Фантастика : Ужасы : Два Призрака : Дмитрий Щербинин

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6

вы читаете книгу

Никаких особых надежд не возлагал Юра на летние каникулы — они обещали быть такими скучными, однообразными! Однако все изменилось после того, как мальчик обнаружил в лесу… жуткий камень, в котором хранилась сила дьявольского призрака. Этот призрак рвался в наш мир, а потому вселился в мальчишку — и вот уже Юрка воет, рычит, как хищный зверь, он теперь ужасен и опасен… Кто поможет ему избавиться от злого наваждения? Наверное, только одноклассница Уля, которая случайно увязалась за ним в лес. А может быть, еше и таинственная лесная колокольня, возведенная когда-то тем, кто теперь тоже стал призраком…

Глава 1. «Мёртвый дом»

У двенадцатилетнего Юры начались летние каникулы. Уже несколько раз ходил он вместе с друзьями купаться на речку, и на шашлыки в лес. Но вот после нескольких жарких, солнечных дней небо затянуло тучами, и пошёл несильный, но затяжной дождь.

С одной стороны: дома сидеть скучно, а с другой — и по природе особо не разгуляешься. Можно, конечно, было побродить с зонтиком, но Юра не любил гулять под зонтом.

И тут состоялся достопамятный разговор с его старшим братом Колей, который был студентом, и после недавней, успешной сессии подрабатывал. И вот что говорил Коля:

— Чего сидишь, скучаешь?

— Заняться нечем. Скорее бы дождь кончился, — печально вздохнул Юра.

— А хочешь посмотреть на страшный дом?

— Чего? Какой ещё страшный дом? Там чего — приведения? — хмыкнул Юра. — Ты знай: я уже не маленький и в приведений не верю.

— А я, по-моему, ничего о приведениях не говорил! — возмутился Коля. — Но дом действительно жуткий. Ты уж поверь мне.

И что-то в Колином тоне было такое, что Юра ему поверил. И он спросил:

— Что же это за дом такой?

И Коля ему ответил:

— Тот дом, в котором я сейчас работаю. Представляешь: дом огромный, а жил там всего один человек. Умер он, и оказалось, что ни наследников, ни родственников у него нет. Вообще никаких: ни близких, ни далёких. И никакого завещания он не оставил. Так что, получается, здание переходит в собственность государства. Помимо прочего нашли там огромнейшую библиотеку. Вот я их и переписываю. Так, поверишь ли: постоянно чувствую, что кто-то за мной следит. И взгляд такой жуткий, леденящий. Иногда у меня аж волосы на затылке дыбом встают. Но и это ещё не всё: ведь здание действительно огромное, есть там и потайные проходы, и подземные уровни. И до сих пор плана здания не составили.

Юра внимательно слушал своего старшего брата и кивал. Потом он вымолвил:

— Кое-что я про этот дом знаю. В прошлом году, когда только умер его прежний владелец, отправился на подземные уровни составитель карты. И исчез бесследно. Сколько его потом ни искали, так ничего и не нашли. Про это в газете заметка была.

— Да. И после этого случая перекрыли проход на нижние уровни. Вроде должна была приехать группа профессиональных учёных-исследователей, но так никто и не приехал. В общем, Юрка, раз ты так скучаешь, могу тебя взять с собой. Но только пообещай мне: из тех помещений, где книги хранятся — ни на шаг.

— Обещаю, обещаю, — радостно закивал Юра.

* * *

Тот дом, в котором работал Коля, стоял за городской чертой. Требовалось пройти сотню метров по размытой дождём тропе, и тогда неожиданно из окружения старых, кривых вязов и ясеней появлялась высокая, но во многих местах погнутая решётка.

Ворота были приоткрыты. В будке со скуки резались в карты охранники, и не обращали никакого внимания на входящих.

А вот и дом. Действительно устрашающий, жуткий даже. Раньше Юра думал, что в старые времена не возводили таких высоких строений.

В доме было много этажей, но все эти этажи располагались не на одном уровне, а как-то неестественно и криво наплывали друг на друга. Вообще дом поражал своей несимметричностью: казалось, что его слепили из разных кусков. Но в тоже время оно представлялось единым организмом, некой хитроумной головоломкой.

Вот Юра попытался сосчитать, сколько в здании этажей, но быстро сбился. Когда он глядел на чёрные, различающиеся в размерах окна и трещины и пятна, которые покрывали стены, ему начинали мерещиться премерзкие, чудовищные физиономии. Но и это ещё не всё: чем дальше он считал, тем отчётливее все эти физиономии складывались в некий нечеловеческий, поражающий своим уродством лик.

У Юры закружилась голова, заломило в висках, а в глазах потемнело. Тут Коля встряхнул его за плечо и проговорил:

— Не советую тебе подолгу на это здание смотреть, а, тем более, пересчитывать этажи. Я уже пытался: результат такой же, как и у тебя.

Юра помотал головой, и сказал:

— Бр-рр…

— Ну что: тебе уже страшно? — поинтересовался Коля.

— Да. По настоящему страшно.

— Так, может, домой пойдёшь?

— Да ты что?! Конечно — нет. Ты лучше скажи: хоть кто-нибудь пересчитал, сколько в здании этажей?

— Представь себе: ни у кого это не получилось. У всех начинала болеть и кружиться голова. И все видели некий жуткий лик…

При этих словах Юра вздрогнул и прошептал:

— Так, значит, он действительно есть.

— Ну, так вот, — продолжал Коля. — Всё-таки надо было заносить в документы количество этажей, и сговорились, что будет считаться, что в здании двенадцать этажей. Но по какому-то досадному недоразумению, которое, кстати, никто так и не смог объяснить, записали: «тринадцать этажей».

— Чёртова дюжина, — мрачно проговорил Юра, и тут же задал вопрос. — А что же: разве внутри здания не могли посчитать, сколько этажей? Ведь это же так просто: поднимаешься по лестнице и считаешь.

— Не так всё просто. Там множество лестниц. Но далеко не все поднимаются на самый верх. По некоторым можно подняться на пятнадцать этажей, и вдруг оказаться на третьем этаже, потому что они, оказывается, как-то там искручивались. Иные упираются в тупики, но над ними явно есть ещё этажи. В общем, скажи мне, что здесь тысяча этажей, и я этому не удивляюсь…

— Но это же научная загадка, — проговорил Юра.

— Вот именно: научная загадка. Учёные разводятся руками, и не могут ничего объяснить…

По широкой, выбитой из чёрного гранита лестнице, поднялись они на крыльцо. Там, на постаменте сидели два демона с исключительно злобными, клыкастыми мордами.

И хотя демоны были высечены из чёрного камня, и время не пощадило их; несмотря на многочисленные трещины — они всё равно казались живыми. Из их выпученных тёмных глазищ леденящими волнами исходила ненависть. А их мускулистые тела словно бы изготовились к прыжку.

Коля вымолвил:

— Каждый раз, когда здесь прохожу, такое чувство, будто эти твари набросятся на меня и разорвут в клочья. Несколько раз, поверишь ли, даже не выдерживал, и бросался бежать.

— Я тебя понимаю, — с дрожью в голосе вымолвил Юра. — Это не простой камень. В нём — жизнь.

— Ну, ладно. Мы, в общем, пришли.

* * *

Они перешагнули порог и оказались в прихожей, которая поражала как своими размерами, так и несоразмерностью форм. Массивные и грязные, тёмно-багровые партеры ниспадали сверху, и шевелились, несмотря на то, что ветра не было. Можно было заметить, по меньшей мере, дюжину лестниц, и, причём, далеко не все из них вели вверх. А одна из лестниц сужалась и вводила в ход настолько узкий, что туда мог протиснуться разве что скелет.

На стенах висели полотна, но всех них был отображён лишь мрак.

— Не смотри на полотна, — предупредил Юру его старший брат.

— Почему?

— Потому что, если долго смотреть, то увидишь лики. А потом заснуть не сможешь. Настолько это лики жуткие.

Юра кивнул, но всё краешком глаза заметил, что внутри одного из полотен медленно ворочается нечто. Тогда мальчик сглотнул испуганно и отвернулся.

Коля повёл Юру по самой широкой лестнице. На ступеньках лежал ковёр, который даже можно было бы назвать красивым, если бы не покрывавшие его тёмные пятна, которые вполне могли оказаться пятнами ссохшейся крови…

Наконец они вошли в библиотеку. Из первой же залы было несколько проходов, в иные библиотечные залы. Вдоль каждой стены стояли книжные стеллажи, высотой от самого пола и до потолка, то есть по семь-восемь метров.

— Ничего себе! — присвистнул Юра. — Сколько же здесь книг?..

— Ещё и тысячной части не учтено, — ответил Коля. — Вон видишь моё рабочее место…

И Коля кивнул на широкий стол, где был установлен компьютер.

— Представь себе: работаю здесь один. Почему, спросишь? Отвечаю. Люди сторонятся этого дома, пугает он их.

— А тебя разве не пугает? — спросил Юра.

— Конечно, пугает. Я же тебе говорил: чувствую, что я здесь не один. Кто-то невидимый следит за мною. Но надо преодолевать собственные страхи, не так ли?

— Возможно. А сейчас этот некто здесь присутствует? — поинтересовался Юра.

— Сейчас нет… — растерянно проговорил Коля. — Так, ладно, я начинаю работать, а ты можешь посмотреть библиотеку. Но повторяю: из библиотеки ни в коем случае не уходить.

— Да. Хорошо. Обещаю.

— Замечательно. А если случайно нажмёшь на какой-нибудь рычажок, и откроется тайный ход, что ты будешь делать?

— Сразу побегу к тебе, и обо всём расскажу.

— Умница. И ни в коем случае, ни единой ногой в этот потайной ход не суйся. Потому что там может быть… нет — даже наверняка там есть ловушка. Тебя сожмёт, или разорвёт, или проколет, или ты встретишься с призраком, а это страшнее всего.

Юра кивал и почти на каждое Колино слово приговаривал «угу», тогда как ему грезилось, что он уже открыл потайной ход, забрался в него, и нашёл там клад. Наконец, выслушав Юрины обещания, Коля разрешил ему идти исследовать библиотеку, а сам продолжил перепись.

Юра прошёл в соседнюю залу и остановился у стеллажа. Но ещё было слышно, как щёлкает по клавишам Коля, как урчит компьютер.

«Здесь, наверное, уже всё переписанное» — подумал Юра: «А пройду-ка я в самую дальнюю залу, где книги ещё не проверялись. Там наверняка найду что-нибудь интересное».

Но, как и следовало ожидать, библиотека представляла такой же противоестественный, вывернутый и искривлённый лабиринт, как и всё остальное здание. Из одной залы вполне могло отходить по семь-восемь проходов, некоторые из них были в углах помещения, некоторые вели вверх или вниз. Так из одной залы было аж шесть проходов вниз, и каждый из них выводил в отдельную, переполненную книгами залу.

Сначала Юра шёл очень быстро, почти бежал, не считая ни зал, ни поворотов. Он был уверен, что не заблудится.

А потом остановился и прислушался. И понял мальчик, что совсем, совсем ничего не слышит.

И вдруг холодок пробежал по его коже. Он почувствовал, что рядом кто-то есть. Он резко обернулся, но не увидел ничего, кроме нескольких проходов ведущих в соседние залы. Тем не менее, чувство того, что за ним наблюдают, не проходило.

— Кто здесь? — позвал он шёпотом, а потом выкрикнул, — Кто здесь?!

И тут же уже про себя добавил: «Что же я это такие глупости кричу? На что, интересно, надеюсь? Быть может, на то, что выйдет призрак и скажет: Здравствуйте, это я, призрак, и я за вами слежу».

Эти мысли показались Юре настолько забавными, что он даже улыбнулся. И, словно бы в ответ на его дерзкую, неподобающую к этому мрачному месту улыбку, раздался резкий звук. Юра вздрогнул, метнул стремительный взгляд в одну и в другую сторону, и тут увидел, что в углу, в тени от стеллажей висит полотно. Такие же полотна висели и при входе в здание: один лишь мрак был там изображён, и вновь краем глаза Юра увидел, что в полотне движется нечто.

И тогда Юре стало так жутко, что он, не помня себя, крикнул громко:

— Коля!

Крик его эхом среди стен заметался, и постепенно затухал, дробясь в бессчётных книжных переходах.

И Юре так хотелось услышать ответ, и с таким вниманием он вслушивался, что ему показалось, будто он действительно услышал голос брата.

И тогда Юра попытался успокоиться, и даже произнёс вслух:

— А чего я, собственно говоря, испугался? Приведения? Злого духа? Ну, во-первых, я в библиотеке, которую, вроде как, всю исследовали. А во-вторых, если здесь и есть какой-то призрак, что он мне может сделать? Смотреть на меня? Ха — ну и пускай смотрит. Эй, призрак, ты здесь? Нравлюсь я тебе? Да? Ну и любуйся на меня, а я пока книжечки посмотрю…

И когда он это произнёс, то по бессчётным, окружающим его залам пронёсся шорох. А потом Юра увидел нечто такое, отчего глаза его округлились.

В противоположной от него стене был проход, за которым открывалась целая анфилада библиотечных залов. Так вот: самая дальняя и едва приметная из этих зал вдруг заполнилась непроглядной чернотой. Потом тоже самое произошло и с следующей залой, а потом и ещё с одной.

Таким образом, чернота, поглощая залы, приближалась к нему. И Юра понял, что, если он даже со всех сил побежит, то всё равно от этой черноты не спасётся. И слышал он мучительный, жуткий, заунывный и яростный вой, который приближался.

Тогда мальчик закрыл глаза ладонями и зашептал:

— Нет, нет, пожалуйста, не надо. Ведь ничего этого нет, да?.. Ведь это просто свет выключается, да?.. Вот сейчас я открою глаза, и окажется, что этой черноты уже нет.

Частые удары сердца близким набатом гремели в его ушах, так что он даже не мог услышать: приближается ли вой.

И вот он решился: отстранил от лица ладони, и открыл глаза. Тьмы не было. Никто не скрипел, не визжал и не выл. Анфилада была видна до самой дальней залы.

Но кое-что всё-таки изменилось. На запылённом, растрескавшемся полу лежала книга. Тогда мальчик подумал, что она, должно быть, упала со стеллажа, и лишь позже, когда многое уже изменилось в его жизни, он догадался, что поглощающая залы чернота всё-таки докатилась до него, и принесла эту книгу.

Книга лежала возле самых его ног. Это отнюдь не был толстый, неподъёмный фолиант — книжка была тоненькой. Обложка являла цвет совершенно чёрный, без каких-либо опознавательных знаков.

— Так. Ну, вот книжка, — задумчиво и все ещё испуганно проговорил Юра. — Что же, можно сказать, она мне сама явилась. Надо бы посмотреть, что она сказать хочет. Ведь буквы меня не съедят, не так ли?..

И с этими словами он нагнулся, поднял книгу, и раскрыл её.


Содержание:
 0  вы читаете: Два Призрака : Дмитрий Щербинин  1  Глава 2. Извне : Дмитрий Щербинин
 2  Глава 3. Путь к колокольне : Дмитрий Щербинин  3  Глава 4. В Колокольне : Дмитрий Щербинин
 4  Глава 5. Тайна : Дмитрий Щербинин  5  Глава 6. Смех и слёзы : Дмитрий Щербинин
 6  Глава 7. Снова в проклятом доме : Дмитрий Щербинин    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap