Фантастика : Юмористическая фантастика : ГЛАВА 17 : Роберт Асприн

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21

вы читаете книгу




ГЛАВА 17

Надо говорить на родном языке.

Н. Бебстер

— Эйх, Бой, — говорит Шу Слеппень, выглядывая в одно из окошек склада. — Ты знаешь, там, снаружи, куча фургонов и сидят возчики?

— Нет, — говорю я.

Ладно, допустим, это старая шутка. Как я уже говорил, армия живет старыми шутками. К несчастью, данная конкретная шутка явно оказывается немного чересчур старой для нашего выросшего на ферме коллеги.

— Чего-чего? — довольно-таки озадачено глядит он.

— Ладно, — говорю я. — Они какие, армейские или штатские?

В то время, как, согласно процедуре, вывозят грузы со склада снабжения армейские фургоны и возчики, доставка от поставщиков производится собственным транспортом поставщика, и, следовательно, штатскими.

— Штатские, — говорит Шу.

— А фургоны какие, полные или пустые?

— Отсюда они кажутся пустыми.

Я смотрю на Нунцио.

— Думаешь, это могут быть те самые водилы, которых мы ждем?

— Проверить несложно, — пожимает плечами он. — Эй, Шу! Что они делают?

— Ничего, — докладывает старший из братьев Слеппней. — Просто сидят себе и болтают.

— Похоже, они. — Ухмыляется Нунцио. — По-моему, сдавать тебе, Майжук.

Как вы, возможно, сумели догадаться по этому последнему замечанию, мы все заняты своим любимым времяпрепровождением, то есть, проще говоря, драконьим покером.

— А разве одному из вас не следует выйти и поговорить с ними или еще чего-то сделать? — говорит, подходя к нашему столу, Шу.

— Бестолку, — говорю я, глядя в свои фоски. — Они будут разговаривать с нами только тогда, когда будут вполне готовы… и не раньше. Тащи сюда стул и отдыхай.

Как выясняется, проходит несколько часов, прежде чем возникает какой-то контакт с возчиками. И когда он, наконец, возникает, то принимает обличье рослого пузатого индивида с татуировкой на руке, который вразвалочку проходит через дверь и приближается к столу, за которым мы играем.

— Эй! — рычит он, — кто-нибудь собирается поговорить с нами, или как?

Так вот, если мы с Нунцио, рослые ребята, привыкли добиваться своего, говоря повелительным тоном, это еще не значит, будто мы особенно терпим, когда то же самое делает кто-то другой.

— Мы сочли, что вы, ребята, станете разговаривать с нами только тогда, когда будете вполне готовы и не раньше, — говорит, подымаясь на ноги, Нунцио. — У вас с этим трудности?

— Да, ну? — орет парень, становясь носом к носу с Нунцио.

— Ну, так к вашему сведению, мы станем с вами разговаривать только тогда, когда будем вполне готовы и… и… О. Да.

Это требует некоторых усилий, но мне удается скрыть улыбку. Этот парень уже потерял преимущество в переговорах, так как кузен обскакал этого хмыря его же собственной ударной фразой. Потеряв перевес по части шумности, он отступает на вторую линию обороны — к безразличию.

— Мы… э… прослышали, что вы искали какой-нибудь гражданский транспорт, так что мы решили заскочить и посмотреть, какой куш обломится нам.

— Товар вон там, на погрузочном помосте, — говорю я, тыкая большим пальцем в нужном направлении. — А вот список того, куда его полагается доставить. Пришлите нам счет.

Я киваю Трутню, и тот вручает парню документы на избранные нами грузы. Как я говорю, мы их ждали.

Парень смотрит на список у него в руке так, словно тот жертва дорожно-транспортного происшествия.

— Только так, да, — презрительно фыркает он. — Разве вы не хотите поговорить о наших расценках за транспортировку?

— Нет надобности, — пожимаю плечами я. — Уверен, что вы возьмете с нас справедливую цену.

— Да? — подозрительно-так щурится он.

— Разумеется, — говорю я, выдавая ему свою лучшую улыбку специалиста по сбору денег. — Особенно ввиду того, что расценки будут проверены… и если они покажутся запредельными, то будет расследование.

— Расследование, — презрительно фыркает возчик. — Против нас все время ведутся королевские расследования… а мы по-прежнему ничего не меняем. Если они причиняют нам слишком много неприятностей, мы просто грозим прекратить транспортировку по всему королевству.

— Мы говорили не о королевском расследовании, — говорит Нунцио. — Мы думали о другом судебном органе.

— Да ну? Каком же это?

Нунцио подмигивает мне, и я делаю глубокий вдох и выдаю в своем наилучшем стиле.

— Дон… дон дон. Дон… дон дон Брюууууус!

Хотя мой певческий голос и нельзя назвать настоящим отпадом, парень получает послание. Улыбка его пропадает и он с трудом сглатывает… но он — боец, и пытается собраться с силами.

— Да, ладно, значит, вы получаете наши «особые» расценки. Только не ждите никакой срочной доставки.

Теперь приходит очередь Нунцио щегольнуть своей усмешкой.

— Друг, — говорит он, — если б мы нуждались в эффективности, то не посылали бы за водилами.

— И что бы это значило? — ревет парень, несколько возвращая себе цвет лица, утраченный им, когда мы упомянули про дона Брюса.

— Только одно — что ваш нормальный график доставки нас вполне устраивает, — невинно говорю я. — Понимаете мою мысль?

— Да… ну… полагаю, тогда решено, — говорит парень, поглядывая то на Нунцио, то на ребят. — Мы беремся и приступаем к делу.

Когда он уходит, я обнаруживаю, что не могу удержаться от последней шпильки в его адрес.

— Скажи-ка, Нунцио, — громко спрашиваю я. — Как там называется водила в костюме-тройке?

— Подзащитный! — отвечает столь же громко Нунцио.

До прочих членов команды этот юмор не доходит, но возчик его улавливает. Он сбивается с шага, и какую-то секунду я думаю, что он собирается вернуться и «побеседовать» с нами по душам. Но вместо этого, он просто продолжает идти и довольствоваться хлопаньем двери в качестве остроумного ответа.

— Знаешь, Гвидо, — говорит Нунцио, возвращаясь к изучению карт, — особые там расценки или нет, а нам ведь в конечном итоге придется расплачиваться с этими шутниками… а у нас нет доступа к тем финансам, с какими мы привыкли работать в корпорации «М. И. Ф. ».

— Успокойся, кузен, — говорю я, видя текущую ставку и повышая ее. — На это у меня тоже есть одна идея.



x x x


Шанс испробовать мой план выпадает мне в тот же полдень, когда пребывает груз от одного из наших поставщиков. Я дожидаюсь пока не завершат разгрузку, а затем поспешным шагом подхожу к возчику.

— Скажите-ка… у вас не найдется свободная минутка? — дружески обращаюсь я.

— Ладно, — пожимает плечами возчик. — В чем дело?

— Ну, — говорю я, оглядываясь кругом, словно ожидаю появления легавого. — У меня есть кое-какие сведения, которые вам следует сообщить своей компании.

— Какие именно?

— Ходит слух, что королева требует провести ревизию военных расходов, — говорю я. — Что-то, связанное с тем, что многие из наших поставщиков взымают с нас за поставки больше, чем со штатских.

— Ревизия? — повторяет он, внезапно преобретая очень нервный вид.

— Да, если верить солдатской почте, любая контора, попавшаяся на выколачивании лишней прибыли с армейских контрактов, будет закрыта, а все ее имущество конфисковано правительством.

— А это законно?

— Эй, мы же здесь говорим о королеве. Если она говорит, что это законно, значит, законно.

— И когда это случится?

— Судя по всему, что я слыхал, не раньше следующего месяца, — говорю я. — Просто я подумал, что, возможно, вам захочется узнать немного заранее. Ну, знаете, так просто на случай, если вам понадобится по быстрому пересмотреть цены, вы могли бы сделать это до того, как начнется ревизия.

— Эй, спасибо! Ценю любезность.

— Да? Ну, дайте своему начальству знать об этом. И если да, то, возможно, будет неплохой мыслью, если в добавок к пересмотру цен, оно уплатит небольшой долг, чтобы компенсировать изменение цен… например, возможно, вы сможете забросить его сюда, когда сделаете следующую доставку?

— Я так и сделаю, — энергично кивает он. — И еще раз спасибо. Мы вас не забудем.



x x x


После этого дела шли весьма гладко. Нам пришлось всего пару раз сообщить слух о ревизии для того, чтобы известие распространилось среди всех поставщиков, и вскоре стали постоянно поступать «задолженности»… более чем достаточные для оплаты водил. И, что еще важнее, придуманный Трутнем план реорганизации склада сработал достаточно неплохо, чтобы у нас в итоге появился приличный досуг, который мы посвятили оттачиванию своего умения играть в драконий покер… Также, как и нашему новому хобби: Творческому Снабжению.

Это времяпрепровождение оказалось намного забавней, чем предвидел кто-либо из нас, по большей части потому, что правила устанавливали мы сами. Поскольку мы согласились портачить только с одним из десяти заказов, у нас хватало времени решить, с какими именно заказами надо напортачить и как именно. Видите ли, чтобы защитить себя, мы решаем, что лучше всего переадресовать предметы либо с достаточно близкими опознавательными номерами, чтобы ошибка показалась простой путаницей, например 6 на 8… либо схожие по характеру или виду, так, чтобы все выглядело, будто мы просто вытянули не тот предмет, например, отправив летнее утяжеленное обмундирование в часть, требовавшую прислать зимнее утяжеленное снаряжение.

Лично мне больше всего понравилось, когда мы отправили несколько ящиков пропагандистских листовок в часть, отчаянно просившую прислать туалетной бумаги. Мне это показалось почему-то самым подобающим.

Как я говорю, все это было очень забавно… фактически настолько забавно, что у меня появилось трусливое ощущение, что такое не может долго продолжаться. Как оказалось, я был прав.

Конец праздникам наступил, когда я получил приказ явиться к нашему командиру.



x x x


— Вольно, сержант Гвидо. Я только что проверил степень эффективности вашей части, и, судя по всему, увиденному мной, похоже, что нам пора поговорить.

Эти слова вызывают у меня скорей озадаченность, чем нервозность, так как мы не высылали требуемых копий нашей документации… в основном потому, что вообще не заполняли требуемых документов. Это подтверждают и последующие слова офицера.

— Похоже, что ваше отделение не слишком любит заполнять требуемые инструкциями бланки заявок и учета материалов, сержант.

— Ну, понимаете, вашбродь, мы были очень заняты, пытаясь изучить порядок работы. Полагаю, мы немного отстали с рапортами.

— «Немного отстали» — едва ли подходящее описание, — говорит он, чуть плотней сжимая губы. — С тех пор, как вы стали хозяйничать на складе снабжения, я, кажется, не могу найти ни одного бланка. Однако, это не имеет значения. К счастью, имеется достаточно прекрасных рапортов, чтобы дать мне представление о ваших успехах.

Это вызывает у меня легкое беспокойство, так как мы рассчитывали, что будет несколько раундов запросов и предупреждений по поводу нашего пренебрежения канцелярской работой, прежде, чем обратят какое-то внимание на то, как мы выполняем свою основную работу. И все же, так как для меня далеко не совершенно непривычно быть вынужденным объяснять свои действия разным начальникам, все алиби у меня наготове.

— Вам известно, сержант, что ваше отделение действует с девяносто пяти процентной эффективностью?

— Девяносто пяти процентной? — искренне удивляюсь я, так как наш план один-на-десять должен бы давать ровно девяносто процентов.

— Знаю, это кажется фантастически высоким, — говорит офицер, неправильно понимая мою реакцию. — Особенно если учесть, что нормальный уровень эффективности это шестьдесят пять процентов, даже для опытной складской бригады.

Конечно, опытный глаз способен прочесть между строк и получить весьма неплохое представление о том, что происходит.

— Вашбродь?

— Взять, например, вот этот груз, — говорит он, постукивая пальцем по одному из лежащих перед ним листов. — Требовался проницательный глаз, умеющий обращать внимание на детали, чтобы заметить, что это требование на утяжеленное зимнее обмундирование прислано в действительности несколько месяцев назад, и понять, что правильней будет прислать вместо него утяжеленное летнее обмундирование.

В голове у меня начинает потихоньку звенеть сигнализация, но офицер все еще продолжает говорить.

—… или взять этот предмет, когда вы прислали вместо туалетной бумаги ящики с теми пропагандистскими листовками. Все слышали о проблемах с боевым духом в этой части, но, похоже, что вы не только додумались, что надо предпринять, а и предприняли задуманное. Между прочим, это сработало… судя по сообщениям, с тех пор, как они получили ваш груз, их боевой дух постоянно на высоте.

Пока он говорит, я пялюсь на двинутую им через стол листовку. Только учтите, что мы посылали это добро не вскрывая упаковок, и поэтому я теперь в первый раз вижу настоящие листовки. На ней изображен большой портрет королевы Цикуты, которая так вообще-то недурная на вид деваха, но на этой картинке она выглядит особенно хорошо, так как на ней мало чего надето, кроме соблазнительной улыбки. А под рисунком большими буквами набран вопрос: РАЗВЕ ТЫ НЕ ПРЕДПОЧЕЛ БЫ БЫТЬ СО МНОЙ? Хотя я и не притворяюсь таким специалистом по социологии, как мой кузен Нунцио, мне понятно, как такое может взбодрить приунывшего солдата.

—… Но я вязну в подробностях, — говорит, между тем, офицер. — В добавок к эффективности отправки грузов, вам известно, что время выполнения заявок на вашем складе на треть меньше времени прохождения заявки на любом другом складе?

Я начинаю улавливать, куда клонится это собеседование, и, незачем говорить, это не вызывает у меня прилива энтузиазма.

— Тут, в основном, заслуга рядового Тру-Тня, ваше благородие, — говорю я, пытаясь отвлечь от себя внимание. — Он экспериментировал с новой системой организации на нашем складе… также как с новой системой учета при «сокращенной документации».

— Рядовой Тру-Тень, да? — говорит офицер, делая пометку в блокноте. — Скажите ему, когда вернетесь в часть, что я хотел бы встретиться с ним. Мне хотелось бы получить чуточку побольше сведений об этой его экспериментальной системе… и коль речь зашла об экспериментах…

Он снова поднял на меня взгляд.

— Как я понимаю, вы использовали для некоторых из ваших доставок гражданский транспорт. Это еще один эксперимент?

— Так точно, — говорю я.

Мне думается, что он будет расстроен из-за этого, и потому я готов взять вину на себя. Однако, похоже, что я опять неверно оценил ситуацию.

— Знаете, сержант, — говорит он, откидываясь на спинку стула, — армия подумывала об использовании гражданского транспорта для развоза припасов, но отказалась от этой идеи как от слишком дорогой. Однако, судя по всему, вы, возможно, только что доказали ошибочность такого решения. Конечно, прежде чем проводить такой эксперимент, вам следовало обратиться ко мне за разрешением, точно также, разрешив рядовому Тру-Тню изменить установленную процедуру, вы превысили свои полномочия, но с вашими результатами трудно спорить. Кроме того, в наше время редко найдешь солдата, особенно завербованного, который не побоится проявить небольшую инициативу.

Я ощущаю, как у меня тоскливо сосет под ложечкой.

—… А если такая быстрорастущая организация, как наша, в чем и нуждается…

Я закрываю глаза.

—… так это в лидерах. Вот почему мне доставляет такое огромное удовольствие одобрить ваше производство в лейтенанты, и…

Мои глаза резко распахиваются.

— Минуточку! — прерываю я, начисто забывая о подобающем обращении к начальнику. — Вы делаете меня офицером??

Моя реакция, похоже, захватывает офицера врасплох.

— Ну… да, — говорит он. — Обыкновенно мы бы предложили вам закончить офицерскую школу, но в данной ситуации…

— Это решает все! — рычу я, полностью теряя самообладание. — Я ЗАВЯЗЫВАЮ!!!


Содержание:
 0  Корпорация М. И. Ф. в действии : Роберт Асприн  1  ГЛАВА 1 : Роберт Асприн
 2  ГЛАВА 2 : Роберт Асприн  3  ГЛАВА 3 : Роберт Асприн
 4  ГЛАВА 4 : Роберт Асприн  5  ГЛАВА 5 : Роберт Асприн
 6  ГЛАВА 6 : Роберт Асприн  7  ГЛАВА 7 : Роберт Асприн
 8  ГЛАВА 8 : Роберт Асприн  9  ГЛАВА 9 : Роберт Асприн
 10  ГЛАВА 10 : Роберт Асприн  11  ГЛАВА 11 : Роберт Асприн
 12  ГЛАВА 12 : Роберт Асприн  13  ГЛАВА 13 : Роберт Асприн
 14  ГЛАВА 14 : Роберт Асприн  15  ГЛАВА 15 : Роберт Асприн
 16  ГЛАВА 16 : Роберт Асприн  17  вы читаете: ГЛАВА 17 : Роберт Асприн
 18  ГЛАВА 18 : Роберт Асприн  19  ГЛАВА 19 : Роберт Асприн
 20  ГЛАВА 20 : Роберт Асприн  21  Использовалась литература : Корпорация М. И. Ф. в действии



 




sitemap