Фантастика : Юмористическая фантастика : Глава 14. Близкое знакомство - ближе некуда. : Арина Алисон

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28

вы читаете книгу




Глава 14. Близкое знакомство - ближе некуда.


Все эти годы, с момента моего появления в этом мире, я имел ясную цель - повысить благосостояние семьи и переженить молодое поколение Гроссаров. Возведя это в долг, благодаря которому моя жизнь была наполнена смыслом, я направил все свои силы на её осуществление. Это давало мне возможность не думать о себе и своем месте в этом мире.

Пристроив братьев с сестрами, и даже отца женив, я почувствовал пустоту. Первоначальное решение совершенствовать свои способности, на какое-то время поддержало меня, но чем дальше в лес, тем меньше мне хотелось учиться. Любой навык, который мы стремимся приобрести, нарабатывается с определенной целью, рассчитывая использовать в будущем, а в данной ситуации мое будущее зависло передо мной в виде одного большого вопроса.

Предложение герцога по поводу вразумления его сына давало мне хоть какую-то устойчивость в этом мире, и я ухватился за эту возможность. Первым делом решил пораспрашивать старого герцога о семье вообще, и об Эдвине в частности.

Сразу после обеда, Эммануэль, вежливо поинтересовался, нет ли у меня каких вопросов или пожеланий. Услышав, что у меня все в порядке и мне есть чем заняться, он, извинившись, удалился в свой кабинет работать с бумагами, требующими срочного рассмотрения. Как только он ушел, я тут же подкатил к старому герцогу и начал набиваться в собеседники. Бертран с радостью принял меня в компанию, и мы уселись на открытой веранде, выходящей на ухоженный сад.

В самом начале нашего общения он попросил моего разрешения обращаться ко мне на ты. Я не возражал, ведь он старше меня нынешнего больше чем в три раза. Это с Эммануэлем у нас установились официальные отношения, как будто мы сотрудники одной фирмы, а с дедулей я чувствовал себя комфортно, как с настоящим родственником.

Мне не пришлось долго ходить вокруг да около, чтобы подойти к той теме, которая меня интересует. Герцог быстро догадался, о чем бы я хотел узнать, сразу же приступил к рассказу.

Род Вэрински очень богат и вот уже несколько поколений пользуется большим влиянием при дворе. Его наследники часто росли и обучались вместе с принцами. Эммануэль так же воспитывался с наследным принцем. Молодые люди стали друзьями и всегда поддерживали друг друга. Пятнадцать лет назад Эртан взошёл на престол, и, став королем Трании, пожаловал другу кучу всяких титулов и званий, после чего сделал Эммануэля своим Советником. Что фактически сделало его вторым человеком в стране.

Богатство семьи и высокий статус являлись предметом зависти для желающих подняться. Множество богатых семейств хотело бы заполучить Эммануэля в родственники или друзья. Молодые и не очень девушки пытались его соблазнить или попасть хотя бы в разряд любовниц. Однако, заняв столь высокое положение в обществе, герцог с женщинами вел себя максимально корректно, лишь шутил, смеялся, целовал ручки. Ничего более серьезного он себе не позволял, поскольку нежно любил свою жену и трёх сыновей, старшему из которых только исполнилось десять.

В преддверии праздников семья герцога направлялась в столицу для участия в предстоящих балах и гуляниях. Уже на подъезде к столице на кортеж было совершено покушение. Погибли все, включая мать Эммануэля, жену и двух его младших сыновей. К счастью, Эдвина не взяли с собой из-за внезапно разыгравшейся простуды, благодаря чему, он и остался жив.

Поставив на уши почти всю страну, герцог нашел заговорщиков. Выяснив, что все делалось для того, чтобы впоследствии женить его на своей кандидатуре, он стал избегать женщин, виня себя в смерти любимой жены и сыновей. Замкнувшись в себе, Эммануэль ушел с головой в работу и почти перестал бывать в родовом замке.

Старый герцог, так же потерявший во время покушения свою жену, во всём потакал единственному, оставшемуся в живых и от этого ещё более обожаемому внуку. Быстро разобравшись в ситуации, Эдвин стал использовать невнимание отца и попустительство деда. Он стал меньше времени уделять урокам и все чаще заниматься лишь всевозможными развлечениями.

К прочим неприятностям семьи, у Бертрана Вэрински стали постепенно отказывать ноги, и через несколько лет герцог мог передвигаться только с помощью слуг или с двумя палками. Это обстоятельство еще сильнее уменьшило контроль над Эдвином, и тот совсем забросил учебу.

Рассказав эту грустную историю, герцог долго молчал, уставясь в одну точку на стене. Я сидел тихо, стараясь не мешать ему вспоминать прошлое.

– Знаешь, маленькая, по моему мнению, эта женитьба стала для него прекрасным выходом из ситуации, в которую он себя загнал. Я считаю, моему сыну брак был нужен не меньше, чем тебе. Постоянно помня о своей погибшей жене, Эммануэль опасался, что новую жену может постигнуть та же участь, и старался не оказывать женщинам особые знаки внимания. Меня огорчало его затворничество, - как-то совсем уж грустно произнес Бертран.

Мне нечего было на это сказать, и я скромно промолчал. Герцог не нуждался в моем сочувствии.

– Он бы и с тобой не стал венчаться, если б ты не просила об этом сама. Второй причиной его согласия оказался политический фактор. Ты так сильно не желала замуж за короля, что Эммануэль опасался получить в королевы озлобленную и деятельную особу. На мои расспросы о его новой жене, сын единственно, что соизволил рассказать: если придется с кем-то разбираться, то она, в смысле ты, способна не только постоять за себя, но и отравить жизнь недругам, - закончив говорить, Бертран хитро покосился на меня.

– Хм, гм… Меня все же напрягает ваше сообщение о той неприятности, в которую я вляпалась. К тому же, не очень то разделяю столь оптимистические взгляды на мои возможности. Однако и помереть раньше времени молодой и чертовски красивой, мне совершенно не хочется… Предупрежден - значит вооружен. При любом кривом взгляде в мою сторону буду начинать действовать, чтоб отбить всякое желание со мной связываться. Поэтому заранее прошу прощения за недостойное поведение… Мда… Кто напал, пусть тот и защищается, - я в задумчивости начал нарезать круги по комнате, размахивая при этом руками.

Старый герцог с интересом и улыбкой рассматривал мои физические и эмоциональные упражнения.

– Когда Эммануэль рассказывал мне о тебе, я не всему поверил. Однако твое эффектное появление в замке, и реакция на мои слова, говорят, что не так уж он был не прав. Заранее предупреждаю, можешь поступать, как считаешь нужным. В моем возрасте все эти условности мира уже мало волнуют. Для Эммануэля же важнее будет факт того, что ты жива, дабы не винить себя еще и в твоей смерти, - посмеиваясь, сообщил мне Бертран, наливая себе вина.

– Как оптимистично звучит: тут тебя вполне возможно убивать будут, поэтому делай что хочешь, но останься живой, - язвительно скривился я.

Герцог в ответ лишь улыбнулся. Немного остыв, я понял, что в принципе сам настаивал на нашем с Эммануэлем венчании. В той ситуации я бы все равно не отступился, даже сообщи он о вероятной опасности для его, так называемой, жены. В то время данная идея казалась единственным выходом, и вполне возможно это так и было. Придя к такому выводу и успокоившись, напомнил себе о собственных возможностях.

– Ну, хорошо. При большом скоплении народа убивать не буду, но если где-то в уголке по морде кому надаю или яду насыплю, вы уж не обижайтесь. Сами позволили делать, что угодно, - ехидно сообщил я Бертрану.

Он лишь громко рассмеялся на мое заявление. Отсмеявшись, начал расспрашивать о том, как я собираюсь разбираться с Эдвином. Я попытался вкратце обрисовать свои идеи. Заинтересовавшись, он потребовал подробностей. После чего, мы еще долго обсуждали, как лучше воплотить их в жизнь, и настолько увлеклись, что чуть не пропустили ужин.

После трапезы на разговор меня вызвал уже Эммануэль, который, задав несколько общих вопросов, сразу перешел к моим планам в отношении его сына. После рассказа старого герцога, я понимал его сейчас лучше, и потому постарался изложить как можно понятнее наши с Бертраном разработки.

– Почему бы Вам не отпустить тех двоих и не заняться лишь моим сыном? - полюбопытствовал Эммануэль.

– Ни в коем случае! - воскликнул я.

Герцог удивленно посмотрел на меня.

– Когда одного человека заставляют заниматься неприятными делами, он начинает воображать себя полным страдальцем, и упорно сопротивляется любым изменениям или впадает в депрессию. Когда же этими делами или обучением заняты несколько человек, такое положение воспринимается чисто психологически легче. Индивидуальное обучение менее эффективно, чем групповое, - сбившись на нравоучительный тон, выдал я.

Наткнувшись на удивленный взгляд Эммануэля, сбился с мысли.

– Э-э-э… Нескучно ему будет и менее обидно, - у меня получилось несколько скомкано закончить свою лекцию.

Какое-то время герцог молча сидел, уставившись в окно. Я уже собрался уходить, чтоб не мешать переваривать услышанное.

– Гм… Некоторая логика в Ваших словах есть. Может быть, мне стоило это осуществить самому? - задумчиво, и похоже ни к кому не обращаясь, произнес он.

– Вряд ли у Вас могло что-то получиться. Приказы посторонних людей, наделенных властью, в большинстве случаев человек готов выполнять, даже если и будет про себя недовольно бурчать. Когда же указание исходит от родственников, то тут все сложнее. Даже если близкие говорят разумные вещи, не всякий желает к ним прислушаться. Я сейчас для Вашего сына посторонний человек, в силу непонятных ему причин, обладающий властью. И надеюсь, это сыграет свою роль в предстоящем спектакле, - мне приходилось очень внимательно следить за словами, чтоб понятнее разъяснить идею.

Удовлетворившись моими объяснениями, Эммануэль выразил надежду, что задуманное получиться, и, пожелав мне удачи, уехал на службу.

По нашему совместному с Бертраном плану сына герцога и его друзей разместили отдельно друг от друга, в чистых камерах с минимумом обстановки. Еда была ограничена парой блюд, но была сытной и хорошо приготовленной. Страже было запрещено разговаривать с заключенными, чтобы дать им время протрезветь, выпустить пар и прийти в себя. Пусть помучаются неизвестностью. Каждого снабдили сводом законов, и историей Трании. Мы надеялись, что, имея кучу свободного времени, парни от скуки займутся полезным делом. Я же, для начала, решил изучить замок и познакомиться с его окрестностями.

Направляясь к конюшне, услышал за спиной чей-то возглас и звук удара. Обернувшись, только успел увидеть как кузнец, крепкий такой парниша, медленно оседал на землю, при этом сияя совершенно дурацкой улыбкой.

– Что случилось, Орра? - поинтересовался я у девушки, у ног которой пристраивался молодой человек.

Она лишь плечами пожала.

– Нападал или ухаживал? - ухмыльнувшись, спросил я.

– Второе, - кратко сообщила она.

– Везет же тебе. Сначала моих ухажеров разгоняла и воспитывала, теперь уже и своих заимела, - засмеялся я, глядя на лежащего в отключке и с блаженной улыбкой, кузнеца.

Орра лишь равнодушно пожала плечами на мои слова.

– Слушай, по-моему, он псих. Ты посмотри как лыбится, и не скажешь, что в лобешник получил, - рассматривая этот феномен, я попытался обратить внимание девушки на воздыхателя, но она сделала вид, что не расслышала.

Заметив пробегающего по двору слугу, попросил позаботиться о парне, и мы двинулись дальше.

Всякий раз, как мы показывались во дворе, нам регулярно встречался молодой кузнец, которого звали Вакулой. Получив от предмета воздыхания в зубы и в глаз, он еще долго ходил сияющий обоими глазами, и подвязанной скулой. В дальнейшем Орра регулярно обновляла ему эти украшения. Я с интересом наблюдал за методикой ухаживания кузнеца и реакцией предмета воздыхания на них.

Что уж в его ухаживаниях не нравилось ей, неизвестно, но не успевал один фонарь исчезнуть с лица Вакулы, как тут же появлялся следующий, а то и два сразу. Орра становилась все хмурее и хмурее. Последний раз, когда увидел, как кузнеца снова уносят, я решил, что надо будет поговорить с ней. Если парень совсем уж наглеет, то накажем, но мне почему-то казалось, что здесь проблема с девушкой. Подозреваю, что она просто не верит, что может нравиться.

Вернувшись из столицы через четыре дня, Эммануэль имел длительную беседу с отцом. После чего они известили меня о планируемом бале. Несмотря на мои бурные протесты, оба герцога настаивали на необходимости этого мероприятия, чтобы представить меня всем ближним и не очень соседям. Единственно, что я себе выторговал, так это выбрать фасон и стиль одежды по своему усмотрению. Платье и прическа на мне были максимально скромными, и лишь небольшое ожерелье и браслеты с изумрудами пришлось нацепить на себя, уж очень уж оба герцога уговаривали одеть, так сказать под цвет глаз.

К началу приезда гостей мы с Эммануэлем, как хозяин с хозяйкой разместились у дверей и торчали там, выслушивая имена и выдавая свои приветствия. Благо Бертран написал мне несколько фраз, которые следует говорить при встрече гостей, а остальное было на совести Эммануэля. Маячить у дверей и скалить зубы в приветственной улыбке пришлось до тех пор, пока все приглашенные не явились. Под конец этого издевательства, я уже начал поглядывать по сторонам, собираясь тихо исчезнуть.

Поняв мой настрой, герцог подхватил меня под руку и начал медленный обход гостей. Останавливаясь то у одной группы, то у другой, мы обменивались общими фразами и снова шли дальше. Главным блюдом на этом балу была моя персона. Меня рассматривали все присутствовавшие, кто стараясь это делать незаметно, а кто и почти в открытую. Раздражало это неимоверно.

– Лионэлла, не нервничайте так. Никто вас не съест. Я понимаю, вы не любите балы, но не представить вас соседям мы не могли. Выпейте немного вина, - извиняющимся тоном тихо обратился ко мне Эммануэль.

– Угумс, - меня только и хватило выдать нечто невразумительное.

Остановив пробегающего слугу, он взял с подноса хрустальный бокал, наполненный красным вином, и подал мне. С бокалом в руке, я шел рядом с ним, тревожно глядя по сторонам. Меня не покидало чувство, что вышел на поединок, вот только никак не мог определить, кто же враг.

К нам подошло пожилое семейство. На даму жалко было смотреть, по крайней мере, мне. Она была обвешана таким количеством драгоценностей, что я под таким весом не смог бы и пяти минут выдержать. На лице же крупными буквами было написано: Стерва.

– Ах, милочка, вы так молоды! Что же вы так… скромно одеты?! Прямо как монашка. Может вы уже готовитесь уйти в монастырь? - подколола меня эта коза.

– Монастырь может и интересная мысль, я пока думаю на эту тему. А по поводу всего этого гм… хм… с камнями… Как вы правильно заметили, я еще слишком молода и к тому же изумительно красива, чтоб отвлекать внимание от себя любимой на эти блестки, - старательно изображая улыбку, ехидно сообщил я.

Муж этой стервы, хмыкнул, старательно сдерживая улыбку, и о чем-то заговорив с Эммануэлем, увел его в сторону. Я сердито посмотрел им вслед. Мне никак не улыбалось оставаться с этой мымрой наедине.

– Ах, молодежь, многого вы не понимаете… - попробовала убедить меня она.

Но я не дал её договорить:

– Вот когда я буду в вашем возрасте, может быть тогда и подумаю об украшениях. А сейчас зачем они мне?

– Чтоб нравиться мужчинам, - воскликнула дама.

– А зачем мне посторонние мужчины? У меня же муж есть, - хмуро отозвался я, оглядываясь в поисках Эммануэля.

– Чтоб муж не бросил и не ушел к другой, - как маленькому ребенку пыталась втолковать она.

– С бросанием у меня нет проблем. Захочу и брошу. Да и ему мешать не стану, если уж приспичит. К тому же, не понимаю, как в этом случае все эти украшения могут помочь удержать?! - с трудом сдерживаясь, раздраженно ответил я.

Посмотрев на меня как на больную, дама перешла к другому вопросу.

– Что-то не видно вашего пасынка, Эдвина.

– Он, знаете ли, наказан. Так сказать, лишен сладкого, - теряя последние капли выдержки, сообщил почти шипя.

Все больше не могу. Пора выводить эту заразу из игры.

– А что же он натворил? Ведь такой замечательный молодой человек, - с огромным интересом напористо поинтересовалась эта коза.

Не отвечая на её вопрос и сделав вид,что хочу пропустить проходившую рядом пару, я шагнул в сторону и изобразил, что подвернулась нога, и, покачнувшись, взмахнул рукой, резко вылив на даму вино. На её светлом платье красное пятно растеклось от декольте до самого низа, и было видно далеко.

– Ах! Какой конфуз! Прошу простить меня! Порой… Я такая… Неуклюжая бываю, - чуть ли не по слогам, даже не стараясь изобразить раскаяние, выдал я.

Виноватым я не чувствовал себя никак. Как и ожидалось, дама выслушала мои извинения, никак не комментируя их, и окруженная слугами, которых я подозвал, свалила из зала.

Почти сразу же к нам подошел Эммануэль с мужем этой мымры. Сообщив, куда делась его жена, я потащил герцога в сторону.

– Вы ведь знаете, что из себя графиня представляет, так зачем оставили меня с ней наедине? Требовать от меня терпеть её общество - это садизм. С вашей стороны, рисковать соседскими взаимоотношениями, была не столь замечательная идея, - сердито зашипел я, не зная кого в первую очередь обвинять.

С трудом дождавшись когда гости разойдутся, я категорическим тоном сообщил обоим герцогам, что больше они меня не заставят присутствовать на их балах и изображать из себя хозяйку замка. Не дождавшись от них никакой реакции на мои слова, удалился в свою комнату.

На следующий день Эммануэль снова отбыл на службу. Послонявшись по замку, я присоединился к старому герцогу, расположившемуся на веранде, где он проводил большую часть своего времени. Во время нашей беседы мне пришла одна идея, и я тут же поделился ею. Моя мысль заключалась в создании из кресла что-то вроде инвалидной коляски. Схватив лист бумаги попробовал нарисовать и объяснить на что это может быть похоже. На удивление Бертран быстро уловил суть и послал слугу за плотником. Через два дня кресло было готово, и я предложил опробовать его.

– Места вокруг тихие и спокойные. Посторонние в ваших владениях не рискуют появляться. Так что мы вполне можем, взяв только Орру, проехаться по лугу и вдоль речки. Вы столько лет не выбирались просто так на природу, без того, чтоб вас окружала куча слуг, - тоном искусителя тихонько нашептывал я Бертрану.

Недолго поколебавшись, он с напряженной улыбкой согласился на мою авантюру.

Стражники прочесали местность, где мы планировали прогуляться и отправили усиленные наряды в стороны, но так далеко, чтоб не маячить у нас перед глазами. Очень уж Бертран нервничал, хотя и старался это не показывать, и знание того, что его видят слуги, могло испортить удовольствие от прогулки. Видимо, еще не все условности потеряли для него смысл.

Мы с Оррой катили коляску герцога по лугу в направлении к небольшой речке. Все вокруг было усыпано полевыми цветами, гудели какие-то жуки, порхали бабочки. Судорожно схватившись за подлокотники, Бертран восторженным взором ребенка оглядывался по сторонам. Это ж сколько лет он не имел возможности не только бродить по лугам и у реки, но и вообще выходить из замка?

– О-ого-го-го-о-о-о!!! - вдруг заорал по молодецки дедуля, раскинув в стороны руки.

Не раз замечал, как многие люди в присутствии горем убитых людей сами начинают чувствовать тоску, а в присутствии радостного или смеющегося человека, начинают невольно улыбаться. Вот и мне сейчас тоже сделалось смешно и весело. Вспомнилось детство в другом мире. Как приезжал на каникулы в деревню к деду, и мы с пацанами носились по полям и лесам, ловили раков, прыгали с тарзанки в реку…

Издав что-то в индейском стиле, я перехватил удобнее ручки кресла и резво потолкал его в сторону реки. Дорога пошла под уклон и коляска уже без моих усилий, потихоньку набирала скорость. Почти у самой воды я слегка довернул и мы, благодаря набранной скорости, помчались по мелководью, поднимая огромные брызги. Когда дедулю окатило водой, он как-то неопределенно вскрикнул, а затем, засмеявшись, подхватил мой клич. И мы, старый и малый, вереща и улюлюкая, как дети, понеслись по краю берега. Сзади за нами бежала Орра и тоже что-то кричала, явно пытаясь нас вразумить, но мы её не слушали.

В какой-то момент, колесо коляски за что-то зацепилось и она, дернувшись, начала заваливаться на бок. Я попытался затормозить и выровнять её, но по закону подлости нас догнала, ничего не подозревающая, Орра и придала нам дополнительное винтообразное ускорение.

Будучи самым легким из нашей компании, я, первым и полетел, отцепившись от средства передвижения в последний момент. Это придало мне несколько своеобразное положение в пространстве, лететь пришлось не сказать, чтобы рыбкой, а эдакой раскарякой, больше похожей на лягушку. Так неэстетично и плюхнулся в воду.

Следующим по весовой категории у нас проходил дедуля. Тем более что ускорение то придавала нам Орра. Вылетев с кресла, он, крутнувшись в воздухе как подбитая цапля, рухнул на меня сверху, притапливая полностью и с головой. Я хоть и изображал в полете лягушку, таковой не являлся, поэтому, выпустив кислород, выбитый из меня дедулей, залег на дно, как камбала, глотая потихоньку воду.

Для полного счастья, на нас приземлилась наша внушительная по весу и объему охранница. Это крупное дитя степей в особо близких взаимоотношениях с водоемами не состояла, поэтому рыбка из неё не получилась, и плюхалась она тюлень - тюленем.

Пришел я в себя, вися вниз головой, и ощущая увесистые хлопки по спине и заднице. Меня вырвало. С трудом открыв глаза, огляделся. Лежал я перекинутый через колено, судя по мощности этого самого колена и обуви, маячившей перед моим носом, оно принадлежало Орре. Слегка повернув голову и скосив глаза, заметил на соседнем колене герцога, возлежащего в такой же позе, и занимающегося подобным выделением воды и продуктов. Выдав на-гора всю воду, обед и вообще все, что успело там накопиться, но не успело выйти естественным путем, мы немного расслабились.

Герцог что-то тихо сказал девушке. Затем меня заштормило и закачало, как оказалось, это Орра оттащила нас в сторону и уложила на траве. Затем по одному сносив к воде, ополоснула нас от грязи, тины и прочего безобразия. Мда уж. Повеселились мы нехило.

– Орра, забирай герцога и неси в замок. Как бы он не простыл. Потом за мной придешь, - обратился я к нашей утопительнице и спасительнице в одном лице.

– Девочка моя, ты сможешь нас двоих довести? - обратился к ней Бертран.

– Запросто, - кратко сообщила она.

– Бэтран, я настаиваю, чтоб вы были как можно быстрее доставлены в замок. Со мной ничего не случиться, я и здесь подожду, - запротестовал я.

– Маленькая, я без тебя никуда не пойду, - не терпящим возражений тоном, сообщил он.

– М-м-м… ну ладно. Давай Орра, двигаем.

С минуту девушка не трогалась с места, видимо прикидывала, как её будет удобнее нас тащить, а затем, схватив герцога, перекинула его через плечо, и перехватила за ноги. И почти сразу же на следующее плечо полетел я. Не ожидая, что она выберет именно такой метод нашей транспортировки, мы с герцогом дружно крякнули. Разложив нас по плечам, Орра легко поднялась на ноги. Нас резко мотнуло и стукнуло друг об друга. Попытавшись высказаться, я лишь клацнул зубами и дальше уже лишь шипел, не рискуя открывать рот. Рядом что-то невнятное булькнул дедуля. Не обращая внимания на наши сигналы, Орра быстрым шагом двинулась по направлению к замку.

Не знаю, как там с плавной походкой у степных охотников, каковым она являлась, но нас трусило и болтало как на бешеном олене. Мне быстро поплохело, и сил на то, чтоб выразить глубину моего впечатления от столь неподобающего перемещения, у меня просто не было. У герцога, по всей видимости, проблема была несколько иная. Судя по крякам, доносящимся со стороны Бертрана, он все никак не мог решить, что его больше потрясает, способ транспортировки его великого и замечательного чуть ли не вверх ногами, как мешок с зерном, или само неудобство позы.

– Орра-а, добей меня и брось здесь. Я уже больше не могу, - простонал я на последнем издыхании, чувствуя, что меня совершенно укачало.

Герцог что-то проскрипел сквозь сжатые зубы, наверно тоже боялся откусить себе язык. Краем глаза я заметил, что он, упершись руками Орре в поясницу, старался держать свое тело хоть немного приподнятым. Наверное, чтоб не болтаться головой по её заднице.

Почувствовав, что меня перестало мотать, с трудом разлепил глаза. Оказывается, герцог потребовал передышку. Послушав, какие инструкции он ей дает, я удивился.

– А почему мы не идем к главным воротам. А должны пробираться через боковой ход? - мне с большим трудом удалось сформулировать свои вопросы.

– Девочка моя. Я конечно стар и меня уже, вроде как, мало волнуют условности этого мира… Но не до такой же степени?! Мне совершенно не хочется появиться перед слугами в таком виде. А, не приведи Великая Мать, вдруг ещё и сын приехал, да увидит меня в кхм… в такой позе передвигающегося… - смущенно закашлял дедуля.

Меня такие тонкости вообще не волновали. Мне б только до постели добраться, а увидит меня кто или нет вообще дело десятое.



Содержание:
 0  Герцогиня : Арина Алисон  1  Глава 1. По дороге в столицу. : Арина Алисон
 2  Глава 2. Полет короля и въезд в столицу. : Арина Алисон  3  Глава 3. Новые связи и знакомства. : Арина Алисон
 4  Глава 4. Подручная тренировка. : Арина Алисон  5  Глава 5. Тяжелая это штука, дворцовая жизнь. : Арина Алисон
 6  Глава 6. Полоса ты моя, полоса… : Арина Алисон  7  Глава 7. Тяжелое это бремя - власть. : Арина Алисон
 8  Глава 8. Неожиданные последствия от игры в крестьянку. : Арина Алисон  9  Глава 9. Жизнь бьет ключом… : Арина Алисон
 10  Глава 10. Ты шаман, я шаман… : Арина Алисон  11  Глава 11. Пути наши шаманские. : Арина Алисон
 12  Глава 12. Возвращение к делам нашим скорбным. : Арина Алисон  13  Глава 13. А вот и я! А вы не ждали? : Арина Алисон
 14  вы читаете: Глава 14. Близкое знакомство - ближе некуда. : Арина Алисон  15  Глава 15. Воспитываем, советуем и просто живем. : Арина Алисон
 16  Глава 16. Семья! Как много в этом деле проблем. : Арина Алисон  17  Глава 17. "Милые" семейные радости. : Арина Алисон
 18  Глава. 18. Продолжение семейной эпопеи. : Арина Алисон  19  Глава 19. Не жизнь, а сплошная романтика! : Арина Алисон
 20  Глава. 20. Пришла пора перемен. : Арина Алисон  21  Глава 21. Новые дороги, новые встречи. : Арина Алисон
 22  Глава 22. Лесное приключение. : Арина Алисон  23  Глава 23. И снова бракуем… или брачуем… : Арина Алисон
 24  Глава 24. Проблемы и потрясения. : Арина Алисон  25  Глава 25. Возвращение. : Арина Алисон
 26  Глава 26. Новый взгляд на старые вещи. : Арина Алисон  27  Глава 27. Теория вероятности… или странные гости. : Арина Алисон
 28  Глава 28. Требуется няня инопланетянам. : Арина Алисон    



 




sitemap