Фантастика : Ужасы : 15 : Анна Кэтрин

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22

вы читаете книгу




15

Мои колени подгибаются, и я падаю лицом вниз. Сначала мне кажется, что я свалилась с выступа.

Все, что я слышу, - это плач и вопли. Подо мной мусор, отбросы, это отвратительно, и я чувствую запах, потому что мое лицо уткнулось прямо туда. Весь этот мир воняет отбросами.

Под мусором люди, это люди, и они кричат, а передо мной - самьяза, и я тоже начинаю вопить точно как люди под мусором.

Люди обнаженные, они извиваются, и я с воплями отползаю назад как можно быстрее, назад, прямо в Райана.

Никогда больше, черт возьми, я не буду говорить «если мне повезет».

Львица прыгает передо мной, и, честно говоря, меня тошнит от символичности всего этого, мне хочется чего-то прямолинейного и простого, хотя бы однажды, Христа ради.

Я знаю, что он двигается, и знаю, что, наверное, мешаю ему, но не поднимаю головы от края пальто Райана. Я слышу хлюпающий звук.

- О, деточка… - Рокси становится на колени рядом со мной, сняв шляпу с головы и держа в руке бандану, она опускает солнечные очки мне на глаза, и все приглушается: вопли, вонь мусора - все.

- О, деточка - что? - спрашиваю я.

Мой голос охрип от воплей, и тело не слушается, я не могу встать.

- Это Ад, - объясняет она, обнимая меня, и змеи покрывают меня. - Тот, который ты знаешь.

Который я знаю?

О, тот, который я знаю. В который вроде бы верю. Иногда вера делает вещи реальными. Этому тоже учишься у охотников.

- Разве змеи не должны быть здесь злыми?

- И сделал Моисей медного змея, - говорит Райан.

Он сидит на корточках рядом со мной. Рокси притягивает Стэна поближе, и теперь Стэн и остальные столпились вокруг меня. В отличие от других Адов, где мы побывали, этот полон созданий, окружающих нас, наблюдающих и приближающихся слишком близко. Я чертовски боюсь самьяза, после того как один из них напал на меня, выйдя из моей Двери пять лет назад. Я притрагиваюсь рукой к животу, там, где шрам. Где-то здесь может быть еще один самьяза. Может, их здесь много. Возможно, они прячутся, они выжидают.

- И сделал Моисей медного змея, - повторяет Райан, высокие голоса Иштар и Исиды звучат в унисон, перекрывая крики из-под нас, и затем к ним присоединяется Кристиан, мягко пощелкивая.

- …и выставил его на знамя, - тут присоединяется Рокси. - И когда змей ужалил человека, он, взглянув на медного змея, оставался жив. И отправились сыны Израилевы [18]

- Ну же, - шепчет мне Стэн, - где моя упорная девчонка?

И я чувствую себя лучше, и, когда они помогают мне встать, я вижу останки самьязы, разбросанные повсюду. Нож Райана, большой обсидиановый, сверкая чистотой, лежит на земле. Райан поднимает его.

- Пойдемте, - говорит он.

В этом измерении мне тяжелее, здесь есть драконы, похожие на дохлых червей, хуже, чем дракон из Кура, они летают над нами, кричат вместе с людьми, и змеи на Рокси шипят и извиваются, а паук Кристиана клацает на ходу. Иштар, Исида и львица мягко ступают впереди нас, даже впереди Райана.

Стэн спотыкаясь бредет рядом со мной. Хотя оборотень уже почти завладел им, я вижу, что ему плохо. Должно быть, он тоже до некоторой степени верит в этот Ад.

Интересно, как это - быть гомосексуалистом и верить в этот Ад? Верить, что, может быть, ты попадешь именно сюда. Вот только Стэн уже мертв, и в его теле оборотень.

- Я голоден, - стонет он.

Его рука прижата к животу, я закрываю глаза и смотрю прочь. Сквозь очки все видится туманным; я почти не вижу Двери.

- Я не вижу Дверь, - говорю я.

- Что? - вскрикивает Рокси, глядя на меня через плечо.

- Я не вижу Дверь! - кричу я в ответ.

Кричать больно. Я просто хочу лечь. Я хочу и сдаться.

Тут Райан оказывается рядом со мной:

- Элли, Элли. Давай же. Идем.

- Я не хочу, я хочу лечь, я не могу, Райан, я больше не могу, не могу идти…

Я падаю. Крики оглушают. Мне больно, все болит. Здесь так одиноко, так страшно, все так испуганы…

Следующее, что я чувствую, - резкая боль. Райан, с мрачным видом держит обсидиановый нож в руке, и мои измученные, покрытые синяками руки кровоточат. Запах крови приводит меня в чувство, и я шмыгаю носом, делая длинный выдох. Райан держит мои окровавленные руки - он порезал мне ладони - над кругом, который нарисовал карандашом цвета «макароны с сыром». Кровь шипит и пенится, падая на землю.

- Говори с Дверью! - настойчиво требует он. - Найди Дверь!

Я прижимаю ладони к кругу, размазывая кровь, и закрываю глаза. Крики затихают - не полностью, но достаточно, чтобы я смогла увидеть.

- Ее нет. Ее нет… Она, может быть… может быть, попозже? - гадаю я.

- Тогда мы останемся тут на некоторое время, Элли. - Райан садится на землю рядом со мной, следя, чтобы не нарушить круг плащом.

Его плащ пошит из кожи ламии. Ламии едят младенцев. Я ношу кожу ламии, и они питаются младенцами и…

Тошнота поднимается к горлу, и я прижимаю руки к лицу. На моих губах, зубах и языке кровь, я чувствую ее вкус, металлический, как у мокрого пенни.

- О боже! - Я падаю со стоном. - Мы должны остаться тут? Я не могу, Райан, я не могу…

- Ты можешь и сделаешь это, - твердо говорит он. Он укладывается рядом и прижимает меня к себе, сердце к сердцу.

Львица устраивается рядом с нами. Райан не только укрывает меня своим плащом, он надвигает мне на голову свою шляпу, и крики становятся тише.

Я чувствую, что остальные ложатся рядом с нами. Полагаю, в глубине души мы все боимся этого Ада. Думаю, никто из нас не хочет верить, что этот мир реален. Легко не обращать внимания на сумасшедших норвежских демонов или на странных шумерских и на тупых вампиров - они все такие древние и ничего не значат в нашей повседневной жизни.

Но мы пропитаны христианством и до некоторой степени даже иудаизмом, думаю я, и чем дольше думаю, тем яснее осознаю, насколько это все нам близко. Есть вещи, которые я никогда прежде не видела, но, тем не менее, могу узнать, понимаете, о чем я? Создания со скалящимися человеческими лицами, длинными рогами, частями тел животных - все это перемешано. Демоны, какими нам их изображали.

Одно создание подходит ближе и садится прямо перед крутом. У него человеческая голова на теле льва с шеей змеи, из затылка человеческой головы растут бычья и овечья головы. При выдохе головы испускают дым. Дым пахнет серой. Это, детки, традиция.

Я засыпаю под звуки голосов Рокси, Кристиана и Райана, они о чем-то бормочут между собой; я засыпаю в облаке дыма со словами «Смилуйся надо мной, Боже, смилуйся надо мной… Помилуй, моя душа среди львов…».

Я не вижу сон, что меня несколько разочаровывает. Открыв глаза, однако, я чувствую себя действительно отдохнувшей и…

И я голая. На поросшем травой холме. И под моим задом камень.

- Уф, Райан? - Я моргаю.

Он растянулся рядом со мной, лежа на спине. Тоже голый, за исключением шляпы. Что, должна я сказать, невероятно сексуально. Аватаров поблизости нет. Я сплю? Лучший сон в моей жизни. Мои волосы распущены, и, когда я забираюсь на него и утыкаюсь лицом в шею, они касаются его груди. Он чудесно пахнет. Я хочу съесть его. Уф, не в прямом смысле слова.

- Райан, - бормочу я ему в шею.

- Элли, - вздыхает он и садится. Я оказываюсь у него на коленях, и, о боже, это прекрасно. - Пожалуйста…

Кажется, я всегда умоляю его о чем-то, и на этот раз он дает мне то, что я хочу, просто приподнимает меня и усаживает на себя, еще пара дюймов - и он внутри, обжигающе горячий, и я двигаюсь на нем, и это лучшее, что я чувствовала в своей жизни. Мне больше ничего не надо, только ощущать Райана внутри себя.

Он покусывает мне шею, и я содрогаюсь в сильном оргазме, он едва дотронулся до меня - и я кончаю. Затем он переворачивает меня на спину, я обвиваю его талию ногами, впиваясь пятками в его мощные мускулы, и я снова кончаю, когда он приподнимает меня и врывается внутрь толчком снова и снова. Мои руки безвольно раскинулись по сторонам, голова повернута набок, и я задыхаюсь, я не могу перевести дух, меня захлестывают волны наслаждения, накрывают с головой. Все, что я чувствую, - это Райан.

Когда я снова открываю глаза, у меня все болит. Я смотрю на свое тело. Все еще голая. Все еще на травянистом холмике неизвестно где. Покрытая красными отметинами, которые превратятся в синяки, и следами укусов. Он так сильно укусил меня за левую грудь, что видны следы зубов.

Я роняю голову на землю и снова натыкаюсь на чертов камень.

Я перекатываюсь и смотрю на Райана из-под ресниц. В какой-то момент во время нашего сексуального безумия с него слетела шляпа, и теперь его волосы разметались во все стороны. Они отросли и начинают виться. Мне хочется запустить в них пальцы. Мне хочется куснуть его, впиться в его губы, пососать соски и потрогать его везде - но мне это не светит. Это лишь то, чего я хочу, не то, что я должна делать.

- У-у-у… - Я отворачиваюсь от него и кладу голову на руки.

Трава пахнет травой, и это так прекрасно, такая удивительная перемена после запахов крови и смерти. Солнце сияет и греет, и мне хорошо в первый раз с тех пор, как я обнаружила, что Дверь исчезла.

- Элли, - зовет он и нежно касается моего плеча. - Элли.

- Да-а-а-а? - отвечаю я.

Я чувствую его движение, когда он садится.

- Черт! Асмодей.

- Будь здоров, - говорю я, будто он чихнул.

Во всяком случае, это слово было похоже на чихание. Имею в виду, я привыкла к странным языкам и прочей ерунде, но Асмодей - это что-то новенькое.

- Асмодей. Демон-обманщик. Дерьмо! И мы ведь его видели. Он сидел за кругом, когда мы ложились спать.

- То странное существо, похожее на льва? - Он кивает. У меня зарождается смутное подозрение. - Что этот демон делает?

Райан вздыхает и трет лицо ладонью:

- Заставляет людей заниматься сексом.

- Что?! - Я тоже сажусь, и мои волосы рассыпаются по плечам.

Я словно еще чувствую руку Райана, как он потянул меня за волосы, заставляя голову откинуться, чтобы прильнуть к моей шее. Я слегка вздрагиваю. Я опять хочу его. Вот только…

- Нас только что изнасиловал демон?

- Нет, - отвечает Райан. - Он бы не смог нас заставить. Он… выявляет то, что есть. Христианские демоны все такие. Ведь грех существует внутри человека, так что…

- Значит, этот демон приходит, заставляет нас раздеться, и все, что он делает, - просто говорит, что мы и так хотим это сделать? - Райан смотрит в сторону. Я резко моргаю. - Ладно, или что я хочу это сделать. Не ты, по всей видимости. Прости, что этот информированный демон сбил тебя с толку. Он не вернется, правда?

Райан качает головой, перед тем как снова взглянуть на меня.

- Это не только ты, Элли, - возражает он. - Ты знаешь, что я чувствую…

- Заткнись! - перебиваю я. - Я не нуждаюсь в том, чтобы ты был охотником, героем или еще кем-то и спасал меня с помощью заигрываний. Я видела, как ты делаешь это с другими людьми. Я видела, как ты это делаешь с Дон, с Амандой, с тупыми блондинками на улице, - черт побери, я видела, как ты делаешь это со Стэном. Ну и что с того, что демон покопался в моем грязном белье? Мне ни к чему, чтобы ты пытался меня утешить.

Мозоли на его ладони - мозоли от пистолета, ножа, тяжелой работы и магии, - я чувствую их жесткость на лице, когда он поворачивает мою голову к себе и его рот грубо прижимается к моим губам. На вкус он словно трава, и соль, и жар, и - настоящее. Внезапно он прерывает поцелуй. Я испугана, но он просто смотрит на меня, и… он не смотрел на меня так со времен первого поцелуя, так, словно я убиваю его самим фактом своего существования. Словно он убивает меня.

- Нет, - говорю я. Я удерживаю его лицо руками, чтобы он не смог снова от меня отвернуться. - Я настоящая. Я здесь. И ты не моя погибель.

Я произношу это громко, словами, и затем я говорю это прикосновением губ к его лбу, к горячей коже и тревожным складкам. Я целую его щеку, нос и его. Я целую его, и его рот открывается под моими губами, и я падаю в него, в чувства, в его вкус, и его руки обвиваются вокруг моей талии, притягивая и прижимая меня.

Мы можем стать ближе, я знаю, что можем. Я увлекаю его обратно на землю, не выпуская из объятий. Он вздыхает и кладет мне голову на плечо.

- Я должен сказать тебе, Элли. Хочу, чтобы ты знала, - шепчет он мне в кожу.

Так тихо, так легко его дыхание скользит по моей коже, и мои соски поднимаются и твердеют от этого ощущения. Его рука медленно движется к моей груди. Ладонь касается соска, очерчивает круги, и от этого легкого прикосновения я схожу с ума. Он останавливается и снова убирает руку, как будто я - это конфетка, которую ему нельзя пробовать.

- Мои аватары, - продолжает он, - это не богини. Это те женщины, с которыми я был. Которых любил. Три женщины, все мертвы. Они пошли за мной. Они предупреждают меня. Предупреждают тебя. - Его голос пустой и одинокий; - Это плохая мысль, Элли. Эта мысль всегда была плохой.

- Ты идиот, - отвечаю я, потому что он действительно идиот, и мне хочется плакать. - Значит, Исида, Иштар и эта кошка - они были охотниками?

Он прерывисто дышит.

- Нет, они были обычными девушками, такими же, как ты.

Я притягиваю его голову к себе, и он так изумлен; что умолкает.

- Не такими же, как я! - яростно возражаю я. Посмотри, где мы. Не хочу обидеть твоих призраков или кто они там, но готова поспорить, что они бы обделались, если бы прошли сквозь Дверь в Ад. Готова поспорить, что они не убивали демонов. Не сражались. Я не они, Райан. Я никогда такой не была. Ты можешь быть со мной.

Он пристально смотрит на меня, сомневающийся и потерянный, и на какой-то миг мне кажется, что я слышу мурлыканье львицы, и в этот миг его глаза наполняются выражением, которое я никогда прежде не видела ни у него, ни у кого-то другого, и, когда он целует меня, это похоже на то, как мы целовались впервые, только на этот раз нежно и немного неуклюже.

Я научилась языку бровей, но я понятия не имею, что он говорит ртом.

Когда он отстраняется, я сильно возбуждена и рассчитываю снова заняться любовью, но он действительно отстраняется и встает. Я хмурюсь. Что происходит в его чертовой переменчивой голове?

- Где моя шляпа? - спрашивает он, и я поднимаю ее с земли и протягиваю ему.

Вот он стоит, голый и в шляпе. Я так хочу прижаться к нему изо всех сил, клянусь, но он отворачивается. Сзади вид такой же чудесный, как и спереди, все эти мышцы, и круглый зад, и мощные бедра. Я никогда не считала себя поклонницей задниц, но Райан заставил меня по-новому посмотреть на саму себя - так почему и это не может измениться?

- Ненавижу просить тебя об этом, - говорит Райан, все еще спиной ко мне, - но тебе надо найти Дверь.

- Разве мы… Имею в виду, разве это не видение или что-то в этом роде? - неуверенно спрашиваю я. Потому что это может быть просто совместная галлюцинация, со мной и более странные вещи происходят каждый день перед завтраком.

- Нет, - подтверждает он мои опасения. - Это…послушай, есть адские измерения, так? Некоторые из них достаточно велики, чтобы занять собой целый мир. А некоторые очень-очень маленькие. - Он проводит рукой вокруг почти беспомощно. - Если это Асмодей, он, вероятно, просто подобрал что-то наиболее близкое к нашему идеалу.

- Мой идеал… это трава?

- Мм?…

Впервые я слышу в его голосе неуверенность относительно чего бы то ни было. Черт побери!

- Значит, трава, вода и солнечный свет. Ладно.

Я убираю волосы за уши, хотя это выглядит ужасно, и мне отчасти хочется, чтобы Иштар оказалась поблизости и я не была единственной голой цыпочкой в этих краях.

- Ты можешь найти здесь Дверь? Ты не должна… имею в виду, тебе не надо говорить с ней. Не проси ее ни о чем. Просто найди. - Он не оборачивается.

Я знаю, он чувствует себя неловко, но я чувствую себя отвергнутой. Просто потому, что я понимаю его чувства? Ему не очень комфортно вести себя со мной так странно?

Но как бы то ни было…

Я закрываю глаза и шепчу: «Где ты?»

И когда я открываю глаза, рядом с Райаном стоит Дверь.

Привет, - говорит она, и клянусь, это звучит жизнерадостно. - Войди в меня, Элли.

«Чего ты хочешь?» - спрашиваю я подозрительно.

Я ничего от тебя не хочу, - отвечает она.

- Она ничего не хочет от меня, - говорю я Райану, и он резко кивает, поворачивается и входит в Дверь.

Я задерживаюсь. Здесь хорошо, и я на самом деле не хочу возвращаться в измерение христианского Ада, полное воплей и смерти. Дверь… она хорошенькая. Она высотой в половину меня, и внутри ее другая Дверь, и там еще одна, и еще одна, каждая следующая меньше предыдущей. Вверху она чуть-чуть шире, чем внизу, и на ней вырезаны иероглифы. Уверена, что Райан или Рокси - или, черт ее дери, Нарния - могли бы прочитать их, но для меня это просто орнамент.

Она мерцает медно-желтым блеском в лучах солнца.

Я глажу ее снаружи, и она мурлычет мне.

«Ты хорошенькая», - говорю я ей и вхожу внутрь.


Содержание:
 0  Соль и серебро : Анна Кэтрин  1  2 : Анна Кэтрин
 2  3 : Анна Кэтрин  3  4 : Анна Кэтрин
 4  5 : Анна Кэтрин  5  6 : Анна Кэтрин
 6  7 : Анна Кэтрин  7  8 : Анна Кэтрин
 8  9 : Анна Кэтрин  9  10 : Анна Кэтрин
 10  11 : Анна Кэтрин  11  12 : Анна Кэтрин
 12  13 : Анна Кэтрин  13  14 : Анна Кэтрин
 14  вы читаете: 15 : Анна Кэтрин  15  16 : Анна Кэтрин
 16  17 : Анна Кэтрин  17  18 : Анна Кэтрин
 18  19 : Анна Кэтрин  19  20 : Анна Кэтрин
 20  21 : Анна Кэтрин  21  22 : Анна Кэтрин
 22  Использовалась литература : Соль и серебро    



 




sitemap