Фантастика : Юмористическая фантастика : ГЛАВА 14 : Роберт Асприн

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19

вы читаете книгу




ГЛАВА 14

Везения иногда недостаточно.

В. Лючано

— Великан онер, Скив. Ставь.

— О! Гмм… иду на десять.

— Гну твои десять.

— Пас.

— Для меня двадцать? Я накину еще двадцать сверху.

— Поддерживаю.

Теперь уж это должно звучать для вас знакомо. Драконий покер в полном разгаре. На сей раз, однако, шла товарищеская игра между Аазом, Танандой, Коррешем и мной. Конечно, выражение «товарищеская игра» я здесь употребляю порядком вольно.

Помимо случавшихся иной раз перепалок мне никогда раньше не доводилось биться с этой троицей. То есть, когда случалась беда, мы смыкали свой круг рогами наружу, а не внутрь. В первый раз я оказался при конфликте на противоположной стороне от своих коллег, и мне это нисколечко не нравилось. Понимая, что это всего лишь игра и притом тренировочная игра, я вдруг очень порадовался, что мне не приходилось сталкиваться ни с кем из них в реальной ситуации, где речь шла о жизни и смерти.

Подтрунивание еще не прекратилось, но приобрело какую-то резкость. Когда игроки сосредоточились друг на друге, словно кружащиеся хищники, над столом нависла туча напряжения. Она висела и при игре в «Равных Шансах», но тогда я этого ожидал. При карточной игре не ждешь поддержки или сочувствия от совершенно незнакомых партнеров. Беда в том, что эти трое самых близких моих друзей превращались в совершенно незнакомых партнеров, когда фишки брошены… извиняюсь за выражение.

— По-моему, ты блефуешь, братец. Добавляю еще сорок.

Я сглотнул и толкнул в банк еще одну стопку из своей уменьшающейся кучки фишек.

— Поддерживаю.

— Вы меня достали, — пожал плечами тролль. — Пас.

— Ну, Скив. Остаемся только мы с тобой. У меня флеш онеров-эльфов.

Она открыла свои карты и выжидающе посмотрела на меня. С уверенной, как я надеялся, рисовкой я перевернул свои темные карты.

— Скив, это мусор, — сказала наконец Тананда. — Ааз пасанул с лучшим раскладом, чем этот, даже без учета его темных карт. Я разбила тебя вдрызг.

— Она пытается сказать, партнер, — осклабился Ааз, — что тебе следовало либо пасовать, либо поднимать. Поддерживать ее ставку, когда у нее открытые карты бьют твою сдачу, значит, просто выбрасывать деньги.

— Ладно, ладно! Мысль уловил.

— Да? У тебя есть еще пятьдесят фишек. Ты уверен, что не хочешь подождать, когда проиграешь и их тоже? Или, может, нам снова распределить фишки и начать сначала… опять.

— Полегче, Ааз, — приказала Тананда. — У Скива была действенная для него раньше система. Почему б ему не захотелось испробовать ее, прежде чем поневоле взяться за что-то новое?

Они подразумевали мое первоначальное сопротивление обучению драконьему покеру. Я, в общем, почти решил скорее управиться с предстоящей игрой точно так же, как сыграл тогда в «Равных Шансах», чем пытаться ускоренно выучить правила. После некоторого обсуждения (читай — спора) мы договорились сыграть для демонстрации, чтобы я смог показать своим тренерам, как хорошо действует моя система.

Ну, я им показал.

Ааза я видел насквозь довольно неплохо, возможно, потому, что знал его как облупленного. Но вот Корреш и Тананда заткнули меня за пояс. Мне не удавалось уловить никаких выдающих намеков ни в их речи, ни в манере, и я не сумел заметить никакой очевидной связи между тем, как они ставили и какие держали на руках карты. В угнетающе короткий промежуток времени я лишился отпущенных мне первоначально фишек. Затем мы снова поделили столбики и начали опять… с тем же результатом. Теперь мы приближались к концу третьего раунда, и я готов был бросить полотенце.

Как ни хотелось мне сказать себе, что мне просто подвалила непруха или что мы сыграли слишком мало партий, чтобы проявилась какая-то закономерность, ужасная правда заключалась в том, что меня просто превосходили в классе. Я хочу сказать, обычно мне удавалось уловить, хорошая ли сдача у игрока. Затем возникал вопрос, «насколько хорошая» или, конкретней, лучше ли, чем моя. Конечно, то же самое относились и к слабым сдачам. Я полагался на свою способность засечь игрока, ставившего на сдачу, нуждавшуюся в улучшении, или не ставит ли он просто на то, что на следующем круге другому выпадет еще худшая карта, чем ему. Однако в этой «игре для демонстрации» я вновь и вновь попадал впросак. Слишком уж много раз считаемые мною никчемные сдачи оказывались наповерку очень мощными.

Действовало это, мягко говоря, угнетающе. Ведь эти игроки сами-то и не мечтали бы вызвать на матч Малыша Сен-Сенового Захода, а мне они чистили вывеску, даже не особенно стараясь.

— Я понимаю, когда меня обставили, Ааз, — сдался я. — Даже если мне требуется на это немного больше времени, чем большинству. Я готов приняться за предложенные вами уроки… если вы все еще думаете, что от этого будет какой-то толк.

— Разумеется, будет, партнер. Это как минимум не повредит твоей игре, если сегодня вечером дан точный образчик ее.

На изверга можно положиться, он точно знает, какими словами подбодрить.

— Да брось, старина Ааз, — перебил Корреш. — Скив делает все, что в его силах. Он просто пытается остаться на плаву в скверном положении… как и мы все. Давай не будем утяжелять ему этого. Хммм?

— Полагаю, ты прав.

— И поосторожней с подобными замечаниями, когда рядом Клади, — вставила Тананда. — Новый папочка вызвал у нее тяжелый случай преклонения перед героем, и он нам нужен как авторитетная фигура для удержания ее в рамках.

— Кстати, о Клади, — поморщился, оглядываясь, мой партнер. — Где наш портативный район катастроф?

Финал нашей экспедиции по лавкам прошел неважно. По мере того, как тянулся день, настроение Клади, казалось, все ухудшалось. Дважды только своевременное вмешательство наших наблюдателей спасло нас от полной катастрофы, когда она особенно расстраивалась. Не желая истощать наше везение, я объявил об окончании экскурсии, что чуть не вызвало у моей юной подопечной новую вспышку раздражения. Я гадал, прерывали ли когда-нибудь другие родители поход по магазинам из-за капризного ребенка.

— Она где-то с Банни и телохранителями. Я подумал, что это заседание будет достаточно тяжелым и без добавления отвлечения в виде подбрасывающей папочку Клади.

— Хорошая мысль, — одобрил Корреш. — Ну, хватит болтать. Приступим?

— Правильно! — провозгласил Ааз, потирая руки и нагибаясь вперед. — Так вот, первое, что нам надо сделать, это сколотить тебе стратегию получше. Если ты сохранишь…

— Э-э-э… А не забегаешь ли ты малость вперед, Ааз? — перебила Тананда.

— Как так?

— Разве тебе не кажется, что нам неплохо было бы сперва научить его порядку раскладов? Намного легче ставить, когда знаешь, годится на что-то твой расклад или нет.

— Да. Конечно.

— Позволь заняться этим мне, Ааз, — вызвался тролль. — Так вот, Скив. Восходящий порядок раскладов такой:

Онер;

Одна пара;

Две пары;

Три одного номинала;

Три пары;

Полный дом (три одного номинала плюс пара);

Каре (четыре одного номинала);

Флеш;

Стрит (эти два последних расклада котируются выше и реверсируются из-за шестой карты);

Полное брюхо (два набора трех одного номинала);

Полный дракон (каре плюс пара);

Флеш-рояль.

— Уразумел?

Полчаса спустя я почти мог отбарабанить весь список, не справляясь со шпаргалкой. К тому времени энтузиазм моих учителей заметно остыл. Я решил рвануть к следующему уроку, пока совсем не разочаровал их.

— Этого хватит, — объявил я. — Вызубрить я могу и сам в свободное время. Куда пойдем дальше? Сколько мне следует ставить на эти сдачи?

— Не так быстро, — осадил меня Ааз. — Сперва тебе надо закончить обучение сдачам.

— Ты хочешь сказать, что есть еще какие-то? Я думал…

— Нет. Ты усвоил все сдачи… или усвоишь при небольшой тренировке. Теперь тебе надо усвоить условные модификаторы.

— Условные модификаторы? — слабым эхом повторил я.

— Разумеется. Без них драконий покер был бы всего-навсего еще одной простой игрой. Теперь ты начинаешь понимать, почему я раньше не хотел тратить время на обучение тебя ей?

Я молча кивнул, уставясь на свой список карточных раскладов. У меня почему-то возникло ощущение, что он станет еще сложнее.

— Выше нос, Скив, — весело подбодрил Корреш, хлопнув меня по плечу. — Это будет легче, чем если б мы пытались обучить тебя всей игре.

— Да? — моргнул я, слегка оживляясь.

— Разумеется. Понимаешь, условные модификаторы зависят от определенных переменных, вроде дня недели, числа игроков, положения стульев и тому подобного. А поскольку этот матч организован загодя, мы знаем, какими будет большинство этих переменных. Например, играть будете только вы двое, а ты, как вызванный на матч, имеешь право выбрать стул… займи, между прочим, стоящий лицом к югу.

— Мой старший братец пытается сказать на свой неуклюжий лад, — перебила Тананда, мягко сжав мне руку, — что тебе требуется усвоить не все условные модификаторы — только те, которые будут действовать при твоей игре с Малышом.

— А, уловил. Спасибо, Корреш. Я сразу чувствую себя намного лучше.

— От-лично. Нам интересны самое большее дюжина-другая.

Испытанное мною чувство облегчения мигом превратилось в ледышку у меня в животе.

— Две дюжины модификаторов?

— Брось, братец. Их не может быть так много.

— Я собирался сказать, что он, по-моему, недооценивает, — усмехнулся Ааз.

— Ну давай хорошенько подсчитаем, черт возьми, и посмотрим.

— Красные драконы будут свободными при четных партиях…

—… но единороги будут свободными весь вечер…

—… расклад «столкновение» весь вечер не будет иметь силы, вот потому-то мы и не потрудились занести его в список, партнер…

—… раз за вечер игрок может сменить масть одной из своих карт…

—… каждые пять партий порядок карт перевертывается, поэтому фоски станут онерами и наоборот…

—… тройки весь вечер будут убитыми и к ним нужно относиться как к пустым картам…

—… а коль скоро будет разыграно каре, эта карта тоже будет убита…

—… если это не свободная карта — тогда она просто перестанет быть свободной и может разыгрываться, как обычно…

—… если при первых двух сдачах в открытую любому игроку выпадет десятка, то семерки будут убиты…

—… если не появится вторая десятка, тогда она аннулирует первую…

—… конечно, если первой картой, сданной в открытую на кон, окажется Великан, то кон играется с одной лишней темной картой при четырех открытых и пяти темных…

—… естественный расклад бьет расклад равной ценности, составленный с помощью свободных карт…

— Эй — это же не условный модификатор. Это постоянное правило.

— Оно будет в силе, не так ли? Некоторые из условных модификаторов аннулируют постоянные правила, и поэтому я счел, что нам нужно…

— Вы что — разыгрываете меня?!

Разговор на миг прервался, и мои партнеры уставились на меня.

— Я хочу сказать, это ведь шутка. Верно?

— Нет, партнер, — осторожно ответил Ааз. — В этом-то и состоит весь смысл драконьего покера. Как сказал Корреш, радуйся, что тебе играть только один вечер и нужно усвоить сокращенный список.

— Но откуда у меня возьмется шанс победить в этой игре? Я ж даже всех правил-то не могу запомнить.

За столом возникло неловкое молчание.

— Я… э-э-э… думаю, ты не уловил суть, Скив, — сказала наконец Тананда. — Шансов на победу у тебя нет. Малыш — самый лучший игрок их всех, какие есть. Ни за несколько дней, ни за несколько лет ты никак не сможешь научиться хотя бы настолько, чтоб заставить Малыша попотеть, добывая свои деньги. Мы лишь пытаемся достаточно обучить тебя, чтобы ты не осрамился — не погубил репутацию Великого Скива — когда он будет кромсать твою ставку. Ты должен, по крайней мере, выглядеть знающим, что делаешь. Иначе ты покажешься дураком, у которого не хватает ума понять, как мало он знает.

Я немного подумал над этим.

— А разве это описание не соответствует и в самом деле мне до последней буквы?

— Если так, пусть все остается в кругу семьи. Идет? — подмигнул мне партнер, игриво стукнув по плечу. — Выше нос, Скив. В некоторых отношениях это будет даже забавно. Ничто так не позволяет сыграть до конца свою роль, как участие в игре без давящего на тебя стремления к победе.

— Разумеется, Ааз.

— Отлично, так давай же вернемся к ней. Просто послушай еще раз. Позже мы снова все повторим медленно, давая тебе записать.

И с этими словами они опять принялись за обучение.

Я слушал вполуха, изучая в то же время свои чувства. На первую игру в «Равных Шансах» я пошел, ожидая проигрыша, но видел в этом светский вечер. Мне было не по силам заставить себя поверить, будто этот матч с Малышом будет светским. Как ни уважал я взгляды своих советников, мне было крайне трудно согласиться с мыслью, что, проиграв, я помогу своей репутации. Но они были правы, я не мог достойно отказаться от вызова. А если я не имел шансов выиграть, то мне оставалось только достойно проиграть. Верно?

Однако как я ни старался, мне не удавалось заглушить тихий голосок в глубине души, не перестававший твердить, что идеальным решением было бы обчистить Малыша. Но это, конечно, невозможно. Верно? Верно?


Содержание:
 0  Маленький мифо-заклад : Роберт Асприн  1  ГЛАВА 2 : Роберт Асприн
 2  ГЛАВА 3 : Роберт Асприн  3  ГЛАВА 4 : Роберт Асприн
 4  ГЛАВА 5 : Роберт Асприн  5  ГЛАВА 6 : Роберт Асприн
 6  ГЛАВА 7 : Роберт Асприн  7  ГЛАВА 8 : Роберт Асприн
 8  ГЛАВА 9 : Роберт Асприн  9  ГЛАВА 10 : Роберт Асприн
 10  ГЛАВА 11 : Роберт Асприн  11  ГЛАВА 12 : Роберт Асприн
 12  ГЛАВА 13 : Роберт Асприн  13  вы читаете: ГЛАВА 14 : Роберт Асприн
 14  ГЛАВА 15 : Роберт Асприн  15  ГЛАВА 16 : Роберт Асприн
 16  ГЛАВА 17 : Роберт Асприн  17  ГЛАВА 18 : Роберт Асприн
 18  ГЛАВА 19 : Роберт Асприн  19  ГЛАВА 20 : Роберт Асприн



 




sitemap