Фантастика : Ужасы : Группа поддержки. Второе зло Cheerleaders. The Second Evil : Роберт Стайн

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38

вы читаете книгу

Несчастные случаи, таинственные происшествия, кошмарные нападения и жуткие убийства — все это происходит с участницами группы поддержки Шейдисайдской школы. Кто охотится за девушками в пустых школьных коридорах — маньяк, злой дух или призрак? Начните читать и почувствуйте леденящий душу ужас и потусторонний страх. Эта книга будет интересна любителям остросюжетной прозы и всем тем, кто, став взрослым, не разучился верить в таинственное и по-прежнему боится темноты…

Часть первая

Где находится зло?

Глава 1

Похороненные надежды

Кимми Басс притормозила на Дивизионной улице и нетерпеливо забарабанила по рулю пальцами.

— Терпеть не могу этот светофор, — пояснила она.

Ее подруга Дебра Керн, сидевшая рядом, уставилась на переходящего дорогу парня в синей ветровке, ведущего на поводке огромного добермана.

— А куда ты так спешишь? — спросила она, протирая стекло рукой в перчатке.

— Она всегда спешит, — заметила с заднего сиденья Вероника Митчел, или просто Ронни.

Загорелся зеленый. Кимми нажала на газ, и ее голубая «Камри» двинулась с места.

— Я вовсе не спешу. Просто не люблю останавливаться.

Дебра поежилась, несмотря на включенный в салоне подогрев. Она была невероятно щуплой и мерзла при любом количестве рубашек и свитеров. Зато Ронни было достаточно тепло в отделанной фальшивым енотом и доставшейся с маминого плеча куртке, хотя она и не слишком шла ей. Рыжие локоны, нос кнопкой и множество веснушек придавали девушке вид двенадцатилетней девочки.

Ветер гнал по улице опавшие коричневые листья. Стояли последние дни холодного ноября, тяжелые низкие облака плыли по вечернему небу угрожающе медленно.

— Чем бы заняться в субботу вечером? — спросила Кимми, резко сворачивая на Старомельничную улицу. — Выбраться, что ли, куда-нибудь?

Дебра поправила свои прямые светлые волосы легким движением руки. Ее голубые глаза, обычно бледные и холодные, на сей раз вспыхнули.

— Нет уж. В субботу вечером у меня свидание.

— Правда? И с кем? — поинтересовалась Ронни, приподнимаясь с заднего сиденья.

— С Эриком Бишопом, — ответила Дебра после секундного раздумья.

— С Эриком? — Кимми ужасно удивилась. — Разве он не встречается с Кэри Тейлор?[1]

— Больше нет. — На лице девушки проступила злорадная ухмылка.

Она вновь повернулась к запотевшему окну и пальцем в перчатке нарисовала на стекле звезду.

— Эрик Бишоп! Он в самом деле крутой! — воскликнула Ронни, опустившись на свое место и ерзая под огромной меховой курткой. — Нельзя ли убавить жару?

Кимми пропустила ее слова мимо ушей.

— А ты с кем-нибудь сейчас встречаешься? — спросила у нее Дебра, поправляя ремень безопасности.

— Не знаю, — пробурчала та. — Вроде бы ни с кем.

— Ты ведь больше не вешаешься на Чипа? — Дебра повернулась и внимательно разглядывала круглое лицо подруги. В свете уличных фонарей было прекрасно видно, как порозовели ее щеки.

— Ни в коем случае! — воскликнула Кимми. — Теперь с ним встречается Корки. В самом деле.

Дебра пристально посмотрела на нее. Ронни хмыкнула себе под нос.

— В самом деле! — повторила Кимми. — Я покончила с Чипом и даже рада этому.

— У него пристрастие к сестрам Коркоран, — сказала Дебра сухо, вновь уставившись на мелькающие за окном дома. — Сперва он встречался с Бобби, теперь с Корки.

При упоминании имени Бобби по салону будто бы прокатилась волна холода. Дебра потянулась к регулятору подогрева, но увидела, что он вывернут на всю катушку.

— Бобби была так прекрасна, — протянула Ронни задумчиво.

— И в группе поддержки она выступала лучше всех на свете, — добавила Дебра.

— А я ей так завидовала, — закончила Кимми. — До сих пор не могу поверить, что она умерла.

— Бедная Корки, — произнесла Дебра, понижая голос почти до шепота. — Они были так похожи. Не могу представить, что у нее на душе. Если бы моя сестра умерла, я бы…

Она не смогла договорить.

— Корки замкнулась в себе, — сказала Кимми, сосредоточивая все внимание на двух пятнах белого света, которые бросали на дорогу фары ее машины. — Почти ни с кем не разговаривает.

— Я завидовала обеим сестрам, — призналась Ронни. — Их прекрасным светлым волосам, прекрасным белым зубам, прекрасным стройным фигурам.

— Я стараюсь вести себя с Корки по-дружески, — продолжала Кимми. — Но у нее на лице навсегда застыло выражение печали, и ей как будто не хочется ни с кем дружить. Может быть, мы все, втроем, смогли бы…

— Нужно вернуть Корки в группу поддержки, — вмешалась Дебра. — И с чего вдруг она ушла в прошлом месяце? Если бы это случилось сразу после смерти сестры, я бы поняла. Но зачем было столько ждать?

— Мы должны привести ее в чувство, — произнесла Ронни. — Надеюсь, она нас послушает.

Кимми повернула направо, на улицу Страха. Небо уже почти потемнело, порывистый ветер налетал на маленькую машину.

— Жаль, что вас не было после шестого урока в учебном корпусе, в библиотеке, — сказала Дебра. — Вы не видели Секи Томас с Гари Брандтом. Секи преподала ему первый урок любви. Они даже не додумались спрятаться за стеллажами.

— Она его поцеловала? — спросила Ронни мягким шепотом, наклоняясь вперед.

— Можно назвать это и так. Я подумала, что библиотекарша завела корову.

Девчонки покатились со смеху. Они перестали хохотать лишь тогда, когда впереди показалось кладбище, примыкающее к улице Страха. За прогнившей низкой оградой возвышался поросший травой холм. Между покосившимися надгробиями тянулись полоски серого тумана.

— Семья Корки должна переехать, — сказала Дебра, поеживаясь. — Нельзя жить так близко к тому месту, где похоронена Бобби. Оно будет постоянно напоминать обо всем.

— Корки без конца ходит на ее могилу, — добавила Кимми, качая головой.

— Надо с ней поговорить, — произнесла Ронни с жаром. — Она должна забыть о Бобби и о злом духе…

— Злой дух не умер, — сказала Дебра внезапно. — Я все еще ощущаю его присутствие.

— Дебра, прекрати, — бросила Кимми резко.

— Я знаю, что злой дух, убивший Бобби, все еще жив, — возразила Дебра.

— Не говори так! — воскликнула Ронни.

— Просто тебе нужно читать поменьше этих дурацких книжек, — заметила Кимми. — В голове не укладывается, сколько ты тратишь времени на подобные вещи.

— Я должна изучить все, что связано с оккультизмом, — ответила Дебра. — И вы обе тоже. Ведь мы все были на кладбище и видели злого духа.

— Но я видела, как Корки сражалась с ним и загнала обратно в могилу, — возразила Кимми раздраженно, почти сердито. — А вообще-то не знаю, что я видела. Это был дурной сон, хочется поскорее о нем забыть. И не собираюсь читать про все эти оккультные мумбо-юмбо, даже слышать о них не желаю.

Дебра потрогала кристалл, который начала носить на шее вскоре после похорон Бобби, и произнесла:

— Но я чувствую…

— Я хочу изгнать все это из своей жизни! — заявила Кимми громко. — Я хочу…

Она оборвала фразу на середине и застыла с распахнутым ртом. Ронни и Дебра проследили за ее взглядом, направленным в лобовое стекло. Посреди темного кладбища они заметили одинокую фигуру на небольшом холме, где недавно появились свежие захоронения. У ее ног плыли полоски серого тумана. Она стояла, положив руку на надгробие и опустив голову, будто бы разговаривая с тем, кто был в могиле.

— Это Корки, — прошептала Дебра. — Что она здесь делает?

— Я же говорила, — ответила Кимми, сбавляя скорость. — Без конца навещает Бобби.

— Она же тут замерзнет! — воскликнула девушка, поеживаясь. — Нужно ей посигналить. — И потянулась к клаксону, но Кимми оттолкнула ее руку.

— Нет, не надо.

— Почему? — удивилась Дебра.

— По-моему, плохая примета — сигналить на кладбище.

— Так кто же из нас суеверный? — поддела ее подруга, вглядываясь в полумрак.

— Она нас заметила? — спросила Ронни.

— Нет. Она все так же смотрит на могилу, — ответила Кимми, опуская стекло. — Я ей крикну.

Брюнетка высунулась в окно и стала звать Корки. Но порывистый ветер швырял это имя обратно ей в лицо.

— Она тебя не слышит, — сказала Дебра, уставившись на неподвижную фигуру Корки, такую маленькую и хрупкую среди покосившихся надгробий.

— Что будем делать? — спросила Ронни тоненьким голоском.

Дебра вновь потрогала свой кристалл и взглянула на Корки.

— Не знаю, — ответила Кимми. — Не знаю.

Корки Коркоран не замечала ничего, прильнув к холодному граниту памятника Бобби. Ее лицо было влажным от слез, тихих слез, покатившихся неожиданно, без всхлипываний. Слез, заменявших ей слова, которые она хотела сказать погибшей сестре.

— Я не могу не приходить сюда, — произнесла Корки, все так же держа руку на надгробии. — Не могу. Временами я чувствую, как что-то влечет меня сюда. Почти помимо моей воли.

Ветер завывал в ветвях деревьев, покрывавших холм. Но Корки не чувствовала холода.

— Если бы только я могла заснуть, — продолжала девушка, — если бы только я могла заснуть и не видеть снов. У меня такие ужасные сновидения, Бобби. Такие страшные и яркие кошмары. Та жуткая ночь на кладбище, ночь, когда я сражалась со злым духом.

Она вздохнула и утерла слезы обеими руками.

— Мне все кажется, что я до сих пор сражаюсь со злом, Бобби. Все сражаюсь, хотя и отправила его обратно в могилу.

Корки прижалась разгоряченным лицом к холодному граниту.

— Бобби, ты меня слышишь? — спросила она вдруг.

И, будто бы в ответ, земля задрожала.

— Бобби?! — воскликнула девушка, вскакивая от удивления.

Весь кладбищенский холм дрожал, надгробия тряслись и качались.

— Бобби?

В земле образовалась трещина. Потом пробежала еще одна, будто темная молния. Корки вскрикнула, не веря своим глазам, — земля на могиле Бобби распахнулась. Трещина становилась шире, шире. На поверхности показалась костяная рука, с нее свисали клочья плоти. Потом появилась вторая.

Ноздри Корки заполнил тяжелый запах, разлившийся в воздухе. Костяные руки схватились за край трещины и стали подтягиваться. До тех пор, пока не появились голова и плечи.

— Это ты! — воскликнула Корки в ужасе, наблюдая за тем, как ее мертвая сестра вылезает из могилы.

Глава 2

Кто-то наблюдает

— Бобби?

Она произнесла это имя испуганным шепотом. Горло у нее перехватило, когда погибшая сестра выросла перед нею из-под земли. Корки отпрянула назад, стукнувшись о надгробие, и чуть не перелетела через него.

— Бобби, это ты! — закричала девушка, падая коленями на твердую промерзшую землю.

Сестра все надвигалась, пока не приблизилась к Корки вплотную. Посмотрела на нее запавшими глазами. Позеленевшая кожа на ее лице потрескалась и должна была вот-вот отвалиться. Длинные светлые волосы перемешались с жидкой грязью и веточками.

— Ой! — Корки громко, испуганно вскрикнула, все тело ее затряслось от ужаса.

Мертвая девушка смотрела на нее, ветер завывал, земля дрожала.

— Что это, Бобби? — с трудом выдавила Корки, глядя на жуткую, разлагающуюся фигуру. Ей совсем не хотелось видеть, что произошло с сестрой, но не было сил отвести глаза.

— Что это, Бобби? Почему ты покинула свою могилу? Ты хочешь мне что-то сказать?

Корки была так напугана, так потрясена, что даже не знала, произносит ли слова вслух или только мысленно. Она, не отрываясь, смотрела снизу вверх на зеленое лицо с запавшими глазами и увидела, как рот Бобби медленно открывается. Распухшие почерневшие губы шевелились, будто силясь что-то произнести. Но не раздавалось ни звука.

— Что это, Бобби? — спросила Корки в очередной раз. — Что ты хочешь мне сказать?

Ветер зашумел сильнее. Черные губы покойницы распахнулись шире, запавшие глаза закатились глубже. Объятая ужасом Корки смотрела завороженно, не в силах подняться с колен. Рот Бобби открылся еще шире, и оттуда показался жирный бурый червяк.

— Нееееееет!

Душераздирающий крик Корки перекрыл завывания ветра. Девушка закрыла глаза руками и опустила лицо, борясь с приступом подкатившей тошноты. Через несколько секунд, когда она открыла глаза, моргнула и постаралась перевести дух, Бобби уже не было.

Иссиня-черное небо стало ясным. Мягко светила полная луна, ветер прекратился. Кладбище было пустынным и тихим. Земля на могиле сестры оказалась нетронутой. «Ничего не произошло, — сообразила девушка. — Это был всего лишь сон. Еще один кошмар, связанный с Бобби. Я заснула. Привалилась к памятнику и задремала. Как же я измучилась за эти дни! Не спала целыми ночами, а сейчас вот заснула от усталости».

Корки уставилась на темную почву, твердую и молчаливую. «Мне все это пригрезилось, не иначе, — убеждала она себя. — Дрожащая земля, трясущиеся и качающиеся надгробия, костлявые руки, появившиеся из трещины, нереальная фигура сестры, позеленевшая и разлагающаяся, покрытая землей и насекомыми. Все это был только ужасный сон».

— Что же мне делать? — спросила девушка вслух. — Что делать, чтобы прекратить все эти кошмары?

Корки повернулась к низкому памятнику и снова заговорила с Бобби, опустив голову.

— Я постараюсь не приходить подольше, — произнесла она мягко, но ее голос разносился далеко в морозном воздухе. — В следующий раз буду держаться подальше отсюда.

Ветер осторожно качнул деревья. Все кругом как будто зашептало.

— Это не оттого, что я хочу забыть о тебе, Бобби, — продолжала Корки, громко всхлипывая. — Просто потому, что я все еще жива, а значит, должна…

Она резко оборвала фразу.

— Извини. Я болтаю чепуху. Мне пора. Я уже опаздываю, да к тому же ужасно озябла.

«А Бобби уже не озябнет», — подумала девушка, и эта горькая мысль заставила ее вздрогнуть.

— Бобби, я правда…

Она замолчала и коротко вскрикнула — за высоким мраморным монументом что-то двигалось. Может быть, белка? Нет. Для белки великовато.

Вглядываясь в наполненную неясным шепотом темноту, Корки увидела прячущуюся за памятником темную фигуру. Появилась и тут же исчезла чья-то рука. Потом показалось и скрылось лицо, почти неразличимое в тени. «Здесь кто-то есть, — поняла Корки. — За мной кто-то наблюдает».

Ветер усиливался, шепот становился все громче. Еще не успев сообразить, что делает, девушка вскочила на ноги и кинулась бежать. Она мчалась мимо покосившихся памятников, шумно дыша, оскальзываясь на мокрой траве и пожухлых облетевших листьях. Высокие влажные стебли хлестали ее по ногам. Не сбавляя скорости, Корки оглянулась назад и увидела, что за ней гонятся.

Это был мужчина, а может быть, парень. Темный капюшон почти закрывал его лицо. Он бежал быстро, дыша тяжело, выпуская поверх капюшона облачка пара. Девушка видела лишь треугольник его лица: часть носа и глаза. Жесткие, решительные, злобные глаза. Бледно-серые, почти бесцветные. «Помогите! Кто-нибудь!» — хотела крикнуть Корки, но сил хватало лишь на дыхание. Ботинки преследователя громко стучали по земле, все ближе. Или это стучало ее сердце?

Кто он такой? Зачем гонится за ней? Что ему надо? От этих вопросов голова шла кругом. Холодный и тяжелый воздух забивал рот. Девушка мчалась в темноту. К улице. К улице Страха. До родного дома оставался всего квартал. Успеет ли она? Улица была совсем близко. От быстрого бега уже болел бок. Шаги раздавались прямо за спиной.

— Ой! — вскрикнула Корки.

Ее нога ударилась о низкое надгробие. Боль пронзила ступню, и девушка, раскинув руки, повалилась вперед, на кучу мокрых листьев.

Глава 3

«Пожалуйста, вернись!»

— Корки!

Сперва она не узнала зовущий голос.

— Корки!

Девушка подняла голову, встала на ноги, лихорадочно отряхивая облепившие куртку листья.

— Эй, Корки!

Голос доносился с улицы, от небольшой синей машины, затормозившей у дорожного ограждения.

— Кимми! — воскликнула девушка. — Ох, Кимми!

Брюнетка уже спешила к ней, ее глаза были исполнены участия. Следом из машины выбирались Дебра и Ронни.

— Он… он гонится за мной! — выпалила Корки на одном дыхании, снова чуть не падая. Кимми вовремя подхватила ее за плечи.

— Что случилось, Корки?

— Что случилось? — спросила Ронни, подбегая к ним.

— Он гонится за мной! — повторила Корки, повернувшись и указывая назад.

Никого. Нет человека в капюшоне. Нет бледных-бледных глаз. Исчез. Или это был очередной кошмар?

Корки поморщилась. У нее болел бок, а от удара о гранитное надгробие она потянула лодыжку.

Очередной кошмар? Просто галлюцинация?

— Мы отвезем тебя домой, — произнесла Кимми, обнимая блондинку за плечи. — Идем, Корки. Идем с нами.

— Холодрыга какая! — заметила Ронни, зябко кутаясь в свою огромную куртку.

Дебра хранила молчание, глядя на покосившиеся надгробия в старой части кладбища. На ее лице застыла тревога. Она сжала рукой висевший на цепочке кристалл и что-то беззвучно зашептала.

— Дебра, пошли! — Голос Кимми, донесшийся уже от машины, помешал ей сосредоточиться. Девушка повернулась и двинулась вслед за подругами.

Через несколько минут Кимми въехала на гравиевую дорожку, ведущую к старому приземистому дому Коркоранов, и выключила мотор. Все четыре девушки поднялись на крыльцо. Корки пришлось долго воевать с ключами, прежде чем дверь открылась, и они наконец вошли.

— Брррррр! — поежилась Дебра и почесала ногой о ногу.

— Дебра, здесь же совсем не холодно, — заметила Кимми.

— Йааааии!

Из гостиной с воплем выскочила какая-то фигура.

— Шон, хватит дурачиться! — прикрикнула Корки на братишку, вытаращив глаза.

— Я вас напугал, — ухмыльнулся тот. Его синие глаза сверкали. Благодаря своим светлым волосам и высоким скулам он казался уменьшенной и обработанной под ангелочка копией Корки.

— Сейчас нам совсем не до розыгрышей, — ответила Кимми, вешая куртку на крючок.

— Может, сразимся в «Девять-десять»? — Мальчик потянул ее за рукав.

— В «Девять-десять»?

— Ага. Я достал «Мегамена-2».

— В другой раз, — ответила Кимми.

— Ну, хоть чуть-чуть поиграем? — канючил Шон, подтаскивая ее к лестнице.

Та беспомощно оглянулась на Корки.

— Уймись, Шон, — бросила сестра резко. — Сейчас нам не до игр.

Она заглянула в гостиную.

— А где мама с папой?

— За следующей дверью. — Мальчик неохотно отпустил рукав Кимми.

— Идемте, — сказала Корки подругам, увлекая их в гостиную. — Я пока сбегаю на кухню и поставлю чайник. Приготовлю горячий шоколад.

— Звучит заманчиво, — заявила Дебра, все еще дрожа и потирая плечи.

— Терпеть не могу горячий шоколад! — встрял Шон.

— Тебя не спрашивают! — взвилась сестра. — Отправляйся наверх. Живо!

— Дурочка! — ответил брат, в сотый раз на дню. Потом показал язык и кинулся в свою комнату.

Корки включила торшер, стоявший у стены, возле кожаной кушетки. Комнату залил бледный свет, окрасивший все в зеленоватые и коричневатые тона.

— Я сейчас вернусь, — произнесла Корки, направляясь к дверям. — А что вы там делали? В смысле — у кладбища?

— Ну… — Дебра сверкнула глазами в сторону Кимми.

— Тебя искали, — ответила та. — Мы собирались заехать к тебе домой, а потом увидели, как ты… ну… — Она замялась и не окончила фразу.

Бледные щеки Корки порозовели.

— Я навещала Бобби. Я бываю у нее иногда.

Никто не нашелся, что сказать. В комнате повисла гнетущая тишина.

— Пойду, поставлю чайник. — И Корки поспешно выбежала из комнаты.

Ее мысли лихорадочно скакали. Она никак не могла понять, зачем девчонки ее разыскивали. С тех пор как Корки ушла из группы поддержки, они общались довольно редко. Встречаясь с ней в школьном коридоре, все старались выказывать как можно больше дружелюбия, но ей совсем не хотелось ни с кем разговаривать.

Девушка услышала какой-то шум и выглянула в окно. Две кошки гонялись друг за другом по толстому ковру из опавшей листвы, устилавшему весь двор. И эта погоня напомнила Корки о странном человеке в капюшоне с холодными серыми глазами. Она вздрогнула и поспешила обратно к гостям.

Кимми и Дебра разместились по краям кушетки. Кимми нервно барабанила пальцами одной руки по другой, а Дебра крепко обхватила колени. Ронни стояла у окна, уперевшись руками в свои узкие бедра, и глядела на дорогу. Заметив, что Корки вошла в комнату, повернулась к ней и произнесла:

— Наконец-то мы согреемся.

Хозяйка уселась в кресло, развернутое к кушетке, и тут раздался неприличный звук.

— Шон! — вскрикнула она сердито и вскочила на ноги. На сиденье оказалась одна из прикольных штучек братца.

Девчонки покатились со смеху.

— У нас в семье любят шутить не словом, а делом, — объяснила Корки и забросила злосчастную игрушку в угол.

— А твой братишка забавный, — заметила Дебра, закидывая ногу на ногу.

— Хочешь, забирай его себе, — ответила девушка, снова опускаясь в кресло.

Ронни приблизилась к кушетке и села на ковер, скрестив ноги.

— Как ты себя чувствуешь, Корки? — спросила наконец Кимми заботливым тоном.

— Кажется, нормально, — ответила та поспешно, отводя глаза.

— Ты видела последний матч? — спросила Ронни.

— Нет, — покачала головой девушка.

Повисло напряженное молчание. Сверху доносились звуки, издаваемые электронной игрой Шона. Корки откашлялась.

— Ну так зачем вы хотели меня видеть? — спросила она.

— Мы хотели попросить тебя вернуться в группу, — выложила Ронни.

— Ага. Поэтому и пришли, — поддакнула Кимми, вперив в Корки взгляд своих синих глаз.

— Не знаю, — ответила та, качая головой и откидывая с глаз прядь волос.

— Нам тебя очень не хватает, — продолжала Кимми. — Теперь группа уже совсем не та.

— Точно, — добавила Ронни серьезно.

— Это очень мило с вашей стороны, — сказала Корки, снова опустив глаза. — Но…

Она мысленно вернулась в то время, когда они были в группе вместе с Бобби. Вспомнила, как вышла из себя Кимми, когда сестру назначили капитаном, и как пыталась настроить против нее остальных девчонок. Теперь она сама стала капитаном. Бобби умерла, а Кимми добилась того, чего всегда желала. Так зачем же ей понадобилось возвращение Корки в группу?

— Почему бы не попробовать? — начала уговаривать ее Кимми.

— Да. Потренируешься с нами пару раз, — предложила Ронни, вертя опаловый перстень на указательном пальце.

— Давайте не будем лукавить! — выпалила Корки. — Ведь именно вы всегда нападали на нас с Бобби.

Эти слова словно повисли в воздухе. Кимми и Ронни на мгновение застыли, Дебра тяжело сглотнула.

— Все изменилось, Корки, — сказала Кимми наконец. Потом добавила: — С той ночи.

Дебра уронила руки на колени и уставилась в окно своими льдистыми голубыми глазами. В неярком свете торшера ее лицо казалось совсем бледным.

— Думаю, мы и сами сильно изменились, — продолжала Кимми. — Во всяком случае я.

Корки вздохнула, но промолчала.

— Я была с тобой в ту ночь, — произнесла брюнетка с жаром. — И тоже видела злого духа. Видела, как кружилась земля над старой могилой. И никак… никак не могу выбросить все это из головы.

— Я тоже не могу, — поддакнула Ронни. — До сих пор кошмары снятся.

— И мне, — прошептала Дебра.

— Благодаря этому я изменилась, — продолжала Кимми, глядя на Корки. — Хотя и не потеряла сестру, как ты, но все-таки изменилась. Раньше я была такой злой. И ты верно сказала, — нападала на вас с Бобби. Ведь я не такая красивая и стройная, как вы. Но после той ужасной ночи на кладбище меня больше не заботят подобные вещи. Я поняла, как хрупка наша жизнь, увидела…

— Это заставило нас всех остановиться и задуматься о том, что же в жизни главное, — вклинилась Ронни. — Я тоже изменилась.

— И ты изменилась, — сказала Кимми, обращаясь к Корки. — Это видно.

Дебра кивнула, сохраняя молчание.

— Поэтому мы и решили, что для тебя будет лучше вернуться в группу, — продолжила Ронни. — Мы правда хотим тебе помочь.

— Мы подружимся, — произнесла Кимми, и ее розовые щеки стали ярче. — Потому что теперь противостоим чему-то по-настоящему страшному, и нам нужно держаться вместе.

Корки оглядела их одну за другой и подумала: «Они говорят искренне, они и вправду так думают. Ими действительно движет забота обо мне, и они действительно изменились». Ей захотелось перегнуться через чайный столик и обнять сразу всех троих. Однако она сдержала порыв и сказала:

— Это… это было и вправду очень мило с вашей стороны — прийти сюда и позвать меня обратно. Я подумаю над вашим предложением. Подумаю.

— Приходи на тренировку после уроков, — предложила Кимми. — Для начала можешь просто посмотреть.

— Ну… — Корки поднялась на ноги, сложила руки на груди и подошла к окну.

— Без тебя все рассыпается, — сказала Ронни, проследив за ней взглядом.

— Мы не искали тебе замену, — добавила Кимми. — Твое место в группе дожидается тебя. Правда.

— Спасибо, — ответила Корки, медленно шагая по комнате.

Она поглядела в окно и вскрикнула:

— Ой! Это он!

Оказалось, что человек в капюшоне и со странными, призрачными глазами преследовал девушку до самого дома. И сейчас, крадучись, приближался к крыльцу через тенистый газон.

Глава 4

Зло живо

— Корки, что такое?

Увидев, как подруга застыла у окна, а на лице ее изобразился страх, Кимми и Дебра вскочили с кушетки и кинулись к ней. Ронни подбежала следом.

— Он… он здесь! — с трудом выдавила Корки и указала рукой во двор.

Кимми обхватила ее за плечи и оттащила в сторону. Остальные двое прижались носами к стеклу и стали вглядываться в полумрак.

— Кто?

— Где?

— Он здесь! — повторила Корки дрожащим голосом. — Он смотрит на меня пустыми глазами, словно призрак.

— Я его не вижу, — сказала Дебра, отгораживаясь ладонью от света, струившегося из комнаты.

— А я вообще ничего не вижу, — поддержала ее Ронни. — Ветер гоняет листья. Вот и все.

— В конце дорожки сидят две кошки, — доложила Дебра и повернулась к Корки: — Это их ты увидела?

— Нет! — возразила та, мотая головой. — Я видела его. Видела! Он был там, шел по траве к дому.

— Ну, теперь он исчез, — сказала Ронни, сверкая глазами.

Корки испустила громкий вздох облегчения.

— Наверное, увидел, что мы все на него смотрим, — предположила она.

— Да, кажется, так, — ответила Дебра с сомнением.

— Кажется, — эхом откликнулась Ронни.

«Они мне не верят, — поняла Корки. — Не верят, что я его видела. Думают, что у меня галлюцинации». А потом, добавив: «Я и сама себе не слишком-то верю», поежилась и отошла от окна.

— Пожалуй, нам пора, — произнесла Кимми, направляясь в прихожую. — Я обещала быть дома еще полчаса назад.

— Я тоже, — поддакнула Ронни, силясь улыбнуться хозяйке.

— Как мило, что вы пришли, — сказала Корки, слегка раздосадованная казенностью этой фразы. — То есть как хорошо, что подоспели вовремя. А то этот парень и все такое…

Ронни снова переглянулась с Кимми. «Никто из них мне не верит, — опять подумала Корки, заметив выражение лица брюнетки. — Думают, что я спятила». Она взглянула в окно, ожидая увидеть там человека в капюшоне, наблюдающего за ней. Но снаружи была лишь тьма.

Кимми и Ронни уже натягивали куртки.

— Это искусственный мех? Какой замечательный! — Корки пробежала пальцами по рукаву куртки Ронни.

— Тебе нравится? Мы обе в ней поместимся! — пошутила та.

— Ну ты идешь? — крикнула Кимми Дебре, застрявшей в дверях комнаты.

— Мне нужно поговорить с Корки, — сообщила девушка. Потом, повернувшись к хозяйке, спросила: — Можно?

— Да, конечно, — ответила та поспешно и улыбнулась.

— До дома я пройдусь пешком, — добавила Дебра, обращаясь к Кимми.

— Могу тебя отвезти, — предложила Корки.

— Подумай над нашими словами, — сказала Кимми, открывая дверь. — Приходи на тренировку, ладно?

— Подумаю. Обязательно.

Они еще раз попрощались, потом Кимми и Ронни исчезли за дверью. Корки с Деброй вновь прошли в гостиную и направились к кушетке. Гостья забралась на нее с ногами.

По стене пробежали лучи от фар, затем растаяли.

— Как ты себя чувствуешь, Корки? Я уже давно собиралась прийти к тебе.

— Вроде бы нормально, — ответила та, опускаясь на подлокотник кушетки с противоположного конца.

— Нет, я хотела спросить, как ты себя чувствуешь на самом деле, — произнесла Дебра, и ее голубые глаза возбужденно полыхнули.

— Неважно, — ответила Корки. — То есть… Тяжко мне. Совсем тяжко. Ты была там в ту ночь, Дебра, и тебе, наверное, тоже нелегко.

Девушка согласно кивнула.

— Кимми и Ронни считают, что я сделалась какой-то чудной. — Она невольно коснулась кристалла, висящего на груди. — Они так думают потому, что я стала интересоваться оккультизмом. Но должна же я как-то бороться с тем, что происходит!

Корки сухо рассмеялась:

— По-моему, мы все стали немножко чудными.

Но Дебра не улыбнулась в ответ.

— Они предупреждали, чтобы я не говорила с тобой об этом. И все-таки придется. Они меня даже умоляли, но мне наплевать. Ты должна обо всем узнать.

Корки подошла к окну и встала к нему спиной.

— О чем узнать? Почему ты говоришь загадками, Дебра?

— Зло все еще здесь, — ответила та без выражения. Ее глаза вдруг стали скучными, будто в них погасили свет.

Корки раскрыла рот, но ни слова не сказала. Дебра беспокойно завозилась на кушетке. Ужасное дребезжащее сопровождение электронной игры, казалось, сделалось громче.

— Ты была там, Дебра, — повторила Корки едва ли не шепотом. — Видела, как я сражалась с несчастной Дженнифер. Видела, как злой дух выходил у нее изо рта. Видела, как зло вернулось в гроб Сары Фиар и было снова там похоронено. Ты же все это видела, Дебра.

Подруга кивнула, не сводя с Корки безжизненного взгляда.

— Видела. Но я знаю, что зло не умерло, Корки. Ты не убила его, поверь мне. Оно все еще где-то поблизости.

— Но, может быть…

Корки не нашлась, что ответить. Кимми и Ронни, пожалуй, правы — Дебра стала чудной. Она и прежде была немного замкнутой, немного холодной. Но теперь, сидя на кушетке, поджав под себя ноги, с побледневшим лицом и застывшим взглядом, облаченная в черные одежды, девушка производила пугающее впечатление.

— Кимми и Ронни мне не верят, — сказала она, соединив ладони, словно для молитвы. — Но я права, Корки. Злой дух все еще здесь. Я чувствую зло, чувствую всю его мощь… прямо сейчас… прямо в этом доме!

— Прекрати, пожалуйста! — воскликнула хозяйка. Она оторвалась от окна и вернулась к кушетке, остановившись в нескольких сантиметрах от подруги. — Ты начиталась всяких книжек про вуду и черную магию…

— Я изучила их и понимаю, что говорю. — Дебра неожиданно схватила Корки за руку. — Прежде мы с тобой не были подругами. Я знаю, что совсем не нравилась ни тебе, ни твоей сестре. Но теперь мы должны подружиться. Мы должны полностью довериться друг другу.

Ладонь ее пылала. Корки отпрянула, и рука Дебры безжизненно упала на колено. Хозяйка опустилась рядом с ней на кушетку.

— Мы должны забыть о случившемся, — услышала она собственный голос.

Дебра вздохнула и покачала головой.

— Мы не сможем. До тех пор, пока зло не исчезнет.

— Может быть, тебе следует прекратить читать подобные вещи? — сказала Корки мягко. — Мы все прошли через ужасы, но теперь нужно как-то освоиться с жизнью, нужно пересилить себя. Я знаю, почему Кимми и Ронни позвали меня обратно в группу.

— Ты меня не слушаешь, — возразила Дебра. — Злой дух жив. Ты его не убила, Корки, и мы не сможем освоиться с жизнью, пока он остается здесь. Ты должна мне поверить!

— Твоя ладонь такая горячая. У тебя температура?

Ответить помешал резкий свисток.

— О нет! Я совсем забыла про шоколад! — Корки стремглав бросилась на кухню.

— Пусть себе свистит. Я читала о древних духах, — произнесла Дебра. — Я…

— Посиди, сейчас выпьем горяченького, — оборвала ее Корки с порога. — Я сейчас.

Она поспешила из комнаты, но слова подруги продолжали звенеть в ушах. «Бедная Дебра, — думала девушка. — Кажется, ее припекло не меньше моего. Она такая бледная, такая напряженная, такая… беззащитная.

Что же мне ей сказать? — размышляла Корки, снимая чайник. — Какие слова на нее подействуют? Не верится, что злой дух все еще жив. Я видела, как он исчез в могиле. Видела. Мы все видели. Но что, если она права? Если он не похоронен? Что тогда?

А вдруг Дебра пытается меня запугать? — пришла неожиданная мысль. — Может быть, она говорит все это, чтобы вернуть меня в группу? Нет. Дебра верит своим словам. На ее лице была написана искренность, а в глазах неподдельный ужас».


Корки достала из буфета две кружки и поглядела в окно. Ей показалось, что она видит на заднем дворе чей-то силуэт. Неужели снаружи кто-то есть?

Девушка всмотрелась пристальней, но никого не разглядела. «Наверное, разыгралось воображение», — решила она. Насыпав в чашки шоколадный порошок, она вновь бросила нервный взгляд на окно.

— Эй, Корки! — позвала Дебра из комнаты.

— Иду! — откликнулась та. — Только налью кипяток.

Взяла чайник и повернулась к стоявшим на столе чашкам. Но как только она дотронулась до стола, ее рука начала неожиданно вздыматься вверх. Сама того не ожидая, девушка поднимала горячий чайник все выше и выше над застывшей левой рукой.

— Ой! — вскрикнула она и попробовала опустить правую руку, сжимавшую чайник. Но та совершенно ее не слушалась. А левая рука не отрывалась от столешницы.

— Что происходит? Что со мной происходит?

Держа чайник над головой, правая рука начала его опрокидывать.

Опрокидывать.

Опрокидывать.

Из носика вырвался пар. И тут кипяток полился на левую руку.

— Помогите! О-о!

Корки не могла опустить правую руку и не могла отдернуть левую из-под раскаленного водопада.

— Помогите, пожалуйста! — кричала она.

Кипяток лился по локтю и стекал на ладонь.

— Я не могу остановиться! Не могу!

Раскаленная вода терзала ее кожу.

Обжигала.

Обжигала.

Обжигала так, что она уже не чувствовала боли. И вообще ничего не чувствовала.

Глава 5

Из могилы

— Она наверху, в своей комнате, — объяснил Шон Чипу.

Тот снял школьный пиджак, повесил его на крючок и одернул рукава свитера.

— А удобно будет ее потревожить? — спросил он.

Шон надул огромный розовый пузырь из жвачки и ответил:

— Удобно. Кимми уже с ней.

Чип вздохнул и окинул взглядом лестницу. Ему совсем не хотелось встречаться с Кимми. С тех пор как он ее бросил и увлекся Бобби Коркоран, миновало уже два месяца. Но бывшая подружка все еще смотрела на него холодно, так, что парню каждый раз делалось неуютно.

Встречаясь в школьном коридоре, девушка всегда отворачивалась, больно раня его.

— А Корки поправляется? — спросил Чип, чтобы хоть как-то потянуть время.

Шон кивнул, отлепляя жвачку от щеки.

— Ага. Она почти здорова, только бороться не может.

— Это плохо, — заметил Чип и прищелкнул языком. Парень никак не мог решить, стоит подниматься наверх или нет.

— Может быть, лучше зайти попозже? — спросил он Шона.

— Чип, это ты? — раздался сверху голос Корки.

«Попался», — подумал парень.

— Привет! — крикнул Чип и стал подниматься по ступеням.

Он остановился в дверях комнаты. Корки сидела на краю постели, забинтованная рука покоилась у нее на коленях. Кимми стояла возле шкафа и застегивала «молнию» куртки.

— Как дела? — спросил парень у хозяйки.

— Значительно лучше, — ответила та, улыбаясь.

Чип пересек комнату и коротко поцеловал ее в щеку. Смерть Бобби сблизила их. Корки поняла, что с этим парнем можно поговорить о сестре, о своем горе, о страхах. Через некоторое время они стали даже больше, чем друзья.

Чип был высоким атлетичным парнем, с открытым дружелюбным лицом. Его густые каштановые волосы обычно не знали расчески. Он часто надевал тяжелый сине-зеленый шерстяной свитер, делавший его плечи еще более широкими.

— Рука заживает?

— Не обращайте на меня внимания, я уже ухожу, — вмешалась Кимми. Ее голос был полон горечи.

— А, привет, Кимми, — произнес Чип как можно непринужденнее, но даже не обернулся, боясь встретиться с ее осуждающим взглядом.

— Спасибо, что зашла, — сказала Корки, поднимаясь. — И спасибо, что принесла домашнее задание.

— Ну, до понедельника, — ответила подруга и, тряхнув своими черными кудрями, вышла из комнаты.

Как только она скрылась из виду, Чип шагнул навстречу Корки и обнял ее за плечи.

— Ой! Осторожно! Моя рука! — вскрикнула та.

— Так, чем это вы тут занимаетесь? — донеслось с порога.

Обернувшись, они увидели Шона, пристально глядящего на них.

— Мы ничем не занимаемся, — ответила Корки резко.

— Ты же говорила, что не можешь бороться, — произнес братишка с укоризной. — А теперь борешься с ним.

— Мы не боремся, — возразила Корки со смехом. — Иди.

— Сама иди! — Это был стандартный ответ Шона.

— Давай, проваливай! — прикрикнула сестра.

Мальчик просунул язык между зубов и издал резкий звук. Еще один стандартный ответ. Чип засмеялся. Корки ткнула парня локтем под ребра.

— Нечего его поощрять, — произнесла она и посмотрела на брата: — Давай, убирайся.

— Ладно, — ответил тот, — я уйду.

И уже повернулся к выходу, но остановился в дверях:

— Но чтоб никакой борьбы, понятно?

С этими словами мальчик наконец-то исчез, и послышались его быстрые шаги по лестнице.

— Он забавный, — заметил Чип и прищелкнул языком.

— Только мне не до забав, — ответила Корки сухо и снова присела на край кровати.

— А рука действительно заживает? — Парень опустился рядом с нею.

— Ага. Но она все еще слишком чувствительна. Ты и представить себе не можешь, чего стоит одеться при помощи одной руки! — Девушка вымученно засмеялась. — В понедельник я уже выхожу. Какой длинной была эта неделя! Какой длинной…

Она собиралась еще что-то сказать, но тут ожил телефон, стоявший на ночном столике. Корки схватила трубку:

— А, да. Привет. Ты не можешь позвонить попозже? Ко мне тут Чип зашел. Ладно. Пока.

Она посмотрела на свое отражение в зеркале, укрепленном на дверце шкафа, и здоровой рукой пригладила волосы.

— Кто это? — спросил парень, откинувшись на кровати и сложив руки за головой.

— Дебра, — ответила Корки. — Звонит мне каждый вечер с тех пор, как я обварила руку, и ей пришлось бежать за моими родителями. Кажется, решила взять надо мной шефство.

— Она все еще утверждает, что ты обварилась из-за злого духа? — вздохнул Чип.

Корки подошла к окну и посмотрела на задний двор. Вечернее солнце опускалось за деревья, и на покрытый палой листвой газон легли длинные тени.

— Не смейся над Деброй, — попросила девушка низким голосом.

— Извини, — ответил парень поспешно. — Я не хотел сказать, что она изменилась к худшему. Но ведь люди очень часто обжигаются случайно. Просто у тебя соскользнули пальцы, поэтому вода пролилась на руку. И…

— Ничего у меня не соскользнуло, — произнесла Корки твердо. — Это не была случайность, Чип.

Она решила рассказать ему всю правду. Парень снова сел на кровати. Его лицо сделалось удивленным.

— Ты хочешь сказать, что поверила ей? — спросил он, повысив голос.

— Я не ей поверила, — ответила Корки резко. — Я сама там была. И знаю, что произошло. Я чувствовала зло, Чип. Чувствовала, как оно меня парализовало. Там был злой дух. Он заставил меня обжечь себя. Заставил, двигая моими руками.

— Ладно, ладно, извини, — пробурчал Чип. Ему не нравилось с ней спорить, и он каждый раз поддавался или менял тему. — А тот страшный тип больше не появлялся? С серыми глазами?

— Никаких следов. — Девушка горько покачала головой. — Кимми и Ронни уверены, что я его вообразила. Каждый раз, когда я старалась показать его им, он испарялся. Вот так.

Она щелкнула пальцами.

— Кошмар, — откликнулся Чип. Больше он не нашел, что сказать. — Тогда ты…

— Я тебе еще не говорила, но я беседовала с психиатром, — перебила его Корки, подходя к кровати и садясь рядом.

— Как?

— В поликлинике, — пояснила девушка. — Когда я рассказала врачам «скорой», как обварила руку, они вызвали психиатра. Кажется, решили, что обманываю их.

Корки бессознательно погладила кровать здоровой рукой. Ее лицо стало задумчивым.

— Он оказался молодым парнем, очень симпатичным. Его зовут доктор Стерн. У него уже проверялась Мойра Берне.

— Мойра? — несказанно удивился Чип. — Зачем ей понадобился психиатр? По-моему, она самая нормальная в Шейдисайде!

— Она призналась мне, что пару лет назад стала лунатиком, — объяснила Корки. — И этот доктор Стерн ей сильно помог.

— Ну а тебе он что сказал? Ты говорила ему про злого духа?

Избегая взгляда Чипа, Корки отвернулась к окну.

— Ну вообще-то… нет.

— Как не так?

— Мне совсем не хотелось обсуждать с ним это, — призналась девушка. — То есть я не была готова. Не хотелось, чтобы он счел меня свихнувшейся. Я поведала ему о смерти Бобби и обо всем прочем…

— И что же он сказал?

— Сказал, что мне нужно войти в нормальный режим. Сказал, что я слишком многое пережила, но не должна зацикливаться на прошлом. А стараться жить, как прежде.

— Что значит в нормальный режим? — спросил парень. — Раньше ложиться, раньше вставать — так, что ли?

— Не ерничай. Он имел в виду, что я должна делать все так же, как и прежде, до смерти Бобби, и злой дух… — Ее голос сорвался. — Кажется, мне придется вернуться в группу поддержки.

— Потрясающе! — воскликнул Чип радостно.

— Думаю, я должна попробовать, — произнесла Корки, беря парня за руку. — Кимми и Рони звали меня, и…

— Блестяще, — произнес Чип, поглаживая ее по руке. — Блестяще.

— У меня есть две причины для возвращения, — сказала она задумчиво и почти шепотом. — Мне жутко не хватает Бобби, а занятия в группе отвлекут от тоски. Не останется времени на бесплодные размышления.

— А вторая причина?

— Я должна отыскать злого духа, — ответила девушка, глядя Чипу в глаза. — Зло вернулось. Должно быть, оно поселилось в ком-то еще. Возможно, в ком-то из моих знакомых.

— Что? С чего ты взяла? — удивился парень.

— С того, что в ту ночь оно пробралось в мой дом, — прошептала Корки, уставившись на пол. — И я должна отыскать его, пока оно еще кого-нибудь не прикончило.

Чип поглядел на нее задумчиво и ничего не ответил.

— Меня замучил один вопрос. — Девушка подняла глаза. — Один серьезный вопрос.

— Правда? — Взгляд Чипа стал тревожным. — Какой же?

— Пойдешь со мною на кладбище после ужина? — попросила Корки тоненьким голоском.

— Что?! — От неожиданности он запустил пальцы в свои космы.

— Пойдем со мной. Я хочу сходить на могилу Бобби. Всего разок. Я поклялась, что не буду мотаться туда слишком часто, но сейчас мне нужно рассказать ей о своем решении. О том, что хочу вернуться в группу поддержки.

— Зря, — ответил парень мягко и вздохнул.

— Пойдем, Чип. — Девушка сжала его руку.

— Зря ты это придумала, — повторил он с жаром. — Ты сказала, что этот врач велел тебе войти в нормальный режим. А без конца торчать на кладбище — совсем не нормально. По-моему, идти не стоит.

— Пожалуйста, — попросила она мягко, прижавшись нему и поцеловав долгим, умоляющим поцелуем. — В последний раз. Обещаю.

Наконец, оторвавшись от парня, Корки заметила, что его лицо сделалось более мягким.

— Ладно, ладно, схожу с тобой после ужина, — сдался он, а потом добавил: — Пожалуй, от этого не будет вреда. Что с нами может случиться?

Стояла еще не слишком холодная ночь начала декабря. Тысячи крошечных белых звездочек сверкали на угольно-черном небе. Огромная полная луна заливала надгробия ярким светом. Поскольку дом Корки отделял от кладбища всего один квартал, ребята решили пройтись пешком. Чип взял с собою фонарик, на тот случай, если луна скроется.

По дороге Корки стала расспрашивать его о первой игре сезона — баскетбольном матче, состоявшемся в прошлую субботу. Чип рассказал о центральном нападающем противника, который страшно ругался, хотя был самым низкорослым среди игроков обеих команд. А девушка в ответ поведала, как Шон за ужином высыпал в пюре какую-то пищевую добавку. Им обоим не хотелось говорить о том, чем они собрались заняться и куда направлялись. Ребята пытались сделать вид, что совершают увеселительную прогулку, а вовсе не идут на кладбище. И все-таки у Корки никак не шла из головы погибшая сестра.

Сойдя с дороги, они направились через старую часть кладбища, мимо низких, потертых надгробий, отбрасывавших странные тени в лунном свете. Фонарик Чипа ярко освещал траву впереди. Неожиданно в луче света вспыхнули чьи-то глаза. Корки невольно схватила парня за руку. Из-за гранитного памятника появилась облезлая белая кошка. Она угрожающе мяукнула, затем отпрыгнула и исчезла в темноте. Не отпуская руку Чипа, девушка повела его к холму, окруженному невысокими деревьями. Здесь находились самые свежие могилы.

— Сюда, — прошептала она. — Мы почти пришли.

Чип неожиданно шагнул назад. Девушка остановилась и проследила за его взглядом. Он светил фонариком на какой-то временный памятник. Свежая окраска говорила о том, что он совсем новый. Это была могила Дженнифер Дели.

Корки вздохнула и потянула Чипа за рукав свитера. Каждый раз, когда она проходила здесь, ее охватывали пугающие воспоминания. Сейчас этого совсем не хотелось. Не хотелось думать о несчастной Дженнифер и о злом духе, поселившемся в ее теле. Она пришла лишь рассказать Бобби о своем решении и уйти с кладбища, оставить ужас позади. Оставить позади воспоминания. Или хотя бы попытаться.

Девушка обернулась, услышав какой-то шум, донесшийся от шоссе. Оказалось, что просто проехал грузовик. Бросив взгляд с холма на старую часть кладбища, Корки заметила столетний камень, блестевший под яркой луной. Она его прекрасно запомнила. Это было надгробие Сары Фиар, окруженное еще четырьмя могилами, источенное временем и погодой. Сейчас оно стояло совершенно тихо.

Именно у этой могилы Корки боролась со злым духом той жуткой и страшной ночью. У открытой могилы Сары Фиар она сражалась и победила, изгнала зло из тела Дженнифер и отправила обратно в гроб навсегда. Или только думала, что навсегда? Ведь зло снова поднялось из могилы. Зло вернулось. Куда-то…

Корки поежилась. «Я не хочу сейчас об этом думать. Не хочу. Не хочу. Не хочу».

— Нам сюда, — указала девушка, отворачиваясь и направляясь к прямоугольному камню на могиле сестры.

У подножия лежали высохшие цветы, которые Корки принесла неделю назад. Она почувствовала неожиданный озноб, засунула руки поглубже в карманы ветровки и повернулась к Чипу. Тот стоял в нескольких метрах от нее, прислонившись к дереву, сложив руки на груди и глядя в небо. «Кажется, он дает мне полную свободу действий», — поняла Корки и повернулась к надгробию.

— Это я, Бобби, — произнесла она тихим голосом. — Вообще-то я не хотела сюда идти и постараюсь не приходить так часто. Ведь нужно, чтобы моя жизнь вернулась в прежнее русло. Я знаю, что ты тоже мне этого желаешь.

Корки сделала паузу, посмотрела на Чипа, который все еще глядел в небеса, глубоко вздохнула и продолжала:

— Я хотела рассказать тебе о том, какое приняла решение. Надеюсь, оно правильное. Я решила вернуться в группу поддержки. Видишь ли, Бобби…

Девушка замолчала, услышав какой-то звук. Обернулась, поглядела вниз с холма и застыла на месте, не в силах перевести дыхание.

Она в ужасе смотрела на женскую фигуру, парившую над могилой Сары Фиар.

Глава 6

Пять загадочных смертей

Корки пыталась овладеть собою, и ей наконец-то удалось позвать Чипа. Он встрепенулся и повернулся туда, куда указывала подруга.

Заметил ли он женщину? Или это снова ее галлюцинация? Неужели она совсем потеряла рассудок? Девушку захлестнула волна ужаса. Действительно ли она видит эту женщину, парящую над могилой Сары Фиар?

— Эй! — крикнул Чип. Значит, тоже заметил женщину.

Корки поняла, что горло отпустило, и шумно выдохнула.

— А, привет! — ответила незнакомка, направляясь к ним.

Луч от фонарика Чипа осветил ее лицо. Она оказалась молодой, но не слишком красивой. У нее были черные прямые волосы, падавшие на поднятый воротник плаща. Женщина подняла руки и прикрыла глаза от яркого света.

— Вы меня напугали, — произнесла она. — Не думала, что здесь может быть кто-то еще.

Чип опустил фонарь и подождал, пока Корки придет в себя. Наконец она сдвинулась с места.

— Вы нас тоже напугали.

Они вдвоем зашагали навстречу женщине.

— Я приняла вас за привидение, — сказала Корки как можно непринужденнее, но незнакомка даже не улыбнулась.

— Я копирую надпись на памятнике, — произнесла она скрипучим голосом, совсем не вязавшимся с ее возрастом. — А вы пришли сюда, чтобы побыть наедине?

И, не дожидаясь ответа, она опустилась на колени перед надгробием Сары Фиар. Потом легла на живот, собираясь приняться за работу.

— Ой! — Корки не смогла сдержать резкий вскрик. Молодая женщина лежала на том самом месте, где умерла Дженнифер Дели.

«Перестань! Перестань! Перестань! — твердила девушка про себя. — Перестань об этом думать!»

— Что вы делаете? — спросила Корки громко, стараясь отогнать ужасные воспоминания.

— Я уже сказала — копирую надпись на памятнике, — ответила незнакомка, проворно водя кусочком графита по тонкой бумаге, приложенной к камню. — На этом кладбище попадаются чудесные памятники. Некоторые из них по-настоящему уникальны и могут многое рассказать о своем времени.

Она быстро закончила, потом поднялась на ноги и осмотрела свою работу. Удовлетворенная, скатала бумагу и улыбнулась Корки.

— Хорошо, что я здесь не одна, — сказала женщина радостно. — Об этом кладбище ходит столько слухов.

— Знаю, — ответила Корки.

— Как вы можете работать в темноте? — спросил Чип, указывая на бумажный рулон.

— В основном действую по наитию. Но у меня также есть фонарик, ну, и конечно, луна.

Чип хотел было спросить еще что-то, но не стал.

— Я аспирантка и занимаюсь историей Шейдисайда. — Она протянула парню руку: — Меня зовут Сара-Бет Пламмер.

Чип и Корки также представились и пожали ей руку. «А она довольно милая, — подумала девушка. — Вот только старческий голос ей совсем не идет». Теперь стало заметно, что Cape-Бет чуть больше двадцати.

— А ты знаешь что-нибудь о Саре Фиар? — поинтересовалась Корки, указывая на надгробие.

Этот вопрос как будто удивил аспирантку. Она сузила глаза и покачала головой.

— Не очень много. Читала кое-что о ней, в основном в старых газетах. Конец ее жизни был странным и таинственным.

— Да? В самом деле? — спросила Корки с неподдельным интересом. — Что же с ней случилось?

Сара-Бет поправила воротник своего плаща и поежилась.

— Что-то похолодало, правда? — Она поглядела вдоль улицы, потом добавила: — Вам действительно интересно узнать про Сару Фиар?

— Да, — ответила Корки быстро. — Слишком… слишком долго объяснять почему, но нам интересно.

И она взглядом попросила Чипа поддержать ее.

— Ну… мне тоже, — произнес тот неохотно, кладя руку ей на плечо.

— Что ж, тут неподалеку есть небольшое кафе, на улице Готорна, — сказала Сара-Бет, застегивая верхнюю пуговицу плаща. — Совсем близко. Называется «Альма». Там часто собираются студенты.

— Я знаю, где это, — ответил Чип. — Всего в паре кварталов отсюда.

— Если хотите, — продолжала аспирантка, — можем отправиться туда и выпить чего-нибудь горяченького. И я расскажу вам все, что знаю о Саре Фиар.

— Здорово, — произнес парень, поглядывая на Корки.

— Хорошо, — согласилась та.

Тут она снова вспомнила, что фигура Сары-Бет сперва представилась ей парящей над могилой, и вздрогнула. «Это просто воображение, — сказала она себе. — Разыгралось воображение, как и в тот раз, когда я представила, что Бобби встала из гроба». Аспирантка казалась дружелюбной и привлекательной. Бросив прощальный взгляд на надгробье сестры, Корки повернулась и вместе с Чипом и Сарой-Бет зашагала к шоссе.

Путь до кафе, находившегося на пересечении улиц Готорна и Старомельничной, занял всего несколько минут.

— Видите, вон там? — Сара-Бет указала на небольшой домик из красного кирпича на противоположной стороне улицы. — Вот в нем я и живу. Не усадьба, конечно, но вполне уютный.

Кафе «Альма» тоже было маленьким и уютным. Вдоль одной стены тянулась длинная стойка, вдоль другой — низкие красные пластиковые столики. В помещении стоял запах кофе и жареного лука. Четверо подростков сидели за столиком у самого входа и барабанили по столешнице вилками. Кроме них, здесь были еще только двое седых мужчин, пристроившихся с кружками возле стойки.

Сара-Бет скользнула за самый дальний столик, Чип и Корки сели напротив нее. Аспирантка заказала чай, Корки — горячий шоколад, а Чип — колу с шоколадным мороженым.

— Очень пить хочется, — ответил он на немой вопрос обеих девушек и расправил свои широкие плечи.

Поначалу разговор не клеился. Корки даже начала ругать себя за то, что потащилась сюда с такой странной спутницей, совсем не зная ее. Сара-Бет казалась ей достаточно дружелюбной, но что-то в ней настораживало, хотя Корки и не смогла бы объяснить этого словами.

— А почему ты занималась надгробиями ночью? — спросила блондинка.

Глаза новой знакомой снова сузились, будто вопрос был ей неприятен.

— Просто слегка припозднилась, — ответила она, беря в руки чашку чая. — Нужно было все закончить к завтрашнему утру, но я не уложилась в срок, и пришлось работать сверхурочно.

Объяснение казалось вполне разумным, но для Корки оно все же звучало неубедительно.

— Ох ты! Извини. — Чип опрокинул свое мороженое на стул. Пытаясь поймать его, он случайно ударил Корки по руке. Та вскрикнула от боли и взглянула на Сару-Бет.

— Моя рука… ох… я обварила ее, — объяснила блондинка, показывая повязку.

Аспирантка пристально смотрела на Корки, и на какое-то жуткое мгновение девушке показалось, что та знает, как именно она обварила руку. Но это, конечно, было невозможно. «Нельзя быть такой подозрительной», — одернула себя девушка.

— Пожалуйста, расскажи про Сару Фиар, — попросила она. — Нам очень интересно.

Сара-Бет сделала большой глоток чая, потом поставила кружку и потянулась к алюминиевой сахарнице.

— Ладно, расскажу то немногое, что мне удалось раскопать, — произнесла она, насыпая в чай песок. — Как ни странно, но о ее смерти известно намного больше, чем о жизни.

Она вышла замуж за внука Саймона Фиара, загадочного человека, приехавшего в Шейдисайд издалека и построившего огромную усадьбу в лесу, вдалеке от города…

— Это те самые обгоревшие развалины, что возле кладбища, — встрял Чип, доставая мороженое из своего высокого стакана.

— Когда Саймон возвел свой дом, кладбища еще не было, — возразила Сара-Бет. — Усадьба стояла прямо посреди леса. Потом он построил в здешних краях мельницу. Вскоре после этого горожане проложили через лес дорогу, прямо к его дому, и назвали ее Фиар-стрит — улица Страха.

— Ух ты, я никогда об этом не слыхала, — Корки была заинтригована. — Конечно, моя семья переехала в город недавно. Раньше мы жили в штате Миссури. А ты живешь в Шейдисайде уже давно? И поэтому так интересуешься его историей?

Сара-Бет немного отхлебнула из чашки, посмотрела в окно и ответила коротко:

— Живу здесь всю жизнь.

«Я что, слишком любопытная? — подумала Корки. — И поэтому она держится так холодно?»

— Как я уже сказала, Сара Фиар вышла замуж за внука Саймона Фиара. Они с мужем жили неподалеку от усадьбы, в большом доме возле озера Страха.

— Это маленькое озерцо с островком посередине, — объяснил Чип подруге. — Оно находится в лесу, через два-три квартала от твоего дома.

— Повторяю, о жизни Сары Фиар почти ничего не известно, — продолжала аспирантка, вертя в руках сахарницу. — Ее муж внезапно умер от пневмонии всего через два года после свадьбы, и, как писали газеты того времени, оставил ей приличное состояние. Она держала множество слуг, в доме всегда было полно народу. После смерти мужа к ней переехали два родных и несколько двоюродных братьев.

Хотя Сара и обладала состоянием, о ней никогда не писали в светской хронике. В отличие от большинства богачей, она совсем не занималась благотворительностью. И больше я не нашла о ней никакой информации, — произнесла Сара-Бет. — Не знаю, выходила ли она снова замуж. Во всяком случае, об этом не говорится в хрониках семьи Фиар. Правда, она прожила совсем недолго.

— Сара тоже умерла молодой? — спросила Корки с удивлением.

— Очень молодой, — ответила аспирантка задумчиво. — В 1899 году. Ей не было и тридцати. И все это очень таинственно. Семья Фиаров каталась на лодке по озеру. Стоял спокойный, солнечный летний день. Озеро было гладким, словно зеркало. И больше там никто не плавал. Но лодка неожиданно перевернулась. Все, кто в ней был, утонули. Сара Фиар, ее брат, племянник, племянница и слуга.

— Ух ты! — воскликнул Чип, качая головой.

Корки смотрела на Сару-Бет в напряженном молчании. «Вот почему вокруг могилы Сары Фиар находятся еще четыре, — подумала она. — Брат, племянник, племянница и слуга».

— Они все утонули, — повторила аспирантка мягко, наклонившись к столу. — Причем недалеко от берега. До него можно было доплыть всего за пять-десять минут.

Сара-Бет снова хлебнула чаю, потом облизала свои бледные губы и сказала:

— Никто не знает, почему лодка перевернулась, никто не знает, почему все утонули. Эта тайна покрыта мраком.

Корки уставилась на свою чашку с шоколадом и крепко задумалась. Скрипучий голос аспирантки все еще звучал в ушах. «Это был злой дух, — думала девушка. — Это происшествие явно устроил злой дух». Она хотела было сказать о свой догадке, но тут же раздумала. Рука разболелась, и Корки почувствовала страшную слабость. К тому же она поняла, что не слишком доверяет Саре-Бет. Все-таки они знакомы меньше часа.

— Но это еще не все, — сказала аспирантка неожиданно. Корки заметила, что та пристально смотрит на нее, словно стараясь прочесть ее мысли. — После смерти Сары Фиар расползлось множество слухов. Говорили, что утонувший слуга был ее любовником, что их задолго до гибели видели гуляющими вместе по Шейдисайду и в лесу, неподалеку от дома. Вам, наверное, известны все эти россказни о привидениях, связанные с семьей Фиаров.

Корки удивил ее скептицизм.

— Разве ты в них не веришь?

Сара-Бет прищелкнула языком, медленно раздвинув губы в улыбке.

— По-моему, это забавно, — произнесла она, неотрывно глядя на девушку, будто пытаясь понять ее реакцию.

«Забавно? — подумала блондинка. — Пятеро человек утонули. Их лодка перевернулась на спокойном озере без всяких причин. Такая ужасная и трагическая история, а Сара-Бет думает, что это забавно?»

Корки допила свой шоколад и произнесла:

— Уже поздно. Моя мама, наверное, волнуется. Я не предупредила ее, что ухожу надолго. — Она взяла Чипа за рукав.

— Рад был познакомиться, — сказал парень аспирантке, встал из-за стола и снял с крючка подружкину ветровку.

— Взаимно, — ответила Сара-Бет, не спуская глаз с Корки. — Обычно на кладбище не встретишь столь приятных людей.

— Ты тоже уходишь? — спросила блондинка, пока Чип помогал ей одеться.

— Пожалуй, выпью еще чашку чая, — ответила аспирантка. — Я живу совсем близко отсюда.

Они попрощались, и Чип с Корки направились к выходу мимо стойки, возле которой все еще сидели двое седых мужчин со своими кружками.

— Она довольно милая, — заметил парень, когда они вышли на улицу, освещенную луной, висевшей высоко в черном небе.

— Кажется, да, — ответила Корки вяло. — Но есть в ней что-то странное, тебе не кажется?

— Странное? — переспросил он. — Разве что, голос…

Девушка посмотрела через окно кафе, пытаясь разглядеть дальнюю от входа стену. Сара-Бет Пламмер по-прежнему сидела за столиком, обхватив обеими рукам чашку с чаем. К изумлению Корки, на ее лице играла очень странная улыбка. Неприятная, жестокая улыбка. Даже с такого расстояния, через мутное стекло, был виден блеск темных глаз Сары-Бет. Несомненно злой блеск.

Глава 7

Лозунги и вопли

В понедельник после уроков Корки нерешительно приблизилась к двустворчатой двери спортзала. С той стороны раздавались крики и гром подошв по деревянному полу. Девушка подумала, что там, наверное, все еще тренируются баскетболисты. Она глубоко вздохнула, прикрыла глаза, беззвучно помолилась и распахнула дверь. И в этот момент группа поддержки грянула хором:


— Эй ты!
Да, ты!
Ты готов?
«Тигры» без пощады бьют врагов!
Мы идем вперед,
Никто нас не побьет!
«Тигры» на охоте,
Слышишь — ворчат, слышишь — рычат?
Лучше уши зажми —
Страшно рычат они.
Уж близко,
Уж близко совсем!

Скандирование закончилось дружным ревом, и каждая из пяти девушек подпрыгнула, хлопнув ногами в воздухе.

— Замечательно. Замечательно, — произнесла мисс Грин, тренер группы, как всегда сдержанно, уперев руки в бока.

Это была невысокая женщина с прямыми каштановыми волосами и плоским лицом, которое обычно казалось сердитым. Ее хриплый голос указывал на хронический ларингит.

— Попробуйте еще, — велела она. — И на этот раз прыгайте повыше. И порезче. Я хочу услышать ритм, девочки! Иначе вам никогда не попасть на олимпиаду.

Тренер Свенсон, стоявший в другом конце зала, поднес ко рту свисток. Резкий звук отразился под сводами гулким эхом. Корки посмотрела на баскетбольную команду, занимавшуюся разминкой, потом снова переключила внимание на группу поддержки, уже приготовившуюся исполнять номер. По мере того как она переводила взгляд с девушки на девушку, ее все больше захлестывали горькие воспоминания. Корки не могла двинуться с места, застыла, привалившись к двери.

Ближе всех к ней стояла Кимми, ставшая теперь капитаном. Ее круглое лицо, как всегда, было розовым, черные вьющиеся волосы взлетали при каждом прыжке. Она внимательно следила за тем, чтобы все остальные держали строй.

Рядом с ней была рыжая и веснушчатая Ронни. Серые шорты и белая тенниска без рукавов делали ее совсем маленькой. Она о чем-то шепталась с Деброй. Та улыбалась в ответ, и ее голубые льдистые глаза заметно светились. А дальше стояли и о чем-то оживленно болтали подружки-неразлейвода Меган Кармен и Хитер Дийль.

Капитан дала сигнал, и номер начался. Корки смотрела на то, как группа повторяет все заново. Теперь получалось намного живее, и прыгали девчонки повыше. Правда, Ронни начала движение раньше остальных и приземлилась не туда, куда нужно, но все остальные попали в точку. Как только номер закончился, Кимми заметила Корки и окликнула ее:

— Привет! Все-таки пришла?

— Ага, пришла, — ответила блондинка, улыбаясь. — Как здорово у вас получается!

И она сделала несколько шагов навстречу группе. С дальнего конца прилетел мяч. Кимми поймала его и отправила Гари Брандту, который махал ей рукой.

— Рада тебя видеть, Корки. Нам тебя очень не хватало, — сказала мисс Грин, приближаясь. Она повернулась к остальным: — Эй, посмотрите, кто пришел!

— Ты возвращаешься? — спросила Хитер.

Девушки окружили подругу и засыпали вопросами.

— Пощадите ее! — воскликнула Кимми, смеясь, и прошептала на ухо Корки: — А ты прямо суперзвезда.

— Если Корки вернулась, мы снова можем выполнять «бриллиантовую пирамиду», — сказала Меган восторженно. — Ну как делали вы с Бобби. — И тут же прикусила язык, поняв, что допустила бестактность.

— Попробуем, — ответила девушка и, видя, как смутилась Меган, улыбнулась ей: — Только дайте мне войти в форму. — Она похлопала себя по животу: — Я совсем растолстела, стала как мешок с картошкой.

— Ты выглядишь великолепно! — возразила Кимми, остальные поспешно поддержали ее.

«Может быть, мисс Грин велела им ободрить меня? — подумала Корки внезапно. — Или они действительно рады меня видеть?» Одна лишь Дебра не проявляла особых восторгов, а когда девушка отошла к стене, чтобы положить свои вещи, последовала за нею.

— Я чувствую его, — произнесла она тихо.

— Что? — переспросила Корки, опуская сумку рядом с остальными вещами, и обернулась.

— Я чувствую его прямо сейчас, — прошептала Дебра, глядя на подругу своими пронзительными голубыми глазами. Ее пальцы нервно сжимали кристалл.

— Что ты чувствуешь? — спросила Корки раздраженно. Возвращение в группу и так заставило ее достаточно поволноваться, а тут еще такая таинственность.

— Злого духа, — шептала Дебра, глядя на подружек, которые уже начали разминаться.

— Дебра…

— Я не пытаюсь тебя запугать, — ответила та резко, — но я разбираюсь в этих вещах, Корки. И знаю, что зло здесь, в зале. Я чувствую это. — Она сжала кристалл так, что побелели пальцы.

Корки перевела взгляд на группу.

— Обсудим это позже, — произнесла она. — Я собиралась поговорить с тобой, но только не сейчас.

— Ладно. — Дебра выглядела обиженной. — Я думала, что тебе захочется обо всем узнать.

Мисс Грин стояла у двери своего кабинета, находившегося в самом углу зала, и смотрела в их сторону. На лице ее читалось любопытство.

Кимми снова свистнула и позвала задорно:

— Корки, иди сюда! — Она повернулась к группе и откинула упавшие на лицо волосы. — Еще чуть-чуть поработаем над круговыми движениями. Давайте начнем, и Корки присоединится к нам. Ты ведь знаешь этот номер, правда, Корки?

— Не совсем, — покачала головой блондинка. — Я только раза два видела, как вы это делаете. Но вместе с вами могу попробовать.

— Хорошо, — ответила Кимми, тепло улыбаясь. — Это совсем просто, в самом деле. Попробуй. — И она указала ей место в строю.

Встав рядом с Хитер, девушка почувствовала, как тревожно забилось ее сердце.

— Ничего особенного не происходит, — сказала она вслух.

Хитер ободряюще положила руку ей на плечо и произнесла с улыбкой:

— Следи за мной и тогда уж точно ошибешься!

Обе рассмеялись.

«Как они все добры ко мне, — подумала Корки. И вдруг ее улыбка растаяла. — Все такие добрые. Даже не верится, что, может быть, одну из девчонок обуял злой дух».

— Ладно. Готовы? — Кимми выступила вперед, проверяя строй, потом вернулась на место. — На счет «три». Раз. Два. Три!

— Эй, ты! — грянули девушки и дважды ударили в ладоши.

— Да, ты!

Хлоп! Хлоп! Корки выкрикивала слова и, чтобы не сбиться с ритма, глядела на Хитер. «Кажется, я начинаю втягиваться», — подумала она.

И тут раздались вопли. Какая-то девчонка орала от ужаса во все горло, так громко и так пугающе. И так близко — будто прямо в голове у Корки. В этом душераздирающем крике потонули и скандируемые лозунги, и вообще все звуки. Девушка зажала уши руками, но вопль не прекращался.

— Помогите ей! Кто-нибудь, помогите этой девчонке! — воскликнула Корки, все крепче зажимая уши.

Открыв глаза, она увидела, что подружки остановились и уставились на нее, широко разинув рты.

Глава 8

Корки попалась

— Корки, что случилось? — подскочила к ней Кимми.

Как только команда прекратила скандировать, вопль тоже прекратился. Корки с трудом моргнула, ее сердце тяжело бухало, голова кружилась. И хотя дикий крик оборвался, эхо, раздававшееся у нее в голове, никак не желало затихать. Кимми бережно взяла подругу за плечи.

— Что с тобой? Тебе плохо?

Корки переводила взгляд с одного встревоженного лица на другое.

— Разве вы не слышали этот вопль? — спросила она.

Хитер и Меган помотали головами и переглянулись. Дебра пристально посмотрела на нее. Ронни опустила глаза. Мисс Грин скрылась в своем кабинете еще до начала упражнения.

— Мы ничего не слышали, — произнесла Кимми мягко. — Может быть, тебе лучше присесть?

— Нет. — Корки покачала головой и вымученно улыбнулась. — Кажется, у меня слуховые галлюцинации.

— Понятно. Присядь и постарайся успокоиться, — предложила капитан.

— Нет. Давайте попробуем еще раз, — возразила Корки.

Дебра потрогала свой кристалл, потом крепко сжала его. Заметив, что Корки смотрит на нее, она запихнула его под тенниску.

— Правда, — настаивала блондинка, возвращаясь в строй, — я хочу начать все сначала.

Кимми вернулась на свое место во главе группы. Ронни что-то спросила у нее, и та пожала плечами. Остальные девушки тоже заняли свои места.

«Я обязана это сделать, — убеждала себя Корки. — У меня должно получиться!» Она выпрямила спину, покрепче уперлась ногами и застыла в ожидании команды. «У меня должно получиться сегодня же». Но как только группа начала скандировать, опять раздался ужасающий вопль. Он звучал вновь и вновь. Он был похож на обреченный крик девчонки, попавшей в серьезную переделку, и раздавался прямо в голове у Корки.

— Нет! Пожалуйста! Пожалуйста! — воскликнула она, зажав уши и падая на колени.

Лозунги вновь оборвались. И вопль тоже. Кимми снова подбежала к подруге, взяла ее за руку и осторожно помогла подняться на ноги.

— Корки, да что происходит?

— Вопли. Я опять их слышала, — выдавила та срывающимся голосом и окинула взглядом зал.

Некоторые из баскетболистов тоже прекратили тренировку и расспрашивали друг друга о том, что случилось. Для Корки все слилось воедино: и краски, и встревоженные голоса.

Кимми подвела ее к стене.

— У тебя болит голова?

— Нет, — ответила та расстроенно. — Кажется, не болит. Я просто слышала какие-то вопли. — Она поглядела на подругу. — А ты их правда не слышала?

Кимми покачала головой.

— Скажу мисс Грин. Может быть, она вызовет врача или еще чем-то поможет.

— Нет! — вскрикнула Корки резко. — То есть не надо врача, я сама справлюсь. Посижу и погляжу на вас. Потом, может, присоединюсь. Ну, там, разминку сделаю.

«Что я несу? — спросила она себя. Ярко освещенный зал все еще кружился перед глазами. — Веду себя, как полная дура. Но что же со мной происходит?»

Кимми с озабоченным лицом расстелила на полу свою куртку, усадила подругу и спросила:

— Может быть, хочешь попить?

Корки увидела, что остальные девчонки сбились в кучу и тревожно переговариваются. Они бросали в ее сторону короткие взгляды, потом отворачивались и качали головами. «Наверное, считают меня сумасшедшей», — подумала блондинка грустно.

— Корки, ты меня слышишь? — Кимми склонилась над ней.

— Ох… Да, извини. Нет, спасибо. Я не хочу пить. — Она посмотрела на капитана, силясь улыбнуться. — Ничего, оклемаюсь. Занимайтесь, а я посмотрю.

Кимми развернулась и направилась к группе.

«Почему Дебра так странно улыбается?» — подумала Корки, глядя, как та снова сжимает кристалл. Ее улыбка казалась какой-то самодовольной. «Чему она радуется?» — недоумевала девушка, но тут Дебра перехватила ее взгляд и отвернулась.

Кимми снова выстроила группу и спросила:

— Все готовы?

Корки сидела на расстеленной куртке, прислонившись спиной к холодной стене. Зажмурившись, она сделала глубокий вдох.

— Эй, ты! — вновь начали скандировать девушки.

И снова раздались ужасающие крики. Так громко и так близко! Корки вскочила на ноги и огляделась, но так и не заметила орущей девчонки. Группа продолжала скандировать как ни в чем не бывало, но испуганный вопль перекрывал все голоса.

— Нет! Нет!

Корки, зажав уши, кинулась к выходу. Крики продолжали звучать у нее в голове даже тогда, когда она, проскочив через двустворчатую дверь, пулей вылетела из зала и попала прямо в объятия молодого человека со странными серыми глазами, преследовавшего ее на кладбище.

Глава 9

«Ты не знаешь, кто я такой?»

Корки громко вскрикнула и уставилась в его удивленное лицо. Глаза парня действительно были серыми, цвета тумана. Будто у призрака. Будто у чудовища. Он крепко схватил ее за локоть. На парне была куртка из коричневой кожи, очень холодной на ощупь, а изо рта пахло мятой.

— Пусти! — заорала Корки во весь голос.

Странные глаза незнакомца сузились, лицо из удивленного стало жестоким.

— Пусти! — кричала девушка, вырываясь.

— Эй! — заорал он злобно.

Корки наконец вырвалась и бросилась бежать, ее подошвы гулко шлепали по бетонному полу.

— Стой! — крикнул парень высоким пронзительным голосом.

«Кто он? — думала Корки. — Почему преследует меня? И как он меня нашел?»

Обернувшись, девушка увидела, что парень бежит за ней, готовый вот-вот схватить ее. Его лицо было злобным.

Корки пролетела ряды шкафчиков и подбежала к лестнице.

— Стой! — снова крикнул преследователь, уже совсем близко.

На лестничной площадке девушка замешкалась, переводя дух. Хотела было повернуть направо, но передумала, и на полной скорости кинулась в левый коридор.

— Помогите! Кто-нибудь! — крикнула она.

Но помещение оказалось совершенно пустынным. Стенные часы показывали двадцать пять минут пятого.

— Кто-нибудь! Пожалуйста!

Она вновь обернулась и увидела парня, тоже выскочившего на лестничную площадку. Он сперва посмотрел направо, потом заметил ее в левом коридоре и, крикнув: «Погоди!», кинулся к ней. Его лицо оставалось все таким же злым и мрачным.

Девушка испустила сдавленный стон и повернула за угол, лихорадочно ища укрытия. И вдруг ее осенило: можно забраться в один из шкафчиков и прикрыть дверцу. Но все обозримые шкафчики были заперты.

— Эй! — донеслось сзади. Преследователь был совсем близко.

Острая боль пронзила бок. Корки жадно ловила воздух ртом, в горле пересохло, в висках стучало. «Бежать некуда», — подумала она, слыша приближающиеся из-за угла шаги. В этот момент девушка увидела открытую дверь класса, шмыгнула в нее и прислонилась к стене. «Заметил ли он меня? Последует ли за мной?»

Оглядев длинные столы, высокие скамейки, бунзеновские горелки и прочее оборудование, Корки поняла, что попала в кабинет биологии. Она хотела было позвать учителя, мистера Адамса, который иногда задерживался после уроков в лаборантской, но тут до нее донеслись шаги преследователя. Кричать стало опасным. Оставалось только задержать дыхание и молиться, прижавшись спиной к стене.

В боку все еще кололо, в висках стучало. Может быть, он проскочит мимо двери? Девушка напряженно прислушалась. Шаги прекратились.

— Эй! — крикнул парень, стоя у самой двери.

Корки зажмурилась и стала твердить про себя:

«Не входи, не входи, не входи…» Она поняла, что тот задумался, и слышала, как он пинает дверцы шкафчиков. Заметил ли он открытую дверь класса? Заглянет ли внутрь? Увидит ли ее, стоящую здесь?

Девушка понимала, что если он войдет, то деваться будет некуда. Она попалась. Попалась, словно одна из тех самых мышек, которых мистер Адаме держит в клетках под окном. «Не входи, не входи, не входи…»

Наконец Корки услышала, как преследователь снова побежал. Тяжелые ботинки затопали по коридору. Она отлепилась от стены и шумно выдохнула, не в силах больше сдерживаться. «Он ушел, — подумала девушка с облегчением. — Ушел дальше по коридору. Я его надула». Она привалилась к столу, опустила голову и медленно, глубоко вздохнула. Потом еще раз. Подняла голову и прислушалась. Тишина. Подождала немного. Тишина. Корки ожидала, что преследователь вернется, но в коридоре по-прежнему не было ни звука.

— Все нормально, — произнесла девушка вслух. — Все нормально.

Если не считать того, что колени по-прежнему дрожали, а в висках стучало.

Она шагнула к двери, и тут по всему коридору, словно тревожная сирена, разнесся звонок. От неожиданности Корки подпрыгнула и вскрикнула, потом тяжело привалилась к столу. Значит, уже полпятого.

Наконец звон прекратился и повисла тяжелая давящая тишина.

— Дурацкий звонок, — произнесла она с досадой. — Только его не хватало.

Сердце все еще колотилось. Корки направилась к двери, затем осторожно ступила в молчаливый коридор. И тут ее схватили сзади за плечо. Молодой человек развернул девушку к себе. Его почти бесцветные глаза так и впились в нее.

— Отцепись от меня! — заорала она высоким, совершенно чужим голосом.

— Нам нужно поговорить, — ответил парень. — Ты знаешь, кто я такой?

Корки помотала головой:

— Нет. Кто?

Его глаза сузились. Он крепче сжал ее плечи и произнес:

— Я злой дух.

Глава 10

«Я твой злой дух»

— Что? — У Корки отвисла челюсть. Она почувствовала, как подгибаются колени.

Преследователь держал ее обеими руками, глядя прямо в глаза и разглядывая страх, написанный на лице.

— Я злой дух, — повторил он, впервые улыбнувшись.

— Нет, — прошептала Корки. — Пусти. Пожалуйста.

И, к изумлению девушки, он действительно ее отпустил. Она привалилась к стене, помассировала руки, негромко постанывая.

— Ты совсем перетрусила, — сказал преследователь. Его лицо наполовину скрывалось в тени, а глаза светили из полумрака, словно две фары. — Кажется, и вправду поверила.

— Почему… — Корки подождала, пока успокоится сердце. — Почему ты так сказал? Кто ты на самом деле?

Она вжалась спиной в стену, лихорадочно шаря глазами по коридору в поисках путей для бегства.

— Ты бежала от меня так, будто я и вправду злой дух, — ответил парень. — Испугалась меня, сильно испугалась, да? И не напрасно!

— Так кто же ты такой? — повторила Корки нетерпеливо.

— Я Джон Дели, — ответил он. — Брат Дженнифер.

Она вскрикнула от удивления.

— Ее брат? Я о тебе никогда не слышала.

— Ну так услышь. Теперь ты знаешь, кто я и почему тебя преследовал, — сказал Джон, наслаждаясь произведенным эффектом.

— Нет, — ответила девушка дрожащим голосом, — нет, не знаю. Почему ты преследовал меня? Зачем гонялся за мной?

— Потому, что не верю в эту чушь, которую все несут, — произнес Джон с горечью.

— Чушь? Какую чушь?! — воскликнула Корки слегка смущенно.

— О том, что в мою сестру вселился злой дух. Я не верю в злых духов.

— А я верю, — ответила девушка тихо. — Я была той ночью на кладбище и сражалась с Дженнифер, точнее, со злым духом.

— То есть тебе хочется в это верить, — сказал Джон сердито и сжал кулаки, словно собираясь ударить. — Ты хочешь убедить себя, что убила злого духа, поскольку боишься признаться, что убила Дженнифер!

— Постой-ка. — Корки почувствовала, как возвращается страх, как подгибаются колени, а в висках вновь начинает стучать. — Погоди-ка минутку, Джон. Я не убийца. Твоя сестра…

— Ты ее убила, — произнес парень, приближаясь. — Ты убила мою сестру, а потом сочинила невероятную историю. Дженнифер не была злом и не должна была умирать. А вот ты — настоящее зло, и я собираюсь это доказать.

— Нет. Твоя с-сестра… — выдавила Корки. — Дух…

Джон схватил ее за плечи.

— Я уже сказал, — произнес он со злостью, — я не верю в духов. Но знаешь что, Корки? Я собираюсь стать твоим злым духом.

— Как? Что это значит?

— Собираюсь следить за тобой, преследовать тебя и твоих друзей, пока не узнаю правды. Пока не докажу, что ты убила Дженнифер!

— Что тут происходит? — встревоженно донеслось с дальнего конца коридора.

Обернувшись, Корки увидела приближающуюся к ним высокую фигуру. Джон отпустил девушку и повернулся на голос.

— Корки, ты цела? — еще издали спросил парень.

— Чип! — воскликнула она с облегчением.

Видя, что Чип все ближе, Джон отскочил от Корки и скрылся за углом. Девушка отвернулась к шкафчику, стараясь перевести дыхание.

— Кто это был? Ты цела? — спросил Чип, оглядывая коридор и ожидая, что Джон вот-вот вернется.

— Да, — кивнула Корки. — Кажется, цела.

— Но кто это был? — повторил вопрос Чип. — Что ему понадобилось?

Девушка глубоко вздохнула, прижалась к его плечу. Он был таким мощным, таким надежным.

— Это брат Дженнифер, — объяснила она. — Джон Дели, мой таинственный преследователь.

Чип хлопнул себя ладонью по лбу.

— Джон Дели! Ну конечно! Как я о нем забыл?

Корки попросила проводить ее до шкафчика. Она оставила там куртку перед тем, как идти в спортзал.

— Что ты хотел сказать? Ты с ним знаком?

— Нет, — покачал головой Чип, — но я его запомнил. Это тот самый парень, что на похоронах Дженнифер сходил с ума. Помнишь, его пришлось за руки держать.

— У меня все плыло перед глазами, — призналась Корки, собираясь открыть дверцу.

— Он чудной какой-то, — добавил Чип, качая головой и оглядывая коридор. — Кажется, немного не в себе. Что-то с ним не ладно. Его даже выгнали из школы.

— Как? В самом деле? — изумилась девушка, крепко сжимая руку друга.

— Ага. Четыре или пять лет назад, когда он перешел в старшие классы. Я точно не помню всю эту историю. Он во что-то вляпался, кажется, ударил учителя. В общем, вылетел из нашей школы. Тогда родители отправили его в другой город, в военное училище.

— Ничего себе. — Корки глубоко вздохнула. Дрожащая рука с трудом набрала нужный код на дверце. — Джон решил, что я убила Дженнифер.

— Он тебе угрожал? — спросил Чип, поднимая выпавшую из шкафчика куртку.

— Вроде того. Сказал, что собирается следить за мной. Сказал, что будет следить за нами всеми, пока не узнает правды.

— Вот счастье-то, — заметил парень сухо.

— Он совсем помешался из-за сестры. Не может поверить в случившееся. Но… но я ведь тоже потеряла сестру, — сказала Корки с горечью, закрывая дверцу. — Вот о чем следовало ему сказать.

Чип успокаивающе положил руку ей на плечо и произнес тихо:

— Нужно остерегаться его. Похоже, парень совсем спятил.

Он сходил за сумкой Корки, и, вместе спустившись по лестнице, они вышли под холодное и серое вечернее небо.

— Совсем спятил, — повторил Чип.

«Интересно, насколько? — подумала Корки. — Способен ли он напасть на меня?»

Глава 11

Двое на могиле

После ужина Корки поднялась в комнату Шона и стала играть с ним в «Девять-десять». Неожиданно зазвонил телефон.

— Не отвлекайся! — попросил Шон, вперившись в экран и яростно нажимая клавиши.

— Но надо же снять трубку, — возразила сестра, поднимаясь и пересекая комнату. — Мы же одни дома, забыл?

— Я не собираюсь бросать игру. И тогда я выиграю, а ты продуешь, — пригрозил мальчик.

Корки прошла по коридору в свою комнату и сняла трубку телефона, стоявшего на ее ночном столике.

— А, привет, — сказала она, услышав голос Кимми. Игра совершено вытеснила из памяти жуткие события прошедшего дня. Но этот звонок вернул все обратно.

— Я просто хотела узнать, как ты себя чувствуешь, — начала Кимми.

— Нормально вроде бы, — ответила Корки. — Знаешь, я не могу толком объяснить…

— И не надо, — быстро откликнулась подруга.

— Я действительно решила вернуться в группу, — сказала Корки, нервно обматывая телефонный провод вокруг запястья. — Но эти вопли…

— Не падай духом.

— Не знаю. Я…

— Не падай духом, — повторила Кимми. — Все у тебя получится, Корки. Я знаю, что получится. Приходи завтра на тренировку.

Девушка размотала провод и снова намотала его на руку:

— Не знаю. Вряд ли смогу.

— Попробуй еще раз, — уговаривала Кимми. — Приходи завтра после уроков.

— Я… я не могу, — ответила Корки, оставив в покое провод и прижав руку к зеленым обоям. — Я вспомнила, что завтра мне сдавать зачет. По биологии.

— Тогда приходи в пятницу. На следующую тренировку, — не отставала подруга. — Не падай духом, Корки. Попытайся еще раз. Мы все хотим, чтобы ты вернулась.

Блондинка почувствовала комок в горле. Кимми изо всех сил старается быть внимательной к ней.

— Спасибо, — с трудом произнесла девушка. — Может быть, приду. Я совсем растерялась. Хочется, чтобы все вернулось в прежнее русло, но как только начинаю прилагать для этого усилия, что-нибудь случается.

Она собралась с духом и выложила:

— Это зло, Кимми. Злой дух. Он вернулся, он не исчез той ночью.

— Что? Корки, послушай… — Голос Кимми стал очень озабоченным.

— Нет, это ты послушай, — прервала ее блондинка чересчур резко. — Думаешь, почему я слышу эти ужасные вопли? Их вызывает злой дух. Он был там, Кимми, был прямо с нами, в спортзале!

— А чем ты сейчас занимаешься? — спросила подруга мягко, успокаивающе.

— Да ничем. Просто играю с Шоном… собираюсь делать уроки и пытаюсь ни о чем не думать.

— Не хочешь зайти ко мне? Поговорим. Расскажешь мне все, что выяснила о злом духе. Может быть, вместе что-нибудь придумаем, — предложила Кимми.

— Ну… — Корки не знала, что и ответить.

— Ты же не хочешь тащить этот груз в одиночку, — продолжала та. — Если зло вернулось, мы все в опасности, Корки. В опасности. Мы все к этому причастны. Нужно действовать вместе и не допустить, чтобы зло нанесло удар первым.

— Вообще-то я должна сидеть с Шоном до тех пор, пока не вернутся родители, — ответила Корки. — Но потом приду. Где-нибудь через полчаса-час.

— Ладно. Вот тогда и поговорим, хоть всю ночь напролет. Заодно помогу тебе подготовиться к зачету.

— Спасибо, Кимми, — сказала девушка искренне. Положив трубку, она почувствовала себя немного бодрее.

— Игра окончена. Ты продула, — объявил Шон, появляясь на пороге.

— Ничего. Я все равно бы проиграла, — ответила сестра, все еще думая о Кимми. — Хочешь, еще поиграем, пока мама с папой не вернутся?

— Нет, — покачал головой мальчик. — Лучше сразиться с машиной. Это куда интереснее.

— Ну спасибо, удружил! — воскликнула Корки. И в этот момент хлопнула уличная дверь. Вернулись родители.

Через несколько минут девушка села в машину, прихватив с собой конспекты и учебники, бросила их на сиденье и рванула к дому подруги.

Стояла прохладная ясная ночь. На угольно-черном небе висела огромная оранжевая луна. «Она совсем не похожа на настоящую. Как будто декорация к фантастическому фильму», — подумала Корки. Все кругом выглядело более резким и ярким, чем обычно. Девушке казалось, будто она различает каждую травинку, каждый листик.

За ближайшим поворотом показалось кладбище. Лучи фар выхватывали один за другим покосившиеся надгробия.

— Ой! — вскрикнула Корки, увидев, как кто-то движется среди могил.

Она сбавила скорость, не отрывая взгляда от таинственной фигуры. Оранжевый шар луны плыл совсем низко над этой сценой. Девушка напряженно всматривалась во мрак. «Кто же это? — думала она. — Кто там?»

И вдруг узнала. Сара-Бет Пламмер. Не отдавая себе отчета, Корки затормозила прямо посреди улицы и опустила боковое стекло. Сара-Бет двигалась, низко склонившись, между бледными надгробиями. Ее длинный плащ развевался, хотя ветра не было. «Что она здесь делает? — удивилась Корки. — Ведь она сказала нам, что уже закончила работу. Тогда почему опять ходит ночью среди старых могил?»

Не сводя глаз с темной фигуры в плаще, девушка отпустила тормоз, и машина начала медленно двигаться. И тут Корки поняла, что Сара-Бет не одна. Совсем близко от нее, положив руку на высокий памятник, стоял еще кто-то. Корки вскрикнула от удивления и вновь затормозила. При неожиданно ярком лунном свете узнать спутника Сары-Бет не составило труда.

Джон Дели. Джон Дели и Сара-Бет Пламмер. Вместе. На кладбище.

— Что здесь происходит? — прошептала Корки, не отрывая взгляда от двух фигур, столь ясно и четко вырисовывавшихся во мраке.

Сара-Бет указала на что-то обеими руками. Джон стоял неподвижно, как надгробие. Потом аспирантка указала на землю. «О чем они разговаривают? И что делают?» Присмотревшись получше, Корки узнала камень, за который держался парень. Это было надгробие Сары Фиар.

Сара-Бет неожиданно сорвала свой плащ и набросила его на мраморный памятник. Затем начала кружиться, подняв руки над головой, исполняя медленный, грациозный танец. Пока она плясала, Джон все так же молча стоял, держась рукой за памятник. Его почти бесцветные глаза не отрывались от спутницы.

«Что же происходит?» — подумала Корки и, задрожав от страха, со всей силы надавила на газ и умчалась прочь.


Содержание:
 0  вы читаете: Группа поддержки. Второе зло Cheerleaders. The Second Evil : Роберт Стайн  1  Глава 1 Похороненные надежды : Роберт Стайн
 2  Глава 2 Кто-то наблюдает : Роберт Стайн  3  Глава 3 Пожалуйста, вернись! : Роберт Стайн
 4  Глава 4 Зло живо : Роберт Стайн  5  Глава 5 Из могилы : Роберт Стайн
 6  Глава 6 Пять загадочных смертей : Роберт Стайн  7  Глава 7 Лозунги и вопли : Роберт Стайн
 8  Глава 8 Корки попалась : Роберт Стайн  9  Глава 9 Ты не знаешь, кто я такой? : Роберт Стайн
 10  Глава 10 Я твой злой дух : Роберт Стайн  11  Глава 11 Двое на могиле : Роберт Стайн
 12  Часть вторая А вот и зло! : Роберт Стайн  13  Глава 2 Пила : Роберт Стайн
 14  Глава 3 Где же злой дух? : Роберт Стайн  15  Глава 4 Капут : Роберт Стайн
 16  Глава 5 Он исчез : Роберт Стайн  17  Глава 6 Фиар : Роберт Стайн
 18  Глава 7 Гибель в воде : Роберт Стайн  19  Глава 8 Ты слышала о Джоне? : Роберт Стайн
 20  Глава 9 Падение : Роберт Стайн  21  Глава 10 Не нормально : Роберт Стайн
 22  Глава 11 Купание Корки : Роберт Стайн  23  Глава 12 В водосток! : Роберт Стайн
 24  Глава 13 Конец? : Роберт Стайн  25  Глава 1 Сюрприз в классе : Роберт Стайн
 26  Глава 2 Пила : Роберт Стайн  27  Глава 3 Где же злой дух? : Роберт Стайн
 28  Глава 4 Капут : Роберт Стайн  29  Глава 5 Он исчез : Роберт Стайн
 30  Глава 6 Фиар : Роберт Стайн  31  Глава 7 Гибель в воде : Роберт Стайн
 32  Глава 8 Ты слышала о Джоне? : Роберт Стайн  33  Глава 9 Падение : Роберт Стайн
 34  Глава 10 Не нормально : Роберт Стайн  35  Глава 11 Купание Корки : Роберт Стайн
 36  Глава 12 В водосток! : Роберт Стайн  37  Глава 13 Конец? : Роберт Стайн
 38  Использовалась литература : Группа поддержки. Второе зло Cheerleaders. The Second Evil    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap