Фантастика : Ужасы : 10 : Анна Кэтрин

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22

вы читаете книгу




10

Я открываю глаза, почувствовав прикосновение руки Рокси. Я ощущаю ее так же, как ощущаю Райана и демонов. Так же, как ощущаю Аманду (водка, медленно разлагающаяся печень и блеск для губ с ароматом «Доктора Пеппера [14]», которым она пользовалась годами, потому что я его ей подарила); Стэна (несвежий макияж и секс, который никогда полностью не смывается, и запах горелого пластика от идеально исполненного трюка на стене на высококлассном скейтборде); так я ощущаю закусочную (хлорка, блины, тушеное мясо, кровь); так я почувствовала мертвых под магазином (кровь, кровь, медь, железо, кровь и ужасные, мерзкие цветы).

Я никогда прежде не осознавала, что могу так ощущать, но, стоя здесь, в морозной долине из красного песка с пеплом, словно снег, плававшим в воздухе, я могу чувствовать все и могу вспомнить запахи, которые хранятся во мне, а я этого и не знала.

Я ощущаю Рокси как теплую змею, она горячая, словно чешуя на солнце, скользкая. Мне холодно и хочется обернуть ее вокруг себя, словно электрическое одеяло. Вот только внезапно я вижу ее, открыв глаза от прикосновения горячей руки, - на ее ладони змеи, на руках тоже. Повсюду вокруг нее змеи.

Пожалуй, я погожу заворачиваться в нее.

Но эти змеи… это аватары? Охотники сказали, что здесь будут аватары, но я, скорее, ожидала светящиеся фигуры, спускающиеся с небес, или что-то подобное, они укажут нам дорогу и будут говорить загадками. Может быть, так и окажется. Может, Рокси просто в глубине души змея.

Я смотрю на себя. Змей нет. Слава богу. Просто кожа и синее пламя… и, кажется, что-то промелькнуло на границе видимости. Надо будет спросить, что это - то, чего я не вижу. Я не хочу быть тем, чем не являюсь, особенно если это что-то вульгарное. Кто хочет быть вульгарным? Сидеть тут, лишиться всех денег, пройти через искупляющую бедность.

Я смотрю на Стэна. Его дыхание стало легче, это хороший знак? Плохой? Он никак не изменился. Ничего нового, дополнительного. За одним исключением: он пахнет местом, к которому принадлежит.

Мне не нравится, что теперь он принадлежит Аду.

Отрывистый хлопок доносится сзади; я поворачиваюсь - это Райан выступает из Двери. Я вижу, что на него, словно диапозитив, наложилась прозрачная женщина, она копирует его движения. Она выглядит как… - да, она похожа на древнюю египтянку, какими мы их видели. Она красивая и одновременно пугающая. Она что-то несет с собой и одета во что-то красное и обтягивающее, слишком легкое для здешних температур.

Райан подходит ближе, и диапозитив двигается вместе с ним, позади египтянки еще одна женщина, с крыльями, она окружена звездами. Когда она двигается, за ее спиной я вижу еще один призрак, последний в очереди, - это просто львица с рыжевато-коричневой шерстью и большими золотыми глазами. Райан - явно сложная натура. Удивил меня. Он последний, так что я режу палец и роняю каплю крови на землю.

- Ты знаешь меня, - громко говорю я, чувствуя себя глупо.

Но это сработало раньше и на расстоянии (очень далеко), мне кажется, я слышу, как Дверь говорит: Здравствуй, Элли.

Это все, что случается после того, как я роняю каплю, так что я пожимаю плечами и указываю направление. Мы оказались в долине - здесь есть горы с огнем, где расположена следующая Дверь, за пургой из пепла и под красно-черным небом. Туда нам и надо. Элли, экстрасенс-любитель, теперь с дополнительной функцией компаса. Похоже, это далеко отсюда, и ничто не защитит нас от жалящего ветра на всем пути.

- Полагаю, это Кур, - говорит Райан. Вместе с ним говорят как минимум два голоса, а то и три. - Значит, мы в череде шумерских Адов. Доставайте платки.

Шумерских? Что? По-видимому, я произношу это вслух, потому что Рокси спокойно отвечает:

- Он не знает, дорогуша. Точно не знает. Пойдем. Я скажу тебе, если надо будет менять планы. - Она говорит, как шипит.

Не уверена, что это успокаивает.

Я стягиваю бандану с головы на нос, ветер ерошит волосы и жалит щеки, но я не хочу дышать этим пеплом. Моя бандана розовая, у всех остальных - черные. Я полная индивидуалистка. Я наклоняюсь и прикрываю лицо Стэна платком, раз никто об этом не побеспокоился. Я беспокоюсь. Это важно. Только после этого я достаю резинку из кармана и связываю волосы в хвост.

В голосе Кристиана слышится клацанье. Он выглядит как гигантский паук, или он и есть гигантский паук, или его всего покрывают пауки. Я не уверена; когда я моргаю, все движется, и я не могу толком разглядеть.

- Джэксон, где…

Его здесь нет. Я, наконец, замечаю. Он струсил? Я наложила чары узнавания слишком быстро? Он не вошел вместе с Кристианом? Он…

Райан смотрит на меня, вздыхает и отворачивается. О…

Джэксон, должно быть, погиб. Первый из нас. Я знала, что это случится, Рокси ведь говорила, что один из шести, если повезет, и я надеялась, что это буду не я, а Джэксон сказал, что серебро убьет нас, и… «Это моя вина», пытаюсь я сказать, слова рвутся наружу, все, что происходит в последнее время, - моя вина, но все, что мне удается выдавить из себя:

- Джэксон…

- Пошли, - командует Кристиан.

Он натягивает бейсболку на глаза и перекидывает Стэна через плечо. Он идет в направлении, которое я указала, и не оглядывается.

Мы бредем по песку, холод пробирается сквозь сапоги, и мои ноги немеют. Небо темное. Я провожу пальцами по железной цепи на поясе. Я чувствую себя лучше с железом. Железо убивает, железо убивает, железо убивает, железо убивает.

Передо мной Кристиан все щелкает и щелкает. Мы идем по подъему, приближаясь к тем горам. Двери замедляют время, но в самом Аду все движется быстро. Ирония, да?

Теперь мы идем по тропинке. Должно быть, в Аду есть горные козы. Поворачиваем за угол - и натыкаемся на тело Джэксона. Оно наколото на пять колышков - голова, сердце, гениталии, обе ладони. Его окружают трепещущие крылья - это крошечные вампиры. Или просто бабочки. Не знаю. Он мертв. Это все.

Ад холодный и гористый, и мне хочется остановиться, но сомневаюсь, что это возможно. Мы оставляем Джэксона позади.

Рокси берет меня за руку и сжимает. Я чувствую, как змеи скользят по мне, горячие и сухие. Каждый раз, закрывая глаза, я вижу ладонь Джэксона, пронзенную колом, его железный нож лежит рядом, кожа ламии не тронута, за исключением того места, где в спину вонзен кол.

Мы не можем взять его с собой. Мы и так уже тащим на себе мертвую тяжесть Стэна, однако мы всегда оставляем людей позади. Охотники не могут возвращаться.

Я испугана и дрожу.

Долина, где мы вошли, осталась теперь далеко попади, и я едва слышу ее Дверь. (Хотя то, что я слышу, - это нежное гудение, словно колыбельная. Бросает в дрожь.) Следующая Дверь, однако, по моим ощущением, не стала ближе. Не знаю. Мы идем уже давно, и Кристиан сгрузил Стэна на Райана. Я предложила помочь, но Райан покачал головой, и Рокси пояснила:

- Мы не можем объединять вас двоих.

Я полагаю, это значит, что если кто-то нападет, то хоть один из нас уцелеет, двоих одновременно не съедят. Рада слышать, что прагматический подход сохраняет силу.

Для Ада это место удивительно пустое. Интересно, что за демоны выходят отсюда к Рокси? Я думаю о ее шрамах.

Райан останавливается; рядом с тропинкой - голова пласта, голый камень, очищенный ветром от песка и пепла. С одной стороны отвесный утес - Райан направляется к нему и усаживает Стэна на землю. Райан сильнее кутается в плащ и кивает мне.

- Здесь, - говорит он под аккомпанемент голоса египтянки.

Он достает из кармана старый сточившийся карандаш и протягивает его мне. Я не знала, что бывает карандаш телесного цвета. Черт, Райан, прекрати эти сверхъестественные фокусы.

Мне хочется произнести это вслух. Хочется-хочется-хочется. Но я не в состоянии. Египтянка говорит:

- Нарисуй круг. Капни туда свою кровь. Защити это место.

Карандаш - он скорее розовый, чем телесный, и в любом случае сейчас ничья кожа не имеет такой цвет, о боже мой, большое тебе спасибо, - слишком прозрачный, его почти не видно на красной скале. Я рисую нечто вроде корявого овала по всей скале, потому что кому хочется стеснять себя? Сначала надо оттащить Стэна от утеса, он шлепается набок, и это выглядит очень смешно. Когда я заканчиваю, Райан жестом подзывает Рокси и Кристиана, я укладываю Стэна у наших ног. Я оглядываюсь в поисках ножа, чтобы ткнуть себе в палец. Как он у меня будет болеть после всего этого…

Я ищу нож Джэксона, потому что он самый чистый. Проклятие!

Рокси протягивает мне свой большой нож, которым она резала всякие мерзкие штуки, и он грязный. Я качаю головой и вынимаю нож Райана из петли на поясе.

Втыкаю его в большой палец, и кровь капает на землю. Кому какое дело, если я подцеплю стафилококк? Я и так уже в Аду.

Как только моя кровь касается земли, голос возвращается ко мне. Я едва не давлюсь словами, которые собиралась произнести. Как смеет Ад, Кур… или как его там… отбирать у меня голос? Черт бы их побрал. Но я знаю, что то, что я скажу первым, должно быть, важно.

- Ты знаешь меня, - повторяю я, и телесный карандаш вспыхивает, и я слышу шепот, шепот.

Элли.

Здравствуй, Элли.

Мы ждем.

Элли.

Элли.

Здесь так много Дверей. Так много. Они повсюду. Самая громкая - напротив огненной горы - внезапно оказывается намного ближе, поэтому я думаю, мам надо все-таки идти туда. Но сколько здесь Дверей? Сколько Адов?

Сейчас меня волнует еще одна большая проблема. Я капнула лишь каплю крови, и Двери начали петь мне песни. Еще больше крови мне предстоит отдать. Когда ее окажется слишком много? И что тогда случится?

Что бы ни освободило мой голос, оно освобождает и других. Райан говорит своим собственным голосом:

- Может появиться Эрешкигаль [15]. Надо вести наблюдение.

Рокси фыркает и, скрестив ноги, садится подальше от нас - наблюдать за горой, к которой мы направляемся. Она потирает колено рукой, и я задумываюсь, сколько ей лет.

Кристиан садится рядом с тропинкой, лицом туда, откуда мы пришли. Паук щелкает, и щелкает, и щелкает. Паук, должно быть, щелкает уже несколько часов, и это действует мне на нервы, но, должно быть, он расстроен из-за смерти Джэксона.

Райан садится между мной и Стэном.

- Если бы Джэксон был жив, что бы я увидела? - громко спрашиваю я.

Райан пялится на меня, паук Кристиана щелкает еще громче, а Рокси пожимает плечами не оборачиваясь.

- Я никогда не ходила с ним в Дверь. Черт побери, дорогуша, я вообще никогда не была здесь. Я не знала, что я змея.

Я обращаюсь к Райану:

- Рай, а ты ведь знал об этой женщине, верно?

- Нет, - отвечает он.

Женщина распростерлась по обе стороны от Райана, а львица стоит позади, глядя на меня через его плечо.

- Кто они? - спрашиваю я.

Он хмурится, но не успевает ответить, как Рокси тихо смеется и говорит:

- Я узнаю Изиду.

Она оглядывается на нас через плечо. Змеи шипят.

- Из потустороннего мира, спасает своего мужа. Богиня волшебства. Все знают Изиду.

Египтянка - Изида - улыбается. Ее улыбка бросает в дрожь.

Я не обращаю на нее абсолютно никакого внимания.

- А кто вторая? С крыльями?

Она тоже мне улыбается, еще более зловеще, чем Изида.

Рокси рассматривает Райана щурясь.

- Иштар? - предполагает она.

Когда Райан улыбается, обе женщины тоже улыбаются и львица распахивает пасть.

О да, точно мороз по коже.

- У меня от тебя мороз по коже, мне страшно.

- Иштар. - Райан произносит это как-то по-другому, в этом имени звучит что-то склизкое, звучит смерть. - И не Изида, а Исида. - Как по мне, это одно и то же. Плюс один балл за то, что его аватары - три богини, минус миллион баллов за то, что он сосунок.

- Ладно, - соглашаюсь я. - А львица?

Рокси пожимает плечами:

- Не в курсе.

Райан оборачивается и минуту смотрит на львицу. Поворачиваясь обратно, он меняет тему.

- Думаю, Стэн не проснется, - говорит он.

Стэн бормочет:

- Не хочу.

Он жив! Но внутри его демон. Я в расстройстве. Райан наклоняется и расправляет платок так, чтобы он закрыл глаза Стэна. Райан бросает взгляд на меня:

- Не позволяй ему что-то увидеть, Элли.

- Почему?

- Потому что я так сказал, черт возьми. - Он выглядит уставшим и постаревшим. Он трет глаза и продолжает: - Прости. Ему нельзя видеть, где он, потому что не только он будет смотреть. Теперь внутри его оборотень - он увидит Кур, и, что хуже, Кур увидит его. Они проследят за ним.

Райан встает, прикрывает лицо полями стетсона и идет к Кристиану.

Я смотрю вниз. Стэн пытается сесть. Невнятно бормочет:

- Элли, что за черт…

Он берется за платок, и я отвожу его руку:

- Привет, Стэн. Не трогай это.

- Но я ничего не вижу, - ноет он.

- Я знаю, - говорю я. - В любом случае тут нет ничего приятного. Просто слушай меня, ладно? Ладно? - Он наконец кивает, и я прислоняю его к себе. Утыкаюсь носом в его волосы. Он пахнет сигаретами и роскошью. - Что ты помнишь?

Я чувствую, как он кривится у моего плеча.

- Я шел домой. Нет, я шел в закусочную. Я только что провел дивное время с Мэттом - я тебе рассказывал о Мэтте?

- Нет.

Он говорит почти застенчиво.

- Я познакомился с ним пару недель назад. Он такой классный, Элли, он такой… помнишь, когда мы были детьми, бывало, представляли себе идеального спутника жизни? Он как раз такой парень, с каким я хотел бы провести жизнь.

Я всегда хотела выйти замуж за красивого и богатого, Аманда - за сексуального и знаменитого. Стэн, конечно, мечтал о настоящей любви. Больше ничего не помню, я ужасный друг.

Я глажу Стэна по волосам.

- Расскажи мне о нем, - прошу я, пытаясь, чтобы это звучало не внушением, а просто дружеской болтовней.

- У него такие глаза, Элли, и он так танцует. Он любит ту же музыку, что и я, клубную, а еще ему нравится классическая. Он играет на фортепиано. Его руки…

Стэн умолкает и чихает мне в шею. Я начинаю плакать. Потому что это мой друг, мой лучший друг, и он умирает. Он умирает, и я ничего не могу с этим поделать. У него нет аватара. Он пахнет так, словно принадлежит этому месту. И его рука перестала светиться. Нет даже следа в том месте, куда его укусил оборотень. Он теперь целиком внутри Стэна.

Пока он рассказывает мне о Мэтте, я плачу, потому что выхода нет. Выхода нет, ничего не поделаешь, ничего не исправишь.

- И тут я услышал какое-то странное жужжание, Элли, знаешь, как было у меня с ушами, когда мы пробовали амилнитрат?

- Нитрит, - автоматически поправляю я. Шмыгаю носом и пытаюсь вытереть глаза рукавом кожаного плаща, который явно был сделан не для этого. - Да, помню.

Такие звуки они и издают - жужжат, как бабочки или пчелы или еще что-то с быстро движущимися крыльями. Похоже, демонам нравится принимать форму насекомых, тех видов насекомых, которые допекают людей тысячи лет. Это отличная маскировка, ведь так?

- Жужжание… - Стэн снова умолкает и теснее прижимается ко мне. - Мэтт жужжал, Элли. И потом он оцарапал меня ногтем, и я тоже зажужжал, и я не помню… там был парень в кожаном плаще, он привел меня к тебе.

- Это Райан, - говорю я Стэну.

Боже мой, он не помнит даже Райана. Не могу успокоиться.

- Райан - твой бойфренд? - Стэн пытается быть беззаботным, но по его голосу слышно, что он знает, что-то не в порядке.

Сомневаюсь, что он знает, что умрет или превратится в демона, жужжащего паразита, который убьет меня, как только увидит.

Сомневаюсь, что Стэн знает это, но он чувствует, что дела очень-очень плохи.

- Да, Райан - мой бойфренд, - говорю я в волосы Стэна.

- Ну, давайте, ребята, - произносит Стэн, и мне кажется, он действительно рад за меня.

Несмотря ни на что, он рад за меня. Боже, я такая дрянь.

Я слышу смешок - это Райан присел на корточки рядом со мной.

- Я предпочитаю термин «вторая половина». Бойфренд - это так банально.

Я смеюсь и смеюсь, пока снова не начинаю рыдать, потом я прислоняюсь к Райану и всхлипываю в его чертов плащ, потому что мой лучший друг скоро умрет, и это моя вина. Джэксон умер, и это тоже моя вина. Мы по уши в дерьме, мы в Аду, мир, похоже, гибнет, и это все моя вина.

Стэн засыпает. Я тоже. Наверное, не очень умно спать в Аду. В компании оборотня в стадии трансформации. В пронзительном холоде.

Может быть, мне плевать.

Свет не меняется. Пепельный снег ударяется о края моего круга и кружится в танце. Я закрываю глаза. Последнее, что я вижу, - как Рокси трет колено. Последнее, что я чувствую, - легкое прикосновение к моим волосам.

Я просыпаюсь оттого, что кто-то очень-очень громко говорит.

Открыв глаза, вижу дракона с лицом змеи, извивающегося в черном небе над нами.

Стэн спрашивает:

- Что, черт возьми, происходит? - и пытается снова снять платок.

Я прижимаю платок к его глазам.

- Я скоро скажу тебе, - говорю я, надеясь, что это не ложь.

- Ритуалы! - кричит дракон. - Есть ритуалы, которые должно исполнять в загробном мире!

- Назад! - командует Рокси.

Она стоит на краю нашей скалы, обнажив ножи, ее шрамы, словно змеи, горят ярким серебром. Она изгибается, балансируя на краю, яростно и широко улыбаясь.

Кристиан медленно двигается, не обращая внимания на Рокси, он занимает позицию позади нее, его паук припадает к земле, расставив лапы и приготовившись к прыжку.

Райан не спешит им на помощь. Вместо этого он подходит ко мне, и я не понимаю зачем, но потом вспоминаю, что Рокси говорила раньше, насчет банка крови.

- Знаю, - сердито говорю я. - Держи его.

Я помогаю Стэну встать и толкаю его к Райану. Райан неловко подхватывает его. Стэн хватается за кожаный плащ Райана и что-то бормочет насчет Мэтта, который его действительно любит; лицо Райана ничего не выражает. Черт бы его побрал!

- Ритуалы!

Дракон, извиваясь, летит по небу, громада яростных мышц и чешуи, плывущая сквозь вихри как угорь сквозь водоворот. Он приближается.

Райан отворачивается от меня и тащит Стэна за собой.

- Ты Эрешкигаль? - кричит он змееподобному.

Рокси не отводит взгляда от приближающегося к нам дракона, но все ее змеи извиваются и кричат; не дай бог еще раз услышать такие крики. Дракон не отвечает.

- Ты Нети? - снова настойчиво спрашивает Райан.

Пасть дракона величиной с пять человек моего роста. Я знаю это, потому что он только что распахнул ее, и я четко увидела, что подхожу по размеру.

Райан еще что-то выкрикивает, на этот раз, судя по всему, на шумерском. Дракон качает головой и приближается. Ножи Рокси сверкают. Она собирается ступить за пределы круга. Кристиан просто смотрит вверх, его руки пусты, он ждет.

И наступает мой черед.

Я - девушка, которая управляет закусочной. Это даже не моя закусочная. Я переспала с парнем, о котором мечтала годами, и теперь все, чего он хочет от меня, - это магия крови. Мой лучший друг умрет, если мы не сможем излечить его в Аду. Я не знаю, где моя лучшая подруга и надо ли радоваться, что она скрылась, а это значит, что она сегодня не умрет.

Надо мной дракон, и я ощущаю его гнев. Но я тоже сердита, черт возьми.

Элли.

Это просто шепот. Но я знаю этот шепот. Это Дверь за горой. Элли. Тебе что-то надо, Элли? Дракон подлетает к нам. Он балансирует в воздухе перед Рокси. Когда он распахивает пасть, Рокси орет и прыгает к нему, пытаясь добраться до его глаз и носа. Ей удается отсечь кусок плоти рядом с пастью; кипящая кровь проливается на камни в опасной близости от наших ног.

Дракон визжит без слов, и Рокси падает спиной на скалу, тяжело дыша. Порез на драконе затягивается, словно его и не было.

Ты чего- то хочешь, Элли?

Осталась одна только мысль: прочь отсюда, прочь, прочь прочь прочь.

Сделано, шепчет Дверь, и горы сворачиваются вокруг нас, шепчущая Дверь распахивается рядом со мной, я выхватываю Стэна у Райана и толкаю его внутрь. Райан смотрит на меня, он выглядит… Ладно, он может разочароваться во мне позже, когда мы будем живы и в другом месте. Иштар, женщина с крыльями, кладет руку ему на плечо, он резко кивает и тянется к Кристиану.

Я поворачиваюсь и прыгаю внутрь.


Содержание:
 0  Соль и серебро : Анна Кэтрин  1  2 : Анна Кэтрин
 2  3 : Анна Кэтрин  3  4 : Анна Кэтрин
 4  5 : Анна Кэтрин  5  6 : Анна Кэтрин
 6  7 : Анна Кэтрин  7  8 : Анна Кэтрин
 8  9 : Анна Кэтрин  9  вы читаете: 10 : Анна Кэтрин
 10  11 : Анна Кэтрин  11  12 : Анна Кэтрин
 12  13 : Анна Кэтрин  13  14 : Анна Кэтрин
 14  15 : Анна Кэтрин  15  16 : Анна Кэтрин
 16  17 : Анна Кэтрин  17  18 : Анна Кэтрин
 18  19 : Анна Кэтрин  19  20 : Анна Кэтрин
 20  21 : Анна Кэтрин  21  22 : Анна Кэтрин
 22  Использовалась литература : Соль и серебро    



 




sitemap