Фантастика : Юмористическая фантастика : Глава 11 : Марина Абина

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28

вы читаете книгу




Глава 11

Странно, но проснулся я вовсе не на кровати… Видно, ночью в девочках заговорила женская солидарность, как известно, всегда направленная против мужчин, и они спихнули меня на пол. Даже одеяло не подстелили… А сами расположились в постели и являли собой картинку, достойную глянцевой обложки «Плейбоя». Нет, они не были обнажены, но что такое свободная рубашка из тончайшего батиста? На Клэр сия часть гардероба выпросталась из брюк и задралась как раз так, как нужно. Вампирша спала, запрокинув руки за голову и разметав по подушке иссиня-черные локоны – ничто не мешало созерцать ее совершенство. Саттория лежала на боку, вытянув одну руку вдоль тела. Маленькие пуговки на ее рубашке не выдержали тяжести грудей и повыскакивали из петелек. Ммм… вот это вид! Девочки, это даже лучше, чем если б вы лежали совсем голые! Ну и что я должен был делать? Само собой, я пробрался на кровать и занял наиболее выгодную позицию – между ними. Итак – одна рука на Клэр, другая – на Сатти. Какой приятней? Решить было сложно, тем более что Демон уже потянулся к Клэр, а я стремился облапить эльфийские прелести. Ёлы! Ну не разорвешься же! Тут Кларисса, как истинная вампирша, привлеченная теплом жертвы, перевернулась на бок и собственнически запрокинула на меня ногу. Это все решило, и вскоре мы уже вовсю обнимались. Теплая и мягкая со сна Клэр была на себя непохожа, и я с воодушевлением этим воспользовался. В разгаре наших с ней взаимных потискиваний и горячих поцелуев меня весьма ощутимо стукнули между лопаток – Грааах! – прям по позвоночнику! На автомате я двинул локтем назад и попал во что-то мягкое.

– Ах!

Ёптыть! Это же Саттория!

Эльфийка от моего тычка свалилась с кровати и теперь сидела на полу, прижимая руки к животу. А чего было с кулаками лезть?

– Простите, что помешала! – выдавила она, силясь придать голосу саркастический оттенок. – Но нам пора, Райнэр, не считаешь?

– Не-а. – Я повернулся к Клэр. – Я еще тут не закончил.

Только договорил, как получил тычок от вампирши. Блин, вот уж эта женская солидарность! Но дело было не в этом: просто Кларисса дала понять, что сама выбирает, чем ей заниматься. Тем более при потенциальной сопернице. Хе-хе! Ну и пожалуйста! Я вольготно развалился на кровати, но не преминул ущипнуть Клэр за аппетитную половинку, когда она перелезала через меня, чтобы спуститься на пол. Она зло зашипела, а эльфийка вздернула нос – вот недотрога! Я ухмыльнулся, потянулся до хруста и до безобразия широко зевнул. Лицо Сатти окаменело, а в глазах Клариссы заплясали веселые чертики. Она тоже стала демонстративно потягиваться, гнуться и зевать, копируя меня. Сатти вылетела из комнаты, громыхнув дверью. Я похлопал по матрацу: «Возвращайся?» – но Клэр уже прекратила свои ужимки и опять превратилась в коварную и агрессивную себя. Подошла, склонилась надо мной, коснувшись моей груди сосками, поцеловала взасос, потом куснула и резко отстранилась.

– Иди помойся, ты весь пропотел, и от тебя зверем несет! – И вышла следом за Сатти.

Вот сучка! «Но моя!» – довольным тоном заявил Демон. Хм… Ну ладно, где там мои новые сапоги? Стоп, сначала помыться. Нырнул в дар, перекинулся – и обратно, отряхнулся – и я чистый! Оделся, выглянул за дверь, но обуви там не было.

– Эй, трактирщик, продажная твоя рожа! Где мои сапоги?

На лестнице раздались шаги торопливо поднимающегося человека, приглушенные ругательства – в спешке трактирщик споткнулся, и вот он уже приближается ко мне с парой сапог.

– Все готово, господин, только что принесли от мастера. Вы были правы – уважаемого Гаусса с ночи завалили заказами, но я успел одним из первых! Кожа морского змея! Не хуже тех, что были на вас в прошлый раз.

Я забрал у толстяка сапоги и критически осмотрел их: голенище до колена из черной кожи в плоских жестких пластинках, толстая кожаная подошва, стальные каблук и носок.

– Пойдет. – Кивнув, я вручил трактирщику золотой, что вызвало у того серию поклонов и выражение собачьей преданности в глазах.

Радостно кивая и улыбаясь, человек поспешил убраться. Ну и правильно – Райнэр славился дурным нравом и переменчивым настроением. Я вернулся в комнату, примерять обнову. Сапоги сели как влитые. Теперь умыться бы… Да, я чистый, но привычка сильна! Скептически оглянулся на медный тазик с кувшином. Мда, здесь только концы пальцев смочить можно… Решил пойти на двор к бочке с дождевой водой, заодно и до ветру сходил. Пока плескался в студеной воде, переговорил с Демоном.

– Отвезем Сатти к папаше?

– Да, расторгнем договор – она не выполнила условий, ушла, не предупредив. Если б не гончие Наргха, мы бы не справились с тем оборотнем. А представь, если в следующий раз за ней пришлют взрослого вампира, а то еще, не дай Сила, древнего – порвет нас, как тузик грелку.

– Ну, мы же стали чуток сильнее, и меч у нас сейчас явно не простой…

– Нет, Волчонок, этого мало. Нам бы еще знаний набраться, тогда никакие вампиры не страшны! Рассчитаемся с Наргхом и сможем жить в свое удовольствие.

Я вздохнул:

– Когда это будет?..

– Не скули, будет. Уж мы-то не пропадем!

Закончив с водными процедурами, я прошел в обеденный зал харчевни и застал там только мрачную Сатторию и помятого со сна Олода – было еще слишком рано для утренних посетителей. Орк явно ночевал прямо здесь, о чем красноречиво свидетельствовал рельефный отпечаток чьих-то инициалов на его щеке, оригинал коих был вырезан перед зеленокожим на столешнице. Олод посмотрел на меня мутными глазами, тяжело поднялся со скамьи и, пошатываясь, побрел к главному выходу. Когда я догнал и остановил его, здоровяк удивленно обернулся и попытался объяснить:

– Саор велел… у нас дополнительное…

– Занятия отменены. – Я завернул его назад в зал.

– П-почему? – запнулся он.

– Долго рассказывать, я собираюсь в Крэй-ан-Вийль – отвезу Сатторию домой, не хочешь поглазеть на город дроу?

Олод растерянно моргнул. Понимаю его: нечасто можно услышать от темного эльфа предложение посетить столицу Драгнара – государства дроу. Практически никогда. Чужаки могли попасть в Крэй-ан-Вийль только в качестве рабов или будучи высокими политическими посланцами. А еще заполучив поручительство высокородного дроу, такого, например, как я или Саттория. Здоровяк-орк мог пригодиться в неблизком пути: я был уверен, что покушения на старшую и, следовательно, главную наследницу Торака не прекратятся, поэтому помощь друга будет нелишней. Во всяком случае, за время пути у меня будет возможность перенять у личного ученика Саора его боевые техники, ведь Олод – хе-хе – наверняка захочет отыграться на мне за свое поражение.

Пока орк моргал, я провел его через весь зал к выходу на задний двор, распахнул дверь и указал на бочку с водой:

– Иди, прополощи мозги, а потом решишь. Я жду тебя в зале. – И подтолкнул его в спину.

Олод шагнул за дверь, а я вернулся обратно и, подсев за столик к Саттории, кликнул трактирщика. Вместо него хотела подойти прислуга, весьма симпатичная девушка, но тут из кухни выскочил сам хозяин заведения и, зло шепнув ей: «Вон из зала, Сула, это же Райнэр!» – поспешил ко мне.

– Чего изволите откушать, господин Райнэр? Сегодня есть жаркое из баранины, готов рубец, рыбка свежая – красночешуйка, угри прокоптились.

– Давай жаркого и угрей по четыре порции. – Тут я поймал изумленно-презрительный взгляд Саттории и ей назло добавил: – Пивка кувшин также принеси – угрей запивать. И, хозяин, – я плотоядно улыбнулся, – дочка у тебя прехорошенькая!

Трактирщик вмиг покрылся испариной, побледнел и вымученно улыбнулся, хоть внутри, наверно, призывал на мою голову весь мировой гром. Я ухмыльнулся шире:

– У госпожи заказ принять не забудь, и чтоб мигом все готово было!

Он кивнул и повернулся к эльфийке.

– Ничего не нужно, – качнула она головой. – Поскорее выполните заказ моего спутника, мы торопимся.

– Конечно, госпожа.

Трактирщик поспешил удалиться в сторону кухни – после моего упоминания о красоте его дочери он был рад поскорее избавиться от таких опасных постояльцев.

– Ты слишком близко к сердцу приняла мое замечание про твой вес тогда. – Я насмешливо взглянул на эльфийку. – Совсем необязательно объявлять голодовку – некоторым нравятся пышечки.

Она фыркнула:

– Глупости, твои бредни меня нисколько не задевают, просто так рано я никогда не ем.

– Скажи лучше, что тебе попросту нечем заплатить, – поддел я ее. – Так что ко всем расходам, связанным с тобой, я добавлю пятьдесят процентов наценки – ведь в нашем договоре не оговаривалось, что я обязан тебя содержать.

– Да хоть сто, жадный ублюдок! – прошипела эльфийка.

– Прекрасно, сто процентов. – Я довольно потер руки.

Тут в зал вернулся Олод. Выглядел он заметно лучше, чем несколько минут назад, когда выходил умываться. Хм, вряд ли это студеная вода так его взбодрила. Нужно будет выяснить, каким заклинанием он пользуется от похмелья – очень нужное знание!

– Садись, здоровяк, я заказал нам жаркое и угрей. – Жестом я указал ему на место напротив. – Подумал над моим предложением?

– Я бы согласился, Райнэр, поверь! Только Саор меня не отпустит…

– Забудь про Саора, ему сейчас не до тебя будет.

– Почему это?

Я не успел ответить, потому что в зал спустилась Кларисса с каким-то высоким мускулистым вампиром. Судя по одежде и манере держаться, явно из благородных. Они так горячо спорили, что не сразу заметили нас троих в углу за столом.

– Твоя семья этого не одобрит, Клэр, этим поступком ты поставила под сомнение свою честь!

– Не смеши меня, Валиан, если тебя послушать, то получается, что свою честь я ставила под сомнение едва ли не каждую ночь уже лет пять подряд, только раньше тебя это не трогало. Что изменилось сейчас?

– До этого ты никогда не спала с одним и тем же дважды. – Красивое, но жестокое лицо вампира исказилось гримасой злости. Он схватил Клариссу за предплечье. – Что тебе этот дроу?

Хех, интересненько, уж не меня ли он имеет в виду?

– Не твое дело, Валиан, мы помолвлены, но не женаты, не тебе решать, с кем мне спать! А будешь пытаться меня контролировать, я разорву и помолвку, учти это. – Последние слова Кларисса прошипела прямо в лицо вампиру, резко крутнувшись к нему и вырвав руку из его захвата.

– Клэр, не хочешь присоединиться к нашей компании – мы едем в Крэй-ан-Вийль?

Тут надо было видеть лицо этого Валиана! Я и не знал, что бледность может иметь столько оттенков! А уж взгляд – он проклинал всех дроу на миллион лет вперед. Бедные дроу, мне их прямо жаль стало: теперь они наверняка все стерильные и импотенты к тому же…

– Прекрасно! Я слышала, там тоже есть высшие школы магии. Не академия, но раз ее не стало…

– Что значит – не стало академии?! – вклинился в разговор Олод.

– То и значит. – Кларисса уже садилась за наш стол. Ее жених тоже приблизился, но садиться не стал, а остался стоять за спиной у вампирши. – Сядь, Валиан, ненавижу, когда кто-то маячит сзади! Или уйди, если не хочешь сесть. – И она снова обратилась к орку: – Академия была разрушена сегодня ночью: провалилась под землю, даже от ограждающей стены только камни остались. Тьма народу пропала, а те, кто остался жив, теперь разбредутся по другим школам. В хороших заведениях скоро может не остаться мест. Я поеду с вами в Крэй-ан-Вийль, Райнэр. Что ты хочешь за поручительную печать?

– Да пустяк – всего лишь помощь в охране Саттории.

На самом деле Клариссу я звал только для того, чтобы позлить ее женишка – очень уж он нелестно обо мне отозвался. Я ему не дроу какой-нибудь обыкновенный! Да и Демону будет приятно. В ответ на эти мысли внутри довольно заворочались, сердце согрело горячее одобрение моего темного напарника.

– Так, мне нужно разыскать Саора! – Олод отодвинулся от стола вместе со скамьей, на которой сидели Сатти и Клэр. Едва не наехал при этом на Валиана, который так и не присел, и поспешил из харчевни.

Я пожал плечами: если Олод не вернется, то я и один справлюсь с защитой Саттории, тем более что теперь вахты можно будет делить с вампиршей… и постель тоже. Мои губы самопроизвольно растянулись в усмешке.

В этот момент в зал вышел трактирщик с тяжело нагруженным подносом и выставил на стол мой заказ. Щедрой рукой я придвинул Клариссе одну из порций Олода, Сатти досталась вторая, и две я оставил себе.

– Ни слова про диеты, – рявкнул я на эльфийку. – Сейчас пойдем покупать снаряжение и припасы, и, пока не управимся, никаких остановок и перекусов! Клэр, твои вещи тоже пропали?

– Не все: эту ночь я провела здесь, поэтому оружие и некоторая одежда у меня остались.

Тут я вспомнил, как отделал вампиршу вчера на уроке Саора, и не смог удержаться от насмешки:

– Что, вместе с Олодом заливали горечь поражения?

Глаза Клариссы вспыхнули, как раздутые угли, – ага, все-таки я прав, ее тоже это зацепило.

– Ты заметно продвинулся в силе, Райнэр, и слишком быстро. Не боишься, что это станет интересным не только мне?

Хм, это походит на угрозу, и нешуточную! Хорошо все-таки, что теперь Клэр будет в поле моего зрения, не хотелось бы ее убивать. А вот ее дружка… Я поднял взгляд на Валиана. Тот внимательно меня рассматривал… истинным зрением. Заметив, что я тоже сморю на него, он уставился мне прямо в глаза и попытался применить магию Внушения – чисто вампирскую технику.

– Гррррр! – зарычал изнутри Демон. – Вали отсюда, кровосос недобитый!

Вампир отшатнулся, будто его толкнули физически. На него оглянулась Клэр:

– Валиан, я же сказала: проваливай, если не собираешься завтракать с нами. Я все решила и отправляюсь с Райнэром в Крэй-ан-Вийль.

– Смотри не пожалей, – зловеще произнес тот и стремительно покинул зал.

Ну, точно придется его убить!

За завтраком мы обсудили, как лучше добираться до столицы Драгнара. Решили, что не будем ждать торгового каравана, под защитой которых обычно ездили и пассажирские повозки, а отправимся своим ходом до Смайты – столицы государства вампиров – Суммиттарра. Хоть это было совсем не «прямо по курсу» на Крэй-ан-Вийль, но там мы сможем воспользоваться большим порталом для перемещений между главными городами высших нечеловеческих рас – эльфов, вампиров, орков и гномов. Оборотней к высшим до сих пор не причислили, хоть они почти не уступали остальным ни в силе, ни в плане магии. Человеческое государство – Нант – только формально числилось за слабой расой, а за глаза считалось ничейной территорией. Именно в Нанте происходил свободный торговый обмен между купцами всех семи государств, и именно тут была выстроена самая крупная магическая академия, где студенты могли поучиться не только у мастеров-магов своего народа, но и у возможных противников.

Так, светлые эльфы и дроу постоянно враждовали за смежные территории. Орки терпеть не могли оборотней и воевали за лесистые предгорья, разделяющие их края. С ними постоянно конфликтовали гномы, у которых на эти предгорья были свои планы. Вампиров боялись все и ненавидели их за силу и живучесть, но их земли были такие неплодородные и бедные металлом, что претендовать на них никто и не думал. Но в Академии темных искусств учились представители всех этих рас.

От Драгнара человеческие земли отделяли королевство гномов и горы, если двигаться прямо на юг, а чуть восточнее между ними лежала страна светлых эльфов – Ар-Эль-Терра, ограничиваемая с востока океаном, а на западе – гномьими горами. Орки и оборотни занимали территории западнее гор и южнее Суммиттарра. Оборотни прекрасно уживались со своими юго-восточными соседями – дроу и часто нанимались к ним убийцами. Таким образом королевство гномов было окружено остальными, и именно гномы чаще всего предоставляли услуги портальных перебросок между государствами, но так как с нами выступала Клэр, то мы решили, что с ее помощью проще будет воспользоваться порталом вампиров.

Кларисса вызвалась также закупить провизию, походный инвентарь и лошадей. Я дал ей пятьдесят зачарованных (от подделывания начинающими алхимиками) золотых монет, и вампирша ушла из таверны. Мы с Сатторией планировали купить запасную одежду и оружие для эльфийки, а потом все вместе должны были собраться в таверне, где оставили записку для Олода, чтобы ждал нас, если захочет присоединиться.


Городок кипел и бурлил, народ суетился, разговоров только и было о том, как Академия темной магии провалилась под землю. Именно поэтому улицы буквально наводнили стражники – видать, на службу вызвали даже тех, у кого был выходной, да еще магов к ним прикомандировали. Ну, или наоборот – стражников к магам.

К моему величайшему удивлению, стражники совсем не напоминали отъевшихся боровов, скорее это были дядьки с сосредоточенными суровыми лицами и все сплошь покрытые шрамами. Я взглянул на них истинным зрением и увидел, что на них наложена магическая защита, а энергоканалы усилены плетениями Арнольда Ли. Да-а-а… это вам не дружина «из местных» в микрорайонах…

Стражники промаршировали мимо, и Сатти потащила меня в какой-то проулок. Благо она была в курсе, где продавали одежду, а то я бы в этом лабиринте полдня бродил в поисках нужной вывески. Эльфийка шла уверенно, и я испугался, что в конце пути мы попадем в какой-нибудь модный бутик, где она была постоянной покупательницей. Но нам же нужна походная одежда, а не парадные наряды!

Не успел я высказать свои опасения, как мы подошли к нужному магазинчику. Над дверью поскрипывала на ржавых петлях доска с нарисованными на ней портняжными ножницами. Краска почти вся облупилась, и вывеска скорее отпугивала клиентов, чем зазывала их. В большой витрине одиноко стоял манекен в таком старье, побитом молью и выцветшем от солнца, что я решил, будто Сатти привела меня к старьевщику. Ей что, денег жалко? Думает, если я одежду за медяки куплю, то ей процентов меньше платить мне придется? Вот уж не ожидал!

Но вот чего я точно не ожидал, так это того, что Сатти приведет меня к настоящему спецу по пошиву боевых костюмов. Это был невысокий, но крепко сбитый мужичок в добротной рубашке, кожаных штанах и жилетке с тисненым рисунком.

– Одежду к бою или походную? Есть из магических тканей, из кожи морских змей, человеческой, есть из шелка норзанских пауков.

– А есть живая? – спросила Саттория.

– Она не из дешевых.

Хозяин лавки покосился на нашу мятую и пропыленную после ночных приключений одежду. Чтобы он не подумал ненужного, я извлек из сумки тяжелый кошель с золотом и слегка подбросил в руке. Монеты внутри приятно звякнули.

– Есть и живая, – кивнул удовлетворенный продавец, окинул нас цепким профессиональным взглядом и скрылся в подсобке за дверью. Вернулся с двумя небольшими свертками.

– Вот, примерьте, думаю, вам в самый раз придется. Конечно, такую одежду лучше на заказ делать, но если вы торопитесь…

– Торопимся, ты угадал, мастер, – кивнула эльфийка. – Многие из школы уже приходили?

– Да немало – с раннего утра заходят. Путь к порталам неблизкий, и разбойников на дорогах много, а маги не то что без амулетов своих остались, так многие еще и без порток. – Портной насмешливо скривил губы. – И денег на приличную одежду не у всех хватает, так что я в кредит отпускал, под проценты. Вы сэкономите, расплатившись наличными.

– Не сомневаюсь. – Но Саттория произнесла это таким тоном, что сразу становилось ясно: она еще как сомневается!

– Э, нет, госпожа, не думай, что я цену накручу – мне моя репутация дороже. Заплатите только остаток долга за эту одежду. Аванс мне отдал заранее охотник на драконов, да не успел забрать заказ…

– Что так? – спросил я.

– Гаррог им перекусил, теперь нового охотника ждем… Одежка хорошая, негоже ей на полке пылиться, так что примеряйте – за полцены заберете.

Мы с Сатти взяли по свертку и пошли в примерочные кабинки. Райнэр многое слышал о живой одежде светлых эльфов и хорошо представлял, как она должна выглядеть, но он ни разу не держал ее в руках. В памяти дроу я отыскал заветное желание получить хоть одну вещь из живой кожи, и теперь сам сгорал от любопытства.

Оказавшись за тяжелой шторой-гобеленом, я торопливо развернул сверток и поднял перед собой холодную и влажную на ощупь бесформенную рубаху с длинными рукавами и без разреза спереди. Она свисала из моих рук мокрой тряпкой и совершенно не вызывала желания надеть ее на себя. Хм… Словно свежесодранная кожа. Ну ладно, я сбросил собственную рубаху и влез в новую. Несколько секунд ничего не происходило, живая ткань неприятно холодила спину и плечи, а потом вдруг стала липнуть к коже и утягиваться. И тут же потеплела, перестала быть противно-влажной, приросла ко мне, как вторая кожа. Только на этой коже были манжеты со сложным орнаментом, воротник стоечкой и еле проступающий рельефный рисунок змеиных чешуй. Я попробовал оттянуть воротник, мне это удалось, но кожу под ним стало пощипывать – живая одежда с ней буквально срасталась. Это наводило на некоторые размышления. Чтобы их проверить, я нырнул в дар и взглянул на обнову изнутри истинным зрением. Так и есть, рубашка пустила корешки-ризоиды в поры на моем теле и даже питалась от моей энергетики. Значит, по идее я смогу перевоплощаться вместе с ней? Мне немедленно захотелось это проверить, поэтому я сбросил с себя остальную одежду, разулся и натянул такие же, как рубашка, мешковатые живые штаны. Что интересно – в районе паха и полосами по всей длине штанин живая ткань была подбита тончайшей замшей, обыкновенной, а не живой. Для чего это было сделано, я понял, когда штаны приросли к моей коже – из-за замшевых вставок живая ткань не прилипала так плотно ко мне и поэтому не повторяла рельефа тела так же точно, как на рубашке. И хорошо, а то щеголять в лосинах, словно балерун, мне не очень-то улыбалось. Кроме того, ткань на штанах была в несколько раз плотнее, чем на рубашке, и рисунок чешуй на ней был покрупней. Интересно, с кого содрали эту шкурку?

Я взглянул на себя в зеркало – недурственно, теперь все красавицы мои! Попробовал перекинуться, и – о чудо! – одежда не разорвалась на громадных мышцах, а выросла вместе с кожей. Я чиркнул по колену когтем, вспоров плотную ткань, но разрез затянулся за полсекунды. Здорово – проблема новых шмоток после перевоплощений решена! Еще бы и сапоги живые раздобыть…

Я вышел из примерочной покрасоваться перед Сатти и застыл, не в силах оторвать от нее взгляда. Эльфийка, затянутая в кожу, которая переливалась в свете ламп всеми оттенками павлиньего пера, выглядела настолько сексуально, что мне немедленно захотелось затащить ее в примерочную и проверить, где на ее одежде вшиты замшевые вставки. Впрочем, я был уверен, что не найду ни одной.

– Ну что, как я выгляжу? – Саттория слово в слово повторила фразу, которую я сам собирался произнести минуту назад.

– Все шикарно, только есть одна проблема.

Темная вопрошающе взглянула на меня.

– Мне тебя что, теперь вообще от всех защищать надо? А ну ПРИКРОЙСЯ!!!

От моего рева эльфийка отшатнулась и чуть не упала, наткнувшись позади себя на примерочный стульчик. Я повернулся к портному:

– Найди-ка нам, почтенный, еще дорожные плащи и что-нибудь прикрыть этот срам. – Кивком я указал на Сатти.

Мужик понимающе улыбнулся и опять скрылся в подсобке. Саттория гневно сопела, но молчала. Чувствуя ее буровящий взгляд, я обернулся. А она вдруг потемнела (покраснела, если по-человечески) и потупилась. Хех, рассматривала меня?!

Вернулся хозяин с двумя черными плащами и плотной короткой юбкой на запа́х для Саттории. Она надела ее поверх обтягивающих штанов, подпоясалась свободной косой перевязью и стала выглядеть еще более сексуально. Длинный плащ надежно скрыл всю эту красоту, так что я остался доволен.

– Если это все, что вы хотели, то с вас пятьдесят золотых, – объявил портной.

Однако! Скрепя сердце, я отсчитал ему монеты – одежка того стоила! Наши старые вещи продавец упаковал в аккуратный сверток, мы забрали его с собой и покинули лавку.

Теперь уже я вел Сатторию по улицам, постоянно сверяясь с картой в памяти Райнэра. Мы направлялись к оружейных дел мастеру. Сердитый Грак, как звали этого гнома, держал свою лавку на базарной площади, и, выйдя туда из тихой улочки, мы окунулись в шум толпы. Еще по земному опыту знакомый с щипачами и писарями, я перевесил заплечную сумку так, чтобы она оказалась прижатая моим локтем, и не зря: темные эмоции наживы, направленные на меня, выдали вора уже спустя несколько минут, как мы с Сатти погрузились в базарную толчею. Но воришка просчитался с клиентом: к демону с такими мыслями подходить – все равно что пряником у голодного пса перед носом размахивать. Я не стал звать стражу или ломать ему руки, просто треснул по затылку, даже не до смерти – легонько. Тот упал, Сатти недоуменно обернулась и понимающе хмыкнула.

У Грака была даже не лавка, а представительство сразу многих мастеров оружейников: стены были увешаны фантомными клинками, топорами, мечами и прочими орудиями убийства, под каждым из которых горела эмблема мастера, изготовившего оригинал. Если покупателю нравился внешний вид какого-либо образца, то достаточно было наполнить эмблему под ним силой, и она превращалась в портал, через который заказчику пересылалось реальное оружие. Если оно не подходило, то портал срабатывал в обратном направлении. Мастер от этого ничего не терял – энергию ведь тратил не он, а покупатель. В случае покупки через портал назад отправлялись деньги, из которых Грак отсчитывал свои комиссионные. В общем, вполне себе нормальный интернет-магазин в магическом исполнении – места много не требует, рабочей силы и служащих минимум, денежки попадают непосредственно производителю, и наценка продавца минимальная. А что самое важное для мастеров – так их изделия могли продаваться сразу во многих точках мира, даже если оригинал был всего один, поэтому фантомы на стенах кое-где потухали, и Грак вывешивал вместо них новые. Непыльная у него работка, но прибыльная!

Для гнома Грак казался великоватым – примерно метр семьдесят с хвостиком, но борода, завитая в особые косички, и сложный рунический орнамент татуировок, покрывающий все видимые из-под одежды участки тела, говорили сами за себя: генно-магическая модификация.

– Вот не пойму я, Сердитый, чего ты такой из себя крутой, а сидишь в этой лавчонке? – Сколько раз Райнэр заходил сюда, столько и повторял эту фразу, и Грак всегда реагировал на нее одинаково: краснел от гнева и, не отводя от меня глаз, начинал шарить под прилавком в поисках рукояти своего Дрына. Не знаю, может, на гномьем наречии имя этого оркского топора означало что-то весомое и грозное, но у меня оно вызвало только смешок. Дальше все было как по старому сценарию – гном покраснел еще больше, широко замахнулся и метнул в меня свой Дрын. Я легко уклонился от сверкающего росчерка, и топор вонзился лезвием в каменную стену, как раскаленный нож в масло. Кусок стены между новой зарубкой и старой вывалился и пролетел сквозь десяток фантомных ножей, заставив их слегка зарябить. Грак сердито засопел и пробурчал:

– Вот ведь везучий ушастый, никак по тебе не попадешь! Но не связывайся с ветераном из пехоты ветви Колосс.

Ну конечно, сколько раз я уже это слышал!

– Ветеран, говоришь? Дааа, не та реакция уже, не та… А ты точно геномод?

На Грака было жалко смотреть: капилляры у него в глазах потемнели, вены вздулись – видно, я перегнул палку, но гулять так гулять!

– Вы, гномы, наверно, и в кузнечном деле уже не первые, раз ты сам топор оркский предпочел. А у меня есть меч эльфийской работы, вот он – да, высший класс! Я бы своим мечом твой перерубил на раз-два.

Гном внезапно успокоился, на губах заиграла самодовольная усмешка.

– Наше оружие самое лучшее, оно перерубит любое другое. Показывай свой меч, я докажу всем, что мы первые раз и навсегда! А топор этот трофейный, я его как память берегу.

– Тогда давай заключим пари: если мой меч возьмет, то ты отдашь нам любое выбранное оружие бесплатно; если ты его своим перерубишь, то этот кошель с золотом твой. – Я продемонстрировал гному солидный залог.

– Коли тебе не жалко своего золота, не моя в этом вина. Согласен, пойдем, покажешь свой меч. – И он скептически усмехнулся, взглянув на перевязь с живыми клинками Райнэра. Потом подошел и запер входную дверь. – Не убудет, если закроюсь на пять минут, – бурчал при этом. – Делов-то, эльфийскую зубочистку переломить. – Махнул нам рукой и прошел к двери во внутренние помещения. – А то наговаривают на нас, честных гномов… И мы не жадные и не скупые, а бережливые и знаем цену вещам.

Каким боком последнее утверждение лепилось к нашему спору, я не понял, но, видно, это просто к слову пришлось, наболело. Грак провел нас по лестнице во второй этаж помещения, где находился просторный тренировочный зал. Все, что там было, – это высокий потолок с окнами и стены, затянутые гобеленами с незатейливыми сюжетом на тему «гномы всех сильнее, гномы всех побьют». А еще топор стоял в углу. Вид этого гиганта даже у меня вызвал оторопь – такой был бы по руке разве что огру и весил на вид килограммов сорок, не меньше! Грак подхватил этот топорик, а Дрын поставил на его место, прошел в центр зала, приглашающе взмахнул левой рукой:

– Ну, показывай свою железку, посмотрим, не простой ли ты трусишка?

Я сбросил перевязь с клинками, чтоб не мешались, но снимать плащ не стал: вряд ли я смогу легко махать новым мечом в образе дроу, а плащ скроет перевоплощение. Отвернувшись от Саттории и Грака, я начал перекидываться. Нельзя было увлечься, чтобы не сделать себе волчью башку и не вырасти до трех метров: хотелось продержать окружающих в неведении относительно моей настоящей природы как можно дольше, поэтому я только добавил себе мышечной массы и сделал кости потолще.

– Надеюсь, они не заметят…

– Забудь об этом, – проворчал Демон. – Девчонки, скорее всего, уже разобрались, что ты не простой дроу. Сати – после того как мы завалили оборотня, ну а Клэр еще раньше – она сразу заподозрила в тебе оборотня. И хорошо, пусть думают, что тебя укусил оборотень, тогда не поймут, что ты демон. Давай-ка, надери этому высокомерному гному задницу!

К тому моменту я уже полностью перекинулся и повернулся к гному.

– Наконец-то! – воскликнул тот. – Вот вы, эльфы, любите медитации и прочую чушь…

Я улыбнулся и наподдал в клеймо на ладони энергии, меч выпал из опущенной руки, вонзившись острием в дощатый пол. Динг! Пришлось взмахнуть им, чтобы он выдвинулся на всю длину, и тогда рукоять оказалась в моей ладони. «Нужно будет отработать это движение», – подумал я, перехватывая рукоять второй рукой. Сейчас, когда я задействовал мощь своего боевого тела только на треть, вес клинка меня поразил: это было настоящее демоническое оружие, ни один дроу и даже орк не смог бы долго размахивать шестидесятикилограммовой железякой. Но ведь я оборотень, да еще и демон, и этот мир почувствует всю разницу!

И все же…

– Демон, почему он такой тяжелый? – Я делал пробные махи. Инерция длинного меча была чудовищной.

– Ну а что ты хотел: сколько душ через него прошло! Да еще неизвестно, из какого он сплава выкован и какие при этом заклинания использовались. Тем более что для демона он в самый раз.

Да уж, меч шикарный, спору нет: длинный, прямой, с односторонней заточкой, лезвие достаточно широкое, но сама режущая кромка прямо-таки сияет белизной – так отточена. Я отсалютовал им гному.

– Приступим?

– Конечно, ушастик.

И он сорвался с места в молниеносной атаке. Ну, это он так думал, а на мой взгляд, все происходило достаточно медленно. Я отразил удар топора мечом, и его чуть не вырвало из моих рук. Ужас, какая же в этом гноме сила, если даже я не могу полностью совладать с ней! Удар за ударом Грак наращивал темп, загоняя меня в глухую защиту: у меня почти не было преимущества в длине клинка – у гнома топор тоже был двуручный, да и опыта сражений таким оружием ни у меня, ни у Райнэра в памяти не было. Я действовал чисто на инстинктах, отталкивая летящее в меня лезвие клинком или попросту уклоняясь от ударов, и тут меня спасала моя скорость. Ухх! Энергия из дара улетала, словно в прорву – столько сил мне требовалось на поддержание темпа боя, отражение атак и вообще для всех этих взмахов, выпадов и верчений моим стальным тяжеленным другом. А гном будто только начал. Что же это за гном такой?! Надо с ним кончать!

Уже сознательным усилием воли я увеличил отток энергии из дара и стал наступать, вкладывая в каждый удар всю свою силу, вес тела и клинка. От такого напора у любого другого противника уже все кости должны были переломиться, но коротышка держался! Он отбил все мои удары; правда, сильно покраснел и запыхался, в его взгляде проскользнуло изумление, и в какой-то момент он стал терять контроль над эмоциями и вскоре открылся. Я этим немедленно воспользовался и вбил свою ногу в его грудь. Эффект получился примерно такой же, как если бы в него из пушки выстрелили – пролетев через всю комнату, гном впечатался в стену. Она треснула.

Я думал, что сейчас он признает свое поражение – меч-то он мой так и не перерубил, сколько ни лупасил по нему своим топорищем, но вместо этого Грак дико взревел и не то что покраснел, а почернел! Татуировки на его коже задвигались как живые, глаза налились кровью. В воспоминаниях Райнэра было немного сведений о припадках неуправляемой гномьей ярости, но он никогда не наблюдал их вживую и знал только, что в таком состоянии гномы становятся словно одержимые бесами, у них неимоверно прибавляется силы и открываются новые возможности за счет прилива энергий земли – самой близкой им стихии.

– Ты только взгляни на его ауру! – восхитился изнутри Демон. – Это же вулкан прямо!

Я перешел на истинное зрение и действительно увидел, как изменилась аура Грака – будто тучи из черно-бурой пыли расширялись вокруг него во все стороны. Стало ясно, что сейчас драка начнется всерьез, а не на спор, и я решил, что убью гнома, если он не поостынет в процессе. Только не учел, НАСКОЛЬКО изменился Сердитый! Я просто не заметил, как он оказался рядом, и почти пропустил удар кулаком в правый висок. Ё-птыть! Уходя с траектории удара, я одновременно разворачивался и поднимал меч вертикально. Кулак гнома с гулким «доооннн!» ударился в широкое лезвие, а оно приложилось об мою голову. Перед глазами вспыхнул московский новогодний фейерверк. Ой, как больно! Я тряхнул головой, отгоняя звезды прочь, и приготовился к добивающему удару, но оказалось, что Грак не сдвинулся с места и смотрит на меня с усмешкой победителя. Как же меня это взбесило! Похоже, не только гномы могут впасть в неконтролируемую ярость, оборотни и демоны тоже. Я ринулся на него, как бык на красную тряпку, но при неполном превращении не сумел развить достаточную скорость и получил две раны по касательной уголком лезвия топора: в левую руку и в плечо около шеи. Внутри грязной руганью взорвался Демон:

– Он позорит нас перед самкой, порви его!

– Ну да – порви его, и плевать на сапоги… – прошелестел сожалеющий вздох.

– Ну и плевать!

И я скинул на пол плащ и запустил перевоплощение до конца. Момент – и перед опешившим гномом предстал другой я – двух с половиной метров ростом, трехсоткилограммовая громада из сплошных мышц, вооруженная двухметровым клинком. Теперь он порхал в моих руках как перышко, выписывая острием сложные вензеля в воздухе – я примерялся к новому восприятию его веса. Тяжеленный меч ощущался легкой и верткой рапирой. Ха-ха, а теперь поиграем, и плевать, что там подумает Саттория!

– Ну да, лишь бы не сбежала, – прокомментировал все тот же мятный голос.

Хм. Я посмотрел на эльфийку. Она замерла в напряженной позе с полусогнутой рукой, будто хотела выхватить меч, но вовремя вспомнила, что безоружна. Ее глаза, и без того большие, теперь были просто огромные, и в них читалось сложное чувство, состоящее из испуга, удивления и подозрения.

«Ну что ж, по крайней мере убегать она не собирается», – подумал я и перевел взгляд на гнома.

А у того глаза и рот по форме бублики напоминают – такие же круглые. Ну чисто ребенок, не хватало только вытянутой руки и слов: «Мама, мама, смотри – собачка!»

Что, удивлен, пенек бородатый?! Аха-ха!

Но, как ветеран, Грак просто не мог оставаться в состоянии растерянности долго, мгновение – и он уже принял свой обычный вид и шарил по моему телу истинным взглядом, оценивая мощь и выискивая слабые места. Хех! Вот упрямец! Ничего, сейчас мы поучим тебя осторожности!

Мысленным усилием я направил волну энергии из дара растекаться по организму, наполняя под завязку энергоканалы, которые в этом теле были в разы шире и разветвленней, чем в эльфийском. В теле дроу я никогда не смог бы использовать столько силы сразу – не выдержала бы его неразвитая энергоструктура, а значит, и возможности мои в эльфийском теле были ограниченными, не то что сейчас! Новый меч ощущался как продолжение руки, и его я тоже наполнил энергией до ровного и прямо-таки сытого электрического гудения. Появилось чувство, что я держусь за высоковольтный провод, вибрация от которого передается моей руке, а через нее и всему телу, рождая в мышцах противную мелкую дрожь. А потом вдруг меч сам потянул на себя энергию и загудел на тон выше; увеличилась частота вибрации и от рукояти, зажатой в моей руке, по мышцам разлилось тепло, дрожь стала такой частой и мелкой, что перестала ощущаться, а вместо нее появилось чувство легкости во всем теле. Меч снова потянул силу, и гудение его превратилось в комариный писк где-то на пределе слышимости, а я уже сгорал от внутреннего огня, вместе с легкостью тело наполнилось силой. Неудержимо захотелось двигаться.

Я сделал шаг вперед, но будто попал под воду – воздух стал необыкновенно плотным и сопротивлялся мне. Заклинание Грака? И когда он успел? Я злобно зыркнул на гнома. Хм… странно… что это с ним? Сердитый застыл в нелепой позе, держа перед собой на вытянутых руках топор и словно указывая им на меня. Его лицо было напряжено до окаменелости, а глаза совсем остекленели – он явно наколдовал неприятности на мою голову. Ну, я не стал дожидаться, когда он закончит, и, хорошенько оттолкнувшись от пола, прыгнул вперед. Краем глаза отметил, что доски во время моего толчка сильно прогнулись и даже треснули. Колдовство или это я просто так много вешу сейчас? Приземлился в двух шагах от Грака, но проклятый пол не выдержал моего веса и проломился. Гррр! Я оказался в ловушке прямо перед врагом. Более нелепого и унизительного поражения невозможно было и придумать. От боли и ярости я взвыл и взмахнул мечом, одним ударом перерубив топорище у самих пальцев Грака. Махнул в обратном направлении и рассек топорище еще раз. И только после этого до меня дошло, что оно уже должно было упасть на пол, но не только не упало, а ВООБЩЕ не поменяло своего положения в пространстве. Лишь напротив тех мест, где клинок перерубил толстую деревянную рукоять, в воздухе появились темные полоски. Я пригляделся. Одна полоска – около первого рассечения – тянулась влево от рукояти, вторая – вправо. В такой последовательности направлений я и бил, а полоски были не полосками, а облачками удлиненной формы. Облачками из древесной пыли. Я поднял взгляд на Грака. Как стоял, так и стоит. Что за?.. Но сначала выберусь. Упершись руками в пол, я выдернул свое тело из дощатого капкана. Гном продолжал неподвижно стоять. Может, это Сатти его заколдовала? Я обернулся к темной. Она прекрасным, но неподвижным истуканом застыла около выхода. Понятно… и эта тоже. Что за напасть? Но зато теперь я могу выиграть спор. Хе-хе!

Никогда не пробовали покрошить гномий топор в щепки и стальную стружку? Нет? А я это сделал и еще успел полюбоваться, как вся эта красота висит перед хозяином в воздухе, притворяясь целым топором в окружении бурых и серо-стальных удлиненных облачков. А потом мои мышцы стали мелко дрожать, в глазах помутилось, поплыло, и застывший на минуту мир ожил. Сначала на пол осыпалось крошево из топора, потом руки гнома с остатками топорища взлетели вверх, застывшая на его лице маска стремительно изменилась, превратившись в гримасу ярости, о которой также свидетельствовал дикий рев Грака, начавшийся как неясное «у-у-у» и доросший до вполне понятного: «Умри, тварюга!»

Это ж он про меня так обидно кричит!.. В расстройстве чувств я крепко приложил кулаком по макушке гнома. Он хрюкнул и осел на пол прямо перед останками своего топора. Так ему! Будет знать, как обзываться!

Оглушенный Грак тупо смотрел на кучку деревянных колец и кусочков стали, в которые я превратил его топор. Пока он пялился, я убрал меч, перекинулся в дроу и стряхнул с себя остаточный прах дематериализованных тканей. Сапоги опять были испорчены, а вот живая одежда прекрасно выдержала испытание боем. Послышался вздох – до гнома дошло, что перед ним рассыпано.

– Да-да, это твой топор… был. Борода, ты проиграл! Оружие гномов больше не самое лучшее в мире, мой клинок даже не затупился после того, как нарубил этот салатик, оцени. – И я сунул Граку под нос сияющее лезвие своего меча.

Гном все молчал и своей бледностью мог соперничать с вампиром, но я решил его добить:

– И что самое главное – об этом скоро узнают все оружейники, и ваше оружие упадет в цене, а виноват будешь ты.

– Ты уничтожил Секущий… – вот и все, что он произнес.

Бедняга наконец решился коснуться рукой одного из осколков некогда грозного лезвия своего боевого товарища. Брови его соединились в одну линию на переносице, взгляд затуманился, будто от близких слез, из груди вырвался сдавленный стон. Грак зажал кусок стали в кулаке, обхватил кулак другой рукой и с силой прижал ко лбу. До меня донеслось его глухое рычание. Не рано ли я перекинулся?! Но гном не впал в ярость, осторожно отложив кусок лезвия на кучку, он поднялся на ноги:

– Что ты хочешь за свое молчание?

Молодец, сразу тему просек! Все ж гномы – нормальный народец. Я довольно улыбнулся и мотнул головой в сторону Саттории, которая в немом изумлении наблюдала всю эту сцену от прохода к лестнице. Все-таки собиралась удрать?

– Вот для нее все вооружение по высшему разряду, и для орка еще. Ну и мне защиту какую-нибудь понадежней, но чтоб движения не сковывала. – Тут мой взгляд упал на прорванный сапог, и неожиданная мысль заставила произнести: – Например, живую.

Грак вдруг сгорбился:

– Так вот в чем дело!.. Ох, дурак я дурак, на байку купился, дал себя в спор втянуть, а ты сразу за этим ко мне пришел. – Весь вид гнома выдавал его стыд и сожаление. – И как прознал-то? Неужто светлые проболтались? Так и знал, что остроухим нельзя доверять!

Я не стал его разубеждать, подошел к углу, где стоял Дрын, и взял топор за рукоять:

– Оружие для орка я уже выбрал, пошли за остальным?

Грак злобно блеснул глазами, но смолчал и повел нас вниз в торговый зал.

– Выбирайте, а я схожу за Чешуей.

Чешуя?! Ну, пусть чешуя, лишь бы не рыбья…

– Сходи, только без сюрпризов, не забывай, что победил я тебя честно.

– Честно, как же… Прикинулся темным, а сам непонятно еще кто, – бурчал гном, удаляясь в темноту коридора.

Мои чуткие уши различали этот бубнеж, пока не лязгнула тяжеленная стальная дверь и не отсекла его полностью. Видать, у Грака тут не только лавка и тренировочный зал, но и хранилище, если вообще не мастерская.

Я повернулся к Саттории.

– Что скажешь?

– Как давно тебя укусил оборотень?

Гм, и она туда же… Тогда лучше придерживаться той же версии, что и Клэр.

– Тогда, на пустыре, с ними был еще и оборотень.

– Ясно. – Ее лицо было непроницаемо, но мне показалось, что она огорчена.

Я нырнул в дар, вдох – и я частично перекинулся.

– Познакомимся заново? – Мой голос тоже изменился: стал более низким, глубоким и слегка вибрирующим. Саттория вздрогнула. – Привет, что это у тебя? – Я указал на ее плечо и, сделав вид, что собираюсь стряхнуть с него пылинку, провел пальцами по ее щеке, легонько щелкнул по носу. Саттория не смогла скрыть удивления: неужели, став оборотнем, Райнэр научился мягкости?! Я усмехнулся – это был всего лишь отвлекающий маневр перед главным ходом. – Сатти, поцелуй меня!

– Но ты же…

Прогресс – она уже рассматривает возможность поцелуя!

– Что? Оборотень? А что это меняет?

– Ничего.

Она шагнула ко мне и, привстав на носочки, поцеловала меня в губы. Сама. Это был самый долгий и самый чувственный поцелуй в моей жизни. А еще этот поцелуй был только моим, Демон не имел к нему никакого отношения.

– Да, конечно, Волчонок, только как мы будем делить одно тело между нашими самками?


Содержание:
 0  Я демон! Что это меняет : Марина Абина  1  Глава 1 : Марина Абина
 2  Глава 2 : Марина Абина  3  Глава 3 : Марина Абина
 4  Глава 4 : Марина Абина  5  Глава 5 : Марина Абина
 6  Глава 6 : Марина Абина  7  Глава 7 : Марина Абина
 8  Глава 8 : Марина Абина  9  Глава 9 : Марина Абина
 10  Глава 10 : Марина Абина  11  вы читаете: Глава 11 : Марина Абина
 12  Глава 12 : Марина Абина  13  Глава 13 : Марина Абина
 14  Глава 14 : Марина Абина  15  Глава 15 : Марина Абина
 16  Глава 16 : Марина Абина  17  Глава 17 : Марина Абина
 18  Глава 18 : Марина Абина  19  Глава 19 : Марина Абина
 20  Глава 20 : Марина Абина  21  Глава 21 : Марина Абина
 22  Глава 22 : Марина Абина  23  Глава 23 : Марина Абина
 24  Глава 24 : Марина Абина  25  Глава 25 : Марина Абина
 26  Глава 26 : Марина Абина  27  Вместо эпилога : Марина Абина
 28  Использовалась литература : Я демон! Что это меняет    



 




sitemap