Фантастика : Ужасы : 2 : Анна Кэтрин

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22

вы читаете книгу




2

Я сплю. Мне снится, что меня преследует оборотень. Что бы вы там ни читали, они не сексуальные. И не соблазнительные. Они страшные, как Ад, - в буквальном смысле слова. Это демоны, которые приходят из своего адского измерения в наше, земное, и завладевают телом жертвы с помощью укуса. Сначала они огромные, а потом становятся такими крошечными, что могут проникнуть в тело сквозь кожу. Они, словно клещи, так глубоко проникают в человека, что от них не избавиться. Никак.

Единственное лекарство от укуса оборотня - это смерть. Если вам повезет, вас убьют быстро, до того как вы сожрете свою младшую сестру или брата. Если не повезет, ко времени вашей смерти вы войдете во вкус и вас назовут очень волосатым серийным убийцей странной наружности.

Меня загнали в угол, выхода нет, и тут… тут Райан произносит мое имя и прикасается к плечу. Мы могли бы сражаться спина к спине и прогнать оборотней, но на самом деле он просто будит меня.

- Элли, - повторяет он, и на этот раз его голос не звучит так, словно он спасает меня от оборотней.

Он звучит так, словно Райан выкурил две пачки сигарет прошлой ночью и раздражен. - Элли, ты должна сказать мне, что ты сделала с Дверью.

Я моргаю. Он сбоку, моя голова лежит на столе. Упс.

- Я проснулась?

- Да, проснулась, - подтверждает он. - Скажи мне. И свари еще кофе.

- Некоторые женщины считают глупость весьма сексуальной, потому что она позволяет тебе казаться загадочной незнакомкой с темным прошлым, но я-то знаю лучше.

Я поднимаюсь и иду на кухню.

Он не глупец, тем не менее, поскольку вытер всю кровь и грязь со стула, куда клал ноги, и расставил стулья вокруг столов в центре закусочной, подготовившись к открытию. Даже ставни открыл, и заря начинает заливать улицы тем сверхъестественным голубым светом, который я видела только в Нью-Йорке.

- Дверь. Что ты с ней сделала?

Он стоит прямо рядом со мной.

Мысленно я представляю, как он приближается и обнимает меня за талию. К черту кровь демонов, к черту человеческую кровь - у него красивые руки.

В любом случае это не имеет значения, потому что он здесь только для того, чтобы припугнуть, а не снять с меня поношенную пижаму с Винни-Пухом.

Кофемашина у нас простая. Я просто засыпаю туда зерна и нажимаю кнопку. Прислоняюсь к стойке и бросаю косой взгляд на часы на стене. Шесть часов утра.

- Я ничего не делала, - говорю я, пока кофе льется в чашку.

Мне не нравится молчание позади меня. Чтобы нарушить его, я открываю холодильник и достаю лук и перец, собираясь нарезать их кубиками. Картофель к завтраку я предварительно уже обдала кипятком, и теперь он ждет своего часа в одной из гигантских промышленных холодильных камер, чтобы его высыпали на гриль вместе с перцем и луком.

- Я не знаю, что произошло.

Он шумно выдыхает. Мне хочется почесать шею, по которой бегут мурашки, но вместо этого я беру нож. Это действительно хороший нож, с изогнутым лезвием. Он немного великоват для того, чтобы резать кубики, но мне нужно почувствовать успокаивающее прикосновение его дорогой рукоятки. Салли дала мне его в качестве прощального подарка, переезжая во Флориду, - этот нож вместе с управлением закусочной.

- Она не могла исчезнуть сама по себе, - говорит он.

- Да? Откуда ты знаешь?

Он ничего не отвечает. Это плохая штука - ничего не отвечать, это больше похоже на «Я не знаю», чем на привычное «Мои охотничьи секреты слишком ужасны для твоего понимания». Я почти чувствую удовлетворение оттого, что он потерял одно очко, но…

Обычно Райан знает все - так же много, как и ветераны, если не больше. Он с легкостью может говорить о древних шумерских демонах, цитировать христианскую Библию, цитировать библию демонов и объяснять происхождение вампирских мифов на одном дыхании. Он невероятный и потрясающий, и чтобы он не знал, что происходит?! Это пугает меня до смерти.

- Мне надо идти, - наконец говорит он.

Я почти закончила резать овощи, картофель будет готов через пару минут. Так же и блины, яйца, вафли - все можно приготовить быстро.

- Думаю, завтрак будет лучшей идеей. - Я поворачиваюсь к нему, держа в руке нож. - Вафли? Блины? Яйца?

- У меня нет времени на завтрак.

- Тогда у меня нет времени наливать тебе кофе.

- Дрянь! - говорит он, и это звучит почти нежно.

- Заткнись! - отвечаю я, но лишь притворяюсь обиженной.

Нежность - это еще один шаг к чистой искренней страсти. Ладно, может, и нет, но я очень беспокоюсь, что Райан считает меня невероятной растяпой, я ведь такая беспомощная, когда дело касается охоты за демонами.

- Интересно, ты нечаянно что-то сделала или это повсюду? - задумчиво произносит Райан.

Я наливаю себе чашку кофе, он смотрит на меня и отбирает ее. Он пьет его без сливок. Обычно он не пьет черный кофе; когда он первый раз пришел в закусочную «У Салли» охранять Дверь, он бухнул в чашку столько сахару и сливок, что от кофе остался только запах. Но я делаю чертовски хороший кофе.

- Если повсюду - это плохо? - спрашиваю я.

Он моргает.

- Да, - отвечает он и продолжает пить мой кофе.

Я закатываю глаза:

- Если ты собираешься стоять тут и обвинять меня бог знает в чем, тебе придется съесть завтрак. Я собираюсь завтракать.

Иду к грилю. Надо было включить его заранее, но меня отвлек Райан, прожигавший пылающим взглядом дыру в моей шее.

О'кей, я склонна к мелодраме. Предъявите мне обвинение.

- В Бруклине есть еще Двери, - говорит он между глотками кофе. - Думаю, что ближайшая - в больнице Маймонидов, рядом со станцией Форт-Гамильтон.

- Постой-постой… Здесь поблизости есть еще одна Дверь? Ты за ней тоже присматриваешь?

Я в шоке, и не без причины. Следить за Дверью - это тяжелый труд. Райан почти никогда не уходит отсюда. Не могу представить, чтобы у него было время следить еще за одной Дверью. Или силы. Не говоря уже о… что ж, за те годы, пока эта Дверь была открыта, он никогда не упоминал о других Дверях.

Полагаю, я знала абстрактно, что они существуют, но я не осознавала, что в двадцати минутах отсюда есть еще одна.

- Нет. Ее охраняет Оуэн.

- Кто такой, черт побери, Оуэн?

- Охотник. - (Естественно, не раздатчик бесплатной еды. Я знаю их всех по именам.) - И пара-медик, - продолжает Райан. - Наркоманы его обожают.

Готова поспорить, что это потому, что все охотники - молодые охотники, во всяком случае, - сексуальны. Это моя новая теория. Она должна дать им естественную защиту от лишнего веса - нельзя быть толстым и сексуальным одновременно, я уверена.

О, может быть, он симпатичнее, чем Райан? И парамедики ведь не сопляки? Хороший вопрос. Пока я не выясню это, официально объявлю Райану отставку. Буду холодна, как индейка, детка.

- Тебе следует пригласить его сюда как-нибудь, - говорю я ему с совсем не подозрительной интонацией.

Райан внимательно смотрит на меня.

- Нет уж, - отказывается он. Проходит секунда, и он морщится над кофе. - Хотя не имеет значения. Пригласи его сама.

Сама?

- Сама? - спрашиваю я, потому что я не из тех, кто думает об одном, а говорит о другом.

Имею в виду, зачем ломать голову? Если я не спрошу, как люди смогут мне рассказать то, что я хочу знать? Это логично. Например, как сейчас. Райан кивает, хотя вид у него несчастливый.

- Я не знаю, что происходит. Лучше тебе держаться рядом со мной. - (Я думаю, не воскресить ли свои надежды.) - Я всегда смогу использовать тебя, чтобы отвлечь демона, если он появится, - добавляет он.

Я режу оставшиеся перцы с намного большей силой, чем действительно требуется. Чертовы перцы!

Я оставляю забегаловку заботам утренней смены. Я не заставляю их приходить заранее готовить, потому что я человек добрый, но полагаю, что раз я готовлю, то я не должна работать с утренней сменой, когда приходят все эти угрюмые неформалы выпить кофе и съесть блины перед работой. Обычно я возвращаюсь к себе поспать еще пару часов, перед тем как окончательно встать и принять дневную и вечернюю смены. Иногда я обслуживаю столики, иногда готовлю, иногда веду учетную книгу - делаю все, что надо сделать.

Но сегодня мне надо выйти с Райаном после пары часов сна. Даже не просто выйти.

- Нам придется ехать на автобусе? - ною я.

- Да, либо нам придется идти через весь Манхэттен, чтобы сесть на поезд и доехать до больницы.

- Я не хочу в больницу, - ворчу я.

Но на самом деле хочу, потому что я хочу познакомиться с этим неизвестным охотником. Я просто не хочу ехать на автобусе. Нью-йоркские автобусы ходят медленно, воняют, и там обычно нет мест. Плюс нам придется делать пересадку. Это значит, что придется долго ждать, вести неловкие разговоры с Райаном, и все потому, что Райан не может позвонить этому парню.

- Я позвонил ему, но он повесил трубку, - говорит Райан, пожимая плечами, когда мы стоим на солнце.

Я щурюсь, потому что не взяла солнечные очки. Райан, как обычно, надел стетсон и кожаный плащ. Он стоит, прислонившись к фонарному столбу. Я знаю, что у него при себе оружие, но его не видно. Что хорошо, думаю я, потому что не уверена, что у него есть разрешение. В Нью-Йорке надо иметь лицензию на ношение оружия? Я даже не знаю. Мы с Райаном на самом деле никогда не выходили вместе наружу, поэтому я не в курсе, надо ли мне приглядывать за копами или еще за кем-нибудь. Это серьезно отвлекает.

- Постой, - говорю я. - Почему? Ты идиот? Не сказал ему тайный пароль охотников или что-то в этом духе?

- Группировки, - отвечает Райан, как будто я должна была это знать.

- Послушай, - заявляю я, как мне кажется, абсолютно разумно. - Ты никогда мне ничего не рассказываешь. Откуда я могу знать то, что ты не говоришь? Черт!

Райан фыркает. Он должен изнемогать от жары в кожаной одежде, но выглядит чертовски круто, как будто его ничто не волнует. Он даже не потеет, но все равно надо было одеться по-другому - джинсы? - и я вижу, что из дюжины кондиционеров на улице течет вода. Райан лишь сдвигает чуть назад шляпу и говорит:

- Ты никогда не замечала, что все охотники, приходящие в закусочную «У Салли», носят стетсоны?

- Да, но…

Я никогда не знала, что это обозначает. Зато я замечала, что они все чрезвычайно вежливы и обращаются со мной как с идиоткой и, когда я вхожу, они меняют тему и тут же начинают рассказывать причудливые истории о демонах, на которых они охотились и убили, - большая часть этих историй, как говорит Райан, чушь собачья.

- Есть три группировки… - Райан замолкает и вежливо кивает проходящей мимо пожилой паре, и я уже готова топать ногами от нетерпения, когда он решает, что они отошли достаточно далеко, и продолжает: - Некоторые охотники носят бейсболки. Другие - мягкие фетровые шляпы. Еще кто-то - стетсоны. Это связано с сайентологом и лоа…

Райан снова умолкает. На этот раз из-за девушки, которая подходит к автобусной остановке. На ней белые брюки-капри, белый топ на завязках и оранжевые босоножки на высоких каблуках. Сумочка у нее пурпурная и в буквальном смысле ослепительная. Ослепляющая, что уж тут сказать.

Наверняка у нее есть деньги. У меня они тоже были, до того как мама сбежала с инструктором по теннису. (Его зовут Рио. Они отправились в Рио. Я стараюсь не думать об этом - со времен Великой Депрессии я осознала, что сублимация - мой друг.)

- Вот почему мне больше нравятся «Бруклин Сайклонс», чем «Мете» [4] - быстро говорит Райан.

Я понятия не имею, о чем он, но девушка широко открывает глаза. О-о-о, время для флирта. Это вроде его автоматической защиты - «я обычный человек!». Он все время ведет себя так в закусочной. Я вздыхаю, когда она начинает говорить о бейсболе.

За десять минут, пока мы ждем автобус, Райан дарит ей больше улыбок, чем мне за последние несколько месяцев.

По крайней мере, в автобусе есть сидячие места. Девушка остается на улице с раздраженным видом. Слабое утешение. Райан стоит, потому что это Путь Могучего Говнюка-Охотника, но я падаю на сиденье рядом с ним. Я чувствую себя не очень хорошо из-за недосыпа.

Пока мы едем по улицам Бруклина, я смотрю в окно и беспокоюсь. Таков Путь Элли.

Девчонка со своими девчачьими защитными ужимками. Такой меня видят другие охотники? Такой меня увидит Оуэн? Что, если на самом деле я просто обычная противная девчонка, с которой возится Райан? Что, если он действительно нарушает всевозможные тайные правила охотников? Если да, ладно, тогда он был бы менее восприимчив к моему нытью, но что, если из-за меня он потеряет работу?

Маловероятно, но, как бы то ни было, я не так легко знакомлюсь с новыми людьми и не очень хорошо справляюсь со своими проблемами.

Фары автобуса мигают. Я на секунду отвожу взгляд и поэтому замечаю, что девушка напротив меня пялится на Райана. Райан стоит рядом со мной, глядя из-под полей шляпы с таким отстраненным, отсутствующим видом, словно читает надписи на потолке. Опять на него девица запала. Вторая за один день.

Я не собственница. Нет, нет, нет.

Я сползаю по сиденью и вытягиваю ноги так, чтобы икрой коснуться ее. Или стукнуть ее - сложно сделать это правильно, когда автобус собирается резко повернуть, ага, вот сейчас. Но это не имеет значения, потому что он смотрит на меня с действительно интересным выражением лица, которое я не могу разгадать, и отодвигается, но, как я заметила, не от меня.

Я бросаю очень короткий взгляд на девицу - она надувает губы. Ха! Съела, противная блондинка?

Райан замечает мое, может быть неподобающее, самодовольство. Закатывает глаза и отступает в сторону.

Еще два автобуса, и мы у больницы. Я никогда раньше не была здесь, но она похожа на другие больницы. За одним исключением - тут действительно много народу. Райан идет по вестибюлю с таким видом, словно бывает тут каждый день, мимо охраны, медсестер и толпы больных, которые незаинтересованно смотрят на меня. За пределами лобби нам попадаются еще люди, врачи, медсестры, вдоль стен стоят каталки, и я начинаю думать, что мы беспрепятственно доберемся до цели.

Я никогда не была в Маймонидах, потому что Райан предпочитает терпеть, но не обращаться к врачам. До сих пор нам везло: в большинстве случаев, когда мне приходилось его заштопывать, ему требовались всякие причудливые штуки - типа приложить розмарин и шалфей к ранам, или мне приходилось с помощью паяльника плавить зачарованное серебро в порезе, нанесенном когтями оборотня. К счастью, это случалось лишь пару раз, потому что я не очень хорошо обращаюсь с паяльником. Руки трясутся.

Обычно Райан сам оказывает себе медицинскую помощь. У него никогда не было таких ран, чтобы мне приходилось везти его в больницу. И за это я благодарна силе, противоположной Аду по ту сторону Двери.

Мне потребовалась минута, чтобы понять, что Райан ориентируется по знакам, - он останавливается на повороте и поворачивает налево, туда, где должен быть кафетерий. Тут тоже тьма-тьмущая народу, семьи едят странную пищу, доктора перелистывают страницы книг одной рукой, а второй механически отправляют еду в рот, и сидят несколько фельдшеров в хрустящей униформе. Один фельдшер как раз двигает стул за пустым столом, и Райан направляется к нему.

Оуэн, если это он, не похож на Райана, и это разочаровывает. Он здоровый и розовощекий. Еще не увидев, что мы двигаемся к нему, он обращается к соседнему столику, где сидят несколько медсестер после дежурства, и я слышу его акцент - у него жизнерадостное британское произношение. Он выше Райана, и это просто удивительно. Одет в темно-синюю форму, довольно симпатичную, если вам нравятся униформы. Мне - нет, но я вижу, что он может пользоваться успехом. Табличка на его груди гласит «Дэвид», но все охотники меняют имена. На голове темно-синяя бейсболка, мне интересно: она действительно так много значит, как говорил Райан.

Он как раз отодвинул свой стул, когда, увидел, что мы приближаемся. Его лицо мрачнеет, и он снова придвигает стул. Он не заводит пустую беседу - Райан тоже никогда этого не делает, - он даже не здоровается и не представляется. Он кивает в сторону коридора и уводит нас в маленькую комнатку рядом с постом медсестры.

- Здесь спят интерны, когда у них ночные дежурства, - объясняет он коротко. - Комната, скорее всего, будет пуста минут двадцать по меньшей мере; на Парк-стрит произошла авария с участием четырех машин.

Райан прочищает горло. Оуэн немедленно начинает сердиться.

- Послушай, - говорит он, и его жизнерадостный акцент неожиданно становится грубым и злым, - у меня есть работа, и я не обязан говорить с тобой, стетсон. Так что либо говори, что тебе надо, либо убирайся к дьяволу из моей чертовой больницы.

Я хихикаю. В одной руке у него журнал с кроссвордами, в другой - стаканчик кофе.

Но я не виню его за раздражительность, выпендреж Райана - это нехороший признак.

- Мне надо взглянуть на твою Дверь, - говорит Райан, теперь он - сплошная учтивость и такт.

- Плохая мысль.

- Привет! - жизнерадостно вступаю я, потому что не умею держаться в стороне, да и ситуация явно не собирается налаживаться. В любом случае разве моя роль - не отвлекать? Вот именно. - Меня зовут Элли. У меня закусочная в другом конце города. Ты должен зайти к нам, мы делаем отличный кофе. Твою Дверь кто-то призвал или это была спонтанная вивификация? Могу принести тебе пирог, если хочешь.

Оуэн моргает и медленно улыбается.

- Чучело! - говорит он, и я думаю, что это он обо мне, пока он не продолжает: - Ты теперь используешь Двери, чтобы производить впечатление на девушек? - Он подмигивает мне, и тут мне хочется его убить. - Никогда не доверяй парню в стетсоне, - обращается он ко мне. - Они ненадежные.

Это меня раздражает. Я не хочу оказаться в центре глупой разборки между сайентологом и лоа… Кроме того, оскорблять Райана - это не путь к моему сердцу.

- Есть проблема. Серьезная, - нетерпеливо отвечает Райан. - Твоя Дверь еще здесь?

Самодовольная усмешка сползает с лица Оуэна. Теперь он похож на парня, которого ты ожидаешь встретить, попадая в скорую помощь. Уставший и не такой убедительный, как пытается быть.

- Да, - отвечает он. - Есть причина, по которой ее может не быть?

- Ты уверен?

Оуэн допивает кофе, выбрасывает стаканчик в мусорную корзину и кладет кроссворды на носилки. По-видимому, здесь недавно спал какой-то интерн, потому что в подушке осталась вмятина от головы.

- Пойдемте, - говорит он. - Нам надо в прачечную.


Содержание:
 0  Соль и серебро : Анна Кэтрин  1  вы читаете: 2 : Анна Кэтрин
 2  3 : Анна Кэтрин  3  4 : Анна Кэтрин
 4  5 : Анна Кэтрин  5  6 : Анна Кэтрин
 6  7 : Анна Кэтрин  7  8 : Анна Кэтрин
 8  9 : Анна Кэтрин  9  10 : Анна Кэтрин
 10  11 : Анна Кэтрин  11  12 : Анна Кэтрин
 12  13 : Анна Кэтрин  13  14 : Анна Кэтрин
 14  15 : Анна Кэтрин  15  16 : Анна Кэтрин
 16  17 : Анна Кэтрин  17  18 : Анна Кэтрин
 18  19 : Анна Кэтрин  19  20 : Анна Кэтрин
 20  21 : Анна Кэтрин  21  22 : Анна Кэтрин
 22  Использовалась литература : Соль и серебро    



 




sitemap