Фантастика : Юмористическая фантастика : ГЛАВА 10 : Роберт Асприн

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19

вы читаете книгу




ГЛАВА 10

Ложка сахара помогает проглотить лекарство!

Л. Борджиа

— Просто дай энергии течь.

— Тебе легко говорить!

— Я заикался?

— Знаешь, Оторва, может, лучше будет, если…

— Перестань болтать и сосредоточься, Маша.

— Сам начал.

— И заканчиваю. Сфокусируйся на свече!

Если кое-что из этого кажется смутно знакомым, так и должно быть. Это старая игра в «зажги свечу». Теоретически она наращивает уверенность учащегося. На самом деле, это заноза в копчике. Ученики ненавидят упражнение со свечой. Я ненавидел его, когда был учеником. Оно куда забавней, когда ты сам обучаешь ему.

— Брось, Скив. Я становлюсь слишком стара для усвоения этого материала.

— И чем дольше тянешь, тем больше стареешь, УЧЕНИЦА. Вспомни, ты пришла ко мне учиться магии. Одно лишь то, что нас время от времени отвлекали, не означает, будто я забыл. А теперь, зажги свечу.

Она снова вернула внимание к упражнению, пробормотав что-то под нос, что я предпочел проигнорировать.

Я усиленно думал о своем разговоре с Аазом и Коррешем. Весь вопрос, что делать с вызовом Малыша, представлялся довольно достаточно чувствительным, чтобы я решил на сей раз обратиться к рекомендациям своих советников, прежде чем сделаю выбор, о котором могу позже пожалеть. В эту самую минуту данной дилеммой занимались более мудрые головы, чем у меня. К несчастью, вышеупомянутые мудрые головы полностью расходились в вопросе о том, какой выбрать курс действий.

Ааз стоял за отказ от матча, в то время как Корреш настаивал, что отказ только накалит положение. Он утверждал, что единственный здравый выход — это встретиться с Малышом и проиграть (никто всерьез не думал, будто у меня есть шанс в этой игре), раз и навсегда выпутав меня таким образом из щекотливого положения. Беда в том, что такое решение требовало добровольно расстаться с существенной суммой денег… а об этом Ааз и слышать не хотел.

Покуда бушевала эта битва, я подумал о предыдущих частях наших разговоров. Подумал об отцовстве и ответственности. А потом отправился разыскивать Машу.

Когда мы впервые встретились, Маша работала в должности придворного мага одного из городов-государств в измерении Валлет… Совершенно верно. Там, где каждый год устраивают Большую Игру. Беда в том, что магии-то она по-настоящему не знала. Она была тем, что известно в нашем ремесле под названием «механик», и все ее способности приобретались с прилавка в виде колец, кулонов и других магических приборов. Повидав, как мы щеголяем своими фокусами на Большой Игре, она решила попробовать научиться чему-нибудь из немеханической разновидности магии и по какой-то неизвестной причине обратилась или оборотилась за уроками ко мне.

Ну, я, мягко говоря, никогда не думал о Маше, как о дочери, но она была моей ученицей и, таким образом, взятой мной на себя ответственностью. К несчастью, я по большей части уклонялся от этой ответственности по тем самым причинам, какие перечислил Ааз: был неуверен в собственных способностях и поэтому боялся допустить ошибку. Вот чего я не сделал, так это не приложил максимума усилий, к добру или к худу. От осознания этого во мне заново вспыхнула решимость добиться того, что если с Машей в будущем чего и случится, то не потому, что я, по крайней мере, не попытался обучить ее тому, за чем она ко мне пришла.

Я также осознал, что хочу побольше узнать о проблемах Корреша и Тананды, так же как получше разобраться с тем, кто же или что же такое представляет собой Банни. Однако в данный момент Тананда отсутствовала, а Корреш спорил с Аазом, откладывая эту цель на потом. Банни находилась где-то тут, но имея выбор между ней и Машей, я предпочел заняться старыми обязательствами, прежде чем пускаться в новые. И вследствие этого я погнал Машу на давно просроченный урок магии.

— С этим просто ничего не выходит, Скив. Я же говорила тебе, что не могу этого сделать.

Она удрученно погрузилась в кресло и хмуро уставилась на пол. Я из любопытства протянул руку и пощупал фитиль свечи. Он даже не нагрелся.

— Неплохо, — соврал я, — у тебя заметно некоторое улучшение.

— Не обманывай обманщицу, — поморщилась Маша. — Я не добиваюсь никакого толку.

— Ты могла бы зажечь ее с помощью одного из своих колец?

Она растопырила пальцы и провела быструю инвентаризацию.

— Разумеется. Вот эта маленькая побрякушка дело сделает, но смысл-то не в том.

— Будь со мной терпелива. Как оно действует? Или, еще важнее, какое возникает ощущение, когда оно действует?

Она передернула плечами.

— Тут нет ничего особенного. Видишь, вот этот круг, замыкающий камень, двигается, и я вращаю его в зависимости от того, какой плотности луч мне нужен. Кольцо активируется нажатием с обратной стороны, и поэтому мне требуется всего-навсего нацелить его и расслабиться. Всю работу делает кольцо.

— Вот оно! — воскликнул я, щелкнув пальцами.

— Что именно?

— Неважно. Продолжай. Какое возникает ощущение?

— Ну, — задумчиво нахмурилась она, — своего рода щекотки. Словно я шланг, и через меня и кольцо протекает вода.

— В яблочко!

— Что бы это значило?

— Слушай, Маша. Слушай внимательно.

Теперь я говорил, тщательно подбирая слова, усиленно стараясь сдержать свое волнение из-за того, что будет, как я надеялся, крупным прорывом.

— Наша трудность с обучением тебя немеханической магии заключается в том, что ты в нее не веришь! Я имею в виду, ты знаешь, что она существует и все такое, но ты не веришь, что способна на нее сама. Каждый раз, пытаясь навести чары, ты упорно стараешься преодолеть это, и именно в этом-то и заключается трудность: ты стараешься… Ты упорно стараешься. Ты знаешь, что должна верить, и поэтому упорно стараешься преодолеть это недоверие каждый раз, как ты…

— Да. И что же?

— Это означает, что ты напрягаешься вместо того, чтобы расслабляться, как ты делаешь, работая с кольцами. Напряжение препятствует току энергии, и поэтому у тебя в итоге меньше мощи, чем когда ты просто прогуливаешься. Для наведения чар надо не напрягаться, а расслабляться… Если наведение чар чем и является, так это упражнением по принудительному расслаблению.

Моя ученица прикусила нижнюю губу.

— Не знаю. Это кажется слишком легким.

— С одной стороны это легко. А если взглянуть иначе, то расслабляться по указке — одна из самых трудных задач, особенно если вокруг тебя в это время бушует кризис.

— Значит, мне надо всего-навсего расслабиться? — скептически спросила она.

— Помнишь то ощущение «шланга», возникающее при активации кольца? Это энергия протекает через тебя и фокусируется на твоей цели. А если зажмешь шланг, много ли через него пройдет воды?

— Это имеет смысл.

— Попробуй это… сейчас. Протяни руку и сфокусируйся на фитиле свечи, словно применяешь кольцо, только не активируй его. Просто скажи себе, что кольцо действует, и расслабься.

Она начала было что-то говорить, а затем передумала. И вместо этого набрала побольше воздуха в легкие, выпустила его, а затем направила палец на свечу.

— Просто расслабься, — тихо подсказал я. — Дай энергии течь.

— Но…

— Не говори. Сосредоточься мысленно только на свече и слушай меня так, словно я говорю издалека.

Она послушно сфокусировалась на свече.

— Почувствуй поток энергии… точно так же, как при активации кольца. Еще больше расслабься. Чувствуешь, как возрастает поток? А теперь, не напрягаясь, уплотни этот поток до узкого луча и нацель его на свечу.

Я настолько сосредоточился на Маше, что чуть не упустил случишегося. На фитиле свечи начало образовываться легкое пылание света.

— Вот оно, — проговорил я, стараясь сохранить спокойствие в голосе. — Давай…

— Папочка! Гвидо говорит…

— Ш-ш-ш-ш! — прошипел я. — Не сейчас, Клади! Мы пытаемся зажечь свечу.

Она остановилась в дверях и озадаченно склонила голову набок.

— О, это легко! — внезапно просияла она и подняла голову.

— КЛАДИ!! НЕ…

Но вмешался я слишком поздно.

В помещении внезапно вспыхнул свет, и свеча зажглась. Ну, она не совсем зажглась, она растаяла, словно бурдюк с водой, когда уберешь бурдюк. Растаял также и подсвечник. Стол, однако, загорелся… ненадолго. По крайней мере, один его угол. Он на мгновение вспыхнул, а затем погас так же внезапно, как и запылал. А осталась обугленная четверть круга поверхности стола там, где был угол. Она вместе с ножкой стола стояла отдельно, словно сгоревший факел. Огонь ударил так быстро и гладко, что ножка даже не опрокинулась.

Я не помню, как схватил Клади, но я вдруг понял, что держу ее за плечи и трясу.

— ДЛЯ ЧЕГО ТЫ ЭТО СДЕЛАЛА?? — осведомился я самым лучшим своим отцовским тоном.

— Ты… ты сказал… ты хотел… зажечь свечу.

— ЭТО зажигание свечи?!?

— Мне все еще бывает трудно сдерживать… но учитель говорит, что я с каждым разом делаю все лучше.

Я сообразил, что мне тоже немного трудно сдерживать себя. Я перестал ее трясти и попытался успокоиться. Этому усилию помогло то, что я заметил, что у Клади дрожит губа и она быстро моргает глазами. До меня вдруг дошло, что она вот-вот заплачет. Я решил, что раз неизвестно, чего случится, когда она заплачет, мне лучше всего остаться в неведении, отвлекши ее.

— Э-э-э… это был Дух Огненного Начала, верно? Ты научилась этому в Школе Начал?

Заставив кого-то заговорить, можно часто предотвратить слезы… по крайней мере, на меня это всегда действовало.

— Д-да, — кротко подтвердила она. — В Школе Начал сперва проходят Огненное Начало.

— Это… гммм… очень впечатляюще. Слушай, извини, если я рявкнул на тебя, Клади, но видишь ли, я хотел не просто зажечь свечу. Я хотел, чтобы ее зажгла Маша. Это входило в ее урок магии.

— Я этого не знала.

— Знаю. Я не подумал сказать тебе. Вот потому-то и извиняюсь. Во всем случившемся виноват я. Хорошо?

Она закивала с такой преувеличенной энергией, что показалось, будто он сломала шею. Иллюзия очень даже интересная, я определенно предпочитал ее мысли о том, как она плачет… особенно в своем теперешнем настроении. Мысль о Клади со сломанной шеей…

— Э-э-э… Ты, однако, прервала-таки машин урок, — сказал я, вытесняя из головы иную думу. — Тебе не кажется, что будет вежливым извиниться перед ней?

— Отличная мысль, папочка, — просияла она. — Я это сделаю, когда в следующий раз увижу ее. Хорошо?

Вот тогда-то я и сообразил, что моя ученица выскользнула из комнаты.

* * *

— Что ты делаешь, Маша?

Небрежно привалившись к дверному косяку машиной спальни, я понял, что моему голосу недостает грозной силы голоса Ааза, но другого у меня не было.

— А на что похожи мои действия? — зарычала она, вынося из шкафа массивную охапку одежды и бросая ее на постель.

— Так вот, сходу, я бы сказал, что ты упаковываешь вещички. Вопрос в том, почему?

— Люди обычно упаковывают вещи потому, что это легкий способ возить их в путешествиях. Меньше носишь на себе и рвешь гардероб.

Я вдруг устал от такой пикировки. Вздохнув, я встал перед ней, преграждая ей путь.

— Хватит играть, Маша. Идет? Скажи мне напрямик, почему ты уезжаешь? Разве ты не обязана оказать своему учителю хоть такую любезность?

Она отвернулась, занявшись чем-то на туалетном столике.

— Брось, Скив, — сказала она таким тихим тоном, что я едва ее расслышал. — Ты же видел, что случилось внизу.

— Я видел тебя на грани крупного прорыва в своих уроках, если ты это имеешь в иду. Если бы не зашла Клади, ты бы еще через несколько секунд зажгла свечу.

— Велика важность!

Она круто повернулась лицом ко мне, и я увидел, что она пытается сдержать слезы. Кажется, такое стало происходить тут часто.

— Извини, Скив, но подумаешь, велика важность. Ну могу я зажечь свечу. Ну и что? После стольких лет обучения Маша может зажечь свечу… А девочка может снести конец стола, даже не стараясь! Кто ж тогда выходит я? Маг? Ха-ха! Анекдот да и только.

— Маша, того, что сделала Клади, я сделать не могу, так же как и сделанного ею на Базаре, если уж на то пошло. Когда ты впервые попросилась ко мне в ученицы, я точно сказал тебе, насколько мало я знаю магию. Но я все еще учусь… а тем временем мы все еще удерживаем свои позиции в магическом бизнесе… и не где-нибудь, а здесь, на Базаре. В Магической Столице измерений.

Это, кажется, чуточку успокоило ее, но не сильно.

— Скажи мне честно, Оторва, — поджала она губы, — насколько хороша я вообще смогу стать в магии… на самом деле?

— Не знаю. Мне хотелось бы думать, однако, что при работе и тренировке ты сможешь стать лучше, чем сейчас. Это действительно все, на что может надеяться любой из нас.

— Может, ты и прав, Скив, и мысль эта хорошая. И все же факт остается фактом, что тем временем я всегда буду здесь мелкой сошкой… в области магии, конечно. При таком положении дел мне суждено быть на подхвате. На иждивении. Вы с Аазом милые ребята и никогда меня не выбросите, но я не могу придумать ни одной веской причины, почему бы мне следовало остаться.

— А я могу.

Моя голова обернулась так быстро, что мне на миг грозила опасность вывихнуть шею. В дверном проеме стояла…

— ТАНАНДА!

— Собственной персоной, — подмигнула она. — Но речь здесь не о том. Маша, я не могу говорить о долгосрочных условиях, но я знаю одну вескую причину, почему тебе не следует уходить именно сейчас. Это та же самая причина, по какой вернулась я.

— Какая же она?

— Она связана с нашим Великим Скивом. Идемте вниз. Я собираюсь уведомить всех сразу на военном совете. У нас на руках вполне назревший кризис.


Содержание:
 0  Маленький мифо-заклад : Роберт Асприн  1  ГЛАВА 2 : Роберт Асприн
 2  ГЛАВА 3 : Роберт Асприн  3  ГЛАВА 4 : Роберт Асприн
 4  ГЛАВА 5 : Роберт Асприн  5  ГЛАВА 6 : Роберт Асприн
 6  ГЛАВА 7 : Роберт Асприн  7  ГЛАВА 8 : Роберт Асприн
 8  ГЛАВА 9 : Роберт Асприн  9  вы читаете: ГЛАВА 10 : Роберт Асприн
 10  ГЛАВА 11 : Роберт Асприн  11  ГЛАВА 12 : Роберт Асприн
 12  ГЛАВА 13 : Роберт Асприн  13  ГЛАВА 14 : Роберт Асприн
 14  ГЛАВА 15 : Роберт Асприн  15  ГЛАВА 16 : Роберт Асприн
 16  ГЛАВА 17 : Роберт Асприн  17  ГЛАВА 18 : Роберт Асприн
 18  ГЛАВА 19 : Роберт Асприн  19  ГЛАВА 20 : Роберт Асприн



 




sitemap