Фантастика : Ужасы : Подарок тьмы : Роман Янкин

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8

вы читаете книгу

В одном странном магазине Рада получила в подарок набор карандашей и не ожидала ничего особенного. Ими девочка нарисовала чудесный пейзаж, но за ночь он изменился! Ее рисунок превратился в пугающую картину, при взгляде на которую бросало в дрожь… Рада решает избавиться от страшного подарка и с ужасом понимает – против своей воли хочет рисовать новыми карандашами и дальше!

Глава первая

Ужас за дверью

Высоченные потолки с покрытыми старинной лепниной сводами, узкие стрельчатые окна с разноцветным мозаичным узором, таинственный сумрак длинных мрачноватых коридоров… Просто Хогвартс какой-то! По-моему, я бы сейчас не особенно удивилась, если бы дверь одного из классов вдруг распахнулась и передо мной появился Гарри Поттер собственной персоной! Едва я об этом подумала, как в гулкой тишине прямо у меня за спиной раздался скрип открываемой двери. От неожиданности я вздрогнула. При этом нога у меня неловко скользнула по влажному полу и, если бы бабушка не успела подхватить меня за локоть, я самым позорным образом растянулась бы на только что вымытом и еще не успевшем до конца просохнуть полу.

Избежав падения, я обернулась, но вместо Гарри Поттера увидела в проеме широко распахнутой двери женщину в синем сатиновом халате. В правой руке она сжимала швабру, а в левой держала желтое пластиковое ведро, доверху наполненное водой.

– Здравствуйте, Анна Станиславовна! – певуче произнесла она. – А я только-только здесь пол притерла, да не приметила, когда вы пожаловать изволили! Должно быть, прошли, покуда я воду менять ходила…

– Доброе утро, Арина Родионовна, – ответила бабушка. – Вот, решила с утра для внучки вводную экскурсию провести. Она теперь в нашем лицее учиться будет. Как говорится, первый раз в девятый класс!

– Здравствуйте, – вежливо кивнула я. Это же надо! Арина Родионовна… С ума сойти! Да здесь, как выяснилось, не Хогвартс, а, похоже, самый настоящий Царскосельский лицей! Пожалуйста, Арина Родионовна уже есть. Теперь только еще Александра Сергеевича Пушкина для полного комплекта не хватает!

Я незаметно подергала рукой, освобождаясь от энергичного захвата бабули, которая все еще продолжала цепко держать меня, словно сомневаясь, что я в состоянии самостоятельно сохранять равновесие.

– Ну, пойдем осматривать место моей ссылки?

– Пойдем, но ты, пожалуйста, все-таки не только по сторонам глазей, но и под ноги себе смотри, – посоветовала мне бабушка.

– А ты на всякий случай расклей вокруг объявления: «Дорогие учащиеся! Хождение по коридорам опасно для неокрепшего детского здоровья!» – парировала я и поплелась за бабушкой по ведущей на второй этаж широкой мраморной лестнице.

– Солнышко, я тебя прошу, не капризничай, пожалуйста, – бабуля притормозила и умоляюще посмотрела на меня. – Вот увидишь, тебе здесь понравится…

– Уже понравилось, – недовольно пробубнила я. – Все просто супер! Скользкие полы, скрипучие двери, ржавая вода… Просто триллер какой-то! Море впечатлений!

– Но, в конце концов, мы же с тобой, по-моему, уже обо всем договорились… – не сдавалась бабушка. – И мама с папой не возражали!

– Классно! – Я едва не задохнулась от благородного негодования. – Мама с папой не возражали! Конечно, они не возражали! А зачем? Ты же все равно никогда никого не слушаешь! Раз ты сказала, значит, так и надо! Только здесь не мама с папой оказались, а я…

– Детка, но ты же прекрасно понимаешь, что я для тебя стараюсь, – растерянно произнесла бабушка.

– Конечно, понимаю! И поэтому чувствую себя самой счастливой девочкой на свете! – не сдавалась я, хотя продолжала спорить уже просто по инерции, прекрасно осознавая тот факт, что бабушка решила перевести меня в этот лицей из самых добрых побуждений.

– А мне так хотелось, чтобы ты здесь училась, – печально посмотрела на меня бабушка.

– Бабуль, не сердись, – я поняла, что перегибаю палку, и примирительно чмокнула ее в щеку.

– Ты же знаешь, что я на тебя никогда не сержусь, потому что ты – моя радость! И в прямом, и в переносном смысле! – улыбнулась бабушка.

– Знаю, – сказала я, ведь своим именем я была обязана именно ей.

Незадолго до моего появления на свет бабуля, которая тогда, конечно, еще только собиралась таковой стать, поставила моих родителей перед фактом, что девочку, то есть меня, следует назвать Радой.

– Рада? – с откровенным сомнением в голосе переспросил папа, у которого в запасе уже было приготовлено для меня несколько имен.

– А что вас, собственно, смущает? – поинтересовалась бабушка.

– Ну, не знаю… По-моему, этим именем в мелодрамах обычно называют каких-нибудь роковых цыганских красавиц, – неуверенно высказалась мама. – Во всяком случае, мне так кажется…

– Вот именно. Тебе кажется, – заявила бабуля. – Потому что Рада – это древнейшее славянское имя, в переводе означающее радость.

Так я стала Радой. И принялась радовать бабулю уже самим фактом своего существования. А заодно своими способностями к рисованию. Их бабушка каким-то непостижимым образом усмотрела еще в моих первых каракулях, которые я изобразила оранжевым маркером на серебристо-белых обоях в своей комнате.

– Это талант! – убежденно сказала она.

– Это хулиганство! – не менее убежденно возразил ей папа.

– Не думаю, что ты можешь об этом объективно судить, – возразила бабушка тоном, не терпящим возражений. – Ты очень далек от всего, что связано с живописью!

– И нисколько от этого не страдаю, – парировал папа. – Меня вполне устраивает профессия стоматолога.

– Просто наши генетические способности к изящным искусствам решили на тебе отдохнуть, – с иронией произнесла бабушка, которая уже много лет преподавала графику в художественной академии. – Но, к счастью, у моей внучки они уже начали проявляться.

Таким образом, моя судьба была решена. Я успешно окончила художественную школу, но, вопреки моим наивным ожиданиям, особо расслабиться мне так и не удалось. По той причине, что в прошлом году бабушке предложили возглавить одно продвинутое учебное заведение для особо одаренных детей при академии, где она до недавнего времени работала. В новый специализированный лицей принимали учащихся с тринадцати лет, и они – в случае успешного его окончания – могли вне конкурса поступить в академию. Что касается меня, то рисовала я действительно довольно-таки неплохо. Но к юным дарованиям себя никогда не причисляла, поскольку знала многих ребят, работавших и красками, и карандашом куда лучше меня. Но вдохновленная самыми благородными педагогическими идеями бабуля мнением любимой внучки совсем не заинтересовалась, хотя обычно потакала всем моим капризам. Даже самым дурацким. Правда, в данном случае никакие приведенные мной доводы не сработали. И это ввергло меня в состояние шока. Вернее, в состояние шока под номером один. Потому что дальше последовало состояние шока номер два. Оно было вызвано видом обязательной формы для учащихся. С тоской посмотрев на приталенный голубой пиджак с аккуратным воротничком из синего бархата и плиссированную юбку-шотландку, я мысленно прослезилась и попрощалась со своими любимыми потертыми джинсами, рубашкой в сине-белую клетку и ярко-красным джемпером с изображением Дональда Дака, в которых я так любила ходить в старую школу.

Но это было еще не все!

Состояние шока номер три заключалось в сногсшибательной информации о том, что жить мне отныне предстояло у бабушки, дом которой находился неподалеку от моего будущего места учебы.

– Ничего страшного! – рассудительно изрекла бабуля в ответ на слабо аргументированные протесты родителей. – Она же не в дальние страны уезжает. Выходные и каникулы будет проводить дома.

– Вообще-то, я мог бы и сам отвозить ее… – попытался возразить папа.

– Практически на другой конец города? Туда и обратно? Каждый день? – усмехнулась бабушка. – Да вы в пробках с ума сойдете!

– Но, вообще-то, еще и метро существует, – нерешительно произнесла мама.

– Метро с последующей пересадкой на троллейбус? – воззрилась на нее бабушка. – Чтобы бедная девочка по два часа в день тратила на дорогу?

Обо всем этом я вспоминала, пока плелась следом за бабушкой по лестнице, искоса поглядывая на висевшие на стенах копии полотен известных художников и чувствуя, как мной начинает стремительно овладевать какое-то очень неприятное чувство, больше всего похожее на приглушенный и необъяснимый страх. С каждой ступенькой непонятное ощущение становилось все более отчетливым и тревожным. А уж когда мы оказались в просторной рекреации второго этажа, меня вдруг охватил такой ужас, которого я не испытывала еще ни разу в жизни! На какое-то мгновение мне даже показалось, что мой страх был живым. И источник его находился совсем рядом! Возможно, за этой дверью, в паре метров от меня. И я отчетливо, до мельчайших подробностей представила себе нечто невероятно огромное, заполняющее собой все окружающее пространство и при этом совершенно бесформенное, больше всего похожее на противный черный студень, извергающее из своих глубин мерзкие пульсирующие конечности, которые змеевидными ручьями струились по полу. Прямо к двери, рядом с которой я в этот момент оказалась. Тупо застыв на месте, словно превратившись в одно из гипсовых изваяний, силуэты которых смутно белели в глубоких темных нишах длинного коридора, я стояла и слушала гулкое биение своего сердца. И еще я чувствовала, что при всем желании не смогу сдвинуться с места, словно подошвы моих кроссовок внезапно налились свинцом…

– Рада, с тобой все в порядке? – вывел меня из оцепенения спасительный голос бабушки, которая, уже успев оказаться в противоположном конце коридора, громко щелкнула выключателем, повернулась и обнаружила, что я успела от нее заметно отстать. – Что это ты там застыла?

По всему периметру потолка, весело замигав лимонным светом, одна за другой начали оживать трубки неоновых ламп, и я с облегчением почувствовала, что так внезапно охвативший меня ужас начинает улетучиваться.

– Все нормально, бабуль, просто на репродукции засмотрелась, – отозвалась я и энергично тряхнула головой, окончательно разгоняя неприятные ощущения.

– В таком случае можешь взглянуть, где тебе с завтрашнего дня предстоит учиться, – кивнула вполне удовлетворенная моим ответом бабушка и потянула на себя створку ближайшей двери. – Большинство уроков – и по общеобразовательным предметам, и по специальным – будут проходить в этом классе.

Я с любопытством заглянула в просторное помещение, которое по площади вполне могло потянуть на небольшой спортивный зал, но кроме этого ничего особо примечательного не заметила.

– Размеры очень даже впечатляют, – протянула я, войдя в класс и оглядываясь. – Занятия по физкультуре, наверное, тоже здесь проводятся?

– Не пойму, как в таком тщедушном ребенке умещается столько иронии? – в тон мне поинтересовалась бабушка.

– Я не тщедушный ребенок, а гармонично развитая личность, рост которой равен ста шестидесяти сантиметрам при весе в пятьдесят килограммов, – обиженно возразила я.

– Ладно, развитая личность, не умничай, пожалуйста, – начала бабушка, но продолжить не успела, так как из коридора неожиданно долетел какой-то странный звук. Больше всего он напоминал воронье карканье, за которым тут же последовал грохот упавшего предмета, сопровождаемый гулким стуком резко захлопнувшейся двери.

Выскочив вслед за бабушкой в коридор, я увидела уже знакомую мне Арину Родионовну. Тезка знаменитой пушкинской няни стояла посреди коридора со шваброй наперевес.

– Что тут у вас происходит? – с изумлением глядя на воинственно настроенную уборщицу, поинтересовалась бабушка.

– Ворона… – кратко сообщила Арина Родионовна и, кивнув в сторону закрытой двери, с размаху опустила швабру на пол.

– А немного подробнее можно? – поинтересовалась бабушка, поспешно отступив в сторону от взметнувшихся с паркета брызг мыльной воды.

– Отчего же нельзя? – Женщина вновь бросила настороженный взгляд на дверь. – Едва я дверь отворила, как оттуда ворона вылетела. Прямо на меня. Я с перепугу даже ведро выронила, но шибко-то не растерялась – шваброй замахнулась! Так она, окаянная, на дверь взлетела! Уселась там, злобно на меня поглядывает, крыльями хлопает, да еще и каркает… Ну, я швабру-то еще разок подняла и наподдала ей – только перья в стороны полетели! Теперь главное – ее оттуда восвояси выдворить надо…

– Каким образом? – растерянно полюбопытствовала бабушка, которой, насколько мне было известно, явно не хватало практического опыта в искусстве изгнания ворон из закрытых помещений.

– Через форточку, – уверенно произнесла Арина Родионовна и приложила ухо к замочной скважине, из-за которой не доносилось ни единого звука, после чего осторожно потянула на себя ручку двери, медленно приоткрыла ее и, грозно выставив впереди себя швабру, решительно шагнула внутрь.

– Ну, вы ее видите? – громким шепотом поинтересовалась бабушка, глядя в спину замершей у входа Арины Родионовны.

– Нет, – немногословно ответила уборщица, которая в этот момент больше всего напоминала мне геройски настроенного средневекового рыцаря, вошедшего с копьем наперевес в таинственную пещеру, чтобы в честном бою укокошить коварного огнедышащего дракона.

Пришедшее в голову сравнение так меня развеселило, что я не удержалась и громко фыркнула.

Бабушка укоризненно посмотрела на меня как на безнадежно больную, вздохнула и пересекла порог комнаты, оказавшись позади Арины Родионовны, которая уже успела продвинуться на несколько шагов вперед. Я тоже попыталась сунуться следом за ней, но моя попытка была сразу же неумолимо пресечена.

– Стой, где стоишь! – веско произнесла бабушка голосом сурового шерифа из обожаемых ею старых голливудских вестернов и посмотрела по сторонам. – Что-то я не вижу здесь никакой вороны…

– А это потому, что ее здесь уже и нет, – произнесла Арина Родионовна.

– Нет? – с облегчением переспросила бабушка. – Улетела?

– Улетела, – подтвердила уборщица и задумчиво посмотрела в сторону плотно закрытого окна.

– Но позвольте… – растерялась бабушка, проследив за ее взглядом. – Если окно закрыто, то и попасть сюда она тоже никак не могла! Да что же это такое? Чьи это неуместные шутки?

– Ох, Анна Станиславовна! – сокрушенно покачав головой и оглянувшись на меня, понизила голос уборщица. – Какие уж тут шутки… Или не замечаете, что у нас тут в последнее время сплошные неурядицы творятся? То двери вдруг ни с того ни с сего скрипеть начинают, хотя петли-то на них совсем недавно смазывали! То из крана в столовой целую неделю вместо чистой воды сплошь ржавчина идет, а сантехник только руками разводит… А уж про эту комнату я вообще говорить не хочу! Говорю я вам, нечисто тут!

– Что за суеверия, Арина Родионовна? – укоризненно покачала головой бабушка.

– Ох, зря вы мне не верите! – с явным осуждением проронила Арина Родионовна и, выйдя в коридор, принялась сосредоточенно орудовать там шваброй, а я, улучив момент, заглянула в комнату и с удивлением обнаружила, что в ней вообще ничего не было. Кроме придвинутой к стене большой квадратной рамы с плотно натянутым на нее светло-серым холстом, в самом центре которого виднелось довольно большое черное пятно, а рядом, на полу, валялось несколько птичьих перьев. И в этот момент я вдруг сообразила, что всего несколько минут назад, охваченная необъяснимым ужасом, я стояла перед дверью именно этой комнаты!

Тем временем бабушка, у которой явно пропало настроение водить меня по классам и коридорам, задумчиво посмотрела на вытирающую пол женщину, плотно прикрыла дверь таинственной комнаты и, кивнув мне, направилась к ведущей вниз лестнице.

Я, усиленно размышляя обо всем здесь увиденном, двинулась за ней, но уже в следующий момент неожиданно для себя, словно отвечая на чью-то настойчивую просьбу, обернулась и внимательно посмотрела вниз. Под дверью что-то лежало. Я нагнулась и подняла с пола небольшой – размером с визитку – плотный прямоугольник, вырезанный из черного бархатистого картона. На его обратной стороне виднелись мелкие, причудливо изогнутые буквы. Решив изучить свою находку в более подходящее для этого время, я засунула ее в задний карман джинсов и ускорила шаг.


Содержание:
 0  вы читаете: Подарок тьмы : Роман Янкин  1  Глава вторая Зловещий магазин : Роман Янкин
 2  Глава третья День рисования : Роман Янкин  3  Глава четвертая Девчачьи секреты : Роман Янкин
 4  Глава пятая Переполох на выставке : Роман Янкин  5  Глава шестая Поиски магазина : Роман Янкин
 6  Глава седьмая На подступах к тайне : Роман Янкин  7  Глава восьмая Поиски ключа : Роман Янкин
 8  Глава девятая По ту сторону холста : Роман Янкин    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap