Фантастика : Ужасы : 9 : Анна Кэтрин

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22

вы читаете книгу




9

Рокси методична. Повсюду кучи запасов: кожаные фляга, деревянные колышки, гвозди, огромные цепи, покрытые надписями, которые я не могу разобрать, горы камней, связки трав. Даже стопка одежды.

- Что это? - Я прикасаюсь к тонкой ткани, на ощупь она похожа на то, что носит Райан, - на кожу.

- Это шкура ламии, - отвечает Рокси.

У нее сигарета во рту, но она не курит. Даже не зажгла ее. Сигарета просто свисает.

- Что такое ламия, в конце концов?

- Дорогуша, молись, чтобы ты никогда не узнала об этом. - Рокси берет верхний предмет одежды и разворачивает его передо мной. Это плащ, но со слишком длинными рукавами. - В этом измерении ты носишь его для защиты, но там, куда мы идем, это соответствует правилам.

- Там есть правила?

- Естественно. Никаких искусственных тканей, святой воды, сплавов металлов, обработанной пищи, ни…

- Как же вы вообще попадаете туда? Они, похоже, привередливы.

Она пожимает плечами:

- Нельзя изменить Двери-ищейки, дорогуша. Они реагируют на вещи, сделанные людьми.

Двери- ищейки? Это еще что? Она протягивает мне плащ и начинает копаться в стопке в поисках остальной одежды. Я провожу рукой по коже, морально созревая надеть это дерьмо. Беспокоюсь по поводу своих трусиков -есть ли у меня хоть одни из натурального шелка? Или из хлопка - хлопок ведь натуральный, верно? Вот только я не думаю, что нитки сейчас делают из хлопка, так что выбор одежды для меня сводится к нулю. Но мне действительно не нравится изображать из себя спецназовца в костюме какого-то убитого охотника, уверена, это единственный способ, как они ухитрились так быстро найти для меня одежду из ламии; наверное, где-то у них есть запасы, снятые с мертвых охотников.

Конечно, это лучше, чем выкидывать их или отдавать в секонд-хенд, но все равно бросает в дрожь.

- Земля и вода, - говорю я Рокси. - Скажи мне честно, что это.

Она бросает на меня взгляд, которого, полагаю, я заслуживаю. Потом пожимает плечами:

- Есть много способов гибели мира, дорогуша. Один - когда Двери начинают закрываться и исчезать. Тогда мир гибнет в огне и воде. Мы можем справиться с этим, если собрать вместе достаточно охотников. Просто надо открывать больше Дверей.

- Но почему? Имею в виду, если Дверей больше нет, значит, нет демонов и прочего сверхъестественного дерьма.

Она качает головой:

- Ошибка новичка. Двери ведут в Ад и высвобождают сверхъестественное, но так устроено наше измерение. У нас есть Двери. У нас есть равновесие. Двери исчезнут - и мир начнет разрушать сам себя огнем и водой. Очень неприятно, насколько я слышала.

- Так, значит, когда утром Райан ходил смотреть на Дверь Оуэна…

Рокси кивает:

- Проверял, грозят ли нам огонь и вода.

- Ладно, - продолжаю я. - Но Дверь не исчезла. И теперь мы знаем, что Дверей больше, чем должно быть. Так что…

- Слишком много Дверей - тоже проблема. Нет равновесия. Мир погибнет в земле и воздухе, все наше измерение пожрет Ад. И в мире недостаточно охотников, чтобы помешать этому.

Я бросаю взгляд на впечатляющий набор запасов, которые Рокси выложила на столах, и думаю, как все это растопчет орда демонов.

- Кажется, я теперь понимаю, зачем нам идти сквозь Дверь, чтобы понять, как со всем этим справиться, - говорю я.

- Именно. Райан сказал тебе насчет крови? - спрашивает Рокси.

- Крови?

Райан должен был сказать мне о крови?! Рокси долго смотрит на меня, откладывает в сторону куртку из ламии.

- Мы говорили об этом, пока ты была внизу, обсудили со всех сторон, Кристиан даже звонил Нарнии, когда Райан ушел будить тебя. - Она снова возвращается к одежде и теперь вообще не смотрит на меня. - Единственный путь попасть в Ад - сквозь Дверь. Единственный способ путешествовать по адским мирам - через Двери. Никто из нас прежде не открывал Двери - никто, кроме тебя. Ты уже отмечена этим знанием, и твоя кровь теперь на их языках. Двери, они как животные, понимаешь? Они учуяли тебя. Они знают твой вкус. Они откроются перед тобой.

Она протягивает мне куртку и брюки и начинает выкладывать вещи, которые мне надо положить в карманы: кожаную фляжку с солью, острые ножи из обсидиана, аккуратно завернутые в кожу ламии.

- Если мы откроем Двери, мы выпустим неисчислимое множество демонов и, вероятно, умрем при этом. Ты уже это делала - урон нанесен. Никакие новые Ады не появятся от твоей жертвы. Так что нам нужна твоя кровь, так или иначе, если мы хотим войти туда и вернуться живыми.

Не знаю, что сказать на это.

- Только моя? Имею в виду, я открыла Дверь со Стэном и…

- И Амандой, я знаю. Нам хватит тебя одной, думаем. - Рокси открыто смотрит на меня. - Чем больше вас, тем лучше. Если один умрет, останется резерв.

Останется резерв.

Значит… значит, так. Теперь я знаю. Я не охотник. Никто не думал, что я могу стать охотником. Я… я как эта фляжка с солью и нож. Орудие. И если я сломаюсь, они хотят быть уверены, что есть замена. Чтобы спасти свои шкуры.

- Где Райан? - спрашиваю я.

- Вышел, - отвечает Рокси и снова берет плащ. Упаковывает его с остальной одеждой. Одеждой, которая должна сохранить мне жизнь. Потому что я такая ценная.

Я отворачиваюсь и принимаюсь вытирать со столов.

- Мне кажется, что я сделала кое-что плохое, - говорю я, стоя спиной к Рокси. - Что-то с сознанием Стэна, раньше. Я заставила его, я сказала ему уйти и забыть обо всем, а когда в следующий раз позвонила ему, он не помнил ни об охотниках, ни о Двери, ни о…

- Дьявольщина, - говорит Рокси.

- Да, правильно говоришь. - Я поворачиваюсь и смотрю ей прямо в глаза. - Так что, может быть, Райану будет нелегко найти Стэна. Упс.

- Я нашел Стэна, - окликает нас Райан, входя в закусочную. Он чуть ли не тащит его на себе, голова Стэна безвольно болтается. В довершение всего Стэн, как совершенно распущенный молодой идиот, пускает слюни. - Он был снаружи, слонялся вокруг, будто не знал, куда идти. Я думал, он больше не употребляет такие сильные штуки.

- Это не наркотики. Вовсе нет, - говорю я. Тяжело смотреть на Райана, но я не могу оторвать взгляд от Стэна. - Я сказала ему забыть. - О Стэн, мне так жаль! Я не хотела, чтобы это случилось. - Я сказала это так, как делают Двери. Я велела ему забыть.

- Отлично. - Райан действительно рассержен. Очень плохо. - Займитесь им, мне надо уйти и найти…

- Аманду?

Он толкает Стэна ко мне, и я пошатываюсь под его тяжестью. Райан уходит.

- Э-э-э-э-э-эй, - говорит Стэн. Его зрачки расширены. - Разве вы не друзья Аманды?

- Черт! - выдыхает Рокси.

Сначала я думаю, что это она в адрес меня, Райана и всего этого. Но потом я вижу то, что видит она. На руке Стэна, около локтя, воспалившийся комариный укус - покрасневший и опухший, сочащийся струйкой зеленоватого гноя.

Это укус оборотня. Стэн одержим демоном. И очень быстро демон им овладеет, и он умрет, только сначала может добраться до кого-то из нас.

Это моя вина, потому что я велела ему забыть, и он забыл - обо всем, включая безопасность. На нем даже нет серебра или железа; я его не чувствую. И он под кайфом, конкретно под кайфом.

- Не знаю, что хуже - наркотики или то, что я натворила, - громко говорю я отвратительно трясущимся голосом.

Я натворила это - пусть отчасти - с близким другом. Конечно, он не самый лучший друг в мире, но он старался, как мог, и это плохой способ отблагодарить его.

Мало того, чертовы охотники хотят использовать его как запасную Дверь.

Рокси помогает мне аккуратно усадить его в кабинку. Я не хочу, чтобы она касалась его. Он засыпает или теряет сознание, и я мучусь.

- Сколько? - спрашиваю я.

Рокси пожимает плечами:

- Довольно долго.

Внезапно меня охватывает приступ ненависти к ней. Как будто читая мои мысли, Рокси трет лицо и вынимает сигарету изо рта.

- Черт, - говорит она, - как ты это сделала, Элли?

- Не знаю, - тихо отвечаю я.

Я сижу в кабинке, где Рокси сложила талисманы. Они все сделаны из серебра, я определяю по их весу. О, эти вещи, которых я прежде не знала и которые необходимы, чтобы выжить. Как сосчитать налог на продажи и каково на ощупь чистое серебро.

- Но чувствую. - Я поднимаю взгляд на Рокси. - Во мне есть что-то большее. Я могла бы сделать это снова. Я не знаю, Дверь дала мне это или нет.

- Дверь исчезла, а твои способности остались, - говорит Рокси.

Она вынимает «зиппо» из кармана кожаных брюк - фу, отвратительная одежда, - закуривает сигарету и задумчиво выпускает дым.

- Может быть, Дверь просто раскрыла то, что в тебе и так было.

- Шесть лет спустя? - Я бросаю взгляд на Стэна. - Шесть лет спустя я внезапно стала экстрасенсом?

- Шесть лет спустя ты внезапно использовала это, - поправляет Рокси. - Тебе нужен другой экстрасенс, который научит тебя, как этим пользоваться. Но… - Рокси постукивает длинным пальцем по столу. Ее ногти короткие и ненакрашенные, но в идеальном состоянии. Я обращаю внимание на такие вещи, ничего не поделаешь. - Но, возможно, мы можем тебя использовать. Твоя кровь проведет нас через Дверь, а там, может быть, мы управимся быстрее благодаря твоим новым способностям.

- Отлично. Буду рада помочь.

Рокси снова начинает паковать багаж. Сидя рядом со Стэном, я достаю телефон и набираю Аманду. Рассказать ей о Стэне? Предупредить о приходе Райана? Сидеть и ныть, что она была права насчет этих чертовых охотников?

Но нет. Как я и подозревала, она не берет трубку.

Я качаю головой. Смотрю на экране телефона, который час.

- Нам надо убрать все это отсюда. - Я показываю рукой на запасы Рокси. - Скоро Джейк и Тиара придут открывать закусочную, и знаешь ли, они видали всякое, но не думаю, что им доводилось видеть подобное.

- Хорошо. - Рокси делает еще одну затяжку и бросает сигарету на пол, раздавливая ее сапогом.

Тиара будет в ярости, когда ей придется подметать перед открытием, но я не собираюсь говорить этой амазонке - охотнице на демонов, куда ей следует девать свои сигареты. Хотя мне очень, очень хочется.

У Рокси большой белый микроавтобус «форд-эконолайн», вроде тех, с помощью которых похищают людей в детективных фильмах. И в нем много всякой всячины. Надеюсь, копы нас не остановят, потому что я понятия не имею, как объяснять наличие арбалетов. И тем более как объяснять, что со Стэном.

Я неловко устроилась рядом с арбалетом. Через секунду Райан сгружает бессознательное тело Стэна рядом со мной - хорошо хоть, голова Стэна приземляется мне на икры, а не на пол. Я приподнимаю его и кладу его голову себе на колени. Кажется, будто он спит. Укус оборотня на его предплечье уменьшился. Очень надеюсь, он не проснется, пока мы едем.

Райан возвращается, как только мы заканчиваем грузить микроавтобус. Он выглядит расстроенным. Хорошо. Вряд ли он мог успеть добраться до Лонг-Айленда в поисках Аманды, разве что проверил клубы, где она обычно бывает. Ему уже случалось это делать, когда мы о ней беспокоились. Или когда я беспокоилась о ней, а он просто отлично притворялся.

Грустно? Еще бы!

Но теперь он снова тут и, думаю, заметил, что я не в духе, или он сам не в духе, потому что у него нет трижды прикрытого выхода из Ада, или… даже не знаю.

Как только Райан скрывается из виду, я начинаю ерзать от неудобства. Я все еще не привыкла к плащу и кожаным брюкам, которые слишком тесны в бедрах и слишком свободны в талии. Брюки смотрятся довольно глупо вместе с уродливыми белыми туфлями, которые я обычно ношу на кухне. Медсестры носят похожие, и они суперудобные. И я ни в коем случае не собираюсь надевать совершенно новые неразношенные сапоги, отправляясь бродить по Аду; имею в виду, кому охота возиться с мозолями, охотясь на демонов? Не мне.

Здесь нет пристяжных ремней. Как можно вообще надеяться, что нас не остановят, потому что отсутствие ремней в Нью-Йорке равняется проблеме с большой буквы «П» и грозит отметкой в правах. Что хуже - отсутствие ремней или то, что мы везем сзади? Интересно, волнует ли это охотников за демонами - имею в виду, лишение прав, - или какая-нибудь их ведьма-экстрасенс может поколдовать и решить проблему?

Готова поспорить, что Дверь есть в каждом отделе транспортных средств. Уверена, Двери в ОТС замедляют время, и поэтому там всегда все так медленно и такие длинные очереди. Уверена, демонам это нравится. Если бы я была демоном, я бы точно устроила что-нибудь подобное.

Что- то толкает меня в ногу. Это арбалетный болт, короткий и тупой, надеюсь, он не сможет порвать брюки. На конце болта вырезана крошечная Звезда Давида. Ужасно. Райан в основном сражается с христианскими и языческими демонами, кажется, раз или два ему приходилось драться со штуками вроде Звезды Давида и Печати Соломона, но такие демоны не часто проходят сквозь Дверь. Во всяком случае, в мою Дверь -она выпускает множество вампиров и оборотней. Скукота, если не считать последние пару дней (серьезно, шеду? - да ну, фигня).

Хорошо, что я занимаюсь этим так давно, что отлично разбираюсь в определенных видах демонов. О, вампир, тоска. Я отталкиваю болт и пытаюсь устроиться поудобнее в компании кучи оружия и будущего оборотня.

Кристиан и Джэксон забираются внутрь и садятся напротив меня. Райан и Рокси устраиваются впереди, поскольку они соперничают за главенство, им следует сидеть на местах с ремнями.

- Ты волнуешься? - спрашивает меня Кристиан, отодвигая сумку с деревянными колышками.

Я никогда прежде не пользовалась деревянным колом, интересно, от них бывают занозы?

- О да, очень, - отвечаю я. Я действительно волнуюсь. Я все еще злюсь, но справляюсь с этим. Вот только Райан… Он все еще в моем списке подонков. - Но у меня такое ощущение, что мне не следует волноваться. Да?

- Не следует, - говорит Джэксон.

Спасибо, Джэксон. Он сидит рядом с Кристианом, между ними стоит коробка с солью. Они оба выглядят отлично в кожаной одежде - их брюки, похоже, сидят идеально. Интересно, есть ли у них портной, которого можно подкупить пирогом?

Джэксон неожиданно улыбается:

- Но я тоже волнуюсь.

- Ага. - Кристиан поворачивает бейсболку козырьком назад.

Если бы он был одет не в кожу, а, скажем, в спортивный костюм или что-то в этом духе, он бы ничем не отличался от парней, с которыми я ходила в колледж на Лонг-Айленде. Каждый раз, когда он открывает рот и начинает растягивать слова, я удивляюсь.

У Джэксона на самом деле нет акцента, что тоже удивительно. Со своими высокими скулами и мягким ртом, он, по-моему, похож скорее на француза, такого скользкого и, может быть, немножко вкрадчивого и кокетливого. Но нет - он обычный парень. Возможно, из Калифорнии или откуда-то оттуда; у него такое же правильное произношение, как у людей из телевизора. И у него очень темная кожа, словно постоянный загар.

Кристиан толкает меня сапогом.

- Ты не так плоха для непосвященной, - произносит он, когда Рокси заводит машину.

Для сосунка у него славная улыбка. Думаю, он заигрывает.

- Ты так говоришь, потому что я тебя накормила, - говорю я.

- Все готовы? - окликает нас Рокси, но, не дождавшись ответа, трогается с места.

У нее привычка носиться как сумасшедшая, мы явно едем слишком быстро.

Машина резво заворачивает за угол.

- Эй, нам надо придумать какую-нибудь легенду? - быстро спрашиваю я. - Мне интересно, как мы будем объясняться с копами, когда они остановят нас, чтобы выписать штраф Рокси.

Я шучу только отчасти, но Кристиан и Джэксон оба смеются.

- Мы работаем в театре «Средневековые времена», - говорит Райан с переднего сиденья.

Интересно, что, если он действительно это делает? Может быть, он занимается этим, когда исчезает? Сэр Райан из Пеннитуэйта. Я подшучивала бы над ним до конца времен.

- И если до этого дойдет, Стэн пьян.

- Но ты не волнуйся. - Джэксон качает головой. - Копы ничего не спрашивают. А когда спрашивают, это не непосвященные копы, а другие охотники, которые доставляют нам неприятности.

- Есть охотники, работающие копами? Серьезно? - Не знаю, почему я удивлена; охотники, похоже, тяготеют в профессиям в униформах.

- Конечно. Охотники работают везде. Мы повсюду - или пытаемся быть повсюду. Это намного упрощает жизнь. Охотник, работающий полицейским, может потянуть за ниточки и спрятать улики лучше, чем охотник, работающий в «Таргете». - Джэксон ухмыляется, а Кристиан хмурится.

Должно быть, это камень в огород бейсболок.

- Так, значит, большинство охотников, работающих полицейскими, носят федоры? - догадываюсь я.

Кристиан снова морщится:

- Да, но они не охраняют Двери.

Я постепенно постигаю иерархию охотников.

- Значит… охотники, охраняющие Двери, лучше, чем охотники, не делающие этого? - вслух предполагаю я.

- У охотников, охраняющих Двери, просто есть свои посты. Охотники, которые не стерегут Двери, делают другие вещи, например контролируют, чтобы демоны, которым удалось сбежать, были уничтожены, - объясняет Джэксон.

Кристиан фыркает.

- Хорошие охотники, охраняющие Двери, не позволяют ничему сбежать, - говорит Кристиан.

Его акцент стал отчетливее, видимо, он не в духе.

- Я не стараюсь никого обидеть, - говорю я слишком громко.

Райан отвлекается от разговора с Рокси и смотрит на меня.

- Элли, просто заткнись! - резко командует он.

- Сам заткнись! - отвечаю я.

Джэксон и Кристиан переводят взгляды с Райана на меня и смеются; Кристиан смеется громче и качает головой.

Джэксон пихает Кристиана в руку.

- Значит, вот оно как, - говорит Джэксон. - Для нее эта тема запретная.

- Ничего подобного. - Я раздражена и не хочу говорить об этом. - Я просто хочу знать…

- Можно немного тишины? - спрашивает Рокси.

Она тоже говорит грубо. Отлично, мы все не в духе. Наверняка это будет здорово для нас - сражаться спина к спине. Если они позволят своему банку крови сражаться.

- Элли, надень чертову шляпу.

- Я отказываюсь принимать участие в этой нелепой партизанской войне шляп, - язвительно говорю я. - Можете оставить свои шляпы при себе.

- Тебе надо будет что-то, потому что, когда мы войдем в Дверь, - говорит Кристиан, похлопывая меня по ноге, - нам ни к чему, чтобы ты металась от одной фракции к другой.

Я достаю солнечные очки из кармана плаща.

- У меня есть очки. Я организую новую фракцию, - объявляю я.

- Годится, - кивает Джэксон. - Нам нужна свежая кровь.

- Элли обучит команду задир-охотников в очках. - Кажется, Райан сдерживает смешок. Его голос также выдает его возраст, что странно. - Они будут сражаться с силами безвкусной моды повсеместно.

Это грубо даже для Райана.

- Что ж, никогда не знаешь. - Я мило улыбаюсь, надевая очки. Я купила их в аптеке, по бокам у них стразы. - Мое чувство стиля может спасти тебе жизнь.

- Наверняка, - отвечает Райан. - И тогда…

- Вы все, заткнитесь! - рявкает Рокси, и мы умолкаем.

Полагаю, все-таки главная - она.

Рокси любит свою Дверь, насколько охотник может любить ее. Она подтверждает это, говоря, что ее Дверь очень легко охранять. Мы идем к ее Двери, потому что она достаточно велика для того, чтобы мы вчетвером одновременно прошли в нее, к тому же рядом есть бесплатная парковка. Охотники - скряги.

Когда мы подъезжаем к театру в Шипшед-Бей, Райан снова превращается в Темного Рыцаря-Охотника и берет ситуацию под контроль. Дверь - кованое железо, как у меня и в торговом центре, и она не говорит со мной, но я слышу, как она бормочет что-то дружелюбное Рокси, - втиснута в дальний угол балкона. Налево - завешенная ковром стена, направо - большая куча коробок с наклейками «Повидловый ароматизатор», перегораживающих путь к сиденьям на балконе в этой стороне. Куча в полном беспорядке - уверена, что это Рокси ее навалила и делает это каждый раз после того, как театральные уборщики наводят порядок.

Райан кивает:

- Хорошо сделано. По-фермопильски.

Понятия не имею, о чем он, и думаю, Рокси тоже не в курсе, потому что она бросает на него сердитый взгляд. Она указывает на Дверь ножом, на ходу, возможно случайно, отрезав щупальце черноты, которая, я только что заметила, высовывается оттуда. Не особенно дружелюбно.

- Они выходят оттуда, - говорит она. - Им некуда идти, только ко мне. Я их убиваю.

Райан моргает:

- Я это и имел в виду.

Кристиан и Джэксон хихикают. Из-за дурацкой вражды между фракциями они наслаждаются, наблюдая стычку стетсонов. Рокси хмурится сначала на них, потом на меня, потому что я в стороне. Я широко улыбаюсь. Она отсекает еще одно щупальце, на этот раз не глядя.

Я думаю про себя:

«Однажды я хочу стать такой же крутой. И такой же ужасной».

- Ладно, - говорит Райан, - пора идти. Есть информация напоследок?

Кристиан поднимает подбородок:

- У меня. Я опять звонил Нарнии, пока вы… - он бросает косой взгляд на меня, потом переводит глаза на Райана, - отсутствовали. Она сказала, что гадает по внутренностям. Они говорят, что надо взять с собой что-то нужное, чтобы найти путь через Двери, и оставить что-то свое позади, чтобы вернуться домой.

Джэксон серьезно кивает:

- И больше не звонить ей.

Кристиан утаскивает федору Джэксона и мнет ее, чтобы она потеряла форму. Они ухмыляются друг другу. Полное взаимопонимание.

- Что-то, что нам надо? Мы не знаем, что нам надо. Потому и идем.

Рокси ударяет по коробкам из-под пищевых добавок и потом мрачно бормочет под нос, аккуратно возвращая их на место.

- Ведьмы, - глубокомысленно говорю я. Они все смотрят на меня. Черт, это значит, я должна сказать что-нибудь умное. - Это аллегория?

Райан закатывает глаза, потом смотрит на Дверь и снова на меня:

- Что нам надо найти?

Я знаю, я сердита… но это то, что мы делаем. Я поднимаю брови:

- Ответ?

- На какой вопрос?

- Куда переместилась моя Дверь.

Он отмахивается от моих слов:

- Мы даже не знаем, связано ли это. Нам надо справиться с симптомами, перед тем как мы хотя бы задумаемся о проблеме.

- Ладно, - соглашаюсь я. - Симптомы. Почему появилось больше Дверей?

Он качает головой:

- Полагаю, нам стоит оставить метафизику Нарнии. Забудь «почему».

Рокси наблюдает за нами, теперь она выглядит менее расстроенной.

- Нам надо действовать. Как остановить увеличение их количества? - рассуждает она.

Я закусываю губу:

- Слишком просто. Это лишь один пункт. А нам надо все в целом. Замедлить увеличение, снизить активность…

- Контроль, - говорит Райан.

Кристиан тоже начинает раскачиваться. Как будто они никогда не слышали о мозговом штурме. Где они были, когда по телевизору показывали три семинара по лидерству?

- Нельзя, - говорит он. - Двери - это Хаос, это Ад. Это территория богов - богов, которые знают подлинные имена, и я не думаю, что мы найдем кого-то, желающего помочь, за Дверью.

- Подлинные имена? - спрашиваю я, потому что я легко отвлекаюсь.

- Ты думаешь, Рокси - это мое настоящее имя? - спрашивает Рокси с улыбкой.

Райан в этот момент очень внимательно рассматривает Дверь. Очень-очень внимательно.

- Я знаю, что у всех вас бзик на именах, - медленно говорю я.

Ох, если Райан - это его ненастоящее имя, я его убью. Или буду звать Найджелом.

Я буду называть его Найджелом вечно. Кристиан пожимает плечами:

- Твое настоящее имя - не Элли, верно?

- Меня зовут…

Райан поворачивается и через мгновение оказывается рядом. Его рука закрывает мне рот. Он заглядывает мне в глаза.

- Никому не говори свое подлинное имя. Это же ты, - говорит он. - Это сильнее, чем соль.

Его глаза… я просто… я не могу. Его глаза пытливо смотрят в мои, они обеспокоенные, молодые, старые, испуганные. Я киваю, и, поскольку не могу не вспоминать о шести годах, когда я хотела его, я касаюсь языком его ладони.

Он закрывает глаза и шумно втягивает воздух. Теперь я знаю: как бы его ни звали, ему это нравится.

- Хватит, влюбленные пташки, - говорит Рокси. - Вы думаете, мы не стоим на краю бездны?

Райан делает шаг назад.

- Сильнее, чем соль, - повторяет он и потом переводит взгляд на Рокси. - Это то, что надо оставить позади. Чтобы снова найти путь домой. Привязать нашу кровь к этому измерению солью, и тогда мы вернемся.

Рокси обдумывает эти слова и кивает:

- Хорошо. Мне это нравится. Но что мы возьмем с собой?

Если соль - ответ на вторую часть загадки, то… бьюсь об заклад, я знаю ответ на первую.

- Соль связывает, серебро исцеляет. Мы хотим исцелить Двери - сейчас они вышли из строя. Равновесие нарушено. Мы хотим исцелить все.

И в этот момент я думаю о Стэне. Хотя не произношу вслух. Он мешком лежит на полу там, где Джэксон оставил его съежившегося в комочек. Он выглядит так же, как в день, когда я с ним познакомилась, - двенадцатилетним, взъерошенным и веснушчатым.

И теперь он без сознания. И забыт. И укушен.

Мы исцелим все.

- Серебро, - говорю я теперь. - Мы возьмем с собой серебро.

Джэксон колеблется:

- Серебро пробуждает Двери-ищейки. Мы умрем.

Райан говорит:

- Только нечистое серебро, и мы все отмечены им, для начала, разве что ты заранее предусмотрел, чтобы все твои шрамы прижигались исключительно чистым серебром?

Все выглядят растерянными. Я лишь прижимаю руку к обожженному серебром животу. Райан продолжает:

- Но может быть, никто из нас не умрет. И как бы то ни было, считаю, что Элли права.

Хотя я, будучи бедной непосвященной дурочкой, благодарна за эти слова, я тем не менее хочу знать.

- Двери-ищейки?

- Прекрати задавать вопросы, - говорит Рокси. Она сужает глаза и смотрит на нас. - Нас пятеро. Думаю, что только один погибнет, не больше.

- Нас шестеро, - поправляю я ее. - Стэн тоже идет.

Она кривит лицо. Хотя это была ее идея, для нее он - зло.

- Значит, шестеро. Может быть, нам удастся уберечь одного из вас двоих. - Она говорит о крови.

Спасибо за напоминание.

Райан смотрит на меня. И отводит взгляд. Думаю, он тоже вспомнил. Отлично.

Я надеваю очки. Ничего не вижу, но плевать. Я здесь, чтобы развлекаться.

- Давайте сделаем это, - говорю я.

У Джэксона нож меньше, чем тесак Рокси, и он говорит, что нож чистый, так что я не сильно дергаюсь, когда он надрезает мой палец. Выступает кровь, и я посыпаю ее солью для «Маргариты» (крупная соль не так печет - вот какие вещи доводится узнавать), потом вытираю палец о стену зала. Ой, как жжет!

Когда он заканчивает делать порезы остальным и пока они делают отметины в этом измерении, я беру нож Джэксона и делаю надрез на пальце Стэна. Кто-то же должен это сделать. Ему тоже надо найти путь домой.

Его кровь темная и маслянистая.

Я вспоминаю вечеринку по случаю четырнадцатилетия Стэна. Мы ускользнули от детей, которых заставили пригласить его родители, и от «друзей семьи», которых родители позвали, чтобы было с кем посплетничать, и пили охлажденное малиновое вино у него в комнате. Он плакал и признался мне, что, кажется, ему нравятся мальчики. Позже я поддерживала его, когда он позвонил Аманде и сказал ей об этом. Секунду Аманда ничего не говорила, а потом засмеялась и начала перемывать косточки всем мальчикам в классе, с которыми, по ее мнению, ему следовало бы попробовать.

Я не хочу, чтобы Стэн умер.

- У нас есть серебро? - спрашивает Райан.

Рокси кивает и достает вещевой мешок, один из тех, что я помогала ей упаковывать. Она объяснила, что хочет оставить запас серебра перед Дверью, на случай если придется исцелять раны, которые мы можем получить в адских мирах. Мне кажется, с ее стороны это очень преждевременно - думать, что мы выберемся из Адов живыми. Она даже не называет их Ады - она зовет их «потусторонние миры».

Пока она копается в вещмешке, из основания Двери, извиваясь, вытягивается большое щупальце тьмы и осторожно обвивается вокруг щиколотки Рокси. Она протягивает руку и, я готова поклясться, гладит щупальце, перед тем как отодрать его от ноги.

Дверь хнычет. Их отношения очень, очень странные.

- Вот, - говорит Рокси, - серебро для всех. Талисман на шнурке - моя опытная рука определяет, что это шелк, - который Рокси протягивает мне, - это анк, египетский крест.

Я ощупываю его секунду. Он удивительный. Анк символизирует вечную жизнь, но я не спец в символизме. Так что, и место того чтобы надеть его себе на шею, я надеваю его на Стэна. На мне и так уже шелковые трусы, не хватало только шелкового колье. И Стэну нужна вечная жизнь больше, чем мне. В этом измерении ему остался час, может быть, два максимум, перед тем как он навсегда превратится в оборотня. Зеленоватый гной больше не сочится из ранки, она размером с булавочный укол, но светится зеленым. Нехороший знак, совсем нехороший.

Рокси качает головой, но дает мне еще один талисман. А, Печать Соломона. Жаль, я не взяла ту, что подарил мне Райан. Эта Печать самая изощренная из тех, что я видела, и на ней много надписей, которые я не опознаю. Наверное, на иврите. Та, что у меня под подушкой, - это простое сочетание линий и точек. Тоже действенная, менее красивая и намного более тяжелая. Эта Печать висит на кожаном шнурке. Я надеваю ее на шею.

Серебро холодит мне грудь. В коже ламии я смотрюсь круто - без лифчика, но куртка достаточно тесная, чтобы подчеркнуть что надо. Если бы это был боевик, я бы точно стала главной героиней. Или, по меньшей мере, лучшей подругой героини.

Вот только моя лучшая подруга - Аманда, и она не отправляется в Ад. Слава богу. Я звонила ей кучу раз по пути в кинотеатр. Но ответа нет, только автоответчик. И я рада. По крайней мере, у нее есть шанс не умереть прямо сейчас.

Райан смотрит на меня:

- Ты готова? - Райан достает свой нож - я единственный человек в мире без ножа, клянусь, - и протягивает его мне. - Сила в боли, причиненной добровольно, - говорит он мне.

Я морщусь и колю себе палец. Приходится надавить посильнее, чтобы пошла кровь, потому что я снова сделала недостаточно глубокий порез, но я не буду трусить. Я позволяю капле упасть и затем брызгаю ее на Дверь. Или надо сделать как-то по-другому?

Дверь смеется надо мной.

Она смеется и ничего не делает, и все пялятся на меня, и это… это неправильно, Дверь. Так не должно быть. Если это все, что я могу сделать для этих людей, если это все, чего я стою, ты возьмешь эту чертову кровь и откроешься для этой команды и…

- Возьми это! - наконец кричу я. Мысленно я говорю, как Двери, и приказываю: «Ты знаешь меня. Откройся. Сейчас».

Дверь недовольно рычит, длинным низким рычанием, как гром, и затем открывается. Здесь нет ворот. Нет пурпурного свечения. Она выглядит как любая дверь, ведущая в холодный подвал, или на безмолвный чердак, или в какое-то человеческое место, где чувствуешь себя некомфортно.

Рокси выходит передо мной, делает глубокий вдох и ступает в Дверь.

Она исчезла.

Из открытой Двери дует ледяной ветер. Джэксон и Кристиан следующие, они несут Стэна. Остались только я и Райан. Он берет меня за руку.

- Когда пройдешь, подожди меня, а потом капни еще каплю и скажи, что ты там сейчас говорила Двери. Она должна сделать… что-то. Что-то полезное. Готова? - говорит он, глядя на меня, держа мою руку в своей, а его глаза…

Я приподнимаюсь и прижимаюсь губами к его рту. Если мне надо идти, я сделаю это стильно. Прижимаясь к моим губам, он притягивает меня к себе, его пальцы скользят по застежкам моих кожаных брюк.

Я отодвигаюсь первой. Я отодвигаюсь и оборачиваюсь на Дверь. Я так зла - она так много отбирает у меня. Она даже сделала поцелуй другим, не таким, каким он должен быть.

«Ты сука, - думаю я в ее адрес. - Ты никогда не победишь».

В ответ мне доносится что-то вроде смешка, но к черту. К черту!

Я делаю глубокий вдох, прислоняюсь к Райану и затем проскальзываю в Дверь, и Райан прямо позади меня. Он такой теплый, он источает жар, и я тоже горю, я горю изнутри этим огнем, этим синим пламенем, которое никогда не погаснет, синим пламенем, которое убивает демонов, синим пламенем, которое убивает меня.

Внезапно наступает небытие.


Содержание:
 0  Соль и серебро : Анна Кэтрин  1  2 : Анна Кэтрин
 2  3 : Анна Кэтрин  3  4 : Анна Кэтрин
 4  5 : Анна Кэтрин  5  6 : Анна Кэтрин
 6  7 : Анна Кэтрин  7  8 : Анна Кэтрин
 8  вы читаете: 9 : Анна Кэтрин  9  10 : Анна Кэтрин
 10  11 : Анна Кэтрин  11  12 : Анна Кэтрин
 12  13 : Анна Кэтрин  13  14 : Анна Кэтрин
 14  15 : Анна Кэтрин  15  16 : Анна Кэтрин
 16  17 : Анна Кэтрин  17  18 : Анна Кэтрин
 18  19 : Анна Кэтрин  19  20 : Анна Кэтрин
 20  21 : Анна Кэтрин  21  22 : Анна Кэтрин
 22  Использовалась литература : Соль и серебро    



 




sitemap