Фантастика : Юмористическая фантастика : Глава 10 : Марина Абина

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28

вы читаете книгу




Глава 10

Эхо от моего выкрика заметалось по круглому залу, рикошетя от стен и рождая странный гул, который быстро перерос в дрожание каменных плит пола. Я недоуменно оглянулся. Что бы это значило? Гул нарастал, как и противная вибрация, бьющая от пола по ногам, будто электрический ток, сбивающая дыхание и сердечный ритм. Кости на полу стали мелко дрожать и подпрыгивать, некоторые рассыпались в прах. С потолка посыпались пыль и песок, потом стали вываливаться мелкие камни. Потом более крупные. А в тот момент, когда я понял, что надо сваливать, со звуком пушечного выстрела треснул посередине алтарь Неогару. От него пошла ударная волна, меня подхватило в воздух и здорово приложило об стену. В тот же миг линии и символы гектограммы, вырезанной на полу вокруг алтаря, засветились красным, словно их заполнила кипящая магма, над ними стал подниматься удушающий пар. Из трещины на алтаре черным фонтаном хлынула темная энергия. Мне даже не пришлось переходить на истинное или демоническое зрение – черный вихрь был таким плотным, что различался обычным взглядом. Тьма закручивалась над алтарем широкой спиралью и, сдерживаемая невидимым силовым барьером над линиями магической фигуры, сворачивалась в огромную плотную сферу. Что будет, если вся эта силища вырвется на волю? Чтобы попытаться поглотить ее, не возникло даже и мысли: от такого количества меня не то что в клочья порвет – на атомы распылит! Завороженно я наблюдал, как от большой трещины на алтаре стали разбегаться другие. В тех местах, где они сливались, образующийся каменный островок выталкивался напористым черным потоком тьмы.

– Придурок, чего ты валяешься?!! – взревел в голове Демон, на миг даже перекрыв грохот от падающих вокруг камней. – Сваливаем отсюда!

Я подскочил.

– Джар!

Передо мной выросла фигура стража. Фух!.. Я уже подумал, что и его засосало в дар, когда я сражался со Стражем Меча. Джара не пришлось спрашивать о главном в этот момент – он сам мечтал исчезнуть отсюда как можно скорее.

– Тут только один выход – вверх по трубе.

– А-а-а!!! – Я вспомнил, что она сейчас залита льдом. – Демон, мы летать умеем?

– Похоже, что нет. – Я буквально видел, как он лихорадочно просматривает всю захваченную нами память. – Нет ничего подходящего, выпускай когти и лезь так. Только быстрее!!!

Я был уже около круглого лаза наверх. Вокруг падали камни, от потолка отваливались целые пласты породы и с невообразимым грохотом рушились на пол. Я оглянулся на алтарь. Его уже не было – только дыра в полу с кольцом черного песка по краю – все, что осталось от прочного камня. Дыра расширялась, и из нее безудержным потоком вверх хлестала Тьма, а по полу змеились трещины, стремящиеся к линиям гектограммы. Сколько еще продержатся магические барьеры? Я повернулся к трубе и сосредоточился на даре оборотня. Когти, мне нужны когти! Что-то в моем теле было не так.

– Демон, я не могу бросить меч – он ко мне прирос!

Я разжал ладонь с мечом, но тот и не подумал падать – торчал из руки как приклеенный. Вернее, как продолжение самой руки. Я даже чувствовал его будто один большой коготь. Только в отличие от обычных когтей этот мешал мне влезть по ледяной трубе и спастись. Я ухватился за меч другой рукой и попытался его оторвать от своей ладони. Зась! Только боль себе причинил.

– Втяни его, – прошелестело из дальнего уголка сознания.

Светлый? Ну ладно. Я посмотрел на руку с мечом истинным зрением и понял, что он действительно стал частью меня. Структура его матрицы отличалась от структуры всего тела, но они плотно срослись и питались энергией из моего дара. Я попробовал оттянуть энергию от меча, получилось, но она не вернулась в дар, а сконцентрировалась на ладони и застыла подобно пиктограмме оборотня у меня на груди. Хм… ну и то хорошо – хоть меч мешаться не будет. Я отрастил на руках и ногах мощные когти-альпенштоки и вынырнул из дара. От меча на правой ладони осталось только бугрящееся рубцами клеймо – незнакомая мне руна. Ну да ладно, потом с этим разберусь.

На все про все у меня ушло пара секунд, за которые обстановка в зале успела кардинально измениться. Сзади послышался треск, я оглянулся и увидел, что одна из трещин от бывшего алтаря добралась до луча гектограммы, впилась в колонну, в которую тот упирался, и распалась на сеть мелких трещинок, стремительно ползущих вверх. Основание колонны стало крошиться. Потом она осела, подломилась и с ужасающим грохотом рухнула на стоящую рядом, та тоже переломилась и стала падать на следующую. По потолку побежали трещины…

– Вперед!!! – завопили во мне сразу четыре голоса.

Ого! Это новые жильцы подключились? И чего не спят, спрашивается? Я полез вверх. Медленно! Ох, как медленно! Несколько раз соскальзывал вниз, не удержавшись на ледяной поверхности даже своими когтями. Изнутри меня подгоняли в четыре голоса бестелесные пассажиры. О чем-то спорили, матерились. Иногда даже по-русски – это Демон, сто процентов!

– Заткнитесь все! – не выдержал я на середине подъема и посреди пятиэтажного цветистого Ё-П-Р-С-Т.

– Используй меч. – Голос Светлого в возникшей паузе прозвучал необычно громко и решительно. Не мятно, а звоном серебра. – Брось его вверх, как якорь.

– Как? Он приросший!

– Брось!

Ну, блииин! Я выдернул когти правой руки изо льда, широко замахнулся, будто копьем, и выбросил руку вперед и вверх, изо всех сил представляя, как меч вылетает из моей руки и впивается в лед на выходе из трубы. Из меня точно жилы потянули. Ладонь взорвалась яростной разрывающей болью, руку до плеча пронзила раскаленная спица и потянулась к самому сердцу. Вверх улетал меч, вытягивая из ладони цепочку из живой плоти – мелкие колючие позвонки, соединенные жилами. Ахг!!! Я ощущал эту штуку, как собственное тело. Почувствовал, как меч глубоко вонзился в лед далеко наверху. И тут же трубу тряхнуло так, что меня оторвало от ее стенок, и я плашмя грохнулся на покатое дно. Правую руку едва не выдернуло из сустава, от ладони по костям прокатилась пламенная волна. Но я не соскользнул вниз, повиснув на живом канате, растущем из меня к мечу-якорю. Трубу опять тряхнуло, и она схлопнулась чуть пониже моих ног. Меня обдало воздухом и каменно-ледяной крошкой, вверх по льду побежали трещины.

– Затягивай цепь!

Я чуть было не совершил ошибку, начав оттягивать энергию от меча, но вопль Демона вовремя остановил меня:

– От дара, идиот!!!

Да, живая цепь начиналась оттуда. Лишая ее энергии, я ее укорачивал, как бы втягивал в себя. Раздирая ладонь, внутрь стали затягиваться позвонки-звенья цепи, и я полетел вверх к мечу. Вместе со мной по стенам стремились трещины, позади жадной пастью схлопывалась труба.

Цепь с мечом полностью втянулись в мою ладонь так резко, что я едва не свалился обратно в глотающий зев лаза. Потянул за металлопластиковую ручку двери и вывалился в коридор. Дверь моментально исчезла, а на стене, где она только что была, расцвела сеть трещинок. Академии конец – в этом нет сомнений!

– Джар, гони в мою комнату, забери оружие и деньги и мигом к воротам! Сможешь?

Страж без лишних слов нырнул в стену, а сам я помчался к Саттории. Почему-то перед мысленным взором мелькнул образ Клэр.

– Демон?

– Пошевеливайся, мы все еще связаны клятвой!

Гул под ногами и треск по стенам сообщал, что разрушительная мощь энергии алтаря продолжает набирать обороты. Из трещин на стенах стали выхлестываться плети тьмы. И кое-где они находили свои жертвы – наполовину высунувшихся из кладки призраков людей: строителей академии наконец ждало упокоение. Но многие из них не оценили моего вклада в это благородное дело и очень неблагодарно протягивали ко мне когтистые руки, стремясь задержать, уволочь за собой. Приходилось уворачиваться, что было непросто в узких низких коридорах подземелья, поэтому я стал трансформироваться в настоящего волка. Отрастил вместо рук длинные лапы, сместил центр тяжести вверх по позвоночнику, опустился на четыре конечности. Тут же понял, что ноги не годятся для такого бега. Стал менять и их. С волчьих лап полетели изорванные остатки сапог. Пальцы скрючились тугими пружинами, стопы сузились и удлинились, голени, наоборот, укоротились и обросли мышцами, тазовые кости изменяли свою форму и положение, согласно новому положению бедер. Я понятия не имел, как у меня получилось проделать все это на бегу, но мысли о настигающей опасности подхлестывали мой талант к перевоплощениям. На поворотах меня заносило, и я пожертвовал рогами, чтобы отрастить хвост, с которым было удобней удерживать равновесие. Сзади, как чуть раньше труба, теперь схлопывался коридор, любое промедление могло стоить мне жизни.

Так в образе волка я и вырвался в обжитые коридоры общаги. Они были пустыми! И вовсе не потому, что все уже убежали, спасаясь от гибели, а потому, что студенты совершенно спокойно дрыхли в своих кроватях, слишком привыкшие к шуму, чтобы обращать внимание на творящееся за дверями безобразие. Честно? Мне было плевать на них, но я был не один в своем теле. Поэтому пронесся по коридорам общаги с воем пожарной сирены – это Светлый запулил мне в мозг какой-то своей мятно-жгучей дрянью, и у меня на время заклинило центр, отвечающий за дикие крики. Едва я достиг центрального выхода, как раздался рев Джара и, явно повинуясь его магии, стены вдруг засветились пульсирующим оранжевым светом, двери во все комнаты распахнулись, кровати перевернулись, выкидывая студентов из постелей. Ясно – страж давал мне возможность незаметно проскочить по общаге, а теперь выполнял свои обязанности. На бегу он накинул на меня пояс с мечами Райнэра и сумку. Я понадеялся, что в ней будут и запасные штаны… если таковые еще оставались в гардеробе эльфа…

Гигантскими прыжками я помчался к женскому общежитию. Земля под ногами дрожала, вздымалась и опадала, будто живот рожающей драконицы; из-под нее доносился низкий гул – продолжался грандиозный обвал. Тайное подземелье вполне могло распространяться под всей территорией академии, и когда сила алтаря сомнет стены, поддерживающие своды залов и коридоров, все, что было надстроено над ними, рухнет в преисподнюю.

Из дверей женского корпуса мне навстречу устремился поток полуголых студенток, но даже Демону сейчас было не до того, чтобы их рассматривать. Одним скачком я перемахнул через визжащих девиц и вцепился в каменный подоконник на втором этаже. Через окно ввалился в комнату и, что удивительно, попал к старой знакомой. Гномочка усталым ребенком – отличница! – спала, подложив под щеку кулачок, и не слышала ровно ничего, что происходило вокруг. Срываясь на вой, я гаркнул ей в ухо: «Пожау-у-уррр!» – и ринулся через открытую дверь в коридор.

Сбивая с ног бегущих к выходу студенток и наводя среди них еще большую панику, я помчался к лестнице на верхние этажи. Наконец-то дверь Саттории! Эльфийка была уже полностью одета и вооружена и методично, но быстро собирала свои вещи в дорожную сумку. Меня она не видела, и я воспользовался этим моментом, чтобы сформировать дополнительную пару конечностей – отрастил из плеч длинные, покрытые шерстью руки. Здание вдруг дрогнуло, пол ушел у меня из-под ног, а потом резко прыгнул вверх и тут же стал крениться набок. Я метнулся к пошатнувшейся эльфийке и, обхватив ее сзади за талию, прыгнул в окно. В полете постарался перевернуться так, чтобы не рухнуть на Сатторию, и грохнулся об землю спиной, Сатти распласталась на моей груди. Падение с третьего этажа оглушило и ее и меня.

Шатаясь, я поднялся на лапы и увидел, как Джар героически выполняет свой долг перед академией: страж стянул все свои силы со стен всех академпостроек и вырос до размеров дракона. И этот дракон стоял над гигантским провалом в земле, куда сползало здание женского общежития, и подпирал его боком. Края ямы все время подламывались, и Джару приходилось расставлять лапы все шире и шире, чтобы самому не рухнуть в жадную пропасть. Когда из здания выскочили последние студентки, грунт под его лапами обвалился, и Джар полетел навстречу клубящейся Тьме, что плотной тучей поднималась из глубины провала. Сверху опрокинулось здание. Не успел я осознать, что это значит для меня, как из нутра словно за сердце дернули – это натянулась наша с Джаром связь, и меня потащило за ним.

Я успел подняться и упереться лапами в землю, выпустив в нее когти на всю длину, но это мало помогало. Оставляя за собой четыре глубокие борозды, я продолжал стремительно сдвигаться к провалу, где сгинул Джар.

– Отбери у него силу и втаскивай через дар! – взвыл во мне Демон.

Я нырнул в дар и потянул силу стража на себя через канал нашей с ним связи, но тот был слишком узкий, и стало ясно, что так мне не успеть. К тому же Джар по-прежнему был привязан к стенам академии. Чтобы выдернуть его из западни, сначала требовалось порвать эти связи. Оставалось одно – выпустить Голод. Так я и сделал. С трудом, но мне удалось сформировать из него что-то похожее на длинное щупальце, которое я запустил за стражем в яму. Сначала подцепил им паутину нитей – связей с постройками академии и попробовал разорвать. Ага, как же! Заклятия оказались слишком мудреными для меня и были защищены от развоплощения. «Да рвитесь же вы!» Я стоял уже на самом краю провала.

– Я снимаю с Джара клятву! – объявил о последнем средстве Демон.

– Нет! Нельзя его бросать, дай мне еще попробовать!

И, не дожидаясь ответа, я сосредоточился на Голоде. Хватит, я предал сам себя, когда пожрал живую душу, больше я не отступлюсь! Я не предам! «Рвись, паутина поганая, отпусти моего вассала!» В этот вопль я вложил всю свою ярость и решимость и победил: нити связей Джара лопнули. Дальше было дело техники: демонический Голод мигом превратил стража-гиганта в едва не прозрачного мелкого духа, и я втащил его через дар к Саю и Рыжей. Джар скорбно скулил.

– Не хнычь, отъешься еще… – буркнул изнутри Демон. – Волчонок, пора уносить лапы!

Теперь я был полностью «за». Подхватив на руки еще не пришедшую в себя Сатторию, помчался к стене, ограждающей территорию академии; вспрыгнув на нее, увидел, как одно за другим в расширяющуюся воронку в земле рушатся здания магической школы. Камни поднимали тучи пыли, но эти тучи по своей плотности не могли сравниться с тем, что поднималось из котлована. Как гриб от ядерного взрыва в небо из земных недр вырвалась темная энергия алтаря. Черный покров затмил звезды, а взрывная волна расшвыряла человеческие фигурки, которые еще не успели выскочить за ворота академии, и врезалась в стену, на которой я сидел.

Как же мне надоели за сегодня падения!

Выбравшись из-под груды камней, я оглянулся назад. От Академии темных искусств только и осталось, что кольцо из разваленной каменной ограды. Оно опоясывало широкую воронку-котлован в земле, в центре которой клубилась Тьма. Могучий тип был этот Неогару, раз разрушение его алтаря повлекло за собой такое… Но теперь, кажется, все закончилось.

– И не надейся, – проворчал изнутри Демон. – Все только начинается. Валить надо отсюда поскорее, пока высокие маги не начали разбираться, из-за чего весь сыр-бор!

– Да пусть себе разбираются. – Я подхватил Сатти на руки и двинул в сторону леса. – Мы-то тут при чем?

– Ты сегодня слишком часто ударялся головой… – Демон хмыкнул. – Как это «при чем», если мы это все и устроили?!

– Мм?

– Сам подумай: как только мы того духа уничтожили, так все и началось…

– Стража Меча?

– Да. Вот и Джар говорит то же самое. Иди, послушай.

Я нырнул в дар.

– Это правда, – рассказывал бывший страж академии. – Жертвенный меч был создан самим Неогару и наделен живым полуразумным духом. Меч отнимал не только жизни, но и души у своих жертв и передавал их алтарю, который служил порталом в тайное хранилище душ Неогару: тот собирал их, чтобы провести когда-нибудь какой-то очень мощный темный ритуал. Он заколдовал меч и алтарь таким образом, чтобы они защищали друг друга. Если покушались на вход в хранилище, то меч уничтожал мародеров, а когда пытались завладеть им, то алтарь сжигал нападающих мощным выбросом энергии. Когда маги сообща развоплотили слишком зарвавшегося Неогару, они запечатали алтарь и меч внутри защитной гектограммы, а сверху наколдовали скалу и построили академию: ограждающее заклятие действует на алтарь как постоянный раздражитель, и тот сопротивляется, выделяя темную энергию. Маги сумели направить ее на свои нужды…

– А мы все разрушили? – спросил я.

– Да. Еще никогда на меч не покушался демон. – Джар перевел дух. – Когда ты развоплотил духа меча, алтарь отреагировал особенно сильно, и барьеры не выдержали…

– Короче, теперь мы вне закона…

– Не советую показывать знак на ладони, – предупредил Джар. – Это символ Неогару.

– Чудненько…

Я опустил Сатторию на траву и отряхнулся. Вокруг меня образовалось густое облако пыли. Пора перекидываться назад в дроу – Сатти вот-вот очнется. Я отозвал энергию от боевой матрицы и в образе Райнэра ощутил навалившуюся усталость. Хоть я и демон, но все же не железный… В сумке, которую добыл для меня Джар, обнаружились штаны, рубашка и кошель с золотом Торака, что помогло смириться с отсутствием запасной обуви – новую куплю. Я скинул с себя лохмотья, что остались от одежды после перевоплощения, и переоделся во все целое. Настало время привести в чувство эльфийку.

– Сатти! – Я похлопал девушку по щекам. – Саттория Торак, вставай, миледи! Ты же собиралась сходить в город? Радуйся, тебе представляется эта возможность прямо сейчас.

Она шевельнулась и открыла глаза:

– Райнэр?

– Даже не сомневайся. – Я усмехнулся. – Пошли, пока в гостиницах все номера еще не заняли.

Саттория поднялась, слегка скривилась от ушибов и огляделась вокруг:

– А где моя сумка?

– Забудь о ней.

Я оглянулся на то место, где несколько минут назад еще стояла Академия магии; Саттория проследила за моим взглядом, и ее глаза испуганно расширились.

– Что случилось?

– Я тебя спас. – Словил презрительный взгляд и добавил: – Конечно, это моя работа, но о премиальных поговорить все-таки стоит. Оборотни еще куда ни шло, но выпрыгивать с тобой с третьего этажа рушащегося здания – это уже перебор! Ты же страшно тяжелая!

Саттория вспыхнула так, что румянец стал заметен даже в призрачном свете луны. Я усмехнулся и кивнул в сторону бывших входных ворот на территорию академии.

– Идем, а то и правда без ночлега останемся. Хотя… – я посмотрел на восток, где над лесом уже розовело небо, – досыпать нам не придется…

Мы подошли к толпе студентов, которые вот так вдруг остались не только без магической школы, но и без крыши над головой, а многие так вообще в одном лишь исподнем и без гроша в кармане. Орки и дроу уже выдвинулись по дороге к городу, за ними потянулись гномы. Вампиров видно не было, хотя если они все такие же, как Клэр, то должны были свалить самые первые. А вот люди глупым мычащим стадом толпились около бывших ворот. Мы обошли их сторонкой и поспешили за дроу.

Темные эльфы вскоре обогнали орков, несмотря на то что те были выше и шагали шире, и, выстроившись цепочкой, едва ли не в ногу шагали к городу. Никто не разговаривал, не хныкал и не делился впечатлениями или предположениями. Вскоре гомон толпы у бывшей академии совершенно стих вдали. Длинная цепочка эльфов бесшумной змеей скользила по краю дороги в густой тени от деревьев. Мы с Сатторией вскоре возглавили процессию, поскольку остальные дроу при нашем приближении сзади слегка отодвигались в сторону и пропускали нас: репутация Райнэра и сейчас продолжала помогать мне. Да и Сатти была не последней фигурой среди всех студентов и среди дроу, в частности. В общем, мы первыми вошли в город, и тут уже наши попутчики словно в воздухе растаяли. Без прощаний и предупреждений каждый из них свернул в своем собственном направлении: дроу – одиночки и никогда не селятся рядом друг с другом, хотя сражаются всегда вместе.

Я повел Сатторию в ту самую корчму, где провел вчерашнюю ночь – свою первую ночь в этом мире. Еще не доходя до места назначения, понял, что нас там уже ждут: в воздухе витал едва слышимый горьковатый аромат черемухи – так пахли духи Клэр – и сокрушительный запах поджарки. Несомненно, вампирша уже объявила хозяину заведения, что ожидается наплыв гостей, иначе зачем бы ему готовить еду так рано? Отлично, я как раз вспомнил, что не ел почти сутки!

В обеденном зале за тем же столом, что и накануне, обнаружился пьяный в зюзю Олод. По количеству пустых перевернутых стопок на столешнице перед ним и по мрачной физиономии я понял, что у друга случилось несчастье. И вряд ли он так горевал об академии. Едва орк увидел нас, как ломанулся из-за стола (только дернулся и упал на скамью обратно) и заорал дурным голосом:

– Я отыграюсь, Райнэр, учти это!

Ага, ясненько. С донельзя серьезной миной я ему кивнул и повернулся к трактирщику:

– Мне нужен номер на двоих.

На что тот немедленно, хотя и несколько нервозно закивал и тут же замотал головой. Я вопросительно выгнул бровь.

– Господин эльф, высокородный, все номера уже выкупила госпожа Инстинкт. – И он скосил глаза в угол зала, где за вчерашним же столиком сидела Кларисса.

Саттория коротко взглянула в ее сторону и направилась к выходу. Хм. Это что, получается, я должен буду бегать за ней в поисках другого жилья? И это после всех геройств, которые я тут успел наворотить? Ага, щазз!

Я решительно двинулся к Клариссе:

– Клэр, не уступишь одну комнату?

Она откинулась на спинку стула и забросила ногу на ногу.

– Ну, хоть одноместную, а?

Вампирша усмехнулась, но все ж снизошла до ответа:

– Даже если бы я согласилась, все комнаты уже заняты моими соотечественниками. Впрочем, можешь попробовать выкупить койку у кого-нибудь из них. Но ты же знаешь, рискованно будить голодного вампира…

– Тогда у меня просто нет выбора. – Я стремительно выбросил руку вперед и схватил со стола ключ с номерком. – Мы подселимся к тебе! – И я усмехнулся так похабно, как только смог.

– Что? – вскричала Кларисса.

– Что? – возмутилась за ней Саттория.

Я сделал вид, что не расслышал их сдвоенного вопля, и подозвал трактирщика.

– Ужин на че… – Посмотрел на Олода. – На шестерых. Побольше мяса, вина, и чтобы утром у меня под дверью стояли новые сапоги. – Я поднял босую ступню и демонстративно пошевелил пальцами. – И советую поторопиться! И с едой – я жутко злой, когда голодный, и с обувью – завтра у сапожника будет очередь.

Толстячок подобострастно кивнул и помчался выполнять заказ, а я повернулся к Саттории, которая уже открыла рот, чтобы начать выяснять отношения, и заявил:

– Пока не поем, никуда не пойду, а когда поем, свободных мест уже не будет. Так что советую присоединиться.

С этими словами я отсалютовал ключом Клариссе, сунул его за пазуху и двинулся к столу Олода, где уселся напротив него и стал дожидаться своего заказа. Орк буравил меня взглядом и сопел, но ничего больше не говорил. Когда к столу подрулила женушка хозяина с тяжело нагруженным подносом, я подцепил на вилку сочный кус мяса и продемонстрировал его Олоду:

– Зеленый, не хочешь присоединиться? – Отправил мясо в рот, с наслаждением проживал, глотнул и подвинул к нему две тарелки из шести, а к Саттории еще одну.

Точеные ноздри эльфийки раздулись, и она демонстративно отвернулась в другую сторону. Ну и пусть – мне больше достанется. Я насадил на вилку золотистый клубень, похожий одновременно на картофелину и вареник, налил в свой бокал вина и Олоду тоже и поднял тост:

– Ну, всего нам и много!

Олод глубоко вздохнул, но отказаться от выпивки был не в силах. Он опрокинул бокал, и мы начали соревнование по очищению тарелок от содержимого. Похоже, перед этим орк заливал горечь своего поражения спиртным, но не подумал о закуси, и теперь мое предложение присоединиться оказалось очень кстати. Во всяком случае, порцию Саттории он смел еще быстрее, чем я совладал со своей третьей тарелкой.

– Фууух!

Я едва мог дышать – желудок Райнэра явно не понимал, что теперь у него новый хозяин с новыми запросами. Вот оно – мужское счастье! Чувство блаженной сытости и усталость грозили завалить меня без боя прямо тут на скамейке. Но ёлы-веники, мужик я или эльф какой-то?!

Совладав с ленью, я поднялся и направил свои босые, но оттого не менее героические, стопы к лестнице на второй этаж. Уже на половине пролета обернулся к Саттории:

– Надеюсь, ты не забыла, что твой кошель канул в небытие вместе с общагой? Так что, если не хочешь расплачиваться за кров над головой натурой с НЕЗНАКОМЫМИ мужиками, советую двигать за мной. – С удовольствием понаблюдал, как гордячка глотает воздух, и перевел взгляд на Клэр. Показал ей ключ от номера. – Пошли? – И двинулся дальше.

Кровать в комнате показалась божественным видением. Ноги сами поднесли меня к ней, я рухнул в нежные объятия подушки, и мое сознание погасло.


Содержание:
 0  Я демон! Что это меняет : Марина Абина  1  Глава 1 : Марина Абина
 2  Глава 2 : Марина Абина  3  Глава 3 : Марина Абина
 4  Глава 4 : Марина Абина  5  Глава 5 : Марина Абина
 6  Глава 6 : Марина Абина  7  Глава 7 : Марина Абина
 8  Глава 8 : Марина Абина  9  Глава 9 : Марина Абина
 10  вы читаете: Глава 10 : Марина Абина  11  Глава 11 : Марина Абина
 12  Глава 12 : Марина Абина  13  Глава 13 : Марина Абина
 14  Глава 14 : Марина Абина  15  Глава 15 : Марина Абина
 16  Глава 16 : Марина Абина  17  Глава 17 : Марина Абина
 18  Глава 18 : Марина Абина  19  Глава 19 : Марина Абина
 20  Глава 20 : Марина Абина  21  Глава 21 : Марина Абина
 22  Глава 22 : Марина Абина  23  Глава 23 : Марина Абина
 24  Глава 24 : Марина Абина  25  Глава 25 : Марина Абина
 26  Глава 26 : Марина Абина  27  Вместо эпилога : Марина Абина
 28  Использовалась литература : Я демон! Что это меняет    



 




sitemap