Фантастика : Юмористическая фантастика : Йо-Хо-Хока! : Пол Андерсон

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0

вы читаете книгу

Александр Джонс полномочный представитель Межрасовой Лиги работает на планете Тока. Населённой маленькими хоками. Он должен остановить назревающий захват Бермудов местными пиратами. Если он не справится - потеряет работу. А на планете прольётся кровь.Рассказ из антологии «Лучшее юмористическое фэнтези».

Александр Джонс оказался в трудном положении. Ничего необычного для полномочного представителя Межрасовой Лиги. Долг представителя Лиги - оберегать население отсталых, но перспективных планет и наставлять его на путь самоуправления и цивилизованного развития. Это назначение, которое подразумевало ранг и оклад посла, такой молодой человек, как Александр Джонс, получил только благодаря своему знанию планеты Тока. Коллеги Александра - напыщенные, исполненные чувства собственного достоинства мужчины, которые переодевались к ужину, даже если были вынуждены надевать скафандры, и постоянно вели разговоры о нелегкой ноше землян, - могли бы отметить, что он получил удачное назначение в мир, сходный с земным. Обитатели этого мира были не просто дружелюбно настроены, они буквально преклонялись перед человеческой расой. Кроме того, они феноменально быстро обучались и были готовы на все, лишь бы их приняли в Лигу.

Коллеги Джонса не понимали, что именно из этого проистекали все его проблемы.

Худощавый Алекс быстро шел по узким мощеным улочкам, зажатым между деревянными домами, и привычно увертывался от повозок. «Лошадьми» служили уродцы, смахивающие на динозавров, но в остальном Плимут был уменьшенной и, по мнению населявших его хоков, точной копией земного оригинала приблизительно 1800 года. (Не следует путать эту токанскую Великобританию с той, что доросла до Викторианской эпохи. Культурные миссии, в поисках оптимальной начальной точки образования хоков, представили на планете Тока все возможные периоды развития, для чего снабжали местное население необходимой экипировкой и соответствующей литературой.)

Толпящиеся на улицах хоки с почтением расступались перед Джонсом, уступая дорогу, и снова смыкались у него за спиной.

- Да это же сам полномочный представитель, чтоб мне провалиться!.. - слышал он благоговейный шепот. - Смотри-ка, Элф, ты навсегда запомнишь день, когда видел великого Джонса своими собственными глазами… Интересно, куда это он?.. Наверняка - государственные дела… Да уж, глянь, от важных дел бедный парень состарился раньше срока.

У хоков были довольно писклявые голоса. Говорили они на английском: хоки с радостью отказались от своей первоначальной примитивной культуры в пользу более романтичного образа жизни, который лет десять назад им продемонстрировали миссионеры.

К хокам надо попривыкнуть, а до тех пор их трудно отличить друг от друга - все где-то около метра ростом, плотные, с золотистым мехом и тупорылыми мордахами, они более всего походили на плюшевых мишек-переростков, только с руками. Горожане были одеты весьма разнообразно: треуголки, фраки и бриджи; встречались и громилы из доков в тщательно разорванной в лохмотья робе, и мушкетеры в красных плащах, и особы женского пола в длинных юбках, а также немало мужчин в тельняшках и расклешенных брюках, ведь Плимут был главной базой флота Его Величества.

Алекс то и дело заговаривал сам с собой.

- Старый Бони[1], - бормотал он. - Я без конца им твержу, что на этой планете нет никакого Наполеона, но они не хотят мне верить! Черт бы подрал Старого Бони! Проклятые исторические романы!

Если бы только хоки не были так впечатлительны, если бы только они не воспринимали все так буквально, если бы они хоть раз удосужились отделить факты от вымысла и перестали принимать все прочитанное и услышанное за чистую монету! Бывали моменты, когда они едва не гипнотизировали Джонса своей несгибаемой убежденностью. То они были убеждены в том, что они люди Викторианской эпохи, то - ковбои, то - астронавты-патрульные, то - моряки королевского флота.

Алекс свернул у «Короны и Якоря», прошел через шумный бар, где хоки, попыхивая длинными трубками и нещадно бранясь, сочиняли сказки о своих подвигах, и поднялся по узкой лестнице. Комната, которую он снимал, была чистой, но мебель в ней оказалась неудобной для человека в два раза выше и в два раза шире хока в плечах. Прелестная блондинка Тэнни, жена Алекса, оторвала взгляд от напечатанной грубым шрифтом газеты. В глазах ее стоял ужас.

- Алекс! - воскликнула она. - Дорогой, ты только посмотри. Они становятся жестокими… начинают убивать друг друга! - Тэнни прочитала вслух кусок из «Газетт»: - Сегодня на Тайберне[2] был повешен отъявленный разбойник - Дик Терпин[3]

- Ах, это, - с облегчением вздохнул Алекс. - Терпи на вешают каждый четверг. Это у них такая забава.

- Но…

- Ты разве не знаешь? Вздернув хока, вреда ему не причинишь. Их шейная мускулатура слишком мощная для их веса. Если бы повешение могло причинить вред Дику Терпину, полиция бы этого не допустила. Они гордятся этим разбойником.

- Гордятся!

- Пойми, он - неотъемлемая часть модели восемнадцатого века, которой они так стремятся соответствовать, разве не так? - Алекс присел и провел рукой по волосам. Иногда он удивлялся, что до сих пор не поседел. - Это вот стремление и будет либо спасением, либо проклятием их расы. Их энергия, энтузиазм, их способность к обучению, фантазия… Они как дети - и в то же время обладают способностями взрослого человека. Это уникальная раса… ничего подобного во всей Галактике, а Земное правительство ожидает, что я сформирую из них стандартную расу!

- Бедняжка, - пожалела супруга Тэнни. - Как прошла твоя встреча? - Они только-только прилетели в Плимут из министерства в Миксумаксу, и Тэнни все еще не могла понять смысл их миссии.

- Мне не удалось ничего толком добиться в Адмиралтействе, - сказал Алекс. - Лепечут там что-то о Старом Бони. Я не смог убедить их в том, что эти пираты представляют собой реальную угрозу.

- Как такое могло случиться, дорогой? Я думала, предлагаемые культурные модели всегда модифицируются так, чтобы исключить насилие.

- О да, да… но какой-то недоумок, там, в космосе, пронюхал, как хоки относятся к земной художественной литературе, и контрабандой заслал в этот сектор несколько исторических романов. Пираты, ты подумай! - Алекс горько улыбнулся. - Представь, до чего может довести хока фантазия о том, как он под «Веселым Роджером» щеголяет с абордажной саблей за поясом. Я слышал, две дюжины кораблей встали под пиратские флаги и вышли в испанские воды… в общем, туда, где, по их мнению, это место на Тока! Это еще куда ни шло, но, кажется, они замышляют напасть на основанные нами Бермуды.

- Хоки - преступники? - нахмурилась Тэнни, ей сложно было представить своих маленьких друзей в этом качестве.

- О нет. Это просто… просто безответственные хоки. Не понимают, что их затея может закончиться кровопролитием. Потом они об этом очень пожалеют. Но нам, милая, уже будет все равно. - Алекс мрачно уставился в пол. - Как только правительству станет известно о том, что я допустил на этой планете развитие военной модели, меня вышвырнут отсюда в два счета и внесут в черные списки повсюду - от этой планеты до Малой Магеллановой туманности. У меня только один выход: я должен остановить хоков, пока не поздно.

- О, дорогой. Неужели они не понимают? Я бы этим нашим бюрократам… - ляпнула Тэнни.

- Ничего. Все нормально. Для управления цивилизацией такого размера, как наша, необходимо суровое законодательство. Результат - вот что главное. Никого не волнует, как я его достигну, но достигнуть его я обязан.

Алекс встал и принялся рыться в сундуке.

- Что ты там ищешь? - поинтересовалась Тэнни.

- Зеленую бороду… ту, что я надевал на бал-маскарад «Граф Монте-Кристо» на прошлой неделе… думаю, она мне пригодится, - отвечал Алекс, расшвыривая в разные стороны одежду. Тэнни вздохнула. - Понимаешь, я уже обращался в Адмиралтейство в моем подлинном обличье, но они не соизволили послать флотилию в погоню за этими пиратами, сказали - обычных патрульных судов будет достаточно. Действовать через их головы, через парламент и короля - слишком долго… Ага, наконец-то! - Алекс вынырнул из сундука с почти метровой зеленой бородой отвратительного вида в руках.

- Я обращусь напрямую к адмиралу Нельсону, он сейчас в городе, - продолжал он. - Сделать это лучше инкогнито, чтобы не оскорбить Адмиралтейство. Эта борода достаточно омерзительна, чтобы не стать у хоков образцом для подражания. Оставшись с Нельсоном наедине, я откроюсь ему и разъясню ситуацию. Мне говорили, он благоразумен и не боится принимать ответственные решения.

Алекс приложил бороду к подбородку, и благодаря температуре его тела она тут же прилипла к нему, как натуральная, более того - синтетические волокна этой бороды невозможно было ни срезать, ни подпалить.

Тэнни поежилась от омерзения.

- Как ты это снимешь? - слабым голоском спросила она.

- Нашатырный спирт. Ладно, мне пора, - сказал Алекс, склонился, чтобы на прощание поцеловать супругу, и удивился, когда она отпрянула в сторону. - Жди меня здесь. Это может занять некоторое время.

Джонс бежал вниз по лестнице, и зеленая растительность хлестала его по груди.

- Разрази меня гром! - крикнул кто-то. - Что это такое?

- Водоросли, - последовало предположение. - Он слишком долго пробыл под водой.


Алекс добрался до доков и стал разглядывать теснящиеся там суда. В ожидании вторжения Наполеона хоки отгрохали довольно приличную флотилию. Корабли королевского флота «Фартук», «Нестерпимый» и «Неисправимый» стояли буквально впритирку. Позолоченные носовые украшения поблескивали в лучах заходящего солнца. Алекс понял, что эти женщины-хока с рыбьими хвостами должны изображать русалок, но их четыре груди были настолько «выдающимися», словно таран был обычным делом на море. «Викторию» Алекс не видел. Обдумывая, к кому же ему обратиться за помощью, он заметил шагающих вразвалку патрульных матросов во главе с крепышом хока.

- Эгей! - крикнул Алекс.

Патрульные, в чистенькой, опрятной форме военно-морского флота Британии, тут же направились к нему.

- Скажите, - обратился к ним Алекс, - как добраться до флагмана? Мне необходимо срочно увидеться с адмиралом лордом Нельсоном.

- Чтоб мне подавиться! - пропищал командир патруля. - Ты не можешь встретиться с адмиралом, приятель. Так не бывает. Простой моряк не может говорить с адмиралом, пока его самого не допросили.

- Без сомнения, - согласился Алекс, - но я не простой моряк.

- Вот именно что простой, приятель, - последовал ответ. - Принудительная вербовка здесь и сейчас, не будь я боцман Билли.

- Да нет же, нет, вы не поняли, - начал Алекс, и тут до него стал доходить смыслпроисходящего. - Вербовка?

- Ты взят вербовочной командой боцмана Билли с фрегата Его Величества «Несовместимый», - сказал хока. - Ты - везунчик, приятель. Попал на самый крутой корабль в этих водах, не считая «Баунти»[4], и через два часа мы выходим в поход. Ребята, закидывайте пленного в гичку.

- Стойте! Подождите! - закричал Алекс, судорожно пытаясь содрать бороду. - Дайте я объясню. Вы не знаете, кто я. Вы не можете…

Но, как он сам не раз отмечал, хоки обладали поразительно мощной мускулатурой. Джонс грохнулся головой о дно гички и отрубился.


- Завербованный хочет говорить с тобой, капитан Ярдли, - доложил Билли Босан, вталкивая Алекса в каюту капитана.

Человек зажмурился от света из иллюминаторов и постарался удержаться на ногах, несмотря на качку. Всю ночь он был заперт в трюме в носовой части корабля. За это время корабль флота Его Величества «Несовместимый» ушел далеко от берегов Англии. Алекс преодолел головную боль и совладал с приступами морской болезни, но мысль о том, что с каждой минутой расстояние между ним и Тэнни становится все больше, а шансы выполнить важнейшую миссию - все меньше, выводила его из себя. Он взглянул на сидящего за столом хока в синем камзоле и треуголке и открыл было рот, но тот не дал ему заговорить.

- Этот? Говорить? - прорычал капитан Ярдли, и шерсть дыбом встала у него на загривке. - Уверен, он думает, что отправился в круиз для отдыха! Мы покажем ему кое-что другое, клянусь Богом, верно, боцман?

- Верно, капитан, - коротко поддакнул Билли.

- Постойте, капитан Ярдли! - воскликнул Алекс. - Позвольте мне переговорить с вами наедине…

- Что? Наедине? Наедине, черт меня подери! - взорвался хока. - На борту корабля Его Величества нет тайн. Верно, боцман?

- Да, сэр.

- Но если вы послушаете меня хоть минуту… - взмолился Алекс.

- Послушаю?! Тысяча чертей! Я никого не слушаю, верно, боцман?

- Да, сэр.

- В военно-судебном кодексе нет ни одной статьи, которая обязывала бы меня слушать! Клянусь Богом, мой долг - пороть, черт возьми, килевать[5], будь я проклят, и уничтожать мятежных псов! Чтоб мне сдохнуть, а, боцман?

Капитан Ярдли презрительно фыркнул.

- Верно, верно, капитан.

Алекс постарался овладеть собой. Он припомнил, что, если хока вошел в образ, спорить с ним бесполезно. Единственный способ столковаться - это подыграть ему. Алекс постарался придать своему лицу смиренное выражение и кротко произнес:

- Простите, капитан. Должен признаться, я пришел с тем, чтобы сказать вам: я не тот, за кого вы меня принимаете.

- Ну, это другое дело, - раздраженно буркнул капитан. - Кодекс не запрещает мне выслушать признание того, кого я потом все равно выпорю.

Алекс сглотнул и торопливо продолжил:

- Капитан, правда состоит в том, что моя зеленая борода не настоящая. Вы, вероятно, принимаете меня за одного из тех пришельцев, каких вам приходилось встречать. Но без бороды вы меня сразу признаете. Держу пари, вы даже не догадываетесь, кто я.

- Принято, - бухнул капитан.

- Что? - не понял Алекс.

- Спорим, я угадаю, кто ты. Ты - Зеленая Борода.

- Нет-нет…

- Ты сам сказал.

- Нет, я сказал…

- МОЛЧАТЬ! - прогремел капитан. - Ты проспорил. Никаких возражений, черт меня подери. Мы не закончили. Я не шучу. Мистер Зеленая Борода, в соответствии с предписанием назначаю тебя первым помощником…

- Предписанием? - растерялся Алекс. - Каким предписанием?

- Завербованный всегда назначается первым помощником. - Капитан недовольно фыркнул. - Даже несмотря на его мягкое отношение к команде. Ты ведь мягко относишься к команде, так?

- Ну… наверное… - промямлил Алекс - Я хотел сказать… какой из меня помощник… Подождите, я ничего не могу понять. То есть…

- Никаких отговорок! - прервал его хока. - Вперед, за дело, мистер Зеленая Борода. Мы собираемся обогнуть мыс Горн, и я не потерплю симулянтов на судне.

Алекс изумленно выпучил глаза:

- Мыс Горн?

- Я все сказал, мистер Зеленая Борода.

- Но… - яростно запротестовал Алекс, в то время как боцман Билли начал выталкивать его из каюты капитана. - Как… как долго будет длиться это плавание?

Физиономия капитана вдруг приобрела грустное и одновременно смущенное выражение.

- Это зависит, - мрачно ответил он, - от того, какой путь мы выберем.

С этими словами капитан скрылся за дверью, ведущей во внутреннюю каюту. Через секунду оттуда донесся его приглушенный голос:

- Ставьте паруса, мистер Зеленая Борода, и доложите мне, когда ветер станет крепчать.

Алексу показалось, что слова капитана сопровождаются сдавленными рыданиями.


Понимая, что спорить дальше - гиблое дело, Алекс вернулся на палубу. «Несовместимый», подгоняемый сильным бризом, резво летел по сверкающей глади моря. Скрипели борта, стонала оснастка. Хоки прилежно выполняли свою работу, и Алекс с надеждой подумал, что, возможно, ему не придется ими командовать. Он мог пилотировать космический корабль в межзвездном пространстве, но лини и леера приводили его в замешательство.

Возможно, в нем самом и не было никакой надобности. Он был просто частью модели, которой так непреклонно следовали хоки. Так же и разговоры о жестокой экзекуции вполне могли быть лишь разговорами - матросы чувствовали, что должны вести себя именно так. Все это было слабым утешением для Алекса, ведь та же упертость хоков уносила его все дальше от цели. Без этой навеки проклятой бороды он мог бы свободно взять командование кораблем на себя и вернуться на берег, но он не мог избавиться от бороды, не добравшись до берега. Алекс почувствовал, что обречен.

Прогуливаясь по палубе, он с радостью приметил возле пушек абсолютно неуместную на этом корабле фигуру. Это был хока в рубахе и штанах из грубой ткани, также на нем были кожаные краги, кольчуга, косматая накидка и шлем с загнутыми рогами, а за поясом длиннющий меч. Приплюснутую морду украшали явно фальшивые желтые усы. Хока выглядел очень печальным.

Алекс остановился возле этого анахронизма, он догадался, что грустный хока - выходец с севера, культурного пространства «викингов», и удивился, как его занесло на этот корабль.

- Привет, - сказал Алекс, - меня зовут Джо… - Он запнулся: бесполезно было называть свое настоящее имя, не удалив с лица этот трижды проклятый шпинат. - Зеленая Борода.

- Рад знакомиться, - певучим тонким голосом ответил викинг. - Йа - Олаф Курносый из Швеции. Ты когда-то бываль в Константинополе?

- Я… нет, - растерялся Алекс.

- Йа так и подумаль, - сказал Олаф, и две огромные слезищи скатились по его усам. - Все так говорят. Йа приехаль в эти края, нанялся на корабль, думаль, мы зайдем в Константинополь, но этого так и не случилось.

- А зачем? - спросил изумленный Алекс.

- Податься в варяжские наемники. Богатство, добыча, красивые женщины, жаркие битвы, Один, - ответил Олаф и уронил еще две слезы.

Алекс почувствовал укол сострадания.

- Но, Олаф, - сказал он, - боюсь, на этой планете вовсе нет Константинополя.

- Откуда ты зналь, если никогда там не быль?

- Ну, понимаешь… - Алекс понял, что разговор переходит в привычную для хоков колею, и скрипнул зубами. - Послушай, Олаф, если бы я бывал в Константинополе, я бы сказал тебе, где он находится, верно?

- Надеюсь, сказаль бы, - пессимистически отвечал хока.

- Но раз уж я там не был, я не могу сказать тебе, где он находится, верно?

- Так и есть, - сказал Олаф. - Ты не зналь. Йа тебе об этом и говориль.

- Нет, нет, нет! - повысил голос Алекс. - Ты не понял…

В этот момент дверь в каюту капитана распахнулась, и на палубу выскочил Ярдли собственной персоной.

- Слушай мою команду! Курс прямо! - ревел он. - Все на реи! Сидеть на марсах и ждать перемены ветра! Мы подходим к Горну!

Послышались крики, все вокруг пришло в движение, и Алекс остался на палубе в полном одиночестве. Все взобрались на реи, даже капитан и рулевой. Алекс нерешительно глянул на ближайшую рею, но передумал и устремился к носу корабля. Никакой земли видно не было.

Он почесал затылок и вернулся на прежнее место. Все уже спустились на палубу, матросы недовольно переговаривались между собой. Капитан Ярдли, потупив глаза, проскользнул мимо Алекса.

- Небольшой просчет, с кем не бывает, - пробормотал он и скрылся у себя в каюте.

Вернулся Олаф в компании боцмана Билли.

- Опять промах, - мрачно сказал викинг.

- Команда уже сыта по горло всем этим, клянусь духом святого Эльма, - добавил Билли.

- Чем этим? - поинтересовался Алекс.

- Капитан пытается обогнуть мыс Горн, сэр, - ответил Билли. - Очень трудная задача, сэр.

- Опасаетесь непогоды? - спросил Алекс.

- Непогоды? - переспросил Билли. - Нет, сэр, погода в районе Горна благоприятна, как никогда.

Алекс изумленно уставился на Босана:

- Тогда почему так сложно обогнуть этот мыс?

- Отчего же? Обогнуть его совсем не сложно, - сказал Билли. - Найти мыс - вот что сложно, сэр. Вряд ли найдется капитан, который может похвастать тем, что обогнул мыс Горн и никто из его команды за это время не умер от старости.

- Но разве его местонахождение не известно всем и каждому?

- Бог с вами, сэр, конечно, всем известно, где он находится. Мыс не ходит кругами. Ходим мы. И где мы теперь?

- И где мы теперь? - эхом отозвался ошеломленный Алекс.

- Да, сэр, в том-то все и дело. В старые времена, окажись мы здесь, мы были бы в одном дне пути к юго-востоку от Плимута.

- Но там мы и находимся.

- О нет, сэр, - возразил Билли. - Мы в водах Антарктики. Поэтому капитан и подумал, что мы подошли к мысу Горн. Так и будет, пока он не отправит нас куда-нибудь еще.

Алекс издал крик, развернулся и ринулся в капитанскую каюту. Ярдли сидел за столом, заваленным бумагами с расчетами, со страдальческим выражением на меховой физиономии. На переборке за спиной капитана висела огромная карта Тока, вся исчерченная зигзагообразными карандашными линиями.

- А, мистер Зеленая Борода, - сказал Ярдли дрожащим голосом, поднимая взгляд от своих расчетов. - Поздравьте меня. Я только что переместил нас на три тысячи миль. Вся штука в небольшом отклонении - пара градусов на восток, вместо того чтобы отклониться на запад. - Он с тревогой взглянул на Алекса. - Я прав, не так ли? Алекс не смог вымолвить ни слова.


В последующие четыре дня до человека постепенно начал доходить смысл происходящего. В старые времена моряки этой планеты находили свой путь в океанах благодаря знанию течений и превалирующих ветров, но вместе с технологиями 1800 года к ним пришла навигация, и с тех пор хоки не опускались до использования старинных методов мореплавания. Кто-то из них овладел новой методикой, кто-то - нет. Говорили, что лорд Нельсон - превосходный навигатор. Командор Хорнблауэр[6] не уступал лорду. У остальных были свои трудности в этом деле. Проблема капитана Ярдли заключалась в том, что он хоть никогда и не ошибался, снимая показания секстанта, но при этом патологически не доверял увиденному и имел склонность манипулировать цифрами до тех пор, пока они не становились такими, какими должны были быть на его взгляд. К тому же капитан был неравнодушен к четным числам и всегда подводил свои расчеты к приятному ему результату.

И вот реальный корабль безмятежно плыл к пункту назначения, ведомый не знакомой с навигацией командой, которая по старинке автоматически совершала нужные действия в нужное время. А гипотетический корабль, порожденный математическими расчетами капитана Ярдли, следовал по начертанным на карте невообразимым и диким траекториям. То он оказывался настолько далеко в океане, что у команды не должно было хватить запасов пресной воды, чтобы добраться до суши, то вдруг возникал на засушливых равнинах в западной части самого крупного континента Тока. При таких обстоятельствах совсем не удивительно, что у капитана Ярдли был загнанный вид.

Все это очень расстраивало команду, члены которой тем не менее хотели поделиться с капитаном своими сомнениями. Несмотря на всю гибкость воображения хоков, они немного напрягались, когда им говорили, что они в тропиках, а через минуту сообщали, что они идут вдоль ледовых границ Южного полюса. Нервы у членов экипажа были на пределе. Более того, Алекс обнаружил, что, по всеобщему мнению, капитан слишком увлекся своей навигацией и не уделяет должного внимания командованию кораблем. Уже несколько недель никто не был повешен, и более месяца никого не килевали.

Сколько раз уже члены экипажа «Несовместимого» стояли на залитой солнцем восточной палубе корабля, взирали голодными взглядами на холодные воды за бортом и мечтали о килевании, что было просто развлечением на планете, где нет «морских волков». Хоки живо обсуждали, насколько подлым должен быть проступок, чтобы заслужить подобное наказание.

- Если тебе так хочется поплавать, почему бы просто не прыгнуть за борт? - спросил Алекс боцмана Билли на четвертый день.

Глазки-бусинки хока загорелись и тут же погасли.

- Не могу, сэр, - грустно сказал он. - Это противоречит военно-судебному кодексу, сэр. Всем известно - британские моряки не умеют плавать.

- Ах, это, - с готовностью отозвался Алекс. - Ну, если ты такой совестливый…

Он подхватил боцмана на руки и швырнул за борт. Билли плюхнулся в море и взвыл от удовольствия.

- Разорви мои шпангоуты! - радостно завопил хока и поплыл вдоль борта, молотя лапами и пуская фонтаны воды. - Меня убили! Помогите! Помогите! Человек за бортом!

Команда засуетилась у борта. Меховые тушки с криками о спасении начали прыгать за борт. Второй помощник принялся было спускать за борт шлюпку, но передумал, сбросил в море ближайшего матроса и прыгнул следом сам.

- Стой! - в панике крикнул Алекс рулевому. - Человек… э-э… люди за бортом! Разворачивай корабль!

Рулевой закрутил штурвал: захлопали паруса, и «Несовместимый» развернулся носом к ветру. С радостными воплями рулевой повалился на гакаборт, не удержал равновесия и свалился вниз. Его восторженные стенания присоединились к хору «тонущих».

Дверь в капитанскую каюту распахнулась, и на палубу выскочил Ярдли.

- Слушай меня! - закричал он. - Прекратить! Что происходит? - Он подскочил к борту и глянул вниз.

- Мы тонем! - рапортовал ему экипаж корабля, не прекращая играть в пятнашки.

- Прекратить! - орал капитан. - Немедленно прекратите тонуть! И вы называете себя британскими моряками? Мятежные псы, вот вы кто. Предатели и бунтари! Изменники, мятежники, подлые псы! Безответственные предатели…

Ярдли был так возбужден и так несчастен в своем синем камзоле и треуголке, что Алекс, повинуясь какому-то импульсу, подхватил его на руки и бросил за борт.

Капитан плюхнулся в воду, вынырнул на поверхность, выпустил фонтанчик воды и погрозил Алексу кулаком.

- Мистер Зеленая Борода! - ревел он. - Вы будете повешены. Это бунт!


- Но нам ведь не обязательно его вешать, верно? - пытался возразить Алекс.

- Разорви меня на куски, капитан Зеленая Борода, - отвечал Билли. - Ярдли же собирался повесить тебя.

- Йа не знаю, как еще можно избежать эттого, - сказал Олаф, выливая воду из ножен. - Мы теперь пираты.

- Пираты! - воскликнул Алекс.

- А что нам еще остается, капитан? - спросил Билли. - Мы подняли бунт на корабле, разве нет? Теперь за нами будут охотиться корабли британского флота. Пока не поймают.

- Ладно, - вяло согласился Алекс. Если повешение экс-капитана принимается как часть модели, он готов подыграть. Алекс повернулся к двум матросам, удерживающим Ярдли. - Вздернуть его.

Матросы набросили петлю на шею экс-капитана и с почтением отступили назад. Ярдли шагнул вперед, хмуро оглядел команду и скрестил руки на груди.

- Предатели, неблагодарные свиньи! - сказал он. - Не думайте, что вам удастся избежать наказания за ваше подлое преступление. Господь покарает вас, и справедливость восторжествует!

Алекс нашел кнехт и со вздохом уселся на него. Судя по всему, Ярдли был готов произнести предсмертную речь длиною в час. Алекс расслабился и позволил словам влетать в одно ухо и вылетать из другого. Один из матросов старательно выводил каракули, конспектируя речь для дальнейшего опубликования на первой полосе.

- …Бессмысленный бунт… заговор… зачинщик мне известен… преданные сердца, обманутые дьявольским отродьем… лично я вас прощаю, но… запятнали британский флаг… не могут смотреть мне в глаза… как говорил этот великий человек…

- О нет! - непроизвольно воскликнул Алекс, но Билли уже задал экс-капитану тон своим боцманским свистком.

О, меня зовут Сэм Холл, Сэм Холл. Да, меня зовут Сэм Холл, Сэм Холл…

У капитана, подумал Алекс, довольно приятный тенор, как и у большинства хоков, но почему они все перед казнью считают нужным петь «Сэм Холл»?[7]

А теперь тяни вверх веревку, я иду, я иду…

Алекс поморщился. Песня закончилась. Ярдли зашелся в сентиментальных излияниях, информируя команду «Несовместимого» о том, что когда-то у него был хороший дом и родители, которые не могли и подумать, что он так закончит свой путь. В нескольких словах он трогательно поведал о своей маленькой пушистой дочурке, оставшейся на берегу, и закончил проклятиями в адрес шайки бессердечных негодяев, после чего твердым голосом приказал палачам исполнить их долг.

Хоки грянули матросскую хоровую, и под «Тащи сети, Джо» Ярдли повис в воздухе. Матросы с энтузиазмом бледнели и падали в обморок, пока в течение целых пяти минут экс-капитан вдохновенно корчился, стонал и дергался в предсмертных конвульсиях. Все это Ярдли проделывал настолько реалистично, что Алекс даже слегка позеленел под своей бородой. В такие моменты человека всегда мучили сомнения - все ли прошло в этом представлении как надо и вдруг хока с петлей на шее действительно удавлен. Как бы то ни было, обмякший Ярдли болтался в петле. Боцман Билли перерезал веревку и отнес его в капитанскую каюту, где Алекс перевел его в матросы и внес в список команды под именем Черный Том Ярдли.


Алекс опустил голову на руки и попытался обдумать сложившуюся ситуацию. Итак, он «у руля» корабля, но при этом имеет лишь смутные представления о том, как им управлять, а команда радостно смотрит в свое пиратское будущее.

Алекс уже сожалел о поднятом бунте. И что его дернуло выкинуть капитана британского флота за борт? Он должен был предвидеть, к чему это приведет. Без сомнения, Ярдли мечтал о том, чтобы его освободили от обязанностей навигатора. Но что было делать Алексу, если уж он, повинуясь порыву, швырнул Ярдли в океан? Если бы он смиренно признал свою вину, Ярдли наверняка повесил бы его… а у человека не такая мощная шея, как у хоков. При этой мысли Алекс нервно сглотнул. Можно было представить замешательство хоков после того, как они перерезали веревку, а он почему-то не встал и не пошел как ни в чем не бывало. Но что толку мертвому полномочному представителю от замешательства хоков? Никакого.

Более того, он не только попал в затруднительное положение, он потерял пять дней. Тэнни наверняка носится над планетой в поисках супруга, но шансы, что она пролетит над этой точкой в океане, практически равны нулю. На то, чтобы вернуться в Плимут, потребуется еще пять дней, а в это время на Бермудах может начаться резня. Или кто-нибудь проболтается, и его схватят прямо в гавани и повесят до того, как он успеет содрать этот зеленый кошмар со своего подбородка. С другой стороны…

Алекс медленно встал и подошел к висящей на переборке карте. Хоки легко заимствовали земные географические названия, но с географическими различиями Земли и Тока они, естественно, ничего поделать не могли. На Тока Вест-Индия располагалась всего в пятистах морских милях от Англии. В этом районе и находился корабль Его Величества «Несовместимый», а до главной базы пиратов на Тортуге был всего один день пути. Отыскать их не слишком трудно, а пираты будут рады принять в свои ряды новичков. Может, ему удастся найти там немного нашатыря. Если нет, он может попробовать предупредить их планы, сорвать поход на Бермуды или предпринять что-нибудь еще.

Несколько минут Алекс обдумывал этот план. Пушки, пистолеты, абордажные сабли в крутом замесе с энергией и импульсивностью хоков совсем не манили человека. Но другие варианты вообще не оставляли надежды.

Алекс подошел к двери и позвал Олафа.

- Послушай, - сказал он, - как ты думаешь, ты сможешь править «Невыносимым», как в старые времена?

- Будь уверен, смогу, - ответил викинг. - Йа сам старого покроя.

- Верно, - согласился Алекс. - Ну, тогда я назначаю тебя первым помощником.

- Ну, это йа не знаю, - засомневался Олаф. - Не знаю, правильно ли это будет.

- Разумеется, - поспешил заверить его Алекс, - ты будешь самым настоящим первым помощником. Ты будешь варяжским первым помощником.

- Конечно буду! - засиял от счастья Олаф. - Не подумаль об этом. Йа поведу «Несовместимый» в Константинополь.

- Ну… э-э… ты не забыл: мы не знаем, где находится Константинополь, - напомнил Алекс. - Я думаю, для начала мы должны зайти на Тортугу за информацией.

Олаф помрачнел.

- Ох-ох, - грустно произнес он.

- А потом мы можем отправиться на поиски Константинополя.

- Да-а, надеюсь, отправимся.

Никогда еще Алекс не чувствовал себя таким низким лжецом.


«Несовместимый» плавно вошел в бухту Тортуга на закате следующего дня под развевающимся «Веселым Роджером» - на каждом корабле держат в сундуке хоть один такой флаг, просто на всякий случай. На якорной стоянке под крутым берегом заросшего тропическими деревьями острова вразброс стояли двадцать пиратских кораблей. На берегу между хижинами под соломенными крышами полыхали костры и важно расхаживали пираты. «Несовместимый» бросил якорь, и тут же из «вороньего гнезда» ближайшего судна раздался радостный крик:

- Э-гей, друзья! Вы как раз вовремя. Завтра идем на Бермуды.

Алекс поежился, сгущавшиеся сумерки и зеленая борода скрывали его антипиратские настроения.

- До дальнейших приказаний остаетесь на борту, - объявил он сгрудившейся на палубе команде.

- Что? - с негодованием воскликнул Черный Том Ярдли. - Мы не откупорим бочонок с нашими братьями на берегу? Не будем драться на этих долбаных дуэлях, извините за выражение, не погрязнем в…

- Позже, - оборвал его Алекс. - Секретная миссия, вы же понимаете. Можете откупорить наш бочонок грога, боцман.

Последнее предложение угомонило команду, они опустили за борт капитанскую гичку, и Алекс с Олафом отправились на берег. Едва они отплыли от «Несовместимого», Алекс услышал, как кто-то из хоков затянул песню о жизни на океанских просторах, ему вторил хока, который, за незнанием слов, без конца повторял: «Йо-хо-хо и бутылка рому». «Счастливые», - подумал Алекс.

- Што тепер собираешься делать? - поинтересовался Олаф.

- Сам не знаю, - вздохнул Алекс.

Маленький викинг, с его скептическим отношением к пиратской модели существования, был единственным хока, которому он мог доверять, но даже с ним Алекс не мог поделиться своими надеждами. Реальными надеждами.

Высадившись на берег, они прошли через толпы пьяных, орущих хоков, которые с помощью пистолей, абордажных сабель, кинжалов, кушаков, серег и колец в носу старались придать себе максимально зловещий вид. Над длинной хижиной развевался «Веселый Роджер». Именно там проходил совет Капитанов Побережья. Возле хижины на корточках сидел часовой, он пытался пить ром, но безуспешно - мешал зажатый в зубах кинжал.

- Стоять! Ни шагу дальше! - пискнул пират, пошатываясь, встал на ноги и, увидев выплывшую из полумрака заросшую зеленью физиономию Алекса, обнажил саблю. - Стой, или я разрублю тебя на куски!

Алекс остановился в нерешительности. Он сознавал, что его просоленный морской водой китель и брюки не придают ему пиратского вида, а сабля и разбитые сапоги мешают нормально ходить.

- Я тоже капитан, - сказал он. - Я хочу совещаться с моими… с участниками совещания.

Шатаясь из стороны в сторону, часовой двинулся на Алекса, угрожающе размахивая саблей.

- Ага! - глумливо усмехался хока. - Так ты - трусливый хиляк, да? У меня приказ зарубить любого, кто приблизится к хижине! И будь я проклят, если не выполню приказ!

- О, заткнись, - устало сказал Олаф.

С этими словами викинг обнажил меч и одним ударом обезоружил часового. Геройский пират попытался броситься в атаку с кинжалом, но Олаф опрокинул его на землю и уселся верхом.

- Йа подержу его здесь, капитан, - сказал викинг и с надеждой обратился к извивающейся под ним жертве. - Не знаешь, как добраться до Константинополя?

Алекс открыл дверь хижины и не без трепета вошел внутрь. Оплывшие свечи, воткнутые в пустые бутылки, освещали компанию капитанов-головорезов, расположившихся за длинным столом. Один из них, с повязкой на глазу, поднял голову и спросил:

- Кто еще там?

- Капитан «Несовместимого» Зеленая Борода, - твердо сказал Алекс. - Я только что прибыл.

- Отлично, садись, приятель, - пригласил пират. - Я Одноглазый кэп, это - Генри Морган, это - Флинт и Длинный Джон Сильвер, это - Крюк, Энни Бонни[8] и наш адмирал Ла Фонтен, и… - Кто-то захлопнул ему рот ладонью.

- Кто это? - пискнул из-под треуголки Ла Фонтен. Двадцать пар глаз хоков переходили с адмирала на Алекса и обратно.

- Как это кто, распори мне брюхо и выпотроши! - прорычал другой капитан, у которого к одной руке был примотан крюк. - Ты что, не знаешь капитана Зеленая Борода?

- Конечно нет! - сказал Ла Фонтен. - Как я могу его знать, если капитана Зеленая Борода не существует? Его нет ни в одной книжке. Готов поспорить - это замаскировавшийся Джон Поль Джонс[9].

- Я возмущен! - вскрикнул низкорослый хока, вскочив на ноги. - Капитан Зеленая Борода мой кузен! - С этими словами он погладил свою черную блестящую и явно фальшивую бороду.

- Будь я проклята, никто не может сказать такое про друга Энни Бонни! - добавила леди-пиратка, вся увешанная драгоценностями и пистолетами. На Энни Бонни было длинное платье, которое она героически пыталась снабдить лифом. Четырехгрудые хоки женского пола нуждаются в двух лифах, и они у Энни были.

- Ну, хорошо, - буркнул Ла Фонтен. - Выпьем, капитан, и помоги нам с планом похода.

Алекс принял кружку огненного самогона местного производства. Хоки обладали фантастической способностью выпивать, но Алекс надеялся, что, если он не будет торопиться, а хоки начали выпивать задолго до него, ему удастся остаться хотя бы наполовину трезвым. Может, получится каким-нибудь образом перехватить инициативу и развернуть ситуацию в свою пользу.

- Спасибо, - сказал он. - Выпей и ты.

- Возражать не буду, приятель, - дружелюбно сказал Ла Фонтен и опрокинул очередные пол-литра. - Ик!

- Здесь не найдется немного нашатырного спирта? - спросил Алекс.

Заинтригованный вопросом, Одноглазый передвинул повязку с одного глаза на другой и сказал:

- Насколько я знаю, нет. На Бермудах наверняка найдется. Хочешь отполировать сокровища перед тем, как их закопать?

- Давайте ближе к делу! - пропищал Длинный Джон Сильвер, грохнув костылем по столу. Его левая нога была согнута и забинтована. - Мы должны разработать какой-нибудь план, если собираемся завтра выйти в море.

- Я… э-э… не думаю, что нам следует так торопиться, - сказал Алекс.

- Ага! - торжествующе воскликнул Ла Фонтен. - Трус! Тресни моя грот-мачта, если я скажу, что ты достоин называться Капитаном Побережья. Ик!

Алекс лихорадочно думал.

- Разорви мои шпангоуты! - прорычал он в ответ. - Я - трус? За такие слова я съем твою печень на завтрак, Ла Фонтен! За кого ты меня принимаешь, паршивый писарь? Скорми меня рыбам, если я скажу, что такой сопливый недоумок, как ты, достоин быть адмиралом капитанов вроде нас. И потом, - ловко ввернул Алекс, - у тебя даже бороды нет.

- А при чем тут борода? - спросил одуревший Ла Фонтен и угодил в ловушку.

- Что это за адмирал, у которого нет волос на подбородке? - уверенно задал вопрос Алекс и увидел, что сидящие за столом хоки проглотили наживку.

- Адмиралы вовсе не обязаны носить бороду, - запротестовал Ла Фонтен.

- Ну уж нет, вздерните меня, четвертуйте и протащите под килем! - вмешался капитан Флинт. - Конечно, адмиралы должны носить бороду. Я думал, это всем известно.

Хоки за столом согласно закивали.

- Ты прав, все это знают, - сказала Энни Бонни. - Среди нас только двое могут командовать флотилией - капитан Черная Борода и капитан Зеленая Борода.

- Капитан Черная Борода - наилучшая кандидатура, - милостиво заметил Алекс.

Маленький хока встал и взял восьмую ноту:

- Пробейте мне днище, еще никогда в жизни я не был так тронут. Пусть меня проткнут насквозь абордажной пикой, это очень благородно с твоей стороны, капитан Зеленая Борода. Но если я воспользуюсь твоим великодушным предложением, это будет нечестно. Как бы ни был я горд, что мне доверили командовать флотилией, твоя борода на добрых три дюйма длиннее моей. И поэтому я отказываюсь от этого назначения в твою пользу.

- Но… - растерялся Алекс, он ожидал чего угодно, но только не этого.

- Невероятно! - чуть не плача, возмущался Ла Фонтен. - Вы не можете выбирать адмирала по длине бороды… я хочу сказать… так не бывает… вы просто не можете!

- Ла Фонтен! - рыкнул Крюк и грохнул кулаком по столу. - Этот совет пиратских капитанов следует проверенной временем процедуре Братства Побережья. Если ты хочешь быть избран адмиралом, тебе следовало надеть бороду перед тем, как идти на собрание. Итак, я объявляю - выборы закончены.

Ла Фонтена так резко и грубо поставили на место, что он не смог выдавить ни слова в ответ.

- Буфетчик! - заорал Генри Морган. - Бутыли на стол, выпьем за успех нашего предприятия!

Алекс с осторожностью принял бутыль. В голове у него начала зарождаться идея. Не было ни единого шанса отложить поход на Бермуды, Алекс слишком хорошо знал хоков. Но, возможно, удастся смягчить удар, если он лишит их командования - уйдет сам и заберет Ла Фонтена… Алекс похлопал бывшего командующего но плечу.

- Не обижайся, приятель, - сказал он, - Давай выпьем по бокалу, может, в следующий раз адмиралом станешь ты.

Ла Фонтен согласно кивнул и опрокинул в свою луженую глотку очередные пол-литра - он снова пребывал в счастливом расположении духа.

- Уважаю тех, кто так пьет! - воскликнул Алекс. - Буфетчик! Налей ему еще! Давай, приятель, пей. Там еще полно этого добра.

- Тресни моя бизань-мачта, - встрял Крюк. - Ловко ты завернул, адмирал! «Там еще полно этого добра». Чисто, как свернутый парус. И метко тоже.

- Да ладно… - смутился Алекс.

- Буфетчик, сюда, наполни кубок адмиралу Зеленая Борода! - крикнул Крюк. - Вот так, до краев, пей до дна. Там еще полно этого добра. Ну, давай!

Горло у Алекса судорожно сжималось, но ему каким-то образом удалось влить в себя самогон.

- Хо-о-о! - шумно выдохнул он.

- Горло болит? - заботливо поинтересовалась Энни Бонни.

- Там еще полно этого добра, - орал Крюк. - Наливай!

Алекс протянул свой кубок Ла Фонтену.

- Держи, дружище, - сказал он со всей открытостью. - Выпей за мое здоровье!

- Упс! - сказал экс-адмирал, отбросил стакан и вырубился.


- Давай, давай тяни, - приговаривал боцман Билли. - Ну вот и все, приятель.

Обмякшее тело Ла Фонтена затащили на борт «Невыносимого». Алекс, тяжело опираясь на О лафа, руководил операцией.

- Зап-прите его в м-моей каюте, - запинаясь, распоряжался он. - Поднять п-паруса, курс на Бермуды.

Алекс посмотрел на опускающуюся в воду луну. Оказалось, что у Тока появился еще один спутник.

- Секретная миссия, понимаешь… п-пятнадцать человек на сундук мертвеца…

- Повесьте капитану гамак на палубе, - приказал Билли. - Кажется, он неважно себя чувствует.

- Йо-хо-хо и бутылка рому, - бормотал Алекс.

- Да, да, сэр, - согласился Билли и протянул ему бутылку.

- У-у-уф, - простонал Алекс и завалился в гамак.

Небо волшебным образом завертелось у него над головой. Темные паруса поймали дующий с берега ветер. «Невыносимый» медленно вышел из гавани. Алекс этого уже не видел…

Его разбудил яркий солнечный свет. Алекс полежал в гамаке, пока ему не стало немного получше, и попытался сориентироваться. Корабль кренился под устойчивым ветром, хлопали паруса, скрипели снасти и обшивка, со всех сторон слышались голоса переговаривающихся хоков. Приподнявшись в гамаке, Алекс огляделся по сторонам. Вокруг до самого горизонта простиралась чистая гладь океана. На шкафуте[10] расположились вахтенные правого борта и потчевали друг друга леденящими кровь историями о своих пиратских подвигах. Как всегда, никто не мог перещеголять Черного Тома Ярдли.

Алекс принял от кока завтрак, прикурил вместо сигареты трубку и постарался взвесить все за и против сложившейся ситуации. Могло быть и хуже. Он ушел от пиратов и забрал с собой Ла Фонтена, и уже после заката они будут на Бермудах. Есть время предупредить и наладить оборону, а пираты, лишенные как прежнего, так и вновь избранного адмирала, возможно, вообще не смогут организовать нападение. Алекс довольно улыбнулся и позвал своего первого помощника:

- Мистер Курносый!

- Желаю тебе доброе утро, - мрачно сказал подошедший Олаф.

- А? Да, тебе того же, Олаф, - ответил Алекс. Маленький викинг следовал правилам вежливости старого мира, и это оказалось заразительным. - С какой скоростью мы идем?

- Около десять драконьих зубов, - сказал Олаф.

- Драконьих зубов? - не понял Алекс.

- Вы бы сказали - узлов. Лично мне не нравится называть их узлами. Это не по-варяжски.

- Просто чудесно, - улыбнулся Алекс. - Еще немного, и мы будем на месте.

- В общем, да, - отозвался Олаф, - только, йа думаю, сейчас мы должны лечь в дрейф.

- Бросить якорь? - не понял Алекс. - Зачем?

- Штобы ты мог посовещаться с другими капитанами, - сказал Олаф и указал за корму.

Алекс повернулся на каблуках и посмотрел вдоль пенящегося кильватера «Несовместимого». Над горизонтом поднимались паруса - паруса пиратской флотилии!

- Боже мой! - воскликнул Алекс и побледнел. - Поднять все паруса!

Олаф удивленно посмотрел на своего капитана.

- Поднять все паруса!

Олаф покачал своей круглой головой.

- Хорошо, йа думаю, ты зналь, что делаешь, - устало сказал он и ушел выполнять приказ.

«Несовместимый» рванулся вперед, но пираты не отставали. Алекс нервно сглотнул. Вернулся Олаф.

- Двенадцать драконьих узлов, - с укором в голосе доложил он.

Это был не лучший день для капитана Зеленая Борода. Они мчались на всех парусах, но расстояние между его кораблем и пиратской флотилией все уменьшалось. На закате пиратские корабли практически окружили «Несовместимый». Показались Бермудские острова, а с наступлением темноты вся флотилия подошла к северному мысу бухты столицы Бермуд. Хоки сгрудились на вантах и радостно голосили. Алекс смирился и отдал приказ бросить якорь. Пираты последовали его примеру, и все суда легли в дрейф.

Алекс нервно грыз ногти и ждал. Прошел час, но ноте-го не происходило, только матросы перекрикивались друг с другом. Тогда он разыскал Олафа.

- Как ты думаешь, чего они ждут? - нервно спросил Алекс.

Медвежья физиономия викинга вынырнула из темноты.

- Йа не думаю, - сказал Олаф. - Йа знаю. Они ждут, когда ты подашь сигналь капитанам подняться на борт твоего флагмана. Не понять, чего ждешь ты?

- Мне? Созвать их? - тупо переспросил Алекс. - Да ведь они за нами гнались!

- Йа бы не назваль это погоней, - сказал Олаф. - Раз ты их адмирал, они идут за тобой.

- Нет, нет, Олаф.- Алекс понизил голос до шепота. - Послушай, я хотел сбежать от них.

- Ты - сбежать? Тогда ты должен был сказать об этом, - строго заявил Олаф. - Мне было чертовски трудно… очень тяжело… уходить от них на всех парусах.

- Тогда почему они, по-твоему, преследовали нас? - набросился на него Алекс.

- А што еще им было делать? - вопросом на вопрос ответил Олаф. - Ты - адмирал. Мы ушли на Бермуды, естественно, они пошли за нами.

Лишившись дара речи, Алекс в изнеможении рухнул на палубу. Через некоторое время он слегка шевельнулся и слабым голосом отдал приказ:

- Просигналь - всем капитанам явиться на борт на совещание.


Капитаны собрались вокруг стола на полуюте.

- Пусть меня выпотрошат и закоптят! - шумел капитан Крюк. - Пусть меня нарежут на закуску, но ты, адмирал Зеленая Борода, моряк высшей пробы. Чтобы не упустить тебя из виду, нам пришлось нестись на всех парусах.

- Ладно, брось, - скромно отозвался Алекс.

- Пусть взорвется мой пороховой склад, если я когда-нибудь видел такое. Ты несся над водой, как чертова чайка, но, готов поклясться, ты еще при этом сдерживал свой корабль.

- Нехитрый фокус морехода… - пробормотал Алекс.

- Чтоб я сдох! Ослеп! - восхищался Крюк. - Ладно, к делу. Кто будет командовать атакой на форт, адмирал?

- Форт? - тупо переспросил Алекс.

- Ну, ты знаешь, как это бывает, - сказал Крюк. - У них по стенам форта расставлены пушки, все они нацелены на бухту. Мы должны ударить по ним из бортовых орудий и вывести их из строя. А потом мы высадимся на берег и разграбим город до того, как появится лорд Нельсон, разорви его обшлага и аксельбанты.

- О, - произнес Алекс.

Он думал со скоростью чрезвычайно напуганного человека. Если начнется бой, начнут гибнуть хоки, что, не говоря о сострадании, означает конец его пребывания в должности полномочного представителя. При условии, что он сам не будет убит в бою.

- Вообще-то… - медленно начал Алекс, - у меня другой план.

- Пробей мой борт и пусти на дно! - вмешался Длинный Джон Сильвер. - План?

- Да, план. Мы не сможем подобраться к форту без потерь. Но одна шлюпка без труда может проскочить туда незамеченной.

- Всади в меня нож! - с восхищением пробормотал капитан Кид. - Это просто гениально!

- Мы с первым помощником высаживаемся на берег, - продолжал Алекс. - Я беру в плен мэра и вынуждаю его сдать форт. - В действительности он просчитывал свои действия максимум на два шага вперед - предупредить горожан и избавиться от этой ядовитой растительности на подбородке. - Вы ждете, когда я просигналю вам с пристани фонарем. Один раз - высаживаетесь на берег, два раза - заходите с моря.

- Не пройдет, адмирал, - возразила Энни Бонни, махнув рукой в темноту, откуда раздавались возбужденные голоса пиратов. - Ребята рвутся в дело. Больше двух часов мы их здесь не удержим, а потом или мы атакуем, или они поднимут бунт.

Алекс тяжело вздохнул. Последняя надежда избежать штурма, оставив пиратскую флотилию на якоре на неопределенное время, развеялась в прах.

- Хорошо, - смирился он. - Подходите к берегу и высаживайтесь. Огонь не открывать, только ответный. Думаю, мне удастся очистить форт по первоначальному плану.

- Пусти меня на дно, ты - настоящий храбрец! - сказал Крюк. - Пусть сожрут меня акулы, если мы без тебя что-то можем.

- Спасибо, - скрипнул зубами Алекс. Это был самый жесткий удар из возможных.

Хоки закивали головами и начали согласно переговариваться, преклонение перед героем отражалось в их глазах.

- Предлагаю выпить за здоровье адмирала, - выкрикнул Флинт. - Стюард! Наполни бутыли…

- Мне лучше отправиться прямо сейчас, - заторопился Алекс.

- Чушь собачья, - оборвал его Генри Морган. - Где это видано, чтобы пират трезвым шел на дело?


- Уф-ф-ф! - выдохнул Алекс и постучал в окно резиденции мэра.

Из сада у него за спиной, где Олаф спеленал стражников, которые никогда не пропустили бы зеленобородого чужака, доносились приглушенные стоны.

Окно распахнулось, и мэр - чрезвычайно толстый и напыщенный хока, весь в кружевах и лентах, уткнулся прямо в тошнотворно-зеленую нечесаную бороду.

- Ик! - сказал он.

- Ик! - отвечал Алекс, вцепившись в подоконник вальсирующего вокруг него дома.

- На помощь! - завопил мэр. - Морские чудовища атакуют! Стража! К оружию, все на стену! Крепите кофель-нагель![11]

Из-за плеча мэра вынырнула знакомая белокурая головка.

- Алекс! - воскликнула Тэнни. - Где ты пропадал?

- Пираты завербовали, - раскачиваясь из стороны в сторону, отвечал Алекс. - Я - адмирал Зеленая Борода. Помоги забраться. Ик!

- Опять напился, - смиренно вздохнула Тэнни и ухватила за ворот карабкающегося на подоконник супруга. Она любила своего мужа и, облетев всю планету в его поисках, в отчаянии прибыла на Бермуды, но это зрелище не вызывало у нее слез радости.

- Мэр Бермуд,- еле ворочая языком, бормотал Алекс. - Британский джент-тельмен. Развлекает л-леди. Дайте мне анти… алко-алкихо-йо-хо-хо и бутылку рому…

Пока супруг пытался восстановить словарный запас, Тэнни ушла за вытрезвляющими таблетками. Алекс проглотил несколько штук и, передернувшись, вернулся в нормальное состояние.

- Ух-х-х! - выдохнул он. - Так-то лучше… Тэнни, мы попали в чертовски затруднительное положение. Пираты…

- Пираты, - твердо сказала Тэнни, - подождут, а ты пока убери с лица эту мерзость. - С этими словами она протянула мужу флакончик нашатырного спирта и ватный тампон.

Алекс с радостью избавился от своего зеленого кошмара и поведал Тэнни и мэру свою историю.

- Сейчас они слишком возбуждены, чтобы послушаться меня, - заключил он, - даже как полномочного представителя. Они могут высадиться на берег в любую минуту. Но если мы не окажем сопротивления, нам, по крайней мере, удастся избежать кровопролития. Надо отдать им добычу, если они за ней пришли.

- Нет-нет, - перебил Алекса мэр. - Об этом не может быть и речи. Этот вопрос даже не обсуждается.

- Но они численно превосходят ваш гарнизон! - взорвался Алекс.

- Сукины сыны! - согласился мэр и с довольным видом прикурил сигару.

- У вас нет никаких шансов. Единственный выход - капитуляция.

- Капитуляция? Но мы же британцы!

- Черт возьми! Я приказываю вам капитулировать!

- Это невозможно, - с важным видом заявил мэр. - Невозможно, и всё. Противоречит предписанию министерства колоний.

- Но вы обречены на поражение!

- Героическое поражение, - уточнил мэр.

- Но это глупо!

- Конечно, - спокойно сказал мэр. - Мы прорвемся. Если я так сказал, значит, прорвемся.

Алекс взвыл от бессилия. Тэнни нервно сжала кулачки.

- Необходимо отдать распоряжения, - сказал мэр, повернувшись к дверям.

- Нет… стойте! - подскочил Алекс. Кое-что всплыло у него в памяти: «пусть сожрут меня акулы, если мы без тебя что-то можем». И пираты согласились с этой мыслью… а если хокам что-то запало в голову, это уже из них не выбьешь… Шансы на успех практически равнялись нулю, но и терять тоже было нечего. - У меня есть план.

- План? - недоверчиво переспросил мэр.

Алекс осознал свою ошибку и торопливо поправился:

- Нет, нет. Мы обведем их вокруг пальца.

- Обведем вокруг пальца! - Глазки мэра заблестели от удовольствия. - Замечательно. Великолепно. Как раз то, что нужно в нашем случае. И как же мы это сделаем, мой дорогой полномочный представитель?

- Дадим им высадиться без боя, - сказал Алекс. - Первым делом они, конечно, направятся в вашу резиденцию.

- Без боя? - переспросил мэр. - Но я же сказал, что… Алекс обнажил саблю и взмахнул ею в воздухе:

- А когда они придут сюда, я приму бой.

- Один человек против двадцати экипажей? Алекс расправил плечи.

- Ты хочешь сказать, что я, полномочный представитель, не смогу остановить двадцать экипажей пиратов? - высокомерно спросил он.

- О нет, что вы, - пошел на попятную мэр. - Конечно же, сможете, сэр. А сейчас извините, но я должен отдать распоряжение глашатаю оповестить горожан. Они никогда мне не простят, если пропустят такое зрелище, - сказал мэр и спешно удалился.

- Дорогой! - Тэнни схватила Алекса за руку. - Ты сошел с ума! У нас даже излучателя и то нет, они убьют тебя!

- Надеюсь, что нет, - мрачно ответил Алекс и выглянул в окно. - Олаф, иди сюда, мне понадобится твоя помощь.


Флотилия корсаров в полной тишине вошла в бухту. Корабли бросили якоря у причала. Орудия форта молчали. С радостными воплями, гиканьем и улюлюканьем пираты высыпали на берег и, размахивая саблями, ринулись по главной улице к дворцу мэра. Горожане растянулись вдоль всей улицы, с интересом пялились на пиратов и заключали пари на исход дела. Это было неожиданностью для нападавших, но они продолжали нестись вперед, извергая кровожадные угрозы.

Дворец располагался в саду, окруженном высокой стеной, ворота в сад были открыты. По обе стороны от ворот выстроились гвардейцы в красных плащах с мушкетами на изготовку. За ними с угрюмым видом наблюдал Олаф, он должен был следить за тем, чтобы никто из гвардейцев не выстрелил. Выставленные на стену большущие фонари заливали желтым светом пространство у ворот.

- Разделай и прокопти меня, там наш адмирал! - заорал капитан Крюк, завидев в проеме ворот зеленобородую фигуру с абордажной саблей в руках. - Адмиралу троекратное ура!

- Гип-гип-ура!

Приветственным возгласам эхом отвечали волны прибоя. Маленькие пухленькие пираты подтянулись к воротам во дворец мэра и в беспорядке остановились перед своим командующим.

- Здорово, братишки! - возвысил голос Алекс. - Сегодня великий день для Братства Побережья. Я захватил самого Александра Джонса - полномочного представителя на Тока - и собираюсь выпустить из него потроха, как перья из подушки! - Алекс выдержал паузу. - В чем дело, никто не рад?

Пираты молча переминались с ноги на ногу.

- Не слышу, - рычал Алекс, - язык проглотили, увальни? В чем дело?

- Чтоб я сдох! - буркнул Крюк. - Убивать полномочного представителя неправильно. После всего, что он сделал для нашей планеты…

Алекса тронула реплика пирата, но он постарался придать себе еще более свирепый вид.

- Ты же хочешь прославиться, адмирал, - вступил капитан Кид. - Разрази меня гром, если я буду тратить время на полномочного представителя. Зарубить его - не много чести. Да он такой хилый, что ему, я слышал, даже пришлось заказать себе специальный стул, чтобы на нем передвигаться.

При упоминании о единственном предмете роскоши, который он позволил себе после трех лет экономии - это был робот-стул в его офисе, - Алекс окончательно вышел из себя.

- Ах так! - заорал он. - Знайте же - это он вызвал меня на дуэль до смертельного исхода, и я не собираюсь отступать. А вы, заячьи хвосты, будете стоять здесь и смотреть, как я его разделываю!

- Нет, я этого не допущу! - воскликнул один из гвардейцев и поднял мушкет.

Олаф легко обезоружил гвардейца, завязал узлом мушкет и вернул владельцу.

Алекс, чертыхаясь, исчез за воротами, где его поджидали мэр и Тэнни.

- Что-то не так, дорогой? - спросила его побледневшая супруга.

- Чушь собачья, - буркнул Алекс. - Я в два счета прикончу сам себя, и тогда посмотрим, как им это понравится!

Он шагнул к заранее приготовленному медному чайнику и с воплем «en garde!»[12] со всей силы саданул по нему саблей:

- Получи!

Столпившиеся у ворот пираты нервно подпрыгнули. Боцман Билли попытался проникнуть за ворота и узнать, в чем там дело, но Олаф ухватил его за шиворот и перебросил через головы Одноглазого и Генри Моргана.

- Это личное дело, - невозмутимо пояснил викинг. Тем временем Алекс, сыпля проклятиями, злобно лупил саблей по медному чайнику:

- Не пытайся уйти от меня! Сражайся, как мужчина! Вот тебе, получи!

Продолжая орудовать саблей, он вытащил из кармана ватный тампон, пропитанный нашатырем. Избавившись от бороды, он отдал ее Тэнни, которая тем временем измазала Алекса кетчупом.

- Ах так! - завопил Алекс, взяв ноту пониже. - Попробуй-ка вот это, Зеленая Борода! И это! Ты разве не знал, что я… - он продемонстрировал свою бритую физиономию в проеме ворот, - что я пацаном занимался фехтованием?

Пираты радостно заулюлюкали.

- А еще… - Алекс скрылся за воротами и снова принялся за чайник. - Еще я состоял в клубе лыжников и в клубе пловцов. Если б я захотел, я бы мог и баскетбольную команду возглавить. Получай!

Он торопливо вернул бороду на место и жестом попросил добавить кетчупа.

- Ошпарь и поджарь меня! - чертыхнулся Алекс, отступил в проем ворот и свирепо глянул на пиратов. - Ты чертовски ловок, Джонс. Но это тебя не спасет. Как только я загоню тебя в угол, я разделаю тебя на куски. Вот тебе! - Он снова скрылся за порталом. - Ой! Ой! - вскрикнул он низким голосом. Пираты загрустили.

- Это неправильно, - бормотал Длинный Джон Сильвер. - Никогда не думал, что людей можно ранить.

Капитан Крюк поморщился на лязг, доносящийся из-за ворот.

- Да, - дрожащим голосом сказал он. - Ребята, куда мы вляпались?

- Не слишком-то заносись, Зеленая Борода! - закричал Алекс, продемонстрировал пиратам гладкий подбородок и сделал выпад; в этот момент Тэнни ударила по чайнику. - К твоему сведению, у меня стальные мускулы. Получи! Вот тебе! На!

Скрывшись за порталом, он трижды саданул по чайнику, отбросил саблю, вернул бороду на подбородок и издал душераздирающий вопль.

- Ты заколол меня! - взвыл Алекс и заляпал левую сторону груди кетчупом. Шатаясь из стороны в сторону, он вышел из ворот и предстал перед смертельно напуганными пиратами.

- О-о-о! - стонал он. - Со мной покончено, друзья. Убит в честном и равном бою. Кто ж знал, что полномочный представитель такой боец? Прощайте, друзья. Чистой воды и семь футов под килем. Снимайтесь с якоря. Не ищите мое тело. Дайте мне уползти и спокойно умереть.

- Прощай, - всплакнула Энни Бонни и помахала ему платком. Вся шайка пиратов залилась слезами.

Алекс доковылял до портала и скрылся из виду. За воротами он избавился от бороды и постарался отдышаться. Потом он подобрал свою саблю и шагнул в проем ворот.

- Так-так, - презрительно сказал Алекс, оглядывая своих недавних сотоварищей. - И что мы видим? Пираты?

Повисла тягостная пауза.

- Пощадите, сэр! - Зареванный капитан Крюк повалился на колени перед человеком, одолевшим ужасного, непобедимого и незаменимого капитана Зеленая Борода. - Мы просто хотели позабавиться, сэр.

- Мы понарошку, - взмолился Флинт.

- Мы не собирались никого покалечить, - добавил боцман Билли.

- Тихо! - скомандовал Алекс - Вы сдаетесь? - Ответ не замедлил последовать. - Отлично. Господин мэр, вздерните этих паршивцев на закате. Потом загрузите их на корабли, и пусть себе плывут. А вы впредь ведите себя хорошо!

- К-к-конечно, сэр, - сказал Черный Том Ярдли.

- Ох… я не уверен, - сказал мэр. - Они ведь не такие плохие ребята, правда, сэр? Будь я проклят, я даже думаю, мы должны сказать им спасибо. На этих колониальных заставах становится адски скучно.

- О, спасибо вам, мэр, - сказала Энни Бонни. - Мы можем разграбить ваш город когда захотите.

Алекс поспешил прервать этот обмен любезностями. Пиратство оказалось неизлечимым заболеванием, но, раз уж нельзя исправить хока, можно, по крайней мере, заставить его играть по правилам.

- А теперь слушайте меня, - объявил Алекс. - Я принял решение совместить правосудие и милосердие. Братству Побережья разрешается разграблять Бермуды один раз в год, но кровь не проливать…

- А зачем ее проливать? - искренне удивился мэр.

- …и награбленное должно быть возвращено в целости и сохранности.

- Нашинкуй и засоли меня! - возмутился капитан Крюк. - Конечно, все будет возвращено, сэр. Вы что думаете, мы - воры?

Веселье продолжалось весь следующий день, ведь пираты всегда уходят с заходом солнца. Алекс стоял на террасе дворца, одной рукой он обнимал Тэнни, а другую положил на плечо мэра. Они смотрели, как паруса пиратской флотилии исчезают за горизонтом.

- У меня осталась только одна проблема, - сказал он. - Олаф. Бедняга остался на Бермудах и все еще пытается найти кого-нибудь, кто подскажет ему дорогу в Константинополь. Как бы я хотел ему помочь!

- Нет ничего проще, сэр, - сказал мэр. - Константинополь всего в пятидесяти милях к югу от Бермуд.

- Что? - изумился Алекс. - Не может быть, ты сошел с ума. Там же королевство Натчалу.

- Было, - кивнул мэр. - Оно было там еще месяц назад. Но тамошняя королева - похотливая девка, извиняюсь за выражение, мадам. Жизнь ей казалась скучной до тех пор, пока какой-то торговец не продал ей книги, в которых упоминается… э-э-э… - мэр деликатно кашлянул, - леди по имени Феодора[13]. Они там еще реорганизуются, но, думаю, скоро закончат…

Алекс пулей сорвался с места. Он свернул за угол дворца, и лучи заходящего солнца ударили ему в глаза. Солнце золотило шлем и кольчугу Олафа Курносого, который, опершись на меч, неотрывно смотрел в море.

- Олаф! - крикнул Алекс.

Хока-викинг медленно повернулся в сторону человека. В лучах заката его физиономия, украшенная длинными светлыми усами, выражала неподдельную варяжскую решимость.


[1] Бони - прозвище Наполеона Бонапарта. - Прим. ред.


[2] Тайберн - место публичных казней в Лондоне, располагалось на холме. - Прим. ред.


[3] Дик Терпин (1706-1739) - знаменитый английский разбойник, стал также персонажем исторических романов.


[4] Баунти - корабль, на борту которого п 1789 г. произошел знаменитый мятеж; этим событиям посвящен кинофильм (1962) с Марлоном Брандо в главной роли. - Прим. ред.


[5] Килевать - протаскивать под килем.


[6] Горацио Хорнблауэр - вымышленный персонаж исторических романов С. С. Форестера, кинофильмов и телевизионных постановок. Якобы жил в эпоху Наполеоновских войн. - Прим. ред.


[7] «Сэм Холл» - широко известная народная песня, существует в многочисленных вариантах. - Прим. ред.


[8] Энни Бонни - женщина-пират (Карибы, 1-я пол. XVIII п.).- Прим. ред.


[9] Джон Поль Джонс - герой Войны Соединенных Штатов за независимость. - Прим. ред.


[10] Шкафут - часть верхней палубы.


[11] Кофель - нагель - деревянный или металлический стержень с рукоятью па верхнем конце, вставляемый в гнездо кофель-планки для завертывания на него снастей бегучего такелажа. - Прим. ред.


[12] «К бою!» (фр.)- возглас при начале фехтовального поединка.


[13] Феодора - византийская императрица VI в., бывшая танцовщица и куртизанка.


This file was createdwith BookDesigner programbookdesigner@the-ebook.org01.04.2009

Содержание:
 0  вы читаете: Йо-Хо-Хока! : Пол Андерсон    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap