Фантастика : Юмористическая фантастика : Глава 10 : Гера Агеева

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19

вы читаете книгу




Глава 10



  Десять минут спустя мы вновь сидели на кухне. Борька с крылатым расположились друг напротив друга, при этом Кавар опять проявил недюжинную наглость и сел на мой любимый стул, совершенно не обращая внимания на мое возмущенное сопение. Пришлось тогда мне в ответ проявлять терпение и милосердие и садиться на третий стул, стоящий как раз между оборотнями. С минуту мы все напряженно молчали, дружно сверля взглядом крышку стола и одиноко стоящую на нем солянку. А потом Кавар поднял голову и посмотрел в окно.

  - Время. - Произнес он.

  - Чего? - Когда хотим, мы с Бо умеем не только говорить, но и думать синхронно.

  - Я же сказал, что у меня есть идея, как сбить со следа ищеек.

  - А-а. И какая?

  - Хорошая. - Как информативно!

  - Итак, я хочу попробовать сменить рисунок вашей ауры.

  - И что это даст? - Хмуро поинтересовался Бо.

  - Это изменит ваш след.

  - А почему только попробовать? - Это уже я.

  - Потому что, в том, что с Борисом этот трюк пройдет, я уверен. А вот по поводу тебя - нет.

  - А поч...

  - Щит.

  - Ясно.

  - И что будешь делать? - осведомился Бо.

  - Постараюсь пробиться сквозь щит.

  - Эй! - возмутился я - Мне больше проблем с памятью не надо!

  - Это не опасно. - Устало прикрыв глаза, произнес Смотритель.

  - Ага. Так я тебе и поверил!

  - Антон, - Кавар вздохнул, - Изменение рисунка ауры происходит за счет внешнего воздействия на нее и практически не затрагивает твоего сознания. А именно на нем стоит щит. Мне всего лишь нужно, чтобы ты впустил меня в свое энергополе.

  - Куда?

  - Просто расслабься.

  - Ага. Борьке ты тоже самое сказал, а он потом цветом лица напоминал свежевыкопанный труп.

  Свежевыкопанный труп отвлекся от созерцания рисунка на скатерти и недобро уставился на меня. А что я? Я ведь правду говорю. Он после того, как крылатый попросил его расслабиться стал на выжатый лимон похож. Разве нет? Моя широкая дружелюбная улыбка Бо не впечатлила, и он продолжил сверление меня, монотонно отстукивая при этом пальцами по столешнице.

  - Я гарантирую тебе, что кроме небольшого дискомфорта ты ничего не почувствуешь.

  Я вздохнул. Раз уж крылатый гарантирует... Хотя, это тоже достаточно двусмысленная фраза - а вдруг я не почувствую ничего только лишь потому, что он что-то начудит с этой самой чувствительностью? Прикольно, ага. Лежать себе парализованным и ощущать лишь ма-аленький дискомфорт.

  - Антон? - Кавар выжидающе посмотрел на меня.

  - Эх... - вдохнул. - Просто расслабиться?

  Вместо ответа получит улыбку и энергичное кивание. Эк ему не терпится ко мне в голову залезть! Хакер, твою мать!

  - Это точно...

  - Точно! - Блин, меня его бешеный энтузиазм очень напрягает.

  - Ну, хорошо. - Согласился я с траурной физиономией.

  - Отлично! Тогда приступим!

  - А... - начал, было, я.

  - Закрой глаза! - резко перебив, гаркнул Кавар.

  Недовольно посопев, я все же закрыл глаза. Не успел даже вздохнуть, как услышал:

  - Иллова Дюжина! Антон!

  - А? - ошарашено отозвался я, открывая глаза.

  - Еще не время. Я чуть не забыл! - Импульсивно задергавшись, Кавар вскочил на ноги и начал оглядываться, усердно морща лоб.

  Он что, решил найти на моей кухне палитру с кисточками?

  Палитру?

  Ну да, рисунок ведь менять будет.

  О - глубокомысленно выдал мозг и решил больше меня не тревожить. Так, на всякий случай.

  - Что-то потерял? - Заботливо спросил Бо. При этом вид у него был такой, что казалось, стоит Смотрителю сказать «да», он тут же ринется помогать.

  Ну-ну. Если бы не знал Бо всю свою осознанную жизнь, так бы и подумал. А учитывая двадцатилетний опыт, могу с точностью до запятой предсказать его слова в том случае, если Кавару придет в голову попросить его о помощи в поисках.

  Смотритель тоже явно что-то заподозрил, поэтому лишь коротко мотнул головой.

  - Нет. - И продолжил оглядывать кухню, временами щурясь, а иногда и вовсе закрывая глаза.

  - Фон подходит. Да и следы легко убрать будет.

  Это он сейчас с кем разговаривает?

  Переглянувшись с Бо, мы дружно уставились на Смотрителя, который в свою очередь кивнул собственным мыслям и вытащил из-за пазухи давешний ножичек в ножнах. Оглядев его и облегченно вздохнув, он медленно опустился на стул и любовно провел пальцами по потертой коже ножен.

  Твою мать! Вот тебе и не почувствовать ничего. Интересно, а кого именно он резать собрался?

  Э-м... Борька-то покрупнее меня будет. С него и мяса больше...

  И это ты называешь крепкой дружбой?! - взревела совесть.

  Э-м...

  Отогнав предательские мысли, я настороженно покосился на крылатого.

  - Ка-авар, а зачем тебе...

  - Тринидад! - резко перебил меня Смотритель.

  - Зачем он тебе? - осторожно протянул я.

  - Он должен слиться с тобой! - все так же брызгаясь эмоциями, ответит он.

  - Чего?

  - Тринидад!

  - Что Тринидад? Зачем ему со мной сливаться?

  - Он изменит твой рисунок! Поэтому слияние нужно провести до маскировки! Иначе все старания агайде под панцирь!

  - Чего?

  Кавар, вероятно, понял, что я ничего не понял и, успокоившись немного, замолк и ссутулился. Знаю я эту его позу, чай не час знакомы. Явно будет уговаривать.

  - Этот клинок является частью тебя. Он должен быть контакте с твоим телом и твоей душой!

  - Что значит является? Какой контакт? - окончательно обалдев, моргнул я.

  - Ты сейчас сам все поймешь. - Нагло заявил тот и уверенно потянулся к моей руке.

  - Эй! - отдернув свою конечность, возмутился я.

  - Антон, - мягко начал крылатый. - Вспомни вчерашний вечер. Я же уже сказал, что кинжал принадлежит твоему роду. Ты его владелец, и ты должен принять его.

  - Ну-ну, - скептично отозвался я, - Принимать внутрь в течение недели...

  - Что?

  - Ну, ты сказал, принять...

  - Это другая процедура. - Бр-р, и подобрал же слово. Процедура... Аж мурашки по коже.

  - А без нее никак? - протянул жалобно.

  - Нет. Слияние с кинжалом изменит твою ауру.

  - Кавар... - начал я, а потом меня осенило, - Стоп! А зачем ты таскаешь с собой по мирам кинжал Носителя, если самого Носителя встречать не собираешься?

  - Что? - не понял крылатый.

  - Э-э, друг... - покачал головой Бо, явно уловив смысл сказанных мной слов, - Что-то ты темнишь.

  - Что? - еще раз не понял крылатый, переводя удивленный взгляд на Борьку.

  - Так. - Борька решительно поднялся и отошел к окну.

  Оперевшись на подоконник и сложив на груди руки, друг грозно двинул брови и начал сверлить Смотрителя задумчивым взглядом.

  - Выкладывай. - Коротко бросил он на вопросительно изогнутую бровь.

  - Что? - в третий раз спросил Кавар, явно кося под дурачка.

  - Если верить твоим словам, - спокойно начал Бо, не выражая никаких эмоций, - то последний Рув клана пропал сотни две с гаком лет назад. И с тех пор никаких намеков на существование его наследника. Так?

  - Так. - Легко пожав плечами, согласился Кавар.

  - А если так, то для чего ты, не самая, заметь, главная фигура в клане, таскаешь по мирам в кармане «часть» самого носителя? Только не говори, что это всего лишь счастливое совпадение. Ясно, что ты либо знал про Антона, либо кортик твой не так прост.

  - Кортик? - что-то сильно часто крылатый тормозит, никак к яркой образности русской речи не привыкнет.

  - Так в чем прикол? - поторопил его Бо, пропуская вопрос мимо ушей.

  - Вы хотите узнать, откуда у меня Тринидад и для чего он нужен мне на Земле? - вник, наконец, Смотритель.

  - Да. - Кивнул я, в нетерпении уставившись на Кавара.

  - Все просто. - Непринужденно отозвался тот. - Все дело в сути самого кинжала. Он, как я уже сказал, является частью Носителя. Любого Носителя. При создании, Тринидад завязали на правящего тогда Рува, на его кровь и ауру. А так как с тех пор кровь рода не изменилась, он легко сливается с любым потомком рода Рув-дель-Рей. После пропажи Носителя, в Дюжине поднялся переполох. Все силы были брошены на его поиск, но через некоторое время Старший Смотритель отдал приказ о завершении поисков. Причиной тому стала новость о смерти Носителя. Дело в том, что предмет или существо, завязанное на другом существе, погибает в случае смерти «партнера». Но погибает только обычный предмет, и только завязанный с помощью обычной метки. Тринидад же изначально был переходящим артефактом, и его создавали и связывали с аурой и кровью Носителя так, чтобы он не разрушался с его смертью, а всего лишь отделялся, ломая связь, и ждал другого. Поэтому, когда после пропажи Рува обнаружился целый и невредимый кинжал, все решили, что тот умер. Так и считалось до тех пор, пока, несколько лет спустя, следы его ауры не были обнаружены в соседнем мире. Причем свежие следы. По мнению Главы Дюжины, Правитель не погиб, а скрылся. Для чего и от кого, не известно. Но...

  - Кавар! - резко перебил я, - ближе к делу!

  Все просто? Что для него тогда сложно?

  Крылатый смутился - явно понял, что увлекся. Поражаюсь я этому оборотню! Ему не Смотрителем, ему учителем быть нужно. Очки в роговой оправе на физиономию, указку в зубы и к доске, лекции читать. Слушатели будут в восторге! Такой талант пропадает!

  - Дело в том... - осторожно продолжил крылатый лектор, - что Тринидад является очень сильным артефактом, единственным в своем роде, и его для безопасности обязательно завязывают на ком-то...

  - Например, на Руве. - Предложил я.

  - Нет. - Отрицательно замотал головой Смотритель, прикрыв веки. - С Носителем артефакт сливается, а это совсем другое. Когда Велиан исчез, Тринидад остался без хозяина, чего никогда еще не случалось. Обычно наследник сразу же вступает в свои права и сливается с кинжалом. Но так как наследника Велиан не оставил, эту проблему пришлось решать Илловой Дюжине. Поэтому, чтобы обезопасить кинжал от нападок врагов, его пришлось завязать на одном из Смотрителей.

  - На тебе?

  - Именно. Я на тот момент был единственным свободным от других уз.

  - Иллова Дюжина - это что-то вроде собрания советников?

  - Это Совет пятнадцати представителей самых влиятельных родов клана. Во главе этого совета стоит Рув-дель-Рей. Но сейчас его заменяет Старший Смотритель.

  - А почему Дюжина? - не понял Бо.

  Действительно, Кшалту что, считать не умеют?

  - Изначально Совет состоял из двенадцати оборотней. Но это было около шести сотен лет назад. С тех пор появились и окрепли еще несколько родов, их главы тоже вступили в Дюжину. А Иллова потому, что создал этот Совет Рув, правящий тогда, Илл.

  - А Велиан - это тот Носитель, что был до меня?

  - Да. Это твой отец.

  - Мой отец сейчас протирает штаны на диване перед телевизором! - зло огрызнулся я.

  Не переношу эту тему!

  Кавар опешил от неожиданного всплеска эмоций и посмотрел на меня, его брови тут же удивленно поползли вверх.

  - Что? - гаркнул, грозно нахмурившись.

  - Ла-арк... - протянул вдруг друг, настороженно заглядывая мне в глаза, - все в порядке?

  - А почему что-то должно быть не в порядке?

  - Ты... - Бо запнулся, - ты успокойся...

  - Я спокоен! - окончательно вскипев от мягкого, успокаивающего тона, которым говорил Борька, рявкнул я. - И нечего говорить со мной, как с ребенком!

  - Ларк...

  - Что? Я разве похож на буйного психа? Ты чего со мной, как с умалишенным говоришь?

  - Антон. - Бесстрастным тоном вмешался крылатый. - Контролируй свой гнев.

  - Что? - обалдел я.

  - Если не хочешь, чтобы я усмирил тебя по-другому, успокойся сам.

  - Ну, ты и выдал! - укоризненно взглянул на него Бо. - Думаешь, теперь он успокоится?

  - Что? - все больше зверея, я поднялся из-за стола, сжимая руки в кулаки.

  Какого хрена? Что за бред они несут? Смотрят, как на макаку с гранатой! Разговаривают, как с пациентом психбольницы! Я не псих! И я не собираюсь успокаиваться! Сначала доведут до белого каления, потом успокаивать начинают! А вот нефиг было меня бесить! Какого хрена он моего отца трогает? Ему, вообще, кто позволил в мою семью лезть? Да еще и оборотней всяких в нее запихивать?

  Злость все больше набирая обороты, закипала внутри. Я сжал кулаки так, что побелели костяшки пальцев, краем сознания отмечая, что ладони намокли. Проткнул ногтями? Это при том, что ногти у меня коротко стрижены? Ну и хрен с ним! Заживет.

  - Он сейчас начнет все крушить. - Со странным спокойствием заметил друг.

  - Откуда знаешь?

  - Да у него когда такая морда, без крупных разрушений не обходится.

  - И часто это происходит?

  - Да нет. Обычно он наоборот слишком рассудительный и спокойный. Только в последнее время все чаще из себя выходить стал.

  Вот это да! Говорят так, будто я пустое место? Меня что, не видно? Или я такой тихий? Так это поправимо.

  Рыкнув напоследок погромче, я направился вон из кухни, на ходу намеренно опрокинув стул. Будут знать, как доводить меня.

  Гостиная встретила меня сваленными на диван вещами и яркими картинками на экране телевизора, который почему-то работал без звука. Глубоко вздохнув, я с тихим рычанием сбросил с дивана вещи, а уже сложенные в сумку, раскидал по ковру. Никуда я отсюда не пойду! Я этот Лориэр в гробу видел! Запустив пульт от телевизора в стену, плюхнулся на диван, старательно изображая полный пофигизм.

  Пускай крылатый хоть треснет, не сдвинусь с места!

  Так и лежал на диване, заложив руки под голову и уставившись в потолок. Если этим клыкастым сородичам так нужен повелитель, пускай учатся с ним разговаривать и вести себя подобающе, а не лезть в его личную жизнь и указывать, что делать. А то они про меня еще не знают, а я уже всем должен. Раскатали губу!

  Ругнувшись сквозь зубы, недобро уставился на стенку, за которой находилась кухня. Прожечь в ней дыру взглядом не удалось и я, недовольно засопев, отвернулся, вновь одаривая своим вниманием потолок.

  Злость начала медленно отступать, давая доступ кислорода к мозгу, отчего тот вздохнул полной грудью и тут же начал капать мне... на себя? Хм, иногда все же надо задумываться о том, что мозг дышать не может, да и груди у него нет. А все эти эпитеты и образность можно спокойно списать на прогрессирующую шизофрению.

  Размышления о собственной придурковатости достаточно быстро успокоили меня (странно, не находите?), и позволили трезво взглянуть на возникшую ситуацию.

  И чего, спрашивается, я взбесился? Дураку ясно, что Кавар даже не пытался меня зацепить. Просто констатировал факт. Этот Велиан фактически и есть мой отец - другие Носители, правящие до него, не имели никаких контактов с Землей. Да и он не имел. До исчезновения... Так что именно он больше всего и подходит на роль моего неудавшегося папочки. И что же мне с ними так не везет? Один пропал фиг знает за сколько веков до моего рождения, второй не прожил рядом и пятнадцати лет...

  Мои размышления прервал голос друга, который ясно и четко прозвучал в наступившей тишине.

  - Что-то тихо.

  - Действительно. - Кавар.

  - Может он в окно сиганул? - мда... такое только Бо предположить может.

  - Нет. Он в комнате. Только чего-то ждет.

  - Знаю. Характер показывает. Ждет, когда мы пойдем прощения просить.

  Вот... сообразительный! Или я такой предсказуемый? А вот фиг ему, а не характер! Сам пойду!

  Грозно пыхтя, я поднялся с дивана, разминая затекшие конечности, аккуратно собрав все вещи и утрамбовав их, наконец, в сумку, пошел обратно, нацепив на лицо маску очень гордого, невозмутимого и, вообще, непробиваемого типа. Короче, я теперь железобетонный...

  Деревянный...

  Молчать!

  Тиран!

  Борька встретил меня подозрительным прищуром карих глаз, а крылатый вообще внимания не обратил, полностью погруженный в свои мысли. Вот так. Будто и не было ничего. Эх... Не нужен я здесь никому.



  ***

  Антон вернулся минут через пятнадцать. По выражению его лица можно было понять, что часовой механизм бомбы в режиме ожидания, и любое лишнее слово или движение активирует его. В целях собственной безопасности Борис решил не обращать на друга внимания, чтоб лишний раз не раздражать его. Вместо этого, он последовал примеру Кавара и глубоко задумался. А подумать было о чем. Кавар высказал предположение, что все эти перепады настроения и неожиданные вспышки ярости говорят о приближении часа «икс», один такой эмоциональный скачек может легко вызвать слишком сильный всплеск энергии, что приведет к разрушению печати. И тогда и придется очень постараться, чтобы вернуть Антона в человеческий облик, потому что по его поведению и характеру просто понять, какой неконтролируемой будет вторая ипостась. Взбешенный или испуганный оборотень при первой смене облика не всегда может самостоятельно вернуться нормальное состояние, а у Носителя - существа на порядок сильнее, вторая ипостась может и вовсе поглотить сознание.

  Борис не понаслышке знал, какие сюрпризы прячет в себе первое знакомство со вторым хозяином. Его волк оказался на редкость сговорчивым и спокойным, поэтому ему легко далось привыкание ко второй ипостаси. Но учитывая то настроение, с которым к этому моменту подходит Антон...

  - И долго вы меня игнорить собираетесь?! - шипение, вырвавшееся из уст друга, отвлекло его от тревожных мыслей.

  Антон стоял в дверях, прислонившись плечом к косяку, и щедро сыпал молниями из глаз, при этом старательно делая вид, что спокоен.

  - Я не думаю, что с тобой можно сейчас контактировать. - Холодно заметил Кавар, тоже выплывая из задумчивости.

  - Не понял? - опешил Антон, растерянно задрав брови.

  - Одно лишнее слово и ты взорвешься. Мне подобные проблемы ни к чему, ему, уверен, тоже.

  На вопросительный взгляд друга Борис лишь неуверенно пожал плечами. То, что его сейчас лучше не провоцировать он понимал, но вот почему Смотритель так нагло и бесцеремонно себя ведет? Неужели не понимает, что и это может вызвать определенную реакцию?

  - Я могу уйти, если так мешаю вам. - Ядовито процедил Антон. Ну вот.

  - Нет. Ты мне нужен. - Невозмутимо ответил Кавар.

  - О, прости, я как-то об этом не подумал. И что мне сделать?

  Сказано это было таким тоном, что Борису невероятно сильно захотелось добавить в конце фразы «господин».

  - Для начала успокойся. И прекрати накручивать себя. Твой гнев не приведет ни к чему хорошему. Для тебя самого.

  - А может я любитель садо-мазо?

  - Кто? - вот, одна фраза, и Смотритель тут же растерял всю свою надменность, удивленно уставившись на Антона, который, в свою очередь, нервно усмехнулся, но выражение лица не сменил.

  - Не важно.

  - Антон. - Вернув маску высокомерности на физиономию, произнес Кавар. - У нас нет времени на выяснение отношений. Сейчас самое гла...

  - У меня времени завались! Выше крыши! А все остальное - твои проблемы. Ясно?

  От резкого повышения тона зазвенело в ушах. Оборотень буквально кожей почувствовал волны гнева, исходящие от друга. Что с ним происходит? Заводится с полуслова.

  - Господин, прошу вас погасить свой гнев. - Резко став серьезным, произнес Смотритель, медленно поднимаясь со стула и становясь так, чтобы прикрыть собой растерянно стоящего возле окна Бориса.

  - Ты сейчас что делаешь? - неожиданно сменив тон, заинтересованно протянул Антон, заглядывая Кавару за спину.

  - Господин, успокойтесь. - Повторил Кавар.

  Борис дернулся было, чтобы выйти к другу, но Кавар остановил его, вскинув руку и преграждая путь. Пока оборотень, широко раскрыв глаза, соображал, что происходит, крылатый аккуратно и ненавязчиво оттолкнул его обратно к себе за спину.

  - От меня прячешь-ш-шь? Я что, монс-с-стр какой-то?

  - Он шипит? - стараясь не поддаваться панике, осторожно спросил Борис.

  - Молчи и не привлекай внимания. Нужно его успокоить, - шепотом, так, чтобы услышал только Борис, проговорил Кавар.

  - Но он шипит! - воскликнул оборотень, сам себе не веря.

  - Я ш-ши-плю... тьфу! Ш-шипю... Твою мать! Что вы мне зубы заговариваете?! - встрепенулся Антон, делая шаг в их сторону.

  По напрягшейся фигуре Смотрителя стало понятно, что он его ближе не подпустит.

  - Господин...

  - Антон! Мое имя Антон!

  - Антон. - Уступая, проговорил Кавар. - Не позволяй ярости брать вверх над...

  - Заткнис-сь, а? - нарочито спокойно попросил тот, кивая в сторону Бориса, - ты его от меня прячеш-ш-шь?

  - Да. - Честно признался крылатый, почему-то ссутуливаясь.

  - А с-с-с чего вдруг?

  - Господин... - Кавар запнулся, переводя дух.

  Если бы Борис не был уверен в превосходстве крылатого над ними обоими вместе взятыми, то решил бы, что тот боится. Но чего ему бояться, если ни Борис, ни Антон даже поцарапать его не могут? Только если... Подозрение, возникшее в груди, окрепло, когда он увидел мерзкий оскал друга. Да... Таким он его еще никогда не видел. Было что-то в этой улыбке хищное, страшное, заставляющее шевелиться волосы на затылке. А от взгляда, казалось застекленевших, глаз по коже начинали бегать мурашки. Антон не в первый раз выходил из себя, и не в первый раз надевал маску расчетливого убийцы, бывали случаи, когда он был способен одним взглядом довести собеседника до икоты. Борис помнил это. Но он знал, что, несмотря на производимое впечатление, его друг всегда был спокойным и мягким человеком. Человеком... Можно ли сейчас называть кого-либо из них людьми?

  - Почему защ-щищаеш-шь его от меня? - вопрос прозвучал где-то на границе воспринимаемых частот, заставив оборотня поморщиться.

  - Господин...

  Да что происходит? Что с Антоном, какая муха его укусила? Причем, судя по всему, это был целый рой, и они его основательно погрызли. И почему Кавар так странно себя ведет? Опять какие-то фокусы царской крови?

  - Я тебя с-слушаю... - нажимал тем временем Антон, делая еще один шаг вперед.

  Смотритель растерялся окончательно, опустив руки и хмуря лоб. О чем он так старательно размышляет и почему так пристально смотрит Антону в глаза, осталось для Бориса загадкой. Но вот то, что он не перечит парню только из-за той странной штуки, которую он как-то назвал прямым приказом, было ясно, как белый день.

  - Кавар? - обеспокоенно позвал он, пытаясь достучаться до ушедшего в астрал Смотрителя.

  Тот даже бровью не повел, продолжая смотреть сквозь Антона. Только пользы от этого сверления почему-то не было, во всяком случае, сам парень его взгляд игнорировал, насмешливо изогнув брови.

  - Щ-щ-щит, крылатый, ты з-с-сабыл про щ-щит.

  Ах, вот оно что! Кавар пытается залезть к нему в голову! Любопытно, а он подумал о том, какая отдача будет в случае удачи? Принимая во внимание эмоциональное состояние Антона и его странное поведение, любое магическое воздействие может стать катализатором. Такими темпами эти придурки сломают все печати, стоящие на Антоне, задолго до нужного момента.

  - Кава-ар? - между тем ухмылялся Антон, откровенно потешаясь над сосредоточенностью Смотрителя.

  Поразмышляв на тему своевременности намечающегося локального Апокалипсиса, Борис пришел к выводу, что весь этот балаган нужно заканчивать немедленно.

   - Ларк, успокойся ты. - Вмешался он, раздраженно откидывая руку резко очнувшегося Кавара.

  - Я с-с-спокоен.

  - Абсолютно? - уточнил оборотень.

  - Абс-солютно.

  - Тогда прекращай орать, шипеть и пугать меня. Я ведь дико впечатлительный. Еще раз крикнешь, я не сдержусь и въеду тебе как следует.

  - Борис. - Предостерегающе позвал Смотритель.

  - А-а... - отмахнулся тот, внимательно наблюдая за реакцией друга, который, наконец, перестал корчить из себя Джека Потрошителя и позволил выползти на лицо озадаченному выражению.

  - Въедешь? - переспросил он, удивленно задирая бровь, - мне-е? За что?

  - За все хорошее! Ты достал уже!

  - Я? - воскликнул парень, вновь повышая тон, озадаченность при этом никуда не делась, а наоборот завладела еще и голосовыми связками.

  - Ты! Что за цирк ты здесь устроил? А ты? - резко развернувшись, он кивнул застигнутому врасплох Кавару. - Ты чего к нему в голову полез? Сбрендил? А если вас опять по чайникам приложит?

  - Бо... - ошарашено моргая, вдруг начал Антон.

  - Что?! - теперь была очередь оборотня выходить из себя и повышать голос.

  Антон на это ничего не ответил, резко побледнев.

  - Ла-арк? - настороженно произнес Борис, обмениваясь со Смотрителем встревоженными взглядами.

  - А?

  - Ты... Але, Ларк! - Борис шагнул навстречу другу и остановился прямо напротив растерянно хлопающего ресницами друга.

  - И что это было? - хором спросили оба.

  Долгое переглядывание не дало результатов, и взгляд Антона окончательно расфокусировался.

  - Знаешь что?! - резко вскинулся оборотень, хватая парня за рубашку. - Пошли-ка.

  - Куда? - воскликнул Смотритель, наблюдая, как Борис буквально на себе тащит несопротивляющегося Антона в сторону ванной.

  - Нормально, да? - забубнил себе под нос оборотень, не обращая на крылатого внимания. - Это я значит буяню. Это меня, значит, успокаивать нужно. А сам? Истеричка! - гаркнув прямо в лицо ошалевшему другу, Борис толкнул того в ванну и зашел следом.

  О том, что происходило внутри, Кавар мог только догадываться. Что было совсем не сложно сделать, прислушиваясь к доносившимся возмущенным крикам, сдобренным щедрой порцией мата, и шуму льющейся воды.

  - ***! Я тебе ***! ***!!! - услышал Смотритель, когда из ванны выскочил мокрый с головы до ног Антон.

  Не успел тот договорить, как в лицо ему полетело большое белое полотенце, укутав голову парня и заглушив остальные слова.

  - Сам виноват. - Спокойно ответил на приглушенные вопли Борис, появившийся из дверей и распрямляя закатанные до локтей рукава водолазки.

  - Что?! - возмущенно вскинулся парень, стягивая с головы полотенце и прожигая друга гневным взглядом из под прилипших к лицу волос. - Да я...

  - Дебил?

  - ***! Какого хрена ты это сделал?

  - А что? Разве не помогло? - невинно поинтересовался оборотень.

  - Э-э... Помогло. - Замялся Антон. - Но вода ледяная!!!

  - Ты предпочитаешь кипяток? - деланно удивился Борис, округляя глаза.

  - Да ну тебя в баню!

  - Я только что оттуда.


  - Ты точно в порядке? - Кавар осторожно заглянул Антону в лицо.

  - В полном. - Ядовито ответил тот, недобро глядя на сидящего рядом друга.

  - Антон, ты сейчас должен быть предельно спокоен. Никакого гнева. Иначе...

  - Иначе нас ждет второй Чернобыль, я уже понял.

  Кавар обреченно вздохнул, понимая, что другой реакции уже не дождется.

  - Отойди к окну. - Кивнул он Борису и, дождавшись пока тот отойдет, поднялся, взглядом предлагая Антону сделать тоже самое.

  - Что мне делать? - спросил тот, встав напротив Смотрителя.

  - Ты правша?

  - Да.

  - Дай мне правую руку. И, Антон, - Кавар серьезно заглянул парню в глаза, - Ни в коем случае не шевелись. Даже если почувствуешь, что рука отваливается. Понял?

  - Что-что я почувствую?! - округлив глаза, воскликнул тот.

  - Это может быть больно.

  - Может?

  - Может. Обычно, при слиянии Носитель не чувствует практически ничего, кроме небольшого покалывания. Но ты не прошел еще инициализацию. Так что...

  - А если я при слиянии ласты склею? Что тогда?

  - Этого точно не будет. Но все же, я посчитал нужным предупредить тебя. И повторяю: ни при каких обстоятельствах не шевелись. Можешь кричать, но не шевелиться. - Крылатый вытащил кинжал из ножен, осторожно пробегая пальцами по лезвию. - Ясно?

  - Твою мать! И почему я тебя слушаю? - жалобно пробурчал парень, но руку все же протянул.

  Наблюдавший за всем Борис заметно напрягся, готовый в любой момент придти на помощь другу.

  Кавар, чуть ли не прыгающий в нетерпении, тут же ухватился за протянутую конечность и прочно закрепил ее в горизонтальном положении ладонью вверх. Пока Антон ошалело вращал глазами, пытаясь понять смысл произносимых полушепотом слов, Кавар в такт монотонному нашептыванию водил острым концом клинка у него по руке. Постепенно на коже у Антона начал образовываться едва заметный узор из нанесенных клинком царапин. Они медленно начали заполняться выступившей кровью, пока на руке не стал ясно виден рисунок, изображающий кинжал, вписанный в овал, который в свою очередь был заключен в два пересекающихся ромба, окольцованных еще одним овалом (автор прекрасно понимает, что от такого описания у читателей извилины могут запутаться, поэтому приводит в иллюстрациях пример того, как этот узор выглядит). Рисунок получился достаточно большим и от запястья растянулся почти до локтя. После того, как процесс рисования закончился, Кавар медленно отстранился и перевернул руку Антона так, чтобы выступившая кровь могла свободно капать на уже расположенный ниже кинжал. Как только на лезвие упала первая капля крови, оно засветилось ярким красным светом. Кавар тут же выпустил кинжал из рук, но тот, вопреки законам физики, не упал, а продолжал парить в воздухе без чьей-либо помощи. Свечение, исходящее от кинжала постепенно росло, занимая все большую площадь, до тех пор, пока за красным светом не скрылась из виду рука Антона, который, между прочим, выглядел так, будто из него выкачали всю кровь до капли, и вместо нее влили девяносто градусную жидкость: широко распахнутые глаза в упор смотрящие куда-то внутрь светящегося шара, дрожащие обескровленные губы, совершенно бледная кожа лица, замершая на вдохе грудная клетка, свободная, левая рука парня сжималась в кулак с такой силой, что, казалось, попади в этот захват чугунный брус, его расплющит до состояния бумажного листа.

  - Антон, ты меня слышишь? - решил Кавар, тем временем, проверить адекватность и звукочувствительность парня.

  - Твою мать, крылатый! Что это? Ты что со мной сделал? - в панике запричитал тот, оглядываясь на Кавара. - Я тебя спрашиваю!!!

  - Что ты чувствуешь? - спокойно продолжил допрос Смотритель, совершенно не обращая внимания на ставшие просто огромными глаза парня.

  - Да ни хрена я не чувствую! Я руку не чувствую!!!

  - Странно... - задумался крылатый.

  - Странно... Странно?! Я оборотень! Он оборотень! У меня вокруг руки шарик светящийся! Ты, псих пернатый, а что, по-твоему, здесь не странно?

  - Тох, не истерии. - Вмешался Борис. - Он наверняка знает, что... - оборотень запнулся, заметив резкую перемену на лице друга. - Что?

  - Жжется... - напряженно ответил тот, не отрывая взгляда от сияющего шара.

  - Жжется? - настороженно переспросил Смотритель. - Сильно?

  - Неа... Но ощущение дебильное. - Антон задумался, - будто зажигалкой рядом водят.

  - Странно...

  - Я его сейчас кокну! - взревел парень, закатывая глаза.

  - Ларк, спокойнее. Тебе нельзя шевелиться, как ты его убивать будешь?

  - Медленно и с особой жестокостью... - мечтательно поглядывая в сторону Кавара, ответил Антон.

  Тот же совершенно не обращая внимания на слова парня, пристально разглядывал сияние, которое, кстати, начало постепенно уменьшаться.

  - Что с ним? - испуганно спросил Антон, тоже заметив изменения.

  - Ты ничего странного не чувствуешь? - оторвавшись от созерцания уменьшающегося шара, осведомился Кавар.

  - Кроме того, что буквально минуту назад ты устроил мне кровопускание, достаточно больно, кстати говоря, изрезав руку? Кроме того, что у меня дико болит голова? Кроме того, что у меня рука горит? - парень отрицательно качнул головой. - Ничего.

  - Слияние прошло. - Пропустив сарказм мимо ушей, констатировал Смотритель. - Но...

  - Что но? - подозрительно прищурившись, поинтересовался Борис.

  - Регенерация, - пояснил тот, непринужденно пожав плечами, - слишком медленно она проходит. И жжение. Его не должно быть.

  - Но ты сказал, что из-за инициации... - начал Антон.

  - Из-за того, что ты не прошел инициацию... Не шевелись! - неожиданно громко воскликнул крылатый, заметив, что Антон начинает поднимать левую руку.

  Борис, вздрогнувший от неожиданного оклика, оглянулся на друга. Тот в этот момент уже тихо скулил, закусив губу и сжимая свободную руку в кулак. Понять, что происходит, и что вызвало такую реакцию у Антона, он смог только тогда, когда обратил внимание на уже практически исчезнувшую сферу. Кинжала уже не наблюдалось, он пропал, а вместо него остался небольшой светящийся красный шар, который по размеру не превосходил мяч для гольфа, при этом рука парня, до этого полностью скрытая свечением, стала видна. И именно на нее, от локтя до ногтей покрытую странной, черной, напоминающей по текстуре змеиную, кожей, смотрел Антон. Его рука почернела, будто обгорела вся. Не потому ли он чувствовал жжение?

  Борис нервно сглотнул, переводя взгляд на побелевшее лицо друга.

  - Антох? - позвал он, делая шаг вперед.

  - Не приближайся! - остановил его Кавар.



Содержание:
 0  Клыкастый клан : Гера Агеева  1  Глава 1 : Гера Агеева
 2  Глава 2 : Гера Агеева  3  Глава 3 : Гера Агеева
 4  Глава 4 : Гера Агеева  5  Глава 5 : Гера Агеева
 6  Глава 6 : Гера Агеева  7  Глава 7 : Гера Агеева
 8  Глава 8 : Гера Агеева  9  Глава 9 : Гера Агеева
 10  вы читаете: Глава 10 : Гера Агеева  11  Глава 11 : Гера Агеева
 12  Глава 12 : Гера Агеева  13  Глава 13 : Гера Агеева
 14  Глава 14 : Гера Агеева  15  Глава 15 : Гера Агеева
 16  Глава 16 : Гера Агеева  17  Глава 17 : Гера Агеева
 18  Глава 18 : Гера Агеева  19  Использовалась литература : Клыкастый клан



 




sitemap