Фантастика : Юмористическая фантастика : ГЛАВА 9 : Татьяна Андрианова

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18

вы читаете книгу




ГЛАВА 9

Меня разбудил громкий стук в дверь. Я распахнула глаза и с удивлением уставилась в темноту. Несколько мгновений ушло на то, чтобы понять, где я нахожусь. Потом я с удивлением обнаружила, что на улице уже глубокая ночь. За окном была темнота, и слышалось успокаивающее шуршание дождя. Стук повторился. Настойчивый такой.

— Кто там?! — рявкнула я.

Ну не люблю я, когда меня будят ночью. Исключением может быть пожар, наводнение или угроза ядерной войны.

— Мы, — послышалось из-за двери.

Я моргнула в темноту. Обалденный ответ. А главное — конкретный.

— А точнее? Кто — мы? — заинтересовалась я.

— Ладно выпендриваться. Впусти, а то дверь выломаем, — пригрозили они.

Я потянулась и со вздохом поднялась на ноги. Оказалось, я спала не раздеваясь прямо поверх одеяла. Что не могло не радовать. Не придется искать одежду и напяливать ее на себя в полной темноте, не разбирая, где лицо, где изнанка.

— А выламывайте, — сделала широкий жест я. — Не мне же ее ремонтировать. А я как раз арбалет заряжу и меч из ножен вытащу…

Конечно, я блефовала. Мекс молодец, подарил мне прекрасный подарок, только вот инструкцию к нему приложить позабыл. Поэтому о том, как заряжать арбалет и как из него стрелять, я имела примерно такое же отдаленное понятие, как и об управлении космическим кораблем. С другой стороны, они-то об этом не знали, да и если зажечь свет, может, и разберусь. За дверью задумались.

— У нее арбалет, — возвестил кто-то.

В ответ раздалось какое-то шушуканье. Слов я так и не разобрала. Зато нащупала спички и свечу. Неверный свет озарил комнату. Арбалет лежал на столе, рядом расположился меч. Конечно, клинок был не из лучших, но и не просто железяка. По потертой рукояти видно было, что им пользовались. Что ж, будем надеяться, что ко мне в комнату ломятся не мастера боя, а мечом можно не только рубить, но и огреть так, что мало не покажется.

Со стороны окна донесся какой-то шум. Я обернулась и вскрикнула от неожиданности. Через стекло на меня пялилась чья-то бородатая рожа. Вот черт! Такое я видела только в кино, причем это был фильм ужасов и назывался, кажется, «Ночь живых мертвецов». Оставалось надеяться, что это не зомби. Хотя осаде комнаты живыми мертвецами я теперь тоже не удивлюсь. Жаль только, что мои апартаменты на первом этаже. С другой стороны, окно было слишком узким, чтобы в него смог пролезть взрослый человек. А это плюс.

Я нашла болты и зарядила арбалет. Это оказалось не так уж сложно. После того как тетива была взведена, пришло спокойствие. Я смогу сопротивляться, а наличие у меня оружия делало меня чуть менее легкой добычей, чем рассчитывал народ. Рожа в окне покосилась на арбалет и задумалась. Теоретически я могла выстрелить прямо через окно, и мужик явно взвешивал шансы. Снова послышался стук, но это уже не ко мне. Интересно, к кому? Уж не к девчонкам ли? Я с тревогой посмотрела на дверь. Преграда не совсем надежная, но преграда же. Разыгрывать из себя героиню — занятие неблагодарное и грозит кучей неприятностей на мягкое место. С другой стороны, если с ними что-то случится, смогу ли я спокойно жить, зная, что могла вмешаться, но не сделала этого. Похоже, что нет. Неуместный приступ альтруизма задушить не удалось, так что, кажется, придется вмешаться.

Раздался истошный женский визг. Я подхватила кожаную фигню с болтами, засунула их за пояс штанов и вывалилась в коридор, сжимая в одной руке арбалет, в другой меч. Надеюсь, что, узрев воинственную девушку, народ избавит меня от необходимости применять оружие и помрет если не от страха (что явно не с моим счастьем), то хотя бы от хохота.

В коридоре было темно. Возле одной из дверей неуверенно держались на ногах три мужика с единственной свечой и лупили по деревянным доскам руками и ногами: короче, кто чем был в состоянии. Из-за двери доносился истошный визг. Кажется, вопила Норандириэль.

— Ну и что здесь происходит (читай: кому здесь жить надоело)? — поинтересовалась я.

Мужики обернулись в мою сторону, попытались сфокусировать на моей разъяренной фигуре взгляд совершенно осоловелых глаз и нервно икнули.

— Да мы тут… того, — неопределенно изрек самый смелый или самый трезвый.

— Чего — того? — не менее заинтересованно осведомились за их спинами, и с другой стороны коридора появилась Лисса с голубым, напоминающим чудесным образом пойманную молнию шаром в руке.

Мужики совсем растерялись. Видимо, цель ночного визита для них самих была туманна и неопределенна.

— А м-м-мы эта, — выдохнул один и неуверенно пошатнулся. — В гости… На огонек.

Я удивленно выгнула бровь:

— Неужели? А у вас тут приняты поздние визиты? Тогда, стесняюсь спросить, а где цветы и шампанское?

Мой вопрос поставил ночных гостей в тупик.

— Чего?

— Того, — отрезала Лисса. — А ну брысь отсюда, пьянь подзаборная, пока я окончательно не рассвирепела и не шарахнула по вам фаерболом.

Мужиков не пришлось упрашивать. Они сдавленно вскрикнули и чуть не смели меня при своем стратегическом отступлении. Хорошо я успела прижаться к стене. Видимо, народ магическому фаерболу предпочитал получить арбалетный болт в спину. Послышался грохот опрокинутого ведра, затем упал стул и громко хлопнула дверь. Как только мужики исчезли из поля зрения и мы остались в коридоре одни, я пожалела, что не додумалась отнять у беглецов свечку. Магический фаербол — это, конечно, здорово, но освещал он примерно пару квадратных метров вокруг Лиссы, так что я видела только ее, остальное тонуло в кромешной тьме.

— Норандириэль! — тихо позвала Лисса и постучала костяшками пальцев в дверь. — Можешь выходить, они ушли.

Послышался звук отодвигаемой мебели, видимо, принцесса успела забаррикадировать вход всем, что смогла сдвинуть с места. Дверь распахнулась и в объятья слегка опешившей Лиссы рухнула заплаканная эльфийка.

— Они рвались ко мне в комнату! — трагически прорыдала она. — И подглядывали в окно.

— Дорогая, они рвались в комнату к каждой из нас, — попыталась успокоить ее охотница, но сделала только хуже.

Если до этого Норандириэль только всхлипывала, то теперь заревела белугой. Нет, ну где выращивают столь нежные создания?

— А что им было надо? — прорыдала она.

— Любви и женской ласки, — ехидно фыркнула Лисса. — Народ пребывает в плену предубеждения, что путешествующая без сопровождения мужчин женщина легкодоступна.

— Доступна для чего? — Полные слез васильковые глаза уставились на нас вопросительно.

Лисса почесала нос.

— Для всего, — напустила туману она. — Ладно, раз угроза миновала, пойдем спать.

— А мне страшно, — всхлипнула Норандириэль.

— Хорошо. Будешь спать с Вероникой.

— Почему со мной? — возмутилась я, потрясенная несправедливостью судьбы.

Действительно, почему сразу я? Мы жребия не кидали, и моего мнения даже не спрашивали. А кровать в комнате очень узкая.

— Потому что прошлую ночь ты спала в компании очаровательного мужчины, а я была вынуждена делить постель с принцессой.

Я набрала полные легкие воздуха, чтобы выразить свое возмущение, но передумала.

— Завидуйте молча, — фыркнула я, взяла Норандириэль за руку и гордо удалилась.

Ненавижу спать в одной постели со свиньями и наглыми эгоистами, которые так и норовят стянуть с тебя одеяло. К утру стало довольно прохладно, и я основательно продрогла. Не удивительно, что плотно закутавшаяся в теплое одеяло эльфийка, беззастенчиво дрыхнувшая на моей подушке, вместо чувства умиления прекрасным личиком вызвала во мне дикое желание придушить ее этой самой подушкой или хотя бы спихнуть с кровати, а затем мило поинтересоваться: «Ой! А тебе тоже не спится?». Я зарычала и попыталась размотать принцессу, чтобы восстановить справедливость и равенство по крайней мере в отдельно взятой постели. Не удалось. Норандириэль, несмотря на свою хрупкость, весила отнюдь не как пташка, и одеяло подозрительно затрещало.

В это время раздался настойчивый стук в дверь. Я подпрыгнула от неожиданности и разразилась гневной тирадой в адрес извращенцев, встающих ни свет ни заря вообще и не нашедших более оригинального занятия, чем ломиться по утрам в дверь к спящим девушкам в частности.

— Рада, что ты уже проснулась, — раздался насмешливый голос Лиссы из-за двери. — Буди Норандириэль и спускайтесь завтракать.

— А где «Доброе утро»! — попробовала возмутиться я.

— Доброе утро? Не смеши меня, — парировала эта террористка. — Нам не дали толком выспаться, и к тому же пришлось подниматься в несусветную рань, чтобы успеть добраться до нормального трактира засветло. Извини, но утро не отвечает моему понятию «доброе». Не вижу смысла лицемерить. Так что быстро приводите себя в порядок, шустро завтракаем и покидаем этот вертеп.

Норандириэль будить не пришлось. Она распахнула свои васильковые очи и жизнерадостно улыбнулась, отчего окружающий мир опротивел мне окончательно, и появилась настоятельная потребность кого-нибудь стукнуть или хотя бы пнуть. Я зажмурилась, сосчитала до десяти и глубоко вздохнула. Жалко, мантрам не обучена. Может, это помогло бы примириться с несовершенством окружающего мира? Я шустро метнулась к рюкзаку и принялась рыться в его содержимом. Где-то у меня были сигареты. Если сейчас не закурю, прямо не знаю, что сделаю.

Принцесса наблюдала за моими маневрами, как доктор за кризисом душевнобольного, что бесило меня еще больше. В конце концов вожделенная пачка отыскалась, правда, по закону подлости, на самом дне, зато вместе с зажигалкой. Я остервенело разорвала целлофан, откинула крышечку, сжала губами вожделенную сигарету и щелкнула зажигалкой. Первая затяжка была подобна экстазу после долгого воздержания. Я даже зажмурилась от удовольствия.

— Ты глотаешь огонь? — поразилась эльфийка. — Зачем? Да и кого сейчас удивишь дешевыми фокусами, если есть магия?

Я поперхнулась и закашлялась. Нет, положительно она задалась целью портить мне любое удовольствие. И ей это удается.

Завтрак был сытный и простой. Яичница с беконом, аппетитная и горячая, пирожки с вареньем и творожная запеканка. Из напитков — травяной чай и холодное молоко в глиняной крынке. В таверне был полумрак, что вполне гармонировало с моим внутренним мироощущением. Судя по сумраку, царившему за окном, на улице стояла влажная хмарь, лить не лило, а мелкая морось присутствовала. Тащиться воровать принца в такую нелетную погоду очень не хотелось.

Я зябко поежилась, предчувствуя уличную прохладу, широко и с чувством зевнула. Кроме нас и хозяина, в таверне больше никого не было. Лисса лениво ковыряла вилкой в тарелке, малодушно оттягивая тот момент, когда придется покинуть теплое помещение и шагнуть в серую промозглую хмарь.

Хозяин с излишней тщательностью протирал и без того чистые кружки, будто всерьез рассчитывал проделать в посуде дыру. Его хитрые глазки сначала пристально рассматривали полируемую поверхность и как бы невзначай скользили дальше, пока с подозрительным постоянством не упирались прямо в наш столик. В конце концов мне осточертел этот хитрый взгляд исподлобья, и я воззрилась на мужчину. Тот икнул от неожиданности, занервничал и залебезил: «А не желают ли благородные дамы чего-нибудь еще?» Дамы же желали только одного, зато желание было единодушным — поскорее убраться из этого сомнительного места. Поэтому мы поспешили расплатиться и покинули временный приют. Впрочем, я и тут торговалась до последнего, искренне уверяя хозяина, что за ночной инцидент он нам должен еще и выплатить неустойку. Конечно, денег он нам не заплатил, но скидка оказалась внушительной.

Увидев нас, лошади не пришли в восторг. Видимо, в конюшне, пусть и сомнительной, им нравилось гораздо больше, чем под мелким дождиком на улице. Один левбай вредничал, как обычно, и пока я его седлала, успел отхватить кусок перекладины коновязи, цапнуть зазевавшегося мальчишку-конюха за мягкое место, слопать передник проходящей мимо кухарки и запугать до нервной икоты всех лошадей в пределах досягаемости.

— И как ты терпишь эту тварь? — сморщила породистый носик Норандириэль, тщетно пытаясь успокоить свою кобылку. Та нервно фыркала и прядала ушами, косясь на клыкастого агрессора лиловым глазом.

— Да мы с ним просто душа в душу… — мурлыкнула я, уютно устраиваясь в седле.

— Ага, настолько ладите, что даже имени у него нет? Просто зверь, тварь или еще как-то там его? — не унималась принцесса.

Я пожала плечами.

— Можно подумать, у твоей лошади есть имя.

— Да, есть, — гордо подбоченилась та. — Ее зовут Вечерняя звезда.

Я уставилась на лошадь и всадницу так, словно видела пару впервые в жизни. Это она хватила! Вечерняя звезда. Интересно, что в ней такого звездного?

— Подумаешь. Я на раз придумаю левбаю имя.

— Неужели.

Сомнение в голосе эльфийки подхлестнуло меня.

— Да, на раз, — я потрепала вороного по лоснящейся холке. — Пусть будет Бродяга.

— Нам надо переодеться мужчинами, — выдала вдруг Лисса.

Мы уставились на нее во все глаза. По-моему, даже лошади смотрели недоуменно.

— То есть как в мужчин? — изумилась принцесса.

— Тебя интересует сам процесс или причина? — Красиво очерченная бровь девушки плавно изогнулась, подчеркивая ее удивление вопросом.

— И то и другое.

— Хорошо. Начнем с процесса. Пока вы изволили спать, я раздобыла нам вполне подходящие костюмы. Не дворянские камзолы, разумеется, но это даже к лучшему. Меньше будем привлекать внимание. Мало ли куда спешат несколько молодых парней. А что до причины… так это более чем очевидно. Ночью к нам врывались так настойчиво именно из-за того, что мы женщины и кажемся легкой добычей.

— Но ведь ничего серьезного не случилось.

— Конечно. Но сдается мне, нам просто несказанно повезло: мужики были слишком пьяны. В следующий раз дело может закончиться гораздо хуже.

Норандириэль открыла было рот, чтобы возразить, но передумала и закрыла. Я же промолчала. Досадно, что такая здравая и простая мысль не посетила мою голову.

Как только крайние избы за околицей села закончились, мы нашли кусты погуще, стреножили лошадей и пустили их пастись, а сами нырнули за зеленые пушистые ветки. Лисса выдала всем по комплекту немудреной одежды. Так, ничего особенного: штаны из какой-то явно домотканой ткани типа льна крепились на талии шнурочком или веревочкой, рубашка-косоворотка с красными петухами по вороту, кожаные сапоги с высокими голенищами (надеюсь, в жару мы в них не помрем) и светло-коричневые дорожные плащи с капюшоном. За плащи ей отдельное спасибо. В дождь какая-никакая, а защита.

— Так, вы переодеваетесь здесь, а я там. — Норандириэль ткнула наманикюренным изящным пальчиком куда-то вглубь кустов.

— Это что за «мальчики налево, девочки направо»? — удивилась я. — Мы, кажется, одного пола или я чего-то не знаю?

— Я как-никак принцесса! — Эльфийка топнула маленькой ножкой, но неудачно угодила в лужу и обрызгала всех разом. Впрочем, досадное недоразумение ее ничуть не смутило. Сказывались годы дворцовой практики. — Мне не пристало переодеваться в присутствии посторонних.

Я хотела было возразить. Насколько мне известно из литературы, особы королевской крови вообще редко одевались самостоятельно, а при их утреннем туалете обычно присутствовала целая куча народу. Но Лисса меня остановила.

— Пусть идет.

Я пожала плечами. Действительно, какая мне разница, где, собственно, будет переодеваться принцесса. Зато чем дальше, тем больше меня посещала мысль — какого черта я ввязалась в эту сомнительную авантюру. Все это наверняка плохо кончится. Ладно, будем решать проблемы по мере их поступления. Говорят, любая мысль материальна, попробую настроиться на позитив. Глядишь, и грядущая авантюра не перельется в самую большую катастрофу со времен памятной встречи печально знаменитого «Титаника» с айсбергом.

Штаны оказались велики и висели мешком, рубашка тоже не выдерживала никакой критики и даже подпоясанная кушаком выглядела, как чьи-то обноски на огородном пугале. Внешний вид спасал только плащ. Под ним как-то неважно, что надето — все равно деталей не видно: мелькнет иногда край рукава и штаны. Сапоги примерно сорок третьего, причем сильно растоптанного, перестали спадать только после того, как на ноги намотали портянки. У меня создалось такое ощущение, словно на ноги напялили не первой свежести валенки. Может быть, зимой это и уместно с поправкой на северные широты и сильные морозы, но летом? Просто садомазохизм какой-то.

— В таком виде только в безлунную ночь от людей под одеялом прятаться, — с тоской констатировала я. — Ты уверена, что нам стоило так кардинально менять свою внешность? В смысле, нас в ближайшем селении не привлекут за бродяжничество?

Лисса окинула мою мешковатую фигуру цепким взглядом и пожала плечами.

— А что тебе не нравится? Одежда как одежда. Можно сказать, почти новая.

— Что значит «почти новая»? — опешила я. — Ты решила сэкономить и прибарахлилась в секонд-хенде?

— Не знаю, что означает это самое секонд-как-там-его, но звучит как ругательство. Вместо того чтобы ругаться и привередничать, лучше бы спасибо сказала.

— За этот хлам? — возмутилась я. — И спасибо? Да я выгляжу так, что огородные пугала того и гляди здороваться станут, а в ближайшем селении вся детвора со смеху помрет. Какая тут, к свиньям, может быть благодарность?

Лисса гордо подбоченилась, хотя вид у нее был дурацкий: штаны постоянно норовили сползти с бедер, и приходилось их подтягивать.

— А где я, по-твоему, могла найти приличную одежду в этом богами забытом захолустье. Здесь, к твоему сведению, всего одна лавка, и ночью она не работает.

Некоторое время я просто пялилась на девушку, словно видела ее в первый раз в жизни.

— Ты их украла? — выдохнула я, пораженная внезапной догадкой.

— Только не надо читать мне мораль про закон и порядок. Подумаешь, кто-то утром недосчитается нескольких штанов и рубашек на бельевой веревке. Я оставила немного монет, значит, это не кража.

— Ну да, конечно, — с сомнением протянула я.

Угораздило же меня связаться с уголовницей.

В этот момент раздался душераздирающий вопль принцессы. Мы переглянулись и, не сговариваясь, рванули через кусты. Хлесткие ветки густого кустарника протестовали, как могли, и больно лупили по всем доступным местам, так что я начала звереть. Судя по плотно сжатым губам и мрачному взгляду Лиссы, она тоже пребывала в состоянии холодной ярости. Ох и не завидую я тому, кто посмел обидеть нашу принцессу. В порошок сотрем, по ветру размечем, зубами порвем на британский флаг.

Ярость подстегивала лучше всякого кнута, я совершенно потеряла голову, иначе чем объяснить тот факт, что я не подумала, как именно стану тормозить, и просто проскочила мимо отчаянно верещащей принцессы. Лисса лихо остановилась, взметнув комья грязи и вырвав лесную подстилку. Дошедшую до ультразвука Норандириэль обдало выдернутой с корнем травой и опавшими листьями. Я с шумом вломилась в ближайшие кусты и гулко хряснулась о ствол какого-то дерева, кажется, это была береза. Спасибо кустам, они очень кстати погасили инерцию моего разгона, иначе простым ушибом не обошлось бы. Пока я, стеная как потерявший мать теленок, пыталась успокоить потрясенный жестоким обращением организм и выразить словами мое негативное отношение к сложившейся ситуации, за живой оградой ветвей Лисса орала на кого-то невидимого:

— Ты что с ней сделал, извращенец?! Что он с тобой сделал?!

— Не знаю… — прорыдала принцесса.

— Что значит «не знаю»? Это было так ужасно?

— Не знаю…

Все. Виновник всех несчастий, свалившихся на мою голову, был найден. Это он напугал Норандириэль до воплей ультразвуком, это из-за него у меня расцарапаны все открытые участки тела, это из-за него я отшибла все, что могла и не могла. Я преисполнилась жаждой мщения, встала на четвереньки и поползла. Вот сейчас как выскочу, как выпрыгну — пойдут клочки по закоулочкам!

Но клочки не пошли. Потому что когда я таки вылезла из треклятых зеленых насаждений, досыта вкусив единения с природой, оказалось, что прямо перед девчонками мялся орк. Правда. Натуральный орк с зеленовато-серой мордой лица, клыками, вещевым мешком, да еще и вооруженный до зубов.

— Обалдеть, — выдохнула я, поднимаясь в полный рост. — Это же орк.

Заявление не оригинальное, но на большее я не была способна. Да, я уже видела в этом мире множество таких существ, но это было тогда, когда я честно считала все происходящее игрой, а все необычное — спецэффектами и искусным гримом. Стыдно признаться, но я таращилась на него как баран на новые ворота и непременно потыкала бы в него пальцем для достоверности, если б не опасалась, что он может потыкать в ответ, только уже секирой.

— Я урук-хай, человеческая самка, — прорычал в ответ он, немного коверкая слова, видимо, наличие во рту клыков не очень способствовало хорошему произношению.

И мое любопытство тут же переросло в злость.

— А ты, надо полагать, самец? — ехидно поинтересовалась я. — Что ж ты, самец, по кустам валандаешься да за девками подглядываешь? Тебя подослал кто или это извращение у тебя такое?

Орк побурел. Кажется, от стыда. А может, они, как хамелеоны, цвет меняют?

— Ничего-то я и не подглядывал, — насупился тот. — Я мимо проходил… Я в Турбов иду.

— В Турбов, говоришь? — недобро прищурилась Лисса. — А что понадобилось орку в Турбове? Там же много эльфов, а вы с ними не очень ладите… Можно сказать, не ладите совсем. И почему ты по кустам идешь, а не по дороге?

— Потому и иду, — упорствовал тот. — Чтобы лишних вопросов не было. На дороге путников много.

— Ага, — кивнула я. — А здесь можно за девушками подсматривать. Ты зачем нашу эльфу напугал? Вон как бедняжка дрожит, аж зубы клацают.

Норандириэль действительно никак не могла прийти в себя и тряслась как осиновый лист. Положа руку на сердце, я бы тоже обалдела, если бы вдруг неожиданно на меня вылезло такое. Любой в изумление может прийти.

— Я же не специально, — смущенно прорычал он. — Эльфы вообще нас не любят.

— И вы платите им взаимностью, — спокойно парировала Лисса. — Норандириэль, кончай орать как потерпевшая. Ну орк — и что? Не горный тролль — и ладно. За это Великой Матери особая благодарность. И Светлым Силам, кстати, тоже. Как только доедем до Турбова, непременно сходим в храмы Хранителей Света и Великой Матери. Я даже на пару куриц в жертву раскошелюсь. А ты… — это уже окончательно деморализованному орку. — Еще раз увижу, нашинкую на множество маленьких орчат… Пойдемте, девочки, нечего тут прохлаждаться. Нам еще лошадей ловить.

Поверил ли орк нашей угрозе? Наверняка нет. Меч у нас был один на троих, и тот остался в седле у Бродяги. Да и выглядели мы не как воины или, на худой конец, люди, видевшие и знавшие, что такое оружие. Нас скорее можно было принять за нищих, которые бродят от города к городу в поисках подаяния. Орк же, весь обвешанный холодным оружием с головы до ног, наоборот, производил неизгладимое впечатление на неокрепшие умы. Ему очень подходила табличка с изображением черепа, скрещенных костей и надписью: «Осторожно! Опасно для жизни!» То, что он вообще перед нами оправдывался, а не съездил нам всем по наглым дамским мордам рукой в кожаной перчатке с многочисленными железными пластинами, похоже на чудо. И если это чудо произошло волей этих, как их там, какой-то Матери и Светлых Сил, то, пожалуй, я тоже зайду в их храмы. Благосклонность местных божеств не помешает. Без них наша затея не просто бесперспективна и похожа на бред, а вообще не имеет ни малейшего шанса. А так, может, и сработает принцип «Дуракам везет». Только никаких живых жертв — это варварство. Обойдемся местными деньгами.

Лошадей действительно на месте не оказалось. То ли мы их плохо привязали, то ли они испугались истошного визга Норандириэль и решили уйти по-английски, не прощаясь. Да-а-а. На Светлые Силы надейся, а лошадок покрепче привязывай! Теперь нам предстояло не просто поймать лошадей: надо было сначала найти этих неблагодарных животных.

Бродяга обнаружился быстро, практически в соседних кустах, где он с диким остервенением выкапывал какие-то корешки на закуску. Ветки тряслись, левбай рычал, как собака с костью в зубах, из-за ветвей летели комья земли, сломанные ветки и листва. Я тяжело вздохнула. Оставалось надеяться, что он не вымазался в грязи с головы до копыт.

— Бродяга! — окликнула я его, но животное и не думало реагировать на незнакомую кличку, а я не знала, как еще можно привлечь его внимание.

Пришлось лезть в кусты, причем на свой страх и риск. Конечно, страшно угодить под копыта и быть искусанной, но к седлу приторочено все мое скромное имущество. Перспектива остаться без запасной одежды и средств к существованию посреди дороги в незнакомом мире не вдохновляла. Я зябко поежилась, перекрестилась и полезла в кусты. Фырчащий, рычащий левбай покосился в мою сторону лиловым с красными отблесками глазом и оскалился. Сердце пропустило один удар, кровь тревожно застучала в висках, в области солнечного сплетения образовался тугой комок и ухнул куда-то в область пяток. Я нервно сглотнула, сосчитала до десяти и протянула дрожащую руку к его морде. В голове мелькнула шальная мысль: «А ведь такими зубками и откусить может… по самое плечо оттяпает. И как я с одной рукой?»

— Бродяга, — выдавила я, тщетно пытаясь заставить свой голос не дрожать. — Не узнаешь, дурашка?

Дурашка смерил меня внимательным взглядом и насмешливо фыркнул. Ледяной холод колючей волной продрался вдоль позвоночника. Я застыла с вытянутой рукой как собственная статуя, даже глаза зажмурила. Услужливое воображение нарисовало картину зверской морды с огромными клыками, вонзающимися в беззащитную плоть. Я как дура ходила в спортзал, мышцы качала, формировала красивый рельеф. А теперь всю эту красотищу запросто слямзит за завтраком какая-то иномирная скотина. Обидно до жгучих слез.

Руки коснулось что-то теплое, влажное, бархатное. Я нервно взвизгнула и на-гора выдала такой прыжок в высоту, причем без шеста, что олимпийские чемпионы облезли бы от зависти и решили бы завязать со спортом. Жаль, чувство свободного полета длилось недолго, а законы земного тяготения никто не отменял. Я шлепнулась вниз, отчаянно ругаясь и ломая ветки. Бродяга отпрянул в сторону и смотрел на меня с таким удивленным выражением на морде, что я уже не знала, как быть: смеяться, плакать или скорбеть об отбитом копчике. Левбай подошел ближе и нежно ткнулся мне в макушку мордой. Я приподнялась и обняла крутую, атласную шею животного руками, заплакала и засмеялась одновременно.

— Так, что у тебя случилось? — деловито поинтересовалась Лисса, вламываясь в кусты.

— Ничего, — я шмыгнула носом и принялась вытирать слезы рукавом.

Наверняка он грязный и на лице останутся разводы, но влажных салфеток или хотя бы носового платка у меня не было. Досадно. Самого необходимого — и то не захватили.

— А чего ты ревешь как рыба-ревучка? — заинтересовалась она.

Я пожала плечами.

— Перенервничала.

Лисса присела на корточки и внимательно заглянула в глаза, словно доктор в поисках признаков безумия у своего пациента.

— Понятно, — констатировала она. — У меня есть очень хорошее успокоительное зелье… Только оно в сумке… Как только найдем мою лошадь, я тебе его накапаю…

— А мне? — возмутилась откуда-то из-за кустов Норандириэль.

— И тебе… И мне… И левбаю, пожалуй, тоже… Осталось узнать, где эти заразы, наши лошади?! Нам что теперь, пешком идти, что ли?

— Это все орк, — подлила масла в огонь принцесса. — Мы, эльфы, всегда говорили: «Все зло от орков!»


Содержание:
 0  Эльфы до добра не доводят : Татьяна Андрианова  1  ГЛАВА 1 : Татьяна Андрианова
 2  ГЛАВА 2 : Татьяна Андрианова  3  ГЛАВА 3 : Татьяна Андрианова
 4  ГЛАВА 4 : Татьяна Андрианова  5  ГЛАВА 5 : Татьяна Андрианова
 6  ГЛАВА 6 : Татьяна Андрианова  7  ГЛАВА 7 : Татьяна Андрианова
 8  ГЛАВА 8 : Татьяна Андрианова  9  вы читаете: ГЛАВА 9 : Татьяна Андрианова
 10  ГЛАВА 10 : Татьяна Андрианова  11  ГЛАВА 11 : Татьяна Андрианова
 12  ГЛАВА 12 : Татьяна Андрианова  13  ГЛАВА 13 : Татьяна Андрианова
 14  ГЛАВА 14 : Татьяна Андрианова  15  ГЛАВА 15 : Татьяна Андрианова
 16  ГЛАВА 16 : Татьяна Андрианова  17  ГЛАВА 17 : Татьяна Андрианова
 18  ГЛАВА 18 : Татьяна Андрианова    



 




Всех с Новым Годом! Смотрите шоу подготовленное для ВАС!

Благослави БОГ каждого посетителя этой библиотеки! Спасибо за то что вы есть!

sitemap