Фантастика : Ужасы : Глава 28 : Кэтрин Коути

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  32  34  36  38  40  42  44  46  47  48  49  50  52  54  56  58  60  61

вы читаете книгу

Глава 28

Как только зашло солнце, они вскарабкались на ветхую крышу ночлежки и взялись за руки, а Берта поровну поделила между ними свою силу. Настало время лететь. Берта взвились ввысь, ее спутники последовали за ней, а когда опустили головы, то увидели, что Лондон темнел под ними, словно заболоченная пустошь, и дышал древностью, как если бы здесь еще не ступали сандалии римских воинов. Клубился дым, там и сям вспыхивали блуждающие огоньки. Но по мере того, как вампиры снижались, черное марево расщеплялось на отдельные струйки, валившие из труб домов не больше спичечного коробка. Освещенные бульвары соседствовали со сгустками тьмы, нависавшей над бедными кварталами, будто кто-то в штуку расшил золотыми лентами ветхое, почерневшее от времени полотнище. По реке медленно и важно ползли крошечные суда. Запоздалые прохожие маковыми зернышками рассыпались по улицам. Лошади напоминали цирковых блох, которые покладисто тянули миниатюрные копии экипажей.

— Тебе нравится, Гизи? — выкрикнула Берта, отплевываясь от волос.

— Очень! — просияла та.

Виконтесса раскинула руки, не затянутые в перчатки, и от одного вида ее обнаженной кожи голова кружилась сильнее, чем от прерывистого полета. Не удержавшись, Берта поцеловала ее ладонь и обняла девушку за талию, утягивая вниз.

Они понеслись над рекой, но почувствовав, что влажный воздух застывает на лице тонким слоем льда и слипаются ресницы, свернули к набережной. Дома из красного кирпича, обычно такие прочные, солидные, обстоятельные, колебались розоватой дымкой. Лишь у Вестминстерского аббатства подруги задержались, чтоб полюбоваться на горгулий. Притаившись на карнизах, каменные изваяния лакали ночь остроконечными языками. Горгулий невозможно разглядеть с земли, так что видеть их могли лишь те, для устрашения кого они и были предназначены — нечистые духи, что, как сейчас, пролетали мимо.

Девушки счастливо засмеялись. Берта целовала подругу прямо на лету, впрочем, приоткрыв один глаз, чтобы ненароком не столкнуться с какой-нибудь колонной.

Но кто-то настойчиво дергал ее за юбку.

— Что тебе, Харриэт? — насупилась вампирша, отпуская Гизелу.

— Мисс Берта, вы слышите?

Берта прислушалась.

— Да, — ответила она неуверенно, — кто-то плачет?

— Малыши на «фермах младенцев.» Но никто к ним не подходит, хоть ты разорвись.

— Что же мне делать?

— Пошлите ветер, чтобы он покачал ихнюю колыбель, — подсказала девочка. — Просто захотите этого, мисс Берта.

Она захотела, и тогда в каморки, где среди грязных пеленок копошились младенцы, ворвался вихрь, но не пронизывающий лондонский, а теплый, пропитанный запахами апельсинов бриз с берегов Италии — ветер-союзник, ветер-утешитель.

— А это?

— Дети, которые вспомнили, что Рождество уже прошло, а они так и не получили подарок. Или те, что работают допоздна. Или те, что стоят у кондитерской лавки и слизывают иней с витрины — если очень сильно постараться, можно представить, что это сахар.

— Но я не могу помочь им всем! Я умею лишь насылать ветер и делать снежные хлопья!

Харриэт призадумалась.

— У вас какие были любимые конфеты?

— Марципан, — ответил Берта и догадалась.

Все оборвыши, которые в тот вечер повысовывали языки, чтобы поймать крупные снежинки, падавшие из ниоткуда, долго еще клялись, что на вкус те были словно какие-то невиданные сласти.

— Ну и Дикая Охота у нас получается, — заметила Гизела, которая с улыбкой слушала их разговор.

— Она будет такой, какую вы заходите! — издали прокричал лорд Рэкласт, летевший рука об руку с леди Маргарет.

— Какую захочу, — мечтательно повторила Берта. Быть добрым чудовищем оказалось очень приятно.

Наконец показался Риджент Парк. В центре расположились оранжереи, окруженные кольцевой дорогой, из-за чего с высоты парк походил на циклопа. Заметен был и Дарквуд Холл с зазубренными башенками.

Вампиры бесшумно опустились во дворе и огляделись, с трудом подавляя тревогу. За окнами было так тихо, словно их намалевали желтой краской на темном фасаде.

— Пойдемте внутрь? — вполголоса предложила Берта.

— Возможно, это ловушка, — осторожничал Рэкласт.

Но мало помалу они почувствовали, как через каждую щель из дома вытекает пьянящий запах, такой мучительно-сладкий, что у всех вампиров вытянулись клыки, а леди Маргарет глухо простонала.

Скрипнула входная дверь. На крыльцо вывалился помятый тип с таким выражением лица, словно он только что тет-а-тет беседовал с Горгоной. Волосы торчали в разные стороны, из перекошенного рта свисала ниточка слюны. Мужчина кубарем скатился по ступеням и помчался, не разбирая дороги, но у самых ворот лорд Рэкласт схватил его за шиворот. Чтобы окончательно переключить внимание пленника на свою сиятельную персону, вампир вонзил когти ему в загривок.

— Нравится тебе жить? — ласково прошептал Рэкласт.

Пленник торопливо закивал.

— Тогда рассказывай, что здесь произошло. Чем подробнее расскажешь, тем дольше проживешь.

Но от страха его горло сдавил спазм, так что он лишь беззвучно, по-рыбьи шлепал губами.

— Да отвяжитесь вы от него! — возмутилась Берта, у которой был богатый опыт общения с невменяемыми. Она наклонилась к мужчине и спросила: — А ну-ка, что здесь произошло?

Слова падали размеренно, точно капли валерьянки в подставленную ложку, и пленник успокоился. По крайней мере, сумел выдавить между всхлипами:

— Он… Томпсон… он убил крово… — вспомнив, что разговаривает с представителями сего злокозненного вида, он поправился, — ва-вампира, ну, рыжего такого, а потом… а когда мы пришли, он сказал, что в порядке… а Билл говорит — откуда, мол, у тебя кровь на манжете, а тот — будто оцарапался… говорит, мол, сейчас мне полегчает… открыл свою коробку, он с ней все таскается, и выпил что-то… а потом… — лицо рассказчика исказилось, — набросился на Билла… мы к ружьям, но не можем подойти, как стена выросла… а он… начал назвать нас по именам, и тогда никто не мог пошевелиться, хоть ты тресни… а он… он одного за другим… только мне и удалось вырваться, когда он отвернулся… о, пожалуйста, мисс!

— Как насчет легкой закуски, дамы? Я угощаю, — произнес Рэкласт с привычной ухмылкой, но голос его звенел. Не оставалось сомнений, с кем именно поквитался находчивый мистер Томпсон.

Берта оскалилась и что было сил оттолкнула дрожащего охотника, который, скользя на обледеневшем гравии, понесся прочь. Гизела с Маргарет проводили его разочарованными взглядами.

— Сколько же человек он выпил? — нахмурился Рэкласт, и тут же услышал:

— Семерых.

Мистер Томпсон стоял на крыльце и смотрел на незваных гостей, словно помещик на своих арендаторов, пришедших поздравить его с праздником урожая. Разве что алые пятна на манишке не вязались с той благодушной улыбкой, что так и переливалась на его сытом лице.

— С остальными же поиграл немного. Теперь понимаю, что ощущают аристократы, когда транжирят средства просто забавы ради. Это чувство окрыляет. Впрочем, кому я рассказываю?

Сжав кулаки, Берта шагнула вперед, но лорд Рэкласт ее опередил.

— Иди сюда!

— Во гневе ты похож на брата-недоумка, — заметил мистер Томпсон. — А я ведь полагал, что ты гораздо смышленее. Более того, я всегда вдохновлялся твоим примером. Сэр Мордред, уничтоживший целое королевство! Убийца и предатель родичей.

— Разве я это отрицаю? И отца убил, и брата предал. Но все оттого, что я трус. Я боялся, что если не выполню свое предназначение, то окажусь никчемной дрянью. У нас, англичан, долг на первом месте, что бы мы ни вкладывали в это понятие. А теперь спускайся, чтобы я мог убить тебя.

Мистер Томпсон провел перед собой рукой, пытаясь пощупать нечто незримое, но вполне реальное.

— Силой, взятой взаймы у женщины?

— Одна сила не хуже другой, — заявил Рэкласт под одобрительные возгласы дам. Даже Харриэт проявила женскую солидарность и показала злодею язык, высунув его почти на фут.

— Что ж, я сражусь с тобой, но чуть позже, — и мистер Томпсон прищурился, разглядывая что-то вдалеке.

— Ну, здравствуй, виллан!

Мастер Лондона стоял у ворот, рядом с рыжеволосой женщиной, которую он покровительственно обнимал за плечи.

— Эвике!

Когда к ней, путаясь в юбках, побежали обе подруги, лорд Марсден отпустил ее и, пробормотав про телячьи нежности, сделал неверный шаг.

— Ага, вот и ты! — поприветствовал его мистер Томпсон. — А я уж было думал кэб за тобой посылать. Я бросаю тебе вызов, рыцарь. В официальном порядке, так сказать.

— Вот это хорошо, вот это по-нашему, — одобрил Марсден, упрямо подбираясь поближе. — А на чем будем сражаться?

— Кому на чем удобно.

— А правила?

— Правил нет.

Прежде чем Рэкласт, с заметным беспокойством наблюдавший за попытками брата удерживать равновесие, успел возразить, в их компанию влились новые лица.

Будучи юношей осторожным и вдумчивым, Фрэнсис Блейк привел своих спутников в поместье через черный ход. Но как только мистер Стивенс увидел жену, на которой висели обе вампирши, он позабыл про бдительность и тоже бросился к ней. Втроем они чуть не удушили бедную Эвике, так что ей пришлось попросить, чтобы они приветствовали ее по очереди. Причем Берте она отвела место в арьергарде. А то мало ли о чем та думает, когда тискает женщин. Может, для нее это прелюдия к чему-то более серьезному?

Тем временем что парк уже напоминал поле битвы после того, как отзвучала канонада — повсюду мертвецы. Нежить зарождалась во мгле, стекалась во двор, как туман, гонимый ветром. Нельзя было не заметить, что вампиры казались растерянными. То и дело они переводили взгляды с одного Мастера на другого, на мистера Томпсона же посматривали со смесью уважения и страха.

От него за милю разило свежей кровью, и тем не менее, он был живехонек!

Любого на его месте Мастер Лондона разорвал бы на клочки, причем клочки развесил бы на шпилях разных колоколен для пущей дидактичности. Или этот новичок такой особенный, или лорд Марсден уже не в силах никого покарать? Но какой же он Мастер, раз не может задать чужаку зрелищную трепку? Некоторые начали подбираться к новому вампиру поближе, а он и не прочь был пообщаться с избирателями и сразу же начал делиться с ними своими жизненными принципами.

Фрэнсис почувствовал эти настроения, как рыба чувствует приближение шторма, но вместо того, чтобы залечь на дно, решительно подошел к Мастеру и опустился перед ним на одно колено, держа меч на вытянутых руках.

— Милорд, я принес ваш меч!

— Мы с Уолтером отправились в тот дом, где вас держали, — пояснила Маванви, не отстававшая от него ни на шаг. — Но вас там уже не было.

— Тогда мы решили сюда заскочить и меч ваш занести. Вдруг он вам понадобится зачем-нибудь, — добавил Фрэнсис так невозмутимо, словно предлагал хозяину чашку бульона и бисквит из высушенной крови.

Поначалу лорд Марсден смотрел на него недоверчиво, но вскоре просветлел и потрепал секретаря по затылку.

— Молодчага, Блейк. Давай его мне!

Однако меч оказался неожиданно тяжелым. Вместо того, чтобы торжествующе потрясти им в воздухе, лорд Марсден воткнул его в снег и вцепился в него, чтобы не упасть.

— Ничего, сэр, вы все равно победите! — подбодрила его девица. — Вот увидите! Так должно быть по сюжету, это я вам как писатель говорю.

Но лорд Рэкласт ее уверенности не разделял. Он только что выслушал Табиту, которая и привела вампиров, решив не дожидаться полуночи. Пока она рассказывала о произошедшем, то искусала себе все пальцы, стараясь не плакать, и полученные сведения Рэкласта отнюдь не обнадежили.

— Все это замечательно, — обратился он к Мастеру Лондона, — но сражаться все равно буду я. Ты далеко не в лучшей форме.

— Поборником моим решил заделаться, братец? — осведомился тот. — По-рыцарски, значит, поступить?

— А хоть и так. Хочу попробовать что-нибудь новенькое на старости лет.

— Да ты ж всегда плевал на наш кодекс, — поморщился Марсден.

— Если я не верю в правила, это еще не означает, что их не существует.

— Тогда ответь мне, в чем первейший долг рыцаря?

— Защищать слабых и убогих, сирот и вдовиц, — ответил Рэкласт с бойкостью школьника, который в любое время суток может отбарабанить «Отче наш,» хотя понятия не имеет, что означают слова «даждь» или «днесь.»

— А еще?

— Всегда держать слово.

— А еще?

— Во всем повиноваться своему сеньору… Агравейн, я убил своего отца и сеньора! — спохватился Рэкласт, но слишком поздно. На изможденном лице брата появилась сардоническая улыбка.

— Тогда я следующий по главенству. Сэр Мордред, не двигайся с места.

Выдохнув, тот перестал тянуться к мечу, скрестил руки на груди и как будто окаменел.

Лишь тогда леди Маргарет, которая все это время держалась в сторонке, сочла нужным вмешаться. Она подлетела к мужу и уж точно забарабанила бы кулачками в его широкую грудь, если бы не понимала, что даже такой удар отправит его прямиком на землю.

— Вы… вы знаете кто?! Замшелый, твердолобый и эмоционально ограниченный чурбан — вот вы кто! Вы не можете сражаться! Ну… ну посмотрите же на себя!

— Ишь вскипятилась, как что не по ней, — скептически хмыкнул Марсден. — Успокойтесь, миледи. Надо проверить, как обстоят дела.

— Какие еще дела? Он вас убьет!

— Дела вообще. Может ли тот, кто сражается по правилам, побороть того, кто их не признает. Вот и выясним заодно. А ежели нет, то жить в таком мире мне не шибко-то и нравится.

— Но… как же я?

— Разве я о вас позабуду? В случае моей кончины вам достанется недурная сумма, на целую вечность хватит. Найджел, подтверди, — окликнул он штатного юриста, и тот закивал так торопливо, что пенсне чуть не скатилось с его длинного хрящеватого носа.

— Подтверждаю in omnibus, сам заверял завещание. Правда, деньги вы получите лишь в том случае, если на момент смерти супруга у вас будет хорошее алиби…

— Вот это уже лишнее, — перебил его Мастер и ободряюще кивнул жене: — Вы будете свободны, миледи. Пусть свобода станет наградой за вашу отвагу и терпение. Вы ведь этого и хотели. Неужто вы не рады… Маргарет?

Сначала миледи посмотрела на мужа, но медленно и напряженно, словно против воли, повернула голову к Гизеле. Ее губы шевелились, и в этот момент она как никогда напоминала заводную куклу, внутри которой одна из шестеренок внезапно дала сбой. Еще чуть-чуть — и конечности куклы бессильно обвиснут или наоборот, отчаянно задергаются, выполняя все заученные движения сразу… Но ничего столь эффектного с вампиршей не произошло. Она попросту упала в обморок, и Рэкласт с Фрэнсисом чуть не столкнулись лбами, когда кинулись ее поднимать.

— Что с ней?! — взревел Мастер Лондона. — Твои трюки?! — обратился он уже к мистеру Томпсону, но тот развел руками, не забыв сообщить благодарным слушателям, что именно он думает по поводу этой буржуазной драмы. Те хотя и опасались вслух выразить свое мнение, но тоже осклабились.

— Подозреваю, что дело в эликсире, — подхватывая невестку на руки, сказал Рэкласт. — Зрение диктовало ей одно, а вот сердце, похоже, другое. Она в забытье.

— Так даже лучше. Леди Аркрайт, не надо, — Марсден остановил решительную даму, которая уже вознамерилась привести Маргарет в порядок путем терапевтического нанесения пощечин.

— Спускайся, виллан, — позвал он и обеими руками вцепился в рукоять меча.

— С удовольствием!

Мистер Томпсон сошел по ступеням и остановился на гравийной дорожке, прижимая к груди черную коробку.

— Возьми меч из моего арсенала, — приказал Марсден, но мистер Томпсон расхохотался.

— Спасибо, я обойдусь без заточенной палки.

Поскольку походить поближе он не торопился, вампир с рыком кинулся на противника, но как только замахнулся мечом, мистер Томпсон оказался местров на десять позади него. Кашлянул в кулак, сообщая о своем присутствии. Когда Марсден обернулся, на лбу у него дергалась жилка.

— А без колдовства слабо?

— Рукопашный бой — пережиток темных веков, — просветил его Томпсон, тем же манером уклоняясь от нового удара. — Умные сражаются на расстоянии. Не удивлюсь, если в будущем человечество найдет способ сносить с лица земли целые города, просто дернув за рычаг. Почему бы нам вампирам, первыми до этого не додуматься?

— Сдохни, паскуда!

Марсден рубанул с такой силой, что вогнал меч в мерзлую землю. Чародей снова промелькнул мимо. Вампиры подскочили, но подойти к Марсдену не решались. По правилам, в поединке на звание Мастера участвует двое соперников, никто, кроме них, не смеет ступить на ристалище.

— Твоя бравада — лишь погоня за дикими гусями, — сообщил Томпсон, наблюдая, как лорд Марсден пошатнулся, выдернув меч резким рывком. — Ты слаб и немощен, рыцарь. И ты, и все, что ты защищаешь. Но я не жесток, просто рационален. И здравый смысл подсказывает мне, что с тебя довольно унижений. Прощай, Агравейн.

Он вытянул правую руку и что-то тихо пробормотал, но в тот же его противник упал навзничь, сбитый с ног невидимой волной. Уже на снегу, он вновь напрягся, пытаясь встать, но воздух вокруг него словно бы затвердел, и вампир откинулся назад. А когда он глухо застонал, исход поединка уже не вызывал никаких сомнений.

— Что моя леди? — прохрипел побежденный, как только над ним нагнулся брат.

— Она-то благополучна.

— Положи ее рядом. Ее волосы пахнут солнцем, — чуть улыбнулся вампир, когда белокурый локон мазнул его по лицу.

— Подняться можешь?

— Кажись, не могу.

— А это в свою очередь означает, что Мастер Лондона отныне я, — дополнил мистер Томпсон.

Толпа загудела. Расталкивая вампиров, к поверженному Мастеру прошествовала леди Аркрайт, опустилась на землю и положила его голову себе на колени. В другое время он возмутился бы столь бесцеремонной заботой о его здоровье, но сейчас без возражений позволил ей отереть ему лоб. Если он всегда напоминал грубые каменные статуи на соборах, то теперь сравнялся с ними цветом лица. Разом потемневшая, иссохшая кожа пошла трещинами.

Подошла к нему и мисс Пинкетт, участливо погладив его по плечу. У его ног скрючилась Харриэт и всхлипывала тихонько, как все те дети, что привыкли получать тумака в качестве утешения и потому даже в горе своем боятся привлечь внимание взрослых. Страшно было за хозяина, но еще страшнее, что она вместе с поместьем перейдет в распоряжение жестокого джентльмена. Тот, кто прежде обитал в этом теле, не пожалел Томми, а новый жилец оказался и того хуже. Снег вокруг привидения превратился в слякоть.

— Но так же нечестно! — выпалила разобиженная Маванви.

Ведь в легендах чем слабее герой, тем больше шансов у него одержать победу. Следуя такой логике, если его привезут на поле брани в инвалидной коляске, то злодей на коленях должен вымаливать пощаду, ибо участь его ждет незавидная. Так почему же все пошло наперекосяк?

— Вот именно! — подхватил Фрэнсис, дико озираясь по сторонам. — Поединок велся без правил! С разным оружием! Найджел, ты-то чего молчишь! Скажи им!

Обычно Найджел наслаждался драками, поскольку всегда есть шанс предложить свои услуги побежденному, когда тот потащит победителя в суд за нанесение тяжких телесных повреждений. Но даже он казался потерянным.

— В Кодексе ничего об этом не сказано. Похоже, его сиятельство просто не допускал такой возможности, вот и не стал уточнять.

Все это время мистер Томпсон выжидал, покуда охладятся чувства. Надо признать, что он все же рассчитывал услышать поздравления, хоть бы словечко, но так и не дождавшись, поспешил вступить в свои права.

— В качестве нового Мастера, — он выделил интонацией свой статус, — я отменяю Кодекс. К чертям ваши феодальные статуты. Я присягал на верность только себе, и никогда не нарушу той клятвы. Поэтому я стану лучшим вампиром, чем ты и твой братец вместе взятые, — обратился он к Марсдену, но тот уже ничего не слышал.

— Но если ты отменяешь все законы, — Рэкласт поднял меч, — то с какой стати вампирам вообще признавать тебя Мастером? Ммм?

Мистер Томпсон поскреб подбородок.

— Дай подумать. Потому что именно я первым скажу, что больше им не нужно поститься в декабре? Потому что я отпущу их на охоту прямо сейчас?

— Но никто… — начал Рэкласт и осекся.

Ряды вампиров зашевелились. Немертвые внимали каждому слову Мастера, и счастливые улыбки растекались по их осунувшимся, зеленоватым лицам. Мгновение — и они преклонят колени перед новым господином, а затем уже бросятся на смертных, или на тех отступников, на которых он укажет. Жадно подрагивали клыки. Вздувались мышцы. От официального окончания поста вампиров отделяли всего-то двое суток, но сейчас, когда появилась возможность сразу же утолить Голод, этот отрезок времени показался им длиннее вечности.

— Что ж, по эпохе и нечисть, — скривился Рэкласт. — Но прежде ты сразишься со мной!

— Нет, сначала со мной!

Новый Мастер обернулся. Чего-чего, а этого он точно не ожидал.


Содержание:
 0  Стены из Хрусталя : Кэтрин Коути  1  ЧАСТЬ ПЕРВАЯ Нер(а)вный брак : Кэтрин Коути
 2  Глава 1 : Кэтрин Коути  4  Глава 3 : Кэтрин Коути
 6  Глава 5 : Кэтрин Коути  8  Глава 7 : Кэтрин Коути
 10  Глава 9 : Кэтрин Коути  12  Пролог : Кэтрин Коути
 14  Глава 2 : Кэтрин Коути  16  Глава 4 : Кэтрин Коути
 18  Глава 6 : Кэтрин Коути  20  Глава 8 : Кэтрин Коути
 22  Глава 10 : Кэтрин Коути  24  Глава 12 : Кэтрин Коути
 26  Глава 14 : Кэтрин Коути  28  Глава 16 : Кэтрин Коути
 30  Глава 19 : Кэтрин Коути  32  Глава 11 : Кэтрин Коути
 34  Глава 13 : Кэтрин Коути  36  Глава 15 : Кэтрин Коути
 38  Глава 18 : Кэтрин Коути  40  Глава 20 : Кэтрин Коути
 42  Глава 22 : Кэтрин Коути  44  Глава 24 : Кэтрин Коути
 46  Глава 26 : Кэтрин Коути  47  Глава 27 : Кэтрин Коути
 48  вы читаете: Глава 28 : Кэтрин Коути  49  Глава 29 : Кэтрин Коути
 50  Глава 30 : Кэтрин Коути  52  Глава 22 : Кэтрин Коути
 54  Глава 24 : Кэтрин Коути  56  Глава 26 : Кэтрин Коути
 58  Глава 28 : Кэтрин Коути  60  Глава 30 : Кэтрин Коути
 61  Использовалась литература : Стены из Хрусталя    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap