Фантастика : Ужасы : 5 : Анна Кэтрин

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22

вы читаете книгу




5

На самом деле нам приходится сесть на автобус и еще на метро. К счастью, в этом месте поезд идет большей частью по земле. Сейчас не семидесятые годы; нью-йоркское метро больше не внушает ужас. Но это гавань для демонов. Все эти катакомбы, туннели, которые больше не используются… Такое ощущение, что у демонов есть радиокомпас. Те экземпляры, которым удалось выйти из Двери и миновать Райана, всегда направляются в метро.

Я не хочу садиться в поезд. Я действительно не хочу. Не то чтобы я слышала шепот Двери или что-то в этом роде, я просто… не хочу садиться в поезд. У меня такое же чувство, как было в вестибюле больницы. Это плохая мысль.

Райан берет меня за руку и бережно тянет за собой, и я прохожу сквозь открытые двери, вцепляюсь в него и прячу лицо у него на груди. От него больше не пахнет кровью, - должно быть, он принял душ в моей квартире над закусочной, пока мне снились оборотни. Он пахнет сандаловым деревом.

Уголком глаза я вижу тени с крыльями и сглатываю комок, поднимающийся в горле.

- Райан, - настойчиво шепчу я.

- Я вижу их, - спокойно говорит он. Слишком спокойно. - Они не приблизятся к нам. Ты все еще пахнешь смертью.

Он тихо бормочет мне о демонах, животных и важности идентификации по запаху для преимущественно ночных созданий. Звучит как белиберда, но успокаивает. Когда поезд останавливается, мы выходим, хотя это еще не наша остановка. Мы садимся в другой вагон. Здесь тоже некомфортно, но тут нет крылатых теней, так что я просто стою, уткнувшись в грудь Райану, и вдыхаю запах сандала.

Как только мы выходим из автобуса перед торговым центром, до меня доносится шепот Двери. Мы легко находим ее; она в подвале, прямо под магазином на первом этаже.

Эта Дверь уродлива, и это не Дверь из закусочной. Я не узнаю ее, но у нее внутри кованая железная решетка. Я хочу сказать, что на самом деле это не может быть железо, потому что тогда оттуда ничто не могло бы выйти. Или же это действительно железо, и вот почему отсюда не лезет всякая дрянь двадцать четыре часа в сутки и здесь не требуется легион охотников для сдерживания. Может быть, демонам приходится выискивать способы, как проскользнуть мимо железных прутьев, не убив себя.

Я не знаю.

Все, что я знаю, - что вокруг тела мертвых подростков, матерей и детей. Я не могу смотреть. У некоторых высосана вся кровь. У других остались лишь кости. Некоторые просто мертвы, - может быть, это охотники, которые не смогли уцелеть в своей последней схватке.

Мертвецы, если вас это интересует, не похожи на трупы в кино, или в сериале «Закон и порядок», или даже на похоронах с открытыми гробами. Смерть выглядит не так, как мертвецы на похоронах, загримированные, приукрашенные и готовые для шоу.

Смерть выглядит как воск, тяжесть и жир. Смерть такая, как я вижу сейчас.

Хотя запаха нет - воздух наполняют испарения цветочных химикатов сверху.

И все это перекрывает шепот Двери, достигающий меня. Пока Райан осматривается по сторонам, словно тут, в середине помещения, нет огромной кучи гниющих трупов, я сижу на грязном бетонном полу, аккуратная и далекая от тел, Дверей и этого ужаса. Гвоздь в кармане джинсов впивается в ягодицу, но я могу потерпеть неудобство некоторое время. Я голодна, хочу пить и устала, и я все еще зла из-за того, что Нарния убила ту глупую вампиршу, когда я с ней разговаривала, и что я сходила с ума из-за поездов, и Райан это видел, и…

Эти, - шепчет Дверь. Другой голос, более тихий, повторяет: Эти.

Я не обращаю на них внимания.

Эти.

Элли.

Эти?

«Что?» - резко спрашиваю я.

Мы можем дать тебе то, что ты хочешь…

«Что я хочу, - ною я про себя, - так это немножко картошки фри».

Дверь… она хихикает. Это единственное слово, которое я могу использовать. Дверь смеется надо мной. Слышится слабое хихиканье второго голоса, и я подумываю сделать какую-нибудь глупость.

Мы знаем, что ты хочешь, - говорит Дверь. - Маму. Семью. Деньги. Мы…

- Элли! - резко говорит Райан.

По его интонации я догадываюсь, что он зовет меня уже не первый раз.

- Что? - вытягиваю я из себя.

Двери заставляют все двигаться медленно. Мой желудок ноет, когда я вспоминаю, как это было - прикоснуться к Двери в больнице.

- Что она говорит? - спрашивает он. Он опускается на колени передо мной. - Не слушай ее.

- Думаю, что я не настолько глупа, чтобы слушать парочку чертовых Дверей в Ад, - говорю я, не успев подумать.

- Но настолько глупа, чтобы коснуться? - Райан кладет руку мне на колено. - Элли, не слушай ее.

- Я не слушаю.

- Что она говорит? - Этот вопрос, похоже, противоречит его приказу не слушать Дверь.

- Ничего, - вру я. - Просто мое имя.

Райан долго смотрит на меня, потом встает и возвращается к груде тел вокруг Двери. Сапогом он толкает их, разделяет, переворачивает, чтобы увидеть лица.

- Что ты делаешь? - спрашиваю я.

Он поднимает взгляд:

- Проверяю их раны. Надо убедиться, что нам не придется разбираться с оборотнем в ближайшие десять минут. И… я хочу знать, какие виды демонов вышли из этой Двери. - Он перекатывает труп, это женщина, и я вижу крошечные отверстия но всему ее телу. - Похоже, в основном вампиры и несколько мандуруго. - Не успеваю я спросить, как он уточняет: - Филиппинские. Похожи на наших вампиров, но только у их жертв всего одна метка - на горле. На крыльях мандуруго нет присосок.

Откуда он все это знает? Где можно такому научиться? Я уже спрашивала его, но он не говорит. Думаю, он втайне ходит в Кинко [7], распечатывает страницы из «Википедии» и зубрит. Это моя теория, и я ее придерживаюсь.

- Странно, - продолжает Райан, скорее обращаясь сам к себе, чем ко мне. - Обычно мандуруго приходят вместе с асвангами [8] - филиппинскими демонами.

- Может быть, они вышли из другой Двери.

Он резко переводит взгляд на меня:

- Из другой Двери?

Тоненький голосок говорит: Элли!

- Не обращай внимания, - торопливо отвечаю я. - Плохо, что ты не увидел то, что ожидал?

Райан пристально смотрит на меня и потом переводит взгляд на пол. Качает головой:

- Я не знаю… Это… по-другому. Я не люблю, когда по-другому. - Он снимает шляпу и проводит рукой по волосам.

Дверь очень тихо смеется надо мной.

Мы направляемся наверх, в ресторанный дворик. Я не шутила насчет картошки фри. Я заказываю гигантскую порцию, пока Райан отбирает у меня мобильник. Жир, соль и аромат кетчупа стирают запах разлагающихся тел и ужасных парфюмов из того магазина. Когда я возвращаюсь к столу, Райан говорит по телефону. Я ставлю перед ним кока-колу - всегда стандартную, диетическую он не пьет. Я же люблю именно диетическую. Мне нравится послевкусие.

Я игнорирую его разговор и прислушиваюсь к болтовне девочек-подростков за соседним столиком. Они все одеты в слишком тесные джинсы с розовыми поясами и крошечные футболки, которые мне бы и на руку не налезли.

- Понятия не имею, чем, по его мнению, он занимался, - говорит блондинка. - Он весь как бы навис надо мной, и я как бы: эй, вынь руки из моих трусов.

- О боже! - восклицает брюнетка. - Как бы - что? Полез к тебе в трусы? Какой кошмар!

О, они еще узнают.

Я снова обращаю внимание на Райана, он закрывает крышку телефона.

- Это Нарния. Только что открылась еще одна Дверь, где-то в Бей-Ридже. Охотник сообщил. Она думает, что это в каком-то итальянском ресторане.

- Это вторая Дверь, которая ее удивила. Разве не странно? Разве она не должна знать? Это же ее работа ведьмы-экстрасенса - или как ее там?

Я чавкаю картошкой и предлагаю ему угоститься. Он отрицательно взмахивает рукой. Не знаю, как он еще не умер с голоду; время уже послеобеденное.

- Странно, но она скоро узнает точно. Ей надо поколдовать.

- А потом ей надо будет вскочить на веник и закудахтать, - глубокомысленно заявляю я.

Райан выглядит раздраженным. Я тычу в него наполовину съеденной картофельной палочкой.

- Эй, за все это время ты мне ни разу не говорил о ведьмах-экстрасенсах. О плохих ведьмах, - да. О девчонках, притворяющихся ведьмами, - да. О детях, которые смотрят фильмы о ведьмах и пытаются колдовать, - да. Но о настоящих ведьмах, которые занимаются настоящими ведьмовскими штучками, - нет.

Он вздыхает и закатывает глаза. Я съедаю еще немного картошки и говорю:

- Ладно, что мы теперь будем делать?

- С Дверью? Мы ничего не можем сделать. Нарния найдет охотника и…

- Почему решать будет Нарния?

Райан пожимает плечами:

- Мы следим за демонами, а она присматривает за нами. И заменяет нас, когда мы умираем, конечно. - Он произносит это так, словно мне следовало бы знать.

- Мне не нравится эта мысль, - говорю со ртом, полным соленой жирной вкуснятины.

- Ну что ж, мне эта мысль тоже не нравится, но это происходит постоянно. И кто-то должен знать, где мы, как мы там оказались, и беспокоиться, если кого-то никто не видел целый месяц.

- Значит, делаем вывод, что Нарния назначает охотников охранять Двери. - Я хмыкаю. - Так я и думала.

- Ты довольна, что угадала правильно? - Он слегка ухмыляется, это его лучшая улыбка, когда он просто приподнимает один уголок рта. Он так улыбается, когда смеется со мной, а не надо мной.

- Послушай, ты занимаешься этими вещами намного дольше, чем я. Полагаю, что я получаю очки за все, что делаю правильно в последние дни. - Я улыбаюсь ему в ответ. Потом мне приходит в голову отличная мысль. - Так если по всему Нью-Йорку разбросаны охотники, давай соберем их всех вместе. Может быть, кто-то из них понимает, что происходит.

- Как мы их соберем? - Райан смотрит на мою картошку, берет один ломтик и задумчиво жует. - У нас нет призывного сигнала, как у Бэтмена, или что-то в этом духе, Элли.

- Нет способа собрать всех охотников в одном месте в одно время?

- Я никогда не видел, чтобы такое происходило, - ни разу. Охотники не доверяют друг другу, ты это знаешь. Единственный способ связаться с местной командой - с помощью газеты. Дать объявление в «Виллидж Войс».

- Вот почему ты читаешь ее каждую неделю? - Вряд ли его интересует колонка о безумном сексе.

- Да, но я ни разу не видел объявления. Я занимаюсь этим давно и ни разу не видел объявления. Я не думаю… с тех пор как между сайентологом и лоа случилось это… Действующие охотники не собираются вместе.

Он берет еще ломтик картошки и макает его в кетчуп.

- Может быть, пришло время изменить это. - Я тоже макаю ломтик в кетчуп и рисую им сердечко. - Может быть, есть какие-нибудь чары для призывного сигнала.

- Я не хочу, чтобы ты занималась чарами, - сурово заявляет он.

- Может быть, ты можешь наложить эти чары. Или Нарния. Может быть, можно сделать так, чтобы на письмах, которые приходят охотникам, был адрес нашей закусочной, - предлагаю я.

- Это самая глупая… Ладно, не самая глупая идея, которую я когда-либо слышал, но близко к этому. Но, возможно, Нарния знает способ. Или знает кого-то, кто знает способ. - Райан делает большой глоток кока-колы. - Дымовые сигналы или что-то в этом духе.

Я фыркаю:

- Дымовые сигналы? Серьезно? И ты думаешь, что моя идея глупая? М-да.

Он приподнимает уголок рта и снова улыбается мне.


Содержание:
 0  Соль и серебро : Анна Кэтрин  1  2 : Анна Кэтрин
 2  3 : Анна Кэтрин  3  4 : Анна Кэтрин
 4  вы читаете: 5 : Анна Кэтрин  5  6 : Анна Кэтрин
 6  7 : Анна Кэтрин  7  8 : Анна Кэтрин
 8  9 : Анна Кэтрин  9  10 : Анна Кэтрин
 10  11 : Анна Кэтрин  11  12 : Анна Кэтрин
 12  13 : Анна Кэтрин  13  14 : Анна Кэтрин
 14  15 : Анна Кэтрин  15  16 : Анна Кэтрин
 16  17 : Анна Кэтрин  17  18 : Анна Кэтрин
 18  19 : Анна Кэтрин  19  20 : Анна Кэтрин
 20  21 : Анна Кэтрин  21  22 : Анна Кэтрин
 22  Использовалась литература : Соль и серебро    



 




sitemap