Фантастика : Юмористическая фантастика : ГЛАВА 17 : Татьяна Андрианова

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18

вы читаете книгу




ГЛАВА 17

Кучер гнал так, словно решил выиграть все призовые места в скачках, причем неважно, ценой каких жертв. В карете возникла жуткая болтанка. Создавалось впечатление, что нас погрузили в трюм грузового корабля и везут в шторм продавать на невольничьем рынке.

Меня мутило. Я крепилась изо всех сил, утешая измученный приступами тошноты организм мечтой о том, как я медленно сожму свои руки на шее вампира и удушу, паразита. Не знаю, случается ли морская болезнь на суше, но у меня была именно она, хотя я точно помнила, что на море ею никогда не страдала. Тут бы не опозориться перед всеми, выпачкав все вокруг остатками собственного ужина. Говорят, надо выбрать одну точку и сфокусироваться на ней, тогда будет казаться, что качка не такая уж большая. Я честно пыталась выбрать эту самую точку, но во тьме, царившей в карете, взгляду было совершенно не за что зацепиться. Я скользнула мутным взором по девчонкам и с тихим злорадством отметила явную зелень их лиц. В темноте это не так бросалось в глаза, просто кожа приобрела нездоровый белый оттенок и сравнялась по бледности с кожей вампира. Страдать в компании — оно веселей. Не успела я хорошенько обдумать эту мысль, как кучер «дал по тормозам», карета встала как вкопанная, а мы дружной стайкой влетели в противоположную стену, затем не менее сплоченным коллективом скатились вниз, причем Норандириэль приземлилась прямо на меня. Я сдавленно охнула. Лисса зажала ладонями уши принцессы и витиевато выругалась.

— Ну погодите у меня… — зло прошипела она сквозь зубы. — Может, я и не самый лучший маг, но на пару пакостей даже моих сил достанет с лихвой.

— А по-моему, не стоит злить вампиров, — тихо молвила эльфийка. Она высвободила свои остроконечные ушки из ладоней подруги и легко поднялась на ноги.

Я невольно позавидовала ее грации, сама же еле дух переводила. Надо же, на вид такая хрупкая, а весит наверняка целую тонну. Ну может, не тонну, но явно больше, чем хотелось бы. Ох, посадить бы ее на диету… заставить бегать по утрам… километр… можно пять — десять. Сразу бы отпала склонность к ночным прогулкам в компании незнакомой нежити. К слову, вампир так и не представился. К чему бы это? Боится, что порчу наведем? Мысль о клыкастом бессмертном, боящемся порчи, развеселила, и я все еще улыбалась, когда дверца резко распахнулась и внутрь сунулась чья-то неопознанная голова.

— А-а-а! — заорали мы. — Грабят!!!

И кинулись друг к другу в объятья. Разногласия были забыты, со страху вылетел из головы тот факт, что брать у нас, собственно, нечего. Если только одежду. Но на нее польстилась бы только монашка или синий чулок. Хотя мой костюм, может, и представлял для кого-нибудь определенную ценность, но наверняка не такую, чтобы из-за него останавливать целую карету с вампиром на запятках.

— А-а-а! — заорали в ответ, и мы точно уверились, что нас определенно собираются грабить.

— Ай! Ай! — запричитала Норандириэль, в отчаянии заламывая белые руки. — У нас денег нет! Совершенно ничего нет! Даже медяка нет! Возьмите лошадей… Хорошие лошади, сильные… Можете прямо с каретой.

— Хорошенькое дельце, — встрепенулась Лисса, и в ее руках возникло голубоватое свечение фаербола. — Отдать карету с лошадьми совершенно незнакомому грабителю? На чем же мы домой поедем? Что за неуместный приступ благотворительности? А вы, милейший, — это уже в сторону двери, — проваливайте подобру-поздорову! А то как шарахну фаерболом — мало не покажется.

— Не надо фаерболом, — это я, кучер!

— Кучер? — удивились мы. — И чего, тебе, кучер надо? И почему ты кричал?

— Так вы первые начали.

Хм, логично. То, что в итоге испугались не только мы, здорово утешало.

— Я пришел сказать уважаемым леди, что дальше придется идти пешком.

— Как пешком?! — возмутилась Лисса, вся ее природа восставала против пеших прогулок в логово вампира, да еще и после захода солнца.

— Почему пешком? — одновременно с охотницей опешила я, искренне удивляясь про себя, почему наша магичка не жахнула по наглецу фаерболом. Хоть не так обидно бы было.

Мой организм, и без того утомленный ночным штурмом тюрьмы, заранее каждой мышцей протестовал против жестокого обращения. Нет, я, конечно, люблю физические нагрузки. Но зачем же такой экстрим?

— Покорнейше прошу прощения, — раздался откуда-то из-за спины кучера знакомый голос вампира. — Но дальше никак иначе нельзя. Только пешком.

— Пешком так пешком! — жизнерадостно воскликнула Норандириэль и выпорхнула из кареты.

Вампир галантно подал ей руку. Предательница. М-да. Я как-то засомневалась в истинности параллельного мира. Уж как-то он сильно напоминал свой, родной. Только у нас могут построить замок и забыть провести к нему дорогу.

Новоявленный кавалер помог всем покинуть карету и повел нас какими-то окольными путями. Вел долго, через какие-то заборы, канавы, бугры и холмы и все время нервничал. Поминутно оборачивался на нас, будто мы только и ждали, что он расслабится, чтобы вбить ему осиновый кол между лопаток, останавливался, прислушивался, строго цыкнул на моих спутниц, когда они вздумали возмущаться длительностью прогулки, и молча погрозил мне пальцем, когда я споткнулась о какую-то плиту. При ближайшем рассмотрении плита оказалась надгробной.

— Умереть не встать! — ахнула я, потрясенная до глубины души внезапным открытием. — Мы гуляем по кладбищу!

— Заклинаю вас всем, что для вас свято… Тише, — цыкнул на меня вампир.

Клыкастый хам.

Замок появился как-то сразу. Никогда не думала, что огромное здание с крепостной стеной и настоящим рвом можно замаскировать. А вот поди ж ты! Я увидела его и удивилась. Ну просто вылитый замок злобной ведьмы из какого-нибудь мультика: мрачные стены угрожающе возвышаются надо рвом, башни ощетинились зубцами, словно бросая вызов небесам, и пялились в темноту темными окнами. Думаю, семейка Адамс визжала бы от восторга, если бы ей предложили поселиться здесь. Именно этот момент выбрала луна, чтобы явить свой серебряный лик на темном небосклоне, ее лучи сделали ночь чуть светлее, а замок — на порядок мрачнее. Хорошенькое место для вампирского логова.

Подвесной мост с душераздирающим скрежетом медленно опустился на противоположный берег. «А смазки пожалели», — злорадно подумала я. Почему-то этот факт доставил удовольствие. Дал ли вампир знать в замок о нашем приходе и сообщал ли эту новость вообще, с виду выглядело так, словно он просто любуется крепостными стенами в свете луны, но результат, как говорится, налицо: в замок мы попадем — это факт. А с фактами не поспоришь.

— Извините за некоторый дискомфорт… Видите ли, нам все время приходится скрываться от людей, поэтому в замке царит запустение.

Умеют же некоторые самые обыденные вещи облечь в красивую форму. Нет бы честно признаться, что генеральную уборку делали еще в прошлом веке, а новую делать пока не собрались. «Запустение у него царит, — мысленно фыркнула я. — Так бы и сказал: пардон, дамы, давно не убирались. Холостяками живем, хозяйки в доме нет, а прислугу нанять дорого, да и боится суеверный народ работать на нежить…».

— А разве вашу расу не признали официально? — наивно захлопала глазами принцесса.

— Вы хорошо информированы, — спокойно откликнулся вампир нейтральным тоном: не поймешь, то ли комплимент, то ли констатация факта. — Только народ у нас проживает преимущественно темный, суеверный. Случится любая неприятность: курицу хорек унес, корова пала, девица забеременела до замужества — тотчас за вилы и виноватых искать. А виновными у них отчего-то оказываются одни и те же — нежить. Традиция, можно сказать, сложившаяся веками. Так просто ее не переломить.

Мы понятливо кивнули. Положа руку на сердце, я и раньше не испытывала к вампирам особой привязанности. По-моему, Голливуд их чересчур романтизировал. Ну серьезно, как можно млеть от восторга, глядя, как смазливый жмурик с особым цинизмом сосет кровь из чьей-то шеи, причем большую часть жидкости проливает жертве на одежду. Не понимаю, в чем тут соль, может, они подрядились пятновыводитель испытывать и потом дружно застирывают испорченные шмотки. А может, в бутике огромные скидки, и вся одежда вообще одноразовая. Но теперь, после милой прогулки по кладбищу с риском переломать конечности о чьи-то надгробья, я пришла к выводу: вампиры — народ странный и связываться с ними себе дороже и чревато травмами. В свете последних событий пройтись по спине вампира вилами казалось не такой уж плохой идеей. Я представила картину маслом «Вампир, улепетывающий от разъяренной селянки с вилами» и тихо порадовалась про себя. Представитель нежити получился жалким и перепуганным, а селянка — воинственной амазонкой с сельхозинвентарем наперевес.

Мост оказался крепким. Это радовало. Не очень хотелось красться по хлипкому мосточку с риском низвергнуться в крепостной ров, который, судя по доносившемуся из него амбре, чистили примерно тогда же, когда устраивали в замке уборку. Теперь вместо воды во рву плескалось что-то жуткое на вид, вонявшее тиной и чем-то тухлым. Возможно, там водились лягушки: трудно сказать наверняка. Земноводные тоже могли оказаться брезгливыми.

Двор даже не потрудились осветить. Мол, пробирайтесь себе сами, раз уж угораздило прийти. Сами вампиры травм не боялись, а состояние здоровья гостей их явно не беспокоило. Лишний раз подумают, стоит ли возвращаться. Вряд ли такая мера остановит охотников, но народу, которому на ум приходит светлая идея пошарить в бесхозном замке на предмет, чем поживиться, поумерит пыл. Не абы какая защита, но в замке наверняка ловушки имелись.

Темная громада замка вблизи смотрелась еще мрачнее и как-то зловеще. Наши шаги гулко отдавались в замкнутом пространстве двора, и от этого становилось жутко. Казалось, вот-вот из-за угла выскочит кто-то с огромными клыками и скажет: «Бу!» Был бы это мой родной мир, я предложила бы снимать здесь фильмы ужасов. А что? Готовые декорации, статистов можно набрать из местной жути, сценарий покровавей и — вуаля! — готов шедевр.

Как только мы вошли во двор, раздался жуткий грохот. Народ кинулся врассыпную, а я застыла на месте вопреки инстинкту самосохранения как раз для того, чтобы увидеть, как четверка лошадей несется прямо на меня. Я даже пискнуть не успела, как на меня налетел вампир, и мы дружно влетели в какие-то на редкость колючие кусты. Я пребольно приложилась спиной о землю, вампир грохнулся сверху.

— Ё-моё! — завопила я, как только способность дышать вернулась в ошеломленный организм. — Слезь с меня, извращенец!

— Между прочим, я спас вам жизнь, — нагло напомнил он.

— И что? — вызверилась я, раздраженно спихивая его на землю. — Следует вручить вам медаль за доблесть?

— Нет. — Одно слитное, мягкое и изящное движение — и он на ногах. «Даже одежда не помялась», — с ненавистью подумала я. Мой же наряд наверняка покрылся зелеными и черными пятнами. — Но «спасибо!» тоже подойдет.

Я раздраженно фыркнула и даже отказалась от протянутой руки, когда вставала на ноги. Не дождется.

— Что это было? — поинтересовалась Лисса, выныривая откуда-то сбоку.

— Карета, — пожал плечами вампир и спокойно продолжил: — Та самая, на которой вы сюда ехали.

Мы встали как громом пораженные.

— Что?! — Лисса подпрыгнула, как ужаленная оводом. — И мы тащились по кладбищу, как группа гробокопателей, просто так? Вам доставляло удовольствие прогуливать нас между скорбных холмиков?

— Леди, я уже говорил. Это конспирация.

— Да? — удивленно переспросила Норандириэль. — А почему от вашей конспирации у меня болят ноги?

— Что значат маленькие неудобства, когда на кону безопасность всего гнезда? — высокомерно заявил вампир.

И даже нос задрал, зараза такая. Я окончательно обозлилась. Мои руки сомкнулись на его бледной, с прохладной кожей шее раньше, чем мне смогли помешать.

— Сейчас ты из первых рук узнаешь, что такое неудобство, — прорычала я.

Меня оттаскивали. Я царапалась как кошка, рычала и сопротивлялась как дикий зверь. Когда все, включая проштрафившегося вампира, поняли, что отодрать мои руки можно только с кусками неживой плоти, Лисса тихо шепнула мне на ухо:

— Оставь его. Все равно ничего не выйдет.

— Это еще почему? — заинтересовалась я и на всякий случай вцепилась крепче, ожидая какого-нибудь подвоха.

— Вампиры не дышат, — спокойно заявила она.

Я разочарованно взвыла и пнула торжествующего вампира в колено. Тот охнул и отпрыгнул в сторону. «Значит, боль они чувствуют», — злорадно подумала я и торжественно удалилась по дороге к замку.

— Как тебе не стыдно? — попыталась воззвать к моей совести эльфийка. — Ты сделала ему больно.

— Может, это ужасно, но я ни капельки не раскаиваюсь, — раздраженно фыркнула я. — И он получил вполовину меньше, чем я рассчитывала.

— Да? — опешила от моих слов принцесса, но не отстала со своим приступом вампиролюбия. — Может, ему еще следует поблагодарить тебя за великодушие?

Я задумалась на секунду, потерла нос и кивнула.

— Хорошая идея. Пусть попробует. Но простым «извините» ему не отделаться.

Норандириэль не нашлась с ответом и обиженно засопела. Вот и славно. Вампир бесшумно вынырнул из темноты, заставив подпрыгнуть от неожиданности, и пошел на полшага впереди, словно ничего не произошло. Вот и славно.

К замку вел обширный парк, немногим отличавшийся от кладбища. По крайней мере, ощущение от него было то же. Дорога сквозь парк оказалась узкой и так плотно обсаженной деревьями, что шли мы по ней как по туннелю. Голые, несмотря на лето, ветви деревьев тянулись вдоль дороги, словно заходящие друг за друга куски стен. Лишенные коры стволы производили зловещее впечатление живых трупов, и от этого просто мороз расползался по коже. Тут уж даже теплая ночь ничего не могла исправить. Ветви без листьев, словно скрюченные пальцы, тянулись к нам, цепляя одежду. Развлечение не для страдающих клаустрофобией. Мы невольно жались друг к другу, но старались держаться так, словно всегда ходим в обнимку. Лучше всех было мне, Лисса и Норандириэль стиснули меня с двух сторон, придавая уверенности. Спина вампира маячила впереди. Оставалось надеяться, что ему не взбрело в голову поводить нас кругами по парку, дабы показать обширные владения. А с него станется.

Подозревая нашего спутника во всех смертных грехах, я так задумалась, что не сразу заметила, как он нырнул в какие-то кусты и скрылся из виду.

— Какого лешего?! — возмутилась неспортивным поведением проводника Лисса.

— Ой! А зачем он так сделал? — удивленно моргнула Норандириэль.

Я задумчиво уставилась на кусты с таким видом, словно оттуда вот-вот вылезет аллигатор и оттяпает любую часть тела, до которой достанет. Рука невольно потянулась к кинжалу, и я решила, что оружие в руках, пусть и маленькое, не такая уж плохая идея. Может, со стороны это выглядит глупо и реально кинжалом я смогу только колбасу для бутерброда нарезать, а маленькое лезвие вряд ли спасет от какого-то монстра, даже на секунду не задержит, — плевать. Рукоять придавала необходимое чувство уверенности, хотя и не прогнала крупные мурашки, полчищами марширующие по спине.

— А непонятно? — криво усмехнулась я. — Это он так развлекается. Завел девушек в глушь и бросил. Интересно, что будет дальше?

— Мне тоже, — мрачно кивнула Лисса, и в руках ее возникло мягкое свечение магического фаербола.

— Но мой брат не мог так поступить с нами, — тихо всхлипнула эльфийка, голос предательски дрогнул, и она разрыдалась.

Теперь мы не знали, что делать: бросить все и утешать подругу или ожидать нападения.

— Леди!

Резкий оклик из темноты заставил меня попробовать себя в прыжках на месте. Была бы я на соревнованиях — взяла бы в этом виде спорта если не золотую медаль, то серебряную как минимум. Закаленная в многочисленных охотах Лисса метнула фаербол на голос и, к собственной досаде, промазала.

Живучий вампир осторожно вынырнул из гущи деревьев и бесстрастно, словно каждый день в него метали магическими снарядами, поинтересовался у нас, опешивших:

— Леди, долго мне вас ждать?

Пришлось лезть прямо в чащу. Ветви цеплялись за одежду, путались в волосах, тянули девушек за юбки. Мне доставалось меньше, ведь я была одета в мужской костюм и теперь тихо радовалась своей удачливости.

Мы выбрались из зарослей с минимальными потерями. У Лиссы было порвано платье, но длинный разрез вдоль бедра очень ей шел, хотя она и пыталась придерживать ткань рукой. В итоге пришлось выбирать: либо вампиры получают дивную возможность полюбоваться стройной девичьей ножкой в кружевных панталонах, либо охотница стыдливо прикрывает ногу, но в случае опасности о фаерболе можно забыть. Она остановилась на магии. Прекрасный выбор.

Принцесса лишилась нескольких локонов, и ее прическа была живым воплощением мечты любой вороны об уютном гнезде. Торчащие из волос ветки только усиливали это сходство.

Я отделалась несколькими царапинами на руках и честно считала, что мне повезло.

Перед нами расстилался примерно гектар открытой земли, посеребренный луной. Трава была низко срезана, будто осенью свели кустарник и оставили на зиму незаконченный газон. За замком виднелся заброшенный сад, и впечатление он производил самое зловещее. Не хотела бы я прогуливаться там днем, а уж тем более ночью. Земля полого поднималась к подножию горы. И сразу за выкорчеванным газоном начинался лес, густой и неухоженный. А может, это был парк, кто его в темноте разберет? Я остро поняла, что не хочу туда идти, но и возвращаться не хотелось тоже. Пришлось выбирать меньшее из двух зол, и мы сплоченным рядом, как первая шеренга войска, пошли вперед.

В траве лежали большие плоские камни, которые выстилали дорожку к подножию ступеней, ведущих на крыльцо замка. Хоть какое-то удобство после блуждания по бездорожью. Рядом с массивной, потемневшей от времени, покоробившейся от перепадов температур и сырости дверью — пара витражей с замысловатым сюжетом, смысла которого в темноте я не уловила. Еще пара окон рядом, но поменьше, явно мечтали о заботливых руках уборщицы и мягкой влажной тряпке с моющим средством. Теперь понятно, что имел в виду вампир, говоря о запустении, царившем в замке.

Он скользнул вверх по ступеням, не оглядываясь, уверенный, что мы пойдем за ним, как крысы за крысоловом с дудочкой из сказки. Он был прав. Дойдя до дверей замка, глупо было поворачивать назад. Вампир толкнул дверь. Удивительно, но ее не заклинило, она издала жалобный скрип ржавых, давно не знавших масла петель и распахнулась. Наш проводник сделал широкий элегантный жест рукой, гостеприимно приглашая нас внутрь замка Ужаса.

На пороге стояла женщина. Она явно нас поджидала. Комната за ее спиной была темна, и женщина силуэтом вырисовывалась на фоне тьмы. В поднятой руке она держала толстую восковую свечу. Свеча зажглась; перед моим ночным видением заплясали звезды. Невежливо вот так резко ослеплять вошедших с темной улицы. Как только глаза адаптировались к свету, я смогла понять две вещи: эта женщина не похожа на вампира и зовут ее Кориана. Только теперь она совсем не напоминала маленькую скромную служанку из трактира. Каштановые волосы высоко зачесаны и уложены в замысловатую прическу, несколько локонов кокетливо спускалось на обнаженные плечи. В ушах качались такие массивные золотые серьги, что я невольно удивилась — как мочки могут выдержать такую тяжесть и не порваться? Кроваво-красное платье туго облегало высокую грудь, подчеркивало тонкую талию и стекало к лодыжкам, расходясь от бедер. Ни разу не видела кожаное парадное платье. Круто! Непременно пошью что-нибудь подобное, если повезет и я переживу эту ночь.

Она медленно усмехнулась накрашенными красной помадой губами.

— Я Кориана.

В ее голосе проскользнула нотка смеха. Она явно забавлялась нашим минутным замешательством. Вот зараза! Я решительно шагнула вперед. Вампир попытался было заступить мне дорогу, но я внимательно посмотрела ему в глаза и он отодвинулся. Вряд ли испугался. Скорее, просто не получил четких инструкций на подобный случай.

— Верни лошадь, воровка! — Я нависла над ней, как ястреб над цыпленком.

— Какую лошадь? — растерялась она, безуспешно пытаясь сделать вид, что ситуация под контролем.

— Ту, на которой ты мило ускакала, бросив нас на милость стражи, — с нажимом напомнила я.

— М-да, нехорошо получилось, — зацокала языком Лисса. — С виду приличная девушка, подавальщицей в трактире работает, а оказалась обычной конокрадкой. Как?! Как, я спрашиваю вас, верить теперь людям?

Голос охотницы прозвучал под древними сводами так проникновенно, что Норандириэль расчувствовалась и всхлипнула. Ситуацию спас вампир.

— Леди, скоро рассвет, — напомнил он. — Принц ждет. — Затем обвел окружающее пространство широким жестом и продекламировал хорошо поставленным голосом: — Войдите в наше обиталище и будьте желанными гостями.

Дверь за нами захлопнулась, и мы нервно вздрогнули. У меня возникла стойкая ассоциация, будто кто-то шумно хлопнул крышкой гроба. Не думаю, что ее кто-то закрыл руками. Брр. Просто мороз по коже. Воздух в комнате казался до невозможности неподвижным, спертым. Пахло пылью, сухостью, плесенью и запустением. Ощущение было такое, словно здесь никто не жил лет десять. На каменных плитах пола лежал густой слой пыли. Махровая бахрома паутины покрывала мебель, стены, тяжелые занавеси, драпировки. Это ж надо было так запустить помещение. Столько хороших вещей попортили. Одно слово — нежить.

— Прошу дам следовать за мной. — И вампир прошествовал к двери в дальней стене.

Кориана воспользовалась случаем и двинулась следом. Подол ее платья оставлял широкий след в пыли. Надеюсь, ей придется потрудиться, чтобы отстирать грязь. Хотя вряд ли. Кожа хорошо моется. Вот если бы чернил плеснуть — тогда да. Мы немного помедлили и отправились следом. В конце концов, для этого мы здесь. И все равно жутко было идти по каменному полу в пустом замке, где звук шагов многократно отражается от стен и долго отраженная его копия гуляет под замковыми сводами.

Дверь открылась раньше, чем вампир ее коснулся. Оттуда полилась густая волна света и в этом свете, как в картинной раме, стоял еще один вампир. Он был бледен, белокур, элегантен. Золотистые локоны по красоте не уступали эльфийским, изумрудного цвета камзол и белоснежная сорочка придавали фигуре некий романтичный ореол. Вот он, прекрасный искуситель наивных девиц.

Он сам знал, что хорош. Сверкнул в нашу сторону изумрудом миндалевидных глаз и отвесил изящный поклон, больше похожий на замысловатое танцевальное па. Повторить такое я бы не решилась, еще заклинит в процессе, так и останусь стоять в неудобной смехотворной позе на потеху окружающим.

— Я Квэлз.

По обе стороны от двери стояли витые канделябры в рост человека. Замысловатый узор и желтизна предметов указывали на дороговизну этих вещиц. Они не были новыми, скорее антикварными или искусно состаренными. На полу расстелен ковер с замысловатым узором и длинным ворсом. Я невольно покосилась на запыленную обувь и сникла: следы останутся, как бы потом убирать не пришлось, да и жаль по красоте топать грязными ножищами. Вдоль стен висели гобелены. На одном неизвестная мастерица выткала сцену конной охоты, да так умело, что участники вышли как живые, казалось, запрокинувший голову на спину олень сейчас скосит лиловый глаз в нашу сторону, обнаружит новую угрозу и выставит вперед ветвистые рога. Попробуй, подойди… кому уж совсем жить расхотелось. На другом — батальная сцена. Кто с кем воевал и на чьей стороне перевес — невооруженному глазу определить не удалось. Впрочем, какая разница? Мы же сюда не на гобелены любоваться пришли. Дальнюю стену задрапировали шелком, тяжелыми складками свисающим с потолка на витых шнурах с кистями. Может, просто у них третьего гобелена не нашлось или его в стирку определили — неизвестно.

Кориана поспешила поставить свечу в пустой подсвечник канделябра, пока воск не закапал платье. Вампир резким движением откинул драпри, и под ним обнаружилась дверь. Это они здорово придумали.

— Прошу вас следовать за мной. Принц ждет вас.

Сказано было так официально и с таким пафосом, словно мы находились не в заброшенном с виду замке, где в соседней комнате царили мягкая пыль, сырость и плесень, а на балу. Захотелось изобразить реверанс или на худой конец книксен, но я побоялась запутаться в ногах с непривычки и смутилась.

Он сделал приглашающий жест. Мы подошли поближе. За дверью оказалась лестница, ведущая куда-то вниз, в неизвестность.

— Только после вас, — сделала широкий жест я.

— О нет! Ни в коем случае, — улыбнулся он самыми уголками губ, глаза же остались такими же безразлично-холодными, словно ему было все равно, в каком виде доставить нас своему принцу: живыми или мертвыми. — Леди всегда идут перед мужчинами, никогда — позади.

— Это вряд ли, — сказала я.

Он удивленно приподнял бровь.

— Разве вы не леди?

Разочаровался он или нет, я так и не поняла. Просто заглянула в услужливо распахнутую дверь и попробовала прикинуть, где кончается лестница. Ничего не вышло — ступени терялись в таинственном мраке. Глубоко. Если быть леди — значит с милой улыбкой спускаться вниз, — я пас. Лучше быть живой простолюдинкой, чем мертвой девицей благородных кровей. Мало того что всю дорогу в спину будет дышать совершенно незнакомый вампир (хотя если бы мы познакомились, не факт, что я нервничала бы меньше), плюс ко всему есть все шансы, что внизу нас ждет очередной монстр, а добренький дядя вампир просто тихо закроет за нами дверку и подопрет чем-нибудь тяжелым.

— А для вас этот вопрос принципиален? — поинтересовалась я.

— Мне совершенно все равно, — заявил этот клыкастый зазывала. — Но принц придерживается иного мнения. Вниз могут спуститься только истинные леди.

Смотрите, какой важный! Фу-ты ну-ты палки гнуты… Только вчера из тюрьмы, а уже фейсконтроль на входе. Пару секунд я хотела прорваться хотя бы из чувства противоречия. Не пускают — значит, мне надо именно туда. Но еще один взгляд вниз полностью изменил мое мнение. Идти в темноту, в полную неизвестность, где кто угодно мог притаиться… Ну уж нет.

— Здорово, — кивнула я. — Я пошла домой.

И развернулась на сто восемьдесят градусов.

— Вероника!!! — совместный вопль спутниц впечатлил.

Им бы в группе поддержки футбольной команды выступать. Впрочем, вместо пожарной сирены тоже очень даже ничего получится.

— Вероника! — Это уже Лисса. Кажется, она пыталась мысленно сосчитать до десяти, чтобы успокоиться, но у нее это плохо получалось и раздражение сочилось в голосе. — Просто так принято, чтобы женщина спускалась впереди, чтобы не дать повода мужчине заглянуть себе под юбку. Понятно?

— Понятно, — пожала плечами я. — Что ж тут непонятного? Просто это не мой случай. У меня-то юбки нет.

Тут все уставились на меня во все глаза, словно только сейчас заметили мой наряд. Оказывается, иногда отсутствие в гардеробе чистого платья может сыграть на руку. Кто бы мог подумать.

— Хорошо, — пошел на попятную вампир. — Леди Вероника будет замыкать нашу процессию. Мы идем?

Норандириэль вцепилась в мой рукав как ребенок, до смерти боящийся темноты.

— Я тоже боюсь идти вниз, — тихо всхлипнула она, в глазах ее плескался ужас.

Обычно, когда я себя так веду, на меня сразу орут, а тут все просто уставились на эльфийку. Кориана стиснула один из канделябров так, словно раздумывала, кого из нас следует огреть первой. Тот, который назвался Квэлзом, глубоко вздохнул и возвел очи горе. Мол, люди, что с них взять? Наш провожатый нервно играл желваками и явно боролся с желанием сплюнуть с досады на пол… или не на пол… это как нам повезет и полностью зависело от того, насколько близко мы окажемся к эпицентру, когда вампир окончательно выйдет из себя.

Ситуацию спасла Лисса. Она раздраженно сцапала Кориану за руку и поволокла опешившую девушку в открытую дверь — и вниз по ступенькам, невзирая на рассерженное шипение последней. Кориана растерялась настолько, что выпустила из рук злосчастный канделябр и позабыла придерживать подол, чтобы не наступить на него, запуталась в юбке и чуть не скатилась вниз, но вовремя выправилась и дернула юбку с такой силой, что чуть не порвала. Кожа оказалась качественной и испытание выдержала с честью. Сопровождавший нас вампир подхватил один из канделябров и отправился следом за отважными первопроходцами. Полагаю, свет ему был без надобности, нежить все-таки, а вот девчонки имели все шансы набить кучу шишек в потемках. Квэлз сделал приглашающий жест рукой: мол, только после нас. Я покачала головой и взяла оставшийся канделябр. Здоровенная штуковина. И тяжелая к тому же.

— Только после вас, — мило улыбнулась я.

Тот не стал пускаться в длинные споры, безразлично пожал плечами и направился к лестнице.

— Эй! — окликнула я его.

Он спокойно оглянулся через плечо.

— Замечу, что заглядываешь принцессе под юбку, — огрею этой штукой.

— Уверяю, это не понадобится.

— Ну я предупредила.

Остановившись наверху лестницы, я глянула вниз. Оттуда пахнуло холодом и сыростью. Воздух нес запах затхлости, замкнутого пространства, плесени. Хоть бы проветривали помещение. Неужели самим приятно жить в таких условиях? Впрочем, не факт, что там, внизу, есть окна или хотя бы сносная отдушина. Похоже, нас пригласили посетить местный подвал. Очень мило со стороны принца. По крайней мере, не лишено некоторой оригинальности. А я-то грешным делом рассчитывала на что-нибудь вроде рабочего кабинета или тронного зала. Ну где там у особ королевской крови принято принимать гостей?

Набрав в грудь спертого воздуха, я шагнула на ступеньку. Норандириэль крепко стиснула мою руку. Хрупкая, горячая от волнения ладошка, сжимающая запястье, дарила чувство уверенности и желание защитить ее от неприятностей.

Таких широких ступеней я в жизни не видела. Интересно, что по ним спускали вниз? И каких размеров сам подвал, если в него ведет такая лестница?

Подвал был черным. Черные стены, черные полы, черный потолок. Ощущение такое, словно по ошибке вместо места в ложе попал в черный магический ящик фокусника. Народ в полном составе ждал нас внизу. Я обрадовалась им как родным, даже предательница Кориана перестала так уж раздражать, только слегка бесила, и все. Мы с Норандириэль все еще стояли на несколько ступенек выше, когда Квэлзу вздумалось обернуться, его голова плавно скользнула под подол к принцессе, та неприлично взвизгнула и так высоко подпрыгнула на месте, будто тренировалась для участия в олимпийских играх по прыжкам в высоту без шеста. Возмущенная наглым поведением вампира, я хватила-таки наглеца канделябром по голове, но промазала. Квэлз оказался шустрым малым и шарахнулся в сторону. Принцесса взмахнула руками от неожиданности, ахнула и уселась на пятую точку, чувствительно приложившись копчиком о ступени.

Очевидно, Квэлз что-то не подрассчитал, совершая маневр, и со всего маха налетел на Кориану. Та вскрикнула, пошатнулась, но удержалась на ногах, вцепившись в плечи вампира. Вместе они провальсировали куда-то влево, где под дружным напором танцующих услужливо распахнулась дверь, которую я даже не видела, и сложившаяся танцевальная пара дружно ввалилась внутрь, запнувшись о порожек.

— Слезь с меня! Хам! — донесся раздраженный голос Корианы.

— Очень мне надо на тебе лежать, — презрительно фыркнули в ответ.

— Что у вас тут происходит? — раздался хорошо поставленный голос.

— Мой принц! — на порядок вежливей протянул Квэлз. — Это всего лишь несчастный случай. Одна из ваших гостий сочла забавным ударить меня канделябром.

— Вранье! — справедливо возмутилась я и рванулась было в распахнутую дверь, но меня удержали.

— Вероника, держи себя в руках, — зашипела Лисса.

— А что он врет? — насупилась я. — Я его честно предупредила, что заглядывать под юбку принцессе нехорошо, можно и канделябром огрести… Предупреждала? — Это уже Норандириэль.

— Предупреждала, — спокойно кивнула она.

— Вот видите, — гордо подбоченилась я.

Назревали долгие препирательства на тему: «Кто в чем виноват и что нам с этим делать?» В начинающиеся разборки поспешил вклиниться вампир:

— Леди, не ссорьтесь. Квэлз действительно случайно оказался под юбкой прекрасной принцессы и увидел то, что не предназначалось для посторонних мужских глаз, чем вызвал справедливое возмущение одной из дам. К сожалению, справедливость не восторжествовала, так как леди, к величайшему моему сожалению, промахнулась. Со своей стороны клятвенно заверяю, что недостойный поступок моего собрата не останется безнаказанным, и леди могут спокойно следовать дальше.

Возражений не последовало. Вампир облегченно вздохнул и пригласил войти в дверь, где уже скрылись Кориана с Квэлзом. Мы нервно переглянулись, все-таки идем в гости не к кому-нибудь, а к вампирскому принцу, кто его знает, что за сюрпризы ожидают там. И шагнули внутрь.


Содержание:
 0  Эльфы до добра не доводят : Татьяна Андрианова  1  ГЛАВА 1 : Татьяна Андрианова
 2  ГЛАВА 2 : Татьяна Андрианова  3  ГЛАВА 3 : Татьяна Андрианова
 4  ГЛАВА 4 : Татьяна Андрианова  5  ГЛАВА 5 : Татьяна Андрианова
 6  ГЛАВА 6 : Татьяна Андрианова  7  ГЛАВА 7 : Татьяна Андрианова
 8  ГЛАВА 8 : Татьяна Андрианова  9  ГЛАВА 9 : Татьяна Андрианова
 10  ГЛАВА 10 : Татьяна Андрианова  11  ГЛАВА 11 : Татьяна Андрианова
 12  ГЛАВА 12 : Татьяна Андрианова  13  ГЛАВА 13 : Татьяна Андрианова
 14  ГЛАВА 14 : Татьяна Андрианова  15  ГЛАВА 15 : Татьяна Андрианова
 16  ГЛАВА 16 : Татьяна Андрианова  17  вы читаете: ГЛАВА 17 : Татьяна Андрианова
 18  ГЛАВА 18 : Татьяна Андрианова    



 




Всех с Новым Годом! Смотрите шоу подготовленное для ВАС!

Благослави БОГ каждого посетителя этой библиотеки! Спасибо за то что вы есть!

sitemap