Фантастика : Ужасы : Загнанная : Кристина Каст

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35

вы читаете книгу

Дом Ночи зачарован темными силами Неферет и ее неотразимого спутника — Калоны. Зои и ее друзьям удается скрыться в таинственных подземных туннелях под Талсой. Во что бы то ни стало они должны найти выход из расставленной им ловушки и спасти свой Дом Ночи.

Находясь между жизнью и смертью, Зои вынуждена вернуться в ставшие ей родными стены…

Ф. К. Каст, Кристин Каст

ЗАГНАННАЯ

ГЛАВА 1

Мой сон начался с хлопанья крыльев. Почему я сразу не догадалась, что это дурной знак, почему не поняла, что меня снова преследуют пересмешники? Скорее всего, потому что во сне крылья хлопали тихо и монотонно, напоминая жужжание вентилятора или гудение телевизора с выключенным звуком.

Мне снилось, будто я стою посреди прекрасного луга. Дело было ночью, и над верхушками окружавших луг деревьев висела огромная полная лупа. Лившийся от нее серебристо-голубоватый свет был настолько ярким, что отбрасываемые деревьями длинные тени были очень четкими и резкими.

Казалось, все происходит под водой. Впечатление тягучей зыбкости усиливал легкий ветерок, игравший травой вокруг моих босых ног. Он то приминал траву к земле, то взбаламучивал ее, пуская по лугу настоящие травяные волны, не забывая при этом шаловливо ласкать длинные волосы, шелком струившиеся по моим голым плечам.

Босые ноги? Голые плечи?

Я опустила глаза вниз и тихонько ахнула. На мне было вызывающе короткое платье из мягчайшей замши с таким глубоким V-образным вырезом спереди и сзади, что этот наряд едва держался на плечах, обнажая меня чуть ли не по пояс.

Это было чудо, а не платье! Матово-белое, украшенное бахромой, перьями и ракушками, оно будто светилось в лунном сиянии. И еще оно было сплошь расшито мерцавшими под луной сложными узорами из разноцветных бусин.

Видите, какое у меня богатое воображение?

Платье что-то мне напомнило, но я не стала особо мучиться. Зачем напрягать мозги во сне ?

Вот почему вместо разгадывания загадок своего дежавю я закружилась по лунному лугу, а послушное воображение уже готовило мне неожиданную встречу с Заком Эфроном или даже самим Джонни Деппом. Вот сейчас кто-нибудь из них выйдет из-за деревьев, увидит меня и начнет бесстыдно заигрывать…

Не переставая кружиться, я огляделась по сторонам, и мне вдруг почудилось, будто за деревьями мелькают какие-то тени. Я остановилась и пристально вгляделась в темноту. Вообще-то мне часто снятся совершенно идиотские сны, поэтому я бы нисколечко не удивилась, если бы увидела, как на прогнувшихся от тяжести ветках деревьев призывно покачиваются и позвякивают банки с колой, умоляя поскорее сорвать их…

И тут я заметила его .

На самом краю луга, прямо из тени деревьев возникла фигура.

Лунный свет ласкал его гладкую, словно отполированную, кожу.

Он что, голый?

Я замерла. Кажется, мое воображение окончательно рехнулось. Честно сказать, я вовсе не собиралась резвиться на поляне с голым парнем, пусть даже с самим загадочным и прекрасным Джонни Деппом!

— Что ж ты медлишь, любовь моя?

При первых звуках этого голоса по моему телу пробежала странная дрожь, и в тот же миг в листве деревьев я различила жуткий насмешливый хохот.

— Кто ты?

К счастью, во сне в моем возгласе было не заметно подступающей к моему сердцу паники.

Его смех был столь же глубок и прекрасен, как и его голос, но этот смех вызвал во мне еще больший ужас. Волной пробежав по ветвям молчаливо наблюдавших за нами деревьев, он задрожал и воздухе.

— Притворяешься, будто не узнаешь меня?

На этот раз от звука его голоса затрепетало все мое тело, а волоски на руках встали дыбом.

— Ну да, я тебя знаю. Я же сама тебя выдумала! В конце концов, это же мой сон! Ты — помесь Джонни с Заком.

Я смотрела на него и сама себе удивлялась: как это мне удается говорить так беспечно, в то время как мое сердце колотится, как бешеное. Да тут и навскидку было ясно: мой таинственный собеседник не был общим клоном этих двух суперсексуальных актеров.

— Может быть, ты Супермен или прекрасный принц?

Я понимаю, как жалко выглядела эта попытка спрятаться от правды!

— Я не плод твоего воображения. И ты меня знаешь. Меня знает твоя душа.

Мои ноги будто налились свинцом и приросли к земле, но мое тело само по себе медленно двинулось к нему, словно его голос был огромным и неумолимым магнитом. Шаг за шагом я медленно подходила, запрокидывая голову выше… еще выше…

Передо мной стоял Калона. Если честно, я узнала его, едва услышав этот чарующий голос, просто не хотела признавать. Но как он мог мне присниться?

Кошмар! Значит, это не сон, а кошмар.

Калона был совершенно голым, однако тело его не было плотным: оно дрожало и колыхалось на ласковом ветерке. За спиной падшего ангела, в густой зеленой тени деревьев, я разглядела призрачные тени его детей — воронов-пересмешников. Они крепко держались за ветки человеческими руками и ногами, а на их жутких птичьих лицах особенно страшно светились злобные человеческие глаза.

— Все еще не узнаешь!

Глаза его были темны, как беззвездное небо. Но на зыбком призрачном теле они единственные казались живыми. И еще его завораживающий голос.

«Ладно, пусть это кошмар, но это мой кошмар! Я могу просто взять и проснуться. Я хочу проснуться! Хочу проснуться!»

Но я не проснулась. Не смогла. Это было не в моей власти. Это я была во власти Калоны. Это он навел на меня этот кошмар, создав призрачный луг, и заманил меня на него, закрыв за моей спиной двери реальности…

— Чего ты хочешь? — выпалила я, чтобы Калона не заметил, как дрожит мой голос.

— Ты знаешь, чего я хочу, любовь моя. Я хочу тебя.

— Я не твоя любовь!

— Зачем ты упрямишься? Моя. — И он подошел ко мне, причем настолько близко, что я почувствовала исходивший от его зыбкого тела холод. — Моя А-я .

А- я… Такое имя дали мудрые индейские гагуйи девушке, которую создали из глины, дабы заманить в ловушку этого падшего ангела и жестокого насильника. Я оцепенела от ужаса.

— Я не А-я !

— Ты повелеваешь стихиями, — произнес чарующий голос — жуткий и ласковый, чудесный и грозный, манящий и пугающий одновременно.

— Этот дар вручила мне Богиня! — пролепетала я.

— Ты и раньше повелевала стихиями, любовь моя. Ты была создана из них. Создана, чтобы любить меня.

Он поднял свои тяжелые черные крылья. С тихим шелестом они распахнулись и окружили меня леденящим холодом.

— Нет! Ты меня с кем-то путаешь. Я не А-я!

— Ты заблуждаешься, любовь моя. Я чувствую ее в тебе.

Крылья сомкнулись плотнее и притянули меня к нему.

И хотя весь он по-прежнему был зыбок, словно сгусток застывшего тумана, я его чувствовала . Его мягкие крылья зимним холодом обжигали мое спящее тело. Его обнаженный торс опалял мою кожу, пронзал электрическими разрядами, жег желанием, которому я не хотела подчиняться, но не могла противостоять.

Смех его был самим соблазном. Мне хотелось в нем раствориться.

Я подалась вперед, закрыла глаза и громко ахнула, когда ледяной холод его духа скользнул по моей открытой груди. Самые сокровенные уголки моего тела пронзила сладкая боль, и я поняла, что теряю над собой власть.

— Тебе нравится эта боль. Она доставляет тебе наслаждение . — Крылья прижали меня еще крепче, а его тело стало еще плотнее и холоднее, сделав ледяное наслаждение почти невыносимым. — Отдайся мне, — Калона был охвачен желанием, а его завораживающий голос звучал как расплавленный соблазн, — в твоих объятиях я провел долгие столетия. Теперь моя очередь повелевать тобой. Я подарю тебе наслаждение, в котором ты забудешь обо всем на свете. Сбрось оковы своей богини и приди ко мне. Будь моей, отдай мне свою душу и тело, а я подарю тебе весь мир!

Струйки ледяного черного дыма от крыльев Калоны змеились вокруг меня… они льнули… играли… ласкали…

Смысл его слов разом рассеял марево боли и наслаждения, как солнечный свет выжигает росу на траве. Ко мне вернулось самообладание, позволив вырваться из его объятий. Я встряхнулась, как вымокшая под дождем кошка, и сбросила с себя темные клочья тумана.

— Нет. Я не твоя возлюбленная. Я не А-я . И я никогда не отрекусь от Никс.

Стоило мне произнести имя Никс, как кошмар исчез.

Я села в постели, дрожа и задыхаясь. Стиви Рей тихо сопела рядом, но Нала уже проснулась и включила ворчалку. Моя кошка выгнула дугой спину, распушила шерсть и, угрожающе прищурив глаза, смотрела куда-то поверх моей головы.

— Вот черт! — взвизгнула я и выскочила из постели. Потом обернулась и задрала голову, ожидая увидеть Калону, парящего над нами, подобно гигантской летучей мыши.

Но никого не было. То есть вообще никого и ничего.

Я схватила Налу, уселась на кровать и трясущимися от страха руками принялась гладить свою кошку.

— Это был просто кошмар… дурной сон… Бывает же, правда? Просто кошмар, — твердила я Нале, хотя прекрасно понимала, что все это вранье.

Калона был не просто кошмаром. Он был реальным , причем реальным настолько, что каким-то чудом ему удалось проникнуть в мои сны.

ГЛАВА 2

Ладно, хватит страдать! Пускай Калона настоящий, пусть он ухитрился пролезть в твой сон, но теперь-то ты проснулась. Соберись, тряпка!» — грозно приказывала я себе, продолжая гладить Налу.

Ее знакомое мурчание потихоньку меня успокоило. Стиви Рей пошевелилась во сне и пробормотала что-то неразборчивое. Потом, не просыпаясь, улыбнулась и сладко вздохнула. Ну вот, хоть кому-то повезло со снами!

Я осторожно отогнула край одеяла, под которым лежала моя подруга, и с облегчением перевела дух. На повязке, туго намотанной поверх страшной раны, не было крови. Это был хороший знак.

Стиви Рей снова зашевелилась и открыла глаза. Несколько мгновений она растерянно смотрела перед собой, потом узнала меня и сонно улыбнулась.

— Как ты себя чувствуешь? — спросила я.

— Нормально, — сипло ответила Стиви Рей. — Не волнуйся, все обойдется.

— Попробуй не волноваться, когда твоя лучшая подруга взяла моду то и дело умирать, — улыбнулась я.

— На этот раз я осталась жива. Чуть-чуть не умерла, только и всего.

— Скажи это моим нервам! — вздохнула я.

— Передай своим нервам, чтобы они успокоились и шли спать, — посоветовала Стиви Рей и, закрыв глаза, натянула одеяло на голову. — Со мной все в порядке, — сонно повторила она. — И со всеми нами тоже.

Дыхание ее стало глубоким и ровным, и не успела я опомниться, как моя лучшая подруга снова уснула.

Я подавила глубокий вздох, вернулась в постель и постаралась устроиться поудобнее. Нала, уже свернувшаяся клубочком между мной и Стиви Рей, скорбно подняла голову и выдала свое жалобное «ми-ии-уф». Похоже, она тоже советовала мне расслабиться и уснуть.

Уснуть? И снова попасть в тот же сон? Нет, спасибо. Как-нибудь в другой раз.

Я лежала, прислушиваясь к дыханию спящей Стиви Рей, и рассеянно поглаживала Налу. Просто не верилось, до чего обычно все выглядело внутри созданного нами крошечного островка спокойствия. Глядя на мирно сопящую Стиви Рей, невозможно было представить, что всего несколько часов назад грудь ей пронзила стрела, наш привычный мир раскололся на миллиард осколков, и мы бежали из Дома Ночи.

Я изо всех сил боролась со сном, и в моем затуманенном мозгу опять замелькали жуткие события вчерашней ночи. Заново перелистывая страницы этой страшной книги, я снова и снова поражалась тому, как же нам все-таки удалось спастись…

Я вспомнила, как Стиви Рей попросила меня взять карандаш и листок бумаги, чтобы, не теряя времени, составить подробнейший список всего, что может нам понадобиться в туннелях, если судьба заставит нас обосноваться там надолго.

Она говорила все это совершено спокойным тоном, сидя передо мной с торчащей из груди стрелой. Помню, что меня дико мутило при одном взгляде на нее, и я отвернулась и пробормотала:

— Стиви Рей, мне кажется, сейчас не лучшее время для составления списков.

— Ой, божечки, как болит-то! Даже сильнее, чем когда наступишь голой пяткой на колючку чертополоха, — Стиви Рей со свистом втянула в себя воздух и поморщилась, однако нашла в себе силы обернуться через плечо и улыбнуться Дарию, который, резким движением разорвав рубашку на ее спине, хмуро осматривал торчащее между лопаток Стиви Рей острие стрелы. — Извини, я не имела в виду, что мне больно из-за тебя. Кстати, как тебя зовут?

— Имя мне Дарий, о жрица.

— Он воин, Сын Эреба, — добавила Афродита и улыбнулась на редкость милой улыбкой. Почему на редкость? Да потому что Афродита ужасно вредная, избалованная и злобная девчонка, хотя все больше и больше мне нравится. Короче говоря, милой она бывает крайне редко и практически всегда этому есть серьезная причина. Сейчас причина лежала — вернее, стояла — на поверхности. И имя этой причины было Дарий.

— Редкий случай, когда пояснения излишни, — заметила Шони. — Мы и так видим, что он воин. Он же сложен, как гора!

— Божественная гора! — промурлыкала Эрин, посылая Дарию воздушные поцелуи.

— У этой горы уже есть хозяйка, Близняшки-Деревяшки! Идите, поиграйте друг с дружкой, — мгновенно огрызнулась Афродита, но на этот раз без особой злобы.

Да, кстати, Шони и Эрин на самом деле никакие не Близняшки и даже не сестры. Белокожая и гoлyбоглaзaя красотка Эрин выросла в Оклахоме, а жгучая карамельная брюнетка Шони родом с Восточного побережья, в ее жилах течет ямайская кровь. Но духовная близость связала наших Близняшек сильнее скучных уз генетики. Порой нам всем кажется, что Шони и Эрин разлучили при рождении, но они нашли друг друга благодаря таинственному близнецовому радару.

— Ладно, как скажешь. Спасибо за напоминание о том, что мы остались без своих парней, — буркнула Шони.

— Которых, может быть, сожрали эти вонючие птицелюди, — добавила Эрин.

— Выше нос, Близняшки! Бабушка Зои не говорила, что пересмешники едят людей! Она сказала, что они просто хватают их своими огромными клювами, а потом колошматят об стену, пока все кости не переломают, — с ослепительной улыбкой пояснила Афродита.

— Афродита, тебе не стыдно? — вздохнула я. На самом деле она была права. Но еще страшнее было то, что и Близняшки, возможно, не ошибались…

Но я не хотела даже думать об этом, поэтому сосредоточилась на Стиви Рей. Она выглядела просто жутко — бледная, в испарине, вся залитая кровью.

— Стиви Рей, может быть нам лучше перенести тебя…

— Нашел! Нашел! — В небольшой боковой туннельчик, переоборудованный под жилище Стиви Рей, ворвался раскрасневшийся Джек в сопровождении неизменной палевой лабрадорши по имени Инфанта. Джек радостно размахивал над головой небольшим белым чемоданчиком с Красным крестом. — Он был там, где ты и сказала, Стиви Рей! В этом отсеке, типа кухни.

— Как только отдышусь, непременно отмечу, что был приятно изумлен, обнаружив здесь исправные холодильники и работающие микроволновки, — пропыхтел Дэмьен, входя в комнату следом за Джеком. — Не забудь объяснить, как вы умудрились оснастить туннели всеми этими чудесами, включая работающее электричество. — Увидев залитую кровью рубашку Стиви Рей и торчащую из ее груди стрелу, Дэмьен замолчал и побелел, как полотно. — Разумеется, все это ты расскажешь мне после того, как придешь в себя и перестанешь быть en brochette [1].

— Бро — что? — прищурилась Шони.

— Чего шет? — вздернула брови Эрин.

— Это французское слово, ослицы. Обозначает нечто — чаще всего мясо — насаженное на вертел. Даже когда зло «над этою страной носиться будет, к убийству призывая гласом мощным, и птиц войны спуская» [2] — в этом месте Дэмьен выразительно поднял брови, намекая Близняшкам, что он намеренно перефразировал Шекспира, приблизив его к современности, — нельзя забывать о расширении своего словарного запаса, — закончил он.

Судя по растерянному виду Близняшек, стрелы Дэмьена пролетели мимо цели. Он мученически закатил глаза и повернулся к Дарию. — Вот, я нашел это в груде совершенно нестерильных инструментов. — С этими словами Дэмьен достал нечто похожее на гигантские ножницы.

— Этими ножницами проволоку можно резать спокойно. Мы же попробуем их на железе потверже. Дай мне скорее аптечку и все инструменты, — скомандовал Дарий, не поворачивая головы к Дэмьену.

— Что ты собираешься ими делать? — с любопытством спросил Джек.

— Перекушу оперенье стрелы, что торчит из грудины, после чего попытаюсь извлечь все древко без помехи, — мрачно пояснил Дарий. — Только тогда сможет рана ее затянуться.

Джек охнул и непременно осел бы на землю, если бы Дэмьен его не подхватил. Лабрадориха Инфанта жалобно завыла и прижалась к ноге Джека.

Фанти ни на шаг не отходила от Джека после того, как ее прежний хозяин, недолетка по имени Старк, умер, потом воскрес, превратился в немертвую нежить и пустил стрелу в Стиви Рей, приводя в жизнь злодейский план Неферет по освобождению кошмарного падшего ангела Калоны (ну да, в пересказе все это звучит совершенно бредово, но, насколько я успела убедиться, злодейские планы все такие).

Кстати, вы уже знаете, что Джек и Дэмьен — сладкая парочка? Проще говоря, они голубые дружки. Такие дела. Бывает, правда? И гораздо чаще, чем вы думаете. Нет, постойте-ка, не так… Это случается гораздо чаще, чем думают родители !

— Дэмьен… Может, вы с Джеком это… еще разок прогуляетесь на кухню? Посмотрите, что там есть съестного для всех нас? — попросила я, пытаясь придумать им какое-нибудь дело, чтобы эти красавчики не стояли и не таращились на Стиви Рей. — Мне кажется, нам всем срочно нужно подкрепиться.

— Всем, кроме меня, — поправила Стиви Рей. — Меня стошнит от любой еды… Кроме крови, конечно. — Она попыталась виновато пожать плечами, но вдруг ахнула и побелела еще сильнее, так что стала совсем как бумага.

— Да мы с Близняшкой тоже не особо проголодались, — заметила Шони. Она таращилась на торчащую из спины Стиви Рей стрелу с тем неприличным любопытством, которое заставляет людей глазеть на искореженные в аварии машины.

— Точно, Близняшка, — кивнула Эрин, беззастенчиво пожиравшая глазами Стиви Рей.

Я уже приготовилась открыть рот и сказать им всем, что мне до лампочки, проголодались они или нет, и я просто пытаюсь занять их каким-нибудь делом и выставить отсюда, но тут в комнату ворвался Эрик Найт.

— Полюбуйтесь! — закричал он, потрясая чудовищным допотопным магнитофоном для проигрывания компакт-дисков и кассет. Кажется, во времена моей мамы их называли стереосистемами или типа того. Но это было сто лет назад, в 80-е.

Даже не посмотрев на Стиви Рей, Эрик водрузил свою бандуру на стол и принялся крутить огромные серебристые ручки, бормоча себе под нос, что даже в туннелях наверняка можно поймать какую-нибудь волну.

— Где Венера? — спросила у него Стиви Рей. Судя по тому, как дрожал ее голос, каждое слово давалось ей с огромным трудом.

Эрик наконец-то оторвался от своей находки и посмотрел на занавешенное одеялом круглое отверстие туннеля, служившее дверью в комнату. На пороге никого не было.

— Она шла за мной. Я думал, она здесь, а вот… — Тут Эрик взглянул на Стиви Рей и осекся. — Черт побери. Очень больно, да? — негромко спросил он. — Ужасно выглядишь.

Стиви Рей попыталась улыбнуться, но у нее ничего не вышло.

— Ничего страшного, мне уже лучше. Хорошо, что Венера помогла тебе с магнитофоном. Иногда тут что-то ловится.

— Ну да, Венера так и сказала, — пробормотал Эрик, не сводя глаз с наконечника стрелы, торчащего из спины Стиви Рей.

Похоже, у меня все-таки окончательно сдали нервы. Вот почему, несмотря на безумный страх за Стиви Рей, я тут же начала переживать за пропавшую Венеру, пытаясь вспомнить, как она выглядит.

Когда я в последний раз видела красных недолеток, они еще не были «красными», то есть контуры полумесяцев у них на лбах оставались синими, как при жизни. Но потом эти недолетки умерли. И снова ожили, превратившись в чокнутых кровожадных чудовищ. Такими они и оставались до тех пор, пока Стиви Рей не пережила Превращение.

Каким- то образом человечность Афродиты (кто мог знать, что у нее она вообще присутствует?) соединилась с силой пяти стихий (которые подчиняются мне, как послушные щенки) и произошел фокус-покус. То есть Стиви Рей вновь обрела человечность, а вместе с ней получила роскошную татуировку взрослого вампира в виде переплетенных цветов и виноградных лоз на лбу и висках. Только ее татуировка оказалась не синей, как у всех нормальных вампиров, а красной. Цвета свежей крови, если быть совсем точной.

После началось таинственное преображение всей остальной нежити. У всех умерших и оживших недолеток Метки поменяли цвет на красный. Теоретически это должно было означать, что к ним тоже вернулась человечность. Но только теоретически. Дело в том, что после Превращения Стиви Рей у меня совсем не было времени пообщаться с ними поближе, так что я не могла ничего утверждать наверняка.

Ах, да, совсем забыла сказать — у Афродиты Метка как раз исчезла. Полностью. Получалось, она теперь снова стала человеком, но это не совсем так. У нее по-прежнему бывают видения, и она разговаривала с Никс.

Так, зачем я все это рассказываю? Ах да, мы говорили о Венере! Короче, когда я видела ее в последний раз, она была настоящей мерзкой нежитью. Но теперь-то она тоже должна была Превратиться! И это меня слегка настораживало. Дело в том, что до своей смерти (и воскрешения) Венера дружила с Афродитой, а наша белокурая красотка никогда не выбрала бы себе в подруги уродину.

Ой, вы наверное думаете, что я чокнутая завистница? Честное слово, дело не в этом! Дело не в Венере, а в Эрике Найте. Он не только не отразим, как Супермен Кларк Кент, он еще очень талантливый и вообще чудесный парень. То есть вампир, пусть и недавно Превратившийся.

И он мой парень. То есть мой бывший парень. Но совсем недавно бывший. Черт побери, наверное, я кажусь вам полной идиоткой? Хорошо, дело в том, что я буду ревновать Эрика ко всем на свете, даже к странноватым красным недолеткам, если только он проявит к ним особый интерес (особый в данном случае означает — любой, даже самый незначительный).

К счастью, деловитый голос Дария прервал мой кретинский внутренний монолог.

— Радио пусть подождет, отложите игрушки, более важное дело нас всех призывает. Как только вытащу древко стрелы я из тела, переодеть нужно будет больную и дать свежей ей крови.

С этими словами Дарий поставил на прикроватный столик аптечку, открыл ее и вытащил бинты, спирт и разные устрашающего вида инструменты.

На этот раз все захлопнули рты и притихли.

— Вы знаете, что я люблю вас всех, как свежие пшеничные лепешки с медом! — заявила Стиви Рей, натянуто улыбаясь. Мы молча закивали в ответ. — Значит, не обидитесь, если я попрошу всех, кроме Зои, убраться отсюда подальше и подождать, пока Дарий будет вытаскивать из меня стрелу?

— Всех, кроме меня? — замахала руками я. — Нет, нет, нет и еще тысячу раз нет! Я-то тут зачем нужна?

В затуманенных болью глазах Стиви Рей заплясали веселые огоньки.

— Затем, что ты наша Верховная жрица. Ты должна остаться и помочь Дарию. К тому же ты уже однажды видела, как я умираю, а значит, ничего страшного тебя не ждет. — Она помолчала, перевела взгляд на мои по-идиотски застывшие в воздухе руки и выпалила: — Умереть не встать, Зои! Да ты посмотри на свои ладони!

Я в недоумении уставилась на свои ладони — и не смогла сдержать изумленного вздоха. Они сплошь были покрыты татуировкой, в точности повторявшей сложное кружево Меток, расползавшихся с моего лба и висков мне на шею, плечи, спину и талию.

«Черт возьми, как же я могла забыть?» Я ведь ясно почувствовала знакомое покалывание перед тем, как мы спустились в туннели, и даже поняла, что оно означает! Моя богиня Никс, воплощение Ночи, вновь Отметила меня своим несмываемым клеймом, напоминая о том, что выделяет меня из числа всех недолеток и взрослых вампиров мира.

Ни у одного недолетки нет таких сложных и разветвленных Меток. Только после того как недолетка завершает свое Превращение, полумесяц на его лбу полностью закрашивается, а на лице появляется неповторимый сапфировый узор — несмываемый знак вампира.

Я одна такая особенная. С лицом взрослого вампира и телом недолетки, не завершившей Превращение. Заметьте, сейчас я говорю только о лице! А остальные мои татуировки? Таких не существует больше ни у кого на свете — ни у недолеток, ни у взрослых вампиров. И при этом у меня не было ни малейшего представления о том, что это все означает!

— Зои, они шедевральны! — раздался у меня над ухом восхищенный голос Дэмьена, который и тут не упустил случая щегольнуть своим словарным запасом. Он робко дотронулся до моей руки.

Я оторвала взгляд от своих ладоней и заглянула в его милые карие глаза, проверяя, не стал ли он смотреть на меня по-другому. Больше всего на свете я боялась прочесть на его лице следы благоговения, тревоги или, самое ужасное, страха. Но мой друг Дэмьен глядел на меня со своим обычным дружелюбием и улыбкой.

— Я почувствовала их, еще когда мы спускались и туннели. Просто забыла, — пробормотала я.

— Наша Зет в своем репертуаре! — воскликнул Джек. — Только она могла забыть о настоящем чуде!

— Да уж, чудо чудное! — кивнула Шони.

— Причем, с нашей Зои так всю дорогу, — воскликнула Эрин. — Она, наверное, уже привыкла.

— У меня единственная татушка испарилась, а она вся в картинках, как рецидивистка, — хмыкнула Афродита. Но ее веселая улыбка сполна компенсировала ядовитость тона.

— Воля Богини во всех этих Метках нам явлена ясно, — сурово произнес Дарий. — Избрана ты и идешь по пути, что начертан Богиней. Жрицей Верховной всем нам тебе быть предназначено свыше, сильною будь и останься со мной, нам нужна твоя помощь.

— Вот черт, — с присущей мне искренностью ответила я, нервно сжав руки в кулаки, чтобы спрятать татуировки.

— Ох, ну просто дети малые, честное слово! — вздохнула Афродита и решительно подошла к кровати, на краешке которой сидела Стиви Рей. — Ладно, я останусь и помогу. Меня нисколько не пугает боль и кровь — если они не мои, разумеется.

— Тогда пойду к выходу из туннелей. Может быть, там прием получше. — С этими словами Эрик подхватил свой дурацкий магнитофон и, даже не взглянув на меня и не сказав ни слова о моих татуировках, скрылся за занавешенной одеялом дверью.

Представляете, как мне было обидно?

— А я, пожалуй, займусь приготовлением пиши, решил Дэмьен и, подхватив под ручку Джека, направился к выходу следом за Эриком.

— Ага, мы ведь с Дэмьеном геи, а значит — прирожденные повара! — радостно воскликнул Джек.

— Тогда мы идем с вами! — решила Шони.

— Вот именно. Геи-то вы, конечно, без вариантов, а вот насчет ваших кулинарных способностей нам ничего не известно. Так что мы с сестричкой вас проконтролируем, — решила Эрин.

— Кровь не забудьте найти и вино разыщите. Кровью с вином подкрепить свои силы ей будет полезно, — напутствовал их Дарий.

— Один из холодильников доверху забит кровью. Что касается вина, то тут вам понадобится Венера, — сказала Стиви Рей и болезненно поморщилась, потому что Дарий уже намочил в спирте тампон и принялся бережно протирать кожу вокруг наконечника стрелы. — Венера любит вино. Вы ей скажите, она все достанет.

Близняшки замерли на пороге и неуверенно переглянулись. Наконец Эрин высказалась за двоих:

— Стиви Рей, а эти красные безопасны? Ты только не обижайся, но мы хотели бы заранее знать, чего от них ждать. В конце концов, это ведь они убили тех двух парней из «Юниона» и похитили парня Зои!

— Бывшего парня! — поспешно поправила я, но никто не обратил на меня внимания.

— Разве Венера только что не помогла Эрику с магнитофоном? — спросила Стиви Рей. — А Афродита прожила тут целых два дня. Как видите, она все еще целехонька.

— Ну, это еще ничего не доказывает! Эрик — здоровенный парень и взрослый вампир. Такого, попробуй, укуси, — пробормотала Шони.

— Хотя хотелось бы, правда? — невинно спросила Эрин.

— Еще как, Близняшка! — Девчонки повернулись ко мне и синхронно подмигнули. — Что касается Афродиты, то она такая поганка, что ее и кусать-то страшно!

— А мы с Близняшкой — просто ваниль с шоколадом. При виде таких лакомых кусочков даже в святом проснется чудовищный кровосос! — обреченно добавила Эрин.

— При взгляде на вас у любого кровососа пропадет аппетит, — нежнейшим тоном заметила Афродита.

— Девочки, хватит ссориться! — всполошилась Стиви Рей. — А то сама перекусаю всех без разбора — и правого, и виноватого.

Как оказалось, кричать ей было противопоказано. Она жутко побелела, сморщилась от боли и тяжело задышала.

— Вот что, из-за вашей болтовни Стиви Рей еще больше мучается, а у меня раскалывается голова! — воскликнула я, теряя терпение. На самом деле меня жутко тревожила Стив Рей, которой с каждой секундой становилось все хуже и хуже. — Вам ясно сказано — красные недолетки не опасны вы отлично помните, что они вместе с нами вырвались из Дома Ночи и до сих пор даже не пытались на нас напасть. Так что будьте лапочками, послушайтесь Стиви Рей и разыщите Венеру.

— Не хочу начинать спор, но твои слова еще ничего не доказывают, — возразил мне Дэмьен. — Мы бежали в спешке, спасая свои жизни. В таких обстоятельствах не до кровопийства. Даже волки не нападают на зайцев, спасаясь от лесного пожара!

— Стиви Рей, скажи им еще раз — красные недолетки опасны? — устало спросила я.

— Постарайтесь не обижать их и принять такими, какие они есть, — с усилием ответила Стиви Рей, — В конце концов, они не виноваты в том, что умерли, а потом ожили.

— Все, довольны? — рявкнула я.

Честно вам признаюсь, у меня тогда голова была занята другим, поэтому я не обратила внимания на то, что Стиви Рей ушла от прямого ответа на мой вопрос.

— Ладно, но ответственность на Стиви Рей, — громко заявила Шони.

— Вот-вот! Если кто-нибудь из них попытается нас укусить, мы с ней рассчитаемся сполна, как только она поправится, — пригрозила Эрин.

— Кровь и вино нам нужны, торопитесь, сороки! — прикрикнул на них Дарий, — Меньше пустой болтовни, больше нужного дела!

Все гурьбой высыпали из комнаты, оставив меня с Дарием, Афродитой и лучшей подругой, которая все еще была… en brochette.

Вот влипла, а?

ГЛАВА 3

— Нет, серьезно, Дарий! Должен же быть какой-то другой выход! Я хочу сказать, — более цивилизованный. Давай поедем в больницу? Там врачи, медсестры, чудесные комнаты ожидания для родственников и друзей. Вот там мы и посидим, пока… ну… то есть, — я нервно махнула рукой в сторону проколотой насквозь Стиви Рей. — Пока все не закончится.

— Выход другой существует, но только он нам недоступен. К счастью, все нужное есть у меня под рукою. Трезво мозгами раскинь, о Верховная жрица, — кто в это время посмеет подняться наверх и поехать в больницу? — невесело усмехнулся Дарий.

Я задумчиво пожевала губу и поняла, что он абсолютно прав. Но мне все равно не хотелось с этим соглашаться! Неужели нет другого, менее кошмарного способа?

— Нет, — прервала мои размышления Стиви Рей. — Я точно не собираюсь подниматься наверх и тащиться в больницу. И не только потому, что там рыщет освобожденный Калона со своими уродскими крылатыми детками, а потому, что мне нельзя появляться на солнце. Ты прекрасно это знаешь, Зои. Как и то, что скоро наступит рассвет. Мне не вынести этого, особенно теперь. Так что давайте делать, как предлагает Дарий.

— Ну, хочешь, я вытащу стрелу, а ты подержишь Стиви-Кебаб, чтоб не дергалась? — сжалилась Афродита.

— Нет, — содрогнулась я. — Лучше я тоже буду помогать, это не так страшно.

— Я постараюсь не слишком орать, — пообещала Стиви Рей.

Она произнесла это очень серьезно, отчего у меня болезненно сжалось сердце, точно так же, как оно сжимается сейчас, когда я вспоминаю об этом кошмаре.

— Что ты, Стиви Рей! Ори сколько влезет! Черт побери, да я сама буду орать с тобой за компанию! — Я решительно посмотрела на Дария. — Ну все, я готова.

— Я отломлю оперенье стрелы, что торчит из грудины, ты в тот же миг зажимай ее рану вот этим. — Дарий протянул мне сложенный в несколько раз кусок бинта, пропитанный спиртом. — Перехватив наконечник стрелы, я тебе дам команду. С силой на древко наляг и толкай его смело, я со своей потяну стороны — и мы справимся с делом.

— Наверное, будет капельку больно? — еле слышно пролепетала Стиви Рей, и я поняла, что она близка к обмороку.

— Жрица, крепись, — вздохнул Дарий, опуская свою огромную ручищу на ее плечо. — Это будет чуть больше, чем капельку больно.

— Ну вот, и мне дело нашлось! — объявила Афродита. — Я буду тебя держать, чтобы ты не дергалась и не вертелась от боли, а то замечательный план Дария пойдет насмарку. — Она подумала немного и решительно добавила: — Только заруби себе на носу — если, одурев от боли, ты все-таки решишь меня тяпнуть, я вышибу тебе мозги и не посмотрю, что ты раненая!

— Афродита, не надо… Я не собираюсь тебя кусать, — прошептала Стиви Рей.

— Давайте поскорее с этим покончим, — взмолилась я.

Дарий шагнул к Стиви Рей и почтительно остановился, прежде чем снять с нее остатки разорванной на спине рубашки.

— Жрица, мне очень неловко, но видно придется снять с тебя все, чтобы грудь оголить и заняться стрелою.

— Я уже подумала об этом, когда ты разорвал рубашку у меня на спине, — поспешно ответила Стиви Рей и даже слегка порозовела от смущения. — Но ведь ты все равно, что доктор, правда?

— Жрица, Эреба Сыны изучают азы медицины, чтобы спасать своих раненых братьев и прочим оказывать помощь, — серьезно ответил Дарий. — Так что, пожалуй, врачом меня можно назвать, пусть и с натяжкой. — Его обычно суровое лицо разгладилось, и он улыбнулся Стиви Рей.

— Тогда не страшно, что ты увидишь мою грудь. Докторов ведь специально учат не обращать внимания на такие пустяки! — вымученно улыбнулась Стиви Рей.

— Надеюсь, так далеко его обучение не продвинулось! — с притворным ужасом воскликнула Афродита.

Дарий повернулся к ней и лукаво подмигнул. Афродита покраснела и заулыбалась, сразу став еще красивее. Я нервно хихикнула, а Стиви Рей ответила мне коротким смешком, и тут же охнула от боли. Моя подруга попыталась ободряюще мне улыбнуться, но губы ее не слушались. До сих пор я не могу без ужаса вспоминать об этом. Стиви Рей была бледная, как сама смерть, и лицо ее блестело от пота.

Вот тогда я по-настоящему забеспокоилась. Сейчас я расскажу вам, в чем дело, и вы сразу все поймете.

Когда в Доме Ночи немертвая нежить Старк исполнил поганый приказ Неферет и пустил стрелу в Стиви Рей, кровь хлынула из ее тела с дикой силой, словно из незавернутого крана. В мгновение ока вся земля вокруг, будто алой росой, пропиталась кровью. Так исполнилось уродское предсказание, и уродский падший ангел Калона, проторчавший в подземном заточении Никс знает, сколько сотен лет, обрел долгожданную свободу.

Но речь сейчас не о Калоне, а о Стиви Рей. Было такое впечатление, что кровь из нее вытекла вся, до последней капли. Нет, она, конечно, держалась молодцом — говорила, даже шутила и в обморок не падала, но я-то видела, что он стремительно тает, превращаясь в призрак самой себя.

— Зои готова? — спросил Дарий, и я даже подскочила от неожиданности.

— Д-да, — выдавила я, крепко стиснув зубы, чтобы он не слышал их предательского клацания. — Ты, Стиви Рей, приготовилась нам подчиниться? — ласково спросил великан.

— Как смогла. Но, честное слово, лучше бы все поскорее закончилось!

— Ты, Афродита? — нежно спросил Дарий, повернув голову к красавице.

Афродита молча опустилась на колени перед кроватью и крепко схватила Стиви Рей за обе руки.

— Постарайся не сильно брыкаться.

— Сделаю, что смогу, — прошептала Стиви Рей.

— Значит, считаю до трех, — объявил Дарий, по очереди посмотрев на всех нас. — Время пошло… раз… два… три!

Дальше все произошло почти мгновенно. Дарий щелкнул ножницами и с легкостью, словно веточку, перекусил оперенье стрелы.

— Ну же, скорей зажимай! — рявкнул он на меня, и я онемевшими пальцами накрыла проспиртованной марлей дюйм толстого древка, торчавшего прямо между грудей Стиви Рей. Сам Дарий был уже у нее за спиной.

Стиви Рей сидела, крепко зажмурившись, и дыхание частыми неглубокими всхлипами вырывалось у нее из груди.

— Снова считаю до трех, — снова скомандовал Дарий. — Как только «три» я скажу — ты выталкивай древко.

Стыдно признаться, но я едва не испортила все дело. Мне хотелось заткнуть уши, закрыть глаза и закричать: «Дарий, миленький, не надо! Давай закутаем ее в одеяло и попробуем отвезти в больницу!»

К счастью, Дарий не ведал сомнений.

— Раз, два — три!

Я надавила на жесткий, только что обрезанный край стрелы, а Дарий, упершись одной рукой в плечо Стиви Рей, с жутким звуком стремительно вырвал из нее древко.

Стиви Рей закричала. Я тоже. И Афродита вместе с нами. А потом Стиви Рей без чувств рухнула мне на руки.

— Будете в обморок падать потом, милосердные сестры! — прикрикнул на нас Дарий — Бинт прижимай к ее ране, чтобы кровь не пошла с новой силой.

Помню, как я без конца твердила одно и то же:

— Все хорошо, все хорошо. Мы ее достали. Вытащили. Все хорошо…

Теперь я вспоминаю, как мы с Афродитой рыдали в голос. Стиви Рей уткнулась лбом в мое плечо, так что я не видела ее лица, но чувствовала, как что-то теплое течет но моей футболке. Потом Дарий бережно взял Стиви Рей на руки, переложил на постель и принялся обрабатывать ее рану. И вот тут меня накрыл ужас.

Я никогда не видела такой смертельной бледности, я хочу сказать, что живые такими не бывают. Только мертвые. Белая-белая Стиви Рей лежала с закрытыми глазами, а по ее щекам жуткими дорожками сбегали розоватые слезы. На фоне бесцветной, почти прозрачной кожи моей подруги они смотрелись почти зловеще.

— Стиви Рей? Ты в порядке? — Я видела, что грудь ее еле заметно вздымается и опадает, но она по-прежнему не открывала глаз и не произнесла ни слова.

— Я… еще… здесь, — еле слышно прошептала Стиви Рей, делая долгие паузы между словами. — Но как будто… парю… над вами…

— Кровь не течет, — тихо сказала Афродита.

— Там уже нечему течь, все уже вытекло раньше, — мрачно вздохнул Дарий, прижимая марлевый тампон к груди Стиви Рей.

— Стрела вошла не в сердце, — медленно проговорила я. — Ее не хотели убить сразу. Им нужно было, чтобы она истекла кровью.

— Значит, нам всем повезло, что стрелок промахнулся, — заметил Дарий.

Вы не поверите, но я до сих пор слышу его слова. Уже тогда я знала то, что было скрыто от всех остальных: Старк не мог промахнуться. Никс наделила его даром особой меткости, благодаря которой он неизменно попадал в намеченную цель.

Порой это оборачивается ужасными последствиями, но тут уж ничего не поделаешь. Понимаете, Богиня никогда не забирает свои дары назад. Что бы ни случилось. Вот почему даже после того, как Старк умер, а потом ожил вновь, превратившись в изуродованную тень самого себя, он все равно непременно попал бы Стиви Рей в сердце и убил ее, если бы захотел. Почему же он не захотел? Потому ли, что в нем все-таки осталось что-то человеческое? Он ведь окликнул меня по имени, значит, узнал? Я поежилась, вспоминая о странном притяжении, возникшем между нами перед самой его смертью.

— Жрица? Ты слышишь меня?

Оказывается, я так глубоко погрузилась в свои мысли, что не заметила устремленных на меня вопросительных взглядов Дария и Афродиты.

— Ой, простите. Задумалась о… — я замялась. Как объяснишь им, что я задумалась о парне, который едва не убил мою лучшую подругу? Да и не хочу я никому ничего объяснять!

— Жрица, скажу еще раз — это очень опасно. Пусть не задела стрела ее сердце, но риск остается. Очень глубокая рана, и выглядит скверно, — Дарий пристально посмотрел на бледную Стиви Рей и покачал головой. — Правда, с такими вампирами не доводилось мне прежде встречаться. Может быть, все по-другому у них, но кто знать это может? Прямо скажу — если б ранен так был Сын Эреба, брат мой по долгу и воинской службе, я был бы в тревоге.

Что ж все понятно. Я глубоко вздохнула и собралась с духом.

— Все понятно. Ты прав, Дарий. Не будем дожидаться Близняшек с их срочной доставкой крови. Кусай меня, — сказала я, протягивая руку Стиви Рей.

Та с усилием открыла глаза, и уголки ее серых губ дрогнули в еле заметной улыбке.

— Мне нужна человеческая кровь, Зет, — еле слышно прошелестела Стиви Рей, снова закрыла глаза.

— Правду она говорит, о Верховная жрица, — кивнул Дарий. — Кровь человека гораздо полезней, чем кровь недолетки или вампира — при всем уважении к вампирам.

— Ладно, тогда я сейчас сбегаю за Близняшками, — вызвалась я, хотя совершенно не представляла, где их искать в этих лабиринтах.

— Свежая кровь исцелит ее лучше безвкусной водицы, что много дней в холодильнике кисла на полке, — снова вздохнул Дарий.

При этом он едва взглянул на Афродиту, но та мгновенно поняла его невысказанный намек.

— Охренеть, вот что я вам скажу! Хотите, чтобы она укусила меня ? Опять?

Я растерянно заморгала, не зная, что и сказать. Да и что тут скажешь? Такое решение может принять только сам человек. К счастью, Дарий пришел мне на помощь.

— В душу свою загляни и спроси, чего хочет Богиня.

— Ладно, черт с вами! Нет, быть хорошей — реальное наказание, даже хуже чем петь на детском утреннике! — Афродита со вздохом закатала рукав своего черного бархатного платья и сунула запястье под нос Стиви Рей. — Давай. Кусай меня, кровососка. Только учти, ты у меня в долгу. Опять. Просто не понимаю, с какой стати я вечно должна спасать твою кретинскую деревенскую задницу? Нет, я ведь даже не… — Тут она вдруг умолкла и тихонько взвизгнула.

Честное слово, я до сих пор испытываю некоторую растерянность, когда вспоминаю о том, что произошло дальше. Даже говорить об этом не очень удобно.

Как только Стиви Рей схватила Афродиту за руку, ее лицо преобразилось. В мгновение ока моя добрейшая лучшая подруга превратилась в хищную незнакомку. Глаза ее полыхнули жутким красным огнем, она по-звериному зашипела и, с легкостью прокусив тонкую кожу на запястье Афродиты, словно обезумевший от голода хищник, принялась жадно глотать ее горячую пульсирующую кровь.

Но и Афродита выкинула фокус. Ее испуганный крик перетек в откровенно чувственный стон, и она покорно закрыла глаза.

Конечно, я вас прекрасно понимаю. Это было мерзко и пакостно, и в то же время — невероятно эротично. Я знала, что это еще и приятно. Так и должно было быть.

Так уж мы, вампиры, устроены. Даже укус вампира-недолетки вызывает у донора (человека) и реципиента (недолетки) сильнейшее сексуальное наслаждение. Заметьте — обоюдное! Только благодаря этому мы и выживаем. Старые сказки о том, что вампиры нападают на людей и насильно вспарывают им клыками глотки, по большей мере чушь собачья. Это я вам как будущий вампир говорю. Нет, конечно, всякое может быть. Может, вампира реально вывели из себя, вот он и сорвался. Впрочем, не исключено, что человек со вспоротой глоткой тоже по-своему ловит кайф.

Как бы там ни было, но мы такие, какие есть, и вряд ли будем другими. Возвращаясь к Стиви Рей и Афродите, могу со всей откровенностью сказать, что красные вампиры в полной мере сохранили дарованную нам способность получать и дарить удовольствие в процессе кровопийства.

То есть Афродите было более чем хорошо. Она томно склонила голову на грудь Дария, а огромный воин обнял ее и поцеловал. Стиви Рей не обращала на это никакого внимания, она была полностью поглощена насыщением.

Дарий и Афродита целовались так страстно, что искры летели во все стороны. Клянусь, я своими глазами видела всполохи! Дарий нежно придерживал Афродиту и не позволял Стиви Рей выкручивать ей руку. Афродита обвила его свободной рукой за шею и целовала с таким видом, что я сразу поняла — между ними все серьезно. Она с ним не играет. Мне было стыдно подсматривать, но я просто не могла отвести от них глаз. Честное слово, никогда еще не видела такой прекрасной пары!

— Ну вот. Какой стыд!

— И не говори, Близняшка. Глаза бы мои на это не смотрели!

Я нехотя повернула голову к двери и заметила Близняшек. Эрин держала в руках несколько пакетиков с донорской кровью, а Шони прижимала к груди бутылку красного вина и высокий стакан, из которого моя мама обычно пьет холодный чай.

Протиснувшись между ними, в комнату вбежала Фанти, а за ней торопливо вошел Джек.

— Ух ты, смотрите-ка! Девочка с девочкой, а десерт достался мальчику! — восторженно воскликнул он.

— Любопытно… Оказывается, некоторых мальчиков это заводит, — недовольно буркнул вошедший следом Дэмьен с большим бумажным пакетом в руках.

И все четверо во все глаза уставились на происходящее, словно попав в зоопарк.

Дарий оторвался от губ Афродиты, прижал ее к своей груди и повернулся ко мне.

— Жрица, ей будет ужасно неловко, — понизив голос, встревоженно сказал он мне.

Я не стала терять времени на выяснение того, кого именно он пытается защитить — Афродиту или Стиви Рей, — и развернулась к Близняшкам.

— Давайте сюда, — скомандовала я, забирая у Эрин пакет с кровью. Повернувшись спиной к тому, что происходит на постели, я зубами открыла пакет, как пачку «Скиттлз», незаметно отхлебнув добрый глоток крови. — Подержи стакан, — сказала я Шони. Та насмешливо посмотрела на меня, но повиновалась.

Не обращая внимания на многозначительные взгляды Шони, я облизала губы, поймав языком последние сладкие капельки, потом опрокинула пакет в стакан, вылила остатки себе в рот и отшвырнула выжатый пакет. — Теперь вино.

Бутылку уже открыли, поэтому Шони просто вытащила пробку. Я взяла стакан, на три четверти наполненный кровью, и до краев долила его вином.

— Спасибо! — коротко бросила я и, повернувшись спиной к своим ассистентам, подошла к кровати.

Дальше начались задачи потруднее. Собравшись с силами, я деловито взяла Афродиту за локоть и вытащила ее руку из на удивление мягкой хватки Стиви Рей. При этом я специально встала так, чтобы загородить свою почти полностью голую подругу от любопытных взоров толпы в числе Близняшек, Дэмьена и Джека.

Стиви Рей злобно сверкнула на меня глазами и оскалилась, показав два ряда острых, перепачканных кровью, зубов.

Выглядела она, прямо сказать, чудовищно, но я постаралась не подать виду, что напугана. Нарочито спокойным и деловым голосом, с плохо скрытыми нотками раздражения, я заявила:

— Все, хватит. Теперь пей вот это.

И тут Стиви Рей на меня зарычала.

Как ни странно, Афродита тоже вдруг издала сдавленный звук, похожий на слабое эхо этого звериного рыка. Это что еще за фигня такая?

Я хотела повернуться к Афродите и выяснить, что там с ней такое, но решила не рассеивать силы. Главная опасность заключалась в Стиви Рей, вот на нее и надо было смотреть.

— Я сказала — хватит! — резко, но тихо сказала я, чтобы не привлекать внимание остальных. — Приди в себя, Стиви Рей. Ты достаточно выпила из Афродиты. Теперь. Пей. Вот. Это. Сейчас же, — отчеканила я, а потом сунула ей в руки стакан с вином и кровью.

По лицу Стиви Рей пробежала судорога. Она заморгала и рассеянно посмотрела куда-то сквозь меня. Тогда я поднесла стакан к ее губам. Почуяв запах вина и крови, Стиви Рей мгновенно встрепенулась и начала жадно пить. Видя, что она всецело поглощена этим занятием, я украдкой покосилась на Афродиту, которую Дарий по-прежнему не выпускал из своих объятий. Она выглядела вполне нормально, но была явно чем-то потрясена и не сводила расширенных глаз со Стиви Рей.

Это еще что за загадки? Тревожный холодок пробежал у меня по спине. Мне совсем не понравилось ошеломленное лицо Афродиты. Ясно было, что произошло что-то очень странное, а я в последнее время привыкла с опаской относиться к любым странностям. Впрочем, сейчас у меня были дела поважнее.

— Дэмьен, — резко сказала я, поворачиваясь к остальным. — Стиви Рей нужно одеться. Ты не мог бы подыскать ей что-нибудь?

— В корзине для белья. Там куча чистых футболок, — пробормотала Стиви Рей в перерыве между жадными глотками и указала дрожащей рукой на груду каких-то коробок в углу. Теперь она говорила и выглядела почти нормально. Дэмьен поспешно кивнул и отправился на поиски.

— Дай мне взглянуть на запястье твое, мое сердце, — сказал Дарий Афродите.

Та молча повернулась спиной к глазевшим на нее Близняшкам и Джеку и протянула Дарию руку. Так получилось, что только я одна могла видеть все произошедшее.

Могучий воин бережно поднес к губам тонкое запястье Афродиты. Потом, не сводя с нее глаз, провел языком по отметинам от укуса, с все еще сочившимися из них алыми капельками крови. Афродита затаила дыхание и задрожала, но кровавые капли на глазах начали густеть, а кровотечение прекратилось.

Я смотрела на них во все глаза, поэтому заметила, как Дарий с изумлением посмотрел на Афродиту.

— Вот дерьмо, — еле слышно прошептала та. — Так и сеть, да?

— Да, это так, — так же тихо ответил воин, явно стараясь, чтобы его не услышали остальные.

— Вот дерьмо! — повторила Афродита, и лицо ее исказилось от отчаяния.

Но Дарий улыбнулся, и я увидела в его добрых глазах веселые искорки. Потом он нежно поцеловал запястье Афродиты и прошептал:

— Все пустяки, мое сердце. Нам это нисколько не страшно.

— Честное слово? — шепотом спросила Афродита. — Клянешься?

— Воина слово и сердце мое тебе будет порукой. Я восхищаюсь тобой еще больше, чем прежде. Кровь твоя жизнь ей спасла, ты у смерти ее отстояла.

На мгновение красивое лицо Афродиты стало счастливым и беззащитным. Потом она покачала головой и улыбнулась изумленной, но язвительной улыбкой.

— Нет, с какой стати я постоянно спасаю задницу этой неотесанной деревенщины? Наверное, это наказание за пакости, которые я когда-то вытворяла. Знаешь, Дарий, ведь я была очень-очень дрянной девочкой, — с гордостью заметила Афродита, проведя по лбу дрожащей ладонью.

— Хочешь попить? — спросила я, недоумевая, что у них там за секреты. Впрочем, спрашивать я ни о чем не стала. Видно было, что Дарий и Афродита не хотят обсуждать свои тайны с остальными.

— Хочет, — ответила Стиви Рей за Афродиту.

Тут уж я совсем растерялась. Что тут происходит, в самом деле?

— Вот футболка, — Дэмьен подошел к постели, но, заметив полуголую Стиви Рей, с наслаждением прихлебывавшую кровь с вином, поспешно отвел глаза.

— Спасибо, — улыбнулась я, схватила футболку и передала ее Стиви Рей. Потом посмотрела на Близняшек. К этому времени выпитая из пакета кровь уже оказала на меня свое благотворное действие.

Видите ли, во время бегства из Дома Ночи я призвала нам на помощь все пять стихий и контролировала их до самых туннелей, поэтому здорово вымоталась. Но теперь ко мне потихоньку возвращалась способность соображать.

— Несите сюда кровь и вино. Есть чистый стакан для Афродиты?

Близняшки не успели и рта раскрыть, как Афродита протестующе воскликнула:

— Нет, спасибо, никакой крови! Меня от нее тошнит. Но от вина не откажусь!

— Стакана больше нет, — вздохнула Эрин. — Придется тебе пить из горла, по-плебейски.

— Извиняй, типа, — неискренне извинилась Шони, протягивая Афродите бутылку. — А теперь скажи нам, как человек недолеткам — каково это, когда из тебя сосут кровь?

— Да-да, наши пытливые умы хотят знать, что тебя так зацепило, — подхватила Эрин. — Похоже, тебе это очень нравилось, правда? Неужели ты у нас бисексуалка?

— Близняшки-Дурашки, одна извилина на двоих, — высокомерно усмехнулась Афродита, запрокидывая бутылку. — Чем вы занимались на уроках Вампирской социологии?

— Обо всем этом подробно рассказывается в пособии «Сто ответов для недолеток», — поддержал ее Дэмьен, укоризненно посмотрев на Близняшек. — В слюне вампира содержатся коагулянты, антикоагулянты и эндорфины, которые возбуждают зоны удовольствия в мозгу человека и вампира. Короче говоря, Афродита совершенно права. Вам обеим следует быть повнимательнее на уроках. Иногда просто стыдно за вас, честное слово! Школа, простите меня за откровенность, это не только место для тусовок с друзьями! — сурово закончил наш мальчик-талисманчик, а Джек радостно закивал головой, выражая полное согласие с приговором своего сердечного друга.

— Знаешь, что я тебе скажу, Близняшка? — ласково протянула Шони, угрожающе сощурив свои карамельные глаза. — Что-то мне подсказывает, что занятия наверху на какое-то время отменят. Сама понимаешь, сколько сейчас проблем — вырвавшийся на свободу падший ангел, стая его крылатых ублюдков, паника в народе… Тут ведь не до школы, верно?

— Ты, как всегда, права, сестричка, — закивала Эрин. — Следовательно, нотации Милашки Дэмьена нам по барабану?

— Ты все схватываешь на лету, Близняшка! — восхитилась Шони. — Я думаю, мы могли бы даже повалить его на пол и всласть подергать за волосы. Как ты на это посмотришь?

— Звучит заманчиво, — сладко улыбнулась Эрин.

— Вот это жизнь! — вздохнула Афродита. — Я пью из горлб дешевое винище, после того, как Мисс Сельская Кровососка меня укусила, причем, уже не в первый раз. А прямо на моих глазах придурочная кучка-вонючка собирается устроить потасовку в грязи!

Похоже, Афродита снова нацепила на себя привычную маску адской ведьмы. Устроившись на постели рядом с Дарием, она отхлебнула еще один изрядный глоток вина.

— Раз уж я человек, так хоть напьюсь по-человечески. Может, так и буду жить — еще лет десять или около того.

— На десять лет у меня вина не хватит. — Мы все резко обернулись и увидели незнакомую красную недолетку, вошедшую в комнату в сопровождении целой толпы таких же немертвых. — И это не дешевое вино, смею тебе заметить. Ты отлично знаешь, что я не терплю ничего дешевого !

Пока мои друзья разглядывали вошедшую красотку, я смотрела на Афродиту, поэтому заметила, как на лице ее промелькнуло нечто похожее на смущение и растерянность. Однако она, как всегда, быстро совладала с собой и холодно отчеканила:

— Кучка-вонючка, познакомьтесь — это Венера. Милашка Дэмьен и Одномозговые Близнецы, вы должны помнить мою соседку по комнате, она умерла полгода назад.

— Как видите, слухи о моей смерти оказались преждевременными, — невозмутимо произнесла красотка.

И тут произошло нечто странное. Венера вдруг замерла и начала принюхиваться. Я не преувеличиваю — она задрала голову и несколько раз с шумом втянула носом воздух, не сводя сощуренных глаз с Афродиты. Красные недолетки, сбившиеся в кучку вокруг нее, тоже засопели. Затем голубые глаза Венеры изумленно распахнулись, и она с усмешкой произнесла нараспев:

— Так-так… Вот оно как… Интересно… Очень интересно.

— Не надо, Венера! — начала было Стиви Рей, но Афродита перебила ее:

— Да брось. Плевать. Все равно все узнают.

Тогда блондинка злорадно улыбнулась и громко заявила:

— Я просто хотела сказать, что Стиви Рей и Афродита теперь Запечатленные!

ГЛАВА 4

Я до хруста стиснула зубы, чтобы не ахнуть от изумления.

— Вот это да! Запечатленные! Правда, что ли? — взвизгнул Джек.

Афродита пренебрежительно передернула плечами.

— Похоже на то.

При этом она старательно избегала смотреть в сторону Стиви Рей. Пожалуй, она даже переигрывала, изображая безразличие. Впрочем, все остальные, как обычно, приняли позу Афродиты за чистую монету.

— Эй, Афродита, ты теперь стала «строгой госпожой»? Отшлепай меня и назови гадкой девочкой! — хихикнула Шони.

— И меня тоже! — подхватила Эрин. — Я вела себя очень-очень плохо!

Близняшки переглянулись и затряслись от хохота.

— Мне кажется, это очень любопытно, — протянул Дэмьен, стараясь заглушить хихиканье Близняшек.

— Мне тоже так кажется, — мгновенно поддакнул Джек. — И еще это немножко извращение, правда?

Афродита закатила глаза.

— Похоже, неумолимая карма, наконец, настигла Афродиту, — заметила Венера и злорадно усмехнулась, отчего ее хорошенькое личико вдруг стало неприятным и змеиным.

— Венера, как тебе не стыдно? — воскликнула Стиви Рей. — Афродита только что спасла мне жизнь. Между прочим, уже во второй раз. Ты не имеешь никакого права так говорить о ней!

На этот раз Афродита все-таки посмотрела на Стиви Рей. Но взгляд этот не сулил ничего хорошего.

— Не начинай, слышишь? — угрожающе процедила она.

— Что? — не поняла Стиви Рей.

— Заступаться за меня! Допустим, я еще как-то смогу пережить наше с тобой поганое Запечатление. Но не смей изображать из себя мою подругу, понятно? Мы никогда не были и никогда не будем подругами! — медленно произнесла она, выделяя каждое слово.

— От того, что ты злишься, ничего не изменится, — ответила Стиви Рей.

— Вот как? В таком случае я буду делать вид, будто ничего не произошло! — отрезала Афродита. Тут Близняшки захихикали еще громче, и Афродита в бешенстве повернулась к ним: — Сиамские Пустышки, последний раз вас предупреждаю! Завязывайте ржать, если не хотите, чтобы я удавила вас обеих во сне!

Разумеется, после такой угрозы Близняшки просто согнулись пополам от хохота.

Афродита повернулась к ним спиной и посмотрела на меня.

— Итак, вернемся к тому, о чем я говорила, до того, как меня прервали. Зараза Венера, позволь представить тебе Зои Редберд, нашу супер-недолетку, о которой ты, наверняка, уже наслышана. Этого красавчика зовут Дарий. Он воин и Сын Эреба, а еще он уже занят, следовательно, я оторву тебе голову, если ты попробуешь к нему клеиться. Это Джек. С его стороны тебе ничто не угрожает, потому что бедный мальчик голубой, как колокольчик. Его вторую половинку зовут Дэмьен. Да-да, это тот самый умник, который пялится на меня, как на чудо научной мысли. Ну, Близняшек ты уже видела. Они у нас дурочки, но не убивать же их за это!

Почувствовав на себе пристальный взгляд Венеры, я с трудом отвела глаза от Афродиты (Ничего себе! Запечатлена! Со Стиви Рей!) и посмотрела на блондинку. Выражение ее лица показалось мне таким неприятным, что я немедленно насторожилась. Я как раз пыталась разобраться в том, почему она мне так не нравится, то ли потому, что она злобная стерва (какой она и была), то ли потому, что она крутилась около Эрика (чего, возможно, и не было), то ли всему виной мое настороженное отношение ко всем красным недолеткам, когда Венера снова заговорила:

— Мы с Зои уже встречались, правда, тогда нам не удалось познакомиться поближе. В тот раз она была слишком занята, пытаясь нас убить.

Я подбоченилась и спокойно выдержала неприязненный взгляд ее холодных голубых глаз.

— Раз уж ты открыла вечер воспоминаний, позволь мне освежить и твою память. Я пришла сюда не для того, чтобы кого-то убить. И я не пыталась этого делать. Я пришла, чтобы спасти человека, которого вы собирались прикончить, как до того прикончили двух его друзей. В отличие от вас, я не питаюсь футболистами. Мне больше по вкусу блинчики с шоколадной крошкой из «Айхоп».

— Вот как? Очень жаль, что этого не слышит девочка, которую ты убила, — с ненавистью процедила Венера. Красные недолетки за ее спиной беспокойно зашумели.

— Зои! — взвизгнул Джек. — Ты кого-то убила?

Я хотела ответить, но Венера не предоставила мне такой возможности.

— Конечно, убила. Она убила Просто Элизабет.

— Мне пришлось это сделать, — просто ответила я, глядя в глаза Джека. Я намеренно не смотрела на Венеру и красных недолеток, хотя у меня волосы на шее шевелились от страха. — Они не хотели, чтобы мы с Хитом вышли отсюда живыми.

И я снова повернулась к Венере. Черт возьми, эта девочка просто Снежная Королева! Я стараюсь быть справедливой, поэтому прямо скажу — Венера была опасной соперницей. В своих узких дизайнерский джинсах и простом черном топике с вышитым стразами черепом она смотрелась умопомрачительно. И еще у нее были длинные светлые волосы цвета расплавленного золота.

Короче говоря, Венера была достаточно хороша, чтобы быть подругой Афродиты, а Афродита у нас первая красавица школы. К сожалению, при этом Венера была такой же злобной ведьмой, какой раньше была Афродита, и что-то подсказывало мне, что смерть мало ее изменила.

Я сощурила глаза и громко сказала:

— Ты прекрасно помнишь, что я попросила вас дать нам уйти по-хорошему. Вы отказались. Я вас предупредила. Вы наплевали на мое предупреждение. Что мне оставалось делать? Пришлось защищать себя и того, кто мне дорог. И вот что я вам скажу — если мне придется сделать это еще раз, я делаю.

Я оторвала взгляд от Венеры и уставилась на красных недолеток, сгрудившихся за ее спиной. Признаюсь, мне очень хотелось призвать на помощь Огонь и Ветер, но я все-таки решила обойтись без спецэффектов.

Венера наградила меня ненавидящим взглядом, но промолчала.

— Друзья, друзья, не нужно ссориться! — поспешила нам на выручку Стиви Рей. — Неужели вы забыли, что мы теперь одни против всего Мира и что нам угрожают жуткие пернатые чудища? Голос ее звучал устало, но уверенно. Стиви Рей с трудом уселась на кровати, поправила футболку с надписью «Дикси Чикс» и откинулась на подушки, которые Дарий заботливо подложил ей под спину. — Поэтому, как говорит Тим Ганн из «Проекта Подиум» — давайте попробуем что-нибудь придумать.

— Ооо! — простонал Джек. — Это мое любимое телешоу! Я смотрю все выпуски.

Красные недолетки одобрительно загудели, а я с трудом подавила улыбку. Идиотское увлечение Стиви Рей всеми телешоу в кои-то веки принесло пользу! Выходит, правду говорят, что раз в сто лет даже палка стреляет. Похоже, я недооценивала объединяющую и примиряющую роль реалити-шоу в современном мире!

— Давайте попробуем, — улыбнулась я.

Моя внутренняя охранная сигнализация по-прежнему гремела на полную мощность, предупреждая о том, что красные недолетки вовсе не такие кроткие и пушистые, какими их представляет Стиви Рей, но куда деваться? Судя по всему, Стиви Рей твердо верила, что мы сможем как-то поладить. Может, моя тревожная кнопка на этот раз сработала впустую? Конечно, Венера та еще штучка, но это еще не означает, что все ее «собратья» обязательно должны быть воплощением зла!

— Вот и отлично, — перевела дух Стиви Рей. — Можно мне еще вина с кровью? Крови побольше, — попросила она, протягивая пустой стакан Близняшкам, которые потихоньку перебрались подальше от входа, где стояли красные недолетки. Я обратила внимание, что Дэмьен, Джек и даже Инфанта тоже переместились поближе к кровати Стиви Рей. — Спасибо, — поблагодарила Стиви Рей, когда Эрин забрала у нее стакан. — Там в ящике ножницы, не нужно рвать пакет зубами. — Она заговорщически подмигнула мне. Эрин и Шони занялись приготовлением коктейля, а Стиви Рей медленно обвела глазами красных недолеток. — Мы с вами уже не раз говорили об этом. Вы знаете, что должны хорошо относиться к Зои и остальным ребятам. — Она посмотрела на Дария и слабо улыбнулась. — И к вампирам тоже.

— Простите за опоздание, друзья! Дайте пройти!

Я мгновенно напряглась и впилась глазами в Эрика, прокладывавшего себе дорогу сквозь толпу красных недолеток. Если кто-нибудь из них (особенно Венера!) посмеет оскалить на него зубы, кто-то (я!) разозлится всерьез!

И только Дарий вел себя так, будто не замечал царившего между нами напряжения. Он спокойно повернулся к Эрику и беззаботно спросил:

— Что сообщают по радио о происшествиях в мире?

Эрик с досадой помотал головой.

— Ничего не удалось услышать! Я даже поднялся в подвал, и все равно толку ноль. Одни шумы и помехи, даже сотовый не работает. Зато слышал раскаты грома и видел жуткие молнии. Полыхало в полнеба, честное слово. Дождь все льет, но началось сильное похолодание, так что скоро все кругом замерзнет. Да еще ветер такой, что от свиста уши закладывает. Уж не знаю, обычное это явление или детки Калоны постарались, но на улице жуть что творится. Может, из-за этого и связи никакой нет. К сожалению, это все новости. — Эрик вздохнул и изумленно вытаращил глаза, впервые заметив Стиви Рей. — Без стрелы ты выглядишь гораздо лучше! — улыбнулся он.

— Афродита спасла ей жизнь, угостив своей кровью, — сообщила Шони и захихикала.

— И теперь они Запечатлены! — закончила Эрин и расхохоталась.

— Правда, что ли? Врете! — ошарашенно пробормотал Эрик.

— Нет, они не врут, — спокойно заявила Венера.

— Вот как? Ну… Очень интересно, — пробормотал Эрик и поджал губы, украдкой покосившись на Афродиту.

Она даже головы не повернула в его сторону, продолжая прихлебывать вино прямо из горлышка бутылки. Эрик поперхнулся смехом, но тут же натужно закашлялся и перевел глаза на Венеру.

— Привет-привет, Венера! — дружелюбно улыбнулся он.

— Привет, Эрик, — ответила красотка, наградив его плотоядной ухмылкой, за которую мне тут же захотелось прихлопнуть ее, как таракана.

— Афродита поступила правильно, начав знакомить вас друг с другом, — сказала Стиви Рей, но, поймав свирепый взгляд Афродиты поспешно добавила: — Я говорю это не потому, что мы Запечатлены!

— Лучше бы ты вообще об этом помалкивала, солнышко деревенское, — угрожающе оскалилась Афродита.

Стиви Рей даже ухом не повела и продолжала:

— Я считаю, что вежливость — великое дело, так что давайте как следует познакомимся друг с другом. Ну, Венеру вы уже все знаете, — сказала она и поспешно воскликнула: — Давайте начнем с Элиота.

Вперед нехотя вышел рыжий парень. К сожалению, умирание, оживание и последующее очеловечивание внешне не изменили его ни на йоту. Элиот остался все таким же рыхлым и бледным, и на голове у него по-прежнему красовалось воронье гнездо морковно-рыжих нечесаных волос.

— Привет, — буркнул он. — Я Элиот. Все?

Все молча закивали.

— Теперь Монтоя, — распорядилась Стиви Рей.

Монтоя оказался невысоким смуглым испанцем в широченных штанах, с длинными волосами и с пирсингом по всему лицу. Вид у него был самый хулиганский, поэтому я очень удивилась, когда он улыбнулся нам обезоруживающей широкой улыбкой и сказал:

— Привет!

— А это наша Шэннон Комптон, — Стиви Рей произнесла имя и фамилию девочки слитно, так что получилось «Шэннонкомптон».

— Шэннонкомптон? Я тебя знаю! — встрепенулся Дэмьен. — Это ведь ты читала отрывок из «Монологов вагины» на прошлогоднем школьном вечере?

Хорошенькая Шэннонкомптон просияла.

— Да, я.

— Я тебя запомнил, потому что обожаю «Монологи вагины». Это одно из тех произведений, которые будоражат чувства, заряжают внутренней силой, — в упоении квохтал Дэмьен. — Кажется, сразу после выступления ты… — тут он осекся и опустил глаза.

— Умерла? — подсказала Шэннонкомптон.

— Ну да, — кивнул Дэмьен.

— Ах, как это драматично, — вздохнул Джек.

Афродита закатила глаза и вздохнула.

— Она больше не мертвая, придурки!

— А это Софи, — воскликнула Стиви Рей, укоризненно поглядев на порядком захмелевшую Афродиту.

Высокая брюнетка сделала шаг вперед и улыбнулась нам всем осторожной, но дружелюбной улыбкой.

— Привет.

Мы помахали руками и поприветствовали Софи.

Честно говоря, я стала чувствовать себя намного спокойнее после того, как красные недолетки перестали быть безликой массой и обрели имена. Всегда лучше иметь дело с личностями, а не с толпой, правда? Особенно, если эти личности не собираются тобой закусить… Но красные недолетки пока не проявляли желания подкрепиться нами.

— Теперь Даллас, — Стиви Рей кивнула на парня стоявшего рядом с Венерой. Услышав свое имя, он повернул голову и пробормотал что-то нечленораздельное. Во внешности Далласа не было ничего примечательного, кроме разве что умных глаз и недвусмысленных взглядов, которые он бросал на Стиви Рей.

«Хм- мм, — усмехнулась я про себя. — Очень интересно!»

— Даллас, как ни странно, родился в Хьюстоне продолжала Стиви Рей. — Вот незадача, правда?

Парень смущенно пожал плечами.

— Это очень скверная история, — вздохнул он. — Отец мне рассказывал. Короче говоря, они с мамой зачали меня в Хьюстоне. Честное слово, я никогда не хотел знать подробностей.

— Не верю своим ушам! — закатила глаза Шони. — У твоих родителей был секс ?

— Какая грязь! — подхватила Эрин. — И эти люди запрещали тебе ковырять в носу?

Красные недолетки тихонько захихикали, а потом весело расхохотались над шуточками Близняшек. Я тоже не смогла сдержать улыбку, чувствуя, как тает взаимное напряжение, черной тучей висевшее в воздухе.

— А это наш Энтони, которого мы все зовем Муравей, — отсмеявшись, объявила Стиви Рей.

Муравей робко вышел вперед и еле слышно поздоровался. Что ж, прозвище было очень метким. Бедняга Энтони принадлежал к разряду малышей. Такие есть в каждом классе — они выглядят как десятилетки даже в четырнадцать, когда у них начинают расти усы.

— Джонни Би! — звонко выкрикнула Стиви Рей и улыбнулась, наслаждаясь эффектом.

Джонни Би оказался высоченным атлетом. Своей спокойной уверенностью и крепкими мышцами он напомнил мне Хита.

— Привет, — ослепительно улыбнулся он и задержался взглядом на Близняшках. Те мгновенно приосанились, подняли брови и наградили красавчика долгими оценивающими взглядами.

— Наша Джерарти! — с гордостью представила следующую девушку Стиви Рей. — Она замечательная художница, просто гениальная! Она начала расписывать наши туннели, представляете? Благодаря ей здесь стало даже лучше, чем наверху!

Джерарти тоже оказалась блондинкой, только совсем не высокой и ни капельки не похожей на Барби. Тем не менее она была очень хорошенькой, ее даже не портили светлые волосы мышиного цвета и дурацкая лохматая прическа в стиле далеких 70-х.

— И напоследок — наша общая любимица Крамиша!

Из толпы вышла чернокожая девчонка. Странно, почему я не заметила ее раньше? Неужели Венера, Афродита и Стиви Рей настолько заморочили мне голову, что я совсем ослепла?

Крамиша была одета в облегающую желтую майку с низким вырезом, выставлявшим на всеобщее обозрение верхнюю часть ее черного кружевного лифчика, и обтягивающие джинсы с высокой талией, перехваченные широким золотым ремнем в тон ее коротким сапожкам. Ее густые волосы были подстрижены в короткое каре, причем ровно половина головы была выкрашена в ярко-оранжевый цвет.

— Сразу предупреждаю — к себе в койку никого не пущу! — с ходу заявила Крамиша и грозно обвела нас глазами. Вид у нее был такой, словно мы ей жутко надоели и бесили до чертиков — причем все одновременно.

— Крамиша, я тебе тысячу раз говорила — не надо создавать проблем на пустом месте, — вздохнула Стиви Рей. — Никто не претендует на твою постель.

— Просто хотелося, чтоб сразу усекли, — коверкая слова, объявила Крамиша.

— Очень хорошо. Все тебя поняли, — кивнула Стиви Рей и осторожно посмотрела на меня. — Ну вот, это вся моя команда.

— Разве других недолеток тут нет воскрешенных? — спросил Дарий, прежде чем я успела задать тот же вопрос.

Стиви Рей пожевала губу, а потом ответила, не глядя в глаза Дарию:

— Да, здесь все мои красные недолетки.

«Темнишь, подруга, — хмуро подумала я. — Что-то тут не так».

Я уже хотела произнести это вслух, но Стиви Рей послала мне такой умоляющий взгляд, что я решила пока помолчать, но как следует допросить ее, когда мы останемся наедине.

Но моя тревожная кнопка не признавала права дружбы. Стиви Рей явно что-то скрывала, и аварийная сирена в моей голове включилась на полную мощность. У красных недолеток была какая-то тайна, и сердце подсказывало мне, что все это не к добру.

Ладно, подумаю об этом позже.

— Я Зои Редберд, — откашлявшись, представилась я, стараясь говорить вежливо и спокойно.

— Я уже рассказывала вам про Зои, — быстро заговорила Стиви Рей, пристально глядя на Венеру. — У нее есть власть над всеми пятью стихиями, и благодаря ей я смогла завершить свое Превращение и вернуть себе и всем вам нашу человечность!

— Стиви Рей, как всегда, слегка преувеличивает, — поправила я. — Без помощи моих друзей, и в первую очередь, Афродиты, у меня бы ничего не получилось, — и я кивнула на Афродиту, хлеставшую вино из горлышка. — Афродиту вы все уже знаете. Она теперь снова стала человеком, но не совсем обычным.

Афродита громко фыркнула, но ничего не сказала.

— Это наши Близняшки — Шони и Эрин. Шони наделена властью над стихией Огонь, а Эрин повелевает стихией Вода.

Близняшки дружно закивали и поздоровались.

— Дэмьен и Джек — парочка, — улыбнулась я. — У Дэмьена есть власть над стихией Воздух, а наш Джек гений электроники.

— Привет, — кивнул Дэмьен.

— Приветики! — улыбнулся Джек и потряс бумажным пакетом, который держал в руках. — Я сделал сэндвичей. Хотите?

— Хотелось бы знать, что здесь делает собака? — процедила Венера, оставляя без внимания дружеский жест Джека.

— Эта собака останется здесь, потому что она моя, — твердо ответил Джек и нагнулся, чтобы потрепать Фанти по голове.

— Инфанта останется с Джеком, — подтвердила я, сурово поглядев на Венеру. Честное слово, я бы с удовольствием отбросила приличия и удавила эту стерву Фантиным поводком! — А это Эрик Найт.

— Я помню тебя по драмкружку, — воскликнула Шэннонкомптон и слегка порозовела от волнения. — Ты ужасно знаменитый.

— Привет, Шэннон, — улыбнулся ей Эрик. — Рад снова видеть тебя живой и здоровой.

— Я тебя тоже помню, красавчик. Ты крутил с Афродитой, — сладко пропела Венера.

— Между нами все кончено, — поспешно ответила Афродита, выразительно посмотрев на Дария.

— Вижу. Парень вырос из недолеток, — еще слаще протянула Венера, не сводя глаз с Эрика. — Когда ты Превратился?

— Всего несколько дней назад, — дружелюбно ответил Эрик. — Я собирался ехать в Европу, в академию актерского мастерства, но Шекина попросила меня ненадолго задержаться в Доме Ночи и временно заменить профессора Нолан, пока администрация не подыщет постоянного преподавателя.

— Ух ты! То-то мне сразу показалась знакомой эта Верховная жрица! — воскликнула Шэннонкомптон. — Так это же была сама Шекина! Я увидела ее как раз перед тем, как она бросилась к этому крылатому чудику, а потом… — Она осеклась и прикусила губу.

— Ее убила Неферет, — резко закончила я.

— Правда ли это, о жрица? Ты видела это своими глазами? — повернулся ко мне Дарий.

— Шекина мертва, и это сделала Неферет. Мне кажется, она убила ее силой своей мысли, — твердо ответила я.

— Королева Т-си Сги-ли, — прошептал Дэмьен. — Значит, это правда.

— Не понимаю, о чем вы, и жду объяснений, — нахмурился Дарий.

— Это Дарий, воитель из Сынов Эреба, — запоздало опомнилась я.

— Он прав, — тихо напомнила Стиви Рей. — Мы все хотим знать, что случилось этой ночью.

— Мне нужно знать много больше, друзья, такова моя служба, — ответил Дарий. — Если я здесь остаюсь охранять вас и дальше, должен я знать все о том, что творится в туннелях.

— Это правильно! — горячо воскликнула я. Какое счастье, что среди нас есть хотя бы один настоящий воин!

— Давайте обсудим все за едой, — предложил Джек и широко улыбнулся мне. — Вот увидите, так будет проще! Еда сближает.

— Особенно если едят тебя, — фыркнула Афродита.

— Джек, ты умница! — закивала Стиви Рей. — Тащите сюда ящики из кухни и захватите пакеты с чипсами и все, что найдете. Будем есть и разговаривать!

— Кровь нести? — уточнила Венера.

— Да, конечно, — невозмутимо кивнула Стиви Рей, как будто речь шла об упаковке колы. Судя по всему, она давала нам понять, что здесь это дело обычное и не стоит обращать внимания.

— Отлично, — кивнула Венера.

— Эй, раз все равно идешь на кухню, прихвати мне бутылочку вина! — крикнула с кровати Афродита.

— С радостью. Только я не люблю благотворительности, поэтому тебе придется за него заплатить, — оскалилась Венера.

— Я помню, — спокойно ответила Афродита. — И и ты прекрасно помнишь, что я всегда плачу по счетам.

— Это было раньше, — сухо ответила Венера. — С тех пор ты здорово изменилась.

— Да ты что? — захлопала ресницами Афродита. — И ты только сейчас заметила, что я превратилась в человека?

— Я не об этом. Ладно, проехали. Просто не забудь заплатить за вино, — напомнила Венера и вышла из комнаты.

— Ой, божечки, ну разве так можно? — всплеснула руками Стиви Рей. — И это точно, что вы были соседками по комнате?

Афродита не удостоила ее даже взгляда. Мне ужасно захотелось как следует встряхнуть ее за плечи и закричать: «Опомнись, Афродита! Неужели ты думаешь, что Запечатление исчезнет, если ты будешь игнорировать Стиви Рей?»

— Да, они были соседками, — неожиданно ответил Эрик, и я сразу вспомнила, что в те времена они с Афродитой были вместе. Не удивительно, что он хорошо знает Венеру! Может быть, даже слишком хорошо.

— Что ж, времена меняются, — негромко сказала Афродита.

— Люди меняются, — так же тихо ответила я, отводя глаза от Эрика.

Афродита посмотрела мне прямо в глаза и улыбнулась грустной, слегка насмешливой улыбкой.

— Чертовски верно.

ГЛАВА 5

— Тут у нас арахисовое масло, джем, болонские колбаски и плавленый сыр ломтиками, — объявил Джек. Слова «плавленный сыр ломтиками» он произнес с таким отвращением, словно предлагал нам червей и грязь из лужи. — А вот это мой личный сюрприз «от шефа» — сэндвичи из белого хлеба, майонеза, арахисового масла и латука!

— Спасибо, Джек. Славные тошнотики, — скривилась Шони.

— Совсем спятил, кормить нас всяким дерьмом, — поддержала Эрин. Чокнутый белый пацанчик-гей, — буркнула Крамиша, загребая себе на тарелку болонские колбаски и сэндвичи с сыром.

Близняшки дружно закивали и, окинув Джека возмущенными взглядами, уселись на ящик рядом с Крамишей.

У Джека затряслись губы.

— Ненравда, это вкусно! — пробормотал он, беспомощно глядя на свои творения. — Вы бы сначала попробовали, прежде чем обзываться!

— Можно мне один? — сжалилась Шэннонкомптон.

— Спасибо! — просиял Джек и вручил ей самый большой сэндвич, завернутый в кусок бумажного полотенца.

Крошечная каморка Стиви Рей наполнилась гулом голосов, шорохом бумаги, смехом и хрустом пакетов с чипсами. Честно признаться, меня приятно удивило количество еды и колы (кола, наконец-то!).

Передаваемые по кругу бутылки с вином и пакеты с кровью придавали нашему застолью совершенно сюрреалистический характер. Я сидела на кровати вместе с Афродитой, Дарием и Стиви Рей, которая с каждой минутой чувствовала себя все лучше и лучше. Под звуки веселых голосов и хруст чипсов можно было легко представить, будто мы сидим в девичьем корпусе Дома Ночи, а вовсе не в темных туннелях под городом. На какое-то время мы снова превратились в обычных ребят, которых судьба свела в одном весьма странном месте.

— Мы ждем рассказ о создании, вставшем из праха земного, и о чудовищных птицах, что вьются вокруг него стаей, — напомнил Дарий.

— К сожалению, мы сами знаем о нем совсем немного, и только по рассказу моей бабушки, — начала я и вдруг замолчала, сглотнув подступившие к горлу слезы. — Но бабушка сейчас в коме и не сможет нам помочь.

— Что ты говоришь, Зои? — ахнула Стиви Рей, ласково дотрагиваясь до моей руки. — Что с ней случилось?

— По официальной версии — она попала в аварию, — проговорила я. — Но на самом деле аварию подстроили пересмешники, потому что бабушка о них знала!

— Если я правильно понял, ты так называешь созданий, что поднялись из земли вместе с крылатым мужчиной? — уточнил Дарий.

— Да, это его дети, — закивала я. — На протяжении тысячелетий Калона насиловал женщин из племени моей бабушки, и от этой связи у них иногда рождались вороны-пересмешники. Когда Калона вырвался из-под земли, они тоже обрели тела.

— Ты все узнала о них из легенды народа чероки? — спросил Дарий.

— Не только. Сначала Афродите было видение, из которого мы узнали о пророчестве, предвещавшем скорое возвращение Калоны. Пророчество было написано рукой моей бабушки, поэтому мы позвонили ей и все рассказали. Бабушка очень испугалась и приехала в Дом Ночи, чтобы помочь нам, — я помолчала, собираясь с силами, чтобы закончить. — Поэтому пересмешники на нее напали!

— Жаль, что пророчество это сейчас недоступно, было бы очень полезно еще раз обдумать его, раз Калона вернулся, — задумчиво протянул Дарий.

— Проще простого, — ответила Афродита. Она надолго присосалась к бутылке, потом вытерла губы тыльной стороной ладони, тихонько икнула и продекламировала:


Древний владыка до времени сном околдован,
Но когда ливнем кровавым будет Земля кроплена,
Чары царицы Т-си Сги-ли разрушат оковы,
Грозной волшбою разбудит супруга она.
Будет рукой мертвеца вызван к жизни великий властитель,
Солнце затмит он неистовой жуткой красой.
Поступью грозной на трон вознесется правитель,
Женщины вновь покорятся власти его вековой
Сладкая песня Калоны будет нам вечно звучать.
С сердцем холодным мы будем во имя него убивать. [3]

— Ух ты! Просто замечательно! — воскликнул Джек и захлопал в ладоши.

Афродита царственно раскланялась на все стороны и с легкой запинкой произнесла:

— Спасибо… Спасибо… Ну что вы, это огромное счастье для меня. Мое искусство принадлежит всем вам!

Закончив кривляться, она снова откинулась на подушки и подкрепила силы хорошим глотком из бутылки. Я недовольно покосилась на нее и решила, что отныне буду серьезно приглядывать за ее увлечением спиртным. Нет, я все понимаю — жуткий стресс, потеря крови, Запечатление со Стиви Рей — но ведь нужно и меру знать! Не хватало только, чтобы наша Ясновидящая Красотка превратилась в Ясновидящую Алкоголичку!

Дарий задумчиво покачал головой.

— Значит, Калона и есть этот древний владыка! Но непонятным осталось, кто он такой и откуда?

— Бабушка сказала, что проще всего назвать его падшим ангелом, одним из тех бессмертных духов, что в далекой древности спускались с небес на землю. Не случайно в культуре почти всех народов сохранились воспоминания об этих существах. Достаточно вспомнить Ветхий Завет или древнегреческие мифы.

— Надо сказать, они неплохо устроились! — слегка заплетающимся языком заметила Афродита. — Жили на небе, а на землю летали, как на каникулы. Потом оценили красоту земных женщин и повадились «соединяться» с ними. Соединяться! Сказали бы прямо — тра…

— Спасибо, Афродита! Дальше я сама, — поспешно вмешалась я.

Хорошо, конечно, что она перестала дуться, Но ее пьяный сарказм был не многим лучше. Мудрый Дэмьен молча протянул мне сэндвич и кивнул на Афродиту.

Я передала ей сверток, сказала:

— Нa, закуси, — и вернулась к рассказу. — Калона тоже начал путаться с женщинами из рода чероки и вскоре потерял голову от похоти. Женщины стали сторониться его, и тогда он обезумел и превратился в чудовище. Он сковывал чарами мужчин чероки и насиловал их женщин. В конце концов, преступления Калоны переполнили чашу терпения племени, и тогда мудрые женщины чероки — их называли гигуйи — придумали способ сокрушить его. Они слепили из глины прекрасную девушку, которая должна был заманить Калону в ловушку.

— Что? — переспросила Стиви Рей. — Это была глиняная кукла?

— Да, только дивно прекрасная. Каждая мудрая гигуйя наградила ее особым даром, а потом они все вместе вдохнули в глиняную девушку жизнь и дали ей имя А-я . Стоило Калоне увидеть А-ю, как он возжелал ее. Но А-я была послушна воле гигуй. Она бросилась бегом от Калоны и заманила его в глубокую подземную пещеру. Калона смертельно боялся любых подземелий, но не мог противиться сжигавшей его страсти и попал в ловушку.

— Вот почему ты велела нам скрыться в туннелях, — догадался Дарий.

Я кивнула.

— Значит, Калону считаете вы грозным духом бессмертным? А пересмешники — дети его и покорные слуги, — медленно произнес воитель. — Кто же тогда королева Т-си Сги-ли, супруга владыки?

— Насколько я поняла из рассказа бабушки, Т-си Сги-ли — это злые ведьмы чероки. Не добрые колдуньи и даже не жрицы, а настоящие ведьмы, как в сказке. Они — воплощение зла, настоящие демоны, только смертные. И еще они отличались магическими силами и могли убивать при помощи мысли. — Я помолчала, а потом решительно закончила: — Неферет — Т-си Сги-ли. Это о ней говорится в пророчестве.

— Но Неферет объявила Калону земным воплощением Эреба, перед лицом Дома Ночи супругом своим назвала и владыкой, — задумчиво сказал Дарий. — Значит, себя она видит Богиней самуй только смертной. Никс и Эреб — это нынче у нас Неферет и Калона!

— Неферет лжет! — возмущенно воскликнула я. — На самом деле она отвернулась от Никс. Я давно знала об этом, но не могла открыто выступить против Верховной жрицы. Вы же сами видели, что произошло этой ночью. Весь Дом Ночи видел Стиви Рей и красных недолеток, но никто не посмел восстать против Неферет! Кроме Шекины никто и ухом не повел, когда она открыто приказала Старку стрелять.

— Теперь я понимаю, зачем Неферет так добивалась перевода Старка из чикагского Дома Ночи в Талсу, — хлопнул себя по лбу Дэмьен. Все в недоумении уставились на него, и он пояснил: — На прошлогодних летних состязаниях Старк получил золотую медаль за стрельбу из лука. Неферет хотела заполучить его, чтобы он выстрелил в Стиви Рей и исполнил пророчество!

— Похоже на правду, — подала голос Афродита. — Нам известно, что Неферет что-то делает с умершими недолетками. Очевидно, она с самого начала хотела использовать Старка, и — как ни печально — все вышло именно так, как она задумала. Старк превратился в немертвую нежить и ее послушную марионетку!

Афродита с торжествующим видом обвела глазами всю компанию и наградила себя за смекалку огромным глотком из бутылки.

— К счастью, после смерти этот чемпион утратил былую меткость, — поежилась Стиви Рей. — А то убил бы меня на месте!

— Ты не права, — выпалила я прежде, чем успела прикусить язык. Ну что ж, слово не воробей. Теперь придется рассказать все начистоту. — Старк не промахнулся. Он нарочно промазал.

— Как это? — выпучила глаза Стиви Рей.

— Перед смертью Старк рассказал мне о даре, которым наделила его Никс. Он никогда не промахивается. Никогда .

— Но если Старк нарочно оставил в живых Стиви Рей, значит, он все-таки не полностью находится под контролем Неферет, — заметил Дэмьен.

— Он назвал тебя по имени, — негромко сказал Эрик и впился в меня своими пронзительными синими глазами. — Я отлично это помню. Перед тем, как выстрелить в Стиви Рей, он окликнул тебя. И добавил, что вернулся к тебе.

— Я была с ним, когда он умер, — честно ответила я, твердо выдержав взгляд Эрика. Не хватало еще чувствовать себя виноватой в том, что кто-то, кроме него, мог испытывать ко мне теплые чувства! В конце концов, не такая уж я уродина! — И я успела ему рассказать, что недолетки в нашем Доме Ночи не умирают насовсем. Он вспомнил об этом, только и всего.

— Связь между вами возникла, и связь непростая, — задумчиво покачал головой Дарий. — К худу она иль к добру, знать пока мы не можем. Только сдается мне, ради тебя Старк попал мимо цели.

— Но Старк совершенно изменился! — протестующе воскликнула я, стараясь не смотреть на Эрика. Прошло всего несколько дней с тех пор, как я поцеловала Старка, и он умер у меня на руках, по мне казалось, будто это было в другой жизни. — Неферет полностью его контролирует, даже если он и пытается сопротивляться!

— Да-да, она его точно околдовала! — закивал Джек.

— Постойте-ка, я кое-что вспомнил, — наморщил лоб Дэмьен. — Я обратил внимание, что после появления Калоны все стали вести себя очень странно, как будто под дурманом каким то!

Венера презрительно фыркнула (точь-в-точь как Афродита в своем наиболее вредном и наименее привлекательном настроении) и заявила:

— Все, кроме нас, — она обвела широким жестом красных недолеток. — Как только мы его увидели, то сразу поняли, что он порождение зла и дерьмо собачье!

— Но как вы догадались? — спросила я. — Вы видели, что при его появлении все недолетки,1 кроме нас, разумеется — повалились на коле ни! Даже Сыновья Эреба не выступили против Калоны!

Я тактично умолчала о том, что сама едва не бросилась к ногам Калоны. Во-первых, говорить о себе невежливо, а во-вторых, зачем я буду ронять свой авторитет перед красными недолетками?

Венера высокомерно дернула плечами.

— Это же очевидно! Конечно, он красавец и все такое, но я вас умоляю! Он же выскочил из земли сразу после того, как на нее пролилась кровь Стиви Рей! Разве добро рождается на свет из кровавой лужи?

Ишь ты, как замечательно она разбирается в зле! Наверное, потому, что слишком хорошо с ним знакома.

— У него же крылья, да? — спросила Крамиша. — Это неправильно. Мне ма говорила: Крамиша, не доверяй белым пацанам, особливо красавцбм. Я всегда слушалась ма, она плохо не посоветывает. И когда этот с крыльями выскочил из кровяной земли, а за ним вылетела стая корявых птиц с человечьими руками-ногами, я сразу сказала себе: «Осторожно, Крамиша! Тут дело нечисто!»

— Это точно! — с жаром поддержал ее белый пацан-красавец по имени Джек.

— Вот что я вам скажу, друзья, — очень серьезно сказал Дэмьен, и мы все повернулись к нему. — Если бы мы не стояли в круге, и если бы Афродита — огромное ей за это спасибо! — не орала на нас, приказывая держаться и не размыкать его, я бы сам упал на колени перед Калоной.

Холодок страха пробежал у меня между лопаток.

— А вы? — повернулась я к Близняшкам.

— Он был такой крутой, — вздохнула Шони.

— Такой сладкий, — виновато кивнула Эрин и вопросительно посмотрела на Шони. Та кивнула, и тогда Эрин со вздохом призналась: — Не сердись, но только мы тоже покорились бы. Если бы Афродита не кричала на нас таким ужасным голосом и не требовала удерживать круг, мы бы тоже были вместе со всеми.

— Нам стыдно, — потупилась Шони.

— У вас не было моей ма, — великодушно утешила ее Крамиша. — Откуда вам понабраться умом?

— Выходит, я в очередной раз спасла кучку-вонючку? — хмыкнула Афродита.

— Ешь сэндвич, — посоветовала я и повернулась к Эрику. — А ты что скажешь? Тебе тоже хотелось?… — Я смущенно замолчала, не зная, как задать вопрос.

— Поклониться ему? — пришел мне на помощь Эрик, и я кивнула. — Да, я тоже почувствовал его силу. Но не забывай, ведь я уже знал, что с Неферет что-то не так. Поэтому когда она начала льнуть к Калоне, мне сразу же расхотелось иметь с ним дело. Вот почему я сосредоточился на других вещах.

Мы понимающе переглянулись. Конечно, Эрик знал про Неферет, ведь однажды он стал случайным свидетелем нашего с ней разговоpа. Кроме того, Эрику к тому времени было известно, что я изменила ему с Лореном Блейком только потому, что Неферет велела своему любовнику соблазнить меня и рассорить с друзьями.

— Если позволите, я подытожу все то, что услышал, — поднял руку Дарий. — Все недолетки особо чувствительны к чарам Калоны, только у красных противиться им получается лучше. Впрочем, обычные тоже способны сдержаться, если опомнятся вовремя или им кто-то поможет. — Дарий помедлил и посмотрел на Джека: — Что скажешь ты о себе, молодой недолетка? Тоже хотелось тебе поклониться Калоне?

Но Джек решительно помотал головой.

— Ни капельки. Но, если честно, я на него почти не смотрел. Сначала я ужасно беспокоился за Стиви Рей, а потом думал только о том, чтобы не разлучиться с Дэмьеном. А тут еще Фанти обезумела при виде Старка, — добавил он и наклонился, чтобы погладить собаку. — Где уж тут думать о Калоне!

— А ты что скажешь? — посмотрела я на Дария. — Ты тоже почувствовал его власть?

Дарий быстро посмотрел на Афродиту, рассеянно жевавшую сэндвич.

— Мысли другие меня занимали, Верховная жрица, хоть, признаю, я почувствовал чары Калоны. Но не забудь, я во многом отличен от воинов-братьев — с вами я связан крепчайшими узами долга и дружбы. С первого дня, как я стал охранять Афродиту и Зои, крепкая связь между нами возникла, и ей не прерваться, — могучий воин улыбнулся мне и продолжил: — Издревле так повелось меж Сынами Эреба — клятва защиты сильнее всех чар и надежнее кремня. Часто Верховную жрицу всю жизнь охраняют воины те, что поклялись ей в верности с детства. Мы не случайно зовемся сынами супруга Богини — преданность наша дается лишь раз, и ее не отнимешь.

Я улыбнулась ему в ответ и молча взмолилась Богине, чтобы паршивка Афродита не посмела разбить золотое сердце Дария.

— Как вы думаете, что сейчас творится наверху, — неожиданно спросил Джек.

Все, словно по команде, посмотрели на сводчатый потолок туннеля, и клянусь, не я одна с радостью подумала о том, какой толстый слой камня и почвы отгораживает нас от «верха».

— Не знаю, — честно ответила я. Хватит, уже обожглась на сладкой лжи! Самая тяжелая правда все равно лучше, чем пустая болтовня типа «я-уверена-что-там-все-в-порядке». Я хорошенько подумала и произнесла, тщательно взвешивая каждое слово: — Давайте просто подведем итог всему, что нам известно. Мы знаем, что древний владыка вырвался из своего подземного заточения. Мы знаем также, что вместе с ним на землю явилась целая армия его жутких демонических слуг. В последний раз, когда Калона являлся на землю, он насиловал женщин и порабощал мужчин, и у нас нет никаких оснований надеяться, что после заточения его привычки сильно изменились. И самое печальное — мы знаем, что наша Верховная жрица, а возможно и все обитатели Дома Ночи, перешли на темную сторону. Пусть не по своей воле, пусть временно и под действием чар — но такова реальность.

Воцарилась долгая тишина, а потом Эрик невесело улыбнулся:

— Не зря я так люблю «Звездные войны». Они дают нам примеры на все случаи жизни.

Я улыбнулась в ответ и продолжала:

— Мы не знаем, какой вред Калона и его приспешники уже успели причинить людям и вампирам. Эрик только что рассказал нам о страшной грозе, разразившейся наверху. Там прошел ураганный ливень, ударил дикий мороз и дует страшный ветер. Впрочем, возможно, что все это не имеет никакого отношения к Калоне. В конце концов, мы живем в Оклахоме, а здесь погода частенько показывает фокусы.

— Ооооо-клахома! — пропела пьяная Афродита. — Родина торнадо, пыльнадо, ураганов и прочих мураганов. Тут только держись!

Я подавила вздох и решила не обращать внимания на Ясновидящую Алкоголичку.

— С другой стороны, здесь мы в полной безопасности. У нас есть еда, укрытие и все такое.

«По крайней мере, я очень на это надеюсь».

Я похлопала рукой по кровати, застеленной на редкость шикарным постельным бельем зеленого цвета.

— Кстати, о «всем таком». Где вы разжились барахлишком? — спросила я у Стиви Рей. — Пойми меня правильно, я вовсе не хочу вас обидеть, но вот эта кровать, стол, холодильники, посуда и все прочее очень сильно отличаются от тех мешков и прочего тряпья, которое я застала здесь в прошлый раз.

Стиви Рей улыбнулась до ушей и покраснела.

— Это все Афродита, — смущенно проговорила она. — Благодаря ей тут все преобразилось.

— Афродита? — в недоумении переспросила я и вместе с остальными уставилась на нашу красотку.

— Что вы на меня так смотрите? Да, мне пришлось стать лицом общества Добрых Дел! Слава Богине, что она сделала меня такой красоткой! — пробормотала Афродита и рыгнула, как пьяный мужик. — Ой, скуза [4], - смутилась она.

— Скузи? — переспросил Джек.

— Это по-итальянски, дерево, — рявкнула Афродита. — Расширяй свой гомосексуальный кругозор!

— И что же тут сделала Афродита? — поспешила спросить я, пока все не кончилось настоящим скандалом.

— Она купила все, что тут есть. И вообще, это была ее идея все здесь переделать, — с гордостью заметила Стиви Рей.

— Скуза? — переспросила я, изо всех сил стараясь не улыбаться.

— Мне пришлось провести тут целых два дня. Неужели ты думала, что я буду жить в хлеву? Да ни в жизнь! Золотая кредитка творит чудеса, детки. Моим родителям пришлось оплатить все это, включая несколько бутылок самого сухого мартини, — похвасталась Афродита. — Тут неподалеку, на площади Утика, есть чудный магазинчик сети «Поттери Барн». Вся мебель и дизайнерские штучки для интерьера оттуда. С доставкой, разумеется. «Хоум Депо» тоже оказался поблизости, но об этом меня просветил кто-то из красноглазых фриков, сама я, как ты понимаешь, никогда не интересовалась инструментами и стройматериалами.

— Не называй их фриками! — всполошилась Стиви Рей.

— И что ты сделаешь? Укусишь меня за плохие слова?

— Она уже сделала это, — заметила Венера.

Афродита устремила мутный взгляд в ее сторону, но не успела отбрить бывшую подругу, потому что парень по имени Даллас вдруг сказал:

— Это я рассказал про «Хоум Депо». — Мы все обернулись к нему, и он смущенно добавил: — Мне очень нравится все делать своими руками.

— Ты сказала про доставку, — напомнила Эрин. — То есть они доставили все сюда? В туннели?

— Не совсем, — пояснила Стиви Рей. — Мы выписали все в «Трибьюн Лофтс», это тут рядом. А потом, после очень дружеской просьбы, грузчики оттащили все сюда и начисто об этом забыли. И вот — фокус-покус! Новая обстановка в старых интерьерах!

— Все же не понял я шутку про службу доставки, — прямо заявил честный Дарий. — Как вы смогли убедить персонал груз сюда вам доставить?

Я вздохнула.

— Видишь ли, у красных вампиров есть способность…

— И у красных недолеток тоже, просто не такая сильная! — перебила меня Стиви Рей.

— И у красных недолеток тоже, — терпеливо поправилась я. — Они умеют манипулировать сознанием людей.

— Зачем ты так плохо говоришь? — замахала руками Стиви Рей и повернулась к Дарию. — На словах это звучит гораздо хуже, чем на самом деле. Я просто стерла воспоминания грузчиков, только и всего. Я ими не манипулировала! Мы не используем свои силы во зло, правда? — Она обвела глазами свою компанию.

Ее приспешники послушно закивали, но я заметила, что Венера и Крамиша отвели глаза в сторону. Час от часу не легче!

— Ну а теперь я собрать воедино попробую факты, что мы узнали о красных вампирах, живущих в туннелях, — подытожил Дарий. — Могут людьми управлять они с помощью мысли, солнца боятся и света дневного совсем не выносят. Раны у них заживают быстрее, сильны они телом. Лишь под землей себя чувствуют дома, им воздух не нужен. Кажется, я ничего не забыл или список неполон?

— Неполон! — икнула Афродита. — Еще они кусаются!

ГЛАВА 6

— Все, хватит! — воскликнула я, когда все отсмеялись. — Я отключаю Афродите микрофон!

— Афродита — она из таких! — сказала Крамиша, с нежностью глядя на захмелевшую красотку. — Она сдвинутая даже когда не пьяная и сиську и не Запечатленная. Но мы, считай, все равно ее любим.

— Да, — сказала я Дарию, дождавшись, когда стихнет новый приступ хохота. — Ты ничего не упустил. Такие они — красные недолетки.

— И красные вампиры, — в усталом голосе Стиви Рей ясно слышалась гордость. — И еще мы можем точно определять время. Например, я знаю, что рассвет был… — она помолчала и склонила голову к плечу, будто прислушивалась к чему-то, — …ровно шестьдесят три минуты тому назад.

— Взрослым вампирам такое уменье от века присуще, — напомнил ей Дарий.

— Зато не всех взрослых вампиров на рассвете так клонит в сон, как меня, — широко зевнула Стиви Рей.

— Тут ты права, даже спорить с тобой мы не будем, — улыбнулся Дарий.

— А я просто с ног валюсь с наступлением рассвета, — призналась Стиви Рей. — Особенно сегодня, но это, наверное, все-таки из-за того, что меня проткнули дурацкой стрелой.

Стоило Стиви Рей заговорить о сне, как я тоже почувствовала страшную усталость. Краткий заряд бодрости, полученный от глотка пакетной крови, давно иссяк. Я обвела глазами нашу компанию и увидела, что под глазами у недолеток залегли черные тени, а многие с трудом сдерживают зевки.

Что ж, усталость брала свое. Меня по-прежнему до смерти пугал Калона, я тревожилась о том, что происходит сейчас в Доме Ночи, и подозревала, что с красными недолетками дело обстоит совсем не так, как хочет представить Стиви Рей, но у меня просто не было сил думать об этом.

Как жаль, что я не могу просто беспомощно разреветься! Я сглотнула невыплаканные слезы, собралась с силами и сказала:

— Давайте разойдемся и вздремнем немножко? Тут мы в безопасности, а вылезать наружу сейчас было бы просто самоубийством, тем более, что мы еле стоим на ногах от усталости.

— Это разумно, Верховная жрица, нам всем нужен отдых, — согласился Дарий. — Но предложил бы я выставить все же дозорную стражу, около каждого входа и выхода из подземелья. Так будет всем нам спокойнее и безопасней.

— Ты совершенно прав! — обрадовалась я. — Стиви Рей, здесь есть еще входы, кроме того, что из вокзала?

— Ты же понимаешь, эти туннели соединяются с подвалами многих домов в центре, — ответила Стиви Рей. — Мы сейчас находимся лишь в небольшой секции их огромной сети…

— Но в этой секции нет никого, кроме вас? — уточнила я.

— Ну… нет. Сюда мало кто заходит, — пробормотала Стиви Рей, опуская глаза. — Все думают, что тут жуть и запустение.

— Неужели? — язвительно заметила Афродита, проигнорировав мои слова об отключении микрофона. — И знаешь, почему они так думают? Потому что тут действительно жуть и запустение!

Она пьяно захихикала и присосалась ко второй бутылке.

— Это не правдиво, — возразила Крамиша, исподлобья взглянув на Афродиту. — Мы тут живем и ничего не запущиваем! И здеся не жуть, потому что мы украшаемся. Ты же дала нам золотую кредитку, и мы работаем во всю прыть!

— У тебя проблемы с грамматикой? — хохотнула Афродита, поглядев на нее из-за плеча Дария. — Сначала научись правильно говорить, а потом рассуждай об украшении пространства!

— Ты несносная белая пацанка! Я знаю, ты человек, и пьяна в дым, и еще Запечатлена со Стиви Рей, потому тебе нельзя надрать задницу, но это покамест. Будешь меня обижать, я забуду о правилах и задам тебе, сколько влезет! — пригрозила Крамиша.

— Прекратите ссориться! — устало вздохнула я, — Давайте сначала разберемся с плохими парнями, которые могут задать нам всем, а потом погрызем друг друга. Стиви Рей, эти туннели соединяются с другими?

— Соединялись, но сейчас они отрезаны от остальной сети. По крайней мере, так это выглядит со стороны.

— Сколько есть выходов из этой части в другие туннели? — прямо спросил Дарий.

— Я знаю только об одном. И он закрыт толстенной железной дверью. А вам что-нибудь известно о других выходах? — повернулась Стиви Рей к своим недолеткам.

— Кажется, да, — ответил Муравей.

— Кажется?

— Я тут все облазил и нашел большой обвал в одном из переходов. Там есть лаз, но такой узкий, что даже мне протиснуться не удалось. Я хотел прийти туда еще раз с лопатой или, на худой конец, с мускулистым здоровяком, типа Джонни Би, но как-то не собрался.

Джонни Би с довольной ухмылкой поглядел на всех нас. Я проигнорировала его взгляд, зато Близняшки радостно захихикали.

— Значит, кроме лестницы, ведущей из вокзального подвала, сюда больше никак нельзя попасть? — напрямую спросила я.

— Типа того, — промямлила Стиви Рей, пряча глаза.

— Раз это так, предлагаю я выставить два караула, — решил Дарий. — Первый у входа подвального, ну а второй в этом месте, где есть проход, пусть и узкий, в другие туннели.

— Отличная идея! — закивала я.

— Первую стражу я буду стоять возле входа в подвал под вокзалом, — объявил Дарий. — Эрик, ты сменишь меня на посту, это дело для взрослых вампиров. Здесь наше слабое место, стеречь его нужно особо.

— Решено, — кивнул Эрик.

— А мы с Джеком будем стоять возле засыпанного входа в другие туннели, — вызвался Дэмьен. — Если вы не возражаете, конечно.

— Да, мы с Дэмьеном не будем терять время даром, — воодушевился Джек. — Пока стоим на посту, составим меню на ближайшее время и напишем список всего, что нам нужно для готовки!

— Очень хорошо, — улыбнулась я обоим.

— Здравая мысль и готовность мне ваша особо приятна, — кивнул Дарий. — Шони и Эрин, вы смените их, когда время наступит?

— Ага, — хором ответили Близняшки. — Запросто!

— С этим покончено, стало быть, всем нам нора расходиться, — сказал Дарий. — Думаю я, что должны мы избавить любезных хозяев от караула в дневные часы, когда солнце снаружи.

— Почему это? — спросил Джонни Би, поигрывая мышцами. Не дать ни взять, переполненный тестостероном мачо! — Мы тут тоже не слабаки!.

— Не в этом дело, — поспешно ответила я. Просто днем вы будете отсыпаться, а караулить по ночам, когда у вас больше сил. Надеюсь, вы окажетесь сильнее тех, кто осмелится к нам сунуться! — с улыбкой закончила я.

Зачем говорить вслух о том, о чем лучше промолчать? Дело было далеко не только в светобоязни красных недолеток. Признаться, я просто не смогла бы уснуть, зная, что меня «охраняют» странные питомцы Стиви Рей.

— Понял! Ага, все правильно. Мы справимся, вот увидишь. Уж я-то смогу защитить нашу жрицу и ее компанию, — заверил Джонни Би, игриво мне подмигнув.

Я едва удержалась, чтобы не закатить глаза. Еще одного качка мне только недоставало! Не говоря уже о том, что я пока что с опаской относилась ко всем красным недолеткам. Я украдкой покосилась на Эрика и виновато потупилась. Разумеется, он все заметил! Везет, как утопленнице, честное слово! С тех пор, как мы забрались в эти туннели, Эрик практически не обращал на меня внимания, и надо же ему было посмотреть на меня именно в тот момент, когда мне стоил глазки другой парень!

Джек поднял руку, как отличник на первой парте, и сказал:

— Гх-м… У меня вопрос.

— Слушаю, Джек, — оживилась я.

— Где мы будем спать?

— Отличный вопрос, — кивнула я и повернулась к Стиви Рей. — Что скажешь?

Но Джонни Би опередил ее с ответом.

— Запишите для протокола — лично я с радостью разделю свою постель с кем-нибудь подходящим. У меня щедрое сердце, не то, что у Крамиши.

— Но поделить-то ты собираешься не его! — парировала Крамиша.

— Только без обижаток, детка, — воскликнул Джонни Би не слишком удачно пародируя ее негритянский говор.

— Вот сумасдвинутый, — буркнула Крамиша и отвернулась.

— У нас есть спальные мешки, — пролепетала Стиви Рей, засыпая на ходу. — Венера, будь умницей, выдай Зои и ребятам все необходимое. Ложитесь в любой комнате, какая понравится, — добавила она и с усталой улыбкой посмотрела на Крамишу. — Кроме Крамишиной, разумеется. Она никого не пускает к себе в постель.

— Не, в комнату я не противная, — смилостивилась Крамиша. — В комнату пускаю. Я только в койку противная.

— Значит, у вас у каждого отдельная комната? — спросила я, стараясь не выдать своего изумления.

Просто не верилось, как сильно тут все переменилось! В последний раз, когда я тут была, в этих недолетках не было ничего человеческого, а грязные темные туннели наводили настоящий ужас. Сейчас мы сидели в чистенькой уютной комнате, освещенной свечами и масляными светильниками. Вокруг была удобная новая мебель, не говоря уже о шикарном постельном белье и стильных подушках на кровати. Все выглядело настолько нормальным, что мне ужасно захотелось поверить, будто мои страхи совершении беспочвенны и красные недолетки изменились так же сильно, как их обиталище.

— Если кто-нибудь из вас хочет занять отдельную комнату, у нас и такие найдутся, кивнула Венера. — Тут их полно. Видите ли, в нашей части туннеля очень много тупичков, которые с легкостью превращаются в комнаты. У меня, скажем, совершенно отдельное гнездышко, — пропела она, многозначительно улыбаясь Эрику.

Мне пришлось трижды напомнить себе, что было бы неэтично просить Огонь выжечь блондинистые локоны на ее пустой башке.

— Я думаю, в этих тупичках бутлегеры прятали алкоголь во время сухого закона, — задумчиво произнес Дэмьен. — Разумное решение, учитывая близость вокзала. Очень удобно переправлять грузы по ночам.

— Ах, какие романтические времена! — вздохнул Джек. — Обожаю двадцатые годы. Это так стильно — шляпы, гетры, дансинги, флапперы и гангстеры!

Дэмьен снисходительно улыбнулся своему милому.

— Вообще-то, сухой закон в Талсе был отменен только в 1957 году.

— Даже слышать об этом не хочу! — замотал головой Джек. — Пятидесятые — это так скучно. Никакой романтики, сплошной «библейский пояс» и торжество протестантизма.

— Ты такой милый и забавный, радость моя, — растроганно пробормотал Дэмьен. — Оставайся таким всегда, я так люблю тебя за это! — И он от души поцеловал Джека в губы, к великой радости оживившейся Фанти.

— Фу, тошнотина, — скривилась Афродита.

— У меня еще один вопрос, — сказал Джек, обиженно покосившись на Афродиту.

— Слушаю, Джек, — повторила я.

— Куда тут ходят по маленькому? И по большому тоже?

— По маленькому? — поперхнулась смехом Афродита, но я не стала обращать на нее внимания.

— Это просто, — ответила Стиви Рей и зевнула так широко, что чуть челюсть не вывихнула. — Венера, покажешь им?

— У вас есть туалет? Но как? Неужели в туннелях есть работающая канализация?

Венера смерила меня вызывающе снисходительным взглядом.

— У нас есть не только туалет, но и душевая.

— С горячей водой? — ахнул Джек.

— Разумеется. Мы же не варвары.

— Но как? — тупо повторила я.

— Это все в вокзале, наверху, — пояснила Стиви Рей. — У нас было время тщательно облазить все здание. Оно полностью заколочено, так что нас никто не мог увидеть, разве что из подвала, но мы следили за входом.

— Сюда фиг два сунешься! — угрожающе осклабилась Венера.

Честно признаюсь, эта девчонка с каждой секундой нравилась мне все меньше и меньше. И уже не только потому, что липла к Эрику!

— Экс-ссслюзивное местечко. Только для випов, — пробормотала Афродита и громко рыгнула.

Стиви Рей возмущенно посмотрела на нее и продолжила:

— Короче, мы облазили весь вокзал и нашли две раздевалки — мужскую и женскую. Наверное, ими пользовались служащие вокзала. Там даже физкультурный зал есть, представляете? Ну, а дальше дело техники. У нашего Далласа золотые руки, он все устроил, — Стиви Рей устало откинулась на подушки и жестом попросила Далласа закончить рассказ.

Тот с деланным равнодушием пожал плечами, но его широченная улыбка давала понять, что на самом деле он сотворил настоящее чудо.

— Да ну, пустяки… Я просто отыскал вентиль с водой и открыл его. Трубы тут хорошие, в те времена делали на славу.

— Зачем ты скромничаешь? — всполошилась Стиви Рей. — Ты сделал гораздо больше!

Он широко улыбнулся ей. Теперь у меня не осталось никаких сомнений — между ними что-то было! Гх-м… Нужно будет с пристрастием допросить Стиви Рей о ее увлечениях!

— Да что там… Ну, разобрался, как подключить электричество и заново запустил водонагреватель, а остальное сделала золотая кредитка Афродиты. Мы купили отличные супердлинные провода и запитались от туннельного освещения. Пришлось, конечно, немного повозиться, зато теперь у нас есть горячая вода и даже электричество.

— Вот это да! — ахнул Джек. — Нереальная крутизна!

— Впечатляюще, — сдержанно подтвердил Дэмьен.

Даллас засиял, как стоваттовая лампочка.

— Ну что, пойдете в душ или нет? — грубо спросила Венера. До чего же она все-таки неприятная! И тон такой развязный, просто стервозный.

— Да! — радостно воскликнул Джек, не замечая недоброжелательности. — Я с удовольствием приму душ перед караулом.

— А как тут у вас со средствами для укладки волос? — поинтересовалась Шони.

— Вот настоящая пацанка! — одобрительно занимала Крамиша. — И я, прикинь, вспомнила об этом сразу, как только пришла из себя. Не волнуйся, сестра. Я о тебе позабочусь, — пообещала она, энергично стряхивая крошки со своих обтягивающих джинсов.

— Замечательно! — просияла Эрин. — Тогда — вперед!

Я отошла в сторонку, чтобы не загораживать выход из комнаты.

— Эй, Зет, надеюсь, ты не откажешься снова побыть моей соседкой? — Стиви Рей выглядела смертельно усталой, однако улыбнулась мне через силу.

— Ни за что! — заверила я. Потом мы обе выразительно посмотрели на Афродиту, сидевшую на краешке постели, привалившись к Дарию.

— Афродита, возьми себе спальный мешок и ложись тут, — посоветовала Стиви Рей.

— Послушай и постарайся запомнить, — ответила Афродита, тщательно выговаривая каждое слово заплетающимся языком. — Я не собираюсь спать с тобой, ясно? У нас с тобой не такое Запечатление. Не обижайся, но у тебя не было бы шансов, даже если бы я родилась лесбиянкой. Ты абсолютно не в моем вкусе.

— Афродита, что ты такое говоришь! Я тоже не собираюсь спать с тобой! — возмутилась Стиви Рей.

— Вот и отлично, мы друг друга поняли. И я хочу, чтобы ты знала — я нисколько не дорожу нашим Запечатлением и с радостью разорву его при первой же возможности.

Стиви Рей тяжело вздохнула.

— Это твое право. Только пусть это будет не больно, ладно? За последнее время я достаточно намучилась.

Я с искренним интересом прислушивалась к их разговору. Дело в том, что я тоже была Запечатлена со своим человеческим парнем Хитом и кое-что знала о том, каково быть привязанной к человеку узами крови. Более того, мне было кое-что известно и о разрыве Запечатления. Могу сказать одно — это действительно очень больно и очень страшно.

— Зои, прекрати пялиться на меня, глаза вывалятся! — рявкнула Афродита, и я виновато отвела глаза.

— Я не пялилась, — соврала я.

— Неужели? Короче, прекрати.

— Зaпечатление ваше совсем не позорно, моя королева, — ласково сказал Дарий, обнимая Афродиту за плечи. — Нету стыда в этой связи, ей нужно гордиться.

— Это просто очень странно, — прошептала Стиви Рей.

Дарий улыбнулся ей.

— Запечатление разным быть может, не счесть его видов, — ответил он.

— Вот именно! — подхватила Стиви Рей. — Так что не глупи и ложись здесь.

— Иди в задницу, Стиви Рей, — пьяно помотала головой Афродита. — Никогда и ни за что. И вообще, я иду с Дарием. Буду нести стражу вместе с ним, решительно объявила она и отсалютовала всем полупустой второй бутылкой.

— Куда это ты собралась? — заквохтала Стиви Рей. — Да ты же на ногах не стоишь! Дарий будет охранять вход в туннели, а ты будешь ему мешать.

— Еще раз повторяю — иди в задницу. Не твое дело, куда я иду и что делаю, ясно? Я. Пойду. С Дарием, — медленно и упрямо повторила Афродита.

— Я забираю с собой Афродиту, о ней не тревожьтесь, — объявил Дарий, безуспешно пытаясь скрыть улыбку. — Спальный мешок для нее у меня под рукою. Не помешает она мне, a вместе нам с ней веселее.

— Не помешает? — переспросила я и подмигнула Стиви Рей. Потом мы дружно уставились на огромного воителя, и клянусь, его высокие скулы слегка порозовели от смущения.

— Наверное, он говорит про какую-то другую Афродиту, — решила Стиви Рей. — Жаль, что мы ее не знаем!

— Пойдем, — объявила Афродита и, пошатнувшись, встала с кровати. — Я знаю, где у них тут хранятся спальники. И не обращай внимания на этих дурочек. — Она постаралась усмехнуться, но губы ее не слушались.

Тогда Афродита в последний раз оглушительно икнула, подхватила Дария под руку и нетвердой походкой вышла из комнаты, сопровождаемая нашим хохотом.

У двери Дарий остановился и посмотрел на Эрика, о котором я уже совершенно успела забыть.

— Эрик, приляг и поспи перед утренней стражей. Я разбужу тебя сам, ни о чем не тревожься.

— Хорошо. Я пойду… — неуверенно ответил Эрик.

— Комната Далласа тут недалеко, несколько шагов вниз по туннелю, — подсказала Стиви Рей. — Не сомневаюсь, что он обрадуется тебе!

— Ладно, так и сделаю, — ответил Эрик.

Дарий кивнул и посмотрел на меня.

— Зои, тебя попрошу я проверить повязки на ране. Если там кровь проступила, и нужно сменить перевязку, перед уходом я…

— Не беспокойся, я все сама сделаю! — перебила я. Совсем недавно я помогла вытащить стрелу из груди Стиви Рей, так что бинты для меня уже не проблема!

— Вот и прекрасно. Но если нужна будет помощь, сразу ко мне обращайтесь.

На этот раз Дария перебила Афродита. Она просто вцепилась ему в руку и вытащила воителя из комнаты. Потом просунула голову за край одеяла и пробормотала:

— Хреновой ночи. И не вздумайте нас беспокоить!

Она задернула одеяло и скрылась.

— Ну что ж… Пусть лучше с ним, чем со мной, — еле слышно прошептал Эрик, глядя на все еще покачивающийся край одеяла.

Я задумчиво посмотрела на него, пряча улыбку. Вообще-то Афродита не обращала на Эрика никакого внимания, однако мне было приятно, что он так открыто заявляет о своей незаинтересованности. Эрик поймал мой взгляд и тоже медленно улыбнулся.

ГЛАВА 7

— Давайте, уматывайте отсюда. Присоединяйтесь к осталь


Содержание:
 0  вы читаете: Загнанная : Кристина Каст  1  ГЛАВА 1 : Кристина Каст
 2  ГЛАВА 2 : Кристина Каст  3  ГЛАВА 3 : Кристина Каст
 4  ГЛАВА 4 : Кристина Каст  5  ГЛАВА 5 : Кристина Каст
 6  ГЛАВА 6 : Кристина Каст  7  ГЛАВА 7 : Кристина Каст
 8  ГЛАВА 8 : Кристина Каст  9  ГЛАВА 9 : Кристина Каст
 10  ГЛАВА 10 : Кристина Каст  11  ГЛАВА 11 : Кристина Каст
 12  ГЛАВА 12 : Кристина Каст  13  ГЛАВА 13 : Кристина Каст
 14  ГЛАВА 14 : Кристина Каст  15  ГЛАВА 15 : Кристина Каст
 16  ГЛАВА 16 : Кристина Каст  17  ГЛАВА 17 : Кристина Каст
 18  ГЛАВА 18 : Кристина Каст  19  ГЛАВА 19 : Кристина Каст
 20  ГЛАВА 20 : Кристина Каст  21  ГЛАВА 21 : Кристина Каст
 22  ГЛАВА 22 : Кристина Каст  23  ГЛАВА 23 : Кристина Каст
 24  ГЛАВА 24 : Кристина Каст  25  ГЛАВА 25 : Кристина Каст
 26  ГЛАВА 26 : Кристина Каст  27  ГЛАВА 27 : Кристина Каст
 28  ГЛАВА 28 : Кристина Каст  29  ГЛАВА 29 : Кристина Каст
 30  ГЛАВА 30 : Кристина Каст  31  ГЛАВА 31 : Кристина Каст
 32  ГЛАВА 32 : Кристина Каст  33  ГЛАВА 33 : Кристина Каст
 34  ПОСЛЕСЛОВИЕ : Кристина Каст  35  Использовалась литература : Загнанная
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap