Фантастика : Ужасы : 6 : Стивен Кинг

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8

вы читаете книгу




6

Связанный. – Спички Бетани. – Двустороннее движение впереди. – Эксперимент Альберта. – Наступление ночи. – Мрак и нож.

Брайан обратился к писателю.

– Так вы говорите, что мы должны немедленно отсюда убираться, так?

– Так. Я считаю, что мы должны это сделать буквально…

– Ну и куда мы полетим? Атлантик-Сити? Майами-Бич? А может, в клуб Мед?

– Вы полагаете, капитан Энгл, что нет такого места, куда бы мы могли полететь? А я думаю, надеюсь, что вы ошибаетесь. У меня появилась кое-какая идея.

– Ну и какая?

– Подождите. Сначала ответьте мне на один вопрос. Вы сможете заправить самолет топливом? Сможете, несмотря на отсутствие электричества?

– Пожалуй, да, смог бы. Ну, скажем, с помощью нескольких крепких ребят смог бы. А что потом?

– А потом мы снова взлетим, – сказал Боб. На его изборожденном морщинами лице выступил пот. – Этот хрустящий звук доносится с востока. Разрыв во времени произошел где-то в тысячах миль отсюда к западу. Если бы мы могли вернуться абсолютно тем же путем… такое возможно?

– Возможно, – ответил Брайан. Слава Богу, он не выключил вспомогательную энергетическую систему. А это означало, что компьютерная программа не была стерта. Она содержала точный курс их полета с того момента, когда рейс № 29 оторвался от земли в Южной Калифорнии и направился в центральный Мэн. Простейшее нажатие кнопки перевернет всю программу в обратную сторону, а нажатие другой кнопки задействует автопилот по изменившейся программе. Только и всего. Инерционная навигационная система «Теледайн» восстановит весь маршрут до мельчайших деталей. – Я без труда смогу это сделать. Но зачем?

– А затем, что разрыв еще может оставаться на том же месте. Разве не ясно? У НАС ПОЯВИТСЯ ХОТЬ КАКОЙ-ТО ШАНС ПРОРВАТЬСЯ СКВОЗЬ НЕГО НАЗАД!

Ник вдруг сосредоточенно уставился на Боба, потом обернулся к Брайану.

– А ведь что-то в этом есть, друг. А вдруг он прав?

Между тем мысли Альберта Косснера постепенно повернулись в иную сторону: если разрыв в потоке времени все еще оставался на месте, и если рейс № 29 находился на обычном для всех авиалайнеров курсе, тогда и другие самолеты пролетели через него после 1.07 нынче утром (или какое теперь время). Возможно, и другие аэропланы сейчас приземлились или приземляются в пустынных аэропортах Америки. И такие же чудом спасшиеся пассажиры блуждают по другим аэропортам в полном шоке.

«Нет», – вспомнил он. – «У нас же оказался пилот на борту. Что, и им так повезло?»

Вспомнил заодно о том, что сказал мистер Дженкинс о шестнадцати попаданиях в базу подряд Тэда Уильямса, и его пробрала дрожь.

– Может, так, а может, он и не прав, – сказал Брайан. – Впрочем, какое это имеет значение, если мы все равно не сможем взлететь на нашем самолете?

– Это почему же? – разволновался Руди. – Можно ведь его заправить. А я не вижу…

– Помните спички? Из чаши в ресторане? Те, что не загораются.

Руди смотрел тупо, а на лице Боба Дженкинса отразилось великое разочарование. Он приложил руку ко лбу и шагнул назад. На глазах у всех он будто съежился.

– Что? – спросил Дон. Он смотрел на Брайана из-под нахмуренных бровей, взгляд – растерянный и подозрительный одновременно. – Какое это имеет отношение к…

Но Ник уже знал.

– Разве не видишь, друг? – тихо сказал он. – Не понял? Если батарейки не работают, спички не горят…

– …тогда и топливо не загорится, – закончил Брайан. – Оно будет таким же использованным, выдохшимся, как и все прочее в этом мире. – Он посмотрел на каждого из присутствующих по очереди. – С таким же успехом можно накачать баки для топлива патокой.

– Кто-нибудь из вас, изысканные дамы, слыхал про лангольеров? – неожиданно спросил Крэг. Тон его был вполне светским.

Лорел вздрогнула и посмотрела нервозно в сторону остальных, по-прежнему стоявших у окна и разговаривали. Дайна обернулась в сторону Крэга, ничуть не удивленная.

– Нет, – ответила она спокойно. – А что это такое?

– Не надо с ним разговаривать, – прошептала Лорел.

– А я все слышу, – сказал Крэг тем же любезным тоном. – Не только у Дайны хороший слух, как видите.

Лорел почувствовала, что краснеет.

– Ребенку от таких познаний вреда не будет, – продолжал Крэг. – Не больше, чем той девице, которую я прихватил. Просто мне очень страшно. А вам разве нет?

– Да, – отрезала Лорел. – Но я со страху не захватываю заложниц и не стреляю в подростков.

– Но вам и не пришлось оказаться лицом к лицу с оравой быков из Лос-Анджелеса, которые сразу набросились на вас, – отпарировал Крэг. – А этот английский деятель… – Он рассмеялся. Звук смеха в безмолвии был противоестественно веселым, тревожаще нормальным. – Одно могу сказать: если вы считаете меня безумцем, то, значит, вы просто не присмотрелись к нему. Вот у кого в голове вместо мозгов циркулярная пила.

Лорел не знала, что сказать. Она понимала, что все обстоит не так, как это представляет Крэг Туми, но когда он говорил, то казался вполне логичным… а то, что он сказал об англичанине, было даже близко к истине. Его глаза… и пинок по ребрам после того, как мистер Туми был уже связан… Лорел пробрала дрожь.

– Что такое лангольеры, мистер Туми? – спросила Дай на.

– М-м… Я всегда считал их выдумкой, – ответил Крэг с ноткой того же доброго юмора в голосе. – А сейчас вот начинаю задумываться… дело в том, что я их тоже слышу, юная леди. О да, слышу.

– Звуки? – тихо спросила Дайна. – Те звуки – от лангольеров?

Лорел положила руку на плечо Дайны.

– Послушай, я бы не хотела, чтобы ты с ним больше разговаривала, Дайна. Он мне действует на нервы.

– Но почему? Он же связан.

– Да но…

– И ты всегда можешь позвать других, верно?

– Ну, может быть…

– А я хочу узнать про лангольеров.

С некоторым усилием Крэг повернул голову и посмотрел на них. И Лорел неожиданно почувствовала привлекательность и силу личности, которые поддерживали Крэга в его карьере под мощным давлением, с самого начала созданным его родителями. Она это почувствовала даже несмотря на то, что Он лежал на полу с руками, завязанными на спине, с кровью, запекшейся у него на лбу и левой щеке.

– Мой отец говорил мне, что лангольеры – это маленькие существа, живущие в кладовках, в канализации и прочих темных местах.

– Вроде эльфов?

Крэг засмеялся и покачал головой:

– Боюсь, не столь симпатичные. Он говорил, что это была сплошная шерсть, зубы и проворные маленькие ножки. Ножки такие проворные, что запросто могли догнать плохих мальчиков и девочек, где бы они ни болтались.

– Прекратите, – холодно сказала Лорел. – Вы пугаете ребенка.

– Нет, он не пугает, – возразила Дайна. – Я сразу узнаю выдумки, когда их слышу. Мне просто интересно. – Однако лицо ее говорило, что для нее это было не только интересно. Она слушала напряженно и зачарованно.

– Правильно, – подтвердил Крэг, явно довольный ее интересом. – Думаю, то, что имеет в виду Лорел, это ее собственный страх. Я пугаю ее. Я заслужил сигару, Лорел? Если да, то предпочел бы «Эль Продукто», пожалуйста. Никаких этих дешевых «Белых Сов». – Он снова засмеялся.

Лорел не ответила, и он спустя момент продолжил:

– Мой отец говорил, что лангольеров – тысячи. Не меньше, говорил он, потому что по земле болтаются миллионы плохих мальчиков и девочек. Вот так он утверждал. Мои отец никогда в жизни не видел бегающего ребенка. Они всегда именно болтались. Ему нравилось это слово, поскольку подразумевает бессмысленное, бесцельное движение. А вот лангольеры – те бегают. У них есть цель. Можно даже сказать, что лангольеры – само олицетворение целеустремленности.

– А что дети такого плохого сделали, что лангольеры должны их преследовать? – спросила Дайна.

– Знаешь, мне нравится твой вопрос, – сказал Крэг. – Когда мой отец говорил, что кто-то плохой, Дайна, он имел в виду ленивый. Он говорил: если ты ленивый и дурака валяешь на работе, лангольеры появятся и вообще вычеркнут тебя из жизни. Говорил: однажды ночью будешь лежать в своей кровати и вдруг услышишь, как они приближаются, чавкая, похрустывая по пути к тебе. И уж как бы ни пытался спастись, они тебя настигнут. И все благодаря их маленьким проворным…

– Все. Хватит, – сухо перебила его Лорел.

– Но звук тем не менее слышен, – сказал Крэг. Он смотрел на нее блестящими глазами. – Этого вы отрицать не можете. Да, да, этот звук слышен…

– Прекратите, или я сама вас чем-нибудь стукну.

– О'кей, – ответил Крэг. Он перевернулся на спину, поморщился и перевернулся еще дальше от них, на бок, спиной к ним, – человек устает от битья, когда лежит связанный.

Лорел бросило в жар, она прикусила губу, чтобы сдержать слезы. Ну как себя вести в такой ситуации? Как? Сначала этот человек выглядел совершенно безумным, а потом – совершенно здоровым.

– Вы, наверно, боялись своего папы, мистер Туми, правда?

Крэг обернулся через плечо и посмотрел на Дайну удивленно. Потом улыбнулся, но только на сей раз улыбка была злой, оскорбленной, не рассчитанной на общественные контакты.

– На этот раз вы заслужили сигару, мисс, – сказал он. – Я был в постоянном страхе от него.

– Он умер?

– Да.

– Он ДУРАКА ВАЛЯЛ НА РАБОТЕ? Его забрали лангольеры?

Крэг на сей раз задумался. Вспомнил, как ему сообщили, что отец умер от сердечного приступа на работе. Когда секретарша позвонила ему, чтобы пригласить на летучку в десять утра, никто не отозвался. Она пошла и обнаружила его мертвым на ковре, глаза вылезли из орбит, на губах – пена.

«Кто-нибудь мне это рассказал?» – неожиданно удивился он. – «Что глаза вылезли из орбит, что пена пошла изо рта? Говорил ли мне кто-нибудь о таких деталях? Может, мать по пьянке? Или это моя фантазия?»

– Мистер Туми, так они его забрали?

– Да, – проговорил Крэг в раздумье. – Думаю, что так. Они его настигли.

– Мистер Туми?

– Что?

– А я вовсе не такая, какой вам представляюсь. Я вовсе не безобразная. И никто из нас не такой, каким вы их видите.

Он пораженно посмотрел на нее.

– Откуда ты знаешь, какой выглядишь для меня, маленькая слепая мисс?

– Вы бы удивились, если бы я вам сказала.

Лорел повернулась к ней, почувствовав растущее беспокойство… но, конечно, смотреть было не на что. Черные очки Дайны являлись преградой для любопытных.

Остальные пассажиры продолжали стоять у окна зала ожидания, слушая слабый потрескивающий звук. Все молчали, потому что, похоже, сказать уже было нечего.

– Так что будем делать? – спросил Гаффни. Он словно увял внутри своей рубахи лесопильщика. Альберту показалось, что и сама рубашка утратила яркость цвета.

– Не знаю, – ответил Брайан. Им овладело скверное чувство полного бессилия. Посмотрел на самолет, который какое-то время был его самолетом, и вдруг подивился его четким линиям, элегантной красоте. «Дельта-727», стоявшая слева выглядела потасканной, поблекшей матроной по сравнению с ним.

«Он тебе кажется таким, потому что ему больше не летать, только и всего. Это все равно что увидеть мельком прекрасную женщину на заднем сиденье лимузина. Она кажется тем более красивой, поскольку знаешь, что не твоя и никогда твоей не будет».

– Сколько там топлива осталось, Брайан? – неожиданно спросил Ник. – Может быть, здесь расход экономнее – лучше, чем ты полагаешь?

– У нас там все было в полном порядке, – ответил Брайан. – Когда приземлились здесь, у меня оставалось менее 600 фунтов. Чтобы вернуться туда, где все произошло, понадобится по меньшей мере 50 000.

Бетани извлекла сигареты и предложила Бобу. Тот покачал головой. Девушка сунула сигарету в рот, вытащила свои спички и чиркнула одной.

Она не загорелась.

– Ого! – удивилась Бетани.

Альберт обернулся к ней. Она снова чиркнула спичкой… потом еще и еще раз. Никакого результата. Испуганно посмотрела на него.

– А ну, дай-ка я, – предложил Альберт.

Он взял у нее спички и оторвал еще одну. Чиркнул – и снова безрезультатно.

– Что бы это ни было, но оно заразительно, – заметил Руди Варвик. У Бетани из глаз потекли слезы, и Боб предложил ей своей платок.

– Минуточку, – сказал Альберт и чиркнул снова. На сей раз спичка загорелась… но ее пламя было слабым и неверным. Он поднес его к дрожащему концу сигареты Бетани. И вдруг в голове возникло четкое воспоминание: знак, который он видел по пути в школу в Пасадене последние три года. ВНИМАНИЕ! – гласил плакат. – ВПЕРЕДИ ДВУСТОРОННЕЕ ДВИЖЕНИЕ!

«Господи, к чему бы это?»

Он сам не знал… по крайней мере, пока что. Понял только одно: какая-то смутная идея просилась наружу, но застряла где-то внутри.

Альберт загасил спичку, и особенно трясти ее не пришлось.

Бетани затянулась и поморщилась.

– Дрянь! На вкус что-то вроде «Карлтона».

– А ну, пусти дым в мою сторону, – попросил Альберт.

– Что?

– То, что слышала. Пусти дым на меня, – повторил Альберт.

Она сделала, как он просил, и Альберт принюхался. Прежний сладкий аромат почти исчез.

Что бы это ни было, оно заразительно.


ВНИМАНИЕ!ВПЕРЕДИ ДВУСТОРОННЕЕ ДВИЖЕНИЕ!

– Я пойду, пожалуй, в ресторан, – сказал Ник. Вид у него был подавленный. – Наш герой очень скользкий на ощупь. Его нельзя оставлять с девочками надолго.

Брайан последовал за ним, остальные – тоже. Альберту показались странными эти общие перемещения: люди вели себя, как стадо, почувствовавшее в воздухе грозу.

– Пошли, – сказала Бетани. – Она выбросила начатую сигарету в урну и вытерла глаза платочком Боба. Потом взяла Альберта под руку.

Они пересекли половину зала ожидания, и Альберт смотрел на спину красной рубашки мистера Гаффни, когда в памяти еще более настойчиво возникли слова: ВПЕРЕДИ ДВУСТОРОННЕЕ ДВИЖЕНИЕ!

– Минуточку! – воскликнул он. Внезапно Альберт снова обнял Бетани за талию, прижал ее к себе, уткнулся косом в ее шею и глубоко вдохнул.

– О Боже! Что это? Мы едва познакомились! – сказала Бетани и помимо воли захихикала, обняв Альберта за шею. Альберт, чья застенчивость исчезала только в мечтах, не обратил на это внимания. Он снова вдохнул носом. Запахи ее волос, пота и духов еще присутствовали, но слабо. Очень слабо.

На них все оглянулись, но Альберт уже отпустил ее и торопливо шагал обратно к окну.

– Ой! – сказала Бетани. Она еще слегка хихикала и покраснела. – Ну и странный тип.

Альберт посмотрел на рейс № 29 и увидел то, что несколько минут тому назад заметил и Брайан: самолет был чистым, белоснежным. Он просто блистал в окружающей серости.

И вдруг его осенило. Словно фейерверк вспыхнул изнутри. Он даже забыл дышать.

– Альберт! – окликнул Боб. – Альберт, в чем де…

– Капитан Энгл! – заорал Альберт. В ресторане Лорел резко выпрямилась в кресле, Дайна вцепилась в ее руку. Крэг Туми вывернул шею, чтобы посмотреть. – Сюда, капитан Энгл!

Снаружи он казался статическими разрядами по радио. Ник представлял его, как шелест ветра в иссохшей тропической траве. Альберту он напоминал звук жарившихся в кипящем масле чипсов (летом он подрабатывал в Макдональде), а Бобу Дженкинсу мерещилась бумага, сминаемая в далекой комнате.

Все четверо проползли по конвейерной ленте сквозь заслонку из резиновых полос и спрыгнули на бетон площадки для разгрузки багажа, прислушиваясь к звуку того, что Крэг Туми назвал лангольерами.

– Насколько оно приблизилось? – спросил Брайан у Ника.

– Трудно сказать. Звучит, конечно, ближе. Но мы были все это время внутри помещения.

– Ну, пойдемте же, – нетерпеливо позвал их Альберт. – Как нам подняться обратно в самолет? Карабкаться по скату?

– Нет нужды, – ответил Брайан и указал на трап, стоявший возле ворот № 2. Они направились к нему. Звуки их шагов едва были слышны.

– Ты понимаешь, Альберт, что догадка твоя может оказаться притянутой за уши? – спросил Брайан на ходу.

– Понимаю, но…

– Лучше хоть притянутое за уши, чем вообще ничего, – закончил за него Ник.

– Я просто к тому, чтобы он не слишком разочаровывался, если ничего не выйдет.

– Не волнуйтесь, – тихо вставил Боб. – Я буду разочарован не меньше. Идея парнишки имеет хорошую логическую основу. Должно подтвердиться… хотя, Альберт, надеюсь, ты понимаешь: могут быть факты, о которых мы пока ничего не знаем.

– Согласен.

Они подошли к трапу на колесах, и Брайан ногой откинул тормозные колодки. Ник и Брайан ухватились за перила слева и справа.

– Надеюсь, что колеса в этом мире еще вертятся, – сказал Брайан.

– Должны вертеться, – ответил Боб Дженкинс. – Здесь, возможно, большинство компонентов обычной физической и химической активности сохраняются. Наши организмы способны обрабатывать воздух, двери открываются и закрываются.

– И силу тяжести не забудьте, – заметил Альберт. – Земля пока что притягивает.

– Ладно, отставим разговоры и попытаемся, – предложил Ник.

Трап легко поехал. Вдвоем они легко покатили его к 767-му. Альберт и Боб шли следом. Одно из колес ритмично поскрипывало. Единственным другим звуком был тихий хруст-треск-хруст, доносившийся откуда-то с востока, из-за горизонта.

– Вы посмотрите на него, – сказал Альберт, когда они подошли к 767-му. – Нет, вы только взгляните! Неужели не ясно? Как много в нем всего этого по сравнению с остальным.

Нужды отвечать не было, и все промолчали. Все было слишком очевидно. Помимо своей воли Брайан начинал верить, что идея парнишки верна.

Они приставили трап под углом возле ската.

– Я поднимусь, – сказал Брайан. – Когда втащу скат внутрь, Ник, вы и Альберт приставите трап как надо.

– Слушаюсь, капитан, – ответил Ник и отдал коротко честь двумя пальцами.

Брайан фыркнул.

– Младшими атташе. Ничего себе. – Он легко взбежал по лестнице.

Спустя несколько мгновений скат был водворен внутрь самолета, после чего Брайан наблюдал, как Ник и Альберт точно подогнали трап ко входу.

Руди Варвик и Дон Гаффни теперь взяли на себя роль сиделки возле Крэга. Бетани, Дайна и Лорел стояли в зале ожидания у окна. Дайна спросила:

– Что они там делают?

– Убрали скат и подогнали к двери трап, – ответила Лорел. – Сейчас поднимаются внутрь. – Она посмотрела на Бетани. – Ты не знаешь, что они задумали?

Бетани покачала головой.

– Все, что я знаю, это – Туз, Альберт, почти с ума спятил. Это все. Сначала я думала, что он от меня обалдел, но видно, не так. – Она сделала паузу. – Во всяком случае, пока что. Он сказал что-то насчет того, что самолет находится больше там. А мои духи оказались меньше там. Попробуй пойми. И еще что-то насчет двустороннего движения. В общем, я так и не врубилась.

– А я, кажется, догадываюсь, – сказала Дайна.

– Ну, и какие у тебя догадки, деточка?

Дайна покачала головой.

– Я только надеюсь, что они поторопятся как следует. Потому что мистер Туми правильно сказал. Лангольеры приближаются.

– Дайна, но это всего лишь выдумка его отца.

– Может быть, когда-то это и было выдумкой, ответила Дайна, повернув лицо в сторону окна. – Но теперь это больше не выдумка.

– Порядок, Туз, – сказал Ник. – Начинай представление.

Сердце Альберта взволнованно стучало в груди, руки дрожали, пока он готовил четыре элемента своего эксперимента на столике первого класса, где тысячу лет назад, на другой стороне континента, женщина по имени Мелани Тревор распоряжалась коробкой апельсинового сока и двумя бутылками шампанского.

Брайан внимательно наблюдал, как Альберт расположил картонку спичек, банку Будвайзера, банку пепси и сладкий бутерброд из холодильника самолета. Бутерброд был запечатал в целлофановый пакетик.

– О'кей, – сказал Альберт. – Посмотрим, что у нас тут.

Дон вышел из ресторана и подошел к окну.

– Ну, что там происходит?

– Мы сами не знаем, – ответила Бетани. Ей удалось добыть огня от одной из собственных спичек, и теперь она снова курила. Когда вынула сигарету изо рта, Лорел заметила, что фильтр оторван. – Они вошли в самолет и пока что находятся там. Вот и все.

Дон несколько секунд смотрел в окно.

– Снаружи все стало выглядеть по-другому. Не могу понять, в чем дело, – сказал он.

– Свет уходит, – сказала Дайна. – Вот в чем разница. – Говорила она спокойно, но на лице застыло выражение одиночества и страха. – Я чувствую, как темнеет.

– Она права, – согласилась Лорел. – Дневной свет продолжался всего часа два-три, и вот уже темнеет.

– Мне все еще кажется, что это сон, – признался Дон. – Что это самый кошмарный сон в моей жизни, и я скоро проснусь.

Лорел кивнула.

– А что там мистер Туми?

Дон невесело засмеялся.

– Не поверите.

– Не поверим во что? – спросила Бетани.

– Он заснул.

Крэг Туми, разумеется, не спал. Люди, которые засыпали в критические моменты, вроде того парня, что должен был быть начеку, пока Иисус молился в Гефсиманском саду, совершенно определенно плохо кончали.

Он осторожно наблюдал за обоими мужчинами, поскольку его глаза не были полностью закрыты. Мысленно внушал им уйти прочь. И вот один из них – в красной рубахе – ушел. Варвик, лысый мужик с крупными искусственными зубами, подошел к Крэгу и наклонился. Крэг совершенно прикрыл веки.

– Эй! – окликнул его Варвик. – Не спишь?

Крэг лежал с закрытыми глазами и ровно дышал. Хотел было добавить немного сопения, но передумал.

Варвик ткнул его в бок.

Крэг продолжал ровно дышать и не шелохнулся.

Лысый выпрямился, перешагнул через него и направился из ресторана к остальным в зале. Крэг чуть заметно приоткрыл глаза и удостоверился, что спина Варвика удалилась. После этого тихо и очень осторожно начал двигать запястья вверх и вниз внутри пут, завязанных восьмеркой. Узел ощущался уже не таким тугим.

Он двигал запястья короткими движениями, наблюдая за удаляющейся спиной Варвика, готовый в любое мгновение прекратить движения и закрыть глаза. Мысленно внушал Варвику не оборачиваться. Нужно было освободиться, пока те сволочи не вернулись из самолета. Особенно английская сволочь, которая разбила ему нос и ударила ногой в бок, когда он лежал на полу. Английский гад здорово связал его, но, слава Богу, это была скатерть, а не нейлоновый шнур. Иначе бы ему не вывернуться…

Один из узлов расслабился. Тогда Крэг принялся крутить запястья туда-сюда. Он слышал приближающихся лангольеров. Намеревался вовремя отсюда убраться и находиться на пути в Бостон. В Бостоне он будет в безопасности. Когда находишься в зале с банкирами, никому не дозволяется болтаться.

И пусть поможет Бог любому, будь то мужчине, женщине или ребенку, кто теперь попытается встать на его пути.

Альберт взял спички, принесенные из аэропорта.

– Экспонат "А", – объявил он. – Начали.

Альберт оторвал спичку от картонки и как следует чиркнул по всей длине серной пластинки. Спичка согнулась.

– Черт! – воскликнул он.

– Может, я попробую? – предложил Боб.

– Оставьте его, – сказал Брайан. – Это шоу Альберта.

– Не волнуйся, Альберт, – ободрил его Ник.

Альберт оторвал еще одну спичку, кисло улыбнулся им и снова чиркнул.

Спичка не загорелась.

Снова чиркнул.

Безрезультатно.

– Да. Видимо, так дело и обстоит, – сказал Брайан. – Ничего…

– Я учуял ее! – воскликнул Ник. – Запах спички. А ну, еще разок, Туз! Попробуй другую.

Вместо этого Альберт использовал ту же самую спичку по той же шершавой поверхности… и вдруг она вспыхнула. Не истлела головка, а по-настоящему загорелась язычком пламени, голубоватым у основания, желтым вверху. Занялась пламенем и сама картонка.

Альберт с широкой улыбкой наблюдал.

– Видали? А? – ликовал он. – Видали?

Он загасил спичку, бросил ее, оторвал еще одну. Эта загорелась с одного удара. Альберт отогнул обертку картонки и поднес пламя к головкам, как это сделал ранее Боб Дженкинс в ресторане. На сей раз все они вспыхнули с сухим звуком фсссс! Альберт задул их, как свечки на юбилейном торте. Дунуть пришлось пару раз.

– Вы видели? – спросил он. – Вы поняли, что это означает? Двустороннее движение! Мы привезли с собой наше время! Здесь – прошлое, везде тут, я полагаю, восточнее дыры, через которую мы прорвались. Но и настоящее все еще здесь! Оно ограничено пределами этого самолета.

– Право же, не знаю, – сказал Брайан, но неожиданно все показалось вполне возможным. Он испытал вдруг сильное желание обнять этого парнишку и хлопать его по спине.

– Браво, Альберт! – крикнул Боб. – Пиво! Давай теперь пиво!

Альберт сорвал ушко с крышки банки пива, а Ник выудил стакан из обломков вокруг тележки для напитков.

– А где же этот… дымок? – спросил Брайан.

– Какой дымок? – удивленно спросил Боб.

– Ну, не дымок, а что-то такое похожее, когда открываешь пиво.

Альберт понюхал и протянул банку Брайану:

– Понюхайте.

Брайан приблизил нос к отверстию и начал расплываться в улыбке. Не мог удержаться.

– Ей-Богу, пиво. Дымок не дымок, а пивом шибает в нос.

Ник протянул стакан, и Альберт не без удовольствия заметил, что рука англичанина тоже подрагивала, как и у него.

– Наливай, – попросил Ник. – Давай быстрее, друг, терпение на пределе, того гляди, кондрашка хватит.

Альберт налил пива, и улыбки пропали.

Пиво было выдохшимся. Совершенно. В стакане для виски, который подобрал Ник, оно выглядело, как моча, сданная на анализ.

– О Господи! Становится просто темно!

Люди у окна оглянулись на идущего к ним Варвика.

– Вы должны были стеречь придурка, – сказал Дон.

Руди отмахнулся нетерпеливым жестом.

– Он дрыхнет там. По-моему, удар по башке сдвинул его больше, чем мы думали. Ладно. А что происходит? И почему так быстро стемнело?

– Откуда мы знаем? – сказала Бетани. – Стемнело, и все тут. А вы считаете, что у того психа кома или что-то в этом роде?

– Не знаю, – ответил Руди. – Если он отключился как следует, то нам можно о нем и не беспокоиться, верно? Господи Иисусе, но какой жуткий все-таки этот звук. Как термиты в коробке. – Впервые, кажется, Руди забыл про свой аппетит.

Дайна повернула лицо к Лорел.

– Я думаю, надо проверить мистера Туми, – сказала она. – Я волнуюсь из-за него. Он, кажется, сильно перепуган.

– Если он без сознания, Дайна, то нам не о чем…

– А по-моему, он вовсе не без сознания, – тихо возразила Дайна. – Я даже не думаю, что он спит.

Лорел посмотрела на девочку в раздумье, потом взяла ее за руку.

– Ладно, – согласилась она. – Пойдем посмотрим.

Узел, которым Ник Хопвелл связал правое запястье Крэга, наконец распустился достаточно, чтобы рука выскользнула из него. Сбросить узел с левой руки было пустячным делом. Крэг быстро вскочил на ноги. Внутри головы стрельнуло болью, и он пошатнулся. Стайка черных пятен запрыгала перед глазами, но постепенно рассеялась. До него дошло, что аэропорт почти погрузился во мрак. Наступала преждевременная ночь. Теперь он слышал чавканье-хруст-чавканье лангольеров куда лучше, видимо, потому, что уши его были настроены на этот звук, а возможно, и потому, что они приблизились.

В дальнем конце зала заметил два силуэта – высокий и маленький, которые отделились от остальных и направились в сторону ресторана. Это девка с блядским голосом и слепая девчонка с уродливой, одутловатой мордой. Нельзя было допустить, чтобы они подняли шум. Это обернется очень плохо.

Не спуская глаз с приближающейся пары, он попятился от кровавого пятна на ковре. Становилось все темнее и темнее.

Слева от кассы находились вделанные в прилавок емкости для приборов, но все – сплошное пластмассовое барахло. Ему не годилось. Крэг заглянул за кассовый аппарат и разглядел кое-что получше: отличный кухонный нож лежал на полочке возле гриля. Схватил его и пригнулся за кассовым аппаратом, ожидая их приближения. С особым интересом всматривался в девчонку. «Эта слепая многое знала… слишком даже много. Откуда ей все становилось известно? Очень интересный вопрос. Не так ли?»

Ник посмотрел на Альберта, потом на Боба.

– Так, – сказал он. – Значит, спички действуют, а пиво – нет. Повернулся, чтобы поставить на полочку стакан пива. – И что же это зна…

И вдруг целый фонтан пузырьков подобно взрыву поднялся со дна стакана. Они росли, громоздились, распространялись во все стороны, образуя шапку пены сверху. Ник широко раскрыл глаза.

– Очевидно, – сухо произнес Боб, – нужно немного времени, чтобы нас догнать. – Он взял стакан, отпил глоток и облизнул губы. – Отлично, – прокомментировал он. Все смотрели на сложное объемное кружево пены. – Без сомнения, я бы сказал, что это лучший бокал пива в моей жизни.

Альберт долил стакан. На сей раз пена полезла сразу, выйдя за кромку стакана. Брайан взял его в руку.

– А ты, дружок, уверен, что тебе так охота? – спросил Ник, широко улыбаясь. – Не накиряемся, братцы, а? Как один мужик говорил: «Двое суток из бутылок в желудок».

– Во время путешествий во времени, как известно, такие правило отменяются, – сказал Брайан. – Так что смотрите на донышко. – Он опорожнил стакан залпом и расхохотался. – Вы правы! Боб! Точно! Лучшего пива в жизни не пробовал! А ты, Альберт, попробуй пепси.

Тот немедленно откупорил банку пепси, и все услышали знакомое по бесчисленным рекламам поп-хисссс. Отпил хороший глоток и, когда ставил банку на полочку, прямо весь сиял. Но в глазах его были слезы.

– Джентльмены, очень рекомендую пепси-колу, сказал он тоном услужливого официанта. – Она у нас сегодня – отличная!

Все расхохотались.

Дон Гаффни догнал Лорел и Дайну как раз, когда они вошли в ресторан.

– Я подумал, что лучше… – начал он и потрясенно умолк. Быстро осмотрелся по сторонам в сгущавшемся мраке. – Ах ты, ч-черт! Где он?

– Я не… – запинаясь начала Лорел. Ее перебила Дайна:

– Тихо…

Ее голова медленно повернулась, словно потухший прожектор. Какое-то мгновение тишина царила в ресторане… во всяком случае – ни звука, который бы могла услышать Лорел.

– Вон там, – наконец произнесла Дайна, указав на кассовый аппарат. – Он там прячется позади чего-то.

– Откуда ты знаешь? – нервозно спросил Дон. – Я ничего не слышу.

– Я слышу, – спокойно ответила Дайна. – Слышу его пальцы на металле. Слышу его сердце. Очень быстро и сильно бьется. Он до смерти перепуган. Мне его так жалко. – Дайна вдруг высвободила руку из ладони Лорел и шагнула вперед.

– Дайна! Нельзя! – закричала Лорел.

Девочка не обратила внимания. Раскинув руки и растопырив пальцы, она шла, ожидая препятствий на своем пути. Тени поглотили ее.

– Мистер Туми, пожалуйста, выходите. Мы вам ничего плохого не хотим сделать. Пожалуйста, не бойтесь…

Из-за кассы послышался звук – пронзительный, закладывающий уши визг. Возможно, это было словом или пыталось стать словом, но в нем не было ни проблеска разума.

– Тыыыыыыыыыыыыыыы…

Крэг поднялся из своего укрытия, глаза вытаращены, большой кухонный нож торчал в руке острием вверх. Внезапно до него дошло, что именно она, она была одной из них. Да, да! Под прикрытием этих черных очков таилось одно из них! Она была не просто лангольером, а их передовым авангардом. Той самой, которая созывает остальных, созывает своими мертвыми незрячими глазами.

– Тыыыыыыыыыыыыыыы…

С визгом он бросился на нее. Дон Гаффни оттолкнул Лорел в сторону, чуть не сбив ее с ног, и прыгнул вперед. Он был проворен, но недостаточно. Безумный Крэг Туми и сам двигался со скоростью лангольера. Дайну он настиг быстро и точно. Он не «болтался».

Слепая девочка сделала попытку отшатнуться, попятилась. Из своего мрака она заглянула в его мрак. Протянула обе руки, чтобы успокоить его, утешить.

– Тыыыыыыыыыыыыыыы…

– Все хорошо, мистер Туми, – сказала она. – Не надо бо… – В этот момент Крэг погрузил острие ножа в ее грудь и пробежал мимо Лорел в зал, издавая все те же визгливые вопли.

Дайна некоторое время стояла на месте. Ее руки нащупали деревянную рукоятку, торчавшую из ее платьица, дрожащие пальцы потрогали ее. Потом медленно, с какой-то потусторонней грацией она свалилась на пол, превратившись в еще одну тень в наступившем мраке.


Содержание:
 0  Лангольеры, Дайна, Крэг, Туми, Самолет : Стивен Кинг  1  2 : Стивен Кинг
 2  3 : Стивен Кинг  3  4 : Стивен Кинг
 4  5 : Стивен Кинг  5  вы читаете: 6 : Стивен Кинг
 6  7 : Стивен Кинг  7  8 : Стивен Кинг
 8  9 : Стивен Кинг    



 




sitemap