Фантастика : Юмористическая фантастика : ГЛАВА 8 : Роберт Асприн

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21

вы читаете книгу




ГЛАВА 8

Свояка видит издалека только свой!

Джек Потрошитель

Сказать, что обвинение хозяина вызвало волнение среди сидящих за нашим столом, все равно как сказать, что приглашение дона Брюса выступить с речью на банкете полицейских вызвало легкое удивление, выразившееся в приподнятых бровях. К несчастью, всем хотелось задать различные вопросы.

— Что он подразумевал под словом «демон»? — возмутилась Осса.

Я начал было отвечать ей, так как по своей работе с Боссом я знал, что демон — это общепринятое название демонстратора измерений, но вокруг было слишком много помех для разумного разговора.

— Нам предложили уйти? — испуганно-так говорит Тру-Тень, вглядываясь в удаляющуюся фигуру.

— А что плохого в драконьем покере? — вставляет Шу Слеппень.

— Ничего, — говорю я ему. — Видишь ли, Осса…

— Тогда с чего же ему шлея под хвост попала? — не отстает Шу, начиная доставать меня.

К несчастью, в ходе военной подготовки я открыл способ заткнуть рот данному конкретному индивиду, когда тот чересчур разойдется.

— Шу Слеппень, — говорю я, — не беспокой меня.

Данная фраза стала уже к этому времени старой шуткой, но все равно вызвала смех… что не удивительно, так как я обнаруживаю, что огромное большинство армейского юмора вращается вокруг старых шуток.

— Поосторожней, братец, — говорит Хи Слеппень. — Бой снова высматривает, какую б муху прихлопнуть… и может, не разбирая долго, шлепнуть и слепня.

Под прикрытием этого нового взрыва смеха Нунцио нагибается вперед, чтобы поговорить со мной напрямую.

— Ты думаешь то, что думаю я, кузен?

— Это безусловно зависит от того, что именно ты думаешь, Нунцио, — разумно говорю я. — Если, возможно, ты думаешь, что может преукрасить нашу лопнувшую легенду, то мы и в самом деле думаем об одном и том же.

К моему удивлению, вместо того, чтобы согласиться, он закатывает глаза, словно я упустил что-то совершенно очевидное для него.

— Подумай как следует, Гвидо, — говорит он. — Он думает, будто мы из иного измерения потому, что мы знакомы с драконьим покером… верно?

— Да. И что же?

— А то, откуда он знаком с ним?

Мне этот вопрос представляется столь же тривиальным, как гадание откуда легавый знает о каком-либо конкретном постановлении муниципалитета… то есть, попросту говоря, несущественным.

— Не знаю. Полагаю, кто-то показал ему. Ну и что из этого?

По какой-то причине это, похоже, расстраивает Нунцио еще больше.

— Гвидо, — цедит он сквозь зубы, — иногда я гадаю, не привели ли все те полученные тобой удары по голове к тому… хоп! Он возвращается. Быстро… Трутень?

— Да, Нунцио? — отзывается наш юный маг, удивленно моргая оттого, что его внезапно включили в беседу.

— Приготовь свое заклинание «Развей», и когда я кивну тебе… швырни его в хозяина.

— В хозяина? Зачем?

— Трутень… просто сделай это. Ладно? — вмешиваюсь я, усвоив по опыту, что дольше прослушивания одной из лекций Нунцио может быть только попытка вырвать у него прямой ответ, когда он пытается дать тебе самому дойти до сути.

Трутень начинает было что-то говорить, потом затыкается, пожимает плечами и начинает бубнить и бормотать как всегда, когда готовится применить магию.

— Вы еще здесь? — вопрошает хозяин, снова материализуясь около нашего столика. — Я не желаю быть вынужденным снова повторять вам! Убирайтесь сейчас же, пока я не позвал полицейских!

— Не думаю, — говорит, разглядывая потолок, Нунцио.

— ЧТО??!!

—… Фактически, я подумывал, что нам возможно, захочется сделать ваше заведение своим вторым домом… если вы понимаете, что я имею в виду.

— Вот как?! Думает, раз вы в армии, так вам можно делать все, что вздумается, да? Ну, так позволь мне тебе кое-что сообщить, солдатик. Я, между прочим, честно платящий налоги член общины и у меня хорошие отношения с властями, а демонов в этих краях не слишком жалуют, независимо от того, солдаты они, или нет. Фактически, не могу придумать ни одной веской причины, почему мне не следует тотчас же вызвать полицию и попросить ее выволочь вас всех отсюда!

— А я могу, — улыбается Нунцио, и кивает Трутню.

По этому сигналу Тру-Тень расправляет плечи, поджимает губы и выпускает в цель свое заклинание «Развей» и…

— Что за…

— БОЖЕ МОЙ!!!

— Гляди-ка…

Причина этого всплеска удивления и недоверия со стороны нашей команды вызвана тем, что, несмотря на все, проведенное с ним время, мы с Нунцио как-то не удосужились уведомить или иначе подготовить их к восприятию концепции демонов… а как раз с этим они внезапно и столкнулись. То есть, как только Трутень завершил свое заклинание, в воздухе вокруг хозяина возникла рябь и вместо скользкого местного типа он теперь выглядел точь в точь как…

— Девол! — говорю я, скрывая собственное удивление.

На самом-то деле я немного досадую на себя от того, что сам не вычислил этого. Я хочу сказать, ведь как бы он там ни выглядел, едва я увидел его, мне все думалось, что он ведет себя словно девол.

Однако реакция на это открытие нашей команды не идет ни в какое сравнение с реакцией хозяина.

— ЧТО ВЫ ДЕЛАЕТЕ!!?? — визжит он, отчаянно озираясь по сторонам, и обнаруживая, что присутствуем в заведении только мы. — ХОТИТЕ, ЧТОБЫ МЕНЯ ЛИНЧЕВАЛИ???

И с этими словами он смывается, предоставляя нам с Нунцио разбираться с замешательством, вызванным удалением его личины.

— ЭТО БЫЛ ДЬЯВОЛ!!!

Я не улавливаю кто именно изрекает данное конкретное наблюдение, так как его произносят у меня за спиной, а придушенная, булькающая природа голоса делает положительную идентификацию отнюдь не легкой задачей. Тем не менее ответ я выдаю без труда.

— Знаю. Именно так я прежде и сказал, — объясняю я.

— Нет, ты сказал, что он да-вил, — хмурится Майжук.

— Какая же разница, пожимаю плечами я.

— Слушайте, — Осса подымает руку, прося остальных умолкнуть. — Вы, ребята, намерены сообщить нам, что здесь происходит, или нет?

— Гвидо, — говорит Нунцио, мотнув головой в сторону, куда удалился хозяин. — Почему бы тебе не сходить и не переговорить с нашим хозяином, пока он не слишком оправился от нашего маленького сюрприза, в то время, как я попытаюсь объяснить нашим коллегам правду жизни.

Меня это вполне устраивает, так как я не разделяю любви кузена к длинным и путанным объяснениям и рад избавиться от того, что обещает стать для него классической возможностью поразглагольствовать. Кроме того, не так уж часто выпадает шанс прищучить девола, а так как в тех немногих случаях, при которых я присутствовал, мною обычно командовали финансовые киты из команды корпорации «М. И. Ф. », я с нетерпением дожидался редкой возможности продемонстрировать собственные таланты вести переговоры. Конечно, мне приходит в голову, что единственным свидетелем данного экзерсиса будет тот самый индивид, которого я зажимаю в тиски, а он, несомненно, не особенно оценит мое изящество. Однако, выполнение наилучших операций в отсутствие свидетелей — одна из несчастных и несправедливых реалий моей профессии, и я давным давно покорился бремени анонимности… говоря себе, что если бы я хотел быть хорошо известным преступником, то мне следовало бы заняться политикой.

Хозяин исчез словно домушник при звуке колокольчика, н я вскоре обнаруживаю его в небольшом кабинете за баром. Он держит одну из тех круглых коробочек с зеркальцем в крышке, вроде тех, какими пользуются девахи, проверяя свою косметику, только вместо пудры и цветной туши у него там, похоже, всего лишь пара циферблатов. Глядя в зеркальце, он чуть подкручивает циферблаты… и носимая им прежде личина постепенно снова фокусируется, приводя меня к выводу, что это какое-то магическое устройство. Если вам кажется, что мне понадобилось очень долго приходить к такому выводу, то вы делаете ошибку, недооценивая скорость моего мышления. В мой анализ входило и определенное количество размышлений о том, не может ли такое устройство пригодиться и мне самому… так же, как не лучше ли мне приобрести собственный приборчик, или просто включить в повестку переговоров этот.

Эта штуковина явно действует и как обычное зеркало, так как хозяин внезапно меняет угол, под которым держит его, так, что мы видим в зеркале друг друга, а затем резко захлопывает его и поворачивается лицом ко мне.

— А тебе чего надо?! — рычит он. — Разве тебе мало того, что ты уже со мной сделал?

Я даже не утруждаю себя попыткой указать, что чары личины с него снял не я, так как за время проживания на Деве хорошо усвоил, что если деволы активно не заняты продажей товаров, чем они, к счастью, заняты почти постоянно, то бывают крайне неприятными и неразумными субъектами, которые никак не соглашаются, что простая логика — достаточная причина перестать жаловаться. Однако, на разумные доводы они все же откликаются.

— Я пришел в качестве посланца мира, — говорю я в попытке достичь справедливого урегулирования наших разногласий.

В ответ на это девол просто издает неприличный звук, который я великодушно игнорирую и продолжаю.

— Я бы предложил вам встретить наше предложение с равным стремлением к миру… ввиду того, что продолжение вражды между нами, несомненно, приведет к тому, что мы с моими коллегами разгромим это ваше прекрасное заведение…

— Что? Мое заведение? — моргает владелец и рот у него продолжает открываться и закрываться, словно у вытащенной из воды рыбы.

—… Также, как мы доведем новость о том, что вы девол до сведения властей, которыми вы нам так невежливо угрожали… и всех прочих в городе, кто захочет слушать. Поняли мою мысль?

Вот теперь я взял этого шута за жабры и мы оба это понимаем. И все же он собирается с силами, словно шатающийся от ударов, как пьяный, чемпион по боксу, дерясь больше из доблести и по привычке, чем из-за какой-то надежды победить.

— Вы не можете этого сделать! — говорит он, заставляя свой рот заработать достаточно хорошо, чтобы издать хотя бы бессвязное лопотание. — Если вы сдадите меня как демона, то я вас тоже изобличу! В конечном итоге нас всех убьют, или по меньшей мере выгонят из города.

— Вы проглядели одну важную разницу в наших обстоятельствах, — ухмыляюсь я ему. — Хотя я и признаю, что мы с моим кузеном немного попутешествовали по измерениям, по воле случая это конкретное измерение Пент является нашей родной территорией. Внешность, которую вы видите, вполне истинная, а не личина, и поэтому любую попытку обвинить нас в том, что мы из иного измерения, будет трудно доказать, так как мы не оттуда. С другой стороны, вы, лишившись личины, столкнетесь с немалыми трудностями, убеждая присяжных или толпу линчевателей, что вы из здешних.

Я думал, что уж это-то положит конец всякому сопротивлению со стороны хозяина бара, но тот вместо этого выпрямляется и хмурится, и глаза у него приобретают злой блеск.

— Вы из этого измерения? Вы, случайно, не знаете одного местного мага и демона по имени Скив, а?

Как я уже говорил, я достиг своего нынешнего возраста и положения не потому, что впадал в панику при перекрестном допросе или переоценивал необходимость говорить всю правду. Мне ясно, что этот девол почему-то имеет зуб против Босса, и поэтому, избегая по привычке любых ложных утверждений, которые могут привести к обвинению в даче ложных показаний под присягой, я в то же время заботливо не признаюсь в своих действительных отношениях с данным индивидом.

— Скив? — драматически морщу я лоб, как научился делать в театре. — Думается, я мог слышать это имя, пока работал на Базаре, но в последнее время я его не слыхал.

— Очень жаль, — бурчит почти про себя девол. — У меня к этому пентюху должок в одну-другую услугу. Я провел из-за него пару лет в качестве статуи под тучей голубей. Фактически, я бы до сих пор там стоял, если бы не… но это уже другая история, если вы знаете, что я имею в виду.

Конечно, благодаря работе с Боссом я точно знаю, что он имеет в виду… что повесть о его спасении будет выброшена на рынок как-нибудь отдельно, в виде рассказа, с целью получить дополнительный доход и одновременно поспособствовать сбыту этих книг. Конечно, признаться в таком понимании значило бы выдать себя с головой, и поэтому я решаю вместо этого сменить тему.

— Да, разумеется. Кстати, коль речь зашла об именах, то какое, собственно, у вас? Я имею в виду ваше настоящее имя, а не кликуху Абдул.

— Что? О! Сварлий… или так, во всяком случае, меня звали, когда я был желанным гостем в своем родном измерении, на Деве.

Имя это казалось каким-то знакомым, но я решаю, что хорошего понемножку, и твердо перевожу к непостредственно волнующей нас теме.

— Ну, а меня звать Гвидо, а моего кузена, что разговаривал с вами там, за столом — Нунцио… и, по-моему, мы обсуждали условия нашего мирного сосуществования с вами?

Сварлий чуть склонил голову набок, пристально изучая меня.

— Знаешь, — говорит он, — ты говоришь, словно работающий на Синдикат. Фактически, теперь, когда я думаю об этом, мне, кажется, вспоминается, как я что-то слышал про попытку Синдиката внедриться на Базаре.

— Да? И что же?

— И то, что я уже вношу Синдикату ежегодную плату за защиту, и не понимаю, с какой стати я должен терпеть, как из меня вытрясают что-то лишнее.

Эта информация о том, что Синдикат действует в этих краях, вызывает, мягко говоря, беспокойство, но мне удается не проявить ни удивления, ни нервозности.

— В самом деле? — говорю я. — А скажите-ка, ваш местный торговый представитель Синдиката знает, что вы девол?

— Ладно, ладно! Довод уловил, — подымает руку Сварлий. — Что вы хотите за сохранение в тайне этих сведений?

— Ну, поскольку мы собирались сделать на какое-то время это заведение нашей точкой, то, думаю, мы можем, в порядке вежливости, защитить ваш секрет.

— В самом деле?

— Разумеется, — улыбаюсь я. — Конечно, нам было бы приятно, если б вы в обмен распространяли гостеприимство вашего заведения на нас и наших друзей… в порядке вежливости.

— Понимаю, — растягивает он губы в кривую линию. — Ладно, полагаю, у меня нет большого выбора. Дешевле будет ставить вам бесплатно выпивку, чем переселяться и начинать его с нуля. Я буду ставить вам бесплатно выпивку, и, возможно, иногда закуску. Но комнаты наверху отпадают. Если я начну сдавать их вам даром, то в любом случае вылечу в трубу. Только благодаря получаемой с них прибыли это заведение и держится на плаву.

— Комнаты?

— Да. У меня наверху несколько комнат, которые я сдаю клиентам на почасовой основе, так, чтобы они могли… уединиться с любыми интересными людьми, с какими им доведется здесь встретиться. Видите ли, по вечерам тут становится весьма оживленно. Это один из наиболее популярных баров встреч в городе.

— Вы хотите сказать, что по вечерам у вас здесь работают девахи?

— Конечно, нет! Бывающие здесь женщины имеют постоянную высокооплачиваемую работу и им и во сне не приснится взимать плату за удовольствие пообщаться с ними.

— Значит, клиенты платят вам за комнаты, а не за девок, — говорю я. — На мой взгляд, это прекрасный порядок.

— Не настолько прекрасный, — поспешно поправляет Сварлий. — Однако это помогает выплачивать арендную плату.

— Ладно. Думаю, мы можем удовольствоваться выпивкой и закуской, — пожимая плечами я. — Пошли в бар, Сварлий, и я позволю тебе поставить мне выпивку, чтобы показать полное отсутствие тяжелых чувств.

— Ах, как вы добры, — бурчит девол, но следует за мной из кабинета.

— Думаю, шампанское подойдет для скрепления нашего соглашения, не так ли? — говорю я. — Белое шампанское.

— Белое шампанское?

— Конечно, — улыбаюсь я, радуясь случаю щегольнуть знаниями и культурой. — Ведь здесь же суси-бар, не правда ли? Думаете, я не знаю, какого цвета шампанское идет с рыбой?


Содержание:
 0  Корпорация М. И. Ф. в действии : Роберт Асприн  1  ГЛАВА 1 : Роберт Асприн
 2  ГЛАВА 2 : Роберт Асприн  3  ГЛАВА 3 : Роберт Асприн
 4  ГЛАВА 4 : Роберт Асприн  5  ГЛАВА 5 : Роберт Асприн
 6  ГЛАВА 6 : Роберт Асприн  7  ГЛАВА 7 : Роберт Асприн
 8  вы читаете: ГЛАВА 8 : Роберт Асприн  9  ГЛАВА 9 : Роберт Асприн
 10  ГЛАВА 10 : Роберт Асприн  11  ГЛАВА 11 : Роберт Асприн
 12  ГЛАВА 12 : Роберт Асприн  13  ГЛАВА 13 : Роберт Асприн
 14  ГЛАВА 14 : Роберт Асприн  15  ГЛАВА 15 : Роберт Асприн
 16  ГЛАВА 16 : Роберт Асприн  17  ГЛАВА 17 : Роберт Асприн
 18  ГЛАВА 18 : Роберт Асприн  19  ГЛАВА 19 : Роберт Асприн
 20  ГЛАВА 20 : Роберт Асприн  21  Использовалась литература : Корпорация М. И. Ф. в действии



 




sitemap