Фантастика : Ужасы : Ведьмин пасьянс : Сергей Пономаренко

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23

вы читаете книгу

Столичная журналистка становится свидетельницей трагических событий в селе на Полесье, куда приехала собирать материал об оборотнях — вовкулаках. Со времен Киевской Руси эту местность связывали с оборотнями; сохранились также легенды о воинах-волках и о проклятии, наложенном князем-вовкулакой на жителей этого села. Журналистка подозревает, что и ее любимый, служивший в Афганистане в спецподразделении «Волки», тоже из их числа…

Пролог. Киев. Подол. Зима. 1913 год

— Анисим! Старый хрыч! Открывай ворота! — послышался звучный голос господина Руткевича, управляющего доходным домом, и дворник в громадных, не по размеру, валенках, путаясь в длинном белом фартуке, неуклюже побежал выполнять приказание.

— Деньги собрал? — спросил управляющий, плотный круглолицый мужчина средних лет в беличьей шубе, серой пушистой шапке с болтающимся длинным хвостом лесного разбойника, прибывший на хозяйских санях.

— Так точно, вашбродие!

Управляющий поморщился. Чин коллежского регистратора, до которого только и дослужился на недавно оставленной чиновничьей службе, его смущал, он чувствовал себя незаслуженно обойденным, поэтому и перешел на более денежную, но «собачью» работу управляющего, и теперь у него в подчинении было три доходных дома.

— Сколько раз говорил: не ваше благородие, а Вениамин Петрович. Понял, голубчик?

— Понял, вашбродие Вениамин Петрович!

— Черт с тобой — лишь бы дело делал. Все сдали плату за предыдущий месяц, должников нет?

— Не все, барин. Петряковы должны. — На морщинистом лице дворника появилась скорбная мина. — Кормилец их, Сигизмунд Иванович, хворает — сухота у него. Неровен час — помрет.

— Ты что себе позволяешь? Чахоточников держишь, да еще даром? Шкуру спущу! — мгновенно разъярился Вениамин Петрович, лицо у него побагровело, казалось, его вот-вот хватит удар.

— Просят отсрочить оплату на недельку-вторую. Обещают найти деньги. — Дворник сжался, словно ожидая, что на него обрушится трость, которую грозно вертел в руках господин управляющий.

— Где они их возьмут, если сам хозяин болен? Кто с ним проживает? — неожиданно спокойным тоном спросил управляющий.

— Жена их, Анна Ивановна, и две дочки. Одной осьмнадцать, второй — четырнадцать. Старшая учится на женских курсах, младшая в гимназии, — осторожно произнес Анисим.

— Так откуда у них деньгам взяться, балбес ты этакий? Пусть что есть ценного продадут, за квартиру рассчитаются, и гони их в шею! Они и через месяц не заплатят, а должок их только увеличится. Ты кумекаешь, о чем говорю? — вновь, словно свечка, вспыхнул управляющий.

— Так точно, вашбродие Вениамин Петрович! Я и сам об этом думал, но боюсь. Да и вы поостереглись бы, барин, — понизил голос до заговорщического шепота Анисим.

— Ты о чем говоришь? — громыхнул голос управляющего.

— Бес попутал принять их в жильцы год тому назад. Платили исправно, все и ладилось. Я вот тоже так думал. Солидные люди, старшая дочка уже на выданье, а Сигизмунд Иванович служил в департаменте по финансам, в чине присяжного поверенного. Все ладно было, пока Сигизмунда Ивановича не уволили, тогда все и проявилось…

— Что проявилось? — вновь громыхнул управляющий, надуваясь, как шар или грозовая туча, готовая в любой момент разрядиться молниями и ливнем.

— Вся эта чертовщина! Опасно их трогать! Ей-богу, правду говорю! — Дворник затрясся, как осенний лист на ветру, и начал креститься.

— Ты толком расскажи, а то лишь трясешься, словно четверть выпил и охота добавить! — дал последнюю попытку дворнику управляющий, уже готовый разрядиться всеми стихийными бедствиями одновременно. Умел он своим видом и голосом нагнать страху на подчиненных.

— Младшая дочка у них — ведьма! Когда папашу уволили по болезни, она пошла и заявила их начальнику, что пора ему о своих похоронах подумать, а не чужие накликать. Малая такая пигалица, а заявила ему прямо в лицо, при подчиненных! Тот разорался, чуть ее в шею не выгнал, а пришел домой — так и слег… Три дня промучился и Богу душу отдал. А ведь здоровый был как бугай! Было даже подозрение, что отравили его, доктора в нем ковырялись, ковырялись, а ничего и не нашли. Так и похоронили.

— Ну и что? Здоровенный, толстый, перенервничал — апоплексический удар получил, вот и все. А вы тут раздули — малолетняя ведьма! — Вениамин Петрович грозно посмотрел на дворника.

Да и другие случаи были… Бывало, как посмотрит, так целый день все из рук валится, — упрямо стоял на своем Анисим, испуганно оглядываясь по сторонам.

— Братец, валится из рук, когда водочки переберешь! — грозно и поучительно воскликнул управляющий. — Не дай бог застану тебя за этим занятием — выгоню взашей! Все, сказки больше не рассказывай! Делай то, что я повелел!

— Господи, не дай мне сгинуть! — запричитал дворник Анисим. — Еще двое малолетних у меня, надо бы на ноги поставить.

— Да не хорони себя раньше времени! Развеселил ты меня своими разговорами… Заинтересовал… Пошли — покажешь мне эту юную ведьму. Она дома?

— Дома, дома! Чтоб ее черти взяли! Все они дома — да провалиться им в геенну огненную!

— Пошли. Показывай дорогу.

Сгорбленный, дрожа пуще обычного, дворник топтался на каждой ступеньке, поднимаясь по лестнице, словно этим хотел отдалить встречу с ведьмовской семьей. Петряковы проживали на последнем, четвертом этаже, занимали две комнаты. На стук дверь им открыла молодая девушка, очень красивая, в студенческом платье. Увидев Анисима с Вениамином Петровичем, она молча сделала книксен и проводила их в гостиную.

За большим круглым столом, на котором было приготовлено все для чаепития — самовар, баранки, варенье, — сидела худощавая женщина лет сорока, в недавнем прошлом, видно, красавица, а теперь измученная, с синяками под глазами от тяжелых дум, и девочка в гимназическом платье, от силы лет пятнадцати.

В облике девочки не было ничего зловещего, таинственного. У нее были темные волосы, заплетенные в толстую косу, блеклые серые глаза, мелкие, невыразительные черты лица — она явно уступала в привлекательности своей старшей сестре. Вениамину Петровичу даже показалось, что он приметил в ее глазах страх, вызванный их посещением, и он довольно улыбнулся.

«Выдумает же Анисим, что эта малявка ведьма. А старшая хороша. Ой как хороша! С ней не грех забиться на несколько часов в меблированные комнаты мадам Петуховой! Ради такого дела можно и с оплатой за квартиру повременить».

— Тут такое дело, — замялся дворник Анисим, — вот барин приехали, меня ругают…

— Я управляющий доходными домами господина Лисовского, Вениамин Петрович Руткевич. Честь имею!

— Очень приятно. Прошу к столу. Чем обязаны? — холодно спросила женщина, будто он явился с прошением к ней.

Это крайне не понравилось Вениамину Петровичу.

— Финансовые вопросы, мадам. Вы задолжали за квартиру — прошу вас рассчитаться, — жестко произнес он.

— У меня муж сейчас болен — когда он выздоровеет, мы погасим всю имеющуюся задолженность, — властно и четко произнесла женщина, словно рублем одарила.

— Да, конечно. Но для этого ему надо будет устроиться на службу. А это с тем диагнозом, который у него имеется, весьма непростое дело, — не скрывая недружелюбия в голосе, заметил управляющий.

— Что вы предлагаете нам сделать? — Просительные нотки так и не появились в голосе женщины.

— Две самые очевидные вещи: рассчитаться за истекший месяц и найти квартиру подешевле! — ринулся в наступление Вениамин Петрович.

— Неужели у вас нет ни капли снисхождения к больному человеку… — Голос женщины слегка дрогнул.

— Ни малейшего, мадам. Это противоречит моим обязанностям и может привести к потере места. А у меня семья, также имеются две дочери. Неужели я должен пожертвовать их благополучием ради вашего? Отвечу за вас — ни в коей мере! Я могу рассчитывать, что вы сейчас отдадите деньги за проживание?

— Я не намерена больше унижаться перед вами! Мария, принеси деньги и рассчитайся с этим господином! — Тон женщины был по-прежнему властным. Похоже, что по-другому она не умела разговаривать.

Старшая дочка, которая только присела за стол, сразу встала и скрылась в соседней комнате.

«Тиран в юбке. Ей-богу тиран! Упаси Господи от такой жены», — пронеслось в голове у Вениамина Петровича, и он сразу вспомнил свою тихую покладистую женушку Любовь Гавриловну.

— Благодарю за понимание, сударыня! И побеспокойтесь о том, чтобы побыстрее найти другую квартиру, — это моя нижайшая просьба!

— Господин Руткевич! — неожиданно вступила в разговор девочка, до этого молчаливо сидевшая, только наблюдая за происходящим. Она вдруг мило улыбнулась, ее лицо оживилось и даже стало привлекательным. — Вы очень любите деньги…

— Душечка, а кто их не любит? Думаю, мадемуазель, вы тоже их любите. Ведь когда их нет, то нет и модных шляпок, нарядов, даже в кондитерскую не сходишь, — снисходительно произнес Вениамин Петрович, в ожидании денег устроившись на резном деревянном стуле возле стола.

— Желаете чаю? — спросила Анна Ивановна.

— С большим удовольствием почаевничаю, — согласился управляющий.

— Я имею в виду не то, что за них можно получить, а их самих. Сами по себе деньги вам нравятся? — Младшенькая вновь мило улыбнулась. — Вы ведь получаете удовольствие по нескольку раз пересчитывать пачки ассигнаций, даже когда уже полностью уверены в их количестве? Ощущать их шершавоегь, поддаваться их магии…

— Лора, что ты говоришь? — одернула младшую дочь мать.

— Не знаю ни одного человека, который бы не любил денег, — признался Вениамин Петрович. Расспросы малявки его забавляли.

— Но знаете ли вы, что невозможно сразу получить много денег, ничем не пожертвовав? Вы готовы пожертвовать многим из-за БОЛЬШИХ ДЕНЕГ? Есть ли для вас граница? — Девочка поймала его взгляд и больше не отпускала.

«Какие у нее некрасивые глаза. Рыбий взгляд, и вообще довольно неприятная особа. И что ты можешь понимать в БОЛЬШИХ ДЕНЬГАХ?» — подумал Вениамин Петрович и откровенно высказался:

— Из-за БОЛЬШИХ ДЕНЕГ я готов пожертвовать МНОГИМ. Уж не собираетесь ли вы меня наделить БОЛЬШИМИ ДЕНЬГАМИ?

— Почему бы и нет? — не стушевалась малявка от этого вопроса, уже нагло улыбаясь.

— Тогда почему бы вам не обеспечить свою семью деньгами, чтобы вы могли вовремя вносить плату за проживание? — спросил Вениамин Петрович крайне ехидно и насмешливо.

— Я не готова пожертвовать МНОГИМ… А вам я помогу. Возьмите эту ассигнацию в десять рублей — на нее вы сегодня выиграете очень БОЛЬШИЕ ДЕНЬГИ, — серьезно произнесла девочка и протянула руку — на ладони лежала обычная ассигнация.

— Мадемуазель, ваша шутка затянулась. Я хочу получить деньги за проживание. Прошу не задерживать меня, — холодно произнес управляющий.

«Это надо же — малявка собирается привселюдно всучить мне взятку!»

— А никто вас и не задерживает, сударь. Вы любите деньги — вы их получите, гораздо больше, чем можете представить в своих мечтаниях. На эти десять рублей вы выиграете в казино две тысячи рублей. Вам будет достаточно?

— Сумма приличная, но…

— Можете и больше, гораздо больше, но это будут ДОРОГИЕ ДЕНЬГИ. За них и вам придется ДОРОГО заплатить.

— Мадемуазель…

— Вы мне не верите? А вот Анисим верит, и он знает, что я не обману. Вот посмотрите, Мари приготовила деньги за проживание и кладет их на стол. Но подождите… Лучше возьмите эти десять рублей и поезжайте в казино. Если проиграете эти деньги — то вернетесь, заберете плату за проживание. Вы ничем не рискуете, ничего не теряете, разве, в худшем случае, немного времени. Но я знаю — вы сюда больше не вернетесь!

Убежденность, звучащая в голосе девочки, а еще странная покорность ее властной матери и старшей сестры, словно они сами ее боялись, подействовали на Вениамина Петровича. Удивляясь себе, нервно хихикая, он взял червонец из рук девочки и поспешил выйти из квартиры.

— Она… странная девочка, — сказал он, спускаясь по лестнице.

— Она — ведьма. А деньги эти… сатанинские! — выдавил из себя Анисим и перекрестился.

— Типун тебе на язык, Анисим. Тут у меня возникли некоторые обстоятельства, я отъеду ненадолго, а ты побудь здесь. Скоро вернусь — и тогда вновь пойдем к этим людям за деньгами.

«Пускай она ведьма. Это даже хорошо — тогда, возможно, ее слова не пустые обещания!»

Вениамин Петрович вышел на улицу, озираясь по сторонам, словно за ним кто-то следил, и кликнул лихача. Приказал ехать до ближайшего казино. По дороге к полученному червонцу добавил два своих. Тут он заметил на взятой у девочки ассигнации, в левом углу, странный небольшой крестик, похожий на паучка.

«А чем черт не шутит! Может, эта малышка и сказала правду. Хотелось бы…» — подумал он, входя в казино. Тут его бросило в пот.

«Какой я дурень! Наверное, должна быть выигрышная комбинация, как у Пушкина в «Пиковой даме» — а она мне ее не сообщила. Что делать? Возвратиться назад и расспросить?»

Но он уже перешагнул порог игрального зала, ярко освещенного электричеством. Возле рулетки суетились и о чем-то громко переговаривались несколько взволнованных господ, так что распорядитель направился к ним, чтобы успокоить. За карточными, зеленого сукна столами для виста и покера было меньше эмоций — там играли господа с железными нервами.

Руткевич не стал менять деньги на фишки, а сразу выставил червонец и тут же его проиграл. Посмотрев на оставшиеся два, убедился, что помеченный еще у него, и бросил его «в бой». И тут все началось…

Через час господин Руткевич был уже обладателем семи тысяч рублей, играя без разбору — то за карточным столом, то в рулетку — и все время оставаясь в выигрыше. Вокруг господина Руткевича толпились прихлебатели — они ловили каждый его жест, каждое слово, подобострастно смотрели на счастливчика, а он с легкостью расправлялся с противниками и поил свою свиту шампанским. К девяти часам вечера он уже был обладателем целого состояния в семьдесят тысяч рублей. Конечно, он теперь и не помышлял о том, чтобы вернуться в доходный дом за жалкими грошами несчастного семейства. Невероятное везение Руткевича потрепало нервы хозяевам игорного заведения, они привлекли опытных мошенников, которые должны были разгадать используемые этим шарлатаном трюки, но те лишь разводили руками.

— Пожалуй, этот господин весьма ловок или невероятно везуч! — сделал заключение старый карточный шулер Барон.

Порой Руткевич делал невообразимые ходы, противоречащие логике, и все равно выигрывал, убедительно доказывая, что азартные игры и логика — несовместимые вещи. Единственное оружие, которое смогли применить против него владельцы игорных заведений, — это отказать ему в игре. Так с ним и поступали, но он не огорчался — казино, игорных клубов в городе было множество. А его выигрыш уже занимал внушительный баул, который повсюду таскал за Руткевичем плотный господин в тройке, за этим господином присматривали и охраняли деньги двое рослых полицейских.

В два часа ночи господин Руткевич сказал:

— Я обрел счастье! Я счастлив, господа! — и приказал везти себя домой.


На следующий день на первой странице газеты «Ведомости по-киевски» был помещен портрет господина Руткевича и заметка под заголовком «Несчастливый счастливец». В ней рассказывалось о феноменальном выигрыше этого господина, но сумма не называлась, так как он сам и все его домочадцы были зверски зарезаны бандитами, переодетыми в полицейских, а деньги украдены.

— Какой ужас! — сказала Анна Ивановна за утренним чаем, просматривая газету. — Это ведь тот господин, который был у нас и требовал деньги за проживание. Их вырезали — его и всю его семью… Лора, что ты об этом думаешь?

— Он любил деньги и был готов ради них заплатить любую цену, — серьезно произнесла девочка. — Он получил деньги, а Мамон получил плату за них. Ведь получая что-либо, ты должен и отдавать. Мари, передай, пожалуйста, сливки.

А Анисим запил, он пил беспробудно двое суток, пока его не протрезвили, окатив из ведра ледяной водой и не отвели к хозяину, господину Лисовскому, который долго с ним беседовал при закрытых дверях. После этого Анисим отправился к Петряковым и сообщил, что господин домовладелец с пониманием отнесся к их положению и не торопит с оплатой за проживание — они могут погасить долг, когда у них появится возможность.

Вскоре Анисим вместе с семьей, никому ничего не объясняя, переехал в другой дом, на место менее доходное, но более спокойное.


Содержание:
 0  вы читаете: Ведьмин пасьянс : Сергей Пономаренко  1  1. Украинское Полесье. Весна. 2005 год : Сергей Пономаренко
 2  2. Россия. Воинская часть. Зима. 1987 год. : Сергей Пономаренко  3  3. Украинское Полесье. Весна. 2005 год : Сергей Пономаренко
 4  4. Россия. Дисциплинарный батальон. Лето. 1987 год : Сергей Пономаренко  5  5. Украинское Полесье. Весна. 2005 год : Сергей Пономаренко
 6  6. Афганистан. Зима. 1988 год : Сергей Пономаренко  7  7. Украина. Весна. 1989 год : Сергей Пономаренко
 8  8. Киев. Зима. 1997 год : Сергей Пономаренко  9  9. Полесье. Село Страхолесье. Весна. 2005 год : Сергей Пономаренко
 10  10. Киевская Русь. Полесье. 6496 (988) год : Сергей Пономаренко  11  11. Полесье. Село Страхолесье. Весна. 2005 год : Сергей Пономаренко
 12  12. Киевская Русь. Киев. 6576 (1068) год : Сергей Пономаренко  13  13. Полесье. Село Страхолесье. Весна. 2005 год : Сергей Пономаренко
 14  14. Киев. Зима. 1997 год : Сергей Пономаренко  15  15. Киев. Подол. Весна. 2005 год : Сергей Пономаренко
 16  16. Киев. Весна. 2005 год : Сергей Пономаренко  17  17. Киев. Весна. 2005 год : Сергей Пономаренко
 18  18. Афганистан. 1987 год : Сергей Пономаренко  19  20. Турция. Лето. 2005 год : Сергей Пономаренко
 20  21. Киев. Лето. 2005 год : Сергей Пономаренко  21  22. Село Страхолесье. 2005 год : Сергей Пономаренко
 22  23. Киев. Подол. Осень. 2005 год : Сергей Пономаренко  23  Использовалась литература : Ведьмин пасьянс
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap