Фантастика : Юмористическая фантастика : ГЛАВА 18 : Роберт Асприн

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21

вы читаете книгу




ГЛАВА 18

У кого-нибудь есть план?

Дж. А. Кастер

Мягко говоря, наше воссоединение с остальными из команды корпорации «М. И. Ф.» на вилле у Большого Джули не совсем похоже на праздничное событие.

О, мы все рады видеть друг друга, и хозяин дома более чем щедро угощает нас вином со своего виноградника, но, вопреки общераспространенному мнению, выпивка не обязательно улучшает настроение. Согласно моему опыту, она лишь усиливает то настроение, в каком ты там уже находишься… так что если ты счастлив, то станешь очень счастливым, а если тебе довелось быть подавленным, то станешь очень подавленным… а положение, к сожалению, заключалось в том, что мы были не очень счастливы.

Было никак не возможно обойти тот факт, что наши попытки остановить королеву Цикуту печально провалились, и, хотя мы могли попытаться убедить себя, что такая задача и не по силам для пяти индивидов и дракона, это первый случай, с тех пор, как мы скооперировались, чтобы мы не сумели выполнить задание. Понимание, что это была не настоящая работа, как в случае, если бы нас наняли выполнить ее, а просто услуга Боссу, мало утешало… так как, подводя Босса, мы, пожалуй, чувствовали себя еще хуже, чем в случае, если бы нам пришлось возвращать клиенту деньги назад.

— Вам очень трудно было уволиться с военной службы? — говорила Тананда после того, как мы закончили объяснять, почему вернулись.

— Да вообще-то, нет, — говорит Нунцио, снова наливая себе в бокал вино из кувшина Большого Джули. — О, в конечном итоге нам пришлось обратиться за утверждением к генералу Плохсекиру, но после того, как мы сообщили ему, что выполняем особое задание для Скива, он подписал бумаги, не задавая больше никаких вопросов. Единственная для нас трудность заключалась в том, что они действительно хотели, чтобы мы остались… правильно, лейтенант?

Он начинает усмехаться мне, а затем замечает по выражению моего лица, что я не в настроении для подшучиваний.

— К счастью, — поспешно продолжает он, — в качестве приманки они все предлагали еще больше повысить нас в звании… а перед таким искушением мы, мягко говоря, могли устоять без всякого труда.

Кузен заботливо опускает в своем докладе то обстоятельство, что по-настоящему трудно расстаться нам было не с армией… а с нашей командой. Если говорить лично обо мне, я и не представлял, как много они для меня значили, до тех пор, пока не утвердили наше увольнение со службы и мы не приготовились попрощаться. Полагаю, меня лишь тогда и осенило, что я, вероятно, никогда больше не увижу никого из них.

— До свидания, Гвидо, — сказал тогда Тру-Тень, торжественно пожимая мне руку. — Я действительно ценю то, как ты помог мне с магией. Полагаю, я настолько увлекся изучением техники, что совершенно не задумывался обо всех способах ее практического применения.

— Пустяки, — говорю я, испытывая легкое смущение. — Когда отслужишь, навести нас, и я представлю тебя Боссу. Он в магии понимает намного больше моего, и, думаю, будет не против дать тебе несколько советов.

— Ты действительно думаешь, что это возможно? — говорит Тру-Тень. — Раньше я ничего об этом не говорил, но Великий Скив всегда был для меня своего рода кумиром. Я… я не уверен, что смогу достаточно научиться магии здесь, в армии, чтобы ему захотелось тратить на меня время.

— Магия бывает разная, — говорит Нунцио, кладя руку ему на плечо. — Думаю, он встретится с тобой даже если магической подготовки у тебя будет не больше, чем сейчас. Систему реорганизации склада ты придумал весьма впечатляющую, а наша контора всегда высматривает… э, администраторов.

Я закатываю глаза, и он, оправдываясь, пожимает плечами.

На командира система Трутня произвела впечатление… на самом деле, настолько сильное, что его повысили в звании и перевели в оперативную группу, которой поручили повысить эффективность армии. В следствие этого, у нас с Нунцио имелись в душе некоторые сомнения по поводу того, увидит ли он когда-нибудь на деле любое дальнейшее обучение магии… именно поэтому, полагаю, Нунцио и сказал то, что сказал.

Лично я не был уверен, что мы сможем использовать Трутня, если тот все-таки наведается к нам, так как деятельность корпорации «М. И. Ф. » ориентирована на оказание услуг и вследствие этого не предусматривает никаких складов, но я оставляю эту мысль при себе.

— Вот здорово, спасибо, ребята, — говорит Тру-Тень, моргая чуть больше обычного. — Ну… еще свидимся, полагаю.

— Позаботьтесь о себе, ребята… слышите? — говорит Осса, подымаясь на цыпочки, чтобы заключить поочередно нас обоих в крепкие объятия.

— Разумеется, Осса, — говорю я, и сам малость моргая. — И слушай… когда отслужишь… если тебя еще будет интересовать вступление в Синдикат, навести сперва нас… уловила?

— Уловила, — энергично-так кивает она.

—… и держись подальше от Змея, — советует Нунцио, — если понадобится помощь… ну, если будет что-то, в чем я, по-вашему, смогу помочь, дайте мне знать и я буду там. Идет?

— Это относится и к остальным из нас тоже, Бой, — говорит Шу Слеппень, хватая меня за руку и крепко пожимая ее. — Вы только скажите, и мы прискачем.

— Запомню, — обещаю я. — Вы только дайте нам знать, когда отслужите. Нам бы не хотелось мешать вашим армейским обязанностям.

Я сказал это в порядке своеобразной шутки, но они все, кажется, приняли сказанное всерьез.

— Об этом не беспокойся, — говорит Майжук, твердо-так глядя мне в глаза. — Мы знаем, кому мы преданы в первую очередь… да и вы тоже.

Как я сказал, расставание это было нелегким. Однако, самым тяжелым было знание, что, чего бы мы там им не говорили, предлагая навестить нас, все шансы за то, что они попытаются, то, вероятно, не смогут найти нас. Как только это задание будет завершено, мы направимся обратно в нашу штаб-квартиру на Базаре, и если они не научатся путешествовать по измерениям…

— Так что же нам теперь делать? — говорит Тананда, отвлекая мои мысли от воспоминаний и возвращая их к настоящему. — Собирать вещички и убираться домой?

— Мне думается, есть еще один вариант, который я упоминала в начале этого задания, — медленно говорит Маша, пристально глядя в свой бокал.

Мне требуется секунда, чтобы вспомнить, но, наконец, до меня доходит.

— Ты имеешь в виду, пришить королеву? — говорю я.

Она кивает. Потом долгое время никто ничего не говорит, когда каждый из нас всесторонне обдумывает это предложение.

— Ну, — говорит наконец Нунцио. — Полагаю, нам следует попытаться… тогда, по крайней мере, мы сможем сказать, что испробовали все, прежде чем сдаться.

Я колеблюсь еще секунду, а затем кивком выражаю согласие.

— Ладно, кузен, — говорю я, — ты прав. Большой Джули, ты не мог бы найти то снаряжение, которое мы оставили здесь на хранение, прежде чем записаться в армию, мы с Нунцио можем…

— Тпру… стоп… ПОГОДИТЕ!! — подымает руку Маша. — Кто сказал, будто именно вам предстоит убрать королеву?

— Ну… это же очевидно, не правда ли? — говорю я, немного раздосадованный, что мою попытку присвоить задание сорвали, но готовый попытаться проблефовать до последнего конца. — Я хочу сказать, ведь это же прямо по нашей части… ввиду того, что именно это мы и обучены делать.

—… И, судя по тому, что вы рассказывали о своих разногласиях с инструктором по основной подготовке, то обучение больше тяготело к вымогательству, чем к убийству.

— На этот счет не беспокойся, — говорит, чуть натянуто улыбаясь, Нунцио. — Мы всего лишь против ненужных убийств. А в данном случае оно кажется не только нужным, но и необходимым.

— Ну, когда я предлагала это, то думала, что ее предстоит убрать мне, — говорит Маша, без всяких следов своего обычного разыгрывания роли «счастливая-толстая-дама-вамп».

— Тебе? — переспрашиваю я. — Извини, что указываю на это, Маша, но хотя ты физически более чем малость устрашающая, мне думается — не твой профиль.

— А кто говорил о каких-то физических действиях? — говорит она, подымая унизанную кольцами руку. — Думаете, я ношу все это добро для украшения… или балласта? У меня здесь есть несколько игрушек, которые должны отлично обо всем позаботиться.

Хотя Маша все еще начинающая в области естественной магии, она долгое время, прежде чем записаться в ученицы к Боссу, оставалась при своих в качестве городского мага. С помощью собранного ею механического магического снаряжения… большая часть которого сработана в виде ювелирных изделий. Хотя я всегда подозревал это с тех пор, как мы впервые встретились, сейчас она впервые подтвердила, что, по крайней мере, некоторые из ее побрякушек принадлежат к смертельной разновидности.

— Кроме того, — заканчивает она, решительно скрестив руки на груди. — Я ученица Скива… так что эта задача ложится на меня.

—… А мы — его телохранители, которым специфически полагается ликвидировать любые угрозы благополучию Босса, — отрезает в ответ Нунцио. — Хотя я не сомневаюсь ни в твоей искренности, ни в надежности твоих игрушек, Маша, для того, чтоб пришить кого-то, требуется опыт… и мы с Гвидо единственные в команде с опытом по этой части.

— А вы не забываете кой-чего, мальчики? — мурлычет, встревая в спор Тананда.

— Чего именно, Тананда?

— В то время, как вы двое, возможно, и обладаете тренировкой и опытом универсалов в области контролированного убийства, я в прошлом одно время специализировалась именно на убийствах. И, в таком случае, по вашей собственной логике выходит так, что эта неприятная задача ложится на меня.

— Не хочу портить тебе удовольствие, сестричка, — говорит Корреш, — но я довольно-таки рассчитывал заняться этим делом сам.

— Ты? — смеется Тананда. — Брось, старший братец, у тебя же рука до сих пор на перевязи.

— Что… это? — говорит тролль, опуская взгляд на руку. — Да об этом на самом-то деле едва ли стоит упоминать.

Он извлекает руку из перевязи и шевелит пальцами, а затем ставит локоть на стол рядом с собой.

— Кто-нибудь хочет попробовать побороться со мной на руках? Или вы уступите по этому пункту?

— Ну в самом деле, Корреш, — говорит, игнорируя вызов, Тананда, — если сквозь эту твою толстую шкуру трудно пробиться…

—… То именно по этой причине логичным выбором для задания делаюсь я, — заканчивает с улыбкой тролль.

—… За исключением такой мелкой детали, как твоя внешность, — добавляет Маша. — Извини, Корреш, но ты последний из нас, кого я пустила бы на такое задание. Любой из остальных членов команды может сойти за туземца, но ты без чар личины торчишь, как шишка на ровном месте.

— Значит, одолжу у сестрички пудреницу.

— Фиг тебе, — упрямо-так говорит Тананда.

—… или просто одолжу для маскировки плащ с капюшоном, или что-нибудь в этом роде, — гладко продолжает Корреш, словно она ничего не говорила. — Как насчет этого, Большой Джули? У тебя, случайно, не завалялось чего-нибудь сверх-сверх крупных размеров?

— На самом-то деле, — говорит отставной генерал, — я подумывал выполнить эту работу сам.

— Что?

— Ты?

— Да это…

—… ПОТОМУ ЧТО, — продолжает Большой Джули, заставляя нас всех умолкнуть с помощью очень простой техники — повысив свой голос до повелительного уровня. — Потому что я старик и, следовательно, лучше всего пожертвовать мной.

Мы все погружаемся в кресла, слишком смущенные, чтобы смотреть друг на друга. С помощью этих немногих слов он добрался до сути того, что возбуждало наш, внешне кровожадный, спор.

— Я слушал вас всех, — говорит он, воспользовавшись нашим неловким молчанием, — и чего, кажется, никто не хочет сказать вслух, так это того, что попытка убить королеву почти наверняка самоубийственное задание. Политические лидеры… и особенно коронованные особы… в любой стране охраняются лучше всех. Даже если тебе удастся достать их, что в лучшем случае неопределенно, то все шансы скрыться после этого настолько малы, что их не стоит даже рассматривать.

Он обводит взглядом собравшихся.

— Конечно, мне ни к чему говорить вам все это потому, что вы и так все это знаете, вот поэтому-то каждый, и каждая, из вас так рвется взяться за эту работу… чтобы позволить другим сорваться с крючка, благородно пожертвовав собой. Ну, я, как ваш тактический советник, даю вам совет забыть обо всем этом деле и отправляться домой… поскольку я не верю, что Скив когда-нибудь собирался допустить, чтобы дело зашло так далеко… или, если вы твердо решили убить королеву, то позвольте это сделать мне. Как я уже сказал, я старик, которому нечего делать, кроме как лентяйничать в отставке, потворствуя своим мелким слабостям. Все вы приносите больше пользы в жизни, и, следовательно, более ценны, чем я. Кроме того, — он позволяет заиграть у него на лице легкой усмешке, — возможно будет довольно забавно побывать еще разок в небольшом деле. Я, в общем-то, никогда не рассчитывал умереть в постели.

— Это очень мило с твоей стороны, Большой Джули, — говорит Тананда, — но об этом, безусловно, быть не может и речи. Хоть ты и работал с нами в качестве советника, в саму команду ты, в действительности, не входишь… а я уверена, что уж эту-то работу Скив никак не захотел бы скинуть через нас на субподряд.

— Думаю, по крайней мере, в этом мы все единодушны, — говорит Маша, окидывая взглядом собрание. — Если уж предстоит это сделать, то это предстоит сделать одному или одной из нас.

— Значит, вы по-прежнему думаете о покушении на Цикуту? — хмурится бывший генерал.

— Я думаю, — объявляет, вставая, Корреш. — Я думаю, что мы все слишком устали и чересчур много выпили, чтобы принять разумное решение. Предлагаю отправиться сейчас всем соснуть и возобновить это обсуждение утром, когда у нас прояснится в головах.

— Знаешь, это первая разумная мысль, какую я услышала за последние полчаса, — говорит Тананда, сама чуточку потягиваясь… на что было бы приятно поглядеть, если б я по-прежнему не думал о непосредственной проблеме.

— Хорошая идея, Корреш, — одобряет Нунцио.

— Верно.

— По-моему, неплохо.

Поскольку все согласны, вечеринка завершается, и мы все начинаем разбредаться по своим комнатам.

— Нунцио, — говорю я, как только остальные выходят из зоны слышимости. — Ты думаешь то же, что думаю я?

— Что нам следует рассчитывать на вставание завтра чуть пораньше? — уточняет он.

—… Потому что если кто-то и покусится на королеву, так это будем мы, — провозглашаю я.

—… А если мы предоставим решать это группе, то эту работу может получить кто-то другой… — добавляет он.

—… Тогда как, если мы просто поставим их перед свершившимся фактом, то будет слишком поздно спорить, — заканчиваю я. — Верно?

— Верно, — отвечает он.

Как я говорю, хотя у нас с Нунцио бывают иногда разногласия, когда ставки высоки, мы весьма неплохо работаем вместе… вот почему мы оба и улыбаемся, когда машем другим, желая им спокойной ночи.


Содержание:
 0  Корпорация М. И. Ф. в действии : Роберт Асприн  1  ГЛАВА 1 : Роберт Асприн
 2  ГЛАВА 2 : Роберт Асприн  3  ГЛАВА 3 : Роберт Асприн
 4  ГЛАВА 4 : Роберт Асприн  5  ГЛАВА 5 : Роберт Асприн
 6  ГЛАВА 6 : Роберт Асприн  7  ГЛАВА 7 : Роберт Асприн
 8  ГЛАВА 8 : Роберт Асприн  9  ГЛАВА 9 : Роберт Асприн
 10  ГЛАВА 10 : Роберт Асприн  11  ГЛАВА 11 : Роберт Асприн
 12  ГЛАВА 12 : Роберт Асприн  13  ГЛАВА 13 : Роберт Асприн
 14  ГЛАВА 14 : Роберт Асприн  15  ГЛАВА 15 : Роберт Асприн
 16  ГЛАВА 16 : Роберт Асприн  17  ГЛАВА 17 : Роберт Асприн
 18  вы читаете: ГЛАВА 18 : Роберт Асприн  19  ГЛАВА 19 : Роберт Асприн
 20  ГЛАВА 20 : Роберт Асприн  21  Использовалась литература : Корпорация М. И. Ф. в действии



 




sitemap