Фантастика : Юмористическая фантастика : ГЛАВА 10 : Роберт Асприн

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21

вы читаете книгу




ГЛАВА 10

Итак, вот мой план!

Р. Бернс

— Тананда? Это ты?

Мое удивление вызвано тем, что я не просек, кто же это весь вечер выуживал у меня выпивку… хотя я не просек. Скорее я более чем малость поражен ее внешностью, так как та существенно изменилась с тех пор, как мы расстались в начале этого задания.

Обыкновенно Тананда предстает перед вами эффектной чувихой с впечатляющей гривой зеленых волос. И хотя она никогда не считала нужным принимать тот официальный, волосок-к-волоску самопредставительный вид, предпочитаемый большинством, собирающихся в суси-баре девах, выбирая вместо этого небрежно развеваемые ветром космы. Я достаточно сведущ в тайнах женского рода, чтобы сознавать, что последнюю прическу делать и сохранять не менее, а может и более, трудно, чем первую, а терпеть, зачастую, тяжелее. Все это значит, что Тананда обычно очень привлекательна и заботится о своей внешности.

Однако в настоящий момент я вижу ничто иное, как особу, выглядящую так, словно она стала жертвой несчастного случая. Большинство волос на одной из сторон головы отсутствует, вместе с соответствующей бровью, а другую сторону ее лица портит большой синяк, который, похоже, сходит, но все еще выглядит болезненным. Получив и причинив в свое время более чем положенную мне долю повреждений такого типа, я могу довольно точно оценить силу удара, потребовавшегося для создания таких эффектных результатов… и он, должно быть, был сногсшибательным.

— Извиняюсь за этот спектакль ужасов, — говорит она, убирая зеркальце личины, бросив на него последний взгляд, словно желая увидеть, не изменилось ли чего с тех пор, как она смотрела в последний раз, — но задание оказалось тяжелым.

— Что… Что с тобой случилось? — говорю я, обретая наконец голос. — Кто с тобой это сделал?

Я имею в виду, мы все знали, что с выполнением этого задания могут быть связаны некоторые трудности, но никому не нравится видеть, как обработали прекрасную чувиху.

— Ты поверишь, если я скажу, что это была наша же собственная команда? — быстро сверкает она зубами в улыбке, хотя я знал, что это больно.

— Как так?

— Удалением волос я обязана Глипу, — объяснила она. — Полагаю, это был несчастный случай. Должно быть, я оказалась между ним и его ужином или что-то вроде этого. В любом случае, все не так страшно, как кажется с виду… или как могло бы быть. Корреш увидел признаки опасности и убрал меня с пути самого страшного… вот отсюда-то и взялся синяк и именно поэтому-то я и не жалуюсь на него. Честное слово, видел бы ты, что случилось со стеной, находившейся позади меня.

— Кстати, коль речь зашла о них, а где Корреш и Глип?

В первый раз за время нашего разговора Тананда начинает выглядеть чувствующей себя неуютно.

— Они… э… отправились назад к Большому Джули. На самом-то деле, старший братец немножко в худшем состоянии, чем я, и поэтому я, предпочитая не видеть, как он пытается работать с одной рукой на перевязи, посоветовала ему увести Глипа туда, где он не будет путаться под ногами, и остаться на время с ним. Ведь это странно, понимаешь? Я все еще не могу вычислить, с чего это Глип так завелся… но пока мы не сможем с этим справиться, от него, на мой взгляд, будет на этом задании больше вреда, чем пользы. Так или иначе, я решила остаться в строю и воспользоваться этой штуковиной для личин, чтобы посмотреть, не смогу ли я самостоятельно чем-нибудь помочь делу. Действовать намного хуже, чем мы действовали вдвоем, я, безусловно, не смогла бы.

В затылочной части моего мозга что-то крутилось… что-то, сказанное Нунцио об его последнем задании и о том, что он нервничает по поводу новой работы с Глипом. Однако, я не могу нащупать суть мысли, и, видя, как неуютно чувствует себя Тананда от этого обсуждения, я решил не углубляться в эту тему. Но все же я мысленно взял на заметку поговорить об этом с Нунцио, когда нам выпадет случай.

— Похоже, дела шли не слишком хорошо даже до того несчастного случая, — говорю я, хватаясь за ее последнюю реплику.

— Что верно — то верно, — чуть вздыхает Тананда. — Мы пытались сыграть вариацию на тему старой игры в шантаж… ну, знаешь, когда я клею солдата, а потом Корреш вваливается и подымает шум из-за того, что этот парень скомпрометировал его сестру?

— Знаю эту аферу, — говорю я, потому что так оно и есть… хотя сам я никогда не проворачивал ее и не становился ее жертвой. Однако это испытанный временем классный ход.

— Ну, вышло куда как хуже, чем мы надеялись. Большинству здешних солдат приказано держать руки прочь от местных женщин, а если я повышала напряжение, чтобы заставить их забыть о приказе, то местные замечали мои действия и придерживались взгляда, что я сама напрашиваюсь на то внимание, какое я там ни получала.

— Вот это да, круто, — посочувствовал я. — Тебе, должно быть, пришлось нелегко… особенно если ты работала раненой.

Мне по-прежнему не нравилось то, как заживал тот синяк, и, должно быть, это проявлялось в моем голосе, потому что Тананда нагибается вперед и кладет ладонь мне на руку.

— Со мной все в порядке, Гвидо, в самом деле… хотя очень мило с твоей стороны, что ты беспокоишься. Я видывала и куда худшее, всего лишь скандаля с Коррешом… честное слово.

Учитывая, что ее старший брат — тролль, я вполне могу поверить, что Тананда привыкла к небольшим взбучкам при семейных ссорах. Однако, в данный момент мои мысли обременяет еще кое-что.

Видите ли, прикосновение Тананды, когда она положила ладонь мне на руку, было очень мягким и теплым, и оно снова наводит меня на мысль о той первоначальной причине, с которой я привел ее в эту комнату. Как я говорил ранее, я уж давно не был наедине с чувихой в чем-либо, напоминающем интимную обстановку… Но Тананда все-таки деловой партнер, и, как в любой профессии, позволять себе интимные отношения с коллегой в лучшем случае неразумно. Кроме того, они никогда не указывала на какой-либо интерес, помимо дружбы… или, возможно, старшей сестры. Но все равно мне было очень приятно ощутить женское прикосновение…

— Мгмм… Ладно. Как скажешь, — говорю я, слегка отодвигаясь, чтобы прервать физический контакт между нами. — Нас самих только что распределили сюда, и поэтому нам не представилось случая многое сделать. Думаю, нам, возможно, следует подумать, сможем ли мы работать в одном районе с тобой, не мешая друг другу.

— Не глупи, Гвидо. Раз уж вы здесь, мы можем работать все вместе!

— Как-как?

— Сам подумай, — говорит она, становясь вся пружинистая от нетерпения. — Я затруднялась найти солдат, клюющих на приманку при моем небольшом выступлении, но вы же солдаты, так что это облегчит обе наши задачи. Если мы играем за обе стороны игры, то сможем направлять ход дела именно так, как нам хочется.

Я прилагаю искреннее усилие игнорировать ее пружинистость, пока пытаюсь придумать вескую причину не согласиться с ее предложением. У меня почему-то нет уверенности, что мое актерское умение доходит до способности притворяться физически развязанным с Танандой… но еще меньше энтузиазма я испытываю от мысли дать сыграть эту роль Нунцио.

— Не знаю, Тананда, — неохотно-так говорю я. — Я не так уж уверен, что это удачная мысль. Я имею в виду, один-то раз мы сумеем это провернуть… но если мы преуспеем в своей комедии, то в итоге мы с Нунцио окажемся на «губе» и на длительный срок выйдем из игры.

— Да ну? — вскидывает она бровь, глядя на меня. — Так что же, по-твоему, случилось бы?

— Мгмм… — мычу я, вспоминая, что, к несчастью, брать Пятую Поправку можно только в суде.

— Неважно, Гвидо, — усмехается она. — Однако, вот что я тебе скажу. Если тебя беспокоит прямое впечатление, то просто наведи меня на одного из своих армейских приятелей. Ты прослужил достаточно долго, чтобы весьма неплохо представлять, кого мы можем обвести вокруг пальца.

Я обнаруживаю, что эта идея тоже не приводит меня в восторг, во-первых, потому что сыграть такую штуку с любым из команды, работавшей со мной и Нунцио в последние несколько недель, кажется грязным трюком, а во-вторых, потому что, как я обнаруживаю, меня не слишком радует и мысль о ком угодно, лапающим Тананду. И все же мне приходилось допускать, что для приготовления яичницы нам придется разбить чьи-то яйца, и что Тананда права, сделать это будет легче и быстрее, если мы подстроим все сами.

— Ладно, Тананда, — соглашаюсь я. — Попробуем действовать таким способом.

— С тобой все в порядке, Гвидо? — озабоченно приглядывается она ко мне. — Ты кажешься немного вялым.

— Со мной все отлично. Хотя, скажу тебе честно, Тананда, это задание мен немного достает.

— Ну, выше голову, возможно, пока дело шло туго, но, работая вместе, мы должны суметь добиться каких-то успехов. Вот что я тебе скажу, найди Нунцио и растолкуй ему, что мы затеяли. А потом мы снова встретимся здесь и попробуем… скажем, завтра вечером?

— Разумеется, почему бы и нет?

— А пока, — говорит она, снова открывая зеркало личин и начиная возиться с дисками, — спустимся вниз и я поставлю тебе рюмочку-другую.

С минуту это кажется хорошей идеей. Затем я вспоминаю про Сварлия.

— Думаю, нам лучше поостыть с этим, Тананда. Мы должны остерегаться слишком часто показываться здесь вместе.

— Что ты имеешь в виду?

— Мы ошиваемся здесь потому, что обнаружили, что хозяин тут — девол. Беда в том, что он, похоже, знает Босса и имеет какой-то зуб против него. Пока еще он не знает о нашей связи с Боссом, но если он заподозрит…

— Девол?

— Да. Говорит, что его зовут Сварлием.

— Сварлий? Так, значит, он опять вернулся к активной деятельности?

— Ты его знаешь?

— Разумеется, Он столкнулся с Иштваном и выступал против нас еще когда я впервые встретила Скива… и ты прав, если он что-то заподозрит, чары личины не помешают ему вычислить, кто я такая.

— Возможно, нам следует выждать и попробовать провернуть свой гамбит где-нибудь в другом месте, — говорю я, пытаясь не дать надежде вырваться в мой голос.

— Нет нужды, — усмехается Тананда. — Покуда он предварительно не устанавливает связи между нами, мы все же должны суметь провернуть все завтра вечером. Фактически, мы, образно говоря, убьем одним выстрелом двух зайцев. Я не прочь подложить по ходу дела небольшую свинью Сварлию, но, судя по всему, его заведение будет в эпицентре, когда начнется фейерверк. К тому времени, когда он сообразит, что к чему, мы уже давно исчезнем.

— Шикарно, — говорю я с большим энтузиазмом, чем испытываю. — Значит, все решено. Спускайся вниз и уходи первой. Я еще немножко задержусь здесь и дам тебе фору.

Как только она исчезает, я принимаюсь за попытку разобраться в своих опасениях насчет хода дел в этом задании. Мне не требуется много времени, чтобы сообразить, что я страдаю от бремени конфликта преданностей.

Вам может показаться это удивительным, но лично для меня преданность и обман доверия значат очень и очень многое… и именно поэтому я всегда и восхищался командой корпорации «М. И. Ф. », так как в ней все кажется ценят тоже самое.

В прошлом мне удавалось сбалансировать свою преданность как Боссу, так и Синдикату, так как выбираемый Боссом подход к делам не представлял прямой угрозы интересам Синдиката. Однако эта текущая ситуация оборачивается совсем другим коленкором.

Планируя затеять свару между штатскими и армией, я нарушаю доверие, возложенное на меня, как на представителя армии… но я сумел рационализировать это, так как и в армию-то завербовался в первую очередь именно с такой целью, и поэтому выступал в этом деле в качестве своего рода шпиона с преданностью, явно причитающейся Боссу.

Нунцио убедил меня, что используя заведение Сварлия в качестве полигона для нашего озорства, я не нарушаю своей сделки с ним, так как это не попадает под действие заключенного нами соглашения. Рассуждение это кажется мне немного шатким, но я умею быть гибким, когда требуется.

Но этот самый последний план подставить кого-нибудь в своем отделении расхлебывать заваренную тобой кашу, действительно трудно рассматривать как-либо иначе, чем предательство друга. Однако, Тананда права… это и впрямь лучший способ гарантировать, что дело пойдет именно так, как нам хочется.

Подумав над этим очень усердно, я наконец нахожу ответ: cделаю-ка я вот что — буду думать об этом как о сыгранной с приятелем шутке. Ладно, возможно, сомнительной шутке… вроде хлопания пустого бумажного пакета за спиной кого-то, готовящегося взорвать сейф… но покуда означенный деятель не оказывается в результате навеки искалеченным или за решеткой, это может сойти за шутку.

Теперь моя единственная забота — это гарантировать, что тот, кого мы там ни выберем, обладает чувством юмора… очень хорошим чувством юмора!


Содержание:
 0  Корпорация М. И. Ф. в действии : Роберт Асприн  1  ГЛАВА 1 : Роберт Асприн
 2  ГЛАВА 2 : Роберт Асприн  3  ГЛАВА 3 : Роберт Асприн
 4  ГЛАВА 4 : Роберт Асприн  5  ГЛАВА 5 : Роберт Асприн
 6  ГЛАВА 6 : Роберт Асприн  7  ГЛАВА 7 : Роберт Асприн
 8  ГЛАВА 8 : Роберт Асприн  9  ГЛАВА 9 : Роберт Асприн
 10  вы читаете: ГЛАВА 10 : Роберт Асприн  11  ГЛАВА 11 : Роберт Асприн
 12  ГЛАВА 12 : Роберт Асприн  13  ГЛАВА 13 : Роберт Асприн
 14  ГЛАВА 14 : Роберт Асприн  15  ГЛАВА 15 : Роберт Асприн
 16  ГЛАВА 16 : Роберт Асприн  17  ГЛАВА 17 : Роберт Асприн
 18  ГЛАВА 18 : Роберт Асприн  19  ГЛАВА 19 : Роберт Асприн
 20  ГЛАВА 20 : Роберт Асприн  21  Использовалась литература : Корпорация М. И. Ф. в действии



 




sitemap