Фантастика : Ужасы : Группа поддержки. Третье зло Cheerleaders. The Third Evil : Роберт Стайн

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39

вы читаете книгу

Несчастные случаи, таинственные происшествия, кошмарные нападения и жуткие убийства — все это происходит с участницами группы поддержки Шейдисайдской школы. Кто охотится за девушками в пустых школьных коридорах — маньяк, злой дух или призрак? Начните читать и почувствуйте леденящий душу ужас и потусторонний страх. Эта книга будет интересна любителям остросюжетной прозы и всем тем, кто, став взрослым, не разучился верить в таинственное и по-прежнему боится темноты…

Часть первая

Командный дух

Глава 1

В супе

Свисток мисс Грин разнесся гулким эхом под высокими сводами спортзала. Группа поддержки застыла на месте, глядя на то, как их тренер с расширенными от возбуждения глазами ворошит обеими руками свои каштановые волосы. Корки Коркоран вздохнула. «Мы исполняли этот номер вполне прилично, — подумала она. — Чем же недовольна мисс Грин?» Девушка обернулась к своей подруге Кимми Басс, стоявшей на дальнем конце строя. Та вытирала лоб рукавом тенниски. Неожиданная пауза ее по-настоящему расстроила.

Еще только начинался теплый апрель. Воздух в зале был горячим и влажным. Корки собрала свои светлые волосы в конский хвост. Как и ее подруги, она была одета в лайкровые шорты и свободную тенниску, но за время тренировки уже успела взмокнуть.

— Ханна, — произнесла мисс Грин, — сделай одолжение, выйди из строя и покажи ветеранам, как правильно исполнять прыжок с поворотом.

Ханна Майлс гордо выступила вперед, ее красивое лицо расплылось в широкой улыбке.

— Я начинаю из этой позиции, — сказала она, совсем не смущаясь тем, что ее ставят в пример. — Колени слегка согнуты, поэтому прыжок получается легче.

Изящная, грациозная девушка была новичком в школе и единственной заменой в группе после весенних проб. Она заняла место Меган Кармен, которая в июне уже заканчивала школу. У Ханны были длинные прямые черные волосы, которые та заплетала в толстую косу, и темно-карие глаза, постоянно сверкавшие от возбуждения.

Она исполнила номер, высоко подпрыгнув и аккуратно приземлившись на обе ступни. Затем повторила его еще более красиво.

— Ну, как? — спросила девушка нетерпеливо, поправляя тенниску.

— Считает себя великолепной, — прошептала с горечью Ронни Митчел на ухо Корки.

— Но она и в самом деле великолепна, — ответила та, а про себя подумала: «Рядом с нею мы кажемся неуклюжими слонами».

Ханна тем временем улыбнулась Кимми и вернулась в строй.

С недавних пор Кимми и Дебра Керн стали в группе равноправными капитанами, поэтому Ханна заискивала перед ними обеими: то спрашивала совета, то осыпала комплиментами. «Мы все и так видим, насколько она хороша. Так зачем же ей без конца выхваляться? — подумала Корки и тут же одернула себя: — Кажется, я завидую».

В начале учебного года Корки и ее сестра Бобби были в группе самыми яркими, самыми талантливыми, проявляли самое большое рвение. Но с тех пор так много всего случилось. Так много ужасов…

Сначала погибла Бобби, потом Чип, приятель Корки. Их обоих убил древний дух зла. Дух зла, вселившийся в двоих девушек из группы. Сначала в Дженнифер Дели, которая, бедная, тоже погибла. Потом занял тело Кимми, но Корки сумела изгнать его оттуда.

Корки думала, что может избавиться от кошмарных воспоминаний, погрузившись в работу. Думала, что сможет вернуть жизнь в прежнее русло. Но иногда это было очень трудно. Трудно забыть, трудно заниматься делами, трудно быть простым членом группы. «Меня не выбрали вторым капитаном, — подумала она, грустно глядя на Дебру. — А я ведь выступаю намного лучше, об этом все знают».

После весенних проб мисс Грин отозвала Корки в сторону и сказала:

— По-моему, не следует взваливать на тебя обязанности второго капитана. — В ее голосе чувствовалась забота. — Я имею в виду… после всего, что произошло.

«После всего, что произошло…»

Корки помотала головой, пытаясь отогнать горькие мысли. «Дебра — моя подруга, — сказала она себе. — Стыдно ей завидовать».

— Корки, ты слышишь меня? — прервал ее мысли хриплый голос тренера.

— Да, конечно, — ответила блондинка, чувствуя, как заливается краской.

— Тогда повторяй футбольные лозунги.

Мисс Грин пристально посмотрела на нее, сосчитала до трех, и девушки начали громко скандировать, отбивая ритм ногами и ладонями:

— «Тигры», выше счет —

Забейте гол еще! — Топ, топ.

— «Тигры», выше счет —

Забейте гол еще! — Топ, топ.

— Громче! — крикнула Кимми, приставив ладонь к уху. — Я вас не слышу!

— «Тигры», выше счет —

Забейте гол еще!

— Опять не слышу!

Повторяя лозунг, Корки бросила взгляд на Ханну. Та задорно выкрикивала фразы, раскинув руки над головой, потом невероятно легко подпрыгивала, в самой высшей точке соединяя колени. «Какая задавака, — подумала Корки. — Ведь знает же, что никто из нас так прыгать не может. Мисс Грин должна бы задать ей взбучку». Девушка повернулась к тренеру, но, к своему удивлению, увидела, что ее обычно сердитое лицо на этот раз расплылось в улыбке.

— Замечательно, Ханна. Очень продуманный финал, — объявила мисс Грин и поглядела на Кимми: — А ты что скажешь? Попробуем еще раз, и чтобы все прыгнули точно так же.

— Ушам своим не верю, — пробормотала Ронни, качая головой.

— А я верю, — ответила Корки сухо.

— Ханна Чудо-Прыгунья, — выпалила Ронни на одном дыхании.

Корки рассмеялась и оглядела строй. Хитер Дийль, приблизившись к Дебре, что-то шептала ей на ухо. Кимми перехватила недовольный взгляд подруги, выступила вперед и улыбнулась, пытаясь разрядить обстановку.

И снова началось скандирование:

— «Тигры», выше счет —

Забейте гол еще!

Девушки повторяли лозунг с каждым разом все громче, и в конце все одновременно подпрыгнули. Корки следила за Ханной краем глаза. Та прыгнула выше всех. Когда она грациозно приземлилась и хлопнула в ладоши, ее темные глаза сверкали, а все лицо так и пылало задором.

— Как здорово! — воскликнула эта выскочка. — А можно повторить?

— Ну, так в чем же ее недостаток? — спросила Кимми, крутя в руках стакан.

— В том, что она нас пугает, — ответила Корки и подвинулась, давая Дебре место за столиком. — А мы ей завидуем.

— Я не завидую, — сказала Ронни поспешно и слегка задумалась. — Разве что волосам. Они и вправду замечательные.

Сама Ронни обладала медно-рыжими кудрями, носом-кнопкой и множеством веснушек. Хотя она уже заканчивала девятый класс, ей нельзя было дать больше двенадцати.

— Она сейчас икает, — сказала Кимми. — Наверняка икает, чувствуя, что мы о ней разговариваем.

Все четверо расхохотались. Тренировка закончилась в половине пятого, и после этого они вместе отправились в «Уголок», новое кафе, расположенное в нескольких кварталах от школы и быстро облюбованное учениками.

— Ханна не такая уж и плохая, — заметила Дебра, изучая меню. — Просто она рвется в бой.

Девчонки изумленно уставились на нее.

— С каких это пор ты с ней подружилась? — спросила Кимми иронично.

Девушка подняла свои льдисто-голубые глаза.

— Ни с каких. Просто говорю, что она совсем не плоха, и ничего больше.

Дебра всегда очень коротко стригла свои прямые волосы, редко улыбалась и была невероятно тощей. По внешнему виду и не подумаешь, что она входит в группу поддержки.

— Итак, мы имеем один голос за Ханну, — сказала Кимми и изобразила единицу, отогнув указательный палец. — Кто еще?

Но прежде, чем Корки и Ронни успели проголосовать, явилась официантка. Ронни заказала гамбургеры и колу, Дебра — тарелку жареной картошки и шоколадный шейк. Сколько бы она ни съела, все равно не могла набрать вес. Когда Корки попросила гороховый суп, все так и вскрикнули от возмущения.

— Ой! — объявила Ронни, упираясь пальцем в горло. — Меня сейчас вырвет.

— Но если я люблю гороховый суп, — защищалась подруга.

— Ты с ума сошла, — ответила Кимми. — Ты точно ненормальная.

— А Ханна с кем-нибудь встречается? — Корки поспешила сменить тему.

— Разве ты не видела парней, торчащих возле ее шкафчика каждый день? — спросила Ронни. — Кошмар какой-то. Языки высунуты, слюна капает. Они чуть не вешаются на нее!

— Кажется, ты все-таки ей завидуешь, — произнесла Дебра.

— И что? — Ронни в ответ показала язык.

— По-моему, она встречается с Гари Брандтом, — сказала Кимми. — Во всяком случае, я видела их вместе в парке субботним вечером.

— Гари такой крутой, — заметила Ронни, поигрывая ложкой.

— Крутой! — согласилась Дебра с непривычным для нее подъемом.

— А представьте себе, как Ханна встречается с Гари? — ухмыльнулась Ронни и начала скандировать: — Вперед, Гари, вперед! Вперед, Гари, вперед! Йааааа!

Подружки покатились со смеху.

— И знаете что? — добавила Кимми. — Каждый раз, как он ее целует, она, наверное, делает прыжок с поворотом!

Все снова расхохотались.

— Так, девчонки, а вы подготовились к следующей неделе? — спросила Корки, снова меняя тему.

— Я уже почти упаковалась, — ответила Ронни. — Не могу дождаться. Это будут самые лучшие весенние каникулы!

— Выбраться из дому на целую неделю! — произнесла Корки, вздыхая. — На целую неделю сбежать от проделок моего братца!

— Может быть, мы встретим каких-нибудь ребят, — сказала Ронни, улыбаясь. — Ну, разных там студентов.

— Вы обе слишком легкомысленны, — заметила Дебра сухо. — Там не будет времени, чтобы вешаться на парней. Лагерь для групп поддержки — это каторга. Утром нужно делать массу упражнений, днем — повторять лозунги, переходя от одного номера к другому. А вечером добивать себя соревнованием с другими группами.

— Мы с Бобби, пока еще не переехали сюда, однажды летом были в лагере для групп поддержки в Миссури, — откликнулась Корки. — Работали на износ, но все-таки и повеселиться успели.

— В студенческом городке Медисонского колледжа, должно быть, замечательно, — сказала Ронни. — Мой двоюродный брат говорит, что домики, в которых нас поселят, совсем новые. Может быть, нас разместят в одной комнате! Это было бы потрясающе.

Ее поддержали все, кроме Дебры.

— Предстоит тяжкий труд, — увещевала она. — При этом нужно целый день проявлять рвение и держать на лице улыбку.

Когда Ронни и Дебра направились в туалет, Кимми подсела к Корки. Лицо ее было озабоченным.

— Как ты себя чувствуешь? — спросила она тихо.

— Кажется, нормально, — ответила Корки.

— Нет, я имею в виду, как ты чувствуешь себя на самом деле, — уточнила Кимми, изучающе глядя на подругу.

— Вроде бы немного лучше, — сказала та, вертя в руках ложку. — Я думаю о случившемся не так уж часто. Изо всех сил стараюсь забыть и про Бобби, и про Чипа, и про…

— А я не могу обо всем этом забыть, — ответила Кимми с горячностью, сжимая пальцами пластиковую столешницу. — Без конца думаю — а что, если зло все еще где-то рядом? Вдруг оно еще осталось во мне?

При этих словах ее голос сорвался. Она тяжело сглотнула.

— Кимми, — начала блондинка, накрыв ее ладонь своей. — Я же видела, как злой дух вышел из тебя, как исчез в водостоке. Он ушел, и ты снова в норме. Тебе не стоит волноваться…

— Но с чего ты взяла, что он действительно исчез? Ведь ты получила это письмо. Ну, то, где сказано, что зло нельзя утопить. И иногда, Корки, иногда я чувствую себя так странно, — прошептала Кимми, и ее глаза увлажнились. Она схватила подругу за руку и крепко сжала. — Временами я… я чувствую себя как-то не так.

Дверь кафе распахнулась, и вошло несколько ребят из баскетбольной команды. Один из них, прежде чем усесться за столик, помахал Кимми рукой. Это был Джон Миррен, худощавый парень с короткими каштановыми волосами и глуповатой ухмылкой.

— Кимми, мы уже убедились, что злой дух исчез, — сказала Корки.

— А что, если нет? — снова спросила брюнетка.

Корки пожала плечами и вдруг почувствовала неожиданный озноб.

— Он должен был исчезнуть, — произнесла она, понизив голос до шепота. — Я не перенесу новых смертей. Я не… — Ее голос сорвался.

Появились Дебра и Ронни, над чем-то смеясь и шутливо пихая друг друга. Смех внезапно оборвался, как только они увидели напряженные лица подруг.

— Эй, что случилось? — спросила Дебра. — Вы все еще обсуждаете Ханну Майлс? Пощадите бедную девчоночку.

Она скользнула за столик, Ронни опустилась с ней рядом. Корки вымученно улыбнулась:

— Нет, мы говорили вовсе не про Ханну.

— Кимми, ты не знаешь, из каких еще школ соберутся группы? — поинтересовалась Ронни.

Та покачала головой, разбросав свои черные кудри.

— Кажется, приедет группа из Уэйнсбриджа. А еще, может быть, из Бельведера.

— Это те, что выступали под рэп? — уточнила Ронни.

— Ух ты, они смотрелись замечательно! — воскликнула Корки. — А кто еще?

— Не знаю, — ответила Кимми. — По-моему, там будет около ста девчонок.

Появилась официантка, державшая поднос с едой.

— Кто заказывал гороховый суп? — спросила она, оглядывая девушек.

Все трое подружек Корки состроили кислые мины и указали на нее пальцами.

— Да хватит вам, — пробурчала та. — Мне до смерти хочется горохового супа, так что с того?

Официантка расставила тарелки и молча удалилась.

— Там тебе Джон Миррен махал, — сказала Дебра брюнетке, поливая картошку кетчупом. — Я заметила, когда выходила из туалета.

— И что? — спросила Кимми безразлично.

— Может быть, он в тебя влюбился? — предположила Дебра, ставя на место кетчуп и берясь за солонку.

Кимми пожала плечами.

— Он забавный малый, — сказала Ронни, жуя гамбургер. — Недавно начудил в кабинете химии. Вы там были на прошлой неделе, когда он разлил соляную кислоту?

— Звучит впечатляюще, — произнесла Дебра с иронией.

— Это надо было видеть, — ответила Ронни. Из ее гамбургера высунулся кусок помидора, и она стала запихивать его обратно.

Внезапно Корки испустила громкий крик. Девчонки оторвались от еды.

— Что случилось, Корки? — воскликнула Кимми.

Глаза девушки расширились от удивления.

— Смотрите, — указала она в свою тарелку.

Наклонившись к ней, подруги увидели, что зеленоватая жидкость начала бурлить.

— Что это значит? — спросила Ронни и потянулась к тарелке. — Ой!

Суп чуть было не брызнул ей в лицо.

— Эй! — встревоженно заорала Корки.

Густая жидкость бурлила, поднимая зеленоватые, словно океанские, волны все выше и выше.

— С ума сойти!

— Ни фига себе! Он живой!

— Что происходит?

Суп клокотал, словно зеленый вулкан. Кипящие волны поднимались выше и становились гуще. Горячая, дымящаяся масса готова была вот-вот выплеснуться на стол.

— Эй!

— Помогите!

— Поднимайся, Кимми! Бежим!

Девушки вскочили из-за стола. В этот момент раскаленная зеленая жидкость поднялась над столом, словно фонтан, и тут же обрушилась на пол.

— Что это?

— Что происходит?

— Куда они побежали?

Маленькое помещение заполнилось удивленными голосами. Ребята смотрели вслед Корки и ее подругам, которые проскочили через узкий предбанник, распахнули дверь и вылетели на улицу.

— Зло… — с трудом выдавила Корки, тяжело дыша и чувствуя, как бешено колотится сердце.

«Оно вернулось, — пронеслось у нее в голове. — Злой дух вернулся». По лицам остальных девушек было видно, что они думают то же самое. Злой дух вернулся, оказавшись прямо на столе. А вдруг он вселился в кого-то из них? Завладел одной из подруг?

Корки переводила взгляд с одного лица на другое. «В кого же? — думала она. — В кого же?»

Глава 2

Мертвец

Корки оглядела покосившиеся серые надгробия.

— Мне ее по-прежнему не хватает, — сказала она Кимми срывающимся от переживаний голосом. — Я по-прежнему без конца думаю о Бобби.

Кимми прикрыла глаза рукой от опускающегося солнца и вслед за подругой окинула взглядом старый кладбищенский холм.

Дебра и Ронни помчались домой с одним лишь желанием — убраться подальше от кафе и от выплеснувшегося прямо на них зла. Кимми же решила отвезти Корки домой, на улицу Страха. Но как только они туда добрались, стало ясно, что обеим неохота оставаться в одиночестве. Они отправились прогуляться и вскоре оказались на кладбище, находившемся всего в квартале от дома Корки. На том самом кладбище, где была похоронена ее сестра Бобби. А еще — ее приятель Чип. Оба пали жертвами зла, древнего зла, которое все еще живет и не думает умирать.

— Идем, — произнесла Кимми и потянула подругу за рукав тенниски.

Корки со вздохом отвернулась от кладбища и медленно зашагала в сторону своего дома по узкой дорожке.

— Это было так жутко! — воскликнула она и помотала головой. — Горячая зеленая жижа — и вдруг закипела, поднялась. Больше не притронусь к гороховому супу!

Девушки медленно шли вдоль могил. Тени старых деревьев раскачивались и плясали, воздух неожиданно посвежел.

— Дух предупредил нас, сообщил, что он все еще здесь, — сказала Кимми тихо. Она остановилась возле своей машины и испустила громкий стон. — Ох, Корки! А что, если он во мне?

Блондинка быстро обернулась и крепко обняла подругу.

— Этого не может быть, — прошептала она испуганным голосом. — Этого не может быть. Этого не может быть.

— Но откуда я знаю? — возразила Кимми, отстраняясь. Ее круглые щеки покраснели, по ним бежали слезы. Вьющиеся черные волосы сбились, потемневшие глаза, наполненные ужасом, уставились на Корки.

— Я видела, как оно ушло из тебя, — ответила та, стараясь успокоить подругу. — Видела, как оно исчезло.

— Я совершенно ничего не помню, — призналась Кимми. — Целые месяцы. Значительная часть моей жизни. Не помню ни единой детали, как будто меня вовсе не было.

— Но теперь ты снова стала собой, — возразила Корки. — Ведь ты чувствуешь себя собой, правда?

Кимми стала задумчивой. На ее лицо наползла тень.

— Мне… мне кажется… — ответила она неуверенно. — Иногда даже не пойму. Порой я становлюсь какой-то безумной. Мне хочется вопить, хочется броситься на постель и просто рыдать.

— Но ты ведь этого не делаешь? — спросила Корки.

— Нет, не делаю. — Она схватила подругу за руку, ее ладонь оказалась ледяной. — Корки, а что, если я захочу кого-нибудь убить? Если я захочу убить вас всех?

— Нет! — закричала девушка с жаром. — Нет! Мы найдем его! Мы его остановим! Не знаю как, но мы его остановим!

Кимми молча кивнула. Корки пристально посмотрела на нее. Она желала успокоить подругу, убедить, что зло больше не владеет ею. Но чем дольше вглядывалась в лицо Кимми, погруженное в тень, тем сильнее одолевали ее сомнения. Вдруг Кимми знает, что злой дух все еще живет в ней? А если знает, сумеет ли справиться с ним?

Пока она смотрела на лицо подруги, оно начало сиять. Синие глаза засветились каким-то внутренним светом. Корки зажмурилась, а когда открыла глаза, Кимми снова выглядела нормально.

— Я позвоню тебе, — сказала Корки и побежала домой.

— Привет! Я пришла!

Корки прикрыла за собой дверь и прошла в гостиную.

— Есть кто дома?

Ответа не было. Дом был наполнен прекрасными запахами. Девушка глубоко вздохнула и узнала доносившийся с кухни аромат жареной курицы. «Дом, милый дом», — подумала она и немного повеселела.

Корки повернулась к лестнице. На нижней ступеньке валялся узел чистого белья, которое только что принесли из прачечной. Она подобрала его и стала подниматься в свою комнату. Сжимая обеими руками свежевыстиранное белье, ступила на порог. Бросила взгляд на окно, на трепещущие занавески, потом на кровать.

— Нет!

Девушка завопила, белье выпало у нее из рук.

На кровати, поверх покрывала, лежала ужасная, полуразложившаяся голова мертвеца.

Глава 3

Ночные гости

Корки в ужасе уставилась на безжизненное, гниющее лицо и даже не заметила, как распахнулась дверца стенного шкафа.

— С Первым апреля! — из шкафа выскочил братишка и начал дико хохотать.

— Шон!

Тот бухнулся на колени, потом опрокинулся навзничь и принялся кататься по ковру, издавая высокий, истеричный смех.

— С Первым апреля! С Первым апреля!

— Шон, это не смешно! — закричала Корки сердито. Она размахнулась, пытаясь понарошку ударить его, но он увернулся и откатился в сторону, продолжая смеяться.

— Прекрати! — воскликнула Корки. — Правда, Шон! Это не смешно. Это просто глупо.

Перешагнув через брошенный узел, девушка уселась на кровать. «И как я могла купиться на такое? — спрашивала она себя. — Эта дурацкая голова совсем не похожа на настоящую. Вся зеленая и бугристая, и ухо лишь одно!»

— Попалась! — объявил мальчик, все еще упиваясь своей победой.

— Я только сделала вид, что испугалась, — ответила сестра и отвернулась.

— Ну да, конечно, — произнес Шон с иронией. — Я тебя словил, Корки!

Он поднялся на ноги, схватил голову обеими руками и кинул сестре с криком:

— Лови!

Корки дернулась, но все же поймала.

— Здорово, правда? — спросил брат, ухмыляясь. — Я ее сам смастерил, из папье-маше. На уроке рисования.

Корки повертела голову в руках, потом скорчила недовольную гримасу.

— Сколько же тебе поставили за эту гадость? Кол?

— Дурочка, там не ставят оценки! — ответил мальчик.

— Не обзывайся! — вскинулась сестра.

— Я и не обзываюсь. Просто говорю, что ты дурочка.

Корки бросила отвратительную голову ему в руки.

— Ну, держись. Долг платежом красен, — шутливо пригрозила она. — Дальше моя очередь.

— Ой, я весь дрожу! Умираю от страха! — ответил Шон.

Сестра погналась за ним, поймала и схватила за волосы двумя руками. В ответ мальчик сильно толкнул ее в плечо. Потом они вместе пошли ужинать.

В ту же ночь, когда полная луна залила ее комнату бледно-голубым светом, в окно неторопливо вплыла Бобби. Корки молча наблюдала за тем, как сестра парит над кроватью. Рассыпанные светлые волосы блестели в бледном лунном свете. Она двигалась медленно, словно под водой. «Я сплю», — подумала Корки. Но Бобби казалась такой реальной, такой живой. Ее голубые глаза широко распахнулись. Она смотрела вниз, на Корки, медленно двигая руками, будто загребая. Старшая сестра была одета во что-то белое и свободное, вроде ночной рубашки, сверкающей и переливающейся в бледном свете, струившемся из окна.

— Бобби, что ты здесь делаешь? — спросила Корки.

Темные губы зашевелились, но слов слышно не было.

— Бобби, почему ты выглядишь такой грустной?

И снова темные губы Бобби задвигались. Они блестели в холодном, холодном лунном свете. Волосы перекатывались над головой плавными волнами. Девушка села на постели и протянула руки к сестре, но та отплыла в сторону.

— Я… я не могу до тебя дотронуться! — воскликнула Корки срывающимся от волнения голосом.

Она вскочила и потянулась вверх, насколько хватало ее роста, но Бобби по-прежнему парила в нескольких сантиметрах над ней. Теперь синий свет окутывал обеих. Налетел порыв ветра, холодный и молчаливый.

— Бобби, что тебе нужно? Скажи мне, пожалуйста!

Сестра вновь зашевелила губами, пристально глядя на нее. Казалось, что она силится что-то сказать, но Корки не могла расслышать ее слов, не могла прочесть по губам, не могла ничего понять.

— Зачем ты пришла ко мне? — спросила она. — Что ты пытаешься мне сообщить?

Бобби слегка снизилась. Синее сияние продолжало окутывать ее, теперь уже освещая всю комнату.

— Ты выглядишь такой печальной, Бобби, такой печальной, — произнесла Корки, чувствуя, что ее начинают душить слезы. — Скажи мне, пожалуйста, скажи мне, почему ты здесь?

Не меняя выражения лица, без всякого предупреждения Бобби схватила себя за волосы, сильно потянула и сняла вместе с ними верхнюю часть головы.

— Ой! Нет! — вскрикнула Корки от удивления.

Бобби, храня молчание, держала верхнюю часть головы и на что-то указывала другой рукой.

— Что ты делаешь? — воскликнула Корки, застыв на месте. Она была слишком напугана, чтобы смотреть, но вместе с тем слишком заинтригована, чтобы отвернуться.

Бобби опустилась и подплыла поближе. Еще ближе. Девушка смотрела в открытый череп сестры.

— Что это, Бобби? Что ты хочешь мне показать?

Корки заглянула внутрь ее головы и вскрикнула. В темной глубине черепа появилось что-то пульсирующее и трепещущее. Но глаза девушки уже привыкли к бледному свету, и она быстро поняла, что там движется. Тысячи копошащихся, извивающихся тараканов. Они плескались в голове у Бобби, будто кофе в чашке. Их тонкие ножки скреблись одна о другую, а тела сталкивались и скользили в беззвучном танце.

— О-ох!

Корки вздрогнула и проснулась. Попыталась выровнять дыхание.

— Бобби!

Сестра исчезла. Синий свет померк, сменившись обычным, лунным. Девушка почувствовала, что ночная рубашка промокла от пота. Все тело тряслось, ее бросало то в жар, то в холод.

— Что происходит? — спросила она вслух. Крепко зажмурилась, пытаясь привести в порядок мысли. — Бобби не снилась мне уже много недель.

Корки подождала, пока дрожь уймется, потом спустила ноги на пол, собираясь попить воды. И наступила на что-то теплое, что-то хрустящее и движущееся. — Ой!

Девушка подпрыгнула. Под ногой что-то шуршало, щекоча ее пальцы. Корки опустила глаза.

— Нет! О, нет!

Тараканы. Тысячи молчаливых тараканов шевелились на полу, перелезая друг через друга, взбирались на ее ступни, карабкались по ногам. В лунном свете их тела казались синими и блестящими. Они бесшумно плыли по полу. Волнующийся, качающийся, дрожащий ковер из тараканов.

Глава 4

Ожог

— Помогите!

Бешено махая ногами, пытаясь стряхнуть с них тараканов, Корки кинулась к двери.

— Мама! Папа! Пожалуйста!

При каждом шаге она чувствовала, как насекомые хрустят и трещат под ее босыми ступнями. К горлу подступила тошнота.

— Помогите!

Девушка наклонилась, чтобы счистить с себя копошащихся тараканов, потом выскочила в прохладную темноту узкого коридора.

— Мама! Папа!

— Эй, что случилось? — Мистер Коркоран выглянул из спальни в одних штанах от пижамы, протирая глаза. Он был похож на медведя, которого подняли из берлоги.

— Папа…

— Корки, что у тебя стряслось? — Отец вышел в коридор, зажав уши руками.

— Тараканы! — с трудом выкрикнула девушка, все еще ощущая слабость и чувствуя, как по коже скребутся тоненькие ножки.

— Что?

— Тараканы!

— Неужели ты разбудила меня из-за того, что увидела в своей комнате таракана? — спросил отец. — Это же старый дом, а в старых домах бывают…

— Что тут за шум? — оборвала его неожиданно выросшая за спиною жена. Она машинально зачесывала назад свои светлые волосы. — Корки, что…

Миссис Коркоран подбежала к дочери и обхватила ее руками.

— Ты вся дрожишь. Что с тобой, милая?

Корки пыталась ответить, но слова застревали в горле. Она вырвалась из объятий матери и схватила ее за руку. Потом потянула в свою комнату.

— Тараканы, мама, — выговорила девушка наконец.

Отец направился за ними, качая головой.

— И это все, что она может сказать. Тараканы…

Они вместе вошли в спальню Корки.

— Смотрите! — крикнула дочь, шагнув в дверной проем и включив свет. Она задержала дыхание, борясь с подкатывающей к горлу тошнотой, и указала на пол. — Только посмотрите!

Все трое уставились вниз, на красный палас.

— Я ничего не вижу, — сказал отец тихо.

Мать пристально посмотрела на девушку, лицо ее было озабоченным.

Тараканы исчезли.

— Эй, вы меня разбудили! — раздался из коридора сердитый голос Шона, и в комнату просунулась светлая детская голова.

— Шон, это ты сыграл с сестрой какую-нибудь шутку? — спросила миссис Коркоран строго.

— Кто? Я? — На лице мальчика проступило искреннее недоумение.


— Ух ты! Мы приехали! — воскликнула Корки, глядя в окно автобуса, затормозившего посреди студенческого городка Медисонского колледжа, в котором устраивался лагерь для групп поддержки. Путь от Шейдисайда занял примерно час, и всю дорогу девчонки смеялись, шутили и пели.

— Как тут здорово! — объявила Ханна с восторгом. — Все здания из кирпича и покрыты плющом. Прямо как в кино!

— А почему никого не видно? — спросила Дебра, глядя в окно из-за плеча Корки.

— Каникулы же, — ответила Кимми с переднего сиденья.

— Ты хочешь сказать, здесь нет парней? — воскликнула Ронни. Она выглядела такой расстроенной, что все засмеялись.

Симмонс, молодой светловолосый водитель, указал на огромный спортзал, потом направил автобус к спальному корпусу. Как только он затормозил, появилась молодая женщина, начальник лагеря. Она вышла, чтобы поприветствовать девушек и показать им комнаты.

Спустя несколько минут Корки, Кимми и Дебра оказались в своем номере. Через большое окно весь городок был виден как на ладони. Посреди помещения стояли два небольших письменных стола, придвинутых друг к другу. Третий приткнулся у стены, между двумя невысокими шкафчиками. Над одним из них висел постер, вынутый из журнала. Стены в комнате были светло-зелеными.

— Чур, мое место это, — заявила Дебра, бросая свою сумку на низкую койку. — Без окна мне не обойтись.

Корки оглядела двухъярусную кровать, расположенную у дальней стены, и спросила Кимми:

— Тебе нравится наверху или внизу?

— Кажется, наверху, — ответила та.

— Оказывается, городок намного больше, чем я представляла, — сказала Дебра, разглядывая в окно огромный зеленый квадрат, на котором расположились кирпичные строения. — Как жалко, что здесь никого нет.

— Одни только группы поддержки, — ответила Кимми. — Десятки и десятки девчонок.

Она открыла свой чемодан и начала распаковываться, выкладывая свитера, кофточки, свернутые носки. Затем принялась раскладывать их на верхнюю полку ближайшего шкафчика.

— Ты уверена, что набрала достаточно носков? — засмеялась Корки.

У Кимми порозовели щеки, она смахнула со лба прядь волос.

— У меня сильно потеют ступни. А кое-кто из нас не любит носить одни и те же носки в течение месяца! — заметила она, выразительно поглядев на Корки. Затем достала из сумки плюшевого мишку и усадила его на верхнюю полку.

— Вот это да! — воскликнула Дебра. — Кимми, неужели ты все еще засыпаешь с мишкой?

— Даже мой маленький братишка перестал так делать, — добавила Корки. — Но твой мишка такой классный!

— Да я не засыпаю с ним. — Щеки Кимми стали пунцовыми. — Я просто… таскаю его с собой, ну, как талисман.

— Надеюсь, он принесет нам удачу, — сказал Дебра со вздохом.

При этих словах в комнате повисла тишина. Все замолчали. Дебра продолжала глядеть в окно, скрестив руки на груди, и даже не думала распаковывать вещи. Корки непроизвольно уставилась на Кимми. Та показалась ей слишком раздраженной. Еще в автобусе она была какой-то напряженной и не поддержала ни одной песни или шутки.

Сидя рядом с Деброй в самом конце маленького автобуса, Корки поведала ей свой сон. Рассказала о том, как Бобби сняла верх своей головы, как в ее черепе и на полу комнаты появились тараканы. Она знала, что подруга не станет над нею смеяться. С тех пор, как злой дух впервые потерпел поражение, Дебра всерьез занялась изучением оккультных наук. Стала носить на шее кристалл, обладавший, по ее мнению, тайной силой, и принялась поглощать всю литературу, связанную со спиритизмом и тайными искусствами.

— Я изучала сновидения, — ответила Дебра серьезно, пристально глядя на подругу своими льдистыми глазами.

— Но что означает этот ужасный сон? — спросила Корки. — Он был таким кошмарным.

— Бобби пыталась что-то сказать тебе, — произнесла Дебра низким голосом. — Или показать.

— Что показать? Тараканов? — удивилась та. — Зачем ей понадобилось показывать мне тараканов?

Подруга задумчиво закусила нижнюю губу и покачала головой.

— Не знаю, Корки. Пока что не понимаю.

Тогда девушка решила забыть вчерашний сон и радоваться лагерной жизни. Однако это оказалось не так-то просто. Кошмар преследовал ее повсюду. Неужели злой дух не оставит их и здесь?

От пугающих мыслей всех троих отвлек стук в дверь. Дебра первой кинулась открывать.

— Ханна! Привет! — воскликнула она.

Брюнетка, одетая в зеленую тенниску и черные леггинсы, прошествовала мимо нее на середину комнаты, держа в каждой руке по огромному кожаному чемодану. Она опустила их на пол и выдохнула:

— Ух!

— Что происходит? — удивилась Дебра, закрывая за нею дверь и тоже выходя на середину комнаты. Кимми и Корки уставились на Ханну с любопытством.

— Можно я поселюсь с вами, девчонки? — спросила та, откидывая свою длинную косу.

— А?! — воскликнула Корки от удивления.

— У Ронни и Хитер для меня места не найдется, — объявила Ханна. — Они успели забить все шкафы прежде, чем я начала распаковываться. И стали разглядывать мои вещи. — Она указала на чемоданы. — Ваш номер намного больше, — продолжала Ханна, оглядываясь по сторонам. — А в той комнате мне даже некуда все это деть.

— Но, Ханна… — начала Кимми.

— Как вам это нравится? — произнесла та, не обращая на нее внимания. — Ронни заняла верхнюю полку, хотя я сказала, что не могу спать внизу. То есть, я с ума схожу, когда кто-то ворочается наверху, понимаете? Но она уперлась и отказалась спуститься вниз.

— Ну, а другая кровать? То есть отдельная? — спросила Кимми.

— Да, как же, — ответила Ханна с жаром. — Ее захватила Хитер. Говорит, что ей необходимо быть у окна, иначе она задохнется.

— Я ее вполне понимаю, — сказала Дебра.

— Так можно устроиться с вами, девчонки? — снова спросила Ханна.

— Но здесь только три кровати, — возразила Корки.

— Ага. Все номера рассчитаны на троих, — добавила Кимми, обводя комнату рукой. — Три стола, три шкафчика, три кровати.

Ханна снова вздохнула, горестно закатила глаза и надула губы.

— Ну, может быть, кто-то из вас переселится? — спросила она грустно.

— Я уже разместилась. — Кимми захлопнула опустевший чемодан.

— Да ладно вам, — попросила Ханна тоненьким голоском. — Кто-нибудь может поменяться со мной. Вы должны это сделать. В другой комнате у меня начинается клаустрофобия. Я схожу с ума, по-настоящему схожу с ума.

Она поглядела сперва на Дебру, затем на Корки, потом снова на Дебру.

— Ну… ладно, — произнесла та наконец. — Если для тебя это так важно, Ханна…

— Еще как! Спасибо, Дебра! — воскликнула Ханна и, ко всеобщему удивлению, кинулась к девушке, обхватила ее руками и крепко обняла с криком: — Ты настоящий друг!

— Подумаешь, — ответила та, прячась от сурового взгляда Корки, потом принялась собирать свои вещи.

Ханна подтащила чемоданы к стоявшей у окна кровати.

— Эй, а мы уже опаздываем! — воскликнула Кимми, глядя на часы. — В два надо быть в спортзале.

— Встретимся внизу, — произнесла Дебра и захлопнула за собой дверь.

— А где спортзал? — спросила Ханна, открыв чемодан и начиная разбирать его.

— Это такое большое серое здание с куполом. Помнишь, мы проезжали мимо него, — объяснила Корки.

— Мне никогда не удается распаковаться вовремя, — сказала Ханна и обернулась к Кимми. — Который шкафчик мой?

Та указала рукой и заметила:

— Лучше бы тебе поторопиться. Нам нельзя опаздывать.

— На тренировку? Подумаешь, — возразила Ханна. — А форму надевать?

— Сейчас не надо, — ответила Кимми, — только на соревнования.

— Мы будем побеждать каждый раз! — заявила Ханна. — Я знаю.

— Все решает дух, — ответила Корки сухо.

— Корки, можешь оказать мне услугу? — спросила Ханна, доставая из чемодана джинсы, третьи по счету.

«Зачем ей столько штанов? — удивилась Корки. — Это ж надо, ради одной недели набрать два чемодана!»

— Конечно. А какую? — произнесла она вслух.

— Можешь приготовить мне горячую ванну?

— Что ты сказала? — просьба повергла ее в недоумение.

— Можешь приготовить мне ванну? Я вся вспотела в автобусе, но у меня еще целый чемодан не распакован, а опаздывать не хочется. Ну пожалуйста…

Корки поглядела на Кимми. Та забавно свела глаза.

— Да, конечно, — ответила девушка и направилась в ванную.

— Ты тоже настоящий друг, — сказала Ханна ей в спину, доставая из чемодана две пары хлопчатобумажных брюк.

«Удивительный характер! — подумала Корки сердито. — Она что, и вправду воображает себя принцессой?» Блондинка отодвинула белую пластиковую занавеску и открыла воду. «Сперва Ханна заявляет, что остальные комнаты для нее малы, — говорила она себе, все больше распаляясь, — затем командует мной, будто служанкой. Уму непостижимо!»

Корки попробовала воду рукой, потом слегка прибавила горячей.

— Готово, — произнесла она, возвращаясь в комнату.

— Спасибо, — пробормотала Ханна себе под нос, расставляя на шкафчике всевозможную косметику.

— Кимми, нам с тобой лучше выйти пораньше, — позвала Корки. Подойдя к зеркалу, она принялась расчесывать свои прямые светлые волосы. — Ты скоро?

— Через секунду, — ответила та, заходя в ванную и прикрывая за собой дверь.

— Наверное, встретимся в спортзале? — предложила Корки.

— Да, хорошо, — ответила Ханна, принимаясь за второй чемодан.

— Только не задерживайся, — предупредила, появившись в комнате, Кимми.

Подруги вышли в коридор и закрыли за собой дверь. Они слышали, как Ханна щелкнула задвижкой в ванной.

— Ты поверила ей? — спросила Корки, подходя к лифту.

Кимми неожиданно остановилась.

— О нет! — вскрикнула она. — Я забыла помпоны. Мисс Грин поручила мне следить за ними.

Девушки направились обратно к своему номеру.

— Хорошо, что ушли недалеко, — заметила Кимми.

Она взялась было за дверную ручку и застыла — из-за двери раздался оглушительный вопль. Девушки замерли. И снова разнесся высокий крик. Корки сразу поняла, что вопила Ханна. В их номере. Вопила от ужаса.

Глава 5

«Я могу ее просто убить»

Корки принялась лихорадочно рыться в своей сумке, ища ключ. Кимми бешено заколотила в дверь:

— Ханна! Что случилось? Ханна!

Корки наконец-то нашарила ключ дрожащей рукой и открыла дверь. Вбежав в комнату, девушки увидели Ханну, выскочившую из ванной и завернувшуюся в большое бордовое полотенце. Та продолжала отряхиваться, злобно глядя на Корки и уставив на нее палец.

— Как ты могла? — воскликнула она резким высоким голосом. — Как ты могла?

— Ханна, что случилось? — спросила Корки, бросаясь к ней.

— Что случилось? — эхом повторила Кимми.

— Как ты могла? Как ты могла? — повторяла Ханна с безумным видом. — Ты хотела меня сварить!

— Что? — воскликнули подруги хором.

— Вода! Она была раскаленной! И я ступила прямо в нее. Я доверилась тебе.

— Но, Ханна… — начала Корки.

— Посмотри на мои ноги! — заорала та, поднимая полотенце. — Ты хотела меня сварить!

Девушка бросила взгляд на ее ноги. Они были все еще влажные и от ступни до колена ярко-красные.

— Но это невозможно. Я пробовала воду, — возразила Корки.

— Тогда что же это значит? — Ханна грозно смотрела на нее. — Я… я не…

— Должно быть, вода стала горячей после того, как Корки ушла, — стала защищать подругу Кимми.

— Правда, я проверяла ее. Проверяла, — повторила Корки, уставившись на пунцовые ноги Ханны.

Та крепче обмоталась полотенцем и ничего не сказала.

— Я не собиралась навредить тебе, — пробормотала Корки.

— Может быть, вызвать врача? — спросила Кимми.

— Да нет, я чувствую себя уже лучше, — покачала головой Ханна. — Просто это было слишком неожиданно…

— Мне так жалко тебя, — произнесла Корки. — Но я точно знаю, что, когда уходила, вода была нормальной.

— Ладно, — пожала плечами Ханна. — Кажется, я просто перенервничала.

— Ты уверена, что нет ожога? — спросила Кимми.

— Да, уверена, — ответила Ханна. Она прошла на середину комнаты. — Кажется, все нормально. Извините, что напугала вас.

Потом повернулась и снова исчезла за дверью ванной.

— Ждем тебя в зале! — крикнула Кимми. — Придется объясняться с мисс Грин из-за опоздания.

И тут Корки распахнула рот в немом крике — перед глазами у нее встала сестра. Она вспомнила, что Бобби погибла под раскаленным душем.

— Я действительно проверяла воду, — пробормотала блондинка, скорее для себя, чем для Кимми, которая, отыскав коробку с помпонами, направилась к выходу.

— Жуть, — пробурчала она по дороге к лифту, качая головой. — Жуть.

«Это точно», — подумала Корки. И вдруг вспомнила, что, прежде чем уйти, Кимми тоже заходила в ванну. Она поглядела на нее. Та смотрела прямо перед собой. Лицо девушки абсолютно ничего не выражало.

«Неужели Кимми зашла в ванную специально, чтобы включить горячую воду? — спросила себя Корки. — Неужели она собиралась сварить Ханну?»


Эй, Америка, пришла пора —
Шейдисайду кричи «Ура»!
Отпираться вам нет резона —
Шейдисайд стал ГВОЗДЕМ СЕЗОНА!

Прокричав во весь голос свои лозунги, все шестеро девушек закончили выступление прыжком с поворотом.

— Ой! — вскрикнула Ронни, потеряв равновесие и тяжело приземлившись на руки.

Мисс Грин дунула в свисток, и остальные девчонки кинулись к подруге. Кимми и Дебра помогли ей подняться на ноги.

— Я цела, — сказала Ронни. — Правда. Я цела.

Она подвигала плечом, потом ее рука начала вращаться, словно вертолетный винт.

— Да, все нормально.

— Тогда попробуем еще раз, — произнесла мисс Грин настойчиво и поглядела в конец зала, туда, где один из работников лагеря что-то записывал в блокноте. Потом снова свистнула.

Впрочем, свистки то и дело оглашали весь огромный зал. Группы поддержки из пятнадцати школ кричали, танцевали, прыгали. Подошвы колотили и грохотали по гладкому полу, выкрики сотрясали стены. «Какие удивительные звуки, — подумала Корки. — Наверное, таких не услышишь нигде в мире!»

Всего в нескольких метрах от них группа поддержки команды «Редвудские Бульдоги» строила пирамиды. Они даже на тренировку пришли в своей синей с золотом форме, совсем новой.

— Кимми, погляди-ка на ту девчонку, их капитана! — крикнула Корки на ухо подруге и указала на девушку с прекрасными длинными рыжими волосами. — Она просто потрясающая!

— Я ее знаю! — объявила Кимми. — Мы с ней вместе ходили в воскресную школу. Ее зовут Блейр О'Коннелл. Она и вправду потрясающая, причем знает себе цену!

Они вместе смотрели, как Блейр исполняет невероятное колесо, потом с легкостью прыгает на плечи партнеру. Ее волосы развевались, точно знамя победы.

— Ух ты, — произнесла Корки, качая головой от восхищения. — С ней никто не сравнится!

— Но мы ее переплюнем! — воскликнула Ханна, появляясь у них за спиной. — Нужно трудиться упорнее, вот и все! Давайте же, вместе! — выкрикнула она и хлопнула в ладоши. — Покажем «Бульдогам», кто самый крутой!

«Ханна ведет себя, словно капитан», — подумала Корки с досадой. И все-таки ее тоже заразило рвение новенькой. Прогнав неприятные мысли, она встала в строй.


— Эй, Америка, пришла пора —
Шейдисайду кричи «Ура»!

Исполняя номер, Корки заметила, что Блейр О'Коннелл наблюдает за ними с кислой миной, скрестив руки на груди. Когда девушки закончили, а Ронни снова запоздала с прыжком, капитан «Бульдогов» показала на нее своей группе пальцем. Кимми, тоже следившая за Блейр, приблизилась к Корки и прокричала ей на ухо:

— Она мне никогда не нравилась. Такая самовлюбленная, колкая.

— Но что за фигура! — воскликнула Корки. — Она такая высокая и… и… посмотри на эту тонкую талию и…

— Мы не на спектакль пришли! — оборвал их разговор сердитый голос тренера. — Начнем сначала. Ронни, ты собираешься приземляться на ноги или снова на попу?

Та вспыхнула, над верхней губой выступили капельки пота. Дернула себя за медно-рыжие кудри, негромко вскрикнула и пообещала:

— На этот раз у меня получится.

— Давайте! Давайте! Давайте! — крикнула Ханна, подпрыгивая и хлопая в ладоши.

«Надо же, хочет поддержать группу поддержки, — подумала Корки с иронией, потом перевела взгляд на чужого капитана и констатировала с горечью: — Два сапога пара. Только Блейр куда талантливее». Она снова встала в строй, собираясь начать номер. В зале стало значительно жарче, воздух сделался тяжелым и влажным. Крики, пение, хлопки и топот — от всего этого у Корки закружилась голова. Она зажмурилась на секунду, однако яркий свет не погас, а звуки стали еще громче. Ничего не оставалось, как открыть глаза и начать номер.

На этот раз получилось значительно лучше. И даже Ронни не упала. Корки вновь заметила Блейр О'Коннелл. Она все так же стояла в своей обтягивающей сине-золотистой форме. Ее красивое лицо выражало явное превосходство. Потом команда еще раз повторила номер, и мисс Грин наконец-то позволила перейти к следующему. Во время занятий работники лагеря переходили от группы к группе, внимательно изучая их, делая пометки в блокнотах, коротко переговариваясь с тренерами.

Закончив номер, Корки принялась за «орла». «Замечательно, — думала она, тяжело дыша. — Хотя работа и на износ, я по-настоящему увлеклась ею». Девушка утерла вспотевший лоб тыльной стороной ладони.

— Можно с тобой поговорить? — громко произнесла Ханна, вырастая перед нею. Ее слова совсем не походили на вопрос. — Ты должна подниматься повыше во время орлиного прыжка. А ты прыгаешь чуточку ниже, чем нужно.

— Как? — Корки показалось, что она ослышалась. Новичок делает ей замечание перед всей группой?

— Если ты сомкнешь ноги, сможешь лучше управлять движением, — продолжала Ханна. — Смотри, я покажу.

Она подпрыгнула высоко над полом, не сводя глаз с Корки. Ее длинная коса развевалась в воздухе. Потом грациозно приземлилась и улыбнулась.

— Видела?

— Спасибо, Ханна, — ответила Корки без энтузиазма. — Я постараюсь.

Потом быстро отвернулась и направилась к Дебре и Хитер. «Какой идиотский характер, — подумала девушка со злостью. — Кому понравится выслушивать замечания в присутствии всей группы? Но Ханна как будто считает себя королевой мира! Она всего лишь новичок. А мы с Бобби вышли в финал штата Миссури. Так что обойдусь без ее советов».

— Эй, выше нос! — крикнула Дебра, увидев напряженное, сердитое лицо подруги. — На тебя же люди смотрят. Если хоть на секунду перестанешь улыбаться, у нас снимут десять очков.

И Корки состроила широченную лошадиную улыбку.

— Вот так-то лучше, — сказала Дебра, смеясь. Потом потрогала кристалл, висевший у нее на шее, показала подруге большие пальцы и стала карабкаться на плечи Хитер.

Корки не заметила, как к ней подошла Кимми, и даже подпрыгнула, услышав ее голос.

— Кто-то должен проучить Ханну раз-другой, — произнесла брюнетка с неожиданной горечью.

— Как это? — спросила Корки, понимая, что подруга видела преподанный ей урок.

— Она невыносима, — процедила Кимми сквозь сжатые зубы. — Порой мне кажется, что я могу ее просто убить. А ты?

От интонации, с которой это было сказано, у девушки мороз пробежал по коже. «Порой мне кажется, что я могу ее просто убить…»

— Ханна — это Ханна. — Корки пожала плечами. Кимми посмотрела на нее без всякого выражения.

Раздался свисток. Это руководители лагеря собирали группы, чтобы рассказать о предстоящих вечерних соревнованиях. Оказалось, что отборочные туры будут проходить каждый вечер, а в последний, пятый день состоится финал. Каждая группа должна будет исполнить наиболее трудные номера, и победители получат награду.

После собрания Корки направилась прямиком в жилой корпус. Ноги болели, все взмокшее тело так и пылало жаром. «Вот это выложилась! — думала девушка. — Но ничего не поделаешь. Дебра предупреждала, что в лагере для групп поддержки придется попотеть».

Прохладный вечерний ветерок обдувал тело. Корки шагала по почти пустынному лагерю, навстречу ей попалось лишь несколько студентов, мчавшихся на велосипедах. Девушка распахнула стеклянные двери корпуса и вошла в холл. Ее кроссовки гулко шлепали по мраморному полу. Кругом было совсем безлюдно, лишь откуда-то издалека доносилось кантри. Она шагнула в лифт и нажала на кнопку с цифрой шесть, мечтая о том, как долго будет стоять под прохладным душем. Потом вышла из кабины и направилась к своей комнате. Но вдруг почувствовала, что подошвы прилипли к ковру.

— Что происходит? — воскликнула она громко и поглядела под ноги.

Ковер, казалось, начал двигаться, пошел волнами.

— Эй! — закричала Корки.

Она моргнула раз, другой, привыкая к полумраку и ожидая увидеть, кто это так над ней подшутил. Попробовала сделать шаг, но пол был липким и влажным. Густые черные ковровые волны накатывали на ноги.

— Нет! — завопила Корки и подумала: «Слышит ли меня кто-нибудь? Да и вообще, есть ли здесь хоть кто-то?»

Весь ковер сделался темным, словно глубокая вода. Он ходил ходуном, волны раскачивались взад и вперед.

— Мои ноги увязли! — заорала девушка. — Есть тут кто-нибудь? Вы можете мне помочь?

Густая жидкость, напоминавшая кипящую смолу, поднималась по ее кроссовкам, по лодыжкам. «Меня затягивает вниз, — поняла Корки, — я не могу двигаться. Она такая липкая и все тянет вниз».

— Помогите!

Глава 6

Сначала лозунги, потом вопли

— Она такая липкая! — снова закричала Корки. — Я не могу двигаться!

Подняв глаза, девушка увидела Дебру, уставившуюся на нее. Обычно спокойное лицо было напряженным.

— Корки, что это значит? Чем ты там занимаешься? — Дебра подскочила к подруге и схватила ее за дрожащие плечи.

— Она такая липкая! — повторила Корки, у которой голова шла кругом.

— А? Что липкое? Что произошло? — спросила девушка встревожено.

Корки поняла, что стоит на коленях на темном ковре. На неподвижном ковре, который больше не качался и не волновался. Она села и с сомнением потрогала его сухой ворс.

— Дебра…

Та, не отрываясь, глядела на подругу. Потом опустилась рядом и успокаивающе положила руку ей на плечи.

— Почему ты на полу? Ты упала?

Корки снова встала на колени и покачала головой.

— Нет. Я не упала. Меня потянуло вниз.

— Как это? — у Дебры отвисла челюсть.

— Ковер. Он начал перекатываться взад-вперед, словно густая жидкость, и стал затягивать меня вниз. — Корки пристально посмотрела на подругу, пытаясь понять, верит ли та ее словам.

Дебра прикрыла глаза и произнесла, понизив голос:

— Злой дух.

— Да, — поспешно согласилась Корки.

— Он здесь, — прошептала Дебра. — Я его чувствую.

Она слегка отстранилась и потрогала свой кристалл. Все так же, не открывая глаз, быстро обхватила его рукой, потом крепко сжала. Наконец, открыв глаза, Дебра встала, обеими руками оперевшись о Корки.

— Давай я помогу тебе подняться, — сказала она мягко. — И отведу в комнату.

— Но кто это сделал? — спросила девушка, держась рукой за стену. — Кто на меня напал?

Дебра покачала головой. Ее лицо со сжатыми губами казалось очень задумчивым.

— Не знаю, Корки, — ответила она. — Правда, не знаю.


«Бульдоги» с легкостью выиграли вечернее соревнование. Их бесконечные номера в сопровождении рэпа просто очаровали жюри. Блейр О'Коннелл будто бы не подчинялась земному притяжению, а рыжие волосы все так же развевались у нее за спиной. И все собравшиеся в зале девчонки, ожидавшие своей очереди, вскрикнули от восхищения, когда она исполняла сольный номер.

— Какая выскочка, — прошептала Кимми на ухо Корки, как только «Бульдоги» закончили выступление серией одновременных прыжков. — Блейр совсем не грациозна, она простая акробатка.

— Но жюри в восторге, — засмеялась подруга. — Может быть, им нравятся акробаты?

Кимми нахмурилась и отошла.

— Мы побьем их! Мы намного лучше! — крикнула Ханна, хлопая в ладоши. — «Тигры» — владыки!

Остальные пятеро начали хлопать ей в такт и тоже скандировать:

— «Тигры» — владыки! «Тигры» — владыки!

Но как только настала очередь шейдисайдской команды, все пошло наперекосяк. Когда Ронни и Хитер запоздали с финальным прыжком, Корки поняла, что сегодня команде ничего не светит. И «тигриной» группе оставалось лишь вместе со всеми приветствовать следующих участниц.

— Ну, уж завтра отыграемся! — воскликнула Ханна горячо. — Просто сейчас мы переволновались. Просто переволновались.

— Ага! Мы им покажем! — откликнулась Кимми, но совсем не с таким подъемом.

После того как наградили Блейр и ее «Бульдогов», на середину зала вышла судья в красно-белой куртке и подняла руки, прося тишины. Гул возбужденных голосов, заполнивший огромный зал, мгновенно прекратился.

— Когда состоится финал, мы вручим всем членам победившей группы вымпел мужества. Он будет окрашен в цвета этой команды. Им можно будет пользоваться для поднятия духа на всех последующих играх, — объявила она, как только воцарилась тишина. — Но каждый вечер мы станем вручать красную ленту мужества наиболее отличившимся участницам каждой группы. Сегодня в этом зале чувствуется столько мужества, что даже верится с трудом! — воскликнула судья, поднимая красные ленты обеими руками. — Я хочу, чтобы вы все поаплодировали друг другу!

Зал буквально взорвался от возгласов, топота ног и хлопанья в ладоши. Когда овация прекратилась, судья стала называть имена обладателей красной ленты. Блейр О'Коннелл приняла награду, широко улыбаясь своим подругам. Среди «Тигров» победила Ханна. Услышав свое имя, девушка вскрикнула от удивления, а по дороге за лентой прошлась колесом.

Корки оглядела подруг. Кимми смотрела на судью, вытаращив глаза, а Дебра широко улыбалась и громко хлопала Ханне. Когда та вернулась в строй и обвязала ленточку вокруг головы, Дебра кинулась к ней и обняла ее. Они вместе направились к выходу. «Ничего себе, — подумала Корки, провожая их взглядом. — С каких это пор они так подружились?»

Она поняла, что ревнует. Ведь Дебра была прежде всего ее подругой.

— Корки, увидимся позже! — донесся до нее сквозь шум голос Кимми. Та еще что-то говорила, но слова тонули на общем фоне.

Корки медленно зашагала к выходу. Проходя мимо Блейр О'Коннелл, услышала, как та хвастается перед какой-то высокой и красивой девчонкой из своей группы.

— Жалко, что в этом году не так много соревнований, — говорила она.

— В прошлом было лучше, — отвечала собеседница.

— Все такое липкое, — пожаловалась Блейр.

«Они специально разговаривают так громко, чтобы мы услышали», — решила Корки.

— Ты слыхала про номер под названием «ясли»? — спросила Блейр, качая головой. — Что бы это значило? Какой-то детский сад?

— Таких классных девчонок, как мы, здесь не найдешь, — отвечала ее подруга.

Их голоса затихли на расстоянии. «Какие воображалы, — подумала Корки, — особенно Блейр. Выступает она, конечно, здорово, но я еще не встречала таких самовлюбленных людей. Завтра вечером я должна во что бы то ни стало их победить, — сказала девушка себе, чувствуя, как в душе поднимается злость. — Я должна показать Блейр, что такое настоящая группа поддержки. Я должна стереть эту надменную улыбку с ее красивого лица. Может быть, уже завтра…»

Этой ночью, ворочаясь в непривычной постели, Корки вновь увидела Бобби. Старшая сестра вплыла через окно. Ее длинная ночная рубашка трепетала, светлые волосы качались над головой, окружая ореолом.

— Бобби! — воскликнула Корки.

Как и в прошлый раз, она потянулась к сестре обеими руками. И снова сердце зашлось от досады, что невозможно до нее дотянуться.

— Бобби, почему ты здесь?

Погибшая девушка парила над кроватью, глядя вниз с тоскою.

— Пожалуйста, Бобби, скажи мне. Ты можешь сказать, почему ты здесь?

Бобби заговорила, но снова не было слышно ни звука.

— Ты выглядишь такой грустной, такой печальной. Скажи мне, что привело тебя сюда? — умоляла Корки.

Сестра опустилась так, что до кровати оставалось всего несколько сантиметров, и глядела скорбными глазами. А потом, как и в прошлый раз, схватила себя руками за волосы и сильно потянула. Кожа приподнялась вместе с верхушкой черепа. Отодвинув все это в сторону, Бобби опустилась пониже, чтобы Корки могла заглянуть в ее голову.

— Нет! — Девушке совсем не хотелось туда смотреть. — Бобби, пожалуйста, не заставляй меня…

Она собралась крепко зажмуриться, но веки не слушались. Корки ничего не могла поделать с собой. Пришлось взглянуть. В раскрытом черепе Бобби она увидела змей, бурых змей, переплетающихся друг с другом, шипящих и извивающихся, хлопающих своими страшными челюстями. Они поднимались, высовывали из черепа свои гладкие треугольные головы, потом показались из ушей, поползли по спине. Змеи шипели все громче и громче, глядя на девушку своими немигающими черными глазами.

Корки проснулась и увидела серый утренний свет. Ее сердце колотилось, словно барабан. Потом раздался душераздирающий вопль. «Это я, я кричу. Из-за страшного сна, — подумала она. — Кричу и не могу остановиться».

Девушка моргнула и разглядела непривычную комнату. И лишь через несколько секунд поняла, что кричит вовсе не она. Ужасающий вопль издавала Ханна.

Глава 7

Плохая стрижка

— Ханна, что случилось?

Но та продолжала орать на высокой ноте. Кимми спрыгнула со своей верхней полки раньше, чем поднялась Корки. В бледном утреннем свете, пробивавшемся сквозь занавески, было видно, что Ханна сидит на постели, низко склонив голову и обхватив руками затылок. Корки медленно подошла к ней, ожидая, что на полу будут кишеть змеи.

— Ханна, что случилось?

Та снова завопила, глядя на что-то, лежащее у нее на коленях.

— Тебе приснился кошмар? — предположила Кимми.

— Мои волосы! — закричала девушка.

— Что?

— Мои волосы! Мои волосы! Волосы!

Корки потянулась к настольной лампе, зажгла ее и вскрикнула вместе с Кимми, увидев, что лежит у Ханны на коленях. Это была ее коса.

— Мои волосы! Мои волосы! Мои волосы! — кричала та, зарывшись лицом в ладони.

— Но как?.. — начала Корки.

Кимми смотрела на косу, разинув рот, и выдавила:

— Она… она отрезана!

Ханна громко всхлипнула.

— Но кто это сделал? — воскликнула Корки, глядя на подругу. — Мы с тобой единственные, кто…

Ее голос сорвался, и она не смогла закончить фразу. Неожиданно Ханна схватила косу рукой и обвиняюще выставила вперед.

— Это сделала одна из вас! — закричала она высоким, дрожащим голосом. Слезы бежали по ее лицу, а все тело тряслось от злости.

Девушка вскочила на ноги, вздев косу над головой так, что подруги невольно попятились.

— Кто? — кричала она. Ужас перешел в ярость. — Кто? Кто? Кто? — повторяла Ханна, сунув косу в лицо сначала Корки, потом Кимми.

— Нет! — воскликнула Корки. — Я этого не делала! Я бы не стала!

— И я не делала, — откликнулась Кимми, переглянувшись с подругой.

— Кто? — повторяла Ханна, всхлипывая. — Кто? Кто? Это была одна из вас, больше некому. Сперва ошпарили меня в ванне, теперь вот это!

— Мы этого не делали, — возразила Корки. — Ты должна нам поверить.

Она положила руку на плечо девушке, желая успокоить. Но та резко отпрянула, ее лицо тряслось от ярости.

— Зачем бы нам делать такие ужасные вещи? — спросила Кимми. — Зачем?

— Затем, что вы мне завидуете, — огрызнулась Ханна, прижимая косу к себе. Казалось, что в руках у нее какой-то погибший зверек.

— Ханна…

— Вы обе мне завидуете, — ответила та, понижая голос и вытирая слезы свободной рукой. — Вы знаете, что я лучшая в группе. Знаете, что вам со мной не сравниться.

— Эй, что ты несешь? — вскинулась Кимми. — Мы все выступаем хорошо!

Корки увидела, что подруга тоже начинает накаляться, что ее мышцы напружинились, а кулаки сжались.

— Ты новенькая в группе, Ханна, — сказала Кимми с жаром. Даже в тусклом свете было видно, что ее щеки сделались багровыми. Она дышала тяжело, грудь высоко поднималась. — Ты еще нас толком не знаешь. Мне не хотелось бы говорить это, когда у тебя такое состояние, но ты знаешь о нас гораздо меньше, чем думаешь.

Глаза Ханны вспыхнули.

— Я прекрасно знаю одну вещь, — сказала она, сжав зубы и понизив голос. — Я знаю одну вещь. Вы хотите меня выжить. Выжить из группы. Решили, если сможете меня обидеть…

— Это неправда! — резко вскрикнула Корки.

— Но я не сдамся, — заявила Ханна, не обращая на девчонок внимания. — Ни за что. Вам не удастся меня запугать!

Она кинулась к шкафчику и положила на него отрезанную косу, потом принялась копаться внутри.

— Я останусь в группе, даже если вообще облысею!

— Ханна, подожди! — попросила Кимми. — Я случайно вышла из себя. Что ты собираешься делать?

Девушка бросила на кровать хлопчатобумажные штаны и снова стала рыться в вещах.

— Я собираюсь одеться, — ответила она напряженно. Кинула взгляд на свои часы, лежавшие рядом с отрезанной косой. — Уже пора завтракать, и мне нужно одеться. Затем покажу мисс Грин, что вы со мной сделали.

— Но, Ханна… — начала Корки.

— Заткнись! — заорала та. — Обе заткнитесь! — И снова громко всхлипнула, сорвав с себя тенниску, заменявшую ей ночную рубашку.

Корки хотела что-то сказать, но суровый взгляд подруги ее остановил. Тогда она медленно прошествовала к своей кровати и с громким вздохом рухнула на одеяло. Смотрела на то, как Кимми идет к окну и отдергивает занавеску, потом прижимается пылающими щеками к прохладному стеклу и закрывает глаза. Корки поежилась и прикрыла ноги тонким шерстяным одеялом. Она все глядела на Кимми, и в голове зашевелились неприятные мысли. Пугающие мысли. Стало очевидно, что преступление совершила подруга. Только она могла отрезать косу, пока Ханна спала. Ведь больше в комнате никого не было. А это означало, что именно Кимми открыла в ванной горячую воду, чтобы Ханна обожглась. Кимми призналась, что готова убить Ханну. Получается, что именно она ей и навредила.

«Здесь зло, — подумала Корки расстроенно. — В этой комнате. Все еще внутри Кимми. А она, бедняга, даже не подозревает». Это было так ужасно, так ужасно, что не находилось нужных слов. Но все-таки мысли формировались у Корки в голове: «Кимми не управляет своим телом. Им управляет древнее зло». Ход ее размышлений прервала хлопнувшая дверь. Это Ханна выскочила из комнаты. Корки невольно посмотрела на верх шкафчика. Девушка взяла косу с собой.

Кимми отвернулась от окна, ее глаза были опустошенными и безжизненными.

— Пожалуй, я тоже оденусь, — пробурчала она.

— Кимми, что же нам дальше делать? — спросила Корки.

Брюнетка пожала плечами и грустно покачала головой.

— Эй, Корки! — Ее голос сорвался, она пристально посмотрела в глаза подруге. — Ведь если бы я отрезала косу, я бы об этом помнила, разве не так?

Это был просто вопрос, но девушка произнесла фразу почти утвердительно. Она хотела, чтобы Корки ее утешила, сказала, что все хорошо, все нормально. Но та не могла заставить себя обмануть подругу.

— Я бы запомнила что-нибудь такое, правда? — повторила брюнетка еще более грустным и расстроенным голосом.

— Не знаю, — ответила Корки мягко и опустила глаза.

Немного спустя Кимми, переодевшись для утренней тренировки в лайкровые шорты и красную майку, вышла из комнаты. Остановившись на пороге, она обернулась:

— Ты собираешься завтракать?

— Сейчас иду, — ответила Корки.

Как только подруга вышла, она поднялась и подошла к своему шкафчику. Все мысли перепутались. Представилось, как мисс Грин выслушивает рассказ Ханны. Представилось изумленное лицо тренера. «Что же будет потом? Неужели нас с Кимми выгонят из группы?»

С тяжелым вздохом девушка открыла свой шкафчик, принявшись искать чистую тенниску.

И вдруг замерла. Уставилась, разинув рот, на лежащие поверх одежды ножницы. Ножницы?

Корки взяла их трясущимися руками, поднесла к глазам и стала разглядывать. И увидела застрявшие между лезвиями клочья черных волос. Прямых черных волос Ханны.

Глава 8

Признание

Корки сидела за дальним концом стола, глядя в тарелку с кукурузными хлопьями. Яркая столовая была наполнена голосами и смехом, но девушка ничего не слышала. На другом конце расположились Кимми, Дебра, Ронни и Хитер. Они быстро уплетали пирожные и тосты, опустошали тарелки с кашей и оживленно болтали, то и дело посматривая на Корки, но та опустила глаза, избегая их любопытных взглядов.

Посмотрев в глубь столовой, Корки увидела, как Ханна приближается к мисс Грин, которая только что вошла и встала у стены. Тренер держала руки сложенными на груди и качала головой. Ханна говорила быстро и размахивала отрезанной косой. Щеки ее пылали. Корки увидела, что на лицо мисс Грин наползла темная туча, и поняла, что та смотрит на нее. «Что же сейчас произойдет? — подумала она. Из глубины души поднимался тяжелый ужас. — Как тренер поступит с нами? И что делать мне? Стоит ли говорить, что косу отрезала Кимми? Что она положила ножницы в мой шкафчик, думая подставить меня? И нужно ли говорить, что ее обуял злой дух?»

«Кому-то сказать все же нужно, — думала Корки с грустью, слыша раскаты смеха за соседним столиком. — Я не могу позволить Кимми еще что-то натворить».

Ханна говорила все так же страстно и размахивала косой в воздухе, расхаживая перед мисс Грин взад-вперед. Потом группа «Бульдогов» разразилась долгой серией лозунгов. Обернувшись к их столику, Корки увидела Блейр О'Коннелл, задорно руководившую своим хором. «И чего она все не успокоится?» — подумала девушка с горечью. Группа была готова выказывать удаль и мужество каждую секунду, с утра до вечера. «Да сделайте же перерыв!» — думала Корки, мотая головой, и уронила ложку в тарелку с громким шлепком.

Как только перестали скандировать «Бульдоги», за следующим столиком начали орать еще громче. Корки заметила, что Ханна вернулась на свое место возле Дебры и начала о чем-то с ней шептаться. Ее лицо было красное, словно заплаканное. Кимми сидела во главе стола и жевала тост, намазанный маслом. Она выглядела обеспокоенно. Хитер нагнулась вперед и что-то спросила у нее, но та как будто не расслышала.

«Зло совсем рядом», — подумала Корки, глядя на подругу. Потом вздрогнула — лозунги понеслись еще из-за двух дальних столов. Гулкие крики отдавались под высоким потолком и плескались между желтых стен. Она неожиданно почувствовала себя ужасно напуганной и ужасно одинокой. «С кем же я могу поговорить? Кому могу все выложить? Пожалуй, Дебра поймет. Дебра знает все о злом духе и тоже сражается с ним».

Корки зачесала волосы назад и поднялась на ноги. Не обращая внимания на радостные лозунги, раздающиеся из-за дальних столов, подошла к Дебре.

— Можно с тобой поговорить? — спросила она, опускаясь рядом. Из-за шума было почти ничего не слышно.

Девушка медленно повернулась к ней и крикнула, перекрывая всеобщий гвалт:

— Привет, Корки. Не могла бы ты подождать? Сейчас я разговариваю с Ханной.

Пораженная ее словами, подруга отпрянула. Не обращая на нее внимания, Дебра придвинулась ближе к Ханне, и они стали шептаться дальше.

«Ведь она прекрасно видит, что я расстроена, раз села подальше от всех, — подумала Корки сердито. — Ничего себе подруга! И с каких это пор Ханна стала для нее важна настолько, что она не может прервать беседу с нею, когда мне действительно нужно поговорить?» Едва сдерживая подступившие слезы, Корки посмотрела на двери столовой и подумала: «Больше я так не могу. Нужно бежать отсюда!»

На полпути к выходу девушка услышала, что ее зовет мисс Грин. Она остановилась, но не обернулась. «Я не могу смотреть в ту сторону. Все стало слишком ужасным». Глубоко вдохнула и задержала дыхание. Выдохнула медленно, чтобы успокоиться, и обернулась. Кимми поднялась на ноги и глядела в ее сторону. Тренер, сделав суровое лицо, жестом указала обеим девушкам подойти к ней. Корки шагала медленно. «Что же я скажу? Как все объясню?» — лихорадочно думала она. Бросив взгляд на свой стол, увидела, что вся группа смотрит на них с Кимми, прекратив разговоры и ожидая, что же произойдет. Чем ближе подходила Корки к мисс Грин, тем тише становились лозунги. Сердце так и прыгало в груди. Кимми глядела прямо перед собой, погруженная в собственные мысли.

— Ханна выдвигает против вас серьезное обвинение, — сказала тренер без предисловий и посмотрела сначала на Корки, затем на Кимми, будто ища глазами ответ. — Я… я даже не могу поверить в случившееся. То есть в то, что мне сказала Ханна. Это так… жестоко. Так ужасно.

Девушки молчали. Корки почувствовала, как у нее дрожит подбородок. Она никак не могла с ним справиться.

— Я хорошо знаю вас обеих, — продолжала мисс Грин. — Вы обе мне нравитесь. Но теперь я… я выбита из колеи. В голове не укладывается, что кто-то из вас мог… — Ее голос сорвался.

Время как будто остановилось. У Корки перехватило дыхание.

— Срезание чужих волос можно квалифицировать только как нападение, — сурово сказала мисс Грин и прищурилась. — Очень жестокое нападение.

Корки опустила глаза и почувствовала, что руки стали ледяными. Она крепко сжала кулаки, и ногти глубоко врезались в кожу.

— Я должна знать, — произнесла тренер. — Я должна выяснить, кто сотворил с Ханной эту ужасную вещь.

Она повернулась к брюнетке:

— Кимми, это ты отрезала Ханне косу?

Та откашлялась и сказала:

— Да.

Глава 9

Потоки крови

У мисс Грин отвисла челюсть от изумления. «Она не ожидала, что Кимми признается. По крайней мере так быстро», — подумала Корки и перевела взгляд на подругу, чьи глаза говорили ей: «Надо покончить с этим. И не вздумай возражать, я тебя прикрою».

«Кимми собирается меня защитить, — поняла блондинка. — Нет. Ни за что. Я не могу этого допустить. Конечно, преступление совершила она, но в этом не ее вина. Просто собственное тело было ей неподвластно. И я не позволю, чтобы наказание понесла одна Кимми».

— Нет, мисс Грин, — сказала Корки вслух. — Это сделала я. Это я.

Тренер повернула к ней свое холодное и суровое лицо.

— Пойдемте со мной, — произнесла она и через двустворчатую дверь вышла в коридор. Там было намного тише и прохладнее.

Мисс Грин резко остановилась и обернулась. Лицо ее было сердитым.

— Я хочу знать правду! — воскликнула она. — И мне не нужно, чтобы вы друг друга покрывали. Я хочу знать правду. Кто из вас виноват.

— Это сделала я, — сказала Кимми тихим голосом, взглядом приказывая Корки молчать.

— Нет, — произнесла та, не обращая внимания на подругу. — Это неправда.

— Тогда это сделала ты? — спросила мисс Грин, подходя к Корки так близко, что та ощутила исходивший от нее аромат кофе.

— Нет, — покачала головой блондинка и глубоко вдохнула. Она решила рассказать о злом духе. Выбора не оставалось. — Правда в том, что…

— Да, так в чем же правда? — произнесла мисс Грин нетерпеливо.

— Правда в том, что ни одна из нас этого не делала, — выложила Корки. — Видите ли…

— Стоп! — прервала ее тренер, выставив перед собой руки. Потом вздохнула — долгим и раздраженным вздохом. — Я разберусь с вами обеими, когда мы вернемся в Шейдисайд.

— Мисс Грин! — начала Корки, но та снова остановила ее движением рук.

— Когда вернемся, проведем настоящее расследование, — пообещала она, понижая голос до шепота, увидев двух приближающихся судей в полосатых куртках. — Когда приедем в Шейдисайд, вас обеих придется наказать. И очень строго.

Тренер медленно покачала головой из стороны в сторону.

— Мисс Грин, мы действительно очень сожалеем, — сказала Кимми мягко.

— Никаких оправданий, — резко ответила та. — Давайте сначала доживем до конца недели, ладно? И без всяких происшествий. Не понимаю, как это вам такое в голову пришло?

«А я понимаю», — подумала Корки тоскливо. Подруги смотрели, как тренер удаляется обратно в столовую широкими, порывистыми шагами. Когда девушка повернулась к Кимми, ее подбородок снова задрожал.

— Я… ну… — Она даже не знала, что сказать.

— Представляешь, мне захотелось догнать ее и все выложить, — произнесла Кимми с иронией.

— Знаю, — ответила Корки.

— Я хочу сказать, с какой стати? — воскликнула брюнетка, размахивая руками. — Почему мы должны заниматься дальше с таким грузом? Когда вернемся в школу, нас обеих вышибут из группы.

Подруга хотела выказать согласие, но слова застряли у нее в горле.

— В этом лагере я и так вся извелась, — продолжала Кимми, приглаживая свои черные волосы. — Ну а теперь… — Ее голос сорвался.

Коридор неожиданно наполнился гулом голосов и смехом. Завтрак закончился, и теперь девушки направлялись в спортзал на тренировку. Корки и Кимми молча двинулись вместе со всеми.

День выдался ясный, солнце стояло высоко в безоблачном небе. Мимо Корки проплыла пчела. Какая-то девчонка в золотистой форме, блестевшей на солнце, попробовала ее поймать, потом развернулась и пошла обычным шагом. Однако солнечный денек был Корки совсем не в радость. Она знала, что самый яркий свет не растопит ее неприятности.

Потом они с Кимми одновременно заметили Блейр О'Коннелл и так же одновременно остановились и уставились на нее. Та крутила колесо за колесом прямо на газоне. Просто так, для собственного удовольствия.

— Она меня просто бесит, — прошептала Кимми на ухо подруге, которая слегка удивилась ее злости.

— То есть она меня по-настоящему бесит, — продолжала девушка, сделав недовольное лицо. — Кто-нибудь должен ее проучить.

— Мы не вправе подводить остальных, — сказала Корки, отряхивая свой форменный свитер. — Нужно по-прежнему выкладываться.

— Наверное, ты права, — согласилась Кимми неохотно.

Во время послеобеденной тренировки группа разучивала новый номер. Но никто из девушек не проявлял былого энтузиазма и воли к победе. Теперь была уже половина восьмого — настало время для вечернего соревнования. В огромном зале звенели возбужденные голоса. Корки ощущала всеобщее волнение, чувствовала, как все боятся выступать перед жюри. Ханна и Дебра для разминки топали ногами и хлопали в ладоши. Ханна уже успела смотаться в город и вернулась с короткой стрижкой. Теперь она выглядела такой же красивой, как и всегда. Ронни сидела на полу и лихорадочно связывала лопнувший шнурок. Неподалеку от нее Хитер описывала ногами кренделя.

— Зрелище будет потрясающим, — произнесла Корки, пытаясь улыбнуться.

— Почему? — осведомилась Кимми.

— Меня побьют, — ответила подруга.

Они обе засмеялись. Впервые за весь день.

Раздался свисток. В зале мгновенно повисла тишина. Судья, молодая женщина с прямыми светлыми волосами, вызвала капитанов на середину зала. Они должны были отдать приказ о начале соревнований.

— Йаааа, «Бульдоги»! — выкрикнула Блейр О'Коннелл, размахивая красным вымпелом.

— Посмотрим, кто выиграет, — прошептала Корки с иронией.

— Но Блейр просто невероятна, — ответила Кимми.

В душе она признавала, что немного завидует ей. Капитан «Бульдогов» была счастлива, приятно проводила время и по-настоящему включилась в соревнования. Наступил ее звездный час, и Блейр это понимала. «Мне знакомо подобное чувство, — подумала Корки. — Вот что ощущали мы с Бобби во время выступления. Стоило только надеть форму, мы оказывались на вершине счастья. Все восхищались и завидовали. А теперь…». Теперь ей оставалось лишь наблюдать за Блейр и другими счастливыми, целеустремленными девчонками и скрежетать зубами.

— Очистить пространство! — раздалась громкая команда. Спортсменки стали занимать места на трибунах, гулко стуча подошвами. Восемь «Бульдогов» остались стоять, хотя и потеснились к скамейкам.

Корки отыскала место в самом дальнем конце. Дебра села рядом, кивнула, улыбнулась, но ничего не сказала. Подруга отвернулась, все еще продолжая злиться на нее за утреннее поведение. Посмотрев вниз, она увидела, как Блейр О'Коннелл заводит свою группу, переходя от одной участницы к другой и о чем-то разговаривая с ними. Прожектора загорелись ярче, образуя круг белого света на блестящем, полированном полу. Трибуны затихли.

— Сегодня первыми выступают «Редвудские Бульдоги», — объявил ведущий. — Как только будете готовы…

Судьи подняли свои карточки, демонстрируя внимание.

После длинной паузы «Бульдоги» выстроились в линейку посреди зала во главе с капитаном. Блейр выскочила в круг света и подпрыгнула. Нырнула между своих сомкнутых рук, распрямилась и легко приземлилась на ноги. Потом на бегу начала повторять тот же номер. Но на этот раз девушка обо что-то споткнулась. Ее глаза широко распахнулись, руки взлетели над головой. Она завалилась вперед и, беспомощно взмахнув руками, упала лицом вниз. Корки явственно расслышала громкий треск. Руки Блейр бешено скребли по полу, но она так и не могла встать.

В зале повисла напряженная тишина. А прожектора все заливали распростертую фигуру белым светом. Когда капитан «Бульдогов» наконец-то поднялась, на ее лице отражались удивление и испуг. Ярко-алая кровь фонтаном хлестала изо рта. Даже со своего места Корки разглядела разбитую губу и два передних зуба, сломанных пополам. Голова Блейр упала на грудь, а кровь продолжала струиться изо рта, заливая форму.

Группа быстро окружила ее, двое девушек обхватили руками за талию. Зал наполнился испуганными возгласами:

— Вызовите врача!

— Ее зубы! Она сломала зубы!

— Остановите кровотечение!

— У нее рассечена губа!

И тут все голоса покрыл безумный крик Блейр:

— Кто-то поставил мне подножку!

Сначала Корки подумала, что ослышалась, но Блейр снова повторила:

— Кто-то поставил мне подножку!

Все девчонки повскакивали со своих мест. Гул удивленных голосов перерос в шквал. Подруги повели капитана к выходу, за ней тянулся кровавый след. Судья и несколько девчонок побежали за врачом. Проходя мимо трибуны, Блейр вновь и вновь повторяла свое обвинение. Слова выплескивались, словно кровь, струившаяся изо рта:

— Кто-то поставил мне подножку! Кто-то поставил мне подножку!

Она твердила эту фразу, будто какой-то трагический лозунг. Наконец девушку увели. И только кровавая дорожка, протянувшаяся через зал, виднелась в ярком свете прожекторов.

Корки уставилась на полированный пол, пока он не превратился в белое пятно. Потом заставила себя поднять глаза и поглядеть на Кимми. К ее удивлению, та смотрела в ее сторону. Лицо подруги было очень странным.

Глава 10

И снова ножницы

— Давайте строить «алмазную пирамиду», — предложила Кимми. — Это заведомо выигрышный номер.

Корки поглядела на нее с удивлением, остальные зааплодировали. Это происходило уже на следующий день. Хмурое небо затянули низкие облака, но настроение у всех было, как всегда, боевое. Послеобеденная тренировка находилась в разгаре — множество девчонок в шортах и теннисках готовилось к вечернему соревнованию.

— Кимми, ты уверена?.. — начала Корки, но ее слова потонули в громких выкриках соседней группы.

И вдруг накатила волна страха. Корки вспомнила, чем в прошлый раз закончилась «алмазная пирамида». Группа исполняла ее так, как учили они с Бобби. Трое девушек встали снизу, двое забрались им на плечи, а одна — на самую вершину. После этого все подняли одну ногу к лицу. Потом девушка, стоявшая на вершине, спрыгнула на руки той, что осталась ждать ее внизу.

«С того дня мы не делали пирамиду, — подумала Корки, содрогаясь. — В тот раз я была на вершине. И когда прыгнула, Кимми позволила мне упасть. Хотела меня убить. Ее обуял злой дух, и она жаждала моей смерти. А от чьего имени она предлагает построить пирамиду сейчас?»

— Кимми, ты думаешь, что это действительно выигрышный номер? — спросила Корки, напряженно глядя на подругу.

— Да!

— Так исполним его! — азартно закричала группа. — Попробуем!

— Чур, я лезу наверх! — выкрикнула Ханна нетерпеливо. — Пожалуйста, Кимми!

— Ладно, полезай, — ответила та поспешно.

Слишком поспешно, как показалось Корки. Может быть, капитан хочет, чтобы Ханна упала? У Кимми на нее огромный зуб. А что, если она собралась убить и ее тоже? Корки поняла, что надо вмешаться. Чуть не опрокинув Ронни, возившуюся со шнурком, она подскочила к Кимми.

— В чем дело? — воскликнула блондинка. — Ведь на вершине всегда стояла я!

— Пусть Ханна попытается, — ответила капитан мягко, почти что невинно.

— Правда, — вклинилась Дебра. — Пусть попытается.

«Ничего себе, — подумала Корки. — Как быстро она вступилась за Ханну». Дебра сжимала кристалл, висевший у нее на шее, и смотрела на Корки вызывающе.

— Но все же на вершине мое место, — настаивала девушка, снова повернувшись к Кимми. — Ведь у нас остался для тренировки лишь сегодняшний день. Уже поздно вносить изменения.

— А по-моему, — возразила Кимми, — пусть Ханна попытается.

Группа ответила согласными возгласами. Корки отвернулась, не в силах вынести торжествующую улыбку Ханны, холодную и жестокую, которая будто полоснула блондинку ножом. Она словно говорила: «Теперь-то уж я первая. Я — все, а ты ничто. Тебя никто и слушать не хочет».

Корки охватил ужас. На душе внезапно сделалось тяжело. Она поняла, что руки неожиданно стали ледяными. «Ханна обречена! — вспыхнуло в ее сознании. — Кимми не может остановиться. Ханна обречена».

— Ты меня слышишь? — прервал ход ее мысли крик капитана.

— И-извини, — выдавила Корки. — Я просто задумалась…

— Попробуем построить пирамиду, — сказала Кимми. — Надеюсь, никто не забыл, как это делается. Ханна, смотри внимательно. Корки и Дебра будут в середине, мы поможем тебе взобраться.

— Это так захватывающе! — воскликнула Ханна.

— Даже больше, чем ты думаешь, — выпалила Корки на одном дыхании.

— Корки, ты что-то сказала? — спросила Кимми с вызовом.

Блондинка покачала головой и принялась готовиться к стойке на плечах. Через несколько минут девчонки заняли позицию, и Ханна начала путь к вершине. Стоя на плечах у Ронни и Хитер, Корки чувствовала пробегающий по спине холодок. Голова закружилась, и ей пришлось напрячь все силы. Собирается ли Кимми приложить Ханну прямо сейчас, на тренировке? Или решила подождать до вечернего соревнования? Нужно бы предупредить новенькую, рассказать ей всю правду о капитане. Но как? Ясно, что та ни за что не поверит конкурентке.

Ханна дотронулась до нее руками. Корки тут же схватила за них и потянула. Ладони брюнетки оказались горячими и влажными. Взбираясь на вершину пирамиды, она дышала шумно и с трудом.

— Великолепно! — воскликнула мисс Грин, пересекая зал. Тренер чуточку опоздала, но вовсе не удивилась, увидев, что девушки строят пирамиду. Она улыбнулась и прикрикнула: — Держитесь! Не двигайтесь! Ханна, не шевелись! Нужно успеть прочувствовать, что ты можешь держать равновесие.

— Ничего, — откликнулась та. — Это совсем просто! В самом деле!

— Ладно! Теперь тяните ноги! — приказала Кимми.

— Медленно. Делайте это медленно. Сохраняйте равновесие, — объясняла мисс Грин.

Корки, Дебра, Ронни и Кимми стали неторопливо поднимать ногу.

— Спокойно, Ронни, — произнесла тренер. — Другое колено не сгибай. Хорошо, теперь опустите ноги.

Корки почувствовала, что Ханна стоит нетвердо, и затаила дыхание. Неужели Кимми собирается уронить девушку? Неужели собирается?

Время тянулось медленно, затем вообще застыло. Корки сделала глубокий вдох, потом осторожно выдохнула.

— Прежде чем прыгать, наклонись вперед, — предупредила мисс Грин.

— Хорошо, — откликнулась Ханна.

— Дебра, перемести центр тяжести, балансируй на одной ноге, — продолжала тренер. — Потом Кимми выступит вперед и будет ловить Ханну.

— Понятно, — откликнулась та. — Я готова.

— На счет «три», — сказала мисс Грин. Ее лицо стало напряженным, она глядела на Ханну сузившимися глазами. — Раз… Два…

Кимми шагнула вперед и протянула руки. Корки зажмурилась.

— Три!

Корки почувствовала, как сильно надавили ей на плечи ноги Ханны перед прыжком, и открыла глаза как раз в тот момент, когда Кимми с легкостью поймала девушку. Та спрыгнула на пол, счастливо улыбаясь, и хлопнула в ладоши.

Пирамида тут же свернулась. Корки соскочила вниз, чувствуя новый приступ головокружения. Вся группа аплодировала и поздравляла Ханну. Мисс Грин тоже улыбалась, хотя лицо ее оставалось серьезным.

— Пятиминутный перерыв! — объявила тренер.

Корки направилась к фонтанчику, находившемуся в коридоре.

— Ты себя нормально чувствуешь?

Обернувшись, она увидела Кимми, глядящую на нее озабоченно.

— Ты себя нормально чувствуешь? — повторила та.

— Кажется, да, — ответила Корки неуверенно, думая о том, что сейчас не стоит выяснять отношения. — Все в порядке.

Кимми смотрела холодно, ее глаза сверкали.

— Хорошо, — произнесла она. — Я рада. Думаю, сегодня мы многих удивим, правда?


— Какая мятая юбка, — произнесла Кимми, прикладывая к себе бордово-белую форму. — Кто-нибудь догадался захватить утюг?

Корки, расчесывавшая волосы перед зеркалом своего шкафчика, окинула подругу взглядом и ответила:

— Она выглядит не так уж и плохо.

Ханна стояла под душем. Слышно было, как девушка что-то напевает сквозь шум воды.

Кимми покачала головой и натянула юбку.

— Мы опаздываем, — произнесла она, поправляя свитер. — Мы все опаздываем.

— Я почти готова, — откликнулась Корки, положив расческу.

— Как ты думаешь, что будет на ужин? — спросила подруга, обеими руками зачесывая волосы назад. — Только бы не чили. Вчера после ужина я будто бы поправилась на несколько тонн. Не могла ногу от пола оторвать.

— Да, знаю.

— Я спускаюсь, — сказала Кимми, бросая последний взгляд в зеркало и поправляя юбку. — Встречаемся в столовой, ладно?

— Ладно, — произнесла Корки. — Я тоже через минуту иду.

Кимми выскочила из комнаты. Как только дверь захлопнулась у нее за спиною, из ванной появилась Ханна, окутанная облаком пара. Она прикрывалась бордовым полотенцем, короткие волосы были влажными и торчали во все стороны.

— Сегодня мы обязательно выиграем, — произнесла девушка задорно. — Я это знаю. Без Блейр «Бульдогам» не поздоровится. — И, усевшись на кровать, принялась вытирать волосы полотенцем.

— Как? Блейр не придет на соревнование? — спросила Корки, нетерпеливо поглядывая на часы.

— Нет. Разве ты не слышала? — донеслось из-под полотенца. — Она уехала домой. Ей на губу наложили десять швов, а еще надо протезировать зубы.

— Слишком плохо, — сказала Корки тихо.

Ханна поднялась, сбросила полотенце, надела трусики и лифчик, потом снова опустилась на кровать, спиной к Корки, и принялась натягивать бордовый форменный носок.

— Ну, а в отсутствие Блейр мы запросто выиграем, — заявила она.

Корки выдвинула ящик своего стола и стала быстро рыться в вещах, пока не нащупала под кучей теннисок ножницы. Взяла их, крепко обхватив ручки. Ханна все так же сидела спиной, разглагольствуя о соревнованиях. Занеся ножницы, словно нож, Корки шагнула к ней. «Вот я и получила возможность довершить начатое», — подумала она, молча пересекла комнату и остановилась рядом с ничего не подозревающей соседкой. «Конец препирательствам, конец стычкам. Пора. Прощай, Ханна. Не могу сказать, что знакомство было приятным».

И когда Ханна наклонилась, чтобы взять второй носок, она быстро взмахнула ножницами, целясь в точку между ее лопаток.

Глава 11

Неожиданное открытие Корки

«Ты покойница, Ханна. Ты покойница!»

И тут распахнулась дверь.

— Представляете, я снова забыла помпоны! — выпалила Кимми, входя.

Корки выронила ножницы на пол и зафутболила их под кровать Ханны. Та обернулась, удивившись, что блондинка стоит так близко.

Корки отступила к своей кровати, чувствуя, как пламенеет лицо. Из глубины желудка начала подниматься волна тошноты. Чтобы отогнать ее, девушка задержала дыхание. Голова кружилась. Перед глазами заблестели красные огни. Комнату заполнили вспышки: красная — черная, красная — черная. Все еще борясь с тошнотой, она обернулась к Кимми, рывшейся в стенном шкафу.

— По-моему, ты запихнула их сюда, — сказала блондинка, указывая под кровать.

— Спасибо. — Кимми вытащила коробку. — Так вы готовы или нет? Чего вы копаетесь?

— Две секунды, — откликнулась Ханна, натягивая юбку.

— Я… я еще чуть-чуть задержусь, — произнесла Корки слабым голосом.

— Как? — воскликнула Кимми, разинув рот от удивления.

— Правда, — продолжала Корки. — У меня что-то с животом. Мне стало нехорошо.

Она опустилась на краешек кровати. В ушах будто бы гремел водопад. Шея сделалась горячей и влажной.

— Ты не пойдешь ужинать? — спросила Кимми резко.

— Пойду, как только полегчает, — ответила подруга. — Скажи мисс Грин, ладно?

Новый приступ тошноты заставил ее кинуться в ванную. Захлопнув за собою дверь, девушка схватилась обеими руками за раковину. Фарфор слегка охладил влажные разгоряченные ладони. Все тело начало сотрясаться в судорогах: красное — черное, красное — черное. Она зажмурилась, но вспышки продолжались и под веками. Грохот в ушах все нарастал. Кажется, слышен был смех, злобный смех, доносившийся откуда-то издалека.

Вдруг Корки отдернула руки, вскрикнув от боли, потому что внезапно раковина сделалась раскаленной. Из нее поднимался густой пар, пахнущий плесенью и гнилью. Фарфор засверкал и начал плавиться. Из водостока донесся ужасный клокочущий звук. Он становился все громче и громче, пока не превратился в рев. Девушка развернулась и кинулась бежать. Выскочив из ванной, она рухнула на кровать Ханны.

В комнате было безлюдно, девчонки уже ушли. «Я чуть не убила Ханну, — сообразила Корки. — Я ее чуть не убила». И тут в голове возникли пугающие слова: «Теперь зло во мне».


Содержание:
 0  вы читаете: Группа поддержки. Третье зло Cheerleaders. The Third Evil : Роберт Стайн  1  Глава 1 В супе : Роберт Стайн
 2  Глава 2 Мертвец : Роберт Стайн  3  Глава 3 Ночные гости : Роберт Стайн
 4  Глава 4 Ожог : Роберт Стайн  5  Глава 5 Я могу ее просто убить : Роберт Стайн
 6  Глава 6 Сначала лозунги, потом вопли : Роберт Стайн  7  Глава 7 Плохая стрижка : Роберт Стайн
 8  Глава 8 Признание : Роберт Стайн  9  Глава 9 Потоки крови : Роберт Стайн
 10  Глава 10 И снова ножницы : Роберт Стайн  11  Глава 11 Неожиданное открытие Корки : Роберт Стайн
 12  Часть вторая Холодный страх : Роберт Стайн  13  Глава 2 Мы должны убить остальных : Роберт Стайн
 14  Глава 3 Убить Дебру : Роберт Стайн  15  Глава 4 Как просто убивать : Роберт Стайн
 16  Глава 5 Вторая попытка : Роберт Стайн  17  Глава 6 Не загадывая вперед : Роберт Стайн
 18  Глава 7 Погружение в глубину : Роберт Стайн  19  Глава 8 Тайна Сары Фиар : Роберт Стайн
 20  Глава 1 Во власти чужой силы : Роберт Стайн  21  Глава 2 Мы должны убить остальных : Роберт Стайн
 22  Глава 3 Убить Дебру : Роберт Стайн  23  Глава 4 Как просто убивать : Роберт Стайн
 24  Глава 5 Вторая попытка : Роберт Стайн  25  Глава 6 Не загадывая вперед : Роберт Стайн
 26  Глава 7 Погружение в глубину : Роберт Стайн  27  Глава 8 Тайна Сары Фиар : Роберт Стайн
 28  Часть третья Горячая вода : Роберт Стайн  29  Глава 2 Кимми умирает : Роберт Стайн
 30  Глава 3 Торжество зла : Роберт Стайн  31  Глава 4 В воде : Роберт Стайн
 32  Глава 6 Улыбка : Роберт Стайн  33  Эпилог : Роберт Стайн
 34  Глава 1 Кимми должна умереть : Роберт Стайн  35  Глава 2 Кимми умирает : Роберт Стайн
 36  Глава 3 Торжество зла : Роберт Стайн  37  Глава 4 В воде : Роберт Стайн
 38  Глава 6 Улыбка : Роберт Стайн  39  Эпилог : Роберт Стайн
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap