Фантастика : Юмористическая фантастика : Глава 17 : Гера Агеева

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19

вы читаете книгу




Глава 17



  Проснулся я от того, что под веки настойчиво лез яркий свет. Где-то с минуту лежал, прислушиваясь, но ничего кроме биения своего сердца не услышал. Тишина, ни вздоха, ни шороха. Открыл глаза, удрученно поглазел в косые глаза нарисованного солнца и грустно вздохнул, поминая погибшую в конвульсиях фантазию музы, отвечающей за мои сны. Чуть повернул голову влево - так и есть - картонные деревья, муравейники и яркая травка. И я даже знаю, что курит эта самая муза на ночь. Преодолев лень, сел, уставившись на жалкий кусок полотенца, обмотанного вокруг бедер. Блин, неужели все настолько плохо?

  - Почему мне нормальные сны не снятся?

  - Сам-то давно нормальным стал?

  - И не говори... Эй! - я резко развернулся в сторону голоса и наткнулся на пристальный взгляд карих глаз.

  - Не пялься так на меня. Не первый раз видишь.

  - Борька? - полушепотом.

  - Нет, Папа Римский, - ухмыльнулся друг, потягиваясь, - Я, конечно, понимаю, что выгляжу непривычно, но не на столько же!

  Моргнул, непонимающе уставившись на сидевшего в шаге от меня парня, и только сейчас заметил, что тот действительно изменился. Не просто сменил привычную одежду на странную, до скрежета зубов напоминающую наряд Кристофа, не только отрастил всегда коротко стриженные волосы так, что они теперь свободно закрывали уши и шею, обрамляя лицо, не просто изменил внешность...

  Я, словно не веря собственным глазам, потянулся к нему, протягивая руку, чтобы коснуться закрывающего верхнюю половину лица, куска черной маски. Борька не отстранился, позволяя коснуться холодной поверхности, лишь зрачки в почему-то холодных глазах опасно сузились. Коснулся, только маска не исчезла, как хотелось, а осталась на месте, закрывая от меня практически все лицо друга, за исключением губ и подбородка. И именно на этом, не защищенном от взгляда участке, я разглядел тонкий, тянущийся из-под маски шрам. Явно начинающийся где-то на скуле, он тянулся наискосок, проходя под губой и едва задевая ее уголок, и заканчивался на остром подбородке.

  - Это... - я сглотнул, не в силах произнести что-то еще.

  - Не парься. Это от Лешки. Если уберешь руки и перестанешь бледнеть, я постараюсь все объяснить.

  Я лишь кивнул, отстранившись, и постарался сесть поудобнее, превратившись в слух. То, что это сон и я могу в любой момент проснуться, меня мало волновало. К черту! Меня даже не волнует то, что в прошлый раз здесь орудовала целая стая огромных пауков.

  Борька, заметив концентрацию моего внимания на своей персоне, лишь усмехнулся, обнажая ровные ряды зубов.

  - Дело в том, что это все, - он обвел взглядом окружающее пространство, - не просто сон. Это... как бы тебе объяснить?.. Короче, это твой внутренний мир. Понимаешь?

  Я кивнул, краем сознания отмечая, что подобный внутренний мир может быть только у душевно больного. В чем я никогда и не сомневался.

  - Я понимаю, что несу бред, но тебе ведь не привыкать? - еще одна ухмылка. - заметь, что твой мир нарисован, другими словами, он придуман и ты, - красноречивый взгляд на полотенце, - не слишком-то в нем защищен. Одно то, что я так легко сюда попал, говорит о многом.

  - А-а...

  - Не перебивай! - хмурится, наверное. Черт! Как же непривычно не видеть его лица! Я вздохнул, принимая условие. А Борька почему-то не спешил продолжать, долго и неотрывно глядя мне в глаза. А потом улыбнулся своим мыслям и, откинувшись на руки, запрокинул голову. Что он пытался найти на плохо прокрашенном «небе», я так и не понял, но прошло больше пяти минут, прежде, чем он продолжил, медленно выговаривая слова.

  - Знаешь, ведь здесь у тебя очень тихо. Не то, что у меня. Гуляет ветер, гнутся огромные деревья... Я не говорил? У меня там лес. Большой, темный, запутанный, с кучей тропинок и полный всякого зверья. А в середине залитая светом опушка. Такая яркая и светлая... Блин, Антох, ты себе представить не можешь, как там шумно! Постоянно кто-то шуршит, бегает, кричит... Ни минуты покоя! А у тебя хорошо... Но не безопасно. И это нужно менять. Тебе менять, Тох. Давно пора перестать забиваться в придуманный веселый и спокойный мир. Это не так. Вокруг слишком много происходит для того, чтобы оставаться спокойным. Понимаешь? И эти шрамы... - Борис замолчал, потянувшись рукой к лицу, но замер на пол пути, а потом и вовсе опустил руку обратно, - это все напоминания. Самый большой шрам оставила смерть Лешки. Самый маленький - наша с тобой драка. Помнишь, тогда я напился и пришел к тебе, чтоб ты меня убил? Я тогда всякую хрень нес про то, что жить не хочу. А ты меня и отметелил, только не для того, чтоб больно сделать, а чтоб мозги вправить. Помнишь? Я вот помню. Я все помню, потому что эти шрамы не позволят забыть. Ты просто своего лица не видишь. Честно говоря, тебе лучше и не видеть. Жуткое зрелище. Поэтому я и говорю, что пора меняться. Избавляться от шрамов, от чувства незащищенности и от выдуманного мира. Тебя новый ждет. Настоящий. Живой. Твой... Так что прекращай играться и займись этим всерьез.

  - А маска?

  - А что маска? Я не знаю, для чего она. Но, видимо, нужна. А если нет, то со временем я это пойму и от нее тоже избавлюсь. Знаешь, почему я здесь?

  Я отрицательно замотал головой. Откуда мне знать, что он делает в моем сне... нет, внутреннем мире? Единственное, что я знал точно, так это то, что если оттянуть ворот его плаща и оголить шею, то можно будет увидеть широкий грубый ошейник.

  - Я и сам не знаю... Смешно, да? Просто чувствую, что именно сейчас это нужно. Поэтому и пришел. Тох, ты там осторожнее, ладно? Я в свою очередь тоже выжить постараюсь. Договорились? Я не хочу пафос разводить, но мы можем и не увидиться бо...

  - Лучше заткнись! - зло прошипел я, прекрасно понимая, что совершенно не желаю слышать эти «пафосные» речи. Борька лишь понимающе усмехнулся, а потом неожиданно поднялся на ноги и протянул мне руку. Я с готовностью принял ее, поднимаясь вслед за другом.

  - Тебе пора. И передавай Каве при...


  Я не проснулся, нет. Я буквально вынырнул из сна, вцепившись в больно сжимающие плечи руки. С трудом сфокусировал взгляд на встревоженном лице Кавара.

  - Тебе привет, - буркнул с разбегу, отлепляя от себя растерявшегося Смотрителя.

  - Что, прости? - тот аккуратно отпустил меня, даже позаботившись о том, чтобы я, занятый попыткой освободиться, не приземлился слишком болезненно.

  - Почему ты... Какого, вообще, происходит? - я приподнялся на локтях, отмечая, что лежу на расстеленном на земле плаще и попутно замечая, что на мне однозначно не моя одежда.

  - Вокруг тебя скопилось слишком много энергии. А это невозможно, потому что... - крылатый неожиданно осекся, мазнув взглядом по моей шее, а потом и вовсе отвернулся, отодвинувшись и делая вид, что что-то ищет в неизвестно откуда взявшемся мешке, - как ты себя чувствуешь?

  Худшие подозрения оправдались, когда я плохо слушающейся рукой нащупал на шее удавку, носящую почетное звание контролирующего ошейника. Крылатый резко обернулся, услышав мое шипение, но видимо не счел меня слишком опасным и вопросительно изогнул бровь.

  - Что-то не так?

  - Не так?! Да какого хрена?! Зачем? - дернув за ошейник, я злобно уставился в глаза Кавара, представляя на его месте кучку пепла.

  Смотритель самовозгораться не пожелал и произнес, нагло схватив меня за руку, отвел ее от шеи:

  - Так надо. Ты сам это прекрасно понимаешь.

  Я уже набрал воздуха в грудь, чтобы выдать пространственный ответ, но тут же сдулся, как воздушный шарик, наткнувшись на внимательный взгляд.

  Понимаю? Ну да, понимаю. Я вообще крайне понятливый, только, что с этим пониманием делать, не знаю. Тяжело вздохнув, еще раз ощупал ошейник с мыслью, что придется все-таки привыкнуть, и, поджав губы, кивнул. Смотритель тут же расслабился, едва заметно улыбнувшись, и спросил:

  - Проголодался? - и только сейчас я заметил одуряющий запах жаренного мяса.

  Последующие полчаса я жевал, жадно разглядывая окружающий нас лес. Мысль о том, что я уже на Лориэре, а мира как такового еще и не видел, пришла очень вовремя, и пока Кавар вводил меня в курс дела, я увлеченно вертел головой.

  В принципе, ничего особенного. Лес, как лес. Густой и судя по различный звукам не менее густо заселенный. Никаких крючкообразных веток, тянущихся из-под земли, никаких скрипучих деревьев-мутантов, никаких единорогов и прочего. Деревья, как деревья. Чем-то наши широколиственные породы напоминают, а конкретнее - листьями. А вот размеры отличаются от привычных: ширина ствола как у баобаба, а высота - как у эвкалипта. У меня даже шея затекла от того, что я пытался разглядеть, что же там в кронах творится. В корнях одного из таких гигантов мы и устроились. Кавар развалившись на плаще, меланхолично вертел во рту сорванную травинку и объяснял мне, почему мы оказались в лесу, вместо крепости Ласарка, и что с этой проблемой делать. Оказалось, пока я спал, восстанавливая силы после сорвавшейся инициации, он успел не только отловить нам завтрак (уточнять, что именно сейчас приятно хрустело зажаренной корочкой у меня во рту, летало оно раньше или ползало, я не стал, здраво рассудив - раз вкусно, значит можно), но и выяснить, что настройки сети не просто сбиты, но еще и частично заменены на старые. То бишь, если крылатый поднапряжет память и проявит смекалку, то сможет нас доставить к пункту назначения с помощью старой техники. Но тут возникала еще одна проблема: если настройки сбиты, причем осуществлял это профессионал, то не известно, что ждет нас по ту сторону портала, а если еще и учитывать молчание Старшего, то совсем невеселая картина рисуется. Отсюда Кавар сделал вывод, что как только я освоюсь, мы попробуем переместиться куда-нибудь в окрестности крепости, чтобы выяснить ситуацию и решить, что делать дальше. На мое замечание о том, что у меня сейчас есть только одна цель, Кавар лишь поморщился, заявив, что в одиночку я Борьку все равно не вытащу, а до тех пор, пока не будет узаконено мое положение Правителя, помогать мне никто не будет, в том числе и сам крылатый, ибо ему невыполнение приказов грозит не хилыми наказаниями. На вопрос о том, какое наказание ему светит за потерю перевертыша, а как следствие и провал задания, крылатый поморщился повторно и заявил, что все эти промахи легко заменяет моя персона.

  - Ты... - я даже не нашелся, что ему на это ответить, чем Смотритель и воспользовался, нагло продолжив:

  - Так что ничего мне не грозит, кроме, может быть, выговора. А поскольку мы разобрались с первостепенной зада...

  - Кавар, - я дождался, пока крылатый поднимет на меня взгляд и серьезно продолжил, внимательно глядя ему в глаза, - ты ведь понимаешь, что я его не оставлю?

  На несколько секунд повисла тишина, нарушаемая лишь гулом ветра в кронах деревьев, а потом Кавар, все это время смотрящий на меня не менее серьезно, ухмыльнулся, проговорив:

  - Знаю.

  - И что мне плевать на всю вашу оборотническую бюрократию? Вы меня не остановите.

  Кавар на это глубоко вздохнул, словно перед прыжком в воду, открыл, было, рот, чтобы ответить, но почему-то промолчал. Я же понаблюдав за ним пару секунд, вернулся к еде, стараясь вернуть себе более безмятежное настроение. Вот кто меня, спрашивается, просил затрагивать эту тему? Ведь даже Кавар упорно обходил острые углы, стараясь не напоминать, с самого моего пробуждения он осторожничал, говорил о том, чем занимался, посвящал в планы на ближайшее будущее, нес какой-то бред о моей невосприимчивости к здешнему воздуху... говорил о чем угодно и мягко обходил больную тему. А я бездумно следовал этой уловке, лишь бы не возвращаться в ту удушающую петлю вины. И вот теперь опять, спазм сдавливает горло похуже той удавки, что надел на меня Кавар, а сердце начинает биться в два раза медленней, будто собирается медленно остановиться. К тому же не вовремя в памяти всплывает разговор из сна, мутной водой заполняя легкие, обжигая горло и заставляя беспомощно хватать ртом воздух. Когда я понял, что все эти ощущения вполне себе реальны, и я на самом деле задыхаюсь, было уже поздно. Сознание отключилось, услужливо запечатлев последней картинкой смазанное движение возле лица и сильный удар в грудь.

  Очнулся я от монотонного бормотания над ухом, в котором с трудом, но разобрал ругань и жалобы на чересчур активного Носителя. Проморгавшись, разглядел над собой нахмуренную физиономию Смотрителя.

  - Тебе не надоело?

  Воспроизвести какие-либо звуки не получилось, поэтому пришлось поспешно изображать удивление и вопрос одним движением бровей. Если бы я знал, какую реакцию это повлечет, прикинулся бы трупом недельной давности.

  - Если ты будешь с такой скоростью ломать все ограничения, которые я на тебя накладываю, мы не дотянем до Ласарка. Ты потому, что свихнешься при обращении где-нибудь на полпути, а я по причине смерти от энергетического голодания. Ты даже не представляешь, сколько я потратил на эту печать! А на воронку! Да я пока тебя из процесса обращения вытаскивал, чуть не загнулся! А ты? Ты? Это ж надо, снести все блоки к Орасу из-за одной неверной мысли! Я моргнуть не успел, а он уже воронку развеял! Зачем? Зачем, я тебя спрашиваю? Тебе жить надоело? А-а, нет, нет. Ты просто задумался, так? Задумался и не заметил, как растворил все мои старания в воздухе! Всего лишь...

  - Кавар... - хрипло прервал я увлекшегося блондина, который уже даже на меня - причину недовольства - не смотрел, вознеся глаза к небу и обильно жестикулируя.

  - Что?!

  - Я ведь ничего не сделал, - с трудом и кряхтением, но мне все же удалось подняться на локтях, однако, меня тут же уложили обратно, настойчиво пихнув в грудь.

  Кавар вновь навис надо мной грозной тучей и продолжил:

  - Естественно. Ты ведь и понятия не имеешь, что и как делать. Но вот твои инстинкты... Знаешь, я все больше склоняюсь к варианту введения тебя в анабиотическое состояние...

  - Ты где таких слов понабрался? - офигел я, даже забыв возмутиться на планы по отправке меня в кому.

  - Где-где... - вздохнул крылатый, опуская глаза, - Антон, нужно быть внимательнее. Я ведь могу и не успеть.

  - Я постараюсь.


  - Ты издеваешься? Как я могу идти быстрее, когда у меня штанины путаются в ногах!

  - Я уже предлагал обрезать их.

  - Да? А рукава, их тоже обрезать? И полы плаща тоже? Чтобы потом ходить, как последний оборванец?!

  - Будто бы сейчас ты выглядишь лучше!

  - Ну знаешь...

  - Знаю. Поэтому и предлагаю отрезать лишнюю материю. Прости, но у меня нет ничего более подходящего твоей комплекции. Удача, что у меня вообще оказался запасной комплект одежды, иначе ты бы сейчас ходил голым.

  - Спасибо. Утешил. Давай сюда свой меч или что там у тебя?

  - Может, лучше будет мне самому все сделать?

  - Чтобы я остался без ноги? Нет уж, спасибо. Иди, лучше энергетический голод утоляй. У тебя руки трясутся, как у алкоголика.

  Такими темпами, ругаясь и поминутно останавливаясь, чтобы освободиться от запутавшегося в штанинах кустарника (я останавливался, Кавар освобождал), мы шли уже около двух часов. Куда и зачем мы шли, меня интересовало, но не слишком, так как мозг был занят более сложной задачей - что делать с безразмерной одеждой Кавара, которая длинными потоками свисала с конечностей, мешая передвижению. К определенному моменту я был вынужден признать, что предложение отрезать лишние сантиметры хотя бы на штанинах не лишено смысла, но выпросить у крылатого право на самостоятельное размахивание колюще-режущим не получилось. В итоге пришлось остановиться на более менее свободном от кустарника участке леса и покорно протянуть руки со свисающими рукавами. Самому себе я в этот момент страшно напоминал Пьеро, за исключением того, что одежда была не белого, а грязно коричневого цвета. Кавар же почему-то напомнил Джека Потрошителя, когда с серьезной миной направился ко мне, на ходу отводя правую руку в сторону.

  - Не дергайся, - угрожающе спокойно произнес он, заставляя позорно задуматься о бегстве.

  Желание развернуться и рвануть от него подальше усилилось, когда в отведенной в сторону руке Смотрителя неожиданно возник меч. Длинный с чуть изогнутым лезвием клинок появился будто из воздуха, плавно оседая в ладонь и заставляя громко сглотнуть. Стараясь не терять связи с глазами, которые на второй космической вышли на околоземную орбиту, я уставился на крылатого, размышляя о том, как Кристофу вообще смелости хватило лезть с ним в драку. Про того сопляка с обручем на голове речь не идет, у него выбора не было. Сейчас Кавар выглядел так серьезно, так грациозно и так по-настоящему, что я даже малость залюбовался. Ведь привык-то к тому, что он немного странный, немного смешной, даже немного строгий, но никак не такой. Теперь стало ясно, что звание Смотрителя он носит не просто так. Тем временем, крылатый уже приблизился и оценивающе разглядывал протянутые вперед руки.

  - Рукава можно просто закатать. А вот с полами плаща и штанинами так легко не справиться. Ладно, главное не дергайся.

  Куда там? Я даже моргнуть не успел, а Кавар уже размахивал перед моим лицом отрезанными кусками материи.

  - Все?

  - Нет. Рукава закатай. Чтобы я мог спокойно морок навести.

  - Зачем? - моргнул, на автомате забирая тряпки из рук Смотрителя.

  - Мы скоро выйдем к поселению. Нельзя привлекать внимание.

  - А как скоро? И что за морок?

  - По моим подсчетам к вечеру. А морок простейший, немного внешний вид подправлю, - многозначительный взгляд на мою одежду, - немного ауру подкорректирую.

  - А это не опасно? Ты говорил, что мне...

  - Теперь, думаю, нет. С магической составляющей мира ты уже неплохо контактируешь, так что рискнуть можно.

  - Ладно, - вздохнул я и принялся закатывать рукава.


  - Поселение? - с трудом сдерживая себя, чтобы не уронить челюсть, произнес я, разглядывая открывающуюся с холма, на котором мы оказались, выйдя из леса, панораму.

  Большой, если не сказать огромный, город, окруженный высокой каменной стеной, пересеченный по диагонали тонкой голубой линией явно мелководной реки и со сверкающим золотым куполом какого-то огромного строения практически посередине, красиво раскинулся в залитой солнцем долине. Кстати говоря, когда мы вышли из леса, я, четко следуя всем правилам фентезийной литературы, первым делом стал изучать небосвод, собираясь обнаружить на нем как минимум два солнца и три луны. К сожалению, а вернее к счастью, в поисках я не преуспел. Небо оказалось совершенно нормальным, голубым с небольшими перьевыми облаками, солнце было в единственном экземпляре, и в данный момент медленно опускалось за горизонт. И вид утопающего закатном солнце города был, мягко говоря, захватывающим, поэтому я даже не сдвинулся с места, когда Кавар, повертев головой и заметив тропинку, неспешным шагом начал спускаться с холма вниз. Мне его желание добраться до города поскорее было по барабану, и я продолжал с упоением разглядывать город. Стена, окружающая его, была сделана из какого-то темно-серого камня, разделяющие ее на несколько секторов башни, которых я насчитал семь штук, тоже, только завершались они небольшими деревянными сторожками. С холма, на котором я находился, хорошо были видны простенькие двухэтажные здания на окраине города и более высокие многоэтажные - ближе к центру города, туда, где возвышалось странное, похожее на храм здание с конусовидным золотым куполом. Просторные улицы пересекали город на удивление симметрично, образуя собой правильный рисунок паутины, все они сходились в одну точку, растекаясь и превращаясь в широкую круглую площадь, в середине которой как раз и находился тот самый «храм». Вообще, разглядывая город, я пришел к выводу, что это строение является если и не храмом, то точно чем-нибудь вроде городской ратуши или зала собраний. Но все же, купол - есть купол, и у меня, как у стандартного русского человека ассоциируется он именно с храмом.

  - Это не храм, - неожиданно произнес неизвестно когда оказавшийся рядом Смотритель.

  - А?

  - Это не храм в том понятии, в котором его привык видеть ты. Это дом поклонения Небу. На твоем языке это звучит, как обсерватория.

  - Ты шутишь? - обалдел я, - вы за планетами наблюдаете?

  - Нет. Не за планетами. А за небом, - со вздохом ответил крылатый.

  - Погоду прогнози...

  - Нет! Давай, я позже объясню. Нужно успеть до закрытия ворот, - с этими словами он развернулся и вновь направился к тропинке, ведущей вниз с холма. Скопировав вздох Смотрителя, я пожал плечами и последовал за ним.

  После того, как Кавар отрезал мешающие сантиметры на моей одежде, передвигаться стало намного проще. Кроме того он действительно наложил на нас обоих морок, после чего мы стали выглядеть менее потрепанно, а еще крылатый замаскировал нашу ауру под стандартную человеческую. Кстати, чтобы соответствовать выбранной роли, Смотрителю пришлось изменить цвет своих глаз. По его словам, на Лориэре встретить человека с голубыми глазами невозможно, ибо таких не существует. Эта привилегия принадлежит только Н'кхалам (они вообще поголовно голубоглазые) и некоторым представителям других рас. Пока я осмысливал информацию, Кавар успел спрятать мой ошейник и «нарисовать» мне более длинную шевелюру, объяснив это традициями среди человеческого населения. Тьфу ты, традиции. В гробу я такие традиции видал! Не переношу длинные волосы, они мне всегда мешают, единственное, на что моего терпения хватает, так это на челку. Радовало лишь то, что волосы действительно «нарисованные», а значит, неудобств особых приносить не будут. К слову, сам морок оказался вполне себе ощущаем. Казалось, что я надел немного лишней и не самой удобной одежды, которая ко всему прочему была еще и сырой. На мои жалобы Смотритель лишь пожал плечами, буркнув что-то вроде «я привык и ты привыкнешь». А я что? Мне деваться некуда.

  Спустившись вниз с холма и пройдя еще около километра по широкой дороге, мы оказались перед массивными воротами города. Что меня удивило, так это отсутствие какой-либо охраны. Все входили и выходили когда им вздумается и никто никем не останавливался. На мой вопрос Кавар пояснил, что защита здесь магическая, и при любом намеке на угрозу тут же появляется вооруженный отряд. Ворота открыты весь день, вплоть до наступления сумерек, а потом они закрываются до рассвета, охраняя город от нападок хищников, диких, сиванских монстров и просто всякого сброда. Я даже не успел рот открыть, чтобы поподробнее узнать о том, кто такие эти монстры, как Кавар тут же глянул на меня грозно и попросил молчать до тех пор, пока мы не окажемся в подворье. Ах да, мы же еще не знаем, значит ли то, что я уже могу дышать в Лориэровской атмосфере, что я смогу еще и понимать язык. Так что пришлось закрыть рот и молча следовать за Каваром, который как только вошел в ворота, уверенно свернул направо и побрел по одной из просторных улиц. Дорогу я не запоминал, стараясь держать себя в руках и не озираться с любопытством по сторонам. А все потому, что крылатый еще на подходе к городу предупредил о том, что нельзя выдать городским то, что мы находимся на их территории впервые, а значит: не оглядываться, не выпучивать глаза и не разглядывать окружающее нас пространство с видом ребенка, попавшего в сказку. Обидно, конечно, но что только ради конспирации не сделаешь! Поэтому я хмуро брел рядом, глядя исключительно себе под ноги (кстати, улицы были вымощены очень интересного вида плитками, поэтому смотреть было на что) и едва успевая за постоянно сворачивающим в непонятные переулки Каваром. Как он сам находил дорогу, если тоже был в городе впервые, я не понимал, но, так как выбора у меня не было, доверял. Несколько раз я, увлекаясь разглядыванием рисунка под ногами, едва не сталкивался с представителями местного населения, но вовремя успевал увернуться. В результате таких маневров я получил возможность немного разглядеть этих самых представителей, которые оказались совершенно обычными, за исключением мелочей, людьми, и убедиться в том, что языка я их совершенно не понимаю. Зато его прекрасно понимал Кавар, который после особенно горячих речей в мой адрес оборачивался и прожигал говорившего взглядом. При этом у невезучего на Смотрителей человека неожиданно мутнел взгляд и резко повышался уровень идиотизма и неадекватности. Чем занимался крылатый, было понятно даже дураку, поэтому я лишь пожимал плечами и продолжал движение. Шли мы уже минут десять, и шли достаточно странным, запутанным путем. И когда я уже решил, что зря доверился наверняка заблудившемуся Смотрителю, тот неожиданно остановился. В результате, мы оказались перед большим четырехэтажным зданием с яркой вывеской на непонятном мне языке. Это и есть то подворье, о котором говорил Кавар? Судя по тому, что он, постояв с минутку перед входом, уверенно вошел внутрь, да. А меня за собой позвать? Или мне здесь ждать? Что-то рассеянный у меня Смотритель. Придется самому решать. Потоптавшись на месте, я глубоко вздохнул, потом пару раз сжал и разжал кулаки в карманах и шагнул внутрь.

  Итак, знакомство с населением, его нравами и обычаями начинается?


  ***

  - Госпожа! Госпожа! - громкий стук в дверь вновь отвлек ее от созерцания прекрасной картины.

  Ширайна обреченно и немного грустно вздохнула, движением руки приказав палачам остановиться. Один из них, явно увлекшийся процессом, не заметил приказа и продолжил методично загонять под кожу пленника раскаленную иглу. Пленник, онемевший после применения одного из ядов, естественно молчал и не мог оповестить своего мучителя о том, что над ним самим нависла угроза, поэтому это пришлось делать его коллегам. Грубо пихнутый в бок палач вскинул голову и, наткнувшись на внимательный взгляд черных глаз, резко побледнел. Руки его замерли, так и не доведя дело до конца, а глаза с поразительной скоростью налились раскаяньем и мольбой о прощении. Однако Ширайна либо уже насытилась кровавым представлением, либо просто была в хорошем настроении, потому что еще раз вздохнув, она произнесла:

  - Уведите его. Вылечить, отмыть, накормить. И... - женщина вгляделась в красивые черты совсем еще молодого лица, - в мои покои.

  - Слушаемся, Госпожа.

  - Войдите, - произнесла она, когда зала опустела, устраиваясь удобнее на троне.

  Широкие резные двери открылись, пропуская невысокого человека в темной одежде. Он сделал всего несколько шагов и остановился, покорно ожидая приказаний.

  - Ближе. И говори уже, что случилось!

  - Кристоф, Госпожа, - мягко улыбнувшись, произнес вошедший, приближаясь.

  - Он один?

  - Нет, Госпожа. С ним проводник и молодой перевертыш.

  - Нашел, значит. И мало того, привести сумел, - с задумчивой улыбкой заговорила Ширайна, поглаживая подлокотник, - А Смотритель?

  - К сожалению, он ушел. И человек, который был с ним тоже. Кроме этого, отряд Кристофа потерял одного Кшалту. Кажется, Брес...

  - Плевать. Жаль только, что Кавар сумел уйти. Хотя... Ласарк разгромлен и прячется сейчас в лесах Вернарра, большая половина Смотрителей у нас, так что помочь ему никто не может, а без поддержки Кавар долго не продержится, к тому же он наверняка не знал о перенастройке порталов, - улыбка расцвела на лице женщины, вновь превращая красивое лицо в хищную маску, - и не известно еще, куда его забросило. Что там с перевертышем?

  - Э-э, Госпожа... - замялся вдруг собеседник, опуская голову, - дело в том, что возникла небольшая проблема...

  - Не мямли. Что за проблема?

  - Дело в том, что перевертыш оказался с необычными способностями, - поймав заинтересованный и нетерпеливый взгляд, человек продолжил громче и быстрее, - кроме необычайно быстрого развития, он еще и показал высокий уровень в сфере ментальной магии...

  - Ментал? Воин? Не возможно! - горячо воскликнула Ширайна, приподнимаясь.

  - Но это так, Госпожа. Он сумел отразить сканирование Кристофа и даже смог пробить его собственную защиту.

  - Неужели? Но это же прекрасно! Это просто великолепно! Только, Эроуль, я так и не поняла, в чем проблема?

  - Э, Госпожа... - вновь замялся тот, нервно сминая подол своей туники, - он сумел... его способности... мы не знаем, как, но...

  - Короче!

  - Он сумел заблокировать все свои воспоминания, - скороговоркой выдохнул Эроуль, услышав нотки раздражения в голосе Госпожи.

  - То есть? Как? Разве это...

  - Не известно. Но он ничего из своего прошлого не помнит. И никто из наших менталов этот блок снять не может.

  - А Ингвен?

  - И он тоже. Все выглядит так, будто перевертышу стерли всю память, оставив пустым и беспомощным. Зова клана он уже не слышит, связь со Смотрителем тоже потеряна. А по нашим данным она была установлена между ним и Никавэсуром ранее. Теперь он чист и свободен от каких-либо связей вообще. Он сам ничего не понимает и не может даже имени своего назвать. Кристоф сказал, что это произошло уже после того, как они надели на него ошейник. То есть перевертыш совершенно точно поставил блок сам.

  - Понятно, - озадаченно произнесла женщина, откидываясь на спинку, - ну, раз уж так вышло... А знаешь, это даже хорошо. Не придется проводить ментальную обработку, достаточно лишь рассказать ему нужную версию событий. Он будет думать, что родился на Лориэре, в семье Кристофа. Скажешь Кристофу, чтобы провел с ним обряд единения и принял в свой род. Пускай контролирует его, как вожак. Таким образом, мы получим еще одного верного слугу. Да, так намного лучше. И проще. Хорошо, Эроуль, можешь идти.

  - Да, Госпожа, - низко поклонившись, Эроуль, развернулся и быстро зашагал к выходу.

  - И найди Гростана! - окликнули его игривым голосом, - скажи, что я хочу его, хм... видеть.



Содержание:
 0  Клыкастый клан : Гера Агеева  1  Глава 1 : Гера Агеева
 2  Глава 2 : Гера Агеева  3  Глава 3 : Гера Агеева
 4  Глава 4 : Гера Агеева  5  Глава 5 : Гера Агеева
 6  Глава 6 : Гера Агеева  7  Глава 7 : Гера Агеева
 8  Глава 8 : Гера Агеева  9  Глава 9 : Гера Агеева
 10  Глава 10 : Гера Агеева  11  Глава 11 : Гера Агеева
 12  Глава 12 : Гера Агеева  13  Глава 13 : Гера Агеева
 14  Глава 14 : Гера Агеева  15  Глава 15 : Гера Агеева
 16  Глава 16 : Гера Агеева  17  вы читаете: Глава 17 : Гера Агеева
 18  Глава 18 : Гера Агеева  19  Использовалась литература : Клыкастый клан



 




sitemap