разборок. Хочу быть самой популярной, самой влиятельной, хочу встречаться с самым красивым мальчиком школы. Увы, теперь я не популярная, не влиятельная и даже не недолетка! Я обычная девчонка, которая мучается странными видениями, и даже понятия не имеет, как выбраться из этого дерьма!

Я ответила не сразу. В конце концов, Афродита была права. Это ведь я лишила ее популярности, влияния и самого красивого мальчика школы.

Когда я, наконец, заговорила, то после недюжинного напряжения извилин, неожиданно для себя выразилась коротко и ясно:

— Ты меня ненавидишь.

Афродита долго и внимательно смотрела на меня, а потом медленно произнесла:

— Раньше так и было. Но сейчас я больше всех ненавижу себя.

— Не надо, пожалуйста!

— Почему же не надо, если меня ненавидят все! — Слова Афродиты прозвучали неожиданно резко, а в ее голубых глазах блеснули слезы.

— Помнишь, я недавно зарвалась и возомнила себя идеалом, а ты тогда сказала мне одну неприятную вещь?

Губы Афродиты тронула слабая улыбка.

— Лучше напомни, я частенько говорила тебе неприятные вещи!

— В тот раз ты сказала, что власть меняет характер людей и провоцирует их на ошибки.

— Да… Что-то припоминаю. Но я, в общем-то имела в виду скорее не тебя, а твое окружение.

— Тогда я этого не поняла, но ты была совершенно права и в отношении моих друзей, и в отношении меня.

— И твои глупые закидоны я теперь тоже понимаю. Не все, конечно, но многие, — с улыбкой повторила я. — Поскольку сама успела нагородить их выше крыши, но рйсрена, что самые глупые мои глупости еще впереди!

— Жестокая и неоспоримая правда, — кивнула Афродита. — Кстати, о власти и о том, как она влияет на характер… Постарайся не забывать об этом, когда общаешься со Стиви Рей.

— Что ты имеешь в виду?

— Что слышала. Стиви Рей изменилась.

— Объясни подробнее! — попросила я, чувствуя, как у меня опять скрутило желудок.

— Только не говори, что не заметила в ней ничего странного! — взорвалась Афродита.

— Она многое перенесла, — вступилась я за подругу.

— А я о чем? Многое перенесла и потому изменилась!

— Ты никогда не любила Стиви Рей, и я не жду, что вы с ней станете как Чип и Дейл. Но я запрещаю тебе говорить о ней гадости, особенно после того, как она позвала тебя с собой, чтобы ты тут не надрывалась, изображая из себя недолетку!

Я старательно распаляла себя, то ли потому что меня ранили жестокие слова Афродиты, то ли от того, что не хотела признавать правоту ее слов.

— А ты не подумала, что Стиви Рей позвала меня с собой, чтобы я поменьше с тобой общалась?

— Бред! С какой стати? Она же моя лучшая подруга, а не парень!

— Просто Стиви Рей чувствует: я вижу насквозь ее притворство и непременно открою тебе глаза. Правда в том, что она совсем не такая, как раньше. Не могу сказать, кем стала Стиви Рей, да она и сама этого не знает, но только это уже не твоя прежняя белая и пушистая соседка по комнате.

— Уж конечно! — взорвалась я. — Как она может ею быть! Стиви Рей ведь умерла! Помнишь, Афродита, она умерла на моих руках?! Но я ее подруга, и не отвернусь от нее только из-за того что, пережив Превращение, она как-то там изменилась!

Афродита просто молча стояла и смотрела на меня, причем так долго, что у меня снова заболел желудок. Потом небрежно дернула плечом.

— Ну как знаешь. Продолжай верить в то, во что хочешь верить. Надеюсь, ты права.

— Да, я права, и я не хочу больше это обсуждать! — заявила я, чувствуя, как меня всю трясет.

— Ладно, — ответила она. — Проехали.

— Тогда кончай со своей Меткой, нам на собрание пора!

— Нам?

— Да, нам.

— И тебе плевать, что некоторые решат, будто мы с тобой зарыли топор войны? — спросила она.

— Я скажу так. Некоторые, особенно мои друзья, сотрут языки, обсуждая, с чего это мы с тобой так сдружились.

От удивления Афродита просто глаза вылупила.

— И тогда их последние извилины точно будут заняты не Стиви Рей!

— Никакие у них не последние извилины!

— Проехали!

— В общем, Дэмьен и Близняшки начнут на нас злиться, и если Неферет решит прочесть их мысли, пусть читает, флаг ей в руки!

— Это прямо план, — заметила Афродита.

— Увы, это все, что пришло мне в голову.

— Значит, ты с завидным постоянством действуешь наобум.

— Здорово, что ты во всем видишь положительную сторону!

— Делаю все, что в моих силах!

Афродита, наконец, дорисовала свою фальшивую Метку, и мы направились к двери. Прежде чем выйти, я быстро посмотрела на нее и призналась:

— Кстати, тебя я больше не ненавижу. Ты мне очень даже нравишься.

В ответ Афродита одарила меня самой язвительной из своих многочисленных ухмылок.

— Говорю же, ты прешь наобум, зато с завидным постоянством!

Рассмеявшись, я распахнула дверь и чуть не врезалась в Дэмьеиа, Джека и Близняшек.

ГЛАВА 7

— Зет, надо поговорить, — заявил Дэмьен.

— Мы рады, что она уже уходит! — заявила Шони, злобно сверкнув глазами на Афродиту.

— Смотри, не прищеми дверью свою тощую задницy! — посоветовала Эрин.

Я заметила, как лицо Афродиты перекосило от обиды.

— Замечательно, я пошла!

— Никуда ты не пойдешь! — остановила ее я и, переждав возмущенное шипение Близняшек, решительно продолжила: — Никс покровительствует Афродите. Вы доверяете мудрости Никс? — Я поочередно взглянула на каждого из своих друзей.

— Конечно, доверяем, — ответил за всех Дэмьен.

— Тогда вам придется признать Афродиту одной из нас.

Повисла долгая пауза. Близняшки, Джек и Дэмьен переглянулись и, наконец, Дэмьен огласил общий вердикт:

— Да, мы можем согласиться, что Никс ей покровительствует, но, если быть до конца откровенным, ни один из нас Афродите не доверяет.

— Я доверяю! — объявила я.

Ладно, пусть не на сто процентов, но я точно знала, что Афродита находится под особым покровительством Никс.

— Смешно, но тебе мы тоже не очень доверяем! — напомнила Шони.

— Кучка-вонючка, одно слово! У вас что с мозгами-то? — фыркнула Афродита. — Только что клялись, что доверяете мудрости Никс, а теперь говорите, что не доверяете Зои! Послушайте меня, детки. Зои — супернедолетка. Никого другого Никс так не одаривала! Усекли? — Афродита устало закатила глаза.

— Похоже, Афродита права, — первым нарушил возникшую паузу Дэмьен.

— Да неужели? — язвительно переспросила Афродита. — А я только начала! Тогда специально для вас у меня есть еще одно экстренное сообщение! В моем последнем видении Зои убили, и из-за этого весь мир погрузился в хаос. Догадываетесь, кто стал виновником гибели вашей бывшей подружки? — вскинув брови, Афродита молча уставилась на Дэмьена и Близняшек, а потом торжествующе ответила на свой вопрос: — Вы! Зои убили, потому что вы ее бросили!

— У нее что, правда, было видение о твоей смерти? — тихо спросил Дэмьен. Его лицо было бледно, как мел.

— Вообще-то их было два… Афродита все видела как бы моими глазами, поэтому оба четкостью не отличались. В общем, мне надо держаться подальше от воды и… — я чуть не сказала «Неферет», но буквально в последнее мгновение прикусила язык. К счастью, меня выручила Афродита.

— Короче, ей нельзя приближаться к воде и оставаться одной. Похоже, малыши, вам надо помириться и расцеловаться. Только подождите, пока я отвернуть, а то еще облюю ненароком.

— Зет, ты нас пугаешь, — пролепетала Шони, побледневшая еще сильнее, чем Дэмьен.

— Мы не хотим, чтобы ты умирала, — закончила ее мысль не менее потрясенная Эрин.

— Тогда вам придется пересилить свои обидки и снова принять ее в свою придурочную кучку! — посоветовала Афродита.

— С каких это пор тебе не наплевать, будет Зои живой или мертвой? — поинтересовался Дэмьен.

— С тех самых, как я стала прислушиваться к Никс, а не к себе любимой. Раз Никс беспокоится о Зои, то и я тоже. И это правильно. Вот вы считаетесь ее лучшими друзьями, а из-за пары идиотских секретов и недоразумений повернулись к ней… спиной! — Афродита посмотрела на меня и усмехнулась: — Хорошо, что у тебя есть я, а то с такими друзьями никакие враги не нужны!

Дэмьен развернулся ко мне и покачал головой, но скорее обиженно, чем сердито.

— Лично меня больше всего огорчает то, что с ней ты откровенничала, а от нас все скрывала!

— Эти голубые мальчишки такие ревнивые! — хмыкнула Афродита. — Успокойся, злая Афродита не собирается занять твое насиженное местечко возле Зои. Все элементарно. Вампиры не могут пролезть в мои мысли, вот Зои мне все и выкладывает.

Дэмьен изумленно захлопал ресницами. Потом его лучистые глаза стали большими, как блюдца, и я поняла, что до него, наконец, дошло.

— А твои мысли они тоже читать не могут?

— Нет, — спокойно сказала я.

— О, черт! — выругалась Шони. — Получается, рассказывать нам секреты — это все равно, что объявлять их по школьному радио?

— Не думаю, чтобы вампиры так запросто читали мысли недолеток, — возразила Эрин. — Иначе у многих были бы здесь ого-го какие проблемы!

— Скорее всего, они просто закрывают глаза на всякие мелкие шалости, типа тайных вылазок за территорию школы или обжиманий по углам, — Дэмьен говорил медленно, точно решая сложную задачу. — Небольшие нарушения правил их не волнуют, поэтому постоянно они нас не подслушивают, или как там еще назвать это скрытое психологическое вмешательство.

— Но если они почувствуют, что творится нечто посерьезнее или заподозрят, что у некой группы недолеток появились секреты… — начала я.

— То они тщательно просканируют эту группу, — подхватил Дэмьен. — Выходит, тебе действительно лучше с нами не откровенничать!

— Охренеть! — выругалась Шони.

— Дважды охренеть, — эхом отозвалась Эрин.

— Да, детишки, соображалки у вас явно без ускорителей, — вздохнула Афродита.

— Это имеет отношение к Стиви Рей? — спросил у меня Дэмьен, не удостоив ее замечание вниманием.

Я кивнула.

— Кстати о ней! — вскинулась Шони.

— Что с ней стало? — спросила Эрин.

— Да ни фига с ней не стало! — отрезала Афродита. — Она меня нашла, потом у меня снова появилась Метка, я успокоилась и вернулась в школу.

— А Стиви Рей куда подевалась? — нахмурился Дэмьен.

— Я что, похожа на няньку?! Откуда мне знать, Куда делась ваша деревенская дурища? Сказала, что у нее какие-то жуткие проблемы, ну я и ей поверила, честно говоря, я всегда это подозревала.

— Будешь обзывать Стиви Рей, я тебе физиономию расцарапаю, — предупредила Шони.

— Я помогу тебе, Близняшка, подержу ее тощуу задницу! — проявила солидарность Эрин.

— Близняшки-Дворняжки, одна извилина на двоих! — съязвила Афродита.

— Хватит, черт вас возьми! — завопила я. — Замолчите, наконец! Я могу умереть. Причем, дважды. Сегодня на меня напала какая-то непопятная тварь с крыльями, до сих пор поджилки трясутся. Я понятия не имею, что творится со Стиви Рей, да еще Неферет созывает долбаный Совет, наверное, ей не терпится поделиться с нами своими охренительными планами грядущей войны с людьми, которая никому на фиг не упала! А вы тут в остроумии упражняетесь! Затрахали совсем, голова сейчас лопнет!

— Лучше послушаться! — посоветовала Афродита. — В этом маленьком выступлении я насчитала два неприличных слова и два на грани приличия! Она не шутит!

Я заметила, как Эрин и Шони, отвернувшись, ухмыльнулись. Да, я не люблю сквернословить, но зачем придавать этому такую важность?!

— Хорошо, мы постараемся, — согласился Дэмьен,

— Ради Зои, — лучезарно улыбнулся мне Джек.

— Ради Зои! — хором отозвались Близняшки.

Я оглядела друзей, и мое сердце чуть не растаяло от счастья. Они снова со мной! Что бы ни случилось, они будут рядом.

— Спасибо, ребята! — Я украдкой смахнула непрошенные слезы.

— Давайте все обнимемся! — закричал Джек.

— Черта с два! — фыркнула Афродита.

— И это единственное, в чем мы с ней полностью согласны! — заявила Эрин.

— Кстати, нам пора! — проговорила Шони.

— Дэмьен, нам тоже пора, — напомнил Джек. — Ты обещал Старку, что до совета мы к нему заглянем и посмотрим, как он устроился.

— Чуть не забыл! — воскликнул Дэмьен. — Все, Зет, пока, до скорого!

Они с Джеком направились к двери, за ними слиняли Близняшки. Вскоре до меня донеслись их удаляющиеся голоса, хором обсуждавшие прелести красавчика Старка.

Мы с Афродитой снова остались одни.

— Мои друзья очень даже ничего, правда? — просила я. Афродита обратила на меня свой льдисто-голубой взгляд.

— Твои друзья — полные придурки!

Я ухмыльнулась и толкнула ее плечом.

— Кто как обзывается, сам так называется!

— Похоже, это заразное, — покачала головой Афродита. — Кстати, давай на минутку заскочим ко мне в комнату? Поможешь мне кое в чем разобраться, пока совет не начался.

— Ладно, — пожала я плечами. Настроение стремительно улучшалось. Друзья со мной помирились и даже согласились принять в нашу компанию Афродиту.

Когда мы с Афродитой шагали по коридору к ее комнате, я заметила:

— Ты обратила внимание, как любезно прощаиись с тобой Близняшки?

— У твоих Близняшек симбиотическая связь, надеюсь, кто-нибудь догадается использовать их

для научных экспериментов.

— С таким вредным характером далеко не уедешь! — посетовала я.

— Может, перестанем болтать о пустяках и поговорим о чем-нибудь действительно важном?

— О чем именно?

— Обо мне, разумеется! И о том, ради чего я тебя позвала.

Афродита распахнула дверь в комнату, которую я про себя именовала дворцом. Можно подумать, Афродита обставляла ее в соответствии с советами журнала «Дизайн в стиле «Сплетницы», если бы такой существовал. (Вообще-то, я обожаю «Сплетницу», это мой любимый сериал!)

— Афродита, тебе никто не говорил, что ты, возможно, страдаешь расстройством личности?

— Говорили и не раз. Сразу несколько дорогущих психотерапевтов. Только мне плевать! — Афродита прошла по комнате и распахнула дверцу расписанного вручную шкафа (наверняка антикварного и безумного дорогого), стоявшего возле огромной кровати с резьбой и балдахином (точно антикварной и неприлично дорогой). И вдруг, роясь в шкафу, заявила: — Слушай, постарайся как-нибудь упросить членов Школьного совета дать разрешение на выход из школы тебе, мне (как это ни печально) и кучке-вонючке (как это ни противно).

— Зачем?

Афродита со вздохом повернулась ко мне.

— Зои, пожалуйста, включи голову! Чтобы выяснить, какого хрена, как ты сказала, происходит со Стиви Рей и ее приятелями, нам нужна определенная свобода действий и передвижения.

— Кажется, я запретила тебе говорить плохо о Стиви Рей! Кроме того, ничего такого с ней не происходит!

— Это еще вопрос, но если к разумному обсуждению этой темы ты еще не готова, вспомни об уродах, с которыми она якшается. Что, если ты права, и Неферет действительно решила использовать их против людей? Мне, конечно, люди не очень нравятся, но еще меньше мне нравится война. Думаю, тебе следует над этим задуматься.

— Почему мне? И почему именно я должна добиваться разрешения на вход-выход для всех нас?

— Потому что ты супер-пупер-недолетка, а я твоя красотка-сообщница. Что же касается кучки-вонючки — то они всего лишь твои придурочные адъютанты.

— Ну куда там, умереть не встать! — покачала головой я.

— Слушай, не грузись, потом что-нибудь придумаешь! Как всегда.

Я удивленно захлопала глазами.

— Твоя вера в меня просто поражает!

Я нисколько не преувеличивала. Судя по ее тону, Афродита и вправду была убеждена, что я все как-нибудь разрулю.

— И зря! — Афродита снова принялась рыться и своем забитом под завязку антикварном шкафу. — Уж кому как не мне знать, как щедро одарила тебя Никс. Какая ты у нас могущественная, ловкая, сообразительная и так далее и так далее. Короче, эту проблему ты как-нибудь решишь. Ну, наконец! Господи, ну почему нам запрещают и держать прислугу?! Вечно ничего не могу найти после того, как сама за собой уберу!

Афродита выудила откуда-то зеленую свечу в чудесном зеленом хрустальном стакане и стильную зажигалку.

— Ты хотела что-то узнать о ритуальных свечах?

— Нет, одаренная ты наша! Иногда я просто поражаюсь, почему Никс выбрала именно тебя? — Афродита вручила мне золотую зажигалку. — Хочу, чтобы ты помогла мне проверить, не утратила ли я власть над Землей.

ГЛАВА 8

Я перевела взгляд с зеленой свечи на Афродиту. Она была очень бледна, ее губы сжались в тонкую бескровную линию.

— Ты не призывала Землю после того, как у тебя исчезла Метка? — тихо спросила я.

Афродита покачала головой с таким видом, будто у нее что-то болит.

— Ладно, хорошо. Я тебе помогу. Мне нужно создать круг.

— Именно так я думала, — кивнула Афродита и судорожно втянула в себя воздух. — Давай все выясним и поскорее с этим покончим! — Она отошла к противоположной от кровати стене и замерла, сжимая в руке зеленую свечу. — Север здесь.

— Отлично! — кивнула я и решительно приблизилась к Афродите. Потом повернулась на восток, закрыла глаза и сосредоточилась. — Воздух! Ты наполняешь наши легкие и даешь нам жизнь. Призываю тебя в свой круг!

Далее без Дэмьена и его желтой свечи, символизировавшей Воздух, я тотчас почувствовала ответ стихии — прикосновение легкого ветерка.

Я открыла глаза и по деосилу повернулась на юг.

— Огонь! Ты бережешь и согреваешь нас. Призываю тебя в свой круг!

В комнате заметно потеплело, я улыбнулась, окрыленная ответом второй стихии, а затем повернулась направо, на запад.

— Вода! Ты омываешь и освежаешь нас. Призываю тебя в свой круг!

Прямо у своих ног я почувствовала прохладный плеск невидимых волн. Улыбнувшись, я повернулась к Афродите.

— Готова?

Она кивнула, закрыла глаза и подняла зеленую свечу, символизировавшую ее стихию.

— Земля! Ты окружаешь и поддерживаешь нас. Я призываю тебя в свой круг! — Я щелкнула зажигалкой и поднесла ее к свече.

— О черт! — вскрикнула Афродита и выронила зеленую свечу, будто обжегшись. Та упала на деревянный пол.

Когда Афродита подняла взгляд от груды зеленых осколков и обломков, в ее глазах блестели слезы.

— Я его утратила… — чуть слышно прошептала она, и слезы градом покатились у нее по щекам. — Никс забрала его у меня. Так я и знала… Я знала, что не достойна такого волшебного дара, как власть над Землей!

— Я в это не верю! — протестующее воскликнула я.

— Но ты же сама все видела. Я больше не олицетворяю Землю. Никс забрала у меня свой дар.

— Я не об этом. Я не верю, что Никс отобрала власть над Землей, потому что сочла тебя недостойной.

— Но это так. Я недостойна! — прошептала совершенно убитая горем Афродита.

— Не верю! Вот, смотри! — Я отступила на пару шагов и на этот раз без свечи, повторила: — Земля! Ты окружаешь и поддерживаешь всех нас. Призываю тебя в свой круг!

И тот же миг комната наполнилась звуками и запахами весеннего луга. Стараясь не обращать внимания на то, что Афродита расплакалась еще сильнее, я встала в центр невидимого магического круга и обратилась к последней из пяти стихий:

— Дух! Ты живешь до нашего рождения и останешься после нашей смерти. Дух, призываю тебя в мой круг!

Моя душа запела вместе с откликнувшейся стихией.

Переполненная невероятной силой, всегда сопутствующей созданию круга, я взметнула руки над головой, подняла лицо и посмотрела не на потолок, а как бы сквозь него, в бескрайнее ночное небо. И начала молиться.

Я молилась не так, как молятся моя мама и злотчим, с закрытым сердцем и лицемерным смирением на устах. Во время молитвы и оставалась сама собой и говорила с Богиней так, как говорю с бабушкой или с лучшей подругой. Надеюсь, Богине по душе моя честность.

— Никс, из центра силы, которую ты вручила мне, я взываю к тебе с мольбой! Афродита по теряла твой дар, но я не думаю, что это означает, будто ты от нее отвернулась. Наверное, тут какая-то другая причина. Молю тебя, пошли ей знак, что ты по-прежнему любишь ее и останешься с ней всегда — что бы ни случилось!

Ничего не произошло. Я глубоко вдохнула и снова сосредоточилась, чтобы ничего не пропустить. Иногда Богиня говорит со мной, а иногда просто посыпает нужные мысли прямо мне в голову. \

«Сейчас подойдет любое», — беззвучно прибавила я к мольбе и с


Содержание:
 0  вы читаете: Непокорная : Кристина Каст  1  ГЛАВА 1 : Кристина Каст
 2  ГЛАВА 2 : Кристина Каст  3  ГЛАВА 3 : Кристина Каст
 4  ГЛАВА 4 : Кристина Каст  5  ГЛАВА 5 : Кристина Каст
 6  ГЛАВА 6 : Кристина Каст  7  ГЛАВА 7 : Кристина Каст
 8  ГЛАВА 8 : Кристина Каст  9  ГЛАВА 9 : Кристина Каст
 10  ГЛАВА 10 : Кристина Каст  11  ГЛАВА 11 : Кристина Каст
 12  ГЛАВА 12 : Кристина Каст  13  ГЛАВА 13 : Кристина Каст
 14  ГЛАВА 14 : Кристина Каст  15  ГЛАВА 15 : Кристина Каст
 16  ГЛАВА 16 : Кристина Каст  17  ГЛАВА 17 : Кристина Каст
 18  ГЛАВА 18 : Кристина Каст  19  ГЛАВА 19 : Кристина Каст
 20  ГЛАВА 20 : Кристина Каст  21  ГЛАВА 21 : Кристина Каст
 22  ГЛАВА 22 : Кристина Каст  23  ГЛАВА 23 : Кристина Каст
 24  ГЛАВА 24 : Кристина Каст  25  ГЛАВА 25 : Кристина Каст
 26  ГЛАВА 26 : Кристина Каст  27  ГЛАВА 27 : Кристина Каст
 28  ГЛАВА 28 : Кристина Каст  29  ГЛАВА 29 : Кристина Каст
 30  ГЛАВА 30 : Кристина Каст  31  ГЛАВА 31 : Кристина Каст
 32  ГЛАВА 32 : Кристина Каст  33  ГЛАВА 33 : Кристина Каст
 34  Использовалась литература : Непокорная    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap