Фантастика : Юмористическая фантастика : Глава 6 : Гера Агеева

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19

вы читаете книгу




Глава 6



  Прощание получилось немного сумбурным. Мама снабжала меня напутствиями и пожеланиями, стараясь не расплакаться, а я кивал ей в ответ и старался держать себя в руках, чтобы не сболтнуть ничего лишнего. Очень хотелось рассказать ей все, объяснить, предупредить даже, но я прекрасно понимал, что в этом случае она мне либо не поверит, либо запрет в чулане и не выпустит. Так что и для ее и для своего спокойствия я счел нужным придерживаться легенды.

  Блин, как же неприятно осознавать, что я ее так нагло обманываю! Не дай Бог, я в ближайшее время не смогу с ней связаться, весь этот клыкастый клан узнает кто такой Антон, и каким он бывает в секунды (не больше, я легко выхожу из себя, но очень быстро остываю) бешенства! И не надо про хомячка вспоминать, во мне живет наиболее агрессивный и невменяемый представитель отряда грызунов, так что загрызу я их всех, слопаю и не подавлюсь.

  Покрепче обняв маму, я пообещал ей, что дам о себе знать, как только появится возможность, и, поцеловав на прощанье в щеку, спустился вниз, во двор, где оставил машину.

  Погодка не предвещала ничего хорошего, ветер холодными лапищами лез под куртку, заставляя ежиться, а слабая морось говорила о возможном повторении вчерашнего ливня. Чтож, самая подходящая декорация к сцене прощания с прежней жизнью.

  Сев в машину, я направился на окраину города в частный сектор, туда, где находилась наша хиленькая дача с гаражом на участке. Именно гараж мне и был нужен, так как в самом городе машину я оставить не мог ни во дворе дома, ни на платной стоянке. Все было бы намного проще, будь возможность продать ее или хотя бы отдать кому-нибудь из знакомых на хранение. Так не получалось, уже сегодня вечером я должен был исчезнуть из города (и не только), и времени на поиск этого "кого-нибудь" и оформление документов не хватало, кроме этого, я даже не знал когда вернусь, да и вернусь ли вообще. Так что, поразмыслив, я пришел к выводу, что гараж на даче - лучший выход. Сама дача располагалась в небольшой деревеньке, плотно прилегающей к городу, и досталась мне от бабушки, когда та умерла. Странно, конечно, что она не завещала ее отцу, ведь тот до сих пор по съемным квартирам кочует, а меня она и знать, толком не знала. Не смотря на то, что жили мы в одном городе, виделись редко, только по праздникам, а мать мою она вообще откровенно недолюбливала. Но все же после ее смерти дача перешла ко мне, причин этого поступка не знал никто, да и кому нужны были эти причины? Я был еще мелким, мне было не до подобных вопросов, матери было наплевать, лишь отец бесился и пытался оспорить все это дело в суде. До этого так и не дошло, с ним поговорил знакомый юрист и объяснил всю провальность затеи. Завещание - есть завещание, как сказал он, и если бабушка хотела отдать дачу мне, пытаться отобрать ее не имеет смысла. Помню, тогда отец показался у нас дома в последний раз, они с матерью долго спорили о чем-то на кухне, а потом он ушел, успев назвать меня выродком на прощанье. Я так и не узнал, о чем они говорили в тот вечер, а со временем мне стало наплевать на все его разговоры и причины, по которым он нас бросил. Воспоминания о нем очень быстро перестали быть болезненными, ушел и ушел, хрен с ним, пережили. Мамка у меня была женщина крепкая, раскисать не стала, да и я ей помогал, в чем мог. Так что и без отца я сумел закончить школу, поступить в универ, заработать на собственную квартиру, а мать уже восьмой год счастливо живет со вторым мужем. Кстати говоря, Максим оказался офигенным мужиком, думаю, что без его поддержки не все было бы так радужно в нашем семействе. Я бы уже давно скатился до уровня дворового быдла, а мать загнулась бы на работе. А так, под его чутким руководством и крепкой рукой я вырос почти нормальным человеком, не доставлял особых хлопот, правда, универ бросил на втором курсе (не вовремя осознал, что математика - не мое), зато в армии отслужил. Жаль, конечно, что сейчас он в отъезде, хотелось бы и с ним попрощаться, да и машину бы тогда ему оставил, но, увы, не удастся. Может это и к лучшему, меньше соблазна во всем признаться. Так хотя бы знаю, что мамка в надежных руках остается, и уходить легче.

  Направляясь в сторону деревни, я нарочито поплутал по городу, проезжая мимо, так сказать, памятных мест. Проехал рядом с детским садом, в котором провел всего лишь два года - меня быстро оттуда выгнали. А все дело в том, что у воспитателей не хватало на мои выходки ни терпения, ни сил, ни даже злости. Каждый раз, забирая меня в конце смены, родители по полчаса выслушивали жалобы, поминутно кивая головой и обещая наказать. И ведь наказывали, не сильно, конечно, но за особо глобальные разрушения я пару раз получил ремня. Естественно на меня подобные методы не действовали, возвращаясь на следующий день, я был милым и приветливым, но лишь до тех пор, пока не наступал тихий час. Столько спящих и беззащитных! Вот оно - раздолье для ребенка... э-э, монстра. Именно так меня называли взрослые тетеньки, которым приходилось разгребать учиненный мной бардак и успокаивать особо впечатлительных детишек.

  Но это еще что. Вот когда о моих подвигах начали говорить в старших группах... Эх, я гордый ходил! Еще бы, мной интересоваться стали, некоторые даже поглядывали с уважением (старшие), а некоторые вообще бледнели при моем появлении и начинали истошно реветь (младшие). Даже не знаю, какая реакция мне нравилась больше.

  А потом появилась Она. Марина. Красивая, с длинными золотистыми косичками (вот с детства мне на блондинок везет), большими голубыми глазами и милой родинкой над губой. Естественно в нее влюбилась почти вся мужская, вернее мальчишеская половина садика. Бедная девочка. Волосы ее начали редеть прямо на глазах (еще бы, каждый ведь считал, что тягание девочки за косичку - лучшее проявление чувств), от периодических нервных переживаний (жуки в компоте - это вам не шутки) она почти посадила голос, через две недели девочка стала шарахаться от каждого шороха. И тогда в игру вступил я. Не дурак, насмотрелся на взрослых, подумал, и решил не повторять ошибок этих сопляков, которых по недоразумению назвали моими сверстниками, а пойти другим путем. Начал дарить ей шоколадки и цветы, оберегал от назойливых поклонников, делился своим компотом, помогал расчесывать волосы. В общем, вел себя, как подобает настоящему Лыцалю. Марина оценила, ответила мне взаимностью, и когда я уже решил, что все, что она в моих руках, случилось непредвиденное - у меня появился соперник. Рыжий, наглый, из старшей группы, следовательно, более опытный. Вот это была схватка! Мы с Борькой соперничали даже не из-за девчонки (на фиг она нам сдалась, если даже целоваться не умела?), просто гордость не позволяла отступить. Мы шли вровень, попеременно вырываясь на шаг вперед. Я дарил ей цветы - он на следующий день заявлялся с красивой куклой, он менялся с ней компотами (забирая себе тот, что с жуком) - я мутузил очередного охотника за косичками, и так далее и тому подобное. Наша с ним неприязнь росла с каждой минутой, пока в один прекрасный день не превратилась в крепкую дружбу. А все потому, что появился Третий, тот, кто опережал нас с ним на всех фронтах. Вот тогда мы и объединились в борьбе против общего врага. Сейчас как вспомню, что мы тогда с несчастным мальчиком вытворяли, аж мурашки по коже. Все-таки дети бывают очень жестоки. И дохлая крыса под подушкой - это самое безобидное из наказаний, которые мы использовали. От соперника мы избавились, но к тому моменту сама Марина нас уже не интересовала, девчонка, как говорится, приелась, и с ней стало скучно.

  Но скучно нам было не долго - все же детсад большой, народу много, есть над чем поработать. Естественно, страдать окружающие стали с двойной интенсивностью. И еще более естественно то, что после пары месяцев совместной работы нас с Борькой, а вернее наших родителей, послали по всем известному адресу. В соседний садик.

  Не знаю, толи родители пожалели персонал того садика, толи слава о нас уже успела докатиться и до него, но в садик мы так и не попали, ни в новый, ни в бывший. Зато, крепко досталось бабушке Бо, у нее мы и проводили оставшееся дошкольное время. Мне даже жалко ее было, но Бо, как самый беспринципный в нашем дуэте, не давал мне распускать нюни, и мы с удвоенным рвением доводили несчастную старушку. Бедная. Ее мучения закончились в тот день, когда в действие вступил план-захват под названием "Первое Сентября". Борька ушел, оставив меня на волю случаю, чем я непременно воспользовался и добивал оставшиеся два года собственных родителей. А потом настала и моя очередь попробовать на прочность школьные стены, благо Борька уже успел провести диверсионные работы. Эх, школа-школа... Два больших здания (когда старого стало не хватать рядом отстроили еще одно), соединенные между собой перешейком. Мы так и называли их: Старая Школа и Новая Школа. Чего только мы там не вытворяли!!! И в столовой в чай слабительного подмешивали, и футбольные мячи металлическими опилками забивали, а потом небрежно разбрасывали их по территории школы, и реагенты в кабинете химии местами меняли, и топили постоянно как минимум два этажа, отвинчивая гайки в нужных местах разводным ключом, даже до киднеппинга дошли - выкрали из шкафа в кабинете биологии скелет, нарядили его в деда Мороза (как раз Новый год был на носу) и поставили возле елки в актовом зале. Это все, не считая банальных школьных шалостей. Веселились, в общем, по полной программе.

  Когда Борька был уже в выпускном классе, по законам жанра, в школе появилась новая учительница алгебры. Ммм... Молоденькая, рыженькая, стройная, симпатичная, с умными карими глазами и (как и полагается настоящей учительнице) застенчивая. Борька тут же заявил, что через месяц будет иметь... хм, с ней отношения. Я, конечно же, был категорически не согласен с его заявлением, в результате мы поспорили. Чего только Бо ни делал, как только не ухаживал, чуть ли не серенады ей под окном кабинета пел, даже алгебру стал учить, реакция постоянная, как косинус от девяноста градусов - ноль. Упертая учительница оказалась, к тому же еще и замужняя. В итоге спор я выиграл, а Борька... А Борька влюбился. Причем не на шутку. Парень таки места себе не находил, изнывал весь, маялся, сначала собирался мужа ее убить - передумал (помогло мое цитирование УК РФ), потом решил себя того... с крыши уронить, опять передумал (помогла врожденная боязнь высоты), в конце-концов, пришел к выводу, что она не первая, она же и не последняя. Загул был... Многие девчонки тогда "пострадали" от его излишнего внимания.

  Потом был универ, Борька доучился, я бросил, отслужил. Служба, кстати, тоже прошла на уровне, до сих пор вся часть при моем имени икать начинает, причем икать от смеха. Мда, хорошие были времена...

  Вот так, размышляя о своей достаточно короткой жизни, я добрался до деревни, подготовил машину к длительной зимовке и, надежно закрыв гараж, потопал в сторону остановки, ожидать автобус. Земля под ногами неприятно хлюпала, предупреждая о скором намокании нижних конечностей, и я в энный раз клял себя за то, что, прекрасно зная, что назад придется идти на своих двоих, все равно обул легкие кроссовки. К тому моменту, когда я таки добрался до остановки, ноги были уже насквозь мокрые, что не доставляло мне никакой радости, да и серый пейзаж тоже не способствовал поднятию настроения.

   На подходе к Борькиному дому, я решил ему позвонить и уточнить там ли он, а то мало ли утопал к своей Женечке попрощаться, а мне, как самому умному, стоять тут ждать его. Борька оказался на месте, прощание с Женькой прошло немногим ранее (интересно, а что он ей сказал?), и он только-только вернулся домой. Мда, получается, что я один время на всякую фигню тратил, а друг все дела сделать успел. Эх... Зато я Носитель, ага, и это главное.

  А времени, действительно, осталось совсем немного, так что придется поторопиться, чтобы успеть и на работу заскочить, и домой за вещами вернуться, и... Интересно, а чем там Кавар с Иринкой занимаются? Наверняка, крылатый вербовку проводит, вот только как он это делает? Нет, то, что он не будет на Ирку магией воздействовать и так понятно, она ему просто не понадобится, визуального эффекта будет достаточно, а если он еще и другие способы использует...Хм, главное, чтобы квартира моя целой осталась, а то знаю я Иринку и ее темперамент. И как только я с ней все это время справлялся? Даже гордиться собой начинаю. Кто бы мне медаль за такую выдержку дал?

  Я тяжко вздохнул и присел на скамейку возле подъезда, приподняв ворот куртки, чтобы укрыться от холодного ветра, приготовился ждать Бо. Подниматься к нему не хотелось совершенно, легче и намного быстрее было дождаться друга внизу и потом вместе с ним направиться на работу. Но все же уйти тихим способом не удалось, родители Бо решили попрощаться и со мной, поэтому, тяжко вздохнув, я поднялся (пешком!) на девятый этаж, проклиная на ходу Бо и его вертикальный неподвижный гроб, который по незнанию обозвали лифтом и запихнули в шахту.

  В дверь я не просто позвонил, я навалился на кнопку звонка всем обессилившим телом, разнося по квартире противный и очень громкий звон, совершенно не чувствуя за собой угрызений совести (ага, зубов-то у нее нет), благо родители Бо к моим концертам привыкли. На душе сразу полегчало, и, почувствовав себя отомщенным, я нашел таки силы ослепительно улыбнуться, когда дверь распахнулась. Хм, зря я так старался. Открывший, точнее открывшая, совершенно не обратила на меня внимания. Полностью погруженная в чтение какой-то книжки, Машка меня наглым образом проигнорировала, и, развернувшись спиной, уже было сделала шаг в сторону комнаты, когда я ее окликнул:

  - Маш, привет! - Закрыв за собой дверь, я уставился на девушку, ожидая чуда (читай - реакции на мои слова).

  Тут нужно пояснить: Машка - это Борькина младшая сестра, такая же рыжая, веселая, симпатичная, приветливая девушка. Ага, именно такой она бывает тридцать процентов времени бодрствования, а остальное время она... Никогда не угадаете! Она читает. Сутки напролет считывает информацию с бумаги. В моменты слияния с книгой она практически уходит в астрал и не реагирует на внешние раздражители. Когда-то, когда она еще только начала увлекаться фентезийной литературой, ее главным приоритетом было доведение меня до белого каления. Причем делала она это не намеренно, а с присущей всем женщинам небрежностью, и с помощью столь же характерного и распространенного метода - словами. Она говорила обо всем и постоянно, стоило только мне появиться в поле ее зрения, как на меня сразу же обрушивалась массированная словесная атака. Благодаря ней я теперь разбираюсь в мирах и расах фентези так же хорошо, как и в собственном анатомическом строении. Чем отличается темный эльф от светлого, почему лошади не подпускают к себе оборотней, что будет с вампиром, если он выпьет кровь у мертвеца, какого цвета глаза бывают у дракона, какие они все же лапочки, эти де-е-емоны... Нет, вы не подумайте, я к демонам совершенно равнодушен, просто именно такая информация сыпалась на меня, как из рога изобилия. Эльфы, гномы, вампиры, демоны всех мастей, колдуны и высшие маги, назгулы, орки... Такого количества персонажей не было даже в Санта-Барбаре, а мне приходилось все это выслушивать, кивать в нужных моментах, а иногда (в тех сценах, где главного героя подло придавал лучший друг, или когда у него умирала любимая зверюшка) хмуриться и сочувствовать. Самым сложным было не ржать слишком громко в те моменты, когда начиналось описание божественной внешности главного героя, ибо Машка тут же обижалась и говорила, что ничего я в мужской красоте не понимаю. И правильно говорила, не понимаю, и не пытаюсь понять, меня женская больше прельщает. К тому же, не понимаю я, как можно пускать слюни на вымышленных героев, на их неземные черты лица и чистые души? Вот скажите мне, зачем молодой и красивой девчонке сутки напролет грезить об эльфах, когда вокруг полно не менее лопоухих, но более реальных красавцев? А она действительно ни на кого внимания не обращала, единственными особями мужского пола, на которых распространялось ее дружелюбие, были я и Борька. Ну Борька - это понятное дело, он как ни как брат, но вот за какие заслуги этой участи удостоился я, мне не понятно. И если бы отделался только вниманием, она ведь своими рассказами мне мозг взрывала. Мне эти демоны и драконы снились по ночам, дошло до того, что во время просмотра какого-либо фильма я начинал советовать герою, какое заклинание следует использовать для уничтожения противника, либо для излечения друга, а вместо простого и понятного всем "чтоб тебе пусто было!" в минуты бешенства я говорил "чтоб тебя инкуб изнасиловал!". А если вспомнить, как я опустил Леголаса за несоответствие эльфийским канонам (он ведь страшный, бегает медленно, дерется как ребенок, и уши у него короткие)? На меня ведь за это сильно обиделась одна из поклонниц этого самого эльфа. Да так сильно, что у меня потом дня три синяк сходил. Да-а... А все Машка со своими книжками. До сих пор удивляюсь, как только у меня крыша не поехала?

  Потом, в какой-то момент, все прекратилось. Маша полностью погрузилась в чтение, перестала делиться со мной впечатлениями от очередной книжки, и вообще, начала меня игнорировать, и это в лучшем случае. В худшем же меня окидывали презрительным взглядом, либо фыркали при моем появлении (я даже знаю, у кого она этому научилась). Не то чтобы я огорчился, совсем наоборот - обрадовался, но такая резкая перемена не могла не насторожить. Пару раз я пытался выяснить причины, но ничего так и не добился. Зато Борька сказал, что она в меня того... втрескалась. Потому и игнорирует, мол, ломается. В чем прикол, я не понял, да и не больно надо было, главное - меня оставили в покое.

  Итак, представили себе картинку? Так вот, именно эта девушка сейчас и стояла напротив и хмуро взирала на меня.

  - Привет. - Наконец произнесла она.

  - Как дела? Что читаешь? - Да, это единственный способ завладеть ее вниманием на некоторое время. И нет, я не мазохист.

  - Книгу. - Все так же хмуро.

  - Вижу, что не газету. О чем?

  - Магия, другие миры, эльфы, единороги. - Скороговоркой выпалила девушка.

  - Клево. - Протянул я. - Попаданцы?

   - Ага. - Глазки загорелись, улыбка появилась, отлично, пациент скорее жив, чем мертв.

  - Ну и что там? Рассказывай! - Изобразить энтузиазм и нетерпение не составило труда.

  - О! - Машка вздохнула поглубже и тут ее понесло:

  - Представляешь, там значит про девчонку Катю, которая только-только школу закончила. Ей значит, семнадцать, у нее длинные густые светлые волосы, голубые глаза и очень красивая улыбка. В общем, она домой возвращалась и попала под машину, а когда очнулась, поняла, что находится в другом мире. Там два солнца было, представляешь?! А еще полно всяких странных животных и растений. А еще там кроме людей есть еще и гномы... а еще единороги, эльфы и орки. Хм... она значит, когда поняла, что в другом мире находится, решила назад вернуться, а для этого нужно было до столицы добраться. А потом оказалось, что у нее большой магический потенциал, это ей эльф сказал. Тот, который ее от разбойников спас, когда она до города добиралась. Эльф оказался сыном директора Магической Академии, и он пообещал ей место студента. Вот. Теперь они вместе направляются в эту самую Академию, до нее месяц пути. А главное, что лошадь у них одна, да и вообще эльф к путешествию в одиночку готовился, поэтому и спальный мешок у них один на двоих. Это так прикольно! Она ведь передумала домой возвращаться, потому что в эльфа влюбилась. Он ведь такой красивый и такой сильный! И имя у него классное: Имальриэль"Арин Клайнарин"Дей . Но ей он разрешает называть себя просто Дей. Сейчас они только-только добрались до какой-то деревни, где собираются переночевать. Только их ни кто пускать к себе не хочет из-за собаки-монстра.

  - Какой-какой собаки? - Наконец мне удалось вставить хоть слово. Нужно ведь контролировать ситуацию, а то это повествование о прекрасной попаданке и ее эльфе начало затягиваться.

  - Как какой? Ну та, которую они из капкана вытащили. Я разве не сказала? Она теперь признала Катю хозяйкой и защищает ее. Так вот. Теперь они слоняются по деревне и ищут дом, в который их пустят.

  - Клево! - Вот. Это то самое слово, которое должно заменить все остальные нецензурные.

  - Это еще что! - Заулыбалась девица. - Тут на обложке портрет этого эльфа есть. Он такой...

  - Красивый? - Подсказал я.

  - Страшный!

  - Не понял.

  - Да что тут непонятного, это все издательство дебильное. Он светлого эльфа от темного отличить не могут. В книге ведь ясно написано: Имальриэль"Арин. Значит он светлый. Вот если бы у него имя было Имальриэль"Нирал тогда бы он был темным. Да еще и автор пишет, что него бирюзовые глаза. Бирюзовые! Не лиловые! А они не разобрались и сделали его темнокожим. Дураки!

  - А-аа...

  - Вот. Представляешь, она умерла. Умерла и в другой мир попала... - мечтательно протянула Машка, вздыхая. - Невероятно, правда.

  - Да! Это ведь не реально! - Подтвердил я.

  Мне, слава Богу, умирать не придется. У меня Мастер порталов есть. Он нам портальчик организует, и мы тихо-мирно в него войдем, а потом выйдем. Только уже на Лориэре. Или... Надо было у Кавара подробности выяснить, а то как-то не хочется умирать в самом рассвете сил, пусть даже и для того, чтобы в другую реальность переместиться.

  - А чего ты пришел? - Это она только сейчас об этом задумалась? Мда...

  - Так, это... Я за Борькой. Нам уходить пора.

  - А.

  - Ага. Иди что ли, поцелуй меня. - Я широко улыбнулся и развел руки в стороны, приглашая девушку в объятья.

  - Чего?! - Машка уставилась на меня, как на привидение, крепко прижав книжку к груди. Она ей отбиваться собралась?

  - Я говорю, поцелуй меня.

  - Э-э... - Девушка моргнула, вгляделась в мое лицо, опять моргнула, облизнула губы и покраснела.

  Покраснела? Не понял, что еще за... И чего это она мои губы так внимательно разглядывает? Опять не понял. Это что же получается, Борька прав оказался? Офигеть!

  - Зачем?

  - Что? - Переспрашиваю.

  - Зачем целовать? - Шепчет. Какого, спрашивается... Когда она успела голос сорвать?

  - Так это... не увидимся больше, то есть, долго еще не увидимся. - Не уверенно проговорил я.

  Поцелуй меня! Нет, это надо же было такое предложить. Дурень пустоголовый.

  - А. - Что-то слишком часто это междометие звучит в последние несколько минут. - А почему?

  - Что почему? Почему не увидимся? - Я опустил руки. А то стою тут, как мельница, руками размахиваю, улыбаюсь, девушку из столь привычного ей коматозного состояния неприличными предложениями вывожу.

  - Да.

  - Так Борька не сказал? Мы же за границу уезжаем, по работе.

  - Ну... Он говорил что-то про длительную командировку. Только я не вникала.

  - Ясно. - Усмехнулся я. - А стоило вникнуть. Мы с ним укатываем далеко и надолго.

  - Ну и что? - Девушка пожала плечами. - Выдержу как-нибудь без братишки пару лет.

  - Так ведь не пару. Мы лет на пять, как минимум.

  - Ого!

  - Вот-вот. А где Борька-то?

  - А я откуда знаю? - И такое неподдельное удивление. Точно не знает.

  - Антоша! Здравствуй, сынок! - Людмила Алексеевна. Приятная, красивая женщина с очень живыми и веселыми глазами. И улыбка с лица никогда не сходит, совсем как у Бо.

  - Здравствуйте, теть Люд. - Я широко улыбнулся появившейся в дверях кухни женщине.

  - Давно я тебя не видела. А ты чего... Маша! Почему ты его в прихожей держишь?

  Машка, не ожидая такого резкого переключения внимания на свою персону, вздрогнула. А потом грозно зыркнув на меня - а при чем тут я? Меня тут и не стояло, как говорится - повернулась к матери.

  - Мам, он только вошел. Я его как раз в зал проводить собиралась. - И все это таким милым и ангельским голоском, будто не она секунду назад меня взглядом убивала.

  - Не надо меня в зал! - Улыбаюсь. - Мне сын ваш нужен. Я за ним пришел.

  - Ой, Антоша, - запричитала тут же женщина, - А это не опасно?

  - Что? - Я даже удивился. Что для меня может быть опасного в Борьке?

  - Ну... другая страна, другой язык, и знакомых нет...

  - А-аа. Теть Люд, не переживайте! Там много наших земляков. - Ага. Половина клана - земляне.

  - Да? - На меня посмотрели с подозрением. - Ну ладно. Надеюсь, так и есть. Боря в комнате с отцом. Маш, проводи.

  - Хорошо, мам. - Все таким же ангелом проговорила девушка.

  А потом повернулась ко мне и смерила меня таким же подозрительным взглядом. Да чего это они, в самом деле? Не вру ведь! И земляков там много, никто нас не обидит, и не опасно, по крайней мере, для Борьки. Да он сам опасен для окружающих. Кавар сказал, что Борька к очень сильному роду относится, и кровь у него почти не изменилась, так что это сам кого хочешь, обидит, мимоходом покалечит и не заметит. И чего меня провожать? Я что, один заблужусь? Я ведь у Бо, как у себя дома. Знаю даже, где его папа заначку прячет!

  - Ларк! - Ой, это сколько она меня уже зовет, раз уже руками перед лицом водить начала?

  - М-м? - Гляжу на девушку. Видимо вполне осмысленно гляжу, раз она успокаивается и прекращает руками размахивать.

  - Пошли уже, зомби.

  - И почему сразу зомби? Уже и задуматься нельзя.

  - Ну-ну. Задумался он. Ты хоть знаешь, как это делается? - Усмехнулась Машка.

  - Знаю. Еще как знаю. - Запротестовал я. - Другой вопрос, делал ли я это на практике.


  Борька обнаружился в зале. Сидит себе и монотонно переключает каналы, не задерживаясь ни на одном больше трех секунд. А папа его рядом газету читает.

  Это они так прощаются? Прикольно!

  Нет, ну я понимаю, Борька спокоен, как черепаха перед забегом, ему вообще все равно в каком мире приключения на пятую точку искать, но Николай Петрович? Его не беспокоит тот факт, что он сына лет пять как минимум не увидит?

  Я посмотрел на мужчину, лениво перелистывающего страницы. Видимо, нет.

  - Ну вот. - Проговорила за моей спиной Маша. - Я пойду.

  - Ага. - На автомате ответил я.

  Наш короткий диалог привлек внимание. Борька оторвался от телевизора, а Николай Петрович от газеты. И оба посмотрели на меня совершенно одинаково. И не столько идентичность цвета и формы глаз делала их похожими, сколько пофигистичность во взглядах. Сразу видно - родственники. Причем ближайшие.

  - Здрасте... - Проговорил я, чтобы хоть как-то заполнить возникшую паузу.

  - Здравствуй, Антон. - Не хилым таким басом прогромыхал мужчина. Блин, все никак не могу привыкнуть к его голосу. Хватает трех дней отсутствия практики, и я отвыкаю не вздрагивать.

  Борька же промолчал, лишь криво усмехнулся.

  - Бо, нам пора... Идти надо... Там это... ждут. - Вот всегда так! Как только Борькин отец в пределах видимости появляется, у меня тут же рефлекс срабатывает - подростковый кретинизм называется. Начинаю мямлить и тупить взор, как дите провинившееся. С детства осталось. Раньше как было: нашкодим с Борькой на пару, на нас нажалуются, и отцы наши тут же за воспитание берутся. Причем, мой все больше к нотациям прибегал, ругал, объяснял, угрожал. А Николай Петрович без предисловий за ремень хватался. И ведь нас с Бо это очень даже устраивало, а все потому, что наказание ремнем пережить проще, чем выслушивать получасовую лекцию о том, какие мы плохие, и что бывает с такими детьми. Но вот когда Борькин отец откладывал ремень в сторону и открывал рот, чтобы начать читать нам нотации, у нас начиналась форменная истерика. Слушать своего отца я мог бесконечно долго, но на голос Николая Петровича у меня лично была аллергия, да и у Борьки тоже.

  Вот и сейчас, хватило пары слов, чтобы я вновь почувствовал себя нашкодившим пацаном. Тьфу ты!

  - Отец, он прав. - Борька решил меня пожалеть и перевел внимание на себя. - Идти нужно. Мне еще к себе заскочить, вещи забрать.

  - Слушай, - Начал Борька, когда мы уже направлялись на остановку.

  С родителями мы его попрощались. Машка таки не избежала участи быть задавленной в моих объятьях, я ее так стиснул, что даже ребра затрещали, да еще и зацеловать умудрился. В щеки конечно, но она все равно смутилась. Эх... Ребенок. Зато мне тоже повезло: Людмила Алексеевна впихнула мне в руки маленькую иконку, оберег, как пояснила она, позже я заметил, что такой же уже висит на шее у друга, кроме этого она расцеловала меня в обе щеки, успевая при этом наставлять нс с Борькой в дорогу. Николай Петрович же обошелся лишь пожеланием удачи и крепким рукопожатием. Очень крепким. Рука до сих пор слегка помятой выглядит.

  - У меня идея возникла, как нам уволиться так, чтобы все думали, что мы в командировке.

  - Да? - Этот вопрос мы уже обсуждали, но решения так и не нашли.

  - Да. Смотри...

  - Куда? - Оборвал я его, ухмыльнувшись.

  Старая шутка, на Борьке всегда срабатывает. Он секунд на десять зависает, размышляя над вопросом, а потом начинает смачно материться. Вот и сейчас остановился посреди дороги, стоя на одной ноге, вторая так и осталась в воздухе. И как только при такой бурной мыслительной деятельности он умудряется еще и равновесие держать?

  - В жо... Достал уже! - Вспылил он, со стуком опустив ногу на землю.

  - Откуда? - Еще одна шутка. Эх, Борька, Борька, всегда ведь ведется, как маленький. Он первый раз минуты две честно думал, кого и откуда я достал. А потом перестал этим заниматься и вместо ответа, прожигал меня взглядом.

  - Ты меня слушать будешь? - Рычит. Это я сейчас бояться должен? Ха.

  - Слушаю я тебя, слушаю. - Поднимаю руки, сдаваясь.

  - Так вот. - Прервался. Смотрит-то как подозрительно! Да молчу я, молчу. - Можно с Оксаной договориться. Наплести ей чего-нибудь романтично-возвышенного и сказать, чтобы всем спрашивающим говорила, что мы в командировке.

  - Романтичного? Хм... Возвышенного? Хм... - Призадумался я. - Думаешь, сработает?

  - Конечно сработает. Смотри, в конторе будут знать, что мы уволились лишь шеф и кадровики с бухгалтерией. А если мы Оксанку убедим в том, что нам просто необходимо прикрытие в виде мнимой командировки, можно будет не беспокоиться о легенде. Любому, кто поинтересуется, она скажет, что мы направлены за границу. А интересоваться будут только наши, да и парочка работников. Наших мы всех оповестили о причинах отъезда, они даже сомневаться не будут, а работники позавидуют и забудут.

  - Это, конечно, все очень интересно, но что ты ей скажешь? А? Романтик?

  - Придумаю что-нибудь. - Сказано это было с таким видом, что отпали все сомнения. Придумает.



Содержание:
 0  Клыкастый клан : Гера Агеева  1  Глава 1 : Гера Агеева
 2  Глава 2 : Гера Агеева  3  Глава 3 : Гера Агеева
 4  Глава 4 : Гера Агеева  5  Глава 5 : Гера Агеева
 6  вы читаете: Глава 6 : Гера Агеева  7  Глава 7 : Гера Агеева
 8  Глава 8 : Гера Агеева  9  Глава 9 : Гера Агеева
 10  Глава 10 : Гера Агеева  11  Глава 11 : Гера Агеева
 12  Глава 12 : Гера Агеева  13  Глава 13 : Гера Агеева
 14  Глава 14 : Гера Агеева  15  Глава 15 : Гера Агеева
 16  Глава 16 : Гера Агеева  17  Глава 17 : Гера Агеева
 18  Глава 18 : Гера Агеева  19  Использовалась литература : Клыкастый клан



 




sitemap