Фантастика : Юмористическая фантастика : Глава 15 : Гера Агеева

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19

вы читаете книгу




Глава 15



  - Борька!!! Борь!!! - стена, естественно, не поддалась, и я заколотил по ней кулаками, пытаясь если не разбить, то хотя бы ослабить. - Борь, отзовись, твою мать! Бо!!! Идиот рыжий, не пугай меня! Борь!

  Голос быстро сорвался и вскоре я продолжал звать его уже хриплым шепотом, чувствуя, как саднит горло и кровь все сильнее стучит в висках, будто пытается пробиться наружу. И я тоже пытался. Не знаю, куда делась вся слабость и головокружение, но сил у меня прибавилось однозначно, чем я и пользовался, раз за разом кидаясь на невидимую стену и продолжая звать. Борька не отвечал. Вокруг вообще никто не шевелился и не подавал признаков жизни. Ни Кавар, все также стоящий рядом, ни все еще лежащий на земле русоволосый парень, ни волки, находящиеся где-то в темноте. Тишина нарушалась лишь моим охрипшим голосом. А потом, когда я уже практически потерялся в пространстве, видя перед собой лишь темные круги, все изменилось. Мальчишка медленно и даже лениво поднялся с земли, отряхнулся и, сделав шаг, поднял свой меч, крепко зажав его в руке, а после, посмотрев на крылатого, тихо хмыкнул. Кавар тут же развернулся на сто восемьдесят градусов и с каким-то хищным прищуром посмотрел на него, а потом внезапно в одно мгновение оказался прямо возле меня, положив руку на плечо и тихо прошептав:

  - Он жив, не беспокойся.

  Вот это и подействовало на меня, будто ведро ледяной воды. С тихим шипением я вскочил на ноги, сбрасывая с плеча руку крылатого, и, забив на заинтересованный взгляд малолетнего, заорал:

  - Мразь! Ты тварь проклятая! Не беспокоиться?! Как я могу не беспокоиться? Что за хрень ты вокруг выставил? Зачем?! Зачем, я тебя спрашиваю?! Жив?! Жив?! А почему тогда он кричал? Что с ним? А? Почему он молчит?! Что вообще происходит? Почему у меня вместо головы гудящая бочка?! Почему я даже пошевелиться толком не могу, без того, чтобы в обморок не свалиться? Как ребенок, как жалкий сопляк! А он там! ТАМ! Один! Раненный? Убитый? ОДИН!!! А я... не беспокойся... не беспокойся?!!

  Я бы, наверное, так и кричал на него, не ощущая ничего, кроме бессильной злобы и детского желания разреветься, если бы вдруг не получил в лицо. Пощечина обожгла щеку и резко вывела меня из истерики. Упав обратно на колени, я только теперь почувствовал невероятно сильное жжение в руке, которое с большой скоростью распространялось вверх, к плечу, а еще... энергию. Много, очень много энергии, будто в меня атомный реактор поставили и включили его на полную мощность. Переводя взгляд на горящую правую руку, я уже знал, что увижу черную чешуйчатую броню, покрывающую руку от локтя до кончиков пальцев, и когти. Огромные, даже на вид очень острые, черные когти. Не ошибся. И я даже знаю, откуда взялось столько энергии, и почему так хочется шипеть и убивать, и почему темнота вдруг рассеялась, будто ночь превратилась в сумерки. Кавар это тоже понял, поэтому я не удивился, когда он неожиданно схватил меня за плечи и поднял, прижимая спиной к себе так, что я даже чувствовал его сердцебиение. Громкий шепот ожег ухо:

  - Если ты сейчас не успокоишься, никогда больше его не увидишь! Ты выбрасываешь слишком много Второй энергии! Стоит им только понять, кто ты такой, и они резко потеряют интерес и к твоему другу, и ко мне. Ты догадываешься, чем нам грозит такое безразличие?

  - Если с ним что-то...

  - Он ранен! Я чувствую его боль. И, поверь мне, ничем сейчас помочь не могу. А ты лишь мешаешь, так легко открываясь для чтения!

  - Сделай что-нибудь! - взмолился я, медленно успокаиваясь. Кровь все также стучала в висках, грозя пробить череп нафиг, а рука продолжала гореть, но способность трезво мыслить все же вернулась.

  Действительно, если кто и виноват в том, что происходит, то никак не Кавар. Он-то как раз и пытался объяснить нам, что нужно спешить и не испытывать судьбу. И если бы я его послушался...

  - Я не могу ему помочь сейчас. И вряд ли буду. Прости, но твоя безопасность сейчас важнее.

  - Что?! - резко севшим голосом просипел я. - Ты с ума сошел? Помоги ему! Или пусти... - тут я начал вырываться, царапая руки крылатого когтями, прекрасно при этом понимая, что никогда не освобожусь, если Смотритель этого не захочет. - Отпусти! Я должен... Пусти!

  - Ты не можешь помочь ему! Только сделаешь хуже! Успокойся! Сейчас же!

  - Я приказываю...

  - Не поможет, Антон. Сейчас моей задачей является обеспечение твоей безопасности. Твои приказы не действуют.

  - Прошу... Кавар... Я... - тихий смешок над ухом вновь вызвал вспышку ярости. - Мразь! Если ты сейчас же меня не отпустишь...

  - Что ты... сделаешь... мальчик?

  Я поднял взгляд и во все глаза уставился на говорившего.

  Русоволосая мраз-с-сь... Малолетка побитая! Хлюпик... Он еще и улыбается?! Убью-ю-ю!!!

  - Антон! - Кавар сжал объятия, практически ломая мне ребра, но мне уже было наплевать на все. Дернувшись изо всех сил, добился-таки свободы, но не рассчитал и по инерции пролетел вперед, остановившись лишь, когда впечатался в стену. Я медленно сполз вниз, ощущая какую-то нереальную слабость, от которой ноги просто отказали, а малолетний ублюдок начал смеяться. Тихо так, улыбаясь все шире и шире.

  - Заткнись! - рявкнул я, пытаясь подняться, - отвали! - это уже подоспевшему на помощь крылатому. - Я не нуждаюсь в твоей помощи!

  - Ты так слаб, мальчик! - в притворном удивлении воскликнул русоволосый. Мое грозное рычание на него не произвело совершенно никакого впечатления, зато завелся Кавар, со страшными глазами уставившись на меня.

  - Он пил тебя?!

  - Ч... чего?

  - Иллова Дюжина, Антон, но как?!

  - Отвали! - зло огрызнулся я, все же поднимаясь на ноги. - А ты, малолетка недобитая, закрой рот, пока я еще себя контролирую.

  - Антон! - восклицание Кавара потонуло в звонком смехе парня и моем глухом рычании.

  Да что вообще происходит?! Долго еще мы будем препираться? У меня нет времени на выяснение отношений... Нет!

  - Кавар, либо ты сам убираешь эту прозрачную фигню, либо мне поможет он! - кивок в сторону русоволосого. - Я уверен, что он не откажется узнать парочку секретов. Так ведь?

  Одной улыбки достаточно для того, чтобы понять, что не откажется. И я уже готов был отпраздновать победу, когда возникшую тишину неожиданно нарушил тихий, смеющийся голос Кристофа:

  - Твой маг оказывается совсем не маг, да Никавэсур?

  Напряглись все. Даже русоволосый мальчишка застыл бледной статуей, смотря лишь в темноту, откуда доносился голос. А я почувствовал, как холодные металлические ниточки поползли от локтя выше к плечу, а оттуда дальше к шее и груди. Осознать, что происходит, я не успел, на освещенной части поляны внезапно кто-то появился, буквально вылетев из темноты и упав на землю. Я зажмурился, мысленно убеждая себя в том, что ошибся. Мне просто показалось, вокруг слишком темно и плохо видно... мне привиделось... только привиделось. Подумаешь, обнаженное окровавленное тело... Это не Борька... Это не может быть он...

  - Что же ты молчишь? Кто он? Метаморфор? Очередной потомок Кшалту? Кто?

  Кристоф все говорил и говорил, а я боялся открыть глаза и увидеть подтверждение своему страху. Но стоило только услышать тихий стон, как глаза сами распахнулись, и я встретился с расфокусированным взглядом друга.

  - Борька... - проговорил я одними губами.

  - Уводи его! - захрипел он в ответ, обращаясь к стоящему сзади Кавару.

  - Что?! Я не уйду! - получилось не слишком убедительно - я все еще не мог поверить в то, что лежащий на земле обнаженный человек в широком ошейнике - мой друг.

  Разорванные в клочья мышцы ноги, оголенные, торчащие из-под кожи ребра, вывернутое под неестественным углом запястье, залитое кровью лицо... Что эта тварь сделала с ним?!

  - Браво, Никавэсур! Я поражаюсь твоей способности находить самые любопытные экземпляры! - Кристоф неспешно вышел на поляну, остановившись возле Борьки. - Сильный воин, но слишком горячий. Я изрядно измотался, пока надел на него ошейник. Но надел. Я же сказал, что он уйдет со мной.

  - Что тебе нужно?

  - Мне? О, я уже получил все, что мне нужно. Не волнуйся, твой мальчишка мне не нужен. Я просто хочу узнать, кто он. Хотя можешь не отвечать, я думаю, что мне в этом вопросе поможет его друг.

  - Не думаю.

  - Да? Что ж, посмотрим.

  Разговор видимо продолжался, так как я продолжал слышать насмешливый голос Кристофа и напряженный Кавара, но уже не понимал ничего из того, о чем они говорили. Шум крови в ушах нарастал, мешая разбирать слова, да и, честно говоря, мне было наплевать на них. Мне вообще было наплевать на все вокруг. И на холодные нити, которые, будто распространясь через кровь, опутывали тело, и на с каждой секундой все более громкий и быстрый стук сердца, и на насмешливый взгляд русоволосого парня. Сейчас, вглядываясь в залитое кровью лицо друга, я думал только о том, что мог бы избежать всего этого, если бы не детское желание перечить Кавару. Если бы не пошел на поводу у собственной глупости и прислушался к советам, если бы подчинился... если бы...

  - Уходи... - хриплый шепот друга неестественно громко ворвался в мозг, возвращая к реальности.

  - Я не уйду без тебя! - Боже, ну почему так жалко звучит собственная злость?

  Да потому что и злости нет. Нет ничего, кроме страха. Мучительного, липкого страха, разливающегося по венам. А я должен, должен злиться! На себя, на Кавара, я должен ненавидеть всю эту клыкастую шайку, я должен злиться на Борьку за глупое геройство. Он ведь неправ, я не могу бросить его! Так почему же он просит об этом? Почему я не могу злиться на него за эту просьбу?

  Потому, то он прав...

  Да ни фига подобного! Он ошибается! Его просто по голове сильно огрели! Он ничего не понимает из того, что говорит! Ошибается! Я все равно не уйду без него!

  - Уйдешь. А вам хватит болтать! - Борька неожиданно дернулся и со стоном поднялся на локтях. - Ты не получал приказа на него!

  - Не получал. - Кристоф едва заметно улыбнулся и наклонился к Бо, - ох, Никавэсур, до чего же смышленые перевертыши пошли! Я заберу лишь тебя, сынок.

  - А не пошел бы ты... - друг дернулся еще раз и болезненно зашипел, падая обратно на землю.

  - О, не старайся. Ошейник не позволит тебе сменить ипостась.

  - Сволочь...

  - Прошу... помоги ему... - я с трудом узнал свой голос в тихом шепоте.

  - Не могу. Поздно. - Мне показалось, или в холодном голосе Кавара послышались нотки сожаления?

  - Борь...

  - ***! Что встал? Тормоз пернатый, хватай его и вали отсюда!

  - О, небо! Что я слышу?! Какую ты им дал волю! О чем ты думал, Никавэсур?

  - Уж точно не о хвостатом идиоте, который без помощи раба не может спрятать свою голову! Кавар, за ними стоит женщина. Запомни! - слышать громкий смех из уст истекающего кровью Борьки было, мягко говоря, жутко.

  Я зажмурился, пытаясь вникнуть в ситуацию. Итак, что мы имеем? Я с трудом держу сознание на плаву, Борька ранен, несет какой-то бред про восьмилапую женщину и у него явно истерика, Кавар застыл столбом за моей спиной и говорит, что помочь ему ничем не может, русоволосый малец продолжает самозабвенно улыбаться, а Кристоф уже в сотый раз меняет цвет лица с бледного на красный и обратно. Видимо, никак определиться не может, пугаться или злиться! Кхех... и почему так хочется поддержать Борьку и заржать в голос?

  - Ты-ы... - донеслось до меня шипение Кристофа. - Ослушался!

  О, это надо было видеть! Русоволосый мгновенно вырос в моих глазах, сумев из просто бледного сделаться кипельно белым. А уж округлившиеся в ужасе глаза... Мое самолюбие злорадствовало, понимая, что мальчишка нарвался на гнев хозяина и сейчас получит за все с лихвой!

  Стоп. Хозяина? До меня только дошло... Парень лишь раб? Раб?! Но... убейте меня, но я готов поклясться, что он получает удовольствие от происходящего! Какой он после этого раб? Он полноправный соучастник!

  - Ter'lah, isha bjuf malid! Isha bjuf giser faigishy. Isha vi blassir visha lo'ora kiminni![4]

  - Не заводись, папаша! - хохотнул Борька, поморщившись. - Ребенка поцарапали! А ты на него орешь!

  - Заткнись! - рявкнул Кристоф. Похоже, Борька его конкретно достал, раз уж он так откровенно бесится.

  Мне бы тоже побеситься, хотя бы порычать от злости, а почему-то только смеяться и хочется. Громко, не останавливаясь, так чтоб сорвались связки и свело мышцы живота! Боже... что со мной?

  - Я получил, что хотел, Никавэсур. Можешь считать, что я сегодня добрый, но ты можешь уходить. И я даже разрешу забрать мальчика.

  - Я уйду. Но вернусь. И тогда он уйдет со мной.

  - Да-да, Кава, с тобой, с тобой. Не сомневайся. Только сейчас не тормози, а? Бери его, и валите отсюда!

  Покой и вечная память моим умственным способностям, потому как я понял, что происходит только, когда крылатый под измученным взглядом Бо приблизился ко мне и положил руку на плечо. И тут меня понесло. Я дернулся, стряхивая руку Кавара, и рванул к стене, намереваясь либо снести ее, либо расплющить себе череп. Естественно, ничего у меня не получилось. Хотя результат был достаточно близок ко второму варианту.

  - Идиот. - Констатировал Борька, наблюдая, как я сползаю вниз, охватывая звенящий череп руками.

  - Я идиот?! Я?!! Ублюдок! *** лохматая! Я не уйду без тебя! Ты меня понял? Не уйду! Собака мутированная! Чтоб ты провалился! Что б тебя блохи заели! Мразь! Что ты лыбишься?! Что?! Тебе смешно? ***! Конечно, смешно! Когда такой шикарный ошейник, да бесплатно! Что б ты... Тварь... Я не уйду... Не уйду...

  - Ларк... нормально все будет. Ты меня слышишь? Придурок, на меня посмотри! Я сказал, что все будет хорошо. Уходи.

  - Нет!

  - Ну же, Никавэсур. - Насмешливо протянул Кристоф, - портал уже давно открыт.

  - Закрой пасть! ***! Я сказал, что не уйду без него!

  - ***! Кавар, что ты его слушаешь! Хватай за шкирку и все!

  - Убью!!! Сволочь! Я не уйду!

  - Мальчик мой, если тебе так не хочется уходить, можешь остаться. Я с удовольствием приму тебя в нашу компанию. - Он издевается? Нет, точно издевается. И Борька тоже... Ведь он не серьезно. Он ведь не хочет, чтоб я бросил его тут одного, израненного, в ошейнике, среди этих тварей...


  ***

  Антон вырывался и кричал. То, что он уже давно сорвал голос, его не останавливало, и он продолжал хрипло и едва слышно проклинать всех вокруг, царапая Смотрителю руки так и не втянувшимися когтями.

  Кавару было тяжело. Но не от того, что брыкающийся мальчишка так много весил, а от того, что он уходил, оставляя за спиной второго, такого же молодого и беззащитного, раненного, едва дышащего в мерзком ошейнике контроля, глупого и безрассудного, слепого в своем желании защитить друга... И главное, что ему удалось. Антон остался цел и практически невредим, в то время, как самому Борису еще предстоит испытать на себе все методы ментального и физического подчинения. Ему удалось защитить, а сам Кавар облажался. Самоуверенность его подвела.

  Подумать только, он ничего не смог сделать! Повелся на иллюзию Н'кхала, не рассчитал силы и остался в дураках, подставив невинного мальчишку под клыки Кристофа. Идиот. Зато Борис превзошел все ожидания. Мало того, что неплохо измотал Кристофа физически, он еще и успел воспользоваться временной брешью в его защите, чтобы покопаться в недрах сознания. Как необученный птенец четырех дней от роду умудрился пробиться сквозь двойные щиты опытного противника, оставшись при этом незамеченным, Кавар не понимал. Однако он был рад тому, что Борис оказался таким способным. Рад и очень горд. Но в тоже время его сжигали стыд за свою беспомощность и чувство вины перед доверившимися ему мальчиками.

  По сути, он единственный, кто виноват в произошедшем. Размяк, позволив детям помыкать собой, расслабился, уверенный в своих силах. И ошибся. Хотя должен был быть предельно собранным, особенно после того, как обнаружил присутствие отряда ищеек в городе. Именно тогда стоило схватить мальчишек за шкирки и пошвырять в портал! А он...

  О, небо! Его провел какой-то раб, повесил приманку в виде иллюзии, а он повелся на нее, бросив все, чтобы защитить Носителя. Конечно, можно было бы оправдаться инстинктами: Кавар не мог противостоять необходимости защищать именно Антона в ущерб остальному, ведь клятва, данная при вступлении в род Смотрителей, работала безупречно. Однако он сумел обойти ее, когда, понимая всю опасность, все же согласился задержаться на Земле. К тому же, ему уже давно не сорок лет и никакие инстинкты не должны были влиять на его способность трезво мыслить. Так что, как ни крути, а виноват во всем был именно он. И теперь, делая первый шаг в портал под насмешливым взглядом Кристофа, он оставлял за собой полуживого мальчишку, который несмотря ни на что легко улыбался. Оставлял, чтобы вернуться. Да, Кавар никогда бы не ушел, если бы не был уверен в том, что сумеет вернуть Бориса, но чувство вины все равно поглощало его с головой. И не столько перед Борисом, сколько перед Антоном, который как ни старался, помочь ничем не мог. И, наверняка, винил во всем себя.

  - Ненавижу... - сипло выдохнул Носитель, впиваясь взглядом в ухмыляющегося друга.

  - Я тоже буду скучать!

  Кавар выругался сквозь зубы, крепче перехватив Антона поперек груди. Напоминать ему о том, что нежелательно дышать в Пустоте, он даже не пытался, прекрасно понимая состояние парня. Тот продолжал вырываться и кричать, что не бросит друга, но постепенно силы покидали его. К тому моменту, когда Смотритель полностью вошел с ним в портал, он полностью затих, обмякнув в руках крылатого, но так и не успокоился, иначе бы броня давно уже исчезла бы, вместо того, чтобы распространяться дальше по телу. В таком состоянии Антон был как никогда близок к прохождению инициации, и это категорически не нравилось Кавару. Поэтому он поспешил активировать выход и направился к нему.


  ***

  Он остался. Один. Раненный. С удавкой на шее. С улыбкой на лице. А я...

  Кавар легко выпрыгнул из портала и опустил меня на землю. Оставшись без опоры, я обессилено свалился на землю. Сбившееся еще в портале дыхание никак не хотело возвращаться в норму. Я быстро понял, почему в так называемой Пустоте не следует дышать: тот синий туман, который заполнял портал на этот раз, был густым не только на вид, но и на... вкус. Приторно сладкий запах оседал на языке каким-то странным медово-мятным вкусом, и уже после пары вздохов я почувствовал, как эта мята обжигает легкие. Заставить себя не дышать я не смог, да и, честно говоря, мне было не до соблюдения безопасности. Меня мягко накрыла апатия. Эмоций внутри не осталось. Они словно ушли вместе с энергией в тот момент, когда наглый раб присосался ко мне. Незаметно вернувшаяся слабость прочно захватила тело, не позволяя даже вздохнуть глубже, что тоже не способствовало выравниванию дыхания.

  Я кое-как поднялся на локтях, продолжая часто дышать, и сжал кулаки, пытаясь прогнать из тела слабость. Только сейчас заметил, что броня покрывает уже обе руки. Насколько высоко мешала разглядеть изрядно испачкавшаяся куртка, но жжение я ощущал уже у самого основания шеи. Я продолжал сжимать и разжимать пальцы, уставившись невидящим взглядом в землю под ногами, когда вдруг в нос ударил резкий металлический запах. Вдохнул чуть глубже, пытаясь понять, что же меня так удивило в этом запахе, а потом почувствовал липкую влагу на пальцах.

  Черт! Я и забыл, что когти до сих пор не исчезли!

  Разглядывание сквозных дырок в ладонях почему-то развеселило. Это надо же так отключиться, чтобы не чувствовать, как собственными когтями ладони насквозь пробиваю! Ха. Зато дискомфорт от липкой крови я заметил враз!

  Хохотнув, принялся опять сжимать и разжимать пальцы, на этот раз стараясь не пораниться. Странная броня. Внешне похожа на змеиную кожу, только текстура более рельефная, да и звенья больше. Могу поспорить, что пробить ее не так легко. Странные раны. Заживают прямо на глазах. Как там Борька говорил? На мне все, как на собаке? Кхех... Не думал, что у меня регенерация на том же уровне. Странные мысли. Странные эмоции. Нет ни злости, ни страха, ни боли... ничего, кроме желания лечь и уснуть, чтобы потом проснуться в собственной постели с пониманием, что все это только лишь затянувшийся кошмар... Черт возьми, да я согласен даже на пробуждение в смирительной рубашке, лишь бы...

  - Hidas! - прозвучал совсем близко голос крылатого. - Carau anobum! Way... Hidas! As ov powaik sha way![5]

  - Чего? - хрипло выдал я, озадаченно уставившись на возникшие в поле зрения сапоги. Голос тоже не спешил приходить в норму, да и горло прилично саднило.

  - Anton? - подозрительно.

  - Что Антон? Ты сейчас со мной разговаривал? - все так же хрипло.

  Вместо ответа меня бесцеремонно схватили за плечи и подняли. Теперь я был вынужден лицезреть крайне озадаченную и взволнованную физиономию крылатого.

  - Sar asan ov partakas?![6] - воскликнул он мне в лицо.

  - А?

  - Sar asan ov partakas!* - так, кажется, он что-то понял, и это явно ему не нравится. Да, блин, мне тоже не улыбается так висеть!

  - Але! Пернатый! Поставь меня обратно!

  - As ihdar zoga qoftinerty![7]

  - Твою ж мать! - рявкнул я зло, а потом начал брыкаться, пытаясь вырваться, но захват Кавара был слишком крепким, а сил у меня хватало лишь на едва слышную речь. - Достал! Отпусти меня!

  - Ihdar[8]...

  - Да не понимаю я тебя! - злость начала накатывать волнами, заставляя дергаться все яростнее, но Смотритель даже бровью не повел на все мои попытки вырваться. Он осторожно опустился вместе со мной на колени, расположившись так, чтобы наши лица были примерно на одном уровне, а потом внезапно отпустил мои плечи и вцепился обеими руками в лицо, притягивая к себе и утыкаясь лбом в лоб. Я попытался отодрать его руки от своего лица, но лишь довольно глубоко оцарапал их до крови, впрочем, сам Смотритель на раны внимания не обратил, уставившись мне в глаза немигающим взглядом. Вот здесь моя реакция меня подвела. Я завис секунд на десять, пытаясь понять, что происходит, и глупо хлопал глазами, постепенно проваливаясь в засветившуюся голубизну глаз крылатого. То, что это был гипноз, я понял, но понял лишь тогда, когда Кавар со вздохом закрыл глаза и произнес:

  - Теперь ты меня понимаешь?

  - А? - моргнул.

  - Антон, прекрати. Я сейчас говорю на твоем языке. Ты должен понимать меня.

  - Проще говоря, ты сейчас тупо поменял раскладку?!

  - ??? - и бездна непонимания... Я тоже хорош, нашел, у кого спрашивать подобные вещи.

  - Твою мать... - выдохнул я, медленно отодвигаясь от Смотрителя. Тот, не будь дураком, сразу же опомнился и отпустил меня. - Ты опять ко мне в голову залез...

  - Ты не понял. Я сейчас говорю на ТВОЕМ языке. Ты мой все также не понимаешь.

  - А-а... ясно. Ты настройки своего интерфейса поменял.

  - Прости?

  - Забей... - Бог ты мой, какой содержательный диалог! И он явно к месту в данной ситуации. - Так что ты там лепетал?

  Кавар нахмурился и поднялся на ноги, оставив меня упираться взглядом в землю.

  - Я сказал, что портал сбился. Я не знаю, куда нас выбросило. Я не знаю... где мы.

  - А-а... зато я знаю...

  - Что? Знаешь?

  - Знаю, знаю... Мы в заднице! - блин, смеяться с саднящим горлом не очень приятно.

  - Как ты себя чувствуешь? - хм, а почему тон такой, будто он меня спрашивает, куда я дел чеку от гранаты?

  - А знаешь, а отлично я себя чувствую! - поднял голову и уставился взглядом в настороженно блестящие глаза Смотрителя. - Правда сердце бьется где-то в гландах, да на руках хрень какая-то, но зато когти... Ты знаешь, эти когти мне очень нравятся. Они такие большие и острые. Наверное, ими землю рыть очень удобно, как раз пригодятся, когда я Борьке могилу выкапывать буду!

  Завершал монолог я уже стоя на ногах и яростно сжимая кулаки. Отлично! Голос вернулся, слабость пропала, мозги... их я уже давно не видел.

  - Я уже сказал, что с ним все будет в порядке! Антон! Ты не должен так волноваться. Он им нужен, они не причинят ему вреда!

  - О, да! Они будут на руках его носить. После того, как переломают все кости!

  - Его не тронут.

  - Да как ты не поймешь! Они его уже тронули! Уже! Ты что, не видел, что этот ублюдок с ним сделал?!

  - Эти раны не опасны. Через несколько часов от них останутся только едва заметные шрамы.

  Вот так. Всего лишь шрамы... шрамы... Но почему? Почему Борька должен получать эти шрамы тогда, как я целый и невредимый разгуливаю по Лориэру? Почему?

  - Твоей вины здесь нет... Он сам этого захотел! Он сам все решил. Пойми! И даже если он погибнет, то это будет его выбор! Ты не вино...

  Понадобилось секунды три для того, чтобы осознать, почему Кавар неожиданно замолчал, и почему его голова угрожающе резко мотнулась в сторону. Я его ударил. Сильно. Неожиданно. Быстро. Так, что даже сам не понял. И почему я до сих пор жив? Широко распахнутыми глазами я наблюдал за тем, как Кавар медленно, очень медленно поворачивает голову и смотрит на меня. От такого взгляда захотелось немедленно прикрыться чем-нибудь... Воображение почему-то подкинуло крышку гроба. Блин, в данный момент я и за это был готов сказать спасибо. Несколько секунд ничего не происходило. Крылатый прожигал меня поистине ледяным взглядом, а я, кажется, даже дышать забыл, потому, что увидел, как на его скуле проступают четыре ровные полоски, медленно заполняющиеся кровью. Стоп! Кровью? Я ошарашено перевел взгляд на сжатую в кулак руку и увидел четыре небольших, но острых аккуратных шипа, торчащих на костяшках пальцев. Охренеть... Я теперь росомаха что ли? И что дальше, сколько мне еще шипами обрастать?

  - Ух... й-е-е... - резкий выдох опустошил легкие и мне все же пришлось вздохнуть.

  - У тебя есть десять секунд на то, чтобы прийти в себя.

  - Я... в норме.

  - Десять секунд. Иначе я надену на тебя сдерживающий ошейник.

  - Такой же, как на...

  - Такой же. - И голос все такой же напряженно-холодный.

  Я поднял голову и посмотрел на него. Ранки на лице медленно затягивались, оставляя после себя лишь следы крови, которая тоненькими ручейками стекала к подбородку. Сейчас Смотритель выглядел именно так, как должен выглядеть. Холодный. Властный. Сильный. Упрямо сжатые челюсти. Напряженная прямая осанка. Твердый и даже жесткий взгляд. Казалось, что он даже не дышал.

  Дышал...Твою мать! Я только сейчас понял, что горло не просто саднит, оно горит! Горит так, будто вместо воздуха я вдыхаю огонь! Выпучив глаза, я все еще продолжал вдыхать по инерции, пытаясь остудить легкие, но становилось только хуже.

  - Антон! - испуг? Кавар напуган? Напуган?!

  Окружающее пространство резко дернулось, и в следующее мгновенье я оказался на коленях, издавая нечто среднее между шипением и хрипом. Господи, ну почему же так больно?! Мир перед глазами уже давно и качественно изображал карусель, а я хватаясь одной рукой за горло, а другой упираясь в землю, пытался остановить бешенный ритм сердца. Оно билось уже не в горле, а где-то во рту, я четко ощущал вкус крови на языке. А еще беспорядочную пульсацию. Будто ритм сбился и начал выстукивать известную лишь ему мелодию. И голова. Голова не просто раскалывалась. Ее разрывали. Словно тысячи мелких крючков вонзились в кожу, в кость, в сам мозг и раздирали их на части. Обхватив голову ладонями, я попытался прекратить, остановить... Кажется я кричал. Не помню. Даже если и так, то крика своего я не слышал. Кровь так громко ухала в ушах, что я ничего, кроме собственного пульса, не слышал.

  Нарастающий жар начал волнами расходиться из груди, сжигая все нервные окончания, и вскоре я перестал ощущать какие-либо части тела отдельно. Ни рук, ни ног, ни головы... Лишь один горящий, плавящийся сгусток вместо тела и бешено стучащее сердце посередине. К тому моменту, когда сознание отключилось, я уже не мог ни дышать, ни тем более произносить какие-либо звуки.



Содержание:
 0  Клыкастый клан : Гера Агеева  1  Глава 1 : Гера Агеева
 2  Глава 2 : Гера Агеева  3  Глава 3 : Гера Агеева
 4  Глава 4 : Гера Агеева  5  Глава 5 : Гера Агеева
 6  Глава 6 : Гера Агеева  7  Глава 7 : Гера Агеева
 8  Глава 8 : Гера Агеева  9  Глава 9 : Гера Агеева
 10  Глава 10 : Гера Агеева  11  Глава 11 : Гера Агеева
 12  Глава 12 : Гера Агеева  13  Глава 13 : Гера Агеева
 14  Глава 14 : Гера Агеева  15  вы читаете: Глава 15 : Гера Агеева
 16  Глава 16 : Гера Агеева  17  Глава 17 : Гера Агеева
 18  Глава 18 : Гера Агеева  19  Использовалась литература : Клыкастый клан



 




sitemap