Фантастика : Юмористическая фантастика : Глава 16 : Гера Агеева

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19

вы читаете книгу




Глава 16



  Водная гладь портала завертелась, образуя воронку. Мерцающие по краям серебристые искры медленно стали затухать. Так, продолжая вертеться и переливаться насыщенным синим сиянием, портал постепенно уменьшился до размеров едва заметного шара. А через секунду исчез и он, оставив после себя легкий белый дымок.

  - Ха! Да он снес все координаты к Орасу! Подготовился сволочь! - ухмыляясь, Кристоф обвел взглядом изрядно потрепанную поляну и, вернувшись к Борису, улыбнулся чуть шире. - Бросили тебя, сынок.

  Борис на это ничего не ответил. Устало закрыв глаза, он облегченно выдохнул и уткнулся лбом в мокрую от его крови траву. Они ушли. Антон теперь в безопасности. И пусть он злой, как стая орков, зато живой и невредимый. Пусть ненавидит, презирает, обижается... пусть. Борису намного легче принять тот факт, что друг при первой же возможности самолично свернет ему шею, чем позволить ему пострадать. Главное, что Кристоф их отпустил. Борис очень боялся, что неправильно понял, что ошибся, когда неожиданно для самого себя, ворвавшись в сознание волка, увидел равнодушие по отношению к «игрушке» Кавара. Именно поэтому он сдался, надеясь на то, что, получив желаемое, Кристоф оставит их в покое, позволит уйти. И он угадал. Правильно расценил отношение мужчины к приказам, понял, что раз на Антона этот приказ не распространялся, то и интереса к нему не будет. Поставил на кон свою свободу и выиграл жизнь друга. Выиграл! А теперь можно было подумать и о себе.

  То, что тело представляло собой одну большую пульсирующую болью точку, его уже не беспокоило, больше всего неудобств доставлял противный, саднящий и ноющий процесс исцеления. Борис прекрасно понимал, что если не вправить руку, то кости срастутся неправильно, да и ребра тоже самостоятельно не встанут на место. Выглядеть такой же бесформенной кучей костей и мяса, как его недавний белый соперник, успевший к тому моменту уже вернуться в человеческий облик, Борису не хотелось, однако, и сил на то, чтобы пошевелиться не было. Радовало лишь понимание того, что из-за общей вымотанности организма, регенерация проходила медленно. К тому же, Борис догадывался, что замедлению регенерации немало способствовал холодящий кожу ошейник. Вот уж что раздражало даже больше, чем мерзкий оскал склонившегося над ним Кристофа.

  - Разве тебе не обидно? Бросили тебя, как не ненужный багаж, - с этими словами Кристоф протянул руку с раскрытой ладонью в сторону так и оставшихся на земле сумок. Крохотный шарик сорвался с ладони и молниеносно врезался в два темных пятна, отчего те резко вспыхнули. Через секунду от тщательно выбираемых вещей остался лишь дым, медленно поднимающийся к небу.

  - Тебе это уже не понадобится. Как и твоему другу. Кстати, о нем, - протянул оборотень, с интересом разглядывая раны на теле пленника, - кто же он такой? М? Кр-райне интер-ресный экземпляр-р! Я, признаться честно, так и не понял, кем он является. Не поможешь мне? - Кристоф вопросительно приподнял одну бровь, а рыжеволосый, не видевший этого жеста, тут же почувствовал, как голову обхватывает тяжелый обруч, сжимая в тисках череп.

  - От-ва-ли! - по слогам прорычал парень, пытаясь закрыться от ментальной атаки.

  - Хм, - Кристоф недовольно поджал губы, встретившись с яростным и где-то немного отчаянным сопротивлением, - тебе повезло, что я в мозгокопании не силен. Мое дело искать следы. Ну, ничего. У меня много друзей, которые помогут тебе расслабиться и стать разговорчивее. Веришь?

  Борис измученно скривился. Да что ему нужно? Неужели не понимает, что не услышит ни одного слова? Не для того Борис подставлялся, чтобы потом выдать главную тайну и открыть охоту на того, кого защищал. Проще сдохнуть, забрав все знания с собой. Хотя, нет. Не проще. Потому, что где-то по ту сторону портала сейчас матерится и скрипит зубами псих, который его даже после этого «сдохнуть» найдет, поднимет из-под земли, хорошенько отпинает и снова закопает. Для профилактики.

  На губы сама собой вылезла улыбка, стоило только представить себе лицо Антона в момент их встречи. А в том, что эта встреча обязательно свершится, оборотень не сомневался. И не только по той причине, что отлично знал дотошного друга, но еще и потому, что сам не собирался так быстро сдаваться.

  - Какой ты нудный, - почти обиженно протянул над ним мужчина.

  Сквозь зубы зашептав проклятья, парень открыл глаза и попытался перевернуться на спину. Кристоф, заметив его попытки, сочувственно вздохнул:

  - Дай-ка я тебе помогу. - Протянув руку, мужчина бережно ухватил двумя пальцами более остальных оголенное ребро и потянул вверх.

  Борис даже закричать не сумел, захлебнувшись собственным голосом. Прошло довольно много времени прежде чем он смог вынырнуть из того моря боли, в которое его окунули с головой. Парень начал судорожно хватать ртом воздух, пытаясь не потеряться во вновь нахлынувших от резких движений грудной клетки болевых ощущениях.

  - С-с-сука! - первое, что произнес он, когда относительно пришел в себя.

  - И это вместо благодарности! - огорченно покачал головой Кристоф. - А я ведь помогаю твоим костям вернуться на место!

  - Да пош... - Борис не договорил, срываясь на крик. На этот раз голос не отказал и позволил выплеснуть в окружающее пространство все ощущения, испытываемые от ковыряющихся в мышцах твердых пальцев оборотня.

  Когда Кристоф закончил оказывать «помощь», рыжеволосый уже не мог кричать, он просто лежал, вгрызаясь клыками в собственный кулак, и искренне удивляясь тому, что еще жив. Ошейник уже давно сжимал горло так, что вдыхать удавалось через раз, а сознание все никак не хотело отключаться, продолжая с садистским удовольствием впитывать все ощущения.

  Кристоф, наконец, оторвался от созерцания своей работы и поднялся.

  - У тебя есть немного времени, чтобы отдохнуть. Используй его с умом, потому что в портал ты войдешь сам. Не хватало еще мне опускаться до уровня Смотрителя и носить товар на себе.

  - Со...бака... - выдохнул «товар» в ответ, за что получил пинок под ребра.

  - Поговори мне еще, щенок! Я тебе не какой-то сопливый Смотритель. Мита!

  Громкий возглас разнесся по лесу, и через секунду к мужчине на плечо опустилась большая ворона.

  - Молодец, девочка, - ласково взглянув на нее, Кристоф усмехнулся и задумчиво продолжил, - нужно будет поблагодарить Гростана за столь полезный подарок.

  - Ter'lah... - неожиданно заговорил, молчавший до сих пор раб.

  - Да?

  - Ter'lah... - он запнулся, но потом продолжил ровным голосом, - Sanget...

  - Я ведь не в первый раз говорю, чтобы ты не обращался ко мне на своем идиотском языке!

  - Простите, господин, - покладисто, но страшно коверкая слова, согласился бескрылый, опуская голову.

  - Продолжай.

  - Какие будут указания, господин?

  - Портал. И побыстрее. Здесь слишком сыро.

  - Да, господин, - русоволосый повернулся к ним спиной и, скинув на землю плащ, а поверх него и меч, начал внимательно «прощупывать» энергетическую сетку окружающего пространства.

  - Постой, - тихо окликнул его Кристоф. Дождавшись, пока раб послушно развернется, он продолжил, все так же не повышая голоса:

  - Ты ослушался.

  - Господин! - испуганно вскинулся русоволосый, мгновенно бледнея.

  - Ты не справился с заданием. - Мужчина сделал паузу, наблюдая, как постепенно искажается лицо мальчика и одновременно с этим загорается мерным сиянием камень во лбу, а с висков начинает медленно стекать кровь. - Ты ослушался приказа. Ты подвел меня. Ты подвел под угрозу Госпожу. - Кристоф говорил неторопливо, постоянно делая паузы, и с каждым его словом рабу становилось все больнее. Голову сжимал золотой обруч, грозя смять череп, словно глиняную заготовку, а изнутри мозг, будто поспевшее яблоко, поедал червь хозяйского гнева. Не выдержав натиска, мальчик рухнул на колени, сжимая челюсти и впиваясь пальцами в землю. Было больно. Очень больно. Но Н'кхал уже давно привык к подобному выражению хозяйского раздражения, и научился не реагировать на болезненный, будто сжигающий мысли, процесс. В конце концов, именно он был рабом, и ему положено было сносить все причуды хозяйского характера, выполнять приказы и принимать на себя удары его плохого настроения.

  - Ты будешь наказан. Три дня в камере с зорскими паразитами.

  - Да... господин, - тихий выдох.

  - Портал.

  - Да... господин.

  Кристоф, наконец, ослабил ментальный пресс и, равнодушно отвернувшись от заиндевевшего лица своего раба, направился к лежащему на земле молодому человеку.

  - Ну, ты и тварь! - прохрипел ему в след рыжий, глядя на то, как бледный мальчик стирает рукавом с лица кровь и медленно поднимается, отряхивая испачкавшиеся колени.

  - О, мальчик мой, - оборачиваясь, усмехнулся оборотень, - я еще добрый. Вот познакомлю тебя с мрачным дядей Гростаном, тогда и посмотрим, кто из нас большая тварь.

  Многообещающе хмыкнув напоследок, он продолжил свой путь, на ходу затягивая шнуровку на плаще. Вдруг мужчина резко остановился, смазанным движением вскинув руку к голове, а потом все так же быстро развернулся на сто восемьдесят градусов, позволяя разглядеть свое неестественно бледное лицо с загоревшимися кранным светом глазами.

  - Следи за ним, - бросил он внимательно наблюдавшему за ним рабу и быстро, не дожидаясь кивка, скрылся в темноте.

  - Куда это он? - заинтересованно протянул Борис, с удивлением отмечая, что не только говорить стало легче, но и общее его состояние заметно улучшилось. С чего такие поблажки его измученному организму, его не интересовало, главное лишь то, что теперь он с трудом, но мог перевернуться на спину, позволяя себе дышать полной грудью. И плевать, что и без того покалеченные кости протестующее заскрипели, принимая на себя вес его немаленького тела. Если заботиться о том, какая нагрузка на них опускается, то проще будет подвесить его в воздухе, чтобы не давить на сломанные кости и не деформировать их.

  Оборотень с удовольствием втянул приправленный запахом крови воздух, и уставился куда-то в верхушки деревьев над ним. Раб так и не ответил, да Борис и не надеялся на разговорчивость со стороны бледного парнишки. Хотя он был бы не прочь побеседовать с ним как-нибудь, но только без слов. Наверное, они бы легко обошлись одними жестами, и тогда малолетний недоносок поплатился бы и за нагло присвоенную энергию, и за невменяемое состояние одного конкретно взятого недооборотня. И как только этому сопляку хватило сил, чтобы пролезть сквозь выставленный Каваром щит? Вот же мелкий вредитель! Похоже, он не такой уж и слабый, как говорил Кристоф. Ну а если слабый, то страшно представить, какой силой обладают те, кого волчара назвал друзьями.

  Ох, несладко придется в новом мире, с грустью подумал парень, слабо шевеля пальцами на сломанной руке. А значит, придется очень постараться, чтобы закрыть от внимания подлых экстрасенсов все те воспоминания, которые могут навредить ему и Антону. Вот только как? Борис обреченно вздохнул. Он так и не понял, как смог защититься от атаки Кристофа, да и то, как он сам попал к тому в сознание, осталось для парня загадкой. Он ведь ничего не знает и не умеет использовать свои способности. Все его действия происходили на инстинктивном уровне, но что-то подсказывало рыжеволосому оборотню, что никакие инстинкты не спасут его от охочих до чужих знаний менталов, с которыми он встретится в скором времени.

  Легче все забыть, подумал он, чем ломать голову над тем, как эти воспоминания спрятать. Да, это был бы лучший выход. Краткосрочная амнезия и никакой ментал не докопается. Эх, если бы все было так просто...

  Борис на мгновение прикрыл глаза, прислушиваясь к хрипящим стонам все еще не пришедшего в себя медведя. Да, крепко он его приложил. Так, что даже сам удивился. Ну да ничего, ничего с ним не будет. Такой огромный, пара царапин не принесут особого вреда. По крайней мере, сам парень чувствовал себя уже намного лучше. Боль, сопровождающая регенерацию, куда-то улетучилась, оставив в теле лишь приятную слабость и отголоски какой-то непонятной эйфории. Где-то на грани сознания мелькнула мысль о том, что проклятый волчара мог что-то нахимичить с ним в тот момент, когда вправлял кости. Мелькнула и пропала, погрузившись в сладкую легкость, захватившую тело. Давно ему не было так хорошо, так приятно, так легко, так спокойно. Мысли потихоньку улетучивались, не оставляя после себя никаких следов, и к тому моменту, когда вернулся чем-то очень раздраженный Кристоф, парень уже мало что соображал, со счастливой улыбкой раскинувшись на земле в позе морской звезды. Мужчина лишь мельком удивился тому, как он может так свободно разбрасывать конечности при столь сильных повреждениях, но тут же забыл об этом, окликнув все еще ждущего приказов Н'кхала.

  - Есть важные изменения в настройках. Сеть сбита. Придется воспользоваться старой техникой. Ты помнишь ее?

  - Да, господин, - бескрылый едва заметно кивнул.

  - Тогда поторопись. И осторожнее. Я не хочу вывалиться из портала где-нибудь посреди Второго континента, особенно сейчас.

  - Да, гос...

  - Заткнись и работай! - Кристоф злобно сверкнул глазами, заставляя мальчишку поежиться, и отвернулся, быстро зашагав к краю поляны до тех пор, пока не оказался возле распростертого на земле тела.

  - Брестош? - тихо позвал он, разглядывая изорванную в клочья грудную клетку и пузырьки, образующиеся в легких при каждом вздохе.

  В ответ оборотень зашевелил губами, пытаясь что-то сказать, но из горла вырвался лишь булькающий хрип. Широко распахнутые глаза на секунду прикрылись, чтобы распахнуться вновь, сопровождая беззвучный крик, когда Кристоф невозмутимо запустил пальцы в подрагивающую жижу, заменяющую легкие, и достал оттуда небольшой белый клык.

  - Сувенир, - улыбнувшись, заметил он.

  Хрип повторился, когда оборотень, повернув голову, измученно взглянул на своего командира.

  - Тш-ш. Тихо. Сейчас все закончится. - Кристоф ласково провел рукой по некогда светлым волосам, испачканным сейчас кровью, коснулся тыльной стороной ладони глубокой царапины на щеке, обхватил двумя пальцами подбородок, приподнимая голову и заглядывая в подернутые белесой пленкой карие глаза. - Ты был хорошим слугой.


  ***

  Смотритель устало опустился на бревно возле подрагивающего от ночного ветра костра. Он только что завершил установку защитного купола, угрохав на него половину своих ресурсов. Еще бы, покрыть такую большую площадь отражающей пленкой, укрепив ее скрывающими импульсами и физическими щитами, и все после того, как он потратил несколько часов на восстановление потрескавшейся ауры Носителя, на сканирование окружающей местности, на выбор места ночевки... Однако результаты того стоили. Теперь никто не мог засечь их ни с расстояния, используя какие-либо поисковики, ни даже находясь в непосредственной близости. Любой, оказавшийся рядом с тем деревом, в корнях которого Кавар устроил лежак, просто пройдет мимо, не заметив ни лежащего там человека, ни горящего неподалеку костра. На подобную защиту ушло немало сил, но спокойствие и возможность, наконец, отдохнуть, стоили любых затрат.

  Кавар посмотрел на лежащего на расстеленном плаще Антона. Сейчас он выглядел совершенно нормально. Не было ни брони, ни когтей, ни раздвоенного языка, показавшегося из переполненного острыми игловидными клыками рта в тот момент, когда мальчик раздирал собственную грудную клетку, пытаясь освободить слишком большое сердце. Кавар поежился, вспомнив, как выглядел тогда Носитель: уже не человек, еще не оборотень. Он практически переступил грань оборота, почти полностью изменился, но все равно так и не дал Смотрителю понять, кто же является хозяином его второй ипостаси. Кавар благодарил небо за то, что успел вовремя. Вспомнил, наконец, то, что мучило его вот уже несколько дней - тот случай, о котором упоминал Ласарк, готовя молодых Смотрителей. Вспомнил и успел накрыть Антона одеялом изолирующих импульсов, смог обратить процесс, остановить обращение до того момента, когда сознание Антона затопил Зверь. Успел... И был уже готов к тому, что израненного собственными когтями мальчишку придется долго и упорно лечить не существующими у Кавара силами целителя, но обошлось. Вернувшийся в спять процесс поднял регенерацию до предела, за несколько минут заживив все раны так, что даже следов не осталось. Носитель словно заново родился и лишь надетый из предосторожности контролирующий ошейник говорил о том, что он был на грани.

  Кавар вздохнул. Трещащая по швам печать на второй ипостаси Антона была заморожена. Теперь можно было не беспокоиться о том, что мальчишка обратится раньше положенного срока. Оставалось только удивляться тому, что подобная идея не пришла в изрядно потрепанную голову Смотрителя раньше. Ведь воспоминание огромной занозой зудело в голове с тех пор, как Кавар наткнулся на проблему преждевременного обращения Носителя. Зудело, но никак не хотело оформляться в связную мысль. А все потому, что голова была занята другим. У Смотрителя были весомые причины для растерянности и общей дезорганизованности мысленного процесса. Две очень интересные, своенравные и сумасшедшие причины.

  Крылатый улыбнулся, подбрасывая хворост в костер. Причины... Два взбалмошных мальчишки, наглые и упертые, как сам Орас, совершенно разные, но в то же время удивительно похожие, не поддающиеся контролю, не желающие подчиняться, сбивающие с толку своей непосредственностью и ненормальной реакцией. Не удивительно, что Смотритель просто потерялся в той гамме непривычных для себя эмоций, которую создавали парни. Одна их манера разговаривать чего стоила? Эти непонятные словечки, странные переглядывания, глупый смех, когда Смотритель говорит что-то смешное по их мнению. А это фамильярное «мое имя Антон»? Да если бы Ласарк услышал, как он разговаривает с Носителем, и как на этого самого Носителя временами гаркает какой-то перевертыш, и не только гаркает, но и такие подзатыльники отвешивает, что звон по всей округе разносится...

  Тихо вздохнув, Кавар провел рукой по лицу, будто стаскивая с него усталость. У этих двоих все было не так, как у нормальных людей. Хотя... кому - кому, но уж точно не крылатому судить о степени их нормальности. Он до них землян-то видел лет сто назад, если не больше. А за это время столько могло измениться в нормах поведения, что никакой Смотритель не сориентируется. В конце концов, если эти двое умудрялись выживать в окружающем их обществе, поддерживая связи и не особо выделяясь, значит, ничего особенного в них не было. Ну, или почти ничего. Ведь королевская кровь оборотней не на каждом шагу встречается, так же как и способности к ментальной магии у воина. Да и вообще, пора уже привыкать не удивляться, когда дело касается молодого оборотня и Носителя. Один такой яркий, несерьезный, импульсивный, не зацикливающийся на проблемах, решающий их наскоком, совершенно невосприимчивый к отрицательным эмоциям, слишком веселый, слишком оптимистичный, слишком непробиваемый. А второй? Второй более вдумчивый и неторопливый, но такой же яркий и открытый, и не только в плане положительных эмоций, открыто выражающий гнев и раздражение, вспыльчивый, но в то же время довольно легко признающий ошибки, легко идущий к примирению. Яркий, открытый... Но только не когда дело касается его ран. Затолканные внутрь обиды и страхи - вот что является немалой частью характера Носителя. Именно эти составляющие, по мнению Смотрителя, играли на его равновесии, именно они постоянно толкали его от края к краю, заставляя то открыто принимать и отдавать эмоции, то скалиться и закрываться ото всех яростью. И вот как прикажете в таком водовороте из радикально отличающихся друг от друга эмоций разбираться? А ведь Кавару не только понять их нужно, но еще и привыкнуть и сблизиться. А вместо сближения он постоянно наталкивается на стены непонимания. И не только со своей стороны. Ну да. Да, он не может предугадать их реакции. Да, совершенно не понимает их желаний, мотивов, стремлений... Да, он теряется. Ну как тут не растеряться, когда вместо того, чтобы нацепить на физиономию надменное выражение лица и заморозить всех присутствующих взглядом, Носитель отпрыгивает от протянутого ему Тринидада, как от сиванского монстра? Смотритель не сразу понял, что неинициированный наследник просто напросто не знал, что с этим кинжалом делать и воспринял действия Кавара как угрозу. Да ему и в голову не приходило, что Антон может ничего о своем происхождении не знать. Он ведь не простой Кшалту, он Носитель! О, небо! Кавар ведь не лгал, когда говорил, что все знания хранятся у того в крови. Стоит Антону лишь захотеть, он получит ответы на все вопросы! В том числе и те, которых не знает даже Старший! К примеру, каким образом ему удалось настроить свои щиты на маскирующий режим? И как вообще получилось, что единственный наследник родился на Земле в человеческой семье? Антону нужно лишь захотеть, лишь ослабить щиты и он сможет узнать ответы на эти вопросы.

  Смотритель устало вздохнул и, проверив еще раз надежность купола, а также убедившись, что Антону достаточно тепло в созданной специально атмосферной воронке, аккуратно расстелил свой плащ и улегся сверху, заложив руки под голову и прикрыв глаза. Сейчас нужно отдохнуть. Просто провалиться в сон не думать о том, что сейчас происходит на Земле. Завтра утром ему нужно быть в форме, чтобы без проблем доставить Носителя в крепость Ласарка, чтобы выяснить, достаточно ли хорошо окрепла его связь с Борисом, для того, чтобы выяснить его местоположение, чтобы разобраться, почему Старший до сих пор не вышел на связь, несмотря на то, что Кавар отправил уже сотню сообщений. Чтобы понять, что же, Хидас побери, происходит? Почему он так и не смог открыть локальный портал в нужном месте? Вся энергетическая сеть сейчас напоминала собой запутанный клубок ниток. От строгой, правильной последовательности каналов, которая еще несколько дней назад обеспечивала бесперебойную работу порталов, не осталось и следа. Но больше всего настораживало то, что даже в этом беспорядке наблюдалась странная последовательность, словно сеть сбивали специально, методично взламывая и спутывая каждый ее отрезок. А вот это уже наводило на невеселые мысли.

  Кавар стиснул зубы, слепо уставившись в кроны деревьев. Ласарк не отвечает, сеть сбита и любой портал, направленный к крепости, может открыться где-нибудь на Втором континенте, связаться с кем-либо из помощников Смотритель тоже не может. И все это где-то посредине Нулевого континента на пару с невменяемым Носителем, который ко всему прочему все никак не пройдет единение с миром! Потому что если бы прошел, то автоматически заговорил бы на нужном языке, вместо того, чтобы доводить и без того дерганного Смотрителя до нервного тика своим непонятным лепетанием, не говоря уже о том, что ему не пришлось бы создавать специальную атмосферную воронку для поддержания дыхания. Бред какой-то, мальчишка мало того, что чуть не отправился к праотцам, начав преждевременную инициацию, так еще и к воздуху никак не привыкнет!

  Робко постучавшуюся в сознание мысль о том, что зная о проблемах, которые могут возникнуть при переходе, он должен был оставить Аннона на Земле, крылатый отверг сразу. Одно дело, если бы Антон оставался в неведении, но другое сейчас, в таком нестабильном эмоциональном состоянии он мог бы наломать таких дров, что вся Дюжина не разгребла бы. Так что пускай не совсем здоровый, не совсем адекватный, но под присмотром. Мда, будто факт наблюдения со стороны Смотрителя что-то меняет. О, небо! Да что же за Носитель ему достался! Все у него через Орасовы пещеры! Даже рождение и то со странностями. А это, к слову, еще один повод для скорейшей связи со Старшим Смотрителем. Потому что сам Кавар никак не мог объяснить то, что увидел, когда буквально вручную латал ауру Антона. Единственное, что он понял, так это то, что без вмешательства Велиана тут не обошлось. И дело не только в том, что пропавший Правитель является отцом Носителя, но еще и в том, что рождение и развитие Антона явно сопровождалось его непосредственным присутствием. Страшно даже представить, что же такого намешал в крови своего наследника Велиан, чтобы добиться таких результатов. Сказать, что Кавар был поражен, значит сильно приуменьшить. Крылатый находился в глубоком шоке от того, что понял, а еще он, наконец, осознал всю степень своей слепоты, тугоумие Дюжины и тупость всего клана вместе взятого. И как можно было не заметить ТАКИЕ вмешательства в организм Носителя раньше? Как можно было столько времени не замечать того, что бывший Правитель вполне себе жив и явно здоров, раз может быть настолько активен? Все, абсолютно все вело к тому, что Велиан все это время находился на Земле, причем как можно ближе к Антону, иначе и быть не могло, потому, что такие изменения в крови, организме, в развитии Антона как оборотня должны были находиться под непосредственным контролем.

  О, небо! Чего же он добивался? Зачем сотворил такое с собственным сыном? Что ждет молодого Носителя в будущем? И главное, где Велиан сейчас?

  Кавар глубоко вздохнул и закрыл глаза. Нет, ему срочно нужно встретиться со

  Старшим Смотрителем.



Содержание:
 0  Клыкастый клан : Гера Агеева  1  Глава 1 : Гера Агеева
 2  Глава 2 : Гера Агеева  3  Глава 3 : Гера Агеева
 4  Глава 4 : Гера Агеева  5  Глава 5 : Гера Агеева
 6  Глава 6 : Гера Агеева  7  Глава 7 : Гера Агеева
 8  Глава 8 : Гера Агеева  9  Глава 9 : Гера Агеева
 10  Глава 10 : Гера Агеева  11  Глава 11 : Гера Агеева
 12  Глава 12 : Гера Агеева  13  Глава 13 : Гера Агеева
 14  Глава 14 : Гера Агеева  15  Глава 15 : Гера Агеева
 16  вы читаете: Глава 16 : Гера Агеева  17  Глава 17 : Гера Агеева
 18  Глава 18 : Гера Агеева  19  Использовалась литература : Клыкастый клан



 




sitemap