Фантастика : Ужасы : 10 : Рэйчел Кейн

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15

вы читаете книгу




10

На следующий день никаких признаков вампиров не обнаружилось. Клер проверила сеть порталов, но, насколько она могла судить, они не работали. Чтобы чем-то занять руки, она помогала приводить в порядок дом — чистила, расставляла все по местам, была на посылках. Пришел Ричард Моррелл — проверить, как они. Он, видимо, поспал и выглядел немного лучше, хотя нельзя сказать, что очень хорошо.

Ева тоже спустилась вниз; вот она выглядела скверно. Никакого готического макияжа, черные волосы растрепаны. Она налила Ричарду кофе и спросила:

— Как Майкл?

Не глядя на нее, Ричард подул на горячую поверхность кофе.

— Он в ратуше. Мы перевели туда всех вампиров из камер, для большей безопасности.

Лицо Евы исказила гримаса боли. Шейн положил ей на плечо руку, она сделала глубокий вдох и справилась с собой.

— Правильно, так, наверное, лучше, — сказала она и отпила из своей надколотой кружки. — Что там творится?

«Там» означало за пределами Лот-стрит, которая выглядела неестественно спокойной.

— Ничего хорошего. — Голос Ричарда звучал слабо и хрипло, как будто он много кричал. — Примерно половина магазинов закрыты, некоторые из них сожжены или разграблены. Полицейские и волонтеры не в состоянии уследить за всем. Некоторые владельцы магазинов раздобыли оружие и охраняют себя сами. Я не в восторге, но, наверное, это лучший выход, пока все не успокоятся и не образумятся. Проблемы не повсеместно, но пострадала значительная часть города. Слышали, что напали на «Пивную»?

— Слышали, — ответил Шейн.

— Ну, это было только начало. В заведение Долорес Томпсон тоже ворвались, а потом отправились в район складов и нашли там спиртное. У тех, кто хотел воспользоваться беспорядками, чтобы надраться, получился настоящий праздник.

— Мы видели толпы, — сказала Ева и посмотрела на Клер. — Мм… кстати, насчет вашей сестры…

— Да, спасибо, что позаботились о ней. Подумать только! Моя идиотка сестра разъезжала по охваченному мятежом городу в своей красной машине с откидным верхом! Чертовски повезло, что ее вообще не прикончили.

Да уж, они так и сделали бы, не сомневалась Клер.

— Вы заберете ее с собой?

Ричард понимающе улыбнулся.

— Не очень-то желанная гостья?

На самом деле Моника вела себя на редкость тихо. Клер обнаружила ее крепко спящей на кушетке, где она свернулась калачиком, накрывшись одеялом. Бледная, измученная, покрытая синяками и ужасно юная.

— Да нет, ничего, — ответила Клер. — Но, спорю, она бы предпочла быть с родными.

— Ее родные практически в заключении в даунтауне. Папу чуть не захватила шайка вопящих о налогах мужланов. Мама… — Ричард покачал головой, как бы отгоняя всплывшие в сознании картинки, — Не важно. Не думаю, что Моника будет так уж счастлива — если только не любит сидеть взаперти в четырех стенах. А ты знаешь Монику: если она несчастлива, то…

— И все остальные несчастливы, — закончил за него Шейн. — В общем, я не хочу видеть ее тут. Извини, дружище, но мы выполнили свой долг и все такое. Что касается большего — она должна быть нашим другом, чтобы оставаться здесь. Кем, ты знаешь, она не является.

— Тогда я сниму с вас эту заботу, — Ричард поставил чашку и встал. — Спасибо за кофе. Похоже, только оно сейчас держит меня на плаву.

— Ричард… — Ева тоже поднялась. — Серьезно, что там происходит? И что будет дальше?

— Если повезет, пьяные протрезвеют или загнутся, а у тех, кто бегает, выискивая, кому бы отомстить, заболят ноги, и они отправятся домой спать.

— Нельзя сказать, что до сих пор нам так уж везло, — заметил Шейн.

— Верно, — согласился Ричард. — Но должен сказать, мы не можем допустить, чтобы все тут замерло надолго. Люди должны работать, школы должны открыться, а для этого требуется подобие нормальной жизни. Электричество и вода уже подаются, телевидение и радио вещают. Надеюсь, это успокоит людей. Город патрулируют полицейские, и буквально через две минуты мы можем прибыть по любому вызову. Правда, нам стало известно, что сегодня ночью ожидается серьезное ухудшение погоды. На нас надвигается внушительный атмосферный фронт. Ничего хорошего, естественно, но, может, хоть это охладит безумные головы. Даже мятежники не любят дождя.

— А университет? — спросила Клер. — Он открылся?

— Веришь ли? Открылся, и даже читают лекции. Мы списали беспорядки на военные учения и сказали, что грабежи и пожары вроде как тоже из этого проистекают. Кое-кто даже поверил нам.

— Но… никаких разговоров о вампирах?

Ричард помолчал.

— Нет. Вот только…

— Что?

— Мы нашли перед рассветом несколько тел, — ответил он. — Все вампы. Все убиты с помощью серебра или обезглавлены. Я знаю некоторых из них. Дело в том, что, по-моему, их убил не Бишоп. Похоже, их поймала толпа.

Ева прикрыла рукой рот.

— Кто? — спросила Клер, с трудом переводя дыхание.

— Бернард Темпл, Салли Кристиан, Тен Ма и Чарльз Эффордс.

— Что, Чарльз Эффордс? — выпалила Ева, — Чарльз Миранды? Ее покровитель?

— Да. Судя по состоянию тел, он был главной целью. Никто не любит педофилов.

— Никто, кроме Миранды, — поправила его Ева. — Сейчас она, наверное, напугана до смерти.

— Да, кстати… — Ричард на мгновение заколебался, — Миранда пропала.

— Пропала?

— Ну, исчезла. Мы ищем ее. Родители заявили о ее исчезновении в начале этой ночи. Надеюсь, она была не с Чарльзом, когда толпа поймала его. Если увидишь ее, позвони мне, ладно?

Ева открыла рот, но не сумела произнести даже «да».

Ричард взглянул на часы.

— Пора идти. Обычные меры предосторожности: заприте двери, проверяйте документы у всех, кого не ожидаете. Если с вами свяжется любой вампир или вы услышите что-нибудь о вампирах, немедленно звоните мне. Используйте рацию, не телефон. И будьте осторожны.

Ева нервно кивнула.

— Можно мне повидаться с Майклом?

Он помолчал, как будто переваривая эту идею, а потом пожал плечами.

— Поехали.

— Мы все поедем, — сказал Шейн.


Полицейская машина была, без сомнения, вместительная, но все же не в той мере, чтобы там с удобством разместились Ричард, Моника, Ева, Шейн и Клер. Моника села впереди, поближе к брату, Клер втиснулась рядом с ней. Остальные ехали сзади.

Никто не разговаривал, даже когда проезжали мимо развалин сгоревших, разрушенных домов. Сегодня пожаров не было, как и толп. Казалось, все спокойно.

Проехав через полицейское заграждение вокруг ратуши, Ричард припарковался в подземном гараже.

— Я отведу Монику к родителям, — сказал он, — а вы, ребята, спускайтесь к камерам. Я приду через минуту.

На то, чтобы получить доступ к Майклу, у них ушло гораздо больше минуты. Всех пятерых вампиров, находящихся под опекой людей, разместили в специальной секции, вдали от солнечного света, в укрепленных камерах. Это оживило в сознании Клер отнюдь не приятное воспоминание — о вампирах в камерах, среди которых обычно запирали Мирнина. Интересно, кто-нибудь кормил их? Хотя бы предпринял попытку сделать это?

Она знала только двух вампиров из пяти.

— Сэм!

Она кинулась к решетке. Дед Майкла лежал на койке, прикрыв бледной рукой глаза, но сел, услышав, что его окликают по имени. Сходство Майкла и Сэма бросалось в глаза — одинаковое костное строение лица, только волосы у Майкла золотистые, а у Сэма ярко-рыжие.

— Выпусти меня отсюда! — воскликнул Сэм, кинулся к двери и с неожиданной силой затряс решетку. Клер попятилась, удивленно открыв рот, — Отопри дверь и выпусти меня, Клер! Немедленно!

— Не слушай его, — сказал Майкл. Он стоял в своей камере, прислонившись к прутьям решетки, и выглядел усталым, — Привет, ребята! Вы принесли узнику чего-нибудь перекусить?

— У меня был маленький кекс, но я его съел. Трудные времена, парень.

Шейн просунул между прутьями руку, Майкл торжественно пожал ее, и потом Ева грудью бросилась на решетку, стараясь обнять его. Это было не так-то просто, учитывая, что их разделяли металлические прутья, но по лицу Майкла разлилось выражение огромного облегчения. Он поцеловал Еву, и Клер отвела взгляд — это было очень личное.

Сэм снова затряс свою клетку.

— Клер, отопри дверь! Мне нужно к Амелии!

Полицейский, сопровождавший их в подвал, отошел от стены.

— Успокойтесь, мистер Гласс. Вы отсюда не выйдете и знаете это, — Он перевел взгляд на Шейна и Клер, — Он с самого начала так себя ведет. Нам дважды пришлось колоть ему транквилизаторы — он поранился, пытаясь выбраться из камеры. Ведет себя хуже всех остальных. Те, похоже, успокоились, но не он.

Да, Сэм определенно не успокоился. Прямо у них на глазах он напряг мышцы и попытался сломать замок, но потерпел неудачу и, тяжело дыша, снова рухнул на койку.

— Мне необходимо выйти, — бормотал он, — Пожалуйста! Я нужен ей. Амелия…

Клер перевела взгляд на Майкла, тоже выглядевшего расстроенным.

— Мм… Прости, что спрашиваю, но… Ты испытываешь то же, что Сэм?

— Нет, — ответил Майкл. — Какое-то время действовал этот… призыв, но вот уже примерно три часа, как его нет.

— Тогда почему Сэм…

— Тут дело не в призыве, — ответил Майкл, — Это же Сэм. Его убивает мысль, что Амелия попала в беду, а он не может помочь ей.

Сэм с несчастным видом лежал, подложив руки под голову.

— Сэм, что происходит? — спросила Клер, — Вы знаете?

— Люди умирают, вот что происходит. У Амелии серьезные неприятности, а я сижу здесь, сложа руки!

Он снова кинулся на решетку, с такой силой колотя по ней ногой, что металл зазвенел.

— Вам нельзя наружу, неужели не понимаете? — с укором сказал полицейский, — Там солнце светит. Много будет пользы и ей, и вам, если сейчас выпустить вас отсюда?

— Я мог уйти еще несколько часов назад, до рассвета! — взорвался Сэм, — Несколько часов назад!

— Ну а теперь придется подождать до темноты.

Сэм злобно оскалился на полицейского, его глаза вспыхнули алым. Все невольно попятились.

Успокоившись, Сэм вернулся к своей койке, лег на нее и повернулся спиной к решетке.

— Он немного не в себе, — пробормотал Шейн.

По словам полицейского — и Ричарда, когда он спустился в подвал, — поначалу все плененные вампиры тоже бесновались. Теперь в таком состоянии пребывал лишь Сэм, и, как заметил Майкл, дело тут не в призыве Амелии. Его снедал страх за королеву.

Им двигала любовь.

— Отойди, пожалуйста, — сказал полицейский Еве.

Она оглянулась на него, посмотрела на Майкла. Он поцеловал ее и отпустил. Она сделала шаг назад… совсем крошечный.

— Ты правда нормально себя чувствуешь?

— Правда. Это, ясное дело, не отель «Риц», но не так уж плохо. Я понимаю — нас держат здесь ради нашей же пользы, — Майкл протянул руку и пальцем провел по губам Евы, — Скоро вернусь.

— Хорошо бы, — Она сделала вид, что кусает его палец. — А то я ведь могу и другого парня завести, знаешь ли.

— Тогда я смогу сдать твою комнату.

— А я смогу продать твою игровую приставку на интернет-аукционе.

— Эй! — запротестовал Шейн. — По-моему, ты немного увлеклась!

— Ничего я не увлеклась! Возвращайся домой, Майкл, а не то там начнется сущий хаос. Собаки и кошки не могут жить вместе, — Ева понизила голос, — И я скучаю по тебе. Все время.

— Я тоже скучаю по тебе. — Майкл поднял взгляд на Шейна и Клер. — В смысле, скучаю по всем вам.

— Не сомневаюсь, — ответил Шейн. — Правда, надеюсь, не в том смысле.

— Заткнись, чувак. Не вынуждай меня выйти отсюда.

Шейн посмотрел на полицейского.

— Видите? Он в порядке.

— Меня больше беспокоите вы, ребята, — признался Майкл, — Как там дома, все хорошо?

— Мне придется сжечь блузку, которую надевала Моника, — ответила Клер, — В остальном все нормально.

Они попытались продолжить разговор в том же легком тоне, но каким-то образом этому мешала обращенная к ним, словно излучающая немой укор спина Сэма. Он действительно страдал, и Клер не знала, как облегчить его боль. Не выпускать же его под палящие лучи полуденного солнца? Она понятия не имела, где Амелия и даже откуда начинать ее поиски — учитывая, что порталы не работали.

Амелия собирала свою армию — тех, кем не успел завладеть Бишоп, — но что она рассчитывала делать с ней, оставалось только гадать.

В конце Клер просто обняла Майкла и попыталась утешить Сэма, сказав, что все уладится. И они ушли.

— Если днем они будут спокойными, вечером я их выпущу, — заметил Ричард, — Однако меня беспокоит перспектива того, что они будут бродить по городу на свой страх и риск. Случившееся с Чарльзом и остальными может повториться. Раньше больше всего мы опасались Капитана Откровенного, но теперь понятия не имеем, что затевается и кто правит бал. Вряд ли в такой ситуации вампиры в состоянии защитить себя.

— Мой отец сказал бы, что сейчас самое время поменяться ролями, — заметил Шейн.

Ричард вперил в него изучающий взгляд.

— Ты тоже так думаешь?

Шейн посмотрел на Майкла, на Сэма…

— Нет, — ответил он. — Уже нет.


День протекал спокойно. Клер попыталась засесть за учебники, но тревожные мысли продолжали кружиться в голове. Каждые несколько минут она проверяла электронную почту и сотовый телефон, надеясь получить от Амелии хоть какую-нибудь весточку.

«Вы не можете просто взять и бросить нас. Мы не знаем, что делать».

Разве что, как сказал Шейн, не оставаться долго на одном месте. Ситуация продолжала изменяться.

В середине дня Ева отвезла Клер в дом родителей, где они, угощаясь кексом с охлажденным чаем, выслушали нескончаемый поток радостных восклицаний матери Клер. Папа выглядел неважно, и, как всегда, Клер беспокоило его сердце. Это не помешало ему сказать, что он любит ее, и тревожится о ней, и очень хочет, чтобы она переехала к ним.

А она-то воображала, будто этот вопрос закрыт.

Клер и Ева посмотрели друг на друга.

— Может, поговорим об этом, когда ситуация нормализуется? — Как будто она когда-нибудь была нормальной в Морганвилле! — Скажем, на следующей неделе?

— Прекрасно, но учти, я не передумаю, Клер, — ответил папа. — Тебе будет лучше здесь, дома.

Видимо, заклинание, которое мистер Бишоп наложил на него, по-прежнему действовало в полную силу. Папа стоял на своем: Клер должна покинуть Стеклянный дом. И может, заклинание тут вообще ни при чем; может, это было проявлением нормального отцовского инстинкта.

Клер набила рот кексом, сделала вид, будто не слышит, и спросила маму о новых занавесках. Этого хватило еще на двадцать минут, а потом Ева извинилась, сказала, что им пора домой, и они вернулись в машину.

— Здорово! — Ева включила двигатель, — И что, ты собираешься переехать к ним?

Клер беспомощно пожала плечами.

— Не знаю. Не знаю даже, переживем ли мы этот день! Как можно в такой ситуации строить планы? — Она не собиралась ни о чем рассказывать, честно, не собиралась, но признание весь день бурлило внутри, и в конце концов Клер выпалила: — Шейн сказал, что любит меня.

Ева, которая уже отъехала, резко затормозила.

— Что-что сказал Шейн?

— Шейн сказал, что любит меня.

— Ладно, вот тебе первое впечатление — это фантастика, это прекрасно, — Ева сделала глубокий вдох и снова тронулась с места, выруливая на пустынную улицу, — Второе впечатление — ну, надеюсь, вы… гм… как бы это выразиться? Блюдете себя?

— Ты имеешь в виду, не занимались ли мы сексом? Нет, — с некоторым надрывом ответила Клер. — Хотя и хотели. В смысле, он дал обещание и не собирается нарушать его, даже если я говорю, что в этом нет ничего страшного.

— Ох! — Ева устремила на нее взгляд, слишком долгий с точки зрения безопасности на дороге, — Шутишь? Постой, ты не шутишь! Он сказал, что любит тебя, и потом сказал…

— «Нет». Он сказал «нет».

— Ох! — Поразительно, как много могло выражать это восклицание; сейчас в нем звучало сочувствие. — Знаешь, это делает его…

— Замечательным? Героем? Да, понимаю, просто я… — Клер вскинула руки. — Просто я хочу его, понимаешь?

— Через два месяца он по-прежнему будет здесь, Клер, а тебе исполнится семнадцать, и ты станешь взрослой, по крайней мере в Техасе.

— Похоже, ты обдумывала эту проблему.

Ева бросила на нее извиняющийся взгляд.

— Не я.

— Шейн? В смысле… В смысле, вы обсуждали это? С Шейном?

— Ему требовался девичий совет. Знаешь, он очень серьезно к этому относится… гораздо серьезнее, чем я ожидала. Он хочет поступить правильно. Здорово, правда? По-моему, здорово. Большинству парней просто плевать.

Клер с силой стиснула зубы.

— Просто не верю, что вы обсуждали это!

— Ну, ты же говоришь со мной об этом.

— Он парень!

— Парни временами тоже разговаривают, знаешь ли. И временами это больше, чем просто «передай пиво». — Ева свернула за угол, и они поехали мимо домов, мимо прогуливающихся людей, мимо начальной школы с вывеской «Временно закрыто». — Вообще-то ты не просишь у меня совета, но я дам его тебе: не форсируй события. Это не похоже на случайное знакомство.

Клер, хотя и злилась, не могла удержаться от смеха.

— Сейчас это именно так и ощущается.

— Ну ясное дело. Гормоны!

— Сколько тебе было, когда…

— Слишком рано. Я говорю, основываясь на собственном опыте, попрыгунья. — На мгновение Ева, казалось, погрузилась в прошлое. — И жалею, что не дождалась Майкла.

Клер удивленно посмотрела на нее. Припомнив кое-что, она испытала чувство неловкости.

— Это Брендон?

Вампир Брендон был покровителем семьи Евы — и законченным подонком. Трудно представить что-либо хуже, чем иметь Брендона своим первым.

— Нет. Он, ясное дело, хотел, но нет, это был не Брендон.

— Тогда кто?

— Извини. Вход воспрещен.

Клер удивилась еще больше; для Евы мало что находилось под запретом.

— Правда?

— Правда. — Ева остановилась у обочины. — Подведем итог? Если Шейн сказал, что любит тебя, значит, так оно и есть, и точка. Он не из тех парней, которые говорят то, что ты хочешь услышать. Тебе здорово повезло, не забывай об этом.

Клер старалась, честно старалась, но время от времени в сознании всплывал этот момент, этот слепящий, обжигающий момент, когда, глядя ей в лицо, он произнес эти слова, и в его глазах вспыхнул изумительный свет. Хотелось вспоминать его снова и снова, без конца. Вместо этого перед ее внутренним взором почему-то возникала спина уходящего Шейна.

Так романтично! И так… удручающе. Возникло и кое-что новое: сомнения.

«Может, это моя вина. Может, нужно было сделать что-то, чего я не сделала. Подать ему какой-то сигнал».

Ева поняла одолевающие Клер чувства.

— Все будет прекрасно. — Она усмехнулась, — Дай парню передых. Он — второй истинный джентльмен, которого я когда-либо встречала. Это не означает, что он не хочет швырнуть тебя на постель и… Сама понимаешь. Это означает, что пока он не станет делать этого. Ну, признай: это круто.

В таком изложении это и впрямь было круто. Типа того.


С наступлением сумерек Ричард позвонил и сказал, что отпускает Майкла. Во второй раз все трое уселись в автомобиль и поехали в ратушу. Полицейское заграждение практически убрали. Если судить по радио и телевидению, день прошел на редкость спокойно — никаких проявлений насилия. Владельцы магазинов — люди главным образом — готовились открыться утром. Занятия в школах тоже должны были возобновиться.

Жизнь продолжалась, и мэр Моррелл планировал выступить с обращением к жителям. Впрочем, вряд ли оно кого-нибудь интересовало.

— Сэма они тоже отпускают? — спросила Клер, когда Ева припарковалась в подземном гараже.

— Наверное. Ричард считает, что у него нет оснований дольше их задерживать. Закон и порядок возвращаются в город. К тому же он боится, вдруг Сэм что-то сделает с собой, если его не отпустить. И еще, наверное, у Ричарда есть мысль, что, идя по следам Сэма, он сможет найти Амелию, — ответила Ева, оглядывая полутемную парковку. На ней стояли несколько машин с затененными стеклами; впрочем, они и раньше здесь были. Остальные автомобили явно принадлежали людям. — Ребята, вы что-нибудь видите?

— Типа чего? Большого знака с надписью «Ловушка»? — Шейн открыл дверцу, выбрался из машины, помог выйти Клер и не отпустил ее руку, даже когда она уже стояла рядом, — Вообще-то от наших замечательных граждан вполне можно ожидать чего-то в этом роде. Но нет, я ничего не вижу.

Майкла отпустили, как только они появились. Последовали объятия и рукопожатия. За другими вампирами никто не приехал; они выглядели сбитыми с толку, как будто не знали, что делать дальше.

Но только не Сэм.

— Сэм, постой! — Майкл остановил его, схватив за руку.

Глядя, как они стоят рядом, Клер в очередной раз поразилась их сходству. И это сходство никуда не денется с годами, потому что ни тот ни другой не будут стареть.

— Ты не можешь отправиться на поиски самостоятельно, ведь ты даже не знаешь, где она. Скакать по городу на белом коне… Ну, это запросто может закончиться тем, что тебя убьют.

— А если не предпринимать ничего, убьют ее. Для меня это неприемлемо, Майкл. Если она погибнет, все теряет смысл, — Сэм стряхнул руку Майкла, — Я не прошу тебя идти со мной. Прошу об одном — не мешай мне.

— Дед…

— Вот именно. И ты должен меня слушаться.

Сэм, быстрый как все вампиры, исчез в мгновение ока.

— Вот и попробуй вычислить, где она, следя за ним, — заметил Шейн, — Если только твоя машина, Ева, не способна двигаться со скоростью света.

Майкл смотрел вслед Сэму со странным выражением лица — смесью гнева, сожаления и печали. Потом он притянул к себе Еву и поцеловал ее в макушку.

— Не думаю, что мой родственник безумнее остальных, — сказал он.

— Давай прикинем, — предложила Ева. — Мой отец был жестоким психом…

Шейн вскинул руку.

— Мой тоже.

— Спасибо. Мой брат чертов убийца…

— Это к моему отцу тоже относится, — кивнул Шейн.

— Точка. Коротко говоря, Майкл, твой родственник просто потрясающий по сравнению с нашими. Пьет кровь, да. Но потрясающий.

Майкл вздохнул.

— В данный момент мне так не кажется.

— Ты поймешь позже, не сомневайся, — Ева внезапно заговорила очень серьезно, — Но мы с Шейном не станем этого дожидаться, знаешь ли. Теперь ты наш единственный родственник.

— Знаю, — ответил Майкл. — Пошли домой.


Содержание:
 0  Бог хаоса : Рэйчел Кейн  1  1 : Рэйчел Кейн
 2  2 : Рэйчел Кейн  3  3 : Рэйчел Кейн
 4  4 : Рэйчел Кейн  5  5 : Рэйчел Кейн
 6  6 : Рэйчел Кейн  7  7 : Рэйчел Кейн
 8  8 : Рэйчел Кейн  9  9 : Рэйчел Кейн
 10  вы читаете: 10 : Рэйчел Кейн  11  11 : Рэйчел Кейн
 12  12 : Рэйчел Кейн  13  13 : Рэйчел Кейн
 14  14 : Рэйчел Кейн  15  Использовалась литература : Бог хаоса



 




sitemap