Фантастика : Ужасы : Глава 9 : Кэтрин Коути

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  9  10  11  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  32  34  36  38  40  42  44  46  48  50  52  54  56  58  60  61

вы читаете книгу

Глава 9

Эвике не ошиблась насчет Рождества. Когда Берта заворочалась на диване и протерла глаза, то даже не вспомнила, что сегодня сочельник. А увиденное и вовсе испортило ей остатки настроения. Подруга стояла к ней спиной перед раскрытым чемоданом, куда складывала вещи, ровной стопкой лежавшие возле нее. Рядом с чемоданом стояли еще два таких же, уже полностью собранных. Сама Гизела оделась в немаркое серое платье, выгодно отличавшееся (по мнению Берты) от остальных своей практичностью. Такое никогда не наденешь на бал, зато в нем удобно путешеств…

— Что ты делаешь? — поинтересовалась фроляйн Штанберг, приподнимаясь на локте.

— Ах, ну вот ты и проснулась! Давай быстрее, мы можем опоздать.

Гизела обернулась, сияя довольной улыбкой. На пустом столе вместо многочисленных скляночек лежало расписание поездов.

— Я все продумала. Если мы выедем отсюда через полчаса, мы успеем на поезд, который идет прямиком до Дувра, и если повезет, уже завтра окажемся во Франции. Мертвые, знаешь ли, путешествуют быстро.

— Что?

— Конечно, жаль уезжать так скоро, я не успела почти ничего рассказать Эвике, но, знаешь, она была не слишком-то рада меня видеть… Вряд ли она расстроится. Я отправлю ей письмо с извинениями, — Гизела указала на уже запечатанный конверт. — Как думаешь, куда поедем потом? Можно навестить твоего брата и Изабель в Вене…

— Втроем? — поинтересовалась Берта, расплетая косу.

— Кого ты имеешь в виду?

— Ты, да я, да та змея. Хочешь по всей Европе путешествовать с таким эскортом?

— Как ты догадалась, мы и уезжаем отсюда, чтобы леди Маргарет больше не видеть и не слышать! Она мне уже изрядно нервов потрепала. Давай же, вставай, я хочу выбраться отсюда как можно скорее.

— Наберись терпения, — бросила ее подруга, натягивая чулки. Как будто ей самой не хочется улизнуть отсюда поскорее! Как будто ей не снится стук колес по шпалам! — Мисс Маллинз обещала, что к Новому Году сварит эликсир. И тогда я залью его в глаза той твари. Желательно, еще кипящим. А пока что не будем дергаться. Даже хорошо, что мы все в одном доме. Вы обе у меня на виду.

Тут она резко вздохнула, потому что зацепилась удлинившимися когтями за чулки и разорвала их.

— То есть, — Гизела положила сложенную блузу обратно в стопку, — ты хочешь сказать, что до Нового Года мне придется терпеть эту надоедливую дамочку, хотя один черт знает, что у нее в голове… и что ты будешь за нами наблюдать. Так, милая?

— Вовсе не это я имела в виду, просто… но ты тоже хороша! — вдруг вскрикнула Берта, сдирая чулки и швыряя их в пробегавшего мимо Фетча.

Гоблин обмотался ими, как шарфом, но счел нужным поскорее удалиться. Атмосфера в комнате накалялась.

— Не помнишь, как вчера ты заявилась с ее муфтой в руках? Я, конечно, ничего не сказала, так ты, небось, решила, что и не заметила ничего? Что я, совсем слепая?! Уже подарки от нее принимаешь? Дальше что? Она к нам в спальню свой гроб перетащит?!

— Муфта… — проговорила Гизела задумчиво. — Значит, муфта. По крайней мере, от нее я получила как минимум муфту, в то время как от тебя в последние дни ничего, кроме скандала. Как думаешь, что лучше? Или, может быть, — виконтесса прищурилась, — ты ревнуешь?

— Больно надо. И вообще, если у тебя руки чешутся что-нибудь упаковать, так ступай к Маванви и помоги ей собрать вещи. Сегодня она уезжает. Правда, сама еще этого не знает, но вот ты ей и сообщи. Я же видеть эту бестолочь не хочу.

— Хоть кто-то уезжает! Я ей даже завидую. Ей не придется оставаться рядом с сумасшедшей англичанкой под твоим строгим контролем.

Гизела в сердцах смяла расписание поездов и бросила на пол.

— Моим контролем? Издеваешься? Да будь у меня возможность хоть что-то контролировать, мы бы не оказались в такой переделке! А все потому, что я оставила тебя без присмотра. Прав был Фанни, ангел меня дернул сунуться в ванную! Ну все, теперь мы вообще из спальни до Нового Года не выйдем. Ни ты, ни я.

— Значит, меня уже одну и оставить нельзя, обязательно во что-нибудь вляпаюсь? Да кто тебе сказал, что ты должна за мной присматривать, кто ты какая, надзирательница мне, что ли? Вот и сиди здесь до Нового Года, у меня же своя жизнь и свои планы. Видишь: я открываю дверь, и не тебе решать, оставаться мне или нет!

С этими словами Гизела решительно направилась в коридор, не забыв изо всех сил хлопнуть дверью.

* * *

Когда лорд Марсден пригласил юную Маванви Грин погостить в усадьбе, то, в лучших гостиничных традициях, пообещал ей «постель и завтрак.» Девушке уже снились экзотические деликатесы, которыми будет потчевать ее Верховный Вампир Англии — мужчина суровый, загадочный и, самое главное, опытный.

Но единственным блюдом, которое умел готовить лорд Марсден, был вепрь. Освежевать, насадить на вертел и дать пинка поваренку, чтоб не забывал вращать его над огнем. Отсутствие же оного продукта в бакалее привело Мастера в замешательство.

На выручку пришел секретарь, спросивший продавщицу, что смертные в 19 м веке едят на завтрак. Бедная женщина, которую назойливые покупатели вытащили из-за рождественского стола, буркнула что-то про овсянку. Лица вампиров просветлели. В придачу к овсу, они купили еще и спаржи, трюфелей и прочих несезонных, а оттого очень дорогих продуктов.

Пусть мисс Грин не думает, что на ней экономят.

Пока Фанни зажигал плиту и смахивал паутину с кастрюли, его хозяин, нахмурившись, листал «Радости Домашней Кухни» за авторством некой миссис Лард. Достопочтенная дама решила напитать не только физический, но и духовный голод своих читателей. Уже три страницы подряд она излагала захватывающую информацию о роли овса в рационе древних египтян. Наконец Мастер радостно крикнул:

— А вот и рецепт! Готов, Блейк?

Фанни встал навытяжку и отсалютовал ему поварешкой.

— Приступим. Итак, вскипяти две пинты воды… Вода — это пойло для сервов, — откомментировал лорд Марсден. — Я, в свое время, даже в рот такую дрянь не брал, исключительно эль. Ну уж ладно, раз в книге сказано… Теперь овес.

— Сколько зерен, милорд?

— Написано, что две чашки.

— Ну кто ж так рецепты пишет? Неужели миссис Лард самой не любопытно, сколько там зерен? Какая ограниченность.

Поскольку вампиры не загоняли себя в узкие рамки, то высыпали обе чашки на стол и как следует пересчитали зерна. Раза три, чтоб не ошибиться. Затем ухнули овес в воду, которая к тому моменту уже выкипела на половину.

— Соль добавил?

— Кажется, добавил… не помню…

— Ну давай еще раз, чтоб для верности. Кашу солью не испортишь.

— Маслом, милорд.

— А вот маслице-то мы взять позабыли, — расстроился Мастер. — Что делать?

— Можем заменить на кровь. С кровью все вкуснее.

— И то верно… Кстати, это какая по счету ложка соли?

— Четвертая. Она так забавно булькает, когда ее туда кидаешь! — Фанни завороженно глядел в кастрюлю. — А сколько нужно?

— Одну.

— Ой.

— Надо чем-то ее уравновесить. Сыпани сахара, точно сработает.

— Можно шоколада добавить, — предложил секретарь. — Смертные очень любят шоколад.

— Да? А какой он на вкус, шоколад этот?

— Не знаю, милорд. Когда я был жив, не довелось попробовать. Мы все больше орехи грызли да каштаны. Ну или там корицу в сахаре. Но цвет у шоколада что надо, — обрадовался Фанни, вытряхивая в кашу пол-коробки шоколадных конфет. — Теперь подгорелый овес не так заметно.

— Красиво получается, — одобрил Мастер.

Он посмотрел в кастрюлю, и кастрюля посмотрела в него.

Над поверхностью каши поднялся пузырь, огромный, как йеллоустонский гейзер, и вяло лопнул, забрызгав плиту и пол-кухни раскаленной буроватой жижей.

— Но лучше позаботиться и о гарнире, — быстро добавил Марсден.

* * *

Мысли Гизелы занимали такие разнообразные темы как «Берта совсем меня не понимает», «Не буду с ней всю ночь разговаривать» и «Зря я собрала вещи, теперь они помялись». Впрочем, преодолев расстояние от комнаты до холла, девушка слегка смягчилась и сократила срок злости на подругу до четырех часов. Все равно так долго с ней не разговаривать у Гизелы все равно не получалось.

Следующей мыслью было, на что потратить это время, но как следует ее продумать виконтесса не успела. Откуда-то снизу раздался такой страшный шум, словно черти решили устроить мюзик-холл в аду. Гизела застыла на месте и огляделась: никого. Чопорное поместье казалось таким же, как и мгновение назад… Но вот, снова оно! Опять снизу, где были кухня, подвал… подземелье… Воображение услужливо подкидывало картины, от которых у палача кровь бы в жилах застыла. Сначала она хотела бежать обратно в комнату, но вспомнила, что не разговаривает с Бертой еще 3 часа 57 минут. Да и любопытство шептало на ушко, что нужно посмотреть, что же происходит. С другой стороны тихий глас рассудка советовал прихватить с собой кочергу.

«Если что, меня запомнят такой: молодой и прекрасной!» — решилась, наконец, виконтесса, поудобнее перехватывая насоветованное разумом оружие.

Узкие ступеньки вели вниз, последний луч надежды остался далеко за спиной, но девушка шла, отбросив страх. Лишь у самой двери она остановилась, чтобы приготовиться к неминуемому… За дверью что-то жалобно звякнуло, и Гизела стремительно ворвалась внутрь…

Кухня выглядела так, словно здесь произошло сражение, только пушки вместо ядер заряжали кашей. Точнее, чем-то похожим на кашу. Посреди всего этого ералаша стояли двое вампиров, Мастер Англии и его секретарь. Гизела изогнула бровь. Вообще-то, джентльмены и знать не должны, где находится кухня в их доме. Пространство под лестницей для них как белое пятно на карте.

Увидев девушку, вампиры плотоядно улыбнулись.

— Ба, да это мисс Гизела! — прогремел Мастер. — А скажите, мисс, вы давно умерли?

— Такое ощущение, что только что снова, — пробормотала она и добавила трагически, — Мне нужно сесть.

Секретарь услужливо подсунул ей стул, впрочем, липкий от каши.

— Я в том смысле интересуюсь, — пояснил лорд Марсден, сочтя свой первоначальный вопрос недостаточно деликатным, — что вы, может статься, еще помните вкус человеческой еды. И умеете ее готовить.

— Нам нужен гарнир для мисс Грин, — ввернул Фанни.

Все трое обдумали услышанное.

— Точнее, для той овсянки, которую мы состряпали для мисс Грин! — поправился секретарь. — Ну, вы меня поняли. Помогите, а?

Гизела поняла и не смогла сдержать улыбки, такой искренней, что вампиры уж было решили, что помешанными лучше не связываться.

— Ах, готовить! А я-то подумала, что вы изобретаете оружие массового поражения. Ну что ж, мне еще… 3 часа 49 минут совершенно нечем заняться. Говорите, это было кашей?

Мужчины закивали.

— Нам нужен салат. У нас есть спаржа, трюфели, черная икра, ананасы и морковь, — сказал лорд Марсден. В его молодости морковь слыла афродизиаком. В основном, из-за формы.

— Еще лобстер есть, — похвастался Фанни.

Но лобстер успел удрать из корзины и забился под буфет, откуда теперь угрожающе щелкал клешнями. Решено было оставить его в покое.

— Только лишь ради мисс Мав… Мавн… Что у вас, англичан, за имена?! В общем, только ради нее! Потому что, если вы забыли, на вас я очень сержусь.

Гизела окинула взглядом ингредиенты и печально покачала головой. Салат и правда являлся самым съедобным, что можно было из них сделать.

— Вы хотя бы ножом пользоваться умеете… мальчики?

Оба закивали невпопад. Лорд Марсден заверил ее, что хорошо разбирается в ножах, особенно если те длиннее метра и обоюдоострые. Разбирался он и в копьях, булавах и разных других предметах, не имеющих прямого отношения к кулинарии. Фанни сообщил, что умеет пользоваться заточкой. Подробностей Гизеле не захотелось.

— Тааак, давайте вы вооон там постоите, а я пока все быстренько порежу, идет? Можете что-нибудь спеть, чтобы не скучно было. Мы с Эвике всегда пели!

Лорд Марсден, переполненный благодарностью, отвесил ей поклон и сверкнул глазами на секретаря — давай, развлеки даму. Тот неуверенно затянул песню, уже на следующей строке смешался и покраснел, но, повинуясь приказу, продолжил, пытаясь пропускать неприличные слова. Второй куплет представлял из себя сплошное мычание, в котором время от времени проскальзывали артикли.

Гизела увлеченно крошила морковь, когда на плечи ей вдруг легли чьи-то руки, и чей-то носик потерся ей о щеку. Девушка подпрыгнула от неожиданности. Хорошо хоть нож не успела опустить, а то бы встречать ей Новый Год с нечетным числом пальцев.

— Здравствуй, Жизель, — промурлыкала леди Маргарет. — Какая ты хозяюшка! Еще вечер, а ты уже трудишься, как пчелка. Другое дело, что в порядочных домах гостям не повязывают фартук, так ведь, Марсден?

Вампиры на всякий случай отодвинулись подальше от плиты.

— Ах, леди… хм, леди Маргарет! А я все думала, давно вы что-то не появлялись, — проговорила Гизела, освобождаясь от ее рук. — Мне, знаете ли, совсем несложно. Хотите, научу?

Вампирша раздумчиво посмотрела на нож с погнутым лезвием и перевела взгляд на своего супруга. Так египетский бальзамировщик подбирает нужный инструмент, чтобы половчее вытащить у трупа мозги через носовую полость.

— Спасибо, любимая, но кулинария — это так приземленно. Я подыщу нам развлечение поинтереснее, — она подхватила девушку под локоть.

— Оставьте нам мисс Гизелу хоть на пять минут! — расхрабрившись, попросил Фанни. — Мы еще кашу не доварили! Она опять пригорает, и что с ней теперь делать?

Снисходительно улыбаясь, леди Маргарет покачала головой.

— В наше отсутствие вам с милордом будет, чем заняться. А это чтоб тебе не скучать, Блейк.

Она подплыла к столу, подхватила мешочек с овсом и, прикрыв глаза, вытряхнула его на пол. Мужчины застонали в унисон.

— Это было жестоко, — заметила Гизела, когда они уже поднимались на первый этаж.

— У тебя золотое сердце, Жизель, — умилилась леди Маргарет и даже скользнула рукой по ее груди, там, где драгоценное сердце должно было находиться. — Но Блейк слуга, он должен знать свое место. Нечего тебе проводить время в такой компании. Ты леди, да и я тоже. Неудивительно, что мы так друг другу нравимся.

Похоже, она сама пыталась понять, каким образом ее потянуло на однополые отношения, и затуманенный эликсиром рассудок подкидывал разного рода объяснения.

«Да уж, нравимся — просто не то слово», — подумала Гизела. Но сегодня леди Маргарет показалась ей уже менее навязчивой.

— Жаль только, что ты никак не переберешься ко мне поближе. Не то чтобы я не уважала границы твоей частной жизни, но ты ведь тоже думаешь обо мне бессонными днями? Как я о тебе. Тоже ворочаешься с боку на бок, ждешь, когда зайдет солнце, этот жестокий тюремщик, что разлучает нас? Но ничего, я нашла выход! Ах, Жизель, я сделаю тебе такой подарок!

— А вы их уважаете? Границы, я имею в виду? Впрочем, как вам угодно, можете не отвечать. Тут вы, пожалуй, ничем не отличаетесь от Берты, — последнюю ремарку девушка произнесла совсем тихо, затем вежливо спросила. — Подарок? Звучит многообещающе. Просто-таки коленки подкашиваются — от любопытства, конечно.

— Тогда идем ко мне в будуар! Я ведь до сих пор его тебе не показала, — виновато проговорила леди Маргарет, как будто пригласила подругу в Париж, но позабыла сводить ее в Лувр. — Великолепно, правда? Все, о чем может мечтать женщина.

И распахнула перед ней дверь с позолотой.

Гизела огляделась, чувствуя себя неуютно, как человек, впервые оказавший в храме чужой конфессии. Будуар был роскошно обставлен, вот только цвет обоев невозможно определить.

Все стены, от пола до потолка, были увешаны портретами леди Маргарет.

На некоторых она игриво улыбалась, на других, напротив, выглядела суровой и неприступной, как настоящая королева. Менялся стиль художников, менялись платья и прически модели, но везде она оставалась столь же прекрасной. И вместе с тем портреты казались несовершенными. В каждом мерещился изъян, странное сочетание красок, резкий контраст между передним и задним планом.

На один портрет Гизела смотрела дольше остальных, пытаясь понять, что в нем не так. Придворный живописец запечатлел Маргарет в образе весны, роняющей пригоршни цветов. За спиной у нее синело небо, настоящее небо с пушистыми облаками, а где-то там, за пределами золоченой рамы, пряталось солнце. Не только на этой картине — на всех вообще. Здесь-то и крылась загадка. Художники никогда не видели заказчицу днем, но, подчиняясь ее требованию, дорисовывали солнечный свет.

Впервые Гизела осознала с какой-то болезненной очевидностью, что и сама она солнце уже никогда не увидит.

— Э… Э-это… — хотя Гизеле не требовался воздух, она сделала несколько глубоких вдохов, — это очень красиво, леди Маргарет. Сколько же их здесь? Я смотрю, вы ни на мгновение не забываете о собственной красоте.

— Да, — просто ответила вампирша. — Я ничего не потеряла с тех пор, как зеркала перестали меня отражать. Гораздо приятнее видеть, как мною восхищаются живописцы, как их кисти ласкают мои черты, когда выводят их на холсте. Красота мой главный капитал, Жизель. Кроме нее, у меня больше ничего нет. Даже репутации. Но зато теперь-то все изменилось! У меня есть ты, и ты любишь меня, — Маргарет просительно заглянула ей в глаза. — Выбирай любой. Мы повесим его у тебя в спальне. Когда ты проснешься, мы всегда будем встречаться глазами. А потом я закажу твой портрет, чтобы не расставаться с тобой даже днем. Славно я придумала, правда?

Гизела не могла отказать. Просто физически не могла сказать «нет». Пусть эта женщина и не стала ей приятнее, но виконтесса сделала шаг ей навстречу. И, как сразу же поняла, лучше бы этого шага не делала, оставаясь с ней в отношениях односторонней холодной войны.

— Конечно. Портрет так портрет, хуже не будет, — «потому что хуже уже некуда», подумала она про себя.

На каминной полке, среди разлапистых подсвечников, вазочек, золотых часов со стариком Хроносом, у которого чья-то шаловливая рука отломила острую косу, среди разноцветной дребедени притаилась миниатюра в овальной рамке. Как и следовало ожидать, изображала она леди Маргарет, но как будто чуточку моложе. Да и выражение лица у нее было другим, не рассеяно-счастливым, как сейчас, когда она обнимала Гизелу. Акварельная улыбка казалась куда искреннее настоящей.

Виконтесса застыла возле этого портретика, который одновременно был и не был леди Маргарет.

— Вот этот. Если вы не возражаете.

Леди Маргарет повертела в руках миниатюру, как девочка, у которой попросили ее самую любимую игрушку. И отдавать жалко, и жадничать стыдно. Нехотя протянула ее гостье.

— Какая интересная работа. Кто рисовал?

— Неизвестный художник. Слишком незначительный, чтобы запоминать его имя.

— Хмм, и все же портрет вам дорог. Интересно.

— Единственный, оставшийся с тех пор, когда я еще была смертной. До того, как мы познакомились с лордом Марсденом и я его… на себе женила.

Не дожидаясь закономерного вопроса, она заговорила. Но мы, хотя и не сомневаемся в объективности леди Маргарет, перескажем ее историю своими словами.

* * *

Та самая ночь, 1830е.


— Отныне ты в моей власти, Маргарет. Приди же ко мне.

Лицо гостя было ей знакомо.

Они виделись на балу, даже протанцевали вместе кадриль. Кавалер спросил, может ли он нанести мисс Нитли визит, и та охотно согласилась. Хотя она танцевала грациознее всех девиц в графстве, приглашали ее лишь в тех случаях, когда заканчивались партнерши с приданным. Могла и весь вечер у стенки просидеть. Но заезжему лорду, явившемуся на бал в сопровождении секретаря, и дела не было того, сколько тысяч годовых за кем дают. Оба мужчины беспечно отплясывали, но зоркая Маргарет заметила, что время от времени они многозначительно перемигиваются. И не притрагиваются ни к еде, ни к питью. И сразу же после их приезда среди женского населения начался мор.

Но облик лорда изменился. Брови грозно сдвинуты, яростный взгляд черных глаз пригвоздил мисс Нитли к полу. Из-под красных, похотливо приоткрытых губ показались влажные клыки. Еще миг — и пришелец бросится на свою жертву, и вопьется ей в горло, и приступит к ужасной трапезе…

Маргарет поняла, что нужно перехватить инициативу.

— Добрый вечер, сэр, — приветливо улыбнулась она, склоняясь в легком реверансе. Кружевные оборки на ее груди затрепетали. — Очень рада, что мы с вами на короткой ноге. Но раз уж вы называете меня по христианскому имени, то позвольте спросить и ваше.

Гость, уже рванувшийся вперед, выпрямился так резко, что едва не потерял равновесие, и посмотрел на девушку во все глаза. Как бы невзначай она провела рукой по волосам, еще больше распушив их, и расстегнула верхнюю пуговицу сорочки. Мужчина сглотнул.

— Лорд Марсден, мисс, — пробормотал он, смущенно втягивая когти.

— И ваше сиятельство, я полагаю, вампир?

Мисс Нитли повертела в руках книгу, сличая гравюру, на которой косматое чудовище самозабвенно убивало девицу, и внешность своего посетителя. Сходство было поразительным. Вот только вместо рваного балахона на Марсдене был элегантный фрак и белоснежные манжеты с бриллиантовыми запонками. Это обстоятельство обрадовало Маргарет больше всего.

— Д-да.

— Отлично.

— Я пойду, пожалуй.

Вампир попятился, но Маргарет опередила его и встала рядом. Ее узкая ладонь змеей скользнула в его ручищу, их пальцы соприкоснулись. Вампир посмотрел на девицу удивленно, но в глазах его уже сверкало зарницами подступающее отчаяние. Он начал понимать, во что ввязался.

— Не торопитесь. Вы еще с моими родителями не познакомились. Маменька, папенька! — позвала Маргарет. — К нам лорд Марсден пожаловал!

В комнате стало людно. Появились не только родители Маргарет, несмотря на поздний час одетые в дневные платья, но и сгорбленный господин, в котором Марсден к вящему ужасу опознал нотариуса, а так же бойкая девица, за юбку которой цеплялся мальчуган лет семи.

— Ступай в детскую, Кит! — шикнула на него сестра. — Спать пора.

— Ну Лиииизбет, — заныл мальчишка, — я тоже хочу посмотреть, как Маргарет будут делать предложение!

— Вы можете объяснить, что здесь происходит? — почти не шевеля губами, прошипел вампир, пока вся семейка бушевала и засыпала их поздравлениями.

— Полно, милорд, — точно так же, не оборачиваясь, ответила девушка, — вы ведь джентльмен?

— И что с того?

— А то, что джентльмен не может ворваться в спальню к барышне, не скомпрометировав ее… и себя. Теперь вы обязаны на мне жениться.

— А ежели откажусь?

— А если откажетесь… куда на медовый месяц поедем, Лизбет? В Италию… а если откажетесь, я всему свету расскажу, что для вас, лорд Марсден, честь это пустой звук. Вы, конечно, можете меня убить… спасибо, Ханна! Я тоже тебя не забуду!.. но тем самым вы лишь подтвердите, что недостойны звания джентльмена. И жить с этим позором вам придется вечно. Ну так что? Вам решать, милорд.

В бессилии вампир заскрежетал клыками.

— Как вы вообще догадались, что я на вас нападу?

— Я оставалась единственной из всех девиц на балу, кого еще не коснулась бледная немочь. Меня вы на десерт приберегали, так ведь? Потому что я прекраснее их всех.

— По крайней мере, ни одна их тех девиц не устраивала мне этакую встречу!

— Глупышки, что с них возьмешь. Зачем мозги, если годовой доход превышает десять тысяч?

— Ваши родители знают?

Маргарет пожала плечами, продолжая улыбаться все так же лучисто.

— Думают, что я окрутила богача. Неважно, каким образом. Сестра догадывается, она сама мне ту книжку подсунула. Пока я не выйду замуж, ей ничего не светит.

Тем временем нотариус Мизлз составлял брачный контракт. Его не смущало, что дело происходит в спальне, а счастливая невеста одета в ночную сорочку да легкую шаль, которую она, опомнившись, накинула на плечи. И не в таких условиях приходилось работать. По крайней мере, мистер Нитли не наставляет на жениха ружье. А то ведь всякое бывает.

— Насчет приданного, — замялся папаша. — Мы, конечно, дадим за ней набор столового серебра, очень хорошего…

— Спасибо, обойдусь.

Нотариус завел речь про деньги «на булавки» и вдовью часть наследства, но Марсден и от него отмахнулся. А когда миссис Нитли, клокоча от восторга, провозгласила, что ее дочь выйдет замуж по особой лицензии, которую покупают у самого архиепископа, Маргарет мягко, но настойчиво ее остановила.

— Мы с лордом Марсденом в Лондоне обвенчаемся. Все уже готово, карета ждет. Осталось только с вами попрощаться.

Миссис Нитли всплеснула руками.

— Да как же так! Я-то думала, мы устроим свадьбу на все графство, соседей созовем…

Вампир горестно покачал головой. Свадьбы проводились исключительно при дневном свете, а уж о том, чтобы вообще сунуться в часовню, и речи быть не могло. Хотя сейчас его заботило даже не это. Как объяснить подчиненным, почему из поездки в провинцию, исключительно с целью поохотиться, он вернулся с молодой супругой? Разве что притвориться, что сам того захотел? Но зная Мастера, гармонично сочетавшего мизогинию с половой распущенностью, в такую версию мало кто поверит.

— Нет, маменька, мы поженимся без гостей, — прощебетала Маргарет. — Так принято в высшем свете.

— А, ну тогда конечно, — согласилась матушка, едва подавляя разочарование.

Тут девушка оттеснила всех к двери, попросив родителей не выпускать жениха из виду, а сама быстро переоделась с помощью Лизбет. Все это время вампир прождал в коридоре, игнорируя расспросы будущих родственников. Лишь когда миссис Нитли поинтересовалась, видел ли он английскую королеву, Марсден рассеяно спросил, какую именно.

Маргарет вынырнула из спальни, одетая в зеленое платье с пышными рукавами, и, расцеловавшись с родней, покинула дом в сопровождении закабаленного упыря. Отойдя подальше, уже в парке, они опустились на скамейку. Марсден молчал. Тогда девушка протянула ему левую руку запястьем вверх.

— Сюда. Потом прикрою браслетом. Только постарайтесь поаккуратнее.

Вампир вперил взгляд в сеточку вен, темневших в лунном свете, и его губы сложились в жестокую улыбку. Но Маргарет не вздрогнула.

— Вы злитесь на меня, — констатировала она, — и злитесь заслуженно. Можете причинить мне столько боли, сколько сочтете нужным… если это доставит вам удовольствие.

Его намерения она угадала правильно. Вампиру не терпелось разодрать нежную кожу, так, чтобы кровь по сторонам хлестала, но спокойный голос девушки его отрезвил. Он умел распознавать достойных противников.

— Спи, Маргарет.

И в тот же момент она откинулась на спинку скамейки.

Обхватив ее за плечи одной рукой, другой Марсден поднес ее запястье к губам и пронзил так осторожно, что она не вскрикнула бы, даже находясь в сознании. В рот хлынула кровь, такая пьянящая, какой он никогда еще не пробовал. От нее закружилась голова, и вампир едва успел вовремя остановиться. Последний вздох, легкий как мотылек, трепетал у нее в горле, но уже готов был вырваться и смешаться с теплым июльским воздухом. И тогда все будет кончено. Пожалуй, так правильнее всего. Оставить ее здесь и скакать обратно в Лондон, позабыв про дерзкую девицу, что обратила против него — против рыцаря! — его же честь. Оставить здесь…

«… потому что ему уже ничем не поможешь!» из глубин памяти донесся знакомый голос, а потом добавил «Прощай» и назвал его по имени…

Ну уж нет! Хоть он и немертвая тварь, а все же не предатель. Не то, что некоторые. И вампир полоснул клыком по своей ладони, но прежде чем кровь запятнала губы Маргарет, он успел их поцеловать.

А она так ничего и не почувствовала. И никогда не почувствует, и не узнает.

Понемногу к ней возвращалась жизнь. Вот она уже открыла глаза, озираясь как спросонья, но быстро поняла, что произошло. Улыбаясь, наклонилась к своему творцу. Тот холодно ей кивнул.

— Рад, что нахожу вас в добром здравии, леди Маргарет.

— Я буду вам хорошей женою, сэр, — торопливо зашептала она, — я буду следить за тем, чтобы вы всем были довольны. Чтобы в вашем доме все было в идеальном порядке. Вместе мы будем давать приемы. Я научусь всему, что знают светские дамы, и никогда вас не опозорю. Мы будем счастливы, милорд!.. Вот только я не верю, что любовь существует. Когда-то верила, а сейчас совсем не верю. Но…

В его надменном лице ничего не изменилось.

— Очень приятно, мадам, что хоть в чем-то наши мнения совпадают.

С тех пор эту тему они больше не затрагивали.

* * *

— … мы сели на скамейку, а что было дальше, я не помню. Но проснулась я уже вампиром. Как-то так все и вышло. Марсден даже не открыл мне своего имени. Настоящего. Сказал лишь, что никогда меня не полюбит, а поскольку он верен своему слову, то так и не полюбил. Что ж, я не уступаю ему ни на йоту. Если хочет вражды, он ее получит.

Гизела смотрела то на Маргарет, то на портрет, не зная, как реагировать. Да, история была… не самой счастливой из всех историй, что ей доводилось слышать о семейных парах. Столько лет прожить рядом с мужчиной, который тебя не то что не любит — попросту презирает за твой поступок! Однако в этой истории ее внимание привлек другой момент.

— Значит, вы сами согласились стать вампиром? Сами?

Гизеле не требовалось вспоминать, как вампиром стала она. Эта картина преследовала ее всегда, стоило только закрыть глаза: и неумолимо приближающиеся клыки Изабель, и ее собственный истошный крик, и ужас, который невозможно ни с чем сравнить.

— Да вы хоть отдаете себе отчет, что совершили?!

В улыбке леди Маргарет сквозило спокойное безумие.

— О да, — проговорила она, — все лучше, чем остаться совсем одной. А если ты этого не понимаешь, Жизель, то ты самая счастливая девушка на свете.


Содержание:
 0  Стены из Хрусталя : Кэтрин Коути  1  ЧАСТЬ ПЕРВАЯ Нер(а)вный брак : Кэтрин Коути
 2  Глава 1 : Кэтрин Коути  4  Глава 3 : Кэтрин Коути
 6  Глава 5 : Кэтрин Коути  8  Глава 7 : Кэтрин Коути
 9  Глава 8 : Кэтрин Коути  10  вы читаете: Глава 9 : Кэтрин Коути
 11  Глава 10 : Кэтрин Коути  12  Пролог : Кэтрин Коути
 14  Глава 2 : Кэтрин Коути  16  Глава 4 : Кэтрин Коути
 18  Глава 6 : Кэтрин Коути  20  Глава 8 : Кэтрин Коути
 22  Глава 10 : Кэтрин Коути  24  Глава 12 : Кэтрин Коути
 26  Глава 14 : Кэтрин Коути  28  Глава 16 : Кэтрин Коути
 30  Глава 19 : Кэтрин Коути  32  Глава 11 : Кэтрин Коути
 34  Глава 13 : Кэтрин Коути  36  Глава 15 : Кэтрин Коути
 38  Глава 18 : Кэтрин Коути  40  Глава 20 : Кэтрин Коути
 42  Глава 22 : Кэтрин Коути  44  Глава 24 : Кэтрин Коути
 46  Глава 26 : Кэтрин Коути  48  Глава 28 : Кэтрин Коути
 50  Глава 30 : Кэтрин Коути  52  Глава 22 : Кэтрин Коути
 54  Глава 24 : Кэтрин Коути  56  Глава 26 : Кэтрин Коути
 58  Глава 28 : Кэтрин Коути  60  Глава 30 : Кэтрин Коути
 61  Использовалась литература : Стены из Хрусталя    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap