Фантастика : Юмористическая фантастика : МИФОнебылицы. МИФальянсы : Роберт Асприн

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  32  34  36  38  40  42  44  46  48  50  52  54  56  58  60  62  64  65

вы читаете книгу

Легендарная корпорация М.И.Ф. снова принимает участие в самом жульническом межгалактическом конкурсе красоты! Гвидо, Тананда и Корреш спасают Дона Брюса от конкурирующей группировки самым немыслимым образом! Ааз и Маша – судьи в самом невероятном состязании за руку принцессы, какое видели миры! И наконец, одно из самых сложных дел Скива и K° – дело об усмирении десяти извергинь, поставивших на счетчик мирную цивилизацию Вух!

Поклонники Роберта Асприна!

Не пропустите!!!

Посвящается нашим любимым кошкам, Кассандре и Лила, Камео и Чернышу. Поскольку мы сами больше не можем их баловать, да найдут они лучшее место, где неизменно будут получать консервированного тунца, чистый песочек, теплую подстилку и птиц, за которыми они могли бы следить, и более добросовестных хозяев, чьи руки привыкли гладить животных, а не стучать день и ночь по клавиатуре компьютера.

МИФОнебылицы

Посвящается нашим любимым кошкам, Кассандре и Лила, Камео и Чернышу. Поскольку мы сами больше не можем их баловать, да найдут они лучшее место, где неизменно будут получать консервированного тунца, чистый песочек, теплую подстилку и птиц, за которыми они могли бы следить, и более добросовестных хозяев, чьи руки привыкли гладить животных, а не стучать день и ночь по клавиатуре компьютера.

Как получилось, что мы с Робертом Асприном взялись сочинять новые МИФОприключения?

Вы с ним непременно должны работать вместе, – посоветовал один из наших общих друзей. – У вас прекрасно получится.

Помнится, мы тогда обменялись выразительными взглядами, с одинаковым подозрением на лице у каждого, как та пара котов, которых хозяева принесли поиграть друг с дружкой, велев при этом хорошо себя вести. «О, Бутуз ни за что не обидит Пушинку! Видите, они уже подружились!» – умиляется один из владельцев, пока коты приглушенно ворчат друг на друга. Пушинка уже приготовилась пустить в ход острые как иголки коготки. Бутуз демонстрирует не менее острые зубки. Кстати, одно ухо у нашего героя порвано. Хвост его ходит ходуном из стороны в сторону. Пушинка замечает это движение и неожиданно выгибает спину. Бутуз таращит на нее глаза и прижимает к голове уши.

И тут кто-то деликатно гасит свет.

Когда свет зажигается снова, один из котов лижет другому ухо. Оба довольно мурлычут. Нам, конечно, неизвестно, что произошло в промежутке между этими двумя сценами, но давайте назовем это так – сдача территории. Правда, хозяева теперь не столь спокойны и не столь уверены в своей правоте, как ранее, зато коты явно подружились, пусть даже на своих кошачьих условиях.

Я всегда была искренней почитательницей творчества Боба. Да и как не любить того, чья самая известная книга – это парафраз одной из наиболее популярных комедийных реплик нашего времени. Цитаты, предваряющие главы, неизменно вызывали у меня приступы гомерического хохота. Сама же история достойна пера Сервантеса. Я еще тогда поняла – за много лет до знакомства с ее автором – передо мной страстный поклонник юмора, как и я. Мне нравилось, как тонко Боб выстраивает комические эпизоды. Мне нравились его герои. И скажи мне кто тогда, что мы будем работать вместе, что я буду трудиться бок о бок с таким удивительным человеком, автором «Еще одного великолепного МИФа», я бы расхохоталась в ответ и вернулась к своей на редкость вредной работе.

Боба я знала также благодаря нашему общему интересу к Обществу Креативного Анахронизма. Ни он, ни я сейчас не принимаем активного участия в его работе, с той разницей, что Боб отошел от дел еще раньше меня, вернее, еще до того, как в Общество вступила я. Длинной и обросшей всякого рода анекдотами стала легенда о Тошнотворном Янге, основателе Темной Орды и Лояльной Оппозиции Короне. Насколько мне известно, из его уст при августейшем дворе, где собирались особы королевской крови и аристократы, можно было услышать фразу «с должным неуважением к вашему величеству». Хотя все они относились к собственной персоне с величайшей серьезностью, однако, сняв шелковые одежды, отправлялись выполнять свою ничем не примечательную повседневную работу. Боб стал той иголкой, что проткнула пузырь их самомнения.

Его имя гремело на конференциях по научной фантастике; он пел под гитару на вечеринках и капустниках, пил ирландское виски и занимал у стойки бара самое почетное центральное место; он был знаменит своим колоссальным успехом у женщин. Возможно, вам это неизвестно (хотя, может быть, и да – за последние годы Боб сделался чем-то вроде знаменитости), но он самый большой любитель целования дамских ручек всех времен и народов. Почти у всех, с кем я знакома, имеется про него не одна, так другая история. Некоторые из невероятных басен случились на самом деле, но большинство – просто-напросто городской фольклор. (У меня есть все причины утверждать, что это всего лишь городской фольклор.) Боб и еще несколько человек создали Дорсайскую Гвардию и Дипломатический корпус клингонов – организации, принадлежность к которым покрывает вас вечным почетом и славой.

Неудивительно, что, наслушавшись самых невероятных историй, я буквально трепетала, получив впервые приглашение в дом к Бобу, что в городке Энн Арбор, штат Мичиган. Он и его тогдашняя жена Линн Эбби, как старые и добрые знакомые моего тогдашнего жениха – а ныне мужа – Билла, приложили все усилия, чтобы я почувствовала себя как дома.

Оба они приветливые, гостеприимные люди. Боб и Линн втянули меня в разговор. Я сидела, в буквальном смысле слова вытаращив от удивления глаза, пока они при мне болтали о своих друзьях, словно те самые обыкновенные люди. Имена, которыми они сыпали, для новичка вроде меня сродни легенде – Гордон Р. Диксон, «крестный отец» так называемого дорсайского цикла; Венди и Ричард Пини из «Эльфквеста»; великий Пол Андерсон, Каролина Дженис Черри, Джордж Такей и много-много других. В то время Боб и Линн все еще редактировали и сочиняли серию «Мир воров», антологию общих миров, которая легла в основу всех последующих произведений на эту тему. Они побывали там, куда я даже не мечтала попасть. Я была новичком в литературном мире, однако Боб и его жена держались со мной на равных. За это я их просто боготворила. Поверьте мне, немногие из тех, кто изведал вкус успеха, бывают столь великодушны и просты в общении.

У нас с Бобом нашлось много общего. Каждый не только был «чувствительной» половиной в собственном браке. И он, и я питаем немалую слабость к кошкам. Нам обоим нравятся замечательные фильмы, сделанные в лучших традициях водевиля, например, с участием братьев Маркс, а также с вышеупомянутыми Лорел и Харди, и вообще все хорошие комедии. Мы оба без ума от Дэмона Райана, чьи истории легли в основу мюзикла «Парни и куколки». Нам обоим нравится диснеевский мультик «Спящая красавица», хотя его любимая героиня злая ведьма, а у меня – добрые феи. А еще мы оба обожаем шить и вышивать (вы не поверите, но Боб в этом деле настоящий мастер). А еще… в общем, и он, и я обожаем писать смешные вещи.

Когда же было сделано судьбоносное предложение (оно так и напрашивалось само собой) на тот счет, что мы должны хорошенько подумать, а не написать ли нам совместную вещь, я в принципе была не против. В его произведениях мне больше всего нравится одна вещь – Боб умеет быть ужасно смешным, просто невероятно смешным, не будучи при этом до противности остроумным и не притягивая шутку за уши до тех пор, пока она не испустит дух. И хотя в историях Боба присутствуют элементы старой доброй комедии, его герои отнюдь не глупы. Ошибки если и совершаются, то скорее по наивности или по неведению. Сама ситуация развивается и закономерно, и одновременно комично. Боб наделяет своих героев мудростью, верностью, душевным теплом. Вам наверняка захотелось бы побыть в их компании. Как, например, мне.

Однажды в январе Боб приехал к нам домой: своего рода подвиг, акт высочайшего доверия, поскольку с некоторых пор он живет в Новом Орлеане, мы же обитаем в пригороде Чикаго. Пока мы с ним говорили, мой муж стоял поблизости, словно судья во время боксерского поединка, на тот случай, если дело примет далеко не мирный оборот. Однако ничего такого не произошло. Я встретила Боба с должным уважением и почетом, отдав дань его опыту и литературным достижениям. Он же отнесся ко мне как к новичку, уже завоевавшему неплохую репутацию. Успокоенный Билл вернулся к себе в кабинет, чтобы и дальше играть там в компьютерные игры, а мы с Бобом взялись обмениваться идеями.

Нашим первым совместным детищем стала книжка «Отозванная лицензия». Мы вместе проработали сюжет и персонажей и решили, кто что напишет. Боб, пока писал свои части, все время что-то менял. И в результате, мы надеемся, вышло неплохо. Правда, в конечном итоге получилась вещь несколько более длинная, чем те, что обычно выходили из-под его пера, и короче, чем из-под моего. Однако сюжет в общем и целом развивается примерно в том направлении, как мы и задумывали, хотя структура книги и ее злодеи существенным образом поменялись. Мне понравилось, какими у нас получились главные герои. И я согласна сделать с Бобом еще что-нибудь – чуть позже.

До настоящего времени МИФОнебылицы какое-то время лежали без движения. У Боба был контракт на двенадцать книг, из которых он сделал две с издательством «Доннинг Старблейз», где первоначально вышли его МИФОприключения. А поскольку из этой затеи мало что получилось, прошли годы, прежде чем удалось вернуть права на одиннадцатую и двенадцатую. Однако как только это стало возможным, и права купило издательство «Мейша Мерлин», к этой серии вновь проснулся интерес, и ее решили продолжить сверх задуманных двенадцати. Однако у Боба имелись и другие проекты, которые он хотел бы реализовать. Вот ему и предложили: как только он закончит работать над книжками «Миффия невыполнима» и «Корпорация М.И.Ф.», мы с ним вновь приступим к сотрудничеству и выпустим несколько совместных книжек.

Поскольку эта серия – особое детище Боба, мы решили для начала произвести несколько «пробных залпов». И в результате получили эти три коротких рассказа. Они продолжают темы «Корпорации М.И.Ф.» и подводят к действию нашего первого романа, который вот-вот должен увидеть свет – «МИФальянсы».


Джоди Линн Най

Тушите свет

Было интересно прочесть предисловие, написанное Джоди. (Совет писателя: если вы сочиняете лишь одну из двух частей предисловия, пропустите партнера вперед. Тогда вам останется сделать самую малость – либо с ходу отметайте все им сказанное, либо поддакивайте: мол, все правильно.) Единственная беда – я с трудом узнавал самого себя.

Ну да ладно. Я отлично понимаю, что все эти предисловия по идее должны продемонстрировать, как собратья по перу любят друг друга, как «было здорово работать вместе», однако, как и во всем, в этом тоже есть свой предел. Можно сказать, что мое заявление на принятие меня в ряды святых отвергнуто, хотя по большому счету я его и не подавал. С одной стороны, потому, что у соответствующих инстанций хватает других, куда более важных дел, нежели тратить свое драгоценное время на чтение каких-то писулек. С другой – я привык к тому, что мне платят, и притом вполне прилично, за сочинение всяческих небылиц.

Ну а поскольку мне не чужды хорошие манеры, и я люблю сочинять юмористические произведения, люди почему-то считают, что я «добрый малый». Что ж, наверно, они по-своему правы, хотя лишь до известной степени. Потому что дальше я встаю на защиту себя, любимого. Что, к сожалению, включает и мои произведения.

За долгие годы я обнаружил один любопытный нюанс: чем дольше пишешь юмористические вещи, тем тоньше начинаешь понимать, что, собственно, действительно смешно, а что нет. И тем сильнее проникаешься мыслью, будто обладаешь уникальным, легко узнаваемым стилем. Полагаешь, что даже читатели ожидают его от любого произведения, вышедшего из-под твоего пера.

Все это в принципе сводится к одному – когда дело доходит до творческого сотрудничества, особенно по части юмора, я подчас бываю жутким, редкостным занудой. Мне обычно кажется, что если я перестану третировать своих соавторов (даже после самых снисходительных интерпретаций происшедшего), я все равно «ужасно упрям», когда дело касается «обсуждения» той или иной шутки или сцены. Когда же речь идет о двух моих самых популярных героях, а именно Аазе или Скиве, ситуация порой граничит с кошмаром. Я это упоминаю не для того, чтобы принизить себя, а чтобы читателю стало понятно, через что вынуждены проходить мои партнеры по перу. По крайней мере вам должно быть понятно, сколько такта проявила Джоди, говоря о том, что кто-то «деликатно погасил свет».

В общем, в свете того, что я только что сказал, повторю: работать с Джоди истинное удовольствие… даже тогда, когда наши с ней воспоминания о том или ином событии существенно разнятся.

Например, мне тоже запомнился ее приезд к нам с Линн в Энн Арбор, однако мне почему-то кажется, что первая встреча произошла на конференции, посвященной ролевым играм. Это случилось еще в те дни, когда я посещал по два-три десятка конференций в год, лишь бы только мое имя отложилось в памяти читателей – я бывал на конференциях любителей комиксов, на конференциях любителей сериала «Стар трек», на конференциях, посвященных компьютерным играм и научной фантастике.

Помню, Джоди сидела за столиком, где на показ публике рисовала миниатюры, и, как мне помнится, я тогда получил от нее несколько дельных советов о том, как работать сухой кистью. То была мимолетная встреча, и поэтому я не удивляюсь, что Джоди ее не запомнила. Возможно, следовало уделить ей чуть больше внимания, однако я знал, что она кое-что делает для Билла Фосетта, который на тот момент был моим другом, и в конечном итоге стал ее мужем, а также моим издателем. (Совет начинающему писателю: если вам вздумалось пофлиртовать с кем-то на конференции, постарайтесь выбрать объект внимания, который не является подружкой, невестой или женой вашего издателя. Это может существенно отразиться на ваших тиражах – гораздо сильнее, нежели подобная встреча с читателем.)

Еще одно интересное совпадение: мы обнаружили, что оба имеем некоторое отношение к театру. Я всегда, помимо написания книг, особенно юмористических, подрабатывал, сочиняя пьески для радиотеатра, где вы лишены возможности принимать во внимание реакцию слушателей. Я даже берусь утверждать, что писатели-юмористы поначалу оттачивают свои перья, работая перед «живой» аудиторией, с тем чтобы научиться тонко улавливать чувство комического, прежде чем все это перенести на бумагу. И хотя мне с моей вспомогательной ролью в постановке «Музыканта» далеко до роли Несчастной Уинифрид, сыгранной Джоди в постановке «Как-то раз на матрасе», думаю, этот наш общий жизненный опыт сыграл свою роль в том, что мы с ней впоследствии стали соавторами.

Как бы то ни было, Бутуз и Пушинка теперь мирно играют вместе, и отдельные случаи топорщения усов и выгибания спин случаются, лишь когда поблизости нет никого, кто надрал бы нам за это уши. Джоди не только на редкость талантливый писатель, с которым работать вместе – одно удовольствие, она еще и настоящий боец, умеющий отстоять в словесном поединке свою точку зрения. И хотя все эти три качества не являются абсолютной необходимостью, тем не менее все они желательны для партнера по творчеству.


Роберт Линн Асприн

МИФФ конгениальность

В дверь позвонили. Я открыл, будучи облаченным в свой самый омерзительный прикид.

– Ну и?.. – спросил я у двух маленьких ребятишек, которые, открыв рты, уставились на одноглазого седого старикашку с пятью зубами, косматыми патлами и сморщенным лицом. По одежде старичка ползали всяческие насекомые.

Мальчишки отпрянули на шаг.

– Скажите, дом с привидениями открыт? – поинтересовался тот, что постарше.

– Да, – добавил второй, таращась на меня любопытными глазенками. – Мы пришли посмотреть на монстров!

– Монстров? – переспросил я, искренне удивившись.

– Да. На страшных драконов и единорогов, и чтобы были скрипучие полы и все такое прочее! Нам об этом в городе рассказывали.

– Ишь чего захотели, – буркнул я.

А сам краешком глаза покосился на своего любимца, домашнего дракона Глипа, и, кстати, вовремя, потому что этот негодник тотчас устремился к двери. Я был вынужден упереться ему в грудь ногой, лишь бы он не высовывал носа на улицу.

– Нет здесь никаких монстров!

В это мгновение Лютику захотелось узнать, что там происходит у входной двери, а остановить упрямого единорога – это вам не какого-нибудь малютку-дракона, вечно путающегося под ногами.

– Нет тут никаких монстров. Есть лишь дряхлый законопослушный старикашка, который живет здесь один-одинешенек.

По глазам мальчишек я понял, что они порядком сдрейфили. Я задумчиво улыбнулся. Они тотчас в страхе попятились назад.

– Всего лишь одинокий старикашка, которому скучно и который обожает принимать гостей. Прошу меня извинить.

С этими словами я громко захлопнул у них перед носом дверь – опять-таки вовремя, потому что Лютик уже было высунул у меня из-под мышки мордочку.

– Да прекратите же вы наконец! – не выдержал я, потому что с одной стороны мне в бок носом тыкался малютка-дракон, а с другой – любопытный единорог.

Вид у обоих был ужасно обиженный.

– Кому говорят – не высовывайтесь! А теперь вот вас видели городские мальчишки. Нет, ну кто бы мог подумать! Дом с привидениями! И им еще вздумалось заглянуть, что внутри! Да, жаль, что сейчас тут нет Банни!

Банни, моя бывшая бухгалтерша, когда-то жила со мной здесь, в старой придорожной гостинице – заправляла интерференциями и вообще вела дом, чтобы я тем временем мог спокойно продолжать свои магические исследования. Несколько дней назад она укатила в отпуск. Лишь когда Банни уехала, мне стало понятно, как тоскливо одному в огромном доме. Одному, если не считать моих шумных питомцев.

Я сбросил с себя личину. У меня такая привычка – я всегда надеваю личину, прежде чем открыть дверь. Потому что моя обычная внешность, не произвела бы ни на кого на Пенте ровным счетом никакого впечатления. Начнем с того, что я молод, высок, но довольно тощ, с густой рыжей шевелюрой. А еще мне не раз говорили, что мои голубые глаза чем-то напоминают глаза Глипа. Когда я посмотрел в зеркало, мне никак не удалось разглядеть у своего зеркального отражения того же невинного и любопытного выражения, что и у моего питомца-дракона, однако Ааз уверял меня, что оно там присутствует. Никто бы в нашей дыре не поверил, что когда-то меня называли Великим Скивом, или Скивом Великолепным, королем магов и магом королей.

Я улыбнулся своим питомцам.

– Все в порядке, ребята. Пора обедать!

Повар из меня никакой – у себя на Базаре-на-Деве я привык к тому, что достаточно высунуть голову из палатки, как тотчас перед носом окажется что-нибудь этакое из экзотической кухни любого измерения. Нечто такое вкусное, что просто пальчики оближешь; нечто такое, на что даже страшно взглянуть или что даже страшно понюхать, и что не идет ни в какое сравнение с моим маскировочным прикидом. Моя собственная стряпня по степени омерзительности располагалась где-то между, но Глип ест все, а Лютику довольно подножного корма.

Кухня, как и полагается таковой в доме, рассчитанном на сотню гостей, была огромна. У меня в духовке – в таких еще пекут хлеб – всегда поддерживался небольшой огонь; я не любил разводить его в огромном очаге, который занимал целую стену, общую с остальным трактиром. Обычно мы ели за скромным столом, задвинутым в небольшую нишу – здесь было тепло и уютно. Соблюдать хорошие манеры не имело никакого смысла хотя бы потому, что у нас никогда не было постояльцев, так что я мог сидеть, привалившись к стене.

Я поставил на стол рагу, которое до этого вовсю кипело и булькало в котелке под закрытой крышкой среди угольев в очаге. Одна щедрая порция для меня, пять – для Глипа (надо сказать, этот негодник еще подкармливается всякими грызунами в амбаре, но я делаю вид, будто ничего про это не знаю). Рагу не подгорело, чему я был чертовски рад, поскольку с припасами у нас туго.

Отправиться в город за покупками значило привлечь к себе любопытные взгляды торговцев и горожан – они тотчас начинали судачить о том, кто я, откуда и вообще что делаю в этой старой придорожной гостинице. Когда-то мне казалось, что они таким образом проявляют дружелюбие, однако опыт заставил усомниться в этом. Теперь я отнюдь не уверен в их добром расположении к моей персоне. Я начал избегать ответов на вопросы и вместо этого сам принимался расспрашивать любопытных о том, как у них обстоят дела, отелилась ли их лучшая молочная корова и так далее. И меня потихоньку начали считать славным малым – кем-то вроде мальчика на побегушках у старика из придорожной гостиницы, однако никто обо мне так ничего толком и не узнал. Меня это вполне устраивало, хотя бы потому, что я и сам не готов пока ответить на все эти вопросы.

– Недурно, – произнес я, воздавая должное рагу из мяса белок и крыс.

Животных, которых мы употребляли в пищу, я ловил капканами в близлежащем лесу. Я также выращивал кое-какие овощи – умение, которому когда-то выучился у отца-фермера. Мать обучила меня стряпне, и за долгие годы я взял на вооружение некоторые советы из кулинарных книг. Глип сунул морду в тазик для мытья посуды, служащий ему тарелкой, когда он ест дома. Из тазика донеслось счастливое чавканье.

Я огляделся по сторонам в поисках меха с вином и удовлетворенно отметил про себя, что тот оказался наполовину полон. Я налил себе стаканчик. Вот почему я не выпил больше того, что мне полагается. Что ж, кажется, потихоньку я начинаю избавляться от дурных привычек. Эх, жаль, что со мной нет Ааза, он бы оценил это по достоинству.

Откуда-то из середины кухни донеслось громкое «бамс»! Я тотчас вскочил на ноги и вытащил из-за пояса нож. Дело в том, что перемещения между измерениями обычно сопровождаются всякого рода заклинаниями, чарами и прочими магическими устройствами, которые приводятся в действие, когда возникает необходимость перенестись в другой мир. Ведь у меня есть не только друзья, но и враги.

На мое счастье это оказалась Банни. На какую-то долю секунды я позволил себе расслабиться, но затем, увидев выражение ее лица, тотчас пулей выскочил из-за стола ей навстречу. Обычно безупречно отглаженная одежда Банни была помята, глаза заплаканные.

– Что стряслось?! – испуганно воскликнул я.

Я помог Банни сесть за стол и налил ей вина. Она тотчас осушила стакан одним глотком – такого раньше за чопорной Банни ни разу не замечалось.

Она посмотрела на меня своими огромными голубыми, но теперь покрасневшими от слез глазами. Я заметил, что на веках у нее корочкой засохла отвратительного вида зеленая паста. Ресницы перемазаны черной смолой и торчат во все стороны словно иглы.

– О, Скив, мне срочно требуется твоя помощь!

– Это для чего же? – нахмурился я. – С тобой что-то случилось во время отпуска?

Банни явно растерялась.

– Это не отпуск. Я отпросилась у тебя на несколько дней, чтобы повидать дядюшку. Дон Брюс просил меня об одной услуге. Он сказал, что не может доверить такое важное дело никому, кроме меня.

Дядюшка Банни, Дон Брюс, Крестный Отец Синдиката много лет назад поручил корпорации М.И.Ф. следить за его инвестициями на Базаре-на-Деве. Это он прислал ко мне Банни в надежде, что я на ней женюсь, и таким образом узы между его делом и моим станут еще крепче. Но я предпочитаю сам выбирать себе подружек, и должен признаться, что поначалу, когда только-только ее увидел, здорово ошибся в Банни. С тех пор я научился по достоинству ценить ее ум. Банни у нас выполняла роль бухгалтера. И если Дон Брюс посылал ее по каким-то делам, значит, дела того требовали.

– Он отправил меня раздобыть для него устройство под названием «Буб Тьюб» из измерения под названием Трофи, – тем временем продолжала Банни. – Я старалась, как могла, честное слово, Скив, но у меня ничего не вышло. Как оказалось, это выше моих сил. – Она скорчила жалобную гримаску и разревелась. – Честное слово, у меня ничего не вышло.

Я порылся в поисках чистого носового платка и сунул ей в руки.

– Ни за что не поверю, чтобы Дон Брюс поручил тебе такое опасное задание без мало-мальски надежной защиты и поддержки.

– О, Скив! Хотела бы я, чтобы оно оказалось опасным.

– Что? – не поверил я своим ушам. – Это почему же? Что такого ты должна была сделать?

Банни подняла лицо, перепачканное черной и зеленой краской.

– Приодеться, накраситься – да так, что в такой боевой раскраске никто бы и дракона не узнал, спеть, станцевать, гордо продефилировать в одном купальнике перед десятком судей с вытаращенными глазами и на протяжении всего этого – улыбаться от уха до уха!

– Но это же унизительно!

Я даже содрогнулся от ужаса. На ее месте я скорее отправился бы исследовать действующий вулкан.

– Это я и хотела сказать! – Банни разревелась белугой и нервно принялась теребить мокрый от слез платок. Обычно она прекрасно владеет собой, и меня ее реакция встревожила не на шутку. – Это так противно!

– А нельзя ли мне просто поехать туда под личиной предпринимателя и открыто познакомиться с владельцами этого самого «Буб Тьюба»? Глядишь, я и сумел бы договориться с ними. Я столько лет проработал с Аазом, что поднаторел в подобного рода делах. А если тут замешан Дон Брюс, не думаю, что проблема в деньгах…

Банни отрицательно покачала головой.

– Я бы мог попробовать его украсть. Конечно, мои таланты в этой области слегка увяли, зато, поскольку последнее время я практикуюсь в магии…

– Скив, это уже пытались сделать. Поверь, испробовали все, что только можно. Но другого способа заполучить эту штуковину нет. В том измерении нет никаких деловых встреч. Только конкурсы красоты. Как унизительно!

– Ну, не думаю, что это такая большая проблема, – заявил я, откидываясь на спинку стула. – Ты ведь вон какая красавица!

– Но не королева же красоты! Все остальные конкурсантки жульничают без зазрения совести, прости уж мне такое выражение, и мне ни за что не выиграть этот конкурс. А дядюшка возлагает на меня такие надежды! Скив, ты мне поможешь? В принципе я могла бы попросить Танду или Машу, но мне стыдно говорить им, через что мне пришлось или еще предстоит пройти, потому что они тоже женщины. Уж лучше довериться тебе.

– Разумеется, – успокоил я ее. – Но если у меня не получатся переговоры с этими ребятами, то могу предложить тебе хотя бы моральную поддержку и самую чуточку магии.

Вид у Банни был совершенно несчастный.

– Наверное, только это и поможет мне одержать победу.


Я собрал магические инструменты, которые, как мне казалось, могли нам с ней пригодиться. Глипу и Лютику оставил еды. Банни заверила меня, что я могу без проблем перемещаться между Трофи и Пентом, и мне не придется звать кого-то из друзей, чтобы те присмотрели за моими питомцами. Я, конечно же, мог взять эту сладкую парочку с собой, но от них был бы только лишний шум и неразбериха.

Вот уж чего-чего, а неразберихи хватало. И-Скакун доставил нас прямиком в гущу визжащей толпы. Я подскочил, полагая, что все вокруг так развопились, потому что им здесь что-то угрожает, однако оказалось, что это просто нормальные голоса нескольких сотен особей женского пола, и при каждой состоит от одного до целой дюжины парикмахеров и косметологов, помогающих им прихорашиваться.

Я огляделся по сторонам, рассматривая лица участниц конкурса. Было здесь несколько рогатых и краснокожих деволиц, одетых в красно-черные костюмы, не иначе, чтобы подчеркнуть цвет лица. Эти красотки бросали томные взгляды на каждого, кто имел неосторожность посмотреть в их сторону. Повсюду, ниже ростом и не такие стройные, сновали красно-розовые дамочки-джинны в давно уже вышедших из моды нарядах и с тоннами косметики на мордашках. В красотке с голубой кожей я узнал гремлиншу – она сидела, не шелохнувшись, пока над ней колдовали сразу четыре косметолога, накладывая на лицо разноцветную косметику. Видимо, по этой причине гремлинша казалась какой-то слегка размытой, словно портрет, выполненный акварельными красками. Пока я смотрел на нее, она то попадала в фокус, то вновь теряла резкость. Я также заметил несколько конкурсанток с Пента, включая и одного мужчину, загримированного, хотя и не слишком убедительно, под женщину. Были здесь представлены в изобилии и жительницы иных миров. И на лицах всех до единой участниц читалась решимость и, возможно также, легкая растерянность.

– Не иначе, как здесь задействована какая-то сильная магия, – прокомментировал я.

– Ты прав, – подтвердила Банни. – Посмотри, вон там, наверху.

И она указала куда-то в конец огромного зала. Почти под самым потолком, на высокой платформе высился прямоугольный кусок стекла, за которым мерцало магическое изображение. Я пригляделся и не смог оторвать глаз. Даже на таком расстоянии мне пришлось сделать над собой усилие, чтобы не смотреть в ту сторону.

– На эту стекляшку можно таращиться часами, и ничего с собой не поделаешь, – сообщила мне Банни. – Мой дядя не хотел, чтобы эта штука попала не в те руки.

– Например, в чьи? – поинтересовался я.

– Любые, кроме его собственных.

То, что Банни чуть помедлила с ответом, навело меня на мысль, что ее дядюшке эта штуковина понадобилась с какой-то определенной целью. А Банни, даже если ей что-то и было известно, явно не собиралась посвящать меня в его секреты.

Я внимательнее осмотрелся по сторонам. Зал – огромное помещение с высоким потолком – с трех сторон имел ряды зеркальных дверей. Посередине же четвертой стены куда-то в темноту уходила гигантская лестница, которую с обеих сторон украшал массивный черный бархатный занавес. В центре зала стояли несколько десятков столиков для наведения красоты. За каждым сидело по красотке или по крайней мере по участнице, которая наверняка считалась таковой в своем измерении, однако на мой взгляд, такая могла перепугать кого угодно до потери пульса. Недалеко от меня сидела одна такая дамочка-изверг, ужасно похожая на Пуки, только почти на фут выше ростом и наполовину уже. А если учесть, что Пуки редкостная худышка, то эта, надо сказать, не иначе как специально морила себя голодом для конкурса. Если же прибавить к этому полный рот шестидюймовых клыков, то красотка скорее походила на оскалившегося дракона. Ого, она еще и намазала рот губной помадой. Я даже ахнул.

– И чем я могу помочь? – спросил я у Банни.

– Наверное, ты заметил, Скив, как много вокруг всякой разной магии. Ты нужен мне, чтобы я случайно не оказалась в последних рядах.

Я пощупал пространство вокруг себя. Банни была права – непосредственно под залом проходила мощная силовая линия, которая вела прямо к лестнице. Интересно, подумал я, так было специально задумано с самого начала, еще при постройке здания? Я мог без труда подсоединиться к ней, однако обнаружил, что многие братья-маги уже сделали то же самое.

– Но ты же знаешь, что я еще не слишком далеко продвинулся в изучении магии, – попытался я найти себе оправдание.

Банни единственная из служащих корпорации М.И.Ф., кого я осмелился поселить у себя в заброшенной гостинице, где намеревался посвятить себя учению.

– Пока я набил руку только в иллюзиях, да освоил еще несколько небольших фокусов.

– Мне этого будет достаточно, – заверила меня Банни. – Главное, чтобы я выделялась из толпы, а это, как ты сам понимаешь, нелегко.

– Но ведь ты…

Отрицать очевидное было бессмысленно. Я сглотнул и ринулся вперед.

– Ты самая красивая женщина в этом зале. И если это действительно конкурс красоты, то ты выиграешь его в два счета.

– Будь все так просто, – возразила Банни, – какой был мне смысл втягивать тебя в это дело? Я бы и сама сделала все, о чем меня просил дядюшка, и никто бы ничего не узнал. Однако, признаюсь честно, мне в голову не пришло ни одной стоящей идеи.

– Что ж, постараюсь приложить максимум усилий, – пообещал я. – Итак, с чего мы начнем?

– Сначала займемся парадом красоты, – сообщила мне Банни. – Он начинается примерно через час. Я бы просила тебя прикрывать меня со спины.


Правда, на самом деле ее спина была совсем не прикрыта, как, впрочем, и все остальное тело. На Банни был весьма откровенный ярко-красный купальник. Надо сказать, этот цвет очень подходил к моему лицу. Признаюсь честно, я чувствовал себя гораздо более сконфуженным, чем она. Банни исчезла в раздевалке, но вскоре вновь появилась оттуда, на сей раз в легком халатике. Когда же она его сбросила, у меня в буквальном смысле из ушей повалил пар. Наряд Банни начинался на плечах, затем спускался вниз к ключицам, потом шел вверх и вниз от ее пупка, оставляя открытым каждый квадратный дюйм потрясающих стройных ног. Меня так и подмывало обнять ее за талию. А надо сказать, что талия у Банни такая тонюсенькая, что я мог легко обхватить ее пальцами.

А вот выше и ниже талии располагались ее женские прелести – весьма внушительные, однако нужных пропорций. На ногах у моей подружки были туфли на таком тонком и высоком каблуке, что она оказалась даже выше ростом, чем я.

Ее костюм, если можно назвать костюмом три тонюсеньких лоскутка ткани и несколько завязок, был еще весьма скромен по сравнению с тем, во что нарядились остальные участницы конкурса, толпившиеся в данный момент за кулисами. Одна красотка-джинна с фигурой, которую Ааз как-то назвал «самый сок», щеголяла всего лишь в трех узких полосках темно-зеленой ткани. Выражение лица этой прелестницы было таково, что вздумай я сейчас обнять ее за талию, то моментально лишился бы рук. Так что мне не стоило особых трудов сдерживать свои порывы.

Группка деволиц вырядилась в кричащие, блескуче-серебряные, черные, золотистые и бронзовые одеяния. На извергине было что-то такое золотисто-зеленое, под цвет глаз. В воздухе летала какая-то акулообразная особа с крохотным кусочком ткани где-то в районе хвоста. Ах да, магия, вспомнилось мне, правда, с некоторым запозданием. Понятно, зачем меня пригласила сюда Банни.

Как только она облачилась в свой, с позволения сказать, костюм, ей пришлось в дополнение к нему порядком накраситься, вернее, наложить на лицо тонны косметики. Зеленая мазюка, которой она щедро обвела глаза, была вполне безвредна, как, впрочем, и обычная тушь. На щеки и лоб Банни обильно наложила тональный крем, и мне подумалось, что это, по всей видимости, своего рода защитная маска для женского лица, потому что и другие конкурсантки намазались таким толстым слоем, что ни один солнечный лучик даже не мог рассчитывать на то, чтобы прикоснуться к их коже. Огромная насекомоподобная особа в платье в желтый горошек тоже намазала челюсти чем-то ярко-желтым и липким и обвела свои и без того выпученные фасеточные глаза черной тушью. Вслед за ней вытянулась длиннющая очередь, в которой толпилось никак не меньше нескольких сот конкурсанток.

– А приз только один? – удивился я.

– Да, всего один, – заверила меня Банни, накладывая на ресницы тушь, отчего те стали напоминать зубья расчески.

Затем она отложила щеточку и посмотрела на меня. Как ни странно, при ярком освещении косметика и впрямь сделала ее ужасно хорошенькой – по крайней мере так казалось с приличного расстояния. Но если подойти поближе, можно было увидеть, как все эти цвета пересекались наподобие мозаики.

– А как же остальные?

Банни критически огляделась по сторонам и перешла на шепот:

– Большинство из них останутся здесь и постараются поймать себе мужа. На Трофи нет никакой деловой активности, кроме конкурсов красоты, и поэтому здесь полным-полно брачных контор. Местные девицы пользуются особой популярностью в качестве жен у мужчин из самых разных измерений. Правда, серьезные мужчины сюда не заглядывают. Оно того просто не стоит. Говорят, такая красотка может влететь в копеечку. Жена с Трофи – дорогое удовольствие.

Ну, я бы так не сказал, потому что толком не знал, что она имела в виду, а расспрашивать у меня не было времени. Возможно, это имело какое-то отношение к костюмам и косметике, потому что и то, и другое требовалось постоянно поправлять и что-то к ним добавлять, пока сами участницы двигались к лестнице.

На самом верху царила кромешная тьма, однако я засек тысячи пар мерцающих глаз, отражающих свет прожекторов над сценой. Раздались звуки фанфар, после чего погасли все прожекторы, кроме одного. Я изо всех сил напряг зрение. Поджарый девол, чертовски красивый в черном вечернем костюме, поднес к лицу короткий жезл. Затем он что-то пропел в верхний утолщенный конец этой импровизированной флейты, и его голос волшебным образом разнесся по всему огромному залу:

– Вот она! О, как она прекрасна! Наша королева любви! Скольких чар она полна! Как прекрасна и желанна! Она – твоя королева любви!

Я поймал себя на том, что тоже подпеваю себе под нос. Песенка оказалась заразительной. Было в ее мелодии нечто чарующее, отчего я даже вытянул шею, чтобы получше разглядеть, как девол протягивает руку куда-то в сторону лестницы. Первая конкурсантка – змееподобная особа с голубой кожей – поднялась по ступенькам.

Красотка изящно обошла сцену под руку с ведущим, из толпы послышался восторженный вздох. Что ж, посмотрим, что будет дальше, подумал я. Извергиня, стоявшая впереди Банни, что-то сердито прошипела, обнажив длинные зубы, после чего многозначительно взмахнула рукой. Она явно привела в действие магию!

В зале вздохи перешли в смешки. Я глянул на гладкую голову женщины-змеи – она пригнулась совсем низко, гораздо ниже, чем входило в ее планы, а потом вообще исчезла из виду. Публика разразилась веселым смехом.

– Поскользнулась, – прошептала мне Банни.

– Она сама упала или ее кто-то толкнул? – прошептал я в ответ, кивнув на нашу соседку.

Банни вытаращила глаза, однако вовремя взяла себя в руки, потому что желтоглазая особа покосилась в нашу сторону.

Женщина-змея попыталась вновь встать на ступеньку и сильно покраснела. Негромко выругавшись, она ухватилась на поручень. В ответ тотчас раздались дружные возгласы сочувствующих – все как один сожалели о том, что ей не повезло уже в самом начале. Извергиня довольно ухмыльнулась – зрелище, скажу я вам, не для слабонервных.

Следующей на помост вышла деволица. На ее голове, переливаясь всеми цветами радуги, венком расположились крошечные саламандры, бросая на лицо красотки разноцветные отблески.

– Разве это разрешено? – возмутилась представительница Пента, хотя ее обволакивающая аура однозначно свидетельствовала о том, что и сама она явно не чуралась кое-каких магических уловок, особенно для того, чтобы кокетливо приподнять свой широкий зад – самую привлекательную часть ее тела.

– Сам видишь, с чем мне придется тягаться, – прошептала мне Банни.

Я был вынужден согласиться. Проводимые на Трофи конкурсы красоты требовали от участниц немалой выдержки и самообладания.

Деволица сумела дойти почти до самого выхода, как вдруг ее саламандрам вздумалось изрыгнуть огонь. Шлепая руками по голове в надежде сбить пламя, несчастная конкурсантка в срочном порядке ретировалась. Я было ринулся вперед, чтобы помочь ей, но как только деволица добежала до лестницы, она сумела потушить огонь специальным увлажняющим заговором.

Банни была семнадцатой по счету. Я смотрел в оба, чтобы вовремя заметить злопыхателей и дурной глаз, и в результате Банни сумела-таки добраться до ведущего. Стоило ей грациозной походкой – длинные стройные ноги Банни при этом купались в разноцветных огнях прожекторов – ступить на сцену, как зал разразился одобрительными аплодисментами. Публика свистела и ликовала. Банни улыбнулась, и откуда-то из темноты неожиданно фонтаном рассыпались тысячи искр.

Я тотчас кожей ощутил, как в силовых линиях назревает возмущение, причем не в одной, а сразу в нескольких точках. К счастью, большинство из них были делом рук дилетантов. Я моментально заблокировал их обратным заклинанием, которому научился у Тананды, – то есть перенаправил их действие на того, от кого они исходили. Одна конкурсантка, третья в очереди от Банни, запрыгала на месте – это под ней ярким пламенем загорелись туфли. То есть с ней самой произошло то, чем она пыталась подгадить моей подруге. Восьминогая паукообразная девица споткнулась сразу на все свои восемь ног и, злобно клацнув челюстями, приземлилась на свою мохнатую пятую точку.

В этот момент чья-то рука схватила меня за горло и развернула прямо в воздухе.

– Эй, полегче! – воскликнул я, увидев перед собой злобную физиономию тролля.

Я отчаянно махал обеими руками, пытаясь дать ему понять, что пора поставить меня на ноги. Но он, что называется, и в ус не дул.

– Эй, приятель! – прорычал великан, приблизив ко мне свой зубасто-клыкастый рот. – Бери свою девчонку и проваливай с ней отсюда! А не то пеняйте на себя, мало вам не покажется!

Я знал из своего довольно длительного опыта общения с Коррешем, симпатягой-троллем, что работал под конспиративной кличкой Большой Грызь, что тролли на самом деле гораздо более умные существа, чем может показаться на первый взгляд. Я заехал обидчику коленом в нос и что было сил напрягся, чтобы он оставил меня в покое.

– Да ты знаешь, кто я такой? – прошипел я, стараясь испепелить его гневным взглядом. – Я Великий Скив. Надеюсь, ты обо мне слышал? Банни здесь под моей защитой. Так что будь добр, оставь нас в покое, не то тебе больше никогда не ступить ногой на Деву. Ты понимаешь, о чем я тебе толкую?

Я пробуравил его взглядом, каким Ааз обычно обезоруживал своих противников.

И знаете, сработало. Тролль, хотя и не был полным идиотом, умом тоже не слишком блистал. Наверняка он обо мне слышал.

– Извини, приятель, – пробормотал он, пятясь назад. – Я не слишком тебя… того, помял?

Стоявшая за ним троллина в зеленом бархатном купальнике с весьма откровенным вырезом одарила меня испепеляющим взглядом. Я же по-прежнему был начеку – мне меньше всего хотелось, чтобы эта особа приблизилась и прочитала, что у меня в голове. Тананда, сестрица вышеупомянутого Корреша, сама по себе ловко владела всякими магическими примочками. Так что не исключено, что эта троллина могла запросто размазать меня по полу. Оставалось только полагаться на мою репутацию, а также тот факт, что сейчас был ее выход. Мы уставились друг на друга, и победителем вышел я. Троллина опустила глаза и отвернулась, притворившись, что не заметила меня.

– А-А-А-А!

Раздавшийся в толпе вопль свидетельствовал о том, что я пропустил что-то важное. Банни вернулась, но почему-то закрыв лицо руками. В результате прямого попадания дурного глаза косметика темными разводами растеклась по ее лицу. С волос капала вода, словно Банни побывала под дождем, а купальный костюм прямо на глазах начал давать усадку. Пока я отвернулся, какой-то ловкач навел на Банни быстродействующую дождевую магию. Я набросил ей на плечи халат и помог отойти в сторону.

– Ты уж меня прости, недоглядел, – попытался я загладить вину, пока мы с ней шли мимо остальных участниц конкурса, которые и не думали скрывать своего злорадства.

На сцену поднялась следующая на очереди красотка с непробиваемой, словно из гранита, кожей и в стальном бикини – не думаю, чтобы нашелся смельчак, рискнувший перейти такой дорогу.

– Я не ожидал, что тебя атакуют сразу с нескольких сторон.

Впрочем, Банни шла рядом со мной, улыбаясь и гордо вскинув голову, словно ничего страшного и не произошло. На город уже успела опуститься ночь. Уличные фонари привели нас в гостиницу, где Банни заказала номер на двоих. И лишь когда мы оказались на достаточном расстоянии от глаз и ушей тех, кто имел хотя бы отдаленное отношение к конкурсу, Банни позволила досаде взять над собой верх.

– Ну почему я тебя не предупредила! – сокрушалась она. – Здесь никто не борется за победу честно. Одно из двух: или при помощи магии участницы зарабатывают себе дополнительные очки, или же при помощи той же магии как могут стараются подгадить соперницам.

– А что говорят по этому поводу правила? – нахмурился я.

– Что это строжайше запрещено, – ответила Банни. – Участницы не имеют права прибегать к магии любого рода, чтобы придать себе дополнительную привлекательность, не говоря уже о том, чтобы портить картину остальным. Однако на самом деле нарушительниц никто не останавливает. По-моему, судьям это даже нравится.

– А как насчет защитных чар?

– О них ничего не говорится, – пожала плечами Банни. – Как мне кажется, здесь просто не верят, что любой, кто способен пользоваться магией, добровольно откажется от такого преимущества. Каждая участница мечтает о победе любыми доступными ей способами. Ведь такой вещи, как «Буб Тьюб», больше нет ни в одном из измерений. По крайней мере пока.

– Однако если судьи смотрят на все эти безобразия сквозь пальцы, то что мешает и нам прибегнуть к помощи магии? – поинтересовался я. – Я готов сделать для тебя все, что в моих силах, чтобы ты могла сосредоточиться на победе.


– Погладь меня, ведь так легко меня бросить…

Очередная экзотическая красотка в облегающем вечернем наряде провыла заключительные строчки своей песни. Почему-то мне она напомнила дракониху в период течки. Звук ее голоса колоколом гудел у меня в голове, ударяясь то об одно ухо, то о другое. Стиснув зубы, я вежливо похлопал. А что, скажите, мне еще оставалось – ведь вся свита этой крали следила за реакцией зала. Мне же не хотелось, чтобы моя более чем прохладная реакция потом вышла боком для Банни.

– Кошка, – прошептала Банни то ли мне, то ли себе.

– Ну уж нет, – шепотом возразил я. – Даже мартовские коты, и те так жутко не воют.

Второй день был посвящен смотру талантов. Чего мы только не насмотрелись! Участницы жонглировали – кто факелами, кто булавами, шарами или собственным телами, танцевали в самых мыслимых и немыслимых стилях, от плавного менуэта до судорожного, дерганого шейка, что я даже испугался, что на красотку кто-то навел дурной глаз. На конкурс были представлены живопись, актерское мастерство, декламация, верчение блестящего металлического жезла, имитация птичьего пения, подражание полету птиц, бурлеск, укрощение драконов, метание ножей и даже стриптиз, или нечто стриптизу очень близкое, в исполнении красотки-извергини. Свой томный, соблазнительный танец она начала полностью одетой, но затем по подолу ее платья по спирали забегали крошечные саламандры, постепенно сжигавшие наряд участницы.

Участница-гремлинша показывала фокусы – надо сказать, ее номер вызвал немало ехидных усмешек среди остальных конкурсанток. Правда, затем судьи определили, что при этом она не прибегала ни к какой магии. Каждый ее фокус был чистой воды ловкостью рук. Признаюсь, даже я оценил ее таланты по достоинству. Уж если кто и мог по-настоящему соперничать с Банни, то только эта дамочка. Может даже, когда состязание подойдет к концу, я разыщу ее и попрошу, чтобы она обучила меня кое-каким из своих фокусов. Знать пару-тройку никогда не помешает, особенно в тех случаях, когда не хватает силовых линий.

На протяжении всего конкурса судьи сидели с каменными – вернее сказать, с металлическими лицами; такую непробиваемую компанию я видел впервые в жизни. Обитатели Трофи чем-то напоминают пентюхов, с той единственной разницей, что кожа их имеет металлический отблеск. По обеим сторонам изящной дамы с золотой кожей – это была председательница жюри – сидели мужчина с медным лицом, дамочка с бронзовым, еще один мужчина с серебристым и некая платиновая особа. Когда среди рядовых членов жюри возникали разногласия, решающее слово принадлежало золотокожей. По залу сновали швейцары и ассистенты всех оттенков цвета «металлик», разнося бюллетени с итогами конкурсов, напитки и разного рода записки.

Мне показалось, будто на меня положила глаз молодая бронзовокожая особа – всякий раз, проходя мимо наших мест, она игриво подмигивала мне.

Конкурс талантов прошел практически без магического вмешательства. Как только певица взяла самую высокую ноту, она тотчас закашлялась, и оркестр был вынужден закончить душещипательную мелодию без вокального сопровождения. Разъяренная, как фурия, горе-исполнительница покинула сцену.

Золотокожая председательница жюри покачала головой и сделала какую-то пометку на своем листе бумаги. Серебристый мужчина и платиновая дама обменялись взглядами и тоже проставили баллы. На сцену пригласили следующий номер.

Банни сжала мою руку. Я не выпускал ее ладошку, пока выступала следующая конкурсантка. Представительница Пента – та, что споткнулась на сцене, – продолжила в том же духе. Сначала она с громким воплем споткнулась и полетела – очертя голову – прямехонько за кулисы. Назад она так и не вернулась. Я ощутил, как в нее с разных сторон было выпущено по меньшей мере сразу шесть магических залпов. Выдержать обстрел такой мощной магической артиллерии девице оказалось не под силу. Вслед за ней с танцевальным номером появилась деволица в кружевном платье, а вместо туфель – металлические пластины, прикованные прямо к копытцам. Танцорша принялась отбивать чечетку – ритмичная дробь нарастала, делаясь с каждой секундой все громче и громче. Наконец сами судьи не выдержали и попросили конкурсантку прекратить номер.

Громко топая, разъяренная участница покинула сцену, бросая на соперниц злобные взгляды. От нее так и веяло злопыхательством. Следующая участница конкурса попыталась рисовать шаржи на судейскую коллегию. Сначала у нее загорелись кисти, затем линии, которые она провела угольным карандашом, почему-то превратились в грубые карикатуры, при виде которых бедные судьи от стыда даже залились краской. Как, впрочем, и сама конкурсантка. Разрыдавшись, она бросилась прочь со сцены.

Ее сменила многоногая и многорукая участница с небольшой куклой, которую она усадила себе на колени – вернее, на одно колено, и попыталась сделать вид, что поет. Однако по ее лицу было ясно, что поет она что-то совсем не то, что предполагалось.

Миниатюрная барышня-саламандра попробовала писать в воздухе огненные стихи, однако в следующий момент на нее кто-то выпустил струю из огнетушителя. Написанные ею вирши с шипением сбежали со сцены, а судьи торопливо принялись что-то царапать в своих блокнотах.

Следующий выход Банни. Накануне она репетировала свой номер вместе со мной в нашем гостиничном номере, и если все пройдет гладко, ей наверняка удастся произвести впечатление на судей. До этого я и понятия не имел, какая она талантливая, моя Банни. Она танцевала с партнером, правда, в качестве такового ей служила одетая в мужское платье швабра. Тот конец, на котором держалась щетка, служил головой, к рукавам рубашки пришиты перчатки, а к низу брюк – башмаки. Эта парочка не только выделывала всяческие па, но еще и пела дуэтом. Разумеется, обе партии исполняла Банни – свои строчки она пела обычным голосом, а строчки партнера – басом.

– Это единственный мужчина, с которым нам позволялось иметь дело в школе благородных девиц мадам Безель, – смущенно пояснила она. – Мои родители были людьми весьма строгих правил.

Я пришел от ее номера в восторг, и так ей и сказал. Банни пожала мне руку – мол, смотри, не сглазь, и в следующее мгновение ведущий выкрикнул ее имя.

Банни устремилась на сцену, сжимая в объятиях своего кукольного партнера. Заиграла музыка.

– Ты и я, – пела Банни. – Сливаемся в одно существо, когда танцуем вдвоем под ночною луной. Ты и я, можем ли мы быть друг к другу ближе? Ты и я, и только мы одни, ты и я, и больше никого…

Я был в полном восторге. Мне ее номер ужасно напомнил то, что Ааз когда-то называл «вот-девиль». Я даже сумел разглядеть, как кое-кто из судей начал покачивать головой в такт музыке.

Остальная публика даже не сразу сообразила, в чем тут фишка, а когда поняла, что к чему, магические атаки последовали буквально со всех концов зала. То вдруг невесть откуда налетевший ветер задрал юбку Банни на голову, отчего взорам присутствующих открывались крошечные голубые трусики. То неожиданно она поскальзывалась на невидимой невооруженным глазом масляной лужице, то на досках сцены образовывалась ледяная корка, чтобы уже в следующее мгновение испариться без следа. Я тотчас поспешил Банни на помощь, возведя вокруг нее защитную магическую стену. В ответ на мои действия со всех сторон последовали мощные залпы, нескольким из них даже удалось пробить бреши в моем оборонительном сооружении. В результате у партнера Банни выросли дополнительные руки и ноги, а «лицо» превратилось в отвратительную маску и запело само по себе:

– Бу-бу-бу! Вот безнадежная идиотка! Ну кто же танцует с метлой? Только безмозглая дура, вроде тебя…

И так далее, в том же духе, не стесняясь в выражениях.

Банни вся передернулась от ужаса, не зная, что последует дальше.

С этим я еще мог справиться. Я моментально вырвал из каждой силовой линии по пригоршне энергии и прикрыл глумливую маску симпатичной мужской физиономией, а жуткие непристойные строчки перекрыл собственным голосом. И в следующее мгновение Банни уже кружилась в вальсе не со шваброй, а в объятиях весьма даже привлекательного молодого человека.

– Ты не против, если я тоже спою? Ты же пой дальше, ты такая красивая…

Банни бросила на меня через плечо благодарный взгляд, и я почувствовал, как у меня загорелись уши. Я дал ей возможность и дальше исполнять куплеты. Теперь внимание всех конкурсанток было приковано к моей персоне, но я уже приготовился. Требовалось сосредоточиться, поскольку приходилось защищать Банни, одновременно увиливая от приставаний небольшого дракона, который так и норовил лизнуть мне лицо, выслушивать злобные вопли рассвирепевшей участницы-извергини и отражать бесчисленные армии вооруженных воинов, закованных в латы, которые устремляли коней прямехонько на меня. Интересно, каких подвохов можно ждать от тысячи разъяренных дамочек?

Да каких угодно! Поскольку я был в зале, а не на сцене, они все ринулись на меня, кто царапаясь, кто так и норовя пнуть меня ногой или же заехать в нос кулаком. Какая-то дамочка из породы кошачьих изловчилась расцарапать мне щеку до крови. Саламандра прожгла мне ботинки и больно подпалила ноги. Еще одна задиристая особа занесла руку, норовя ударить меня. Я увернулся из-под ее кулака, зато попал прямо в когти разъяренным деволицам, которые недолго думая наградили меня увесистыми тумаками.

Увидев, что творится что-то неладное, ко мне поспешили несколько билетеров, чтобы выяснить, что, собственно, произошло, однако их тотчас отшвырнули в другой конец зала. Я весь сжался в тугой комок, стараясь защитить руками глаза. Что бы ни случилось со мной, я не мог позволить, чтобы Банни осталась без защитных чар. Ведь от этого зависит, сколько она наберет очков, а значит, и ее победа.

– Ладно, довольно! – раздался над моей головой мужской голос. – Дамы, я призываю вас вернуться на свои места, в противном случае вы будете дисквалифицированы.

Пинки в спину тотчас прекратились, и я сумел разогнуться. Чья-то рука подхватила меня под плечо, помогая принять вертикальное положение.

– Ты не единственный, кто может посылать собственный голос, – сказала Банни.

Из-за ее плеча на меня злобно уставились чьи-то свирепые лица, однако в данный момент для меня существовала только Банни. Вид у нее был довольно усталый.

– Ну и как, была от меня польза?

Банни протянула ко мне руку, на которой висел ее партнер по танцевальному номеру. Я позволил иллюзорной завесе пасть, и взору предстало то, что от него осталось: обрывки ткани и кучка золы, которые тотчас упали на пол.

– Спасибо за все, что ты для меня сделал, – поблагодарила меня Банни. – Хотя, подозреваю, вряд ли это чем-то мне поможет.

Я обернулся на стол жюри. Знакомая мне бронзовая девица стояла за спиной у золотистой председательницы, наливая в стакан какую-то жидкость. Она перехватила мой взгляд и покачала головой. Это не укрылось от Банни.

– Нет, мне ни за что не выиграть конкурс, – прошептала она. – Наверное, пора махнуть на все рукой.

– Ну уж нет, – возразил я. – Еще как выиграешь. У нас впереди целый завтрашний день.


– И зачем мне вообще этот «Буб Тьюб», если вдруг повезет и я окажусь победительницей? – рассуждала Банни. Она отложила в сторону кусок пергамента со своей речью. – Нет, просто кошмар какой-то, Скив! Все как-то неестественно и неискренне! Да и «Буб Тьюб» вряд ли будет содействовать установлению мира и гармонии среди различных измерений. И вообще, можно подумать, ты не знаешь, чем занимается мой дядя.

В ответ я только вздохнул и запустил в волосы пятерню. Конкурс талантов закончился нашим полным провалом. Победительницей вышла участница-извергиня, которая на пятую долю очка обошла гремлиншу. Банни оказалась где-то в нижней части списка, заняв примерно то же самое место, что и на параде красоты. У нее оставался один-единственный шанс.

– Только ты стала бы использовать эту штуку именно таким образом, если бы выиграла ее, – заметил я, чтобы как-то приободрить подружку. – Или же ты могла бы сказать правду. Честный ответ – нечто совсем новое и неожиданное, и они вполне могут присудить победу тебе.

– Мне ни за что не выиграть эту штуковину! – сокрушенно воскликнула Банни. – Последняя часть конкурса важнее всех остальных, вместе взятых. В лучшем случае я окажусь где-нибудь посередине.

Я призадумался.

– Но ведь ты автоматически переместишься выше, если твои основные соперницы съедут вниз? Разве не так? К тому же такое вполне возможно.

– Да, победить, конечно, можно бы, – согласилась Банни. – Но ведь все кругом жульничают без зазрения совести. И не по мелочам, исподтишка, а в открытую, никого не боясь. – Она наклонилась ко мне и нежно провела рукой по щеке. – Тебе еще больно?

– Немного, – признался я, с удовольствием ощущая прикосновение ее нежных пальчиков. – А что, если попробовать убедить их не жульничать?

Банни заметно повеселела.

– Думаешь, у тебя получится?

– Постараюсь, – пообещал я.


– Извините, – произнес я, подходя к группке участниц, прибывших с Пента. Они помогали друг дружке застегнуть платья и привести в порядок прически. Девицы тотчас выпрямились и с подозрением уставились на меня. – Поскольку я родом из вашего измерения, то хотел бы начать с вас. Как вы считаете, честно это или нет, когда все до единого участницы конкурса пытаются использовать магию или технические средства?

– Наверное, нет, – задумчиво произнесла конкурсантка с рыжими волосами. – Но с другой стороны, что в этом такого. Если мы не будем так делать, то наверняка проиграем.

– Мой отец – гранд и чародей из Брима, – заявила миниатюрная участница с черными как смоль волосами. – Ему нужен «Буб Тьюб», и он дал мне с собой самые разные чары, лишь бы только я победила.

– Выиграю я, – вмешалась цветущая грудастая девица, перебросив через плечо белокурые пряди. – Даже если для этого мне придется соблазнить всех до единого членов жюри.

– Но ведь вы все здесь такие красивые, такие умные, – гнул я свою линию. – Что же мешает вам участвовать честно, не жульничая, не прибегая к хитростям. Вот тогда бы и увидели, кто из вас победит по всей справедливости.

– То мешает, что мы все хотим победить, – хором ответили участницы.

– Все эти деволицы как одна прибегают к магии, – презрительно фыркнула дочь чародея. – Если мы не будем жульничать, нам просто не на что рассчитывать.

– А если я сумею убедить их выступать честно? – поинтересовался я.

– Ну тогда… – Рыжеволосая на минуту задумалась. – Но тогда все должны выступать честно, иначе какой в этом смысл?

– Отлично! – радостно откликнулся я, обрадованный тем, что мой план, кажется, сработал. Годы, проведенные с Аазом, этим мастером ведения переговоров, видимо, не пропали даром. – Вот увидите, я сумею убедить их.

Увы, мой чудесный план тотчас начал давать сбои.

– Ты что, с ума сошел? – усмехнулась самая высокая из деволиц. – Честно! Все вы так говорите. Помнится, в прошлый раз, когда здесь, на Трофи, проводился конкурс, одна такая особа с Пента тоже убеждала всех выступать честно, а сама жульничала без зазрения совести. Нет, второй раз нас не проведешь.

– Но представительницы Пента дали мне честное слово, что будут строго придерживаться правил.

Я гнул свою линию, хотя и понимал, что моя реплика прозвучала неубедительно.

Меня чуть не испепелили свирепым взглядом.

– А на вид вроде бы и не глупый. Одно из двух: или ты им поверил, или заодно с ними. В любом случае – проваливай-ка ты отсюда подобру-поздорову.

С этими словами деволица схватила со стола горшочек с румянами и швырнула мне в лицо. Я машинально поймал его в воздухе с помощью небольшой силовой линии. От неожиданности глаза у деволицы вылезли на лоб.

– Ты кто такой? – прошипела она.

– Скажем так, меня зовут Скив, – начал я. По выражению лица деволицы я тотчас понял, что мое имя ей известно. Я схватил горшок с румянами и аккуратно поставил его обратно на стол. – Послушайте, мне лично все равно, но моя подруга Банни…

– Забудь об этом! – огрызнулась моя собеседница. Ее подруги презрительно глянули в мою сторону. – Вот оно что! Значит, на нее работает сам Скив Великолепный? И после этого ты хочешь, чтобы мы добровольно отказались от наших маленьких преимуществ? Да не иначе как ты выжил из ума. Мы будем делать все, чтобы победить. И как, скажи на милость, ты собираешься нам помешать?

В ответ я лишь печально пожал плечами и пошел назад, туда, где сидела Банни и читала свою тысячу раз правленую-переправленую речь. Действительно, что я мог сделать? Что такого я мог сделать?

Силовая линия под ареной была достаточно мощная, и я мог ею воспользоваться, если, конечно, пожелал бы добиться того, чтобы в третьем туре никто из участниц не жульничал.

Но, с другой стороны, разве я имею право навязывать остальным свои взгляды? Наверное, лишь в том случае, если бы не был лично заинтересован в исходе конкурса. Я же опекал одну из участниц, которой всеобщий отказ от жульничества был бы просто на руку.

– Ну как? Получилось? – спросила Банни, однако даже не дала мне хотя бы что-то промямлить в свое оправдание. – Ничего страшного. Само собой, они послали тебя куда подальше. Но все равно, спасибо за труды. Я горжусь тобой. Ведь твоих талантов хватило бы, чтобы победить их всех до единой. Но это не было бы честно. И я решила, что со своей речью буду выступать честно, и пусть судьи поставят мне то, что я заслуживаю. Кто знает, что могут со мной сделать другие участницы? Все что угодно: забросают гнилыми помидорами или превратят в какую-нибудь уродину.

– А что такое помидор? – поинтересовался я.

– Фрукт, который убедили в том, что он овощ, – пояснила Банни довольно загадочно. – Послушай, Скив. Я, конечно, не тешу себя никакими надеждами относительно победы, но по крайней мере узнаю, кому достанется «Буб Тьюб». Тогда я смогу сказать об этом моему дядюшке, и он выкупит у победительницы чертову штуковину. Уверена, он предложит за нее сумму, от которой не откажется ни одна обладательница приза.

– И что такого в этой штуковине важного? – задумался я, глядя на прямоугольный кусок стекла, установленный высоко над головами судейской коллегии.

Он чем-то напоминал мне стеклянные картины в диспетчерской на Лимбо. Работала эта диковинка от магической силовой линии, что пролегала под залом. Даже на расстоянии я мог разглядеть картины на его поверхности. Люди в ярких костюмах ради денег выполняли самые дурацкие и унизительные трюки. Несмотря на шум в зале, мне было слышно, как безголосые певцы, которым явно медведь наступил на ухо, тщетно пытались что-то пропеть. Неумехи-танцоры кривлялись и дергались будто в эпилептическом припадке – и все это внутри чудо-ящика. Заглушая шум, доносившийся из удивительной штуковины, раздавались взрывы заразительного смеха. Смотреть противно, но имелось в нем одновременно и нечто завораживающее. Сродни тому, как наблюдать за василиском. Более того, ящик был способен приковать к месту, обездвижить любую жертву.

Неожиданно меня укутала сплошная тьма.

– Эй, – попытался было я запротестовать.

– Извини, – откликнулась Банни, стягивая с моей головы свой плащ. – Ты попал под действие его чар.

– Но ведь это опасно, – не выдержал я. – Интересно, а есть способы контролировать его действие?

– Да, к нему прилагается руководство.

Банни поднялась с места и подошла к возвышению. Вскоре она вернулась, держа в руках небольшую книжечку, на обложке которой был изображен чудо-ящик, причем весьма реалистично.

Я открыл брошюрку и принялся читать. Надо сказать, что для магического приспособления «Буб Тьюб» был снабжен весьма подробными инструкциями, включая время, когда на его поверхности возникнет то или иное изображение.

Меня заинтересовало «Дикое королевство», поскольку там я мог «познакомиться с подвигами короля Роско Неуемного или рыцарей Хаоса».

– Банни! – воскликнул я, потому что мне в голову закралась кое-какая мыслишка. – Если эту штуку можно выиграть при помощи твоего эссе, то я приложу все усилия. И притом не буду жульничать.

* * *

Участницы конкурса притихли, готовясь к последнему, решающему туру. Никто не шумел, не вступал в словесные перепалки, не обменивался колкостями. В зале было так тихо, что я слышал глупое бормотанье диковинной машины на постаменте. Все участницы сегодня были одеты в строгие костюмы, даже троллины, для которых «строгий» означало лишь чуть менее открытый.

Банни появилась из своей кабинки в красном платье, которое сидело на ней так, словно было нарисовано на теле. Оно было того же огненного оттенка, что и ее волосы. Однако Банни из той породы рыжеволосых, которым к лицу практически любой цвет. Межу бровями залегла небольшая задумчивая морщинка. Я взял Банни за руку и повращал вокруг себя в углу комнаты.

– Ты сегодня неподражаема, – улыбнулся я. – Вот увидишь, сегодня ты станешь предметом всеобщей зависти.

Банни слегка зарделась.

Я же, к несчастью, оказался гораздо ближе к истине, чем сам мог предполагать. Не успела Банни выйти на сцену, как туда невесть откуда, подобно рою рассвирепевших ос, устремилась компания деволиц.

– Кто ты такая? – возмутились рогатые красотки. Одна из них даже оттолкнула Банни к зеркалу. – Красный – наш цвет! Вы на Пенте носите свой любимый синий!

– Ну уж нет! Я буду выступать только в красном! – выкрикнула Банни, гневно сверкнув глазами.

– Нет, только в лиловом! – приказала главная деволица тоном, не допускающий возражений.

– В зеленом! – выкрикнула другая.

– Нет, в желтом, желтом, желтом, как и пристало такой, как она!

Тут появился смотритель и велел всем заткнуться. К тому времени, когда Банни вновь попалась мне на глаза, ее платье из огненно-красного превратилось в разноцветную радугу. Разноцветным, под стать платью, было и ее лицо. Я тотчас окружил Банни защитным магическим покрывалом и вытащил из толпы конкурсанток. Уверен, те были готовы прихлопнуть меня на месте.

Банни шла, гордо вскинув голову. И если деволицы еще тешили себя надеждой сокрушить ее волю, их планам не суждено было сбыться. Банни сегодня как никогда была исполнена решимости честно пройти заключительный тур. Я при помощи магии забелил кое-какие из самых ярких пятен на ее лице, лишь на щеках оставил немного розового румянца. Однако Банни наотрез отказалась, когда я предложил вернуть ее платью прежний цвет.

Это было последнее нападение – магическое или нет, пока не началось собственно чтение конкурсного эссе. Первой на сцену поднялась представительница Пента.

– Добрый вечер, – произнесла она и сделала жюри книксен. – Если мне достанется корона победительницы этого замечательного конкурса, то я использую «Буб Тьюб» во благо всем народам…

Откуда ни возьмись, в воздухе возник красный шар и угодил выступающей прямо в лицо.

– Это и есть помидор, – пояснила Банни.

И тут началось! Несчастная конкурсантка скакала по сцене, уворачиваясь от чьих-то острых туфель, отбрыкиваясь от змей и пауков, которые невесть откуда появились на сцене и теперь пытались заползти вверх по ее ногам. Бедняга была вынуждена повысить голос, чтобы перекричать возникший в зале шум, звуки спускаемого туалетного бачка и усиленных до громоподобного урчания кишечных газов. Вокруг несчастной жужжал рой злобных ос, норовя ужалить в лицо, в руки, в любой открытый участок тела. Члены жюри сидели за столом, невозмутимо делая какие-то пометки в своих блокнотах и попивая чай, который им приносили служители. Они и пальцем не пошевелили, чтобы прекратить все это безобразие и унижение первой из участниц конкурса. Равно как и второй. И третьей. Пятая участница, гремлинша, еще даже не успела подняться на сцену, когда ей навстречу вылетел гнилой овощ, и так на протяжении всего своего выступления она то появлялась, то исчезала неизвестно куда.

– …Во благо всем людям… использовать только в благих целях, лично обещаю посвятить это устройство…

Если не считать направления, откуда летели снаряды, то позы жертв вернее, участниц, цвет лица, речь, вечная необходимость уворачиваться от атак и разного рода унижений, которые приходилось терпеть каждой из них, были практически одинаковы. Мне их всех стало от души жаль. Даже закаленный в политических баталиях политик, и тот наверняка бы не пережил таких издевательств со стороны публики.

Я глянул на Банни. На ее лице читалась твердая решимость.

Бесовка, еле держась на ногах, покинула сцену, вся заляпанная желтой краской, которую выплеснули на нее из ведра. Кстати, само ведро, как только извергло на голову несчастной свое содержимое, тут же с грохотом упало и покатилось по сцене. Мимо нагло прошествовала участница-извергиня, зажав в чешуйчатой лапе свою речь. Поднявшись на самую середину сцены, она продемонстрировала публике все свои зубы и ткнула когтистым пальцем в сторону других конкурсанток.

– Если в мою сторону, пока я не закончу читать, будет выпущен хотя бы один гнилой овощ, – прорычала она, – хотя бы одно ведро с каким угодно содержимым или хотя бы одно заклинание, вы все потом горько пожалеете об этом!

Ее голос прогремел у меня в ушах подобно колоколу, и все тотчас притихли. Если не считать возмущенных перешептываний, в зале наступила едва ли не мертвая тишина. Выступающая еще раз оскалила зубы в кровожадной улыбке. Я почувствовал, как она возвела вокруг себя магическую защитную стену. Впрочем, нет, скорее это была не защитная стена, а мощный усилитель красноречия.

– А теперь, добрый вечер, уважаемые судьи. Я горжусь тем, что мне представлена возможность поделиться с вами мыслями по поводу применения такой замечательной вещи, как «Буб Тьюб». В интересах всеобщего мира и во благо всех живых существ…

Извергиня покинула сцену под аплодисменты обычно сдержанных судей. Я судорожно сглотнул. Если мой план не сработает, то все недобрые чувства, вся злоба и зависть, которые накопились в зале за время выступления этой участницы, выльются на ту несчастную, которая будет следующей по списку, а именно на Банни.

Из руководства по эксплуатации «Буб Тьюба» я успел выяснить для себя одну вещь, а именно: как на плоской поверхности возникает картинка. Оригинальная иллюзия поступает из хаотичного эфира, или же их можно заменить на те, что возникают в фантазии мага-чародея. И те, и другие передавались на переднее стекло, иначе называемое экраном.

Следуя этим инструкциям, я протянул прилагаемую к устройству волшебную палочку в сторону передней стеклянной панели и сфокусировал изображение, которое уже возникло у меня в мозгу. Банни поднялась по ступенькам, заняла позицию прямо перед судьями, держа перед собой пергамент, на котором была написана ее речь, и открыла рот.

Откуда-то из толпы вылетел первый помидор. Одной рукой я изменил его траекторию, чтобы этот фрукт или какой-либо другой овощ не попал в Банни, другой – привел в действие чудо-машину.

Высоко над головами судей возникло улыбающееся лицо ведущей – деволицы.

– Добрый вечер, дамы! Вам всем известно, что оставшиеся речи не имеют ровным счетом никакого влияния на исход тура, и поэтому я намерена объявить вам имя победительницы ежегодного конкурса красоты измерения Трофи! Держитесь за парики, дамы! Начнем с конца. На тысяча двадцать третьем месте участница из прекрасного, но бледного Бесера – Абердифи! На тысяча двадцать втором…

Тысячи глаз устремились на экран, слушая в немом восторге, как тарахтит ведущая, перечисляя составленные мною места и имена участниц конкурса. Я постарался, чтобы ни одна из них не утратила интереса к тому, что, по их всеобщему мнению, было подведением предварительных итогов. А где-то внизу, никем не замечаемая, Банни сделала книксен судьям и начала свою речь.

– Уважаемые члены жюри, я долго размышляла над тем, что буду делать, если мне посчастливится стать обладательницей главного приза, но, признаюсь вам честно, я не собираюсь пользоваться им сама. «Буб Тьюб» нужен моему дяде. Именно он отправил меня участвовать в вашем конкурсе в надежде, что я смогу одержать победу. И если вы присудите главный приз мне, то он попадет в руки того, кого я люблю и кому доверяю. Нет, я не хочу сказать, что он не бывает резок со своими врагами, но мне хотелось бы думать, что такое гипнотическое устройство, как «Буб Тьюб», поможет ему найти управу на тех, кого он хочет проучить, не прибегая, однако, к насильственным методам.

Я слушал ее речь, не спуская при этом глаз с остальных конкурсанток. Речь Банни была хорошо продумана, честна, и самое главное, ее никто ни разу не прервал. Банни говорила в течение пятнадцати минут, после чего вновь сделала книксен, скрутила свой свиток и гордо покинула сцену. Никто из остальных участниц этого даже не заметил.

Как только она вновь оказалась рядом со мной, я прервал магическую трансляцию. Экран чудо-машины погас. Конкурсантки растерянно заморгали.

– Эй! – выкрикнула какая-то деволица, опуская лапищу с пригоршней жидкого навозца, которым уже было собралась запустить в ненавистную соперницу. – Эй, куда это она исчезла?

Следующая выступающая, женщина-ящерица в зеленом наряде, подверглась массированной атаке гнилыми овощами и разного рода чарами прежде, чем успела дойти до середины сцены. Другие конкурсантки, не сумев использовать свои подлые штучки против двух соперниц, теперь дали волю злобе и изощренной фантазии.

– Ну как? Пойдем? – спросил я Банни, предлагая ей руку. – Все равно результаты будут известны только завтра. Хотелось бы посмотреть, что у них есть интересного в этом прекрасном измерении.

– Пойдем, – согласилась моя спутница, сияя улыбкой.

Мы вместе вышли из гардеробной.


Церемония присуждения главного приза была примерно такой же, какой я изобразил ее на экране «Буб Тьюба». Ведущая, прекрасная деволица, держа в руках полученный от судейской коллегии свиток, стояла в центре сцены и зачитывала результаты. Сами же судьи с невозмутимым видом восседали на своих местах на небольшом возвышении. Услышав свои имена, проигравшие конкурсантки в слезах и рыданиях выбегали из зала. Те, чье имя еще не назвали, оставались в огромной зале, наряженные в свои самые шикарные выходные наряды, ловя каждое слово, произнесенное ведущей.

– …восемьсот восемьдесят седьмое место, сразу за Ширлин, получает Деврайла! На восемьсот восемьдесят шестом – что ж, уже эта попытка достойна всяческих похвал, а на следующий год, может, повезет еще больше – Эльзирмона! Следующая за ней на восемьсот восемьдесят пятом месте, всего на волосок от нашего главного приза – Мумзин!

Деволица, участница с Пента и еще одна особа с каменным лицом начали пробиваться к выходу. Больше я их не видел. Наверное, я вздремнул на несколько минут, и не раз, и пропустил несколько имен. Но я точно не слышал, чтобы ведущая произнесла имя Банни. Она стояла рядом со мной, и с каждой минутой ее волнение нарастало. Сказать по правде, я не тешил себя особыми надеждами. На всякий случай я заранее упаковал наши вещи – они лежали в гримерной Банни вместе с нашим И-Скакуном. Как только назовут ее имя, мы с ней тотчас перенесемся назад на Пент.

Толпа участниц заметно поредела. Спустя какое-то время я начал узнавать оставшихся барышень. То был верхний эшелон конкурсанток. Главная деволица все еще не вышла из игры, равно как и извергиня и гремлинша, две представительницы Бесера, которые, на мой взгляд, просто потрясающе выступили в конкурсе талантов, одна женщина-акула и одна – змея.

– Тридцатое место – Бендина! Двадцать девятое – Соргканду!..

Вскоре остался всего десяток участниц. Девол перестал морщить лоб и принял от своего помощника бокал вина.

– Леди! – проворковал он, поворачиваясь к нашей стороне сцены. – Я рад приветствовать вас. Вы все поднялись на самые высокие ступеньки, так что наступил момент истины! Я хочу, чтобы вы все вышли на сцену. Давайте похлопаем им!

Раздались оглушительные аплодисменты, а со стороны оркестра – резкие звуки фанфар. Десять оставшихся конкурсанток поднялись на сцену и выстроились в линию у самой рампы рядом с сияющим ведущим.

– Дамы и господа, и все, кто сидит в зале, – тем временем энергично вещал девол. – Посмотрите на наших финалисток. На девятом месте – Аминдобелия!

Бесовка разразилась рыданиями как раз в тот момент, когда ей поднесли букет цветов.

– Восьмое место заняла Змисса!

Я заметил, как печально опустился хвост у женщины-змеи, которая, как и ее предшественница, в утешение получила гигантских размеров букет. Расстроенная, она удалилась в заднюю часть сцены. Затем были названы имена тех участниц, которым присудили соответственно седьмое, шестое, пятое и четвертые места. Банни все еще продолжала стоять на сцене, улыбаясь счастливой улыбкой и помахивая рукой зрителям. Неужели, подумал я, она, несмотря ни на что, все-таки победит? На счастье, я скрестил пальцы не только на руках, но и на ногах.

– Третье место – Молейну! – ведущий обернулся к гремлинше, держа в руке утешительные приз – серебряный кубок, но участницы уже и след простыл.

К чему оставаться, если главный приз уплыл, что называется, из-под носа! Как только Молейну услышала свое имя, она недолго думая перепрыгнула назад в свое родное измерение, отчего в рядах проигравших финалисток образовалась дыра.

Ведущий отдал приз за третье место своему помощнику.

– Ну-ну, друзья! Второе место… нет, выбор дался нам нелегко, ведь борьба была такая напряженная, и все-таки, друзья мои…

Банни, деволица и извергиня застыли на месте, вытянув шеи. Девол расплылся в хитрющей улыбке.

– …второе место заняла Девора!

Если бы взглядом можно было убить, то ее подруги-деволицы наверняка бы рухнули бездыханными прямо на месте в клубах дыма и пламени. Девора приняла утешительный приз за второе место и отошла в глубь сцены. Теперь рядом с ведущим остались лишь две участницы. Банни стояла напряженная, как струна, в своем декольтированном платье без бретелек. Опустись ей сейчас на плечо мой дракон, она бы этого даже не заметила. Ее соперница подалась вперед.

– А теперь, прежде чем я назову имя победительницы, – произнес ведущий, – я хочу вручить специальный приз той из участниц, которая хотя и набрала самое низкое количество баллов, но ее улыбка согревала нас все дни, пока проходил конкурс. Приз «Мисс Конгениальность» вручается участнице по имени… Банни!

Банни подняла дрожащие руки, и, прикрыв лицо, горько разрыдалась. Извергиня вышла на середину сцены, радостно хлопая в ладоши над головой в знак своей победы.

Ведущий направился следом за ней, говоря в свой магический жезл с набалдашником на конце:

– Да-да, это и есть победительница нашего конкурса красоты! Ее имя Ошлин! Давайте все дружно поздравим ее!

Ошлин тотчас окружили пажи. Один из них перекинул через костлявое плечо извергини голубую ленту победительницы. Второй – накинул на нее белую шубку, третий – завязал спереди ленты. Затем к ней подошло еще одно трио, неся огромный букет алых роз, жезл, в котором сверкал огромный бриллиант и сверкающую тиару. Чтобы корону надели на чешуйчатую голову, Ошлин пришлось немного пригнуться. Затем пажи вывели победительницу на подиум, чтобы она могла покрасоваться перед публикой, которая продолжала восторженно рукоплескать.

– Да, вот она, наша королева любви! Ошлин!

Извергиня вернулась на середину сцены, и девол взял за руку ее и Банни.

Вот и все. Я уже было собрался уходить, но голос девола заставил меня вернуться.

– А теперь я хотел бы сделать еще одно объявление. Вы все слышали о нашем гран-при. О великом и могучем «Буб Тьюбе». – С этими словами девол указал на постамент позади судейского стола. – Как вы знаете, в таких конкурсах, как наш, всегда имеют место исключения из правил. Правил много, и многие из них нарушаются случайно, в других случаях на их нарушение идут намеренно, с тем, чтобы добиться преимуществ перед другими участницами. Говоря простым языком, конкурсантки безбожно жульничают. Мы знаем, что вы, зрители, наверняка бы решили, что несправедливо отдавать гран-при той, которая постоянно нарушала строгие правила нашего конкурса. Судейская коллегия вела учет всем хитростям и уловкам, как магическим, так и всем прочим, вычитая очки за каждую такую нечестность. Таким образом мы и определили нашу победительницу. Более того, жюри единодушно в своем решении. И это не Ошлин.

– Что? – не поверила своим ушам извергиня, пытаясь, правда безуспешно, высвободить руку.

У этого девола наверняка было чистое сердце, потому что его сила равнялась силе десяти его единородцев. Извергиня осталась стоять там, где и стояла, словно ее приковали к этому месту.

– Да-да, именно так, – как ни в чем не бывало продолжал девол. – Итак, за то, что она прибегала к жульничеству гораздо реже, чем остальные участницы конкурса, граждане измерения Трофи с радостью присуждают «Буб Тьюб» Банни! Банни, поклонись залу!

Банни в растерянности подалась на шаг вперед и сделала для публики низкий книксен, после чего повторила поклон, повернувшись к судьям. К тому моменту когда она снова выпрямилась, до Банни наконец дошел смысл слов ведущего. Теперь ее лицо сияло улыбкой.

Колонна погрузилась куда-то в пол, и в следующее мгновение «Буб Тьюб» уже был на расстоянии вытянутой руки. Чем, кстати, и попыталась воспользоваться извергиня – она протянула чешуйчатую лапищу, чтобы схватить заветный приз. Однако девол тут же стукнул ее по руке. Затем он снял волшебную вещь с подставки и вручил ее Банни.

– Поздравляю вас, моя милая барышня! Вы не хотели бы сказать нам пару слов?

Наконец смысл происходящего начал доходить и до остальных участниц. Возмутительно! Где это видано, чтобы гран-при вручали той, что заняла самое последнее место! Все они разъяренной толпой ринулись на Банни.

На меня никто не обращал внимания. Недолго раздумывая, я бросился в гримерную Банни, схватил И-Скакун и начал протискиваться сквозь толпу. Неужели я не доберусь до нее прежде, чем эта разъяренная, жаждущая крови толпа?

– Банни! – крикнул я, в надежде, что она меня все-таки услышит. – Лови!

Банни обернулась на мой голос и подняла руку – как раз вовремя, чтобы ухватить короткий жезл. После этого меня сбила с ног разъяренная толпа взбешенных дамочек. Нет, мне никак не успеть к ней. Упав на четвереньки, я кое-как прополз сквозь ураган пинающих и лягающих ног. Мне удалось добраться до гримерной, где я крепко запер за собой дверь. Комнатушка была такая крошечная, что я не мог в ней даже лечь, вытянувшись в полный рост. Поэтому я сел, прислонясь спиной к стене, и осмотрел полученные в давке синяки.

Спокойный и непробиваемый, словно вокруг него не бушевал хаос, ведущий обнял разъяренную Ошлин за талию и запел песню:


Вот она!
Как она хороша!
Наша красавица, королева любви!
Обворожительна,
Головокружительна,
Потому что она – королева любви!

Я слегка прижался к стене, потому что в этот миг посередине крошечной каморки возник человеческий силуэт. Это была Банни, с И-Скакуном и «Буб Тьюбом».

– Торопись! – крикнула она. – Они сейчас разнесут все вдребезги!

– Меня не надо уговаривать, – отозвался я, вскакивая на ноги.

Я положил руку Банни на плечо, чтобы магия унесла нас из измерения Трофи вдвоем. В следующее мгновение мне показалось, будто меня всего скрутило – это ощущение всегда сопровождает перемещения при помощи И-Скакуна.

– Уф-ф! – выдохнул я, оглядываясь по сторонам.

Мы снова были в старой придорожной гостинице – в открытом окне на веревке сушилось белье, на столе громоздились горы немытой посуды. Глип и Лютик ринулись на нас, словно мы были последней сосиской на пикнике. Я едва увернулся от слюнявого языка моего ручного дракона. И все равно я улыбался.

– Это самое красивое из того, чего я насмотрелся за последние три дня – за исключением, конечно, тебя.

– Спасибо за помощь, – ответила Банни, от всей души чмокнув меня в щеку. – Дядя Брюс будет ужасно доволен, что заполучил «Буб Тьюб». Ты спас мне жизнь.

– Что ж, и потому ты спасла мою, – напомнил я. Признаюсь честно, приятно было чувствовать прикосновение ее губ к моей щеке. – Услуга за услугу. Будем считать, что мы с тобой в расчете. Иначе для чего на свете существуют друзья?

– Ты от меня на дурачка не отделаешься, – игриво заметила Банни. – Тебе придется выслушать мою речь.

– Это точно, – согласился я, с великой радостью вытягивая ноги в кресле перед камином в старой кухне нашей придорожной гостиницы и налив себе один – всего один, ведь я его заслужил – стаканчик вина. – Только скажи на милость, что значит «на дурачка»?

МИФОпросчет

Я посмотрел на Гвидо – он как раз скользнул за столик и уселся напротив меня. Мы с ним находились в заднем помещении трактира «Желтый полумесяц», что расположена на нашем Базаре. Любимое место – здесь всегда можно расслабиться, а заодно и поговорить о деле. «Желтый полумесяц» вообще одно из немногих мест, где тролль наподобие меня может уместиться за столом наравне с деволами, пентюхами и джиннами – не иначе как по причине высококалорийной местной кухни. Я попросил Гэса принести нам их самое лучшее блюдо.

– Три молочных коктейля, Гэс, – сообщил я осклабившемуся каменному горгулу, который тут был за хозяина и за официанта. – Что ты на это скажешь, Тананда?

Моя сестричка кивнула, по-прежнему не сводя глаз с Гвидо. Представитель Синдиката, как всегда щеголеватый, в костюме из акульей кожи, казалось, чувствовал себя немного не в своей тарелке, беспокойно ерзая по гладкой скамье. Я поймал бармена, прежде чем тот успел отвернуться.

– Послушай, приятель, если кто-то вдруг станет нас искать, то нас здесь нет.

– Как скажешь, Корреш, – ответил Гэс и весело помахал рукой.

– Спасибо, Корреш, – пробормотал Гвидо, все еще прикрывая шляпой лицо.

– Итак, – произнес я, стараясь говорить как можно тише, потому что Гвидо просил, чтобы разговор был с глазу на глаз. – Чем же мы обязаны нашей встрече? Хотя, надо сказать, я всегда рад первой возможности поболтать со старыми приятелями.

Гвидо засунул палец под воротник, словно хотел расстегнуть верхнюю пуговицу.

– Это деловой разговор, – признался он. – У Дона Брюса возникли проблемы.

Брови моей сестренки поползли вверх. Я был уверен, что и мои проделали тот же самый маневр. И хотя у меня грубое мужское лицо – огромное и поросшее шерстью, из уголков рта торчат клыки, огромные глаза навыкате, а сестренка вся такая женственная и прекрасная, словно эльф, – все, кто знаком с нашей семьей, легко бы разглядели в нас семейное сходство.

– И что же это за такая проблема, что он не может справиться с нею сам? – поинтересовался я.

– Даже рассказывать как-то неудобно. – Видно было, что Гвидо не знает, с чего начать. – Проблема финансовая. Пока что Дон еще на плаву, но если кто разнюхает, как обстоят дела на самом деле, боюсь, ему придется поглубже поскрести в своих карманах. А это то, чего он никогда не любит делать.

Что ж, мне это прекрасно известно. Дон Брюс всегда был щедр по отношению к друзьям, тем, кому он доверял, и к тем из своих родственников, в которых он души не чаял, однако, как он сам выражался, не любил «сорить деньгами».

– Разнюхает что именно?

– В общем, так: здесь, на Базаре, творится что-то неладное, потому-то я и пришел к вам.

Гвидо быстро огляделся по сторонам, дабы убедиться, что нас никто не подслушивает. Нас заметили двое торговцев-деволов, хотя мы и сидели в уединенной кабинке в самом дальнем углу заведения. Увы, мои габариты не прибавляют мне конспиративных качеств. Когда я обернулся к торговцам, оскалив для пущей острастки зубы, они живо отвели глаза, притворившись, будто что-то рассматривают.

Гвидо тем временем продолжал:

– Сам знаешь, у Дона здесь, на Деве, крупный интерес. То есть он лично… заинтересован в процветании местных предпринимателей. За эту услугу он ожидает небольшую мзд… я хотел сказать, вознаграждение. Но это сугубо добровольно. Нет, только не подумай, что кто-то будет вынужден прикрыть свое дело или на кого-то грубо наедут. Такое бывает только в крайнем случае, если кто-то упрется. Со своей стороны, мы обязуемся в случае каких-либо неприятностей прийти на помощь. Пусть только кто попробует наехать на наших клиентов – мы тотчас покажем нахалам, кто здесь хозяин.

– Это мне пока ясно. Одного не могу понять, в чем, собственно, тут проблема?

Физиономия Гвидо стала чернее тучи.

– Кто-то еще пытается вклиниться в наш бизнес, если можно так выразиться. Тут все дело в том, как и зачем. Дон подозревает, что это те же самые типы, которые занимаются мелкими ссудами простому народу. Не мне тебе рассказывать, как здесь у нас, на Базаре, бывает нелегко открыть свое дело. Время от времени у любого возникает необходимость в наличности. Обычно в таких случаях обращаются в одно из соответствующих заведений или же идут к нам. И все прекрасно, если долг отдан вовремя. Наезжают лишь на тех, кто затягивает с этим делом. И вот между кредитом и защитой… я имею в виду страховые взносы, все дела проворачивает эта новая группировка, мы же теряем наш законный навар. Парни действуют примерно так же, как обычно работает и старина Дон – то есть собирают то, что, как они считают, им причитается. Или же выколачивают те деньги, которые корпорация М.И.Ф. вычитала из взносов, выплаченных Ассоциации Купцов. Хотя Дон этого и не знает, однако тем, кто пытается увильнуть и не заплатить положенное, так достается от новых ребят, что их потом узнать невозможно. Ну как, усек?

– Что ж, охотно верю, – нахмурился я. – Но если ты не против, то просвети меня и дальше на сей счет.

– Никого я не просвещаю, – ответил Гвидо. – Но кое-что еще я тебе, так и быть, расскажу. Эти дела лишают Синдикат той скромной доли, на которую он рассчитывает. Я пытался потолковать с новичками сам, но они и в ус не дуют. И вообще отказываются сматываться, как того хочет Дон. Это он прислал меня сюда, но я, признаюсь честно, ума не приложу, что делать дальше. Мне нужен кто-то сильный, кто бы поставил зарвавшихся нахалов на место, а то они совсем обнаглели.

– Но почему ты обратился к нам? – поинтересовался я. – Почему бы тебе не обратиться, например, к Аазу?

– Потому, – признался Гвидо, – что с тех пор, как тот нас оставил, он стал какой-то безучастный, словно его ничего не касается.

– Зато у него все в порядке с логикой, да и вообще, он знает, как на кого надавить.

– Точно, – мрачно согласился Гвидо. – Я пытался его уговорить, чтобы он наехал на этих, как их там, клиентов, но они так перетрухнули, что даже не послушались.

– Они не послушались? Это извращенца-то? – не поверила собственным ушам Тананда.

– Изверга, – поправил я сестренку и укоризненно посмотрел в ее сторону. Ааз мой старый приятель и негоже называть его оскорбительной кличкой, которую он сам терпеть не может. – Интересно, и в чем же причина того, что народ перестал слушать, что ему говорят?

– Более того, – перебила меня Тананда. – Кто они? Соперничающая шайка?

– А фиг их разберет, – ответил Гвидо. – Клиенты как воды в рот набрали, ни слова из них не вытянешь. Мы попробовали использовать кое-какие… э-э… ну, скажем, магические методы внушения, но скажу вам, ребята, на чистоту, результаты малость не совсем приятные. Они скорее разлетятся в клочья, чем признаются, что да как, как бы мы их ни уговаривали. А ведь мы с Нунцио не использовали ничего такого, отчего бы им вдруг стоило взрываться. – Гвидо нервно принялся вертеть в руках кружку. – Вот я и прошу тебя, как друга, попробовать – вдруг у тебя получится навести порядок в этом деле, чтобы все стало так, как раньше, как того хочет Дон Брюс.

Я задумался и заказал нам еще по одному молочному коктейлю. Официант молча принес напитки и быстро удалился. Я привык к тому, что на меня в ужасе таращатся незнакомцы – как-никак, я взрослый, и, если вы позволите мне так выразиться (потому что этим я и зарабатываю) свирепого вида тролль, но этот девол – наш старый знакомый, равно как и тот, на кого он работает. Более того, в моем присутствии ни один мужик не посмеет посмотреть блудливым взглядом на мою сестренку Тананду, что я не раз за ними замечал, когда они думали, будто я ничего не вижу.

Думаю, следует добавить, что многие по наивности делали из моих габаритов и манеры поведения совершенно ошибочный вывод, что из нас двоих я буду противником покрепче. И всякий раз ошибались. Тананда куда посвирепее меня. Должен сказать, я ужасно горжусь моей славной сестренкой. Тем же, кто считает, будто я завидую ее ловкости, напоминаю, что обладаю всеми вышеперечисленными качествами и приглашаю потягаться со мной лично – как-нибудь, когда мне захочется немного поупражняться, как говорит мой старый приятель Ааз – так, бесплатное напоминание о том, кто я таков. Почему-то о втором разе никто не попросил.

Гвидо явно надеялся, что будет довольно одного визита с моей (или нашей) стороны, чтобы перенаправить поток наличности снова в сторону сундука Дона Брюса, остановив утечку средств, кому бы эти денежки сейчас ни перепадали. И мы решили, что можно попробовать, в духе старых добрых времен.

– Кто бы ни были эти ребята, наверняка у них есть мощное магическое оборудование, – рассуждала моя младшая сестра. – Послушай, Гвидо, у тебя не найдется списка торговцев – тех, что отказываются подчиняться заведенным правилам.

Громила вытащил из нагрудного кармана безукоризненно отглаженного костюма сшитую вручную кожаную папку. Оттуда он извлек небольшой свиток и передал его Тананде. Моя сестренка поднесла свиток к свету и, нахмурясь, ткнула в него пальцем с длинным наманикюренным ноготком. Тотчас раздался хлопок, и вверх поднялась струйка зеленого дыма.

– Не мой цвет, – нахмурилась Тананда, сморщив носик от резкого, неприятного запаха. – Вряд ли Дону Брюсу понравится, если кто-то еще прочитает, что здесь написано.

– В том-то вся и фишка, – согласился Гвидо.

– И кто же поставил на свиток печать? – поинтересовался я по большей части из любопытства.

Я все-таки кое-что смыслю в магии, однако мои знания в основном распространяются на физические упражнения, а не фольклор предков.

– Это гадкий асассинский трюк, братишка. Вряд ли тебе захотелось бы узнать подробности. Вот увидишь, ты бы назвал результаты «непристойными» или каким-нибудь другим ученым словечком.

Как я уже сказал, у меня есть все основания гордиться сестренкой. Обнаружить и обезвредить такой подвох может только профессионал – про таких еще говорят, что, мол, остался в живых после более чем одной миссии.

Тананда развернула и разгладила свиток.

– Хм-м, Катабланка, торговец манускриптами, Венизер, аптекарь-травник, Бохро, торгует экзотическими игрушками – каких только технических решений не увидишь в его лавке.

– А как Скотиос?

Гвидо покачал головой.

– Этот ведет себя, как полагается.

В списке было еще несколько имен. Мы с Танандой пару раз пробежали его глазами.

– Ума не приложу, что общего у всех этих лавочников? – одарила меня растерянным взглядом сестренка.

– Трудно сказать, – согласился я. – Все они деволы, но это единственная их общая черта, которая сразу бросается в глаза.

– Большинство из них работает в одиночку, – добавил Гвидо. – Таких нетрудно застращать, я имею в виду, предложить им крышу. Именно поэтому Дон уделяет такое внимание их защите.

– В списке нет Меликронды, – указал я. Женщина-виноторговец занимала палатку недалеко от палатки корпорации М.И.Ф. – У нее еще полный рабочий день работают три ее сына.

– Интересно, а как насчет качества их товара? – поинтересовалась Тананда. – Все они продают хрупкие и недолговечные изделия.

Гвидо поерзал на скамье и неожиданно покосился в сторону других посетителей заведения. Те, как один, отпрянули на полшага назад.

– Равно как и Палака, торговка коврами – ее тоже нет в списке. А некоторые из тех, чьи имена в нем присутствуют, если можно так выразиться, предлагают посетителям услуги, а не товары. Правда, эти лавочники не принадлежат к числу тех, кого Дон Брюс обычно берет под свою защиту.

– Понятно, – произнес я.

– Что-то мне все это не нравится, – вздохнула Тананда, скручивая свиток и вновь накладывая на него магическую печать, прежде чем засунуть его в декольте. – Придется навестить каждого из них и все самим выяснить.


– Ничего я вам не скажу, – огрызнулся Венизер, пытаясь бочком протиснуться мимо меня с булькающей ретортой в руках.

Старый девол поставил реторту на каменную плиту, а сам потянулся за огромной банкой без крышки и крошечной ложечкой. В тесной лавчонке очень приятно пахло – в помещении носились дурманящие ароматы трав, что сушились, свисая связками, тут же под потолком. Пожалуй, даже чересчур дурманящие, подумал я, всеми силами пытаясь удержаться, чтобы не расчихаться.

– Апчхи!

Во все стороны разлетелись крошечные частички сушеной травы. На старого девола тотчас осел слой зеленого порошка – сушеного змеиного бородавочника, а на одном из рогов, как у пьяницы, повис лавровый венок.

– Прошу прощения, – извинился я, стряхивая с него порошок. – Я не нарочно, уверяю вас.

Увы, в тесной лавчонке дело кончилось тем, что я сбил ее владельца с ног. Гвидо схватил аптекаря за руку и вернул в вертикальное положение.

– Почему он говорит как по книге? – спросил Венизер, испуганно косясь в мою сторону.

– Окончил курсы красноречия, – пояснила Тананда. Она стояла, прислонившись к центральному шесту палатки, сложив на груди руки. – Любит слегка пошалить, показать свою силушку. Но скоро ему это надоест, может, даже очень скоро, если я, конечно, не сумею убедить вас сказать нам то, что мы хотим от вас услышать.

– Но я… я… не могу, – заикаясь, пролепетал Венизер, пятясь назад под ее свирепым взглядом. Его обычно красная физиономия сделалась почти что розовой, как у джинна. – Они поставят знак на моей палатке. Они уже как-то раз сделали это.

Мы все трое дружно посмотрели по сторонам.

– Не вижу никакого знака, – прорычал в конце концов Гвидо, засовывая руку во внутренний карман, где, как мне было известно, у него хранился миниатюрный арбалет.

– Поставили, еще как поставили! – запротестовал было несчастный Венизер. – Посмотрите на мою палатку! Посмотрите вот на это!

Что мы и сделали.

– Палатка как палатка, – буркнул я, задействовав, наконец, свой громоподобный голос. – Ничего не вижу, никаких знаков. Все чисто.

– В том-то все и дело! – взвыл аптекарь. – Аптека травника не должна быть чистой! Пыль, что висит в воздухе, – это магическая пыль. Я раньше готовил специальные зелья для усиления магических чар – какой был состав! Одной миллионной чешуйки дракона достаточно, чтобы все испортить. Вот почему, когда здесь пыльно, как и полагается, я всегда могу выхватить из воздуха нужную мне частичку. Я уже целую неделю не могу толком приготовить хорошего приворотного зелья!

– Так, значит, они вычистили вашу лавочку? – задумчиво спросила Тананда.

– Да, и это еще не все, на что они способны, если… если я проговорюсь. Прошу вас, уходите отсюда. Я вам больше ничего не скажу. Даже не ждите.

Гвидо с угрожающим видом двинул на дрожащего девола.

– Значит, ты хочешь, чтобы я пошел назад к Дону Брюсу и рассказал ему, что ты отказываешься выполнять свою часть уговора, который он заключил с тобой по своей душевной щедрости? Я тебя правильно понял? Что ж, он вполне может поручить мне разобраться с тобой лично.

Лицо Венизера побагровело, и он вытолкал нас назад, к выходу из палатки, а затем и вообще на улицу.

– Это лучше, чем быть заалфавиченным!– прошипел он.

Мы услышали, как у нас за спиной захлопнулась матерчатая дверь палатки и громко щелкнул замок. Я расправил плечи, приготовясь снова ринуться внутрь, однако сестренка положила мне на плечо руку.

– Успокойся, братишка, – сказала она. – Может, кто-то другой окажется посговорчивее.

Увы, ее предположение не подтвердилось. Более того, сказать по правде, все наши последующие попытки оказались еще менее удачными, чем самая первая. Тем не менее я бы не сказал, что мы вернулись с пустыми руками. Кое-что про наших неизвестных противников нам все же удалось выяснить.

– Они ребята аккуратные, – отметила Тананда, обводя взглядом нашу палатку.

Что касается чистоты помещения, сравнение было явно не в нашу пользу.

– И куда более осторожно составляют свои устные договоры, – подметил Гвидо. Он сел и положил себе на колено шляпу. – Обратите внимания, ни единого слова о том, как они выглядят, сколько бы мы ни старались выудить эту информацию из наших клиентов. Такое впечатление, будто это одно из условий крыши – я имею в виду, договора.

– А еще они не очень-то и жадные, – добавил я. – Никакого неуважения к Дону Брюсу, запросы у них довольно-таки скромные.

– Зато у этих твердая такса, – не согласился Гвидо. – А вот Дон Брюс предпочитает процент от выручки. Торговля идет бойко, и он процветает наравне со своими клиентами. Стоит делам пойти туго, и все получают передышку. А у них все платят одинаково, независимо от того, есть выручка или нет. Да вы сами видели, как запуганы клиенты, как боятся они не внести вовремя взнос.

– Из чего, по-моему, напрашивается вывод, что они не собираются задерживаться тут надолго, – подвела итог Тананда. – Будь все по-другому, они бы учли колебания рынка, как это делает Синдикат.

– Кто скажет, как долго протянется это «ненадолго»? – задумался Гвидо. – Не думаю, чтобы Дон Брюс стал ждать, пока они сами уберутся отсюда подобру-поздорову. Он хочет, чтобы они убирались прямо сейчас.

– Верно! – поддакнул я. – А это потребует решительных действий с нашей стороны. Нам надо во что бы то ни стало застукать этих вымогателей на месте преступления, после чего убедить их прекратить свои дела тут у нас на Базаре. Потому что до последнего времени этим занималась исключительно корпорация М.И.Ф. Не вижу причин, почему мы должны отказаться от содействия столь благородному занятию.

– Верно! – воскликнул Гвидо, звонко стукнув кулаком о ладонь другой руки. – Мы покажем нахалам, что такое безнаказанно не проходит. Это надо же, заявиться на чужую территорию, как на свою собственную!


Первым делом мы взялись вести наблюдение за магазином игрушек Бохро. Его палатка располагалась рядом с винной лавкой Меликронды, почти напротив представительства корпорации М.И.Ф. в том же ряду. Поскольку никого из наших коллег в настоящий момент не было на месте, мы трое были вынуждены вести наблюдения по очереди.

Естественно, нас касалось все, что происходило на Базаре, кто куда уезжал, кто откуда приезжал, однако до этого я еще ни разу так пристально не изучал торговлю в течение дня. Как всегда, улицы полны народу, так что лучшего момента, чтобы проскользнуть незамеченным, не придумаешь.

Я вглядывался в наступающую темноту. Высматривать чужаков здесь – гиблое дело. Базар-на-Деве – излюбленное место торговли обитателей самых разных измерений, поэтому разве что одно лицо из двадцати может оказаться вам знакомым, и лишь одно из двухсот будет принадлежать другу. Я знал, что на нашем Базаре можно выгодно купить все, что угодно, или почти все, но даже я не был готов к такому наплыву посетителей. День клонился к вечеру, и уже начинало смеркаться – к этому часу большинство торговцев свернули свои палатки, и скоро здесь начнет бить ключом бурная ночная жизнь.

Прямо напротив нашей палатки откуда ни возьмись появились две красотки, наряженные в одни лишь кожаные набедренные повязки, и, подскочив к какому-то толстому инсектоидного вида покупателю, сбили его с ног, выхватили сумки с покупками и бросились наутек. Официально нас тут не было, и я был вынужден сдержаться, чтобы не броситься на помощь жертве уличного ограбления. В любом случае помощь с моей стороны не потребовалась. Инсектоид вытянул свой карапакс, обнажив длинное жилистое тело и еще с полдюжины ног. Не успели коварные красотки-воровки пробежать мимо трех соседних палаток, как неожиданно над ними горой нависла их жертва, отобрала свои пожитки и всыпала каждой по паре горячих. Обливаясь слезами, горе-грабительницы уселись прямо на землю. Наверно, так они и просидят здесь – по крайней мере до тех пор, пока им на глаза не попадется очередная жертва.

С наступлением ночи характер сделок приобрел более личный характер. Ночные существа приставали к прохожим с предложением самых разнообразных услуг, как обычного, так и необычного свойства. Из рук в руки переходило несколько монет, и пара, а то и тройка или даже целая компания удалялись в одну из близлежащих палаток с целью более тесного общения.

В этот час основной поток посетителей шел из палаток торговцев. Меня же интересовал противоположный процесс. Если только Гвидо не ошибся, сегодня тот самый день, когда полагалось уплачивать взносы Дону. И хотя теперь эти денежки уплывают какой-то неизвестной нам личности или личностям, все равно, по идее, их должны собирать в соответствии со старым графиком.

И тут я заметил в толпе одного знакомого. Он шел, поглядывая по сторонам, очевидно, в поисках заведения, где можно недорого (и главное, не рискуя жизнью) пообедать. Такой же тролль, как и я, по имени Перси – кстати, это его настоящее имя. Его боевое прозвище – Потрошитель, как, например, мое – Большой Грызь.

Не думаю, чтобы его случайно занесло на нашу улицу. Это было видно даже по тому, что Перси двигался крадучись, насколько сие возможно для тролля, по тому, как он старательно обогнул стайку джиннов, которые замешкались, чтобы свериться с планом Базара, установленным посередине улицы, по тому, как он старательно «не смотрел» в сторону палаток напротив нашей. Он почти что поравнялся с нашей дверью, когда неожиданно оглянулся сначала в одну сторону, затем в другую, после чего нырнул в палатку к Бохро.

Я тихонько, на цыпочках, подошел к комнате Тананды и прошептал из-за двери:

– Кажется, клюет.

Не успел я договорить, как сестренка тотчас вскочила с постели и встала рядом со мной.

– Пойду позову Гвидо, – предложила она. – Ты сможешь справиться с ним один?

– Думаю, да, – ответил я, хотя и не был в том до конца уверен.

Потрошитель будет на целый фут шире меня. Я знаю его еще с университетской скамьи. Помнится, на последнем курсе Перси был у нас чемпионом по борьбе, хотя я переплюнул его по боевым искусствам.

Надеясь, что он не успел скрыться, я вышел из нашей палатки и свернул в ту сторону, куда двигался основной поток народа. В конце ряда, по-прежнему посматривая на пункт моего назначения, я притворился, будто что-то забыл – стукнул себя по голове и нарочно врезался в группку торговцев-деволов, которые о чем-то спорили на перекрестке.

– Чертов тролль! Смотри, куда прешь! – рявкнул один из них.

Я оскалился и тоже рыкнул в ответ. Деволы тотчас побледнели, то есть порозовели, и в страхе разбежались кто куда, начисто позабыв о своем споре. Я обернулся. Потрошитель уже выходил из палатки, по-прежнему осторожно и воровато, после чего направился в Меликронде. Я зашагал быстрее и нагнал его почти в тот момент, когда он уже было нырнул внутрь.

– Кого я вижу! Да ведь это же старина Перси! – воскликнул я и положил руку ему на плечо.

– Корреш! – Видно было, что он никак не ожидал меня здесь увидеть. – То есть Большой Грызь! Провалиться мне на этом месте!

– Ты у нас потрошитель, зато я зубодробитель, – прорычал я, демонстрируя пудовый кулачище, после чего понизил голос до шепота: – Послушай, а не зайти ли нам с тобой за угол и не пропустить ли по этому случаю по маленькой?

– Корреш, дружище, послушай, нельзя, чтобы нас с тобою видели вместе, – прошептал Перси. Он был явно чем-то напуган и даже слегка попятился. – А не то я в два счета лишусь работы. Да что там, собственной шкуры.

К тому времени вокруг нас уже собрались любопытные: несколько пентюхов – этим все равно, на что таращить глаза; бесы – их хлебом не корми, дай побиться об заклад на что угодно; деволы, которым происходящее доставляло истинное удовольствие.

Перси еле заметно покачал головой. Я все понял. Со свирепым рыком я двинул на него, подняв руки над головой. Он ответил мне тем, что тоже зарычал и ткнул меня в грудь открытой когтистой лапищей. Я быстрым движением парировал его выпад, а сам навалился на Перси, обхватив его руками, словно клещами.

Любой другой тролль наверняка бы узнал сценарий номер 15 из «Пособия для троллей по общению с представителями других видов». Чтобы двум троллям иметь возможность вести приватный разговор в присутствии посторонних, когда все другие средства не срабатывают, такая имитация драки помогает установить тесный контакт, а заодно удержать всех, кто не имеет к происходящему прямого отношения, на достаточном расстоянии – и все это при помощи боевых, но тщательно отрепетированных движений. Даже дракон, и тот наверняка бы задумался, бросаться ли ему разнимать драку парочки громил-троллей или же своя шкура все-таки дороже.

– В чем дело, приятель? Деволы воду мутят? – спросил я, после чего перевернулся, схватил своего «противника» за запястье и вывернул его вверх – в следующее мгновение Перси взлетел в воздух и с громким шлепком приземлился на спину.

Нет, падение не причинит ему ни малейшего физического вреда. Он его вообще даже не почувствует. Перси сделал своими мохнатыми ногами движение наподобие ножниц и обхватил меня вокруг талии. Я рухнул на спину. Перси же тотчас вскочил на ноги и коленями придавил мне грудь. Ручищи его при этом потянулись к моему горлу. Я громко взвыл, чтобы заглушить его заговорщицкий шепот.

– Нет, хуже!

Я схватил Перси за горло обеими руками, и он громко пискнул, заглушив, таким образом, мой следующий вопрос.

– Интересно, что может быть хуже деволов? – спросил я.

Очередной сдавленный рык заглушил мой вопрос, а сам Перси замотал головой.

– Ты задолжал деньги гномам?

Мы с ним несколько раз перекатились в пыли. Перед нами возникла чистая открытая дорога, потому что любопытные следовали сзади. Я снова взревел.

– Хуже! – прошептал Перси. На лице его читалось отчаяние. – Я ничего не могу тебе сказать! Если проговорюсь, старая перечница пришьет меня!

На сей раз я почти забыл заглушить свой вопрос маскировочным рыком.

– Какая еще перечница?

– Больше ничего не спрашивай, приятель, – взмолился Перси, садясь мне на спину и выворачивая мне стопу. Я взвыл от боли. Мой знакомый так разнервничался, что по-настоящему сделал мне больно. – Прошу тебя. Прошу, как старого друга. Больше я тебе ничего не могу сказать. Нас могут подслушать. Хм-м, это, конечно, ваша территория. Можно подумать, я не знаю, что такое корпорация М.И.Ф. Нет, уж лучше ты выиграешь этот раунд!

Хорошо, однако, что он это понял. Лежа в пыли лицом вниз, я оценил свое положение. Единственный ход, который мог даровать мне победу, будет стоить мне того, что я весь перемажусь в грязи, а это, как когда-то говаривал Ааз, – чистейшей воды шоу-бизнес. Я подтянул под себя три свободные конечности, уперся в землю и повернул тело так, чтобы оно оказалось на одной линии с моей скрюченной рукой. Пока я выполнял этот маневр, шерсть на моей груди собрала немало уличной пыли, однако искусство требует жертв: я поднялся на три конечности – Перси все это время по-прежнему восседал у меня на спине – и, подтолкнув себя вверх при помощи одной ноги, свалил его на землю. Мой старый приятель рухнул на землю так, будто его оглушили. Я вспрыгнул на него, схватил за плечо и мошонку, затем поднял в воздух и бросил в толпу.

– Спасибо, старина, – прошептал я перед тем, как отпустить его.

Придавленные тяжестью свалившегося на них тролля деволы, бесы, сслиссы и пентюхи, и прочий народ повалились на землю.

Я же отряхнул с себя пыль и как ни в чем не бывало зашагал дальше по улице. Тананда стояла между двух палаток и при помощи кинжала приводила в порядок свои ногти. Оттуда, где она стояла, ей была отлично видна наша потасовка. Увидев меня, сестрица расплылась в улыбке. Позади нее в тени я разглядел Гвидо.

– Грязновато, но вполне эффективно, братишка.

– Что он тебе рассказал? – поинтересовался Гвидо.

Я огляделся по сторонам. Было уже довольно темно, и мы могли незамеченными вернуться к себе в палатку.


– Старая перечница? – переспросила Тананда, когда мы уселись за стол, чтобы обсудить то, что мне удалось узнать в приватной беседе с Перси. – Это он или она? Дракон, что ли? И вообще, каких габаритов, коль сумел так запугать даже тролля?

– Сдается мне, больше нам ничего не удастся узнать – ни от жертв, ни от тех, кто выбивает из них деньги, – рассудил Гвидо. – Что дальше?

– А дальше, – предложил я, складывая пальцы на манер бревен в углу лесной сторожки, – мы должны выманить нахалов из их укрытия.

– И как же мы это сделаем? – скептически поинтересовался Гвидо.

– Насколько я могу судить, их основной контингент – мелкие лавочники, или я не прав? – Я обвел взглядом остальных присутствующих, и те согласно кивнули. – В таком случае мы начнем свой собственный бизнес.

– И подождем, пока на нас не наедут, – понимающе кивнула моя младшая сестренка. – Неплохая идея, братишка. Теперь остается только придумать, чем бы таким привлечь их внимание.

– Чем-то таким, на чем можно сделать неплохой навар, – добавил Гвидо. – Чтобы дело приносило доход, надо чтобы выручка перекрывала текущие расходы.

– У нас нет времени проводить исследование рынка и завозить товар из других измерений, чтобы проверить спрос, – задумчиво произнесла Тананда. – Поэтому лучше предложить какую-нибудь услугу. По-моему, я даже знаю какую.

Мне не понравился хитроватый блеск в глазах сестренки.

– Признавайся, что ты такое задумала?


– Парикмахерскую? – растерянно переспросил Гвидо, обозревая то, чем была завалена наша новая, взятая в аренду палатка.

– Нет, косметический салон, – поправила его Тананда и довольно развела руками. – Лучше не придумаешь. Во-первых, не нужно завозить товар – несколько бутылок тоника и флаконов одеколона не в счет. И поверьте мне, любое живое существо имеет склонность к прихорашиванию, вот тут и пригодятся наши услуги. То есть мы просто удовлетворим существующий спрос.

– Но что мы знаем про это дело, что сейчас модно, а что нет? – возразил я. – И вообще, нам ничего не стоит кого-то обезобразить или даже поранить.

– В том-то и вся прелесть, если можно так выразиться, – рассмеялась Тананда. – И нам нет никакой необходимости что-то знать. Более того, мы сами можем создавать новые модные направления. Можем делать с клиентами все, что нам заблагорассудится, и вот увидишь, те будут в полном восторге. Более того, они станут приходить к нам снова и снова, да еще приводить с собой знакомых! Уж поверь мне!


Так оно и оказалось. На следующий день рано утром состоялось открытие косметического салона «Два братка и сестренка». Двери нашей палатки были специально открыты, чтобы было видно, что там у нас внутри. Все необходимое мы приобрели накануне у нескольких сговорчивых торговцев, которые согласились открыть свои лавки около полуночи и не задавали лишних вопросов по поводу того, для чего нам вдруг среди ночи понадобились откидные кресла на подставках, различной величины зеркала, умывальные раковины, бигуди, щипцы, расчески и щетки, лаки для волос и ногтей, пилочки, притирки и мази, лосьоны, шампуни, краски и блестки, и прочий товар. Тананда принарядилась в зеленый халатик, который очень шел ее волосам – вид у нее был стильный и в высшей степени профессиональный. Мы с Гвидо тоже были вынуждены облачиться в зеленые халаты, хотя и чувствовали себя в таком наряде не в своей тарелке. Нет-нет, халаты были нам впору, но это все, что можно о них сказать положительного.

– Видок у нас идиотский, – вздохнул Гвидо.

Не иначе, как он читал мои мысли.

– Не берите в голову, вид у вас что надо, – заверила нас Тананда. – А теперь улыбочку – к нам идет первый клиент.

Я тотчас взял в руки расческу и ножницы, которые выбрал себе в качестве профессионального инструмента. Гвидо выхватил из парового шкафа, работающего от жара саламандр, горячее полотенце. В палатку заглянула матрона-бесовка. Мы тотчас приготовились ринуться в бой.

– Вы… открыты? – спросила она.

– Разумеется! – расплылась в улыбке Тананда, нежно обхватив клиентку за плечи. – Заходите! – И она подмигнула мне поверх рогатой головы нашей первой посетительницы. – Чего желаете?

Я зажал в кулаке ножницы, словно оружие. Их остро отточенные концы едва виднелись у меня в руке. Вдруг наша первая клиентка и есть та самая «старая перечница», которой до смерти боится Перси? Но эта дамочка на вид была средних лет. Ее ответ, тихий и робкий, развеял мои страхи.

– Как бы вам сказать… не могли бы вы сделать меня чуточку… красивее?

– Вы чудесно выглядите! – заверила ее Тананда, а сама тем временем ловко подтолкнула посетительницу к креслу в центре зала. – Вам нужно только подчеркнуть вашу природную красоту. Ведь я права, верно, мальчики?

– Это точно, – поддакнул Гвидо, так и эдак вертя в огромных лапищах полотенце.

– Угу, – промычал я.

Что с нас взять – ведь, как гласит вывеска, здесь работают два братка и сестренка. Впрочем, Тананда уже взяла дело в свои женские руки.

– Вот видите? Мы хотим лишь одного – чтобы у вас не было никаких сомнений в вашем природном очаровании.

– А! – Посетительница даже порозовела, польщенная до глубины души. – В таком случае делайте все, что посчитаете нужным!

Тананда хлопнула в ладоши.

Нет, конечно, мы не стали притворяться, будто являем собой хорошо смазанный рабочий механизм, однако живо взялись за дело. Бесовка тотчас оказалась в центре бурной деятельности – прежде всего мы завернули нашу клиентку сразу в несколько простыней и полотенец, чтобы не было видно ее платье яркой аляповатой расцветки (бесовки известны своим полным отсутствием вкуса), оставив торчать наружу только голову и лицо. Кстати, для бесовки дамочка была даже не такая и страшненькая, особенно после того, как мы закрыли ее цветастое платье, которое совершенно не гармонировало с красновато-розовой кожей.

– Массаж головы, – объявила Тананда.

Я нервно приблизился к своему рабочему месту, предварительно смазав маслом кончики пальцев. Пальцы у нас, троллей, обычно крепкие как камень – такими недолго продолбить дырку в черепе кому угодно. Мне было страшновато прикоснуться к голове этой дамочки, но тут Тананда больно шлепнула меня по спине – мол, давай пошевеливайся. Ничего не оставалось, как сделать шаг вперед. Схватив череп посетительницы обеими руками, я принялся его массировать.

– Ой! – возопила наша клиентка. – Ой!

Я тотчас оставил свое занятие, опасаясь сделать ей больно.

– Ой! – стонала бесовка. Она даже повернула ко мне лицо, заглядывая в глаза. – Мне так приятно. Прошу вас, массируйте дальше.

И я принялся массировать. Я массировал, сколько у меня было сил, и на протяжении всего этого действа мои движения сопровождали стоны и крики нескрываемого удовольствия. Гвидо, который, как и я, явно был смущен и растерян, приложил клиентке к лицу горячее полотенце, за чем последовал пронзительный вопль. Как я понимаю, опять-таки от восторга. После чего за дело взялась Тананда – вооружившись пилкой и острой палочкой, она повела атаку на ногти клиентки.

Гвидо отбросил в сторону полотенце и взялся за коробочку с красками. Мои ручищи слишком велики для тонкой работы вроде маникюра, который Тананда взяла на себя. Гвидо же ничего не оставалось, как стать косметологом. Нельзя сказать, чтобы он был от этого в восторге, однако сестренка объяснила ему, что в каждом салоне красоты должен быть визажист-косметолог, отвечающий за цвет и состояние кожи клиента – за неимением иных кандидатур на эту должность был назначен Гвидо.

Его первый опыт общения с кисточкой и тушью оказался не совсем удачным. Клиентка дернула головой как раз в тот момент, когда Гвидо пытался накрасить ей бровь, отчего горизонтальная линия превратилась в ве


Содержание:
 0  вы читаете: МИФОнебылицы. МИФальянсы : Роберт Асприн  1  Как получилось, что мы с Робертом Асприном взялись сочинять новые МИФОприключения? : Роберт Асприн
 2  Тушите свет : Роберт Асприн  4  МИФОпросчет : Роберт Асприн
 6  МИФальянсы : Роберт Асприн  8  Глава 2 : Роберт Асприн
 10  Глава 4 : Роберт Асприн  12  Глава 6 : Роберт Асприн
 14  Глава 8 : Роберт Асприн  16  Глава 10 : Роберт Асприн
 18  Глава 12 : Роберт Асприн  20  Глава 14 : Роберт Асприн
 22  Глава 16 : Роберт Асприн  24  Глава 18 : Роберт Асприн
 26  Глава 20 : Роберт Асприн  28  Глава 22 : Роберт Асприн
 30  Глава 24 : Роберт Асприн  32  Глава 26 : Роберт Асприн
 34  Глава 28 : Роберт Асприн  36  Вступление : Роберт Асприн
 38  Глава 2 : Роберт Асприн  40  Глава 4 : Роберт Асприн
 42  Глава 6 : Роберт Асприн  44  Глава 8 : Роберт Асприн
 46  Глава 10 : Роберт Асприн  48  Глава 12 : Роберт Асприн
 50  Глава 14 : Роберт Асприн  52  Глава 16 : Роберт Асприн
 54  Глава 18 : Роберт Асприн  56  Глава 20 : Роберт Асприн
 58  Глава 22 : Роберт Асприн  60  Глава 24 : Роберт Асприн
 62  Глава 26 : Роберт Асприн  64  Глава 28 : Роберт Асприн
 65  Глава 29 : Роберт Асприн    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap