Фантастика : Юмористическая фантастика : ГЛАВА 3 : Роберт Асприн

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19

вы читаете книгу




ГЛАВА 3

Я это делаю для твоего же блага!

Любой штатный палач или любой родитель

Как я и сказал Клади, наше жилище на Базаре было внутри больше, чем снаружи… намного больше! Я бывал в меньших дворцах… черт, я жил и работал в меньших дворцах, чем наша палатка. Если точнее, во времена, когда работал придворным магом в Поссилтуме.

Здесь, на Базаре, деволы считают, что всякое выставление напоказ своего богатства ослабляет их позицию, когда они торгуются из-за цен, и поэтому они скрывают размеры своих домов, засовывая их в «незарегистрированные измерения». Хоть наш дом и выглядел с улицы всего лишь скромной палаткой, внутри находились многочисленные спальни, стойла, двор и сад и т. д. и т. п. Думаю, картина вам ясна.

К несчастью для меня, в данную минуту внутри также находился и мой партнер Ааз.

— Ну, кто к нам пожаловал, никак собственный ответ Базара на Брань, Глад, Смерть и Мор! У других измерений есть Четыре Всадника, но у Базара-на-Деве есть Великий Скив!

Помните про моего партнера Ааза? Я упоминал о нем в Главе Первой и еще раз в Главе Второй. Почти все мои усилия описать его никогда не могли подготовить собеседников к реальной встрече. А забываю я, обычно, упомянуть о том, что он с измерения Извр. Для тех из вас, кто не знаком с путешествиями по измерениям, сообщу, что это означает, что он зеленый и чешуйчатый, а рот у него достаточно велик для того, чтобы хватило на трех других существ, и зубов там хватит на стаю акул… то есть, если у акулы зубы в четыре дюйма длиной. Я не нарочно опускаю такие подробности в своих описаниях. Просто после всех этих лет я привык к нему.

— Ты можешь хоть что-нибудь сказать в свое оправдание? Само собой, никакого приемлемого оправдания быть не может. Просто традиция требует позволить тебе сказать несколько последних слов.

Ну… я ПОЧТИ привык к нему.

— Привет, Ааз. Ты прослышал об игре в карты?

— Примерно два часа назад, — любезно уведомила меня Маша с ближайшего кресла, где она окопалась с книгой и огромной коробкой шоколадных конфет. — И с тех пор все время такой.

— Я вижу, ты как обычно чудненько постаралась успокоить его.

— Я здесь только ученица, — пожала плечами она. — Встревать между вами во время ссоры не входит в мои планы долгой и процветающей жизни.

— Если вы ВСЕ закончили, — проворчал Ааз, — то я все еще жду, когда же услышу, что ты можешь сказать в свое оправдание.

— А что тут говорить? Я сел сыграть в драконий покер…

— КТО НАУЧИЛ ТЕБЯ ИГРАТЬ В ДРАКОНИЙ ПОКЕР? Да, что тут говорить! Тананда? Корреш? С какой стати ты вдруг обратился за уроками к другим? Разве я больше не достаточно хорош для Великого Скива?

До меня вдруг дошла истинная суть дела. Ааз был моим учителем, прежде чем настоял, чтобы я поднялся до статуса полноправного партнера. Хотя теоретически мы стали равными, от старых привычек трудно избавиться, и он по-прежнему считал себя моим единственным учителем, наставником, тренером и нянькой в одном лице. НАСТОЯЩАЯ-ТО проблема заключалась в том, что мой партнер ревновал из-за постороннего вмешательства в обучение того, кого он считал своим личным школяром! Возможно, эту проблему будет уладить легче, чем я думал.

— Никто другой меня не обучал, Ааз. Все известное мне о драконьем покере я узнал от тебя.

— Но я же тебя ничему не обучал.

— Именно.

Это его остановило. По крайней мере, это прекратило его расхаживание взад-вперед, и он с подозрением глянул на меня желтыми глазами.

— Ты хочешь сказать, что вообще ничего не знаешь о драконьем покере?

— Ну, из услышанного от тебя я знаю, сколько сдается карт и тому подобное. Я все еще не разобрался, какие бывают комбинации, не говоря уж об их ценности… знаешь, что чего бьет.

— Я-то знаю, — указующе заявил мой партнер. — Вот только не знаю, почему ты решил сесть за игру, о которой не знаешь самого элементарного.

— Живоглот прислал мне приглашение, и я подумал, что будет любезным…

— Живоглот? Ты сел играть в «Равных Шансах» у Живоглота из желания проявить любезность? — снова завелся он. — Разве ты не знаешь, что там ведутся самые отчаянные игры на Базаре? За этими столами любителей жрут заживо. И ты пошел туда из любезности?

— Разумеется. Я решил, что в худшем случае проиграю немного денег. При теперешнем положении дел мы можем себе это позволить. Кроме того, кто знал, мне могло и повезти.

— Повезти? Вот теперь я вижу, что ты ничего не знаешь о драконьем покере. В этой игре нужно умение, а не везение. Ты мог всего лишь выбросить свои деньги… деньги, могу добавить, ради которых мы рисковали жизнью.

— Да, Ааз.

С отчаяния я отступил за самую прочную линию обороны. Соглашался со всем, сказанным партнером. Даже Аазу затруднительно оставаться взбешенным на того, кто соглашается с ним.

— Ну, сделанного не воротишь, все крики в мире не изменят итога. Я лишь надеюсь, что ты усвоил свой урок. Между прочим, во сколько он тебе обошелся?

— Я выиграл.

— Ладно. Проигрыш, просто чтобы показать тебе, что нет никаких тяжелых чувств, разделим пополам. В некотором смысле это моя вина. Мне следовало обучить тебя…

В помещении внезапно воцарилась тишина. Даже Маша застыла, не донеся до рта бон-бон. Очень медленно, Ааз повернулся лицом ко мне.

— Знаешь. Скив, минуту назад мне показалось, будто ты сказал…

— Я выиграл, — повторил я, отчаянно пытаясь не улыбнуться.

— Выиграл? Выиграл в смысле «лучше чем при своих»?

— Выиграл в смысле «двадцать тысяч золотом с гаком», — поправил я.

— Но если ты не знал как играть, то как же ты смог…

— Просто я ставил не на карты, а на игроков. Кажется, это сработало очень даже неплохо.

Теперь я купался в ореоле славы. Мне и впрямь редко удавалось произвести впечатление на своего партнера, и я собирался выжать из этого случая все, чего он стоил.

— Но это же бред! — нахмурился Ааз. — Я хочу сказать, какое-то время это могло сработать, но при долгой игре…

— Он был великолепен! — объявила Клади, появляясь у меня из-за спины. — Вам следовало бы увидеть это. Он всех обставил.

Мой «ореол славы» рассыпался впрах. Одной рукой я толкнул Клади обратно за спину и подобрался, готовый к взрыву. На самом-то деле, мне хотелось попросту бежать в укрытие, но в таком случае Клади осталась бы одна на открытом месте, и поэтому я удовольствовался закрытием глаз.

Ничего не случилось.

Через несколько мгновений я не смог больше выносить напряжения и приоткрыл украдкой один глаз. И в итоге получил КРАЙНЕ крупный план одного из желтых глаз Ааза. Он стоял носом к носу со мной, явно дожидаясь, пока я не буду готов, прежде чем он разразится своей тирадой. Уж ОН-то явно был готов. Блестки золота в его глазах переливались, словно готовые закипеть… и при всем, что я знал, именно это и могло произойти.

— Кто… это?..

Я решил не пытаться прикидываться дурачком и не переспрашивать « Кто что?». При том расстоянии, на каком он стоит, Ааз мне голову оторвет, причем буквально!

— Гмм… помнишь, я сказал, что выиграл двадцать тысяч с гаком? Ну, так она и есть этот гак.

— ТЫ ВЫИГРАЛ В КАРТЫ РЕБЕНКА !?!

Сила голоса моего партнера действительно отбросила меня на два шага. Вероятно, я отлетел бы и дальше, если бы не наткнулся на Клади.

— ТЫ С УМА СОШЕЛ ?? РАЗВЕ ТЕБЕ НЕ ИЗВЕСТНО, ЧТО РАБОВЛАДЕНИЕ НАКАЗЫВАЕТСЯ…

Не закончив фразы, он исчез за стеной телес аляповатой расцветки. Несмотря на свои предыдущие утверждения о том, как высоко она ценит самосохранение, Маша встала между нами.

— Остынь-ка на миг, Зеленый и Чешуйчатый.

Ааз попытался обойти ее.

— НО ОН ЖЕ …

Она сделала полшага в бок и преградила ему путь, прислонившись к стене.

— Дай ему шанс объяснить. Он ведь все-таки твой партнер, не так ли?

Судя по звуку его голоса, Ааз поменял поле и попробовал обойти с другой стороны.

— НО… ОН…

Маша сделала два шага и прислонилась к другой стене, в то же время говоря так, словно ее и не перебивали.

— И выходит, либо он идиот… чего о нем не скажешь, либо ты паршивый учитель… чего о тебе не скажешь, либо тут присутствует нечто большее, чем видно на первый взгляд? Тебе не кажется?

Последовало несколько секунд молчания, а затем Ааз заговорил вновь куда более тихим голосом.

— Ладно, ПАРТНЕР. Давай послушаем.

Маша покинула свое место, и я снова увидел Ааза… хотя едва не пожалел об этом. Он тяжело дышал, но я не мог сказать отчего — от гнева или от усилий обойти Машу. Я так и слышал, как скрежещет чешуя у него на пальцах, когда он сжимал и разжимал кулаки, и понял, что мне лучше рассказать свою повесть побыстрее, пока он снова не потерял контроль над собой.

— Я не выигрывал ЕЕ, — поспешно уточнил я. — Я выиграл заклад ее отца. Она — наша гарантия, что он вернется и оплатит свой проигрыш.

Ааз перестал сжимать кулаки, и его черты наморщились в озадаченной нахмуренности.

— Заклад? Чего-то не пойму. У Живоглота же всегда играют по принципу обменял-на-наличные-и-унес.

— Ну, кажется, для Бола он делает исключение.

— Бола?

— Это мой папочка, — объявила Клади, снова вылезая у меня из-за спины. — Сокращение от Болван. Он часто проигрывает… вот потому-то все так и рады всегда позволить ему вступить в игру.

— Милая малышка, — сухо заметил Ааз. — Это также объясняет, почему ты сегодня так хорошо сыграл. Один сумасброд способен изменить ход всей игры. И все же, когда Живоглот принимает-таки заклады, он обычно выплачивает выигравшим наличные и занимается взысканием денег сам.

— Он готов был сделать это.

— Тогда почему же…

—… и если бы отец Клади не появился через две недели, он собирался забрать ее в другое измерение и сам продать ее в рабство для получение денег.

Маша тихо присвистнула со своего кресла.

— Милый парень этот Живоглот.

— Он — девол, — рассеянно отмахнулся Ааз, словно это заявление все объясняло. — Ладно, ладно. Я могу понять, что ты почувствовал себя обязанным принять опеку над малышкой, вместо того чтобы оставлять ее у Живоглота. Только ответь мне на один вопрос.

— Какой именно?

— Что НАМ с ней делать, если не появится ее отец?

Иногда мне больше нравится, когда Ааз бушует, чем когда он думает.

— Э-э-э-э… я еще думаю над этим.

— Восхитительно. Когда найдешь ответ, дай мне знать. Думается, я побуду у себя в комнате, пока вся эта пыль не уляжется.

И с этими словами, он широким шагом вышел из помещения, предоставив разбираться с Клади Маше и мне.

— Выше нос, Оторва, — подбодрила меня моя ученица. — Дети вовсе не такая уж большая проблема. Эй, Клади. Хочешь шоколадку?

— Нет, спасибо. От этого я могу стать такой же толстой и некрасивой, как и ты.

Я поморщился. Вплоть до этой минуты Маша была моей союзницей в вопросе о Клади, но эта реплика могла все изменить. Она очень чувствительна, когда речь идет о ее весе, и поэтому большинство из нас склонны избегать всякого упоминания о нем. Фактически, я настолько привык к ее внешности, что склонен забывать, как она выглядит для всякого, кто ее не знает.

— Клади! — строго сказал я. — Не очень-то вежливо так говорить.

— Но это же правда! — возразила она, обращая на меня свои невинные глазки.

— Вот потому-то это и невежливо, — рассмеялась Маша, хоть, как я заметил, улыбка у нее была немного натянутой. — Пошли, Клади. Давай-ка нападем на кладовую и попробуем найти тебе что-нибудь малокалорийное.

И удалились, оставив меня наедине с моими мыслями. Ааз поднял хороший вопрос. Что же нам все-таки делать, если не вернется отец Клади? Я никогда раньше не бывал окружен детьми. Я знал, что ее пребывание в доме вызовет затруднения, но сколько именно затруднений? Учитывая все прочее, с чем мы справились на пару с Аазом, мы наверняка сможем справиться и с девочкой. Конечно, Ааз был…

— Вот и вы, Босс! Хорошо. Я надеялся, что вы еще не легли.

Я очистил голову от посторонних мыслей и обнаружил входящего в прихожую телохранителя.

— О. Привет, Гвидо. Как прошел доклад?

— Лучше не бывает. Фактически, дон Брюс был так доволен, что прислал вам небольшой подарок.

Несмотря на свои тревоги, я не мог не улыбнуться. Наконец-то ХОТЬ ЧТО-ТО шло как надо.

— Отлично, — порадовался я. — Мне сейчас как раз не помешает немного приободриться.

— Тогда у меня именно то что надо. Эй, Нунцио! Давай ее сюда!

Улыбка моя застыла. Я отчаянно попытался не паниковать. В конце концов, рассуждал я, люди употребляли местоимение «ее», говоря о множестве вещей. Например, о лодках, или даже…

— Босс, это Банни. Дон Брюс присылает ее наряду с поздравлениями по случаю хорошо выполненной работы. Она будет вашей шмарой.

Препровождаемая ими в прихожую девушка ни в малейшей степени не походила на лодку.


Содержание:
 0  Маленький мифо-заклад : Роберт Асприн  1  ГЛАВА 2 : Роберт Асприн
 2  вы читаете: ГЛАВА 3 : Роберт Асприн  3  ГЛАВА 4 : Роберт Асприн
 4  ГЛАВА 5 : Роберт Асприн  5  ГЛАВА 6 : Роберт Асприн
 6  ГЛАВА 7 : Роберт Асприн  7  ГЛАВА 8 : Роберт Асприн
 8  ГЛАВА 9 : Роберт Асприн  9  ГЛАВА 10 : Роберт Асприн
 10  ГЛАВА 11 : Роберт Асприн  11  ГЛАВА 12 : Роберт Асприн
 12  ГЛАВА 13 : Роберт Асприн  13  ГЛАВА 14 : Роберт Асприн
 14  ГЛАВА 15 : Роберт Асприн  15  ГЛАВА 16 : Роберт Асприн
 16  ГЛАВА 17 : Роберт Асприн  17  ГЛАВА 18 : Роберт Асприн
 18  ГЛАВА 19 : Роберт Асприн  19  ГЛАВА 20 : Роберт Асприн



 




sitemap