Фантастика : Юмористическая фантастика : Лукоморье. Каникулы боевого мага : Сергей Бадей

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  32  34  36  38  40  42  44  46  48  50  52  54  56  58  60  61  62

вы читаете книгу

Каникулы, каникулы, веселая пора… Отдохнули мы замечательно! Песни у костра нам обеспечили шаманы орков, на пляже мы позагорали в компании вампиров, а в зарницу поиграли с толкиенистами в реальности Земля. Короче, повеселились на славу! Вместе с нами «повеселились» и наши преподы. А потом решили поделиться «весельем» с магами Харшада — и отправили нас в другой мир по программе обмена. Да-а-а, Харшад надолго запомнит мага вне уровней и его команду, не говоря уже о драконе-оборотне…

Часть первая

КАНИКУЛЫ БОЕВОГО МАГА

Глава 1

Каникулы! Какая это все-таки хорошая чья-то мысль! Вот ведь, кто-то не спал ночами, придумывал, как облегчить жизнь школьникам и студентам, и придумал. Я всегда радовался, когда начинались каникулы. Это сулило новые встречи, впечатления, а то и простое лежание с книгой в руках на диване, с периодическим просмотром текущих телевизионных программ.

А вот сейчас что-то не очень. Почему? Да потому, что с ребятами расставаться не хочется. Даже на каникулы. Девушки, наверное, поедут домой. Большой и лохматый говорил, что собирается в родные горы. Братья навострили лыжи к своим однополчанам. Тимка, скорее всего, с родителями на какой-то местный курорт отправится. Остаемся только я и рыжий. И что нам делать два месяца, ума не приложу! Имеется, конечно, перспектива: за неделю до начала занятий мотнуться к себе домой. А до этого чем заняться? О! А возьму-ка я с собой рыжего! То-то он порадуется! Тем более что он просился уже. Но что делать до этого знаменательного события?

Итак, я сидел в беседке в тоске и одиночестве и предавался нерадостным размышлениям. Чьи это шаги у входа в беседку? Ну, конечно! Вот лучший друг, Тимон, во всем блеске и красоте! Сияет, как медный пятак. С чего, спрашивается?

— Колин! Ты почему сидишь здесь один? Да и видок у тебя не радостный? — озаботился Тимон, увидев мое хмурое лицо. — Ты что, из-за оценки по практике так расстроился?

Ага! Ему-то что! Ему оценку на балл не снижали! Ее мне снизили. Нет, все правильно! Первыми всегда страдали организаторы. Это во всех книгах описано. Правда, страдали, если их ловили. Я оказался среди тех, кого как раз поймали. Вот так всегда! Хотел помочь, и помог ведь. Но всем ничего, а мне оценку на балл снизили. Где, спрашивается, справедливость? Вот вам и еще один повод для нерадостного настроения. Впрочем, дело не в этом. Кто-то умный сказал, что на душе становится значительно легче, если вылить свои несчастья кому-нибудь на голову. Я с интересом осмотрел Тимона. А что, в меру счастлив. Подойдет!

— Да нет, Тимон, — я откинулся на лавке, — все нормально. Я просто думаю, что мне на каникулах делать. Пока ничего путного в голову не приходит.

— Нашел о чем раздумывать! — К Тимону, снова вернулся жизнерадостный вид. — Поехали ко мне.

— А Жерест? Не могу же я его одного оставить!

— Так и его давай возьмем! Вот только поднатаскаю его в хороших манерах, и поедем.

— Меня тоже надо поднатаскать. Я в ваших хороших манерах разбираюсь, как европеец в китайских иероглифах!

— Это ты чего изрек? — удивился Тимон.

— Другими словами, — разъяснил я, — как крестьянин в эльфийских рунах.

Честно говоря, перспектива изображать из себя в течение двух месяцев благородного тоже не особо радовала. Но все лучше, чем тут от скуки загибаться!

— О каких рунах идет речь?

О! Вот и Гариэль пожаловала. Да не одна, а с Арантой. Конечно! А что я хотел? Соседи — раз! Эльфийский слух — два!

— Эль! Вот Колин говорит, что он в хороших манерах не разбирается! — Тимон хлопнулся на скамейку рядом со мной. — Я собираюсь его по этой теме просветить, научить и все такое. И Жереста тоже надо слегка облагородить. Все-таки приравнен к дворянам. Значит, должен соответствовать.

— Ты сначала сам научись! — фыркнула Аранта. — Тоже мне нашелся образец благородства! Между прочим, когда подходят дамы, мужчины должны встать, помочь дамам присесть и лишь потом сесть сами.

— Так то же, если дамы! — нахально ответил Тимон. — А вы не дамы!

— А кто? — Глаза Аранты опасно прищурились.

— Вы боевые подруги! — жизнерадостно улыбнулся Тимон. — А между боевыми друзьями церемонии излишни!

Это он ловко завернул! Вот ведь, всегда может выкрутиться из положения. Мне бы так!

Аранта, легко обойдя стол, опустилась на скамейку рядом со мной, Гариэль села напротив.

— Так о каких рунах шла речь? — просунув свою руку под мою, мурлыкнула Аранта. — Колин, ты что, снова собираешься в какую-то историю влипнуть?

Я неожиданно понял, что начинаю краснеть. С чего бы это?

— Да нет… Я вот тут думаю…

— А ты, оказывается, умеешь думать? — ехидно спросила Аранта. — Гариэль, а что это он так краснеет?

— Я тебе, Ари, потом скажу, — приняла участие в издевательстве Гариэль.

Р-р-р! Сейчас я начну, сердиться! Но тут большая тень заслонила солнце.

— И мне скажи! — услышал я бас Тартака.

— Нет, Тартак, она тебе не скажет! — Морита проскользнула мимо Тартака и пристроилась рядом с Гариэль. — Это не для мальчишечьих ушей!

— А я не мальчишечьи! — важно изрек Тартак. — Я тролльи!

— Все равно! — отрезала Морита. — Ты мужик, а значит, не можешь понять романтику девичьей души!

— Эй! Ребята! Вот вы где!

Братья появились. Этого следовало ожидать.

— Осталось Жереста дождаться, — констатировал я.

— Да он где-то здесь, — успокоила меня Гариэль, — прячется по своему обыкновению.

— А что мне, слабому и беззащитному, еще делать? — раздался голос сверху.

— Да вот он, на дереве! — перегнувшись через перила и взглянув вверх, хохотнул Тартак. — Слазь, рыжий, а то стряхну!

— Я тебе счас стряхну! — завопил Жерест. — Вот сейчас как колдану, чего-нибудь!

Жерест колданет? Я содрогнулся.

— Не надо! — поспешно крикнул Тимон. — Последствия твоего колдовства убирать особой охоты нет! И вообще, мы отойдем подальше, вот и колдуй тогда себе на здоровье! Хотя за твое здоровье я в таком случае не ручаюсь.

Я громко прокашлялся, привлекая внимание окружающих.

— Так. А теперь давайте проведем опрос. — Я оперся руками об стол. — Почему мы собрались?

— А действительно, почему? — озадачилась Морита. — Ведь я просто шла себе за Тартаком, а он сюда меня привел.

— А мне просто скучно было, — поделился наболевшим Тартак, — ну, и пришел сюда… зачем-то.

— Так ведь каникулы, — нерешительно сказал Харос, — ну, и…

— Вот именно! Два месяца — ну, и!.. — подтвердил я. — Каждый по своим делам, отдыхать, веселиться, а я тут буду вас ждать.

— И я! — донеслось сверху.

— Ну, и Жерест, — согласился я.

— Я могу никуда и не ехать, — пожал плечами Тимон, — мне и тут хорошо!

Аранта мгновенно насторожилась, покивала головой каким-то своим мыслям и сказала, обращаясь к Гариэль:

— А теперь, Эль, сопоставь это единодушное желание остаться здесь с разговором о рунах, который мы слышали, подходя сюда.

— Ясно, что эти типы снова что-то задумали! — По глазам Гариэль было видно, что она активно нам не верит.

— Что-то задумали? — эхом повторил Тартак. — Без меня? А еще друзьями называются!

— Я думаю, что пара клинков вам пригодится, — многозначительно намекнул Харос.

Фулос кивком подтвердил весомость слов брата.

— Ребята! — умоляюще сказал я. — Ничего мы не задумываем! Все просто и тривиально! Нам с Жерестом ехать некуда и оставаться здесь не хочется! Вот и все! Про руны — это было так, к слову!

— Ты посмотри, как он выражается! — восхищенно сказал Фулос. — Тривиально! Красивое слово. И что оно означает?

— Точно не знаю, — пожал плечами я, — вроде бы — обычно, просто, без второго дна.

— Тут бы первое найти, — досадливо пробормотал Тимон.

Морита тем временем сосредоточенно морщила лоб, что-то обдумывая и на что-то решаясь, поглядывая на нас.

— А может, вы со мной поедете? — наконец решилась она. — Папа будет рад. Погостите у нас, посмотрите, как мы живем. Когда приедем, наверняка будет торжество, праздничный ужин.

— Это ты кого приглашаешь? — счел своим долгом уточнить Тартак.

— Ну, и тебя, если захочешь, — улыбнулась Морита.

— Спрашиваешь! — укоризненно пробасил Тартак. — Я торжественные ужины люблю! Чем торжественнее, тем больше люблю!

— А там у вас драки бывают? — заинтересованно спросил Харос.

— Ну, если много выпьют, то иногда случаются, — настороженно ответила Морита. — А зачем вам?

— Так, может, мы тоже поедем, нас торжественные ужины тоже очень интересуют.

Фулос активно закивал головой.

— Нет, Эль, ты только посмотри! — взвилась Аранта. — Они собрались все к Мори, а нас не берут!

— Я буду рада, если вы все поедете ко мне! — радостно объявила Морита.

Хм! Она будет рада… Я почему-то не уверен, что односельчане Мориты разделят эту радость, если мы все поедем к ней.

— Всех нельзя брать! — неожиданно изрек Тартак. — Гариэль и Аранта должны остаться!

— Это еще почему?! — возмутилась Гариэль.

— Торжественный ужин — это такое мероприятие, где торжеств много, а кушать мало, — важно пояснил тролль, — на всех не хватит!

— Тартак! — возмутилась Морита. — Ты что, считаешь нас нищими? Хватит на всех, и еще останется!

— У тебя одна мысль — как бы брюхо набить! — присоединилась к Морите Гариэль. — Ради этого готов друзей отправить подальше!

— Конечно! — злорадно ответил Тартак. — Это самое важное!

Кто-то, по-моему, Фулос, сдавленно хрюкнул, пытаясь сдержать смех. Девчонки только сейчас поняли, что Тартак их подкалывает. Слишком уж вид у него был серьезный.

— Издеваешься? — прищурилась Аранта.

— Конечно! — заулыбался Тартак. — Не смог удержаться. Обиделась?

— Нет! — ангельским голоском, от которого у меня мороз пробежал по коже, пропела Аранта. — Но оставляю за собой право ответить.

Сверху раздался треск, вскрик, стук, быстрое шуршание по крыше беседки. Мелькнула тушка Жереста, отчаянно вопящего: «ЛЕВИО!» Все рванулись к стенке беседки. Звука удара об землю не последовало, что само по себе странно. Мы высунулись в проемы. Жерест завис над кустом какого-то колючего растения. Широко открытые зеленые глаза смотрели на нас. В них плавился только что пережитый испуг и недоверчивое восхищение.

— Ребята! У меня получилось! — счастливо пробормотал Жерест.

Но тут произошло то, чего и следовало ожидать! Потеря концентрации от радости, треск веток и громкий вопль Жереста, опустившегося пятой точкой на ни в чем не повинный колючий кустик.

— Жерест, — задумчиво сказала Аранта, созерцая пытающегося подняться рыжего, — а что ты имел в виду, когда сказал: «Получилось!»?

— Ну, это самое… — пояснил Жерест, потирая пострадавшую пятую точку, — зависнуть в воздухе.

— Ты уверен, что получилось?

— Ну, результат не совсем тот, какого я ожидал.

— Морита, а ты уверена, что нас примут? — все же счел своим долгом спросить я.

— Если папа приглашал, значит, примут! Я сейчас сбегаю к бытовикам.

Так. Самый главный вопрос нашел свое решение! Мы не разлучаемся, а все едем к Морите. Морита побежала к бытовикам отправлять «летяшку». Вы не знаете, что такое «летяшка»? Ну, это просто. Человек пишет послание другому человеку. Не обязательно человек и не обязательно человеку, это сути не меняет. Конечно же у отправляющего имеется желание, чтобы послание дошло побыстрее. В этом мире нет телеграфов, а магических телефонов очень мало и на всех не хватает. А лежит себе полеживает лишний золотой. Ну, не то чтобы лишний, но золотой — это факт! Как быть? Отвечаю: пишите письмо и идите к бытовому магу. Он положит ваш золотой себе в карман и прочитает коротенькое заклинание над вашим письмом, вам только надо ясно представлять, куда и кому. Послание примет вид маленькой птички и полетит к адресату. Попав в руки адресата, оно снова станет письмом. Энергии это отнимает не много, и уровень Дара особой роли не играет.

Жерест постоянно почесывал пострадавшие места и рассказывал нам, как он рад, что не придется торчать здесь все лето. Гариэль, неодобрительно покачивая головой, лечила бедный колючий кустик, который так зверски измял своей тушкой Жерест.

Глава 2

Мы сидели с Тимоном в домике и злыми глазами глядели друг на друга. Только что мы сделали перерыв в нашем споре о том, что надо брать с собой, а что нет. Вот сейчас передохнем и продолжим.

— Колин! У тебя как со слухом? — прервал отдых Тимон.

— Отлично! Во всяком случае, тебя очень хорошо слышу! — парировал я. — А кроме меня тебя также слышат все живые существа на сто метров вокруг!

— Не знаю про метры и знать не желаю! Я «полог неслышимости» поставил, — продолжал Тимон. — Мы едем на север! Там холодно! Надо брать теплые вещи!

— Да какое же холодно? Лето на дворе. Можно подумать, мы едем за полярный круг! — фыркнул я.

— За полярный круг? Это что такое?

Как будто я знаю, что это такое! Нет, теоретически я знаю, а вот на практике ни разу там не был.

— Это круг, за которым все полярно! — нашелся я. — Вот там действительно холодно. Не надо думать, что у Мориты в поселке зима только потому, что он находится на севере от нас…

Наш очень содержательный спор прервал энергичный стук в дверь.

— Ну, вот! — прокомментировал я, поднимаясь с кровати. — Это ты так «полог» поставил? Пришли те, кто ничего не слышал и которых ты разбудил своим криком!

За дверью стоял тан Тюрон. Войдя в открытую мною дверь, он с любопытством осмотрел бардак, который мы устроили собираясь.

— Надеюсь, домик уцелеет, — заметил Тюрон себе под нос.

— Надежда есть, хоть и слабая, — согласился с ним я.

— И куда, если не секрет, вы намереваетесь отправиться? — Тан Тюрон пытливо взглянул на нас.

— К Морите в гости. А что, нельзя? — с вызовом ответил я.

— Да нет, почему же, — вздохнул Тюрон. — Меня тревожит, что там вы будете без защиты опытного мага.

— Разрешите спросить? — елейным голоском вклинился Тимон. — А защищать нас или от нас?

— Перестань ерничать! — поморщился Тюрон. — Вы пока еще не боевые маги! Знание нескольких заклинаний не делает вас ими. Тем более что это атакующие заклинания. А заклинания защиты вы знаете?

Да! Это он нас уел! Действительно! Как раз заклинаний защиты у нас не было. Как-то вот не сложилось.

— Значит, так! — решил тан Тюрон. — Сейчас я обучу вас простому «защитному кокону». Не бог весть что, но на крайний случай сойдет!

Лирическое отступление

Лекция тана Тюрона о «защитных коконах» для Тимона и Колина

«Защитные коконы» — это первое и универсальное средство защиты для мага…

Тимон, встань вот сюда… Да-да! Вот сюда. И стой! А я сказал, стой!.. Нет, больно не будет.

Итак, жест руки вот такой… Колин, повтори… И что это ты изобразил? Скрюченная в предсмертной агонии лапа, вот что это такое. Смотри, вот мой жест, и сравни его со своим… Что, похоже?.. Это похоже?! Не разочаровывай меня! Вот! Повтори!.. Ну, это уже лучше. Мысленно формируешь сферу, которая должна тебя накрыть… нет, не Тимона, а тебя. И произносишь ключевое слово: «Денфиус!» Повтори! У тебя что, камни во рту?.. А что?.. Выплюнь немедленно! Сладкоежка! Теперь повтори!.. Ну, что-то похожее…

Тимон, ты прав. Если вы будете возиться столько с простым заклинанием, то вам «кокон» понадобится для того, чтобы ваше тело не грызли могильные черви. Хотя вам это будет, в принципе, все равно.

Теперь о сфере. Смотри, Колин… Видишь, где граница «кокона» уходит в землю?.. Ну, не в землю, а в пол. Педант ты этакий! Вот такое расстояние является основой для создания сферы защиты. Давай попробуй!.. Ну, себе создай… А почему он синий? Колин… КОЛИН!!!

Да, Тимон, он нас не слышит… Попробуем это… КОЛИН!!! Я не ору, это просто ты нас не слышал. Зачем ты создал сферу абсолютной защиты?.. Ты не знал? А откуда ты мог это знать?! Что ты сказал?.. Нет, ключевое слово произносится без буквы «а». Прекращение действия «защитного кокона» — стандартное: «Харут!», но при этом мысленно снова формируется сфера. Сориентироваться уже будет легче, так как граница сферы вам будет видна.

Да, вы можете потренироваться, но я все-таки отойду подальше. На всякий случай. Да, если будут проблемы, срочно вызывайте тана Гория, в конце концов, это его идея. Вот пусть он и расхлебывает.

— Жаль, что он ушел! — с искренним сожалением заметил Тимон, глядя вслед тану, Тюрону.

Вот чего я от Тимона не ожидал, так это такой жестокости по отношению к тому, кто научил нас делать «защитные коконы»! Я не замедлил это высказать Тимону.

— Да я не о том! — отмахнулся тот. — Я хотел узнать у него, брать или не брать теплые вещи.

О боже! Дай мне силы!

— Если тебе это так надо, пойди и спроси у Мориты!

— Ну, да! Она закаленная северная охотница. Ей наша зима — так, легкая прохлада!

— Если ты так боишься, — снова начал сердиться я, — то я тебе создам боевой пульсарчик. Будешь греться.

— А что, возле боевого пульсара можно погреться? — оживился Тимон.

— Нет! Ты согреешься от бега, когда тебе придется от него сматываться! И если ты будешь бежать, не вкладывая в бег душу, то ты будешь не согретым, а поджаренным!

Короче, спор, набирая обороты, пошел на новый круг.


Насколько я знаю, по Магиру расположена целая сеть стационарных порталов. Их создавали сильные маги. Иногда, в особо сложных случаях, маги объединяли свои силы. Технология создания и нацеливания порталов стандартна, но требует огромной энергии. Даже очень сильные маги, такие как тан Горий, вынуждены после подобной работы отдыхать и восстанавливать потраченную энергию. Порталы располагают обычно вблизи источников силы. Источником может быть что угодно, типа разлома земной коры, скопления различных по своим возможностям минералов и так далее. Даже артефакт, закопанный на определенную глубину, может стать на некоторое время донором. Порталы привязывают к этим источникам, которые и питают их. Как привязывают? Да откуда я знаю! Нас этому еще не учили. Сразу говорю, что не знаю, на какое количество времени хватает артефактов и какую энергию потребляют эти порталы. Знаю только, что есть одноразовые порталы, которые могут создавать сильные маги, но они долго не держатся. Если зарядить соответствующим заклинанием амулет, то создать портал может и слабый маг, но нацелить этот портал произвольно — нельзя. Направление портала всегда создается вместе с заклинанием. В этом и заключается основное отличие стационарных порталов от одноразовых. Стационарные порталы можно перенацеливать. Конечно, и это требует больших усилий, но при наличии сильного мага и координат места — это уже технический вопрос.

Конечно, в Мурыжах, а именно так назывался поселок, в котором жила Морита, порталов просто не могло быть. Ну, какое значение для магов может иметь обычный небольшой охотничий поселок? Следовательно, нам предстояло туда добраться через портал в Форт-Анаре. Форт-Анар — городок, расположенный в относительной близости от Мурыжей. Тан Горий решил перенацелить один из порталов на этот городок. Морита, получившая вечером ответную «летяшку», сообщила, что нас в этом городке встретят и переправят в сам поселок.


Итак! Утро. Ну, не то чтобы раннее, но утро. Мы собрались у входа в здание порталов. Тан Горий прошел туда, на ходу покивав нам головой и махнув в знак приветствия рукой. Не хватало только Жереста и Тартака. А! Вот и они! Интересно, что это они задумали?

Впереди, согнувшись под тяжестью огромного дорожного «мешочка» Тартака, тащился Жерест. Он пыхтел и отдувался, его мотало из стороны в сторону, но он упрямо тащился в нашу сторону. Тартак легко шел за ним, небрежно забросив на плечо свою палицу и покачивая мешком Жереста, который в его огромных лапах действительно казался мешочком. Морита встала перед ними, гневно нахмурив брови и уперев руки в бока.

— Как тебе не стыдно, Тартак?! — возмущенно воскликнула она. — Ты что это делаешь? Взвалил на бедного Жерестика свой огромный мешок и идет видами любуется!

— Отойди, женщина, — пропыхтел Жерест, — мужики идут!

— А нечего было спорить! — поучающе пробасил Тартак. — Он сказал, что при помощи телекинеза дотащит мой мешочек до портала.

— Ага! Значит, это теперь называется телекинезом, — задумчиво сказал я, глядя на Жереста. — Никогда бы не подумал, что он так выглядит.

— Просто на мой мешочек телекинез не действует, — любовно глядя на свое добро, пояснил Тартак. — Но раз уж Жерест захотел помочь, я не мог ему отказать!

Мы с Гариэль переглянулись, а потом сконцентрировали свои взгляды на мешке Тартака. Мешок не спеша начал подниматься вверх. На нем, болтая ногами в воздухе, висел Жерест, не желающий ослабить мертвую хватку.

— Десять секунд, полет нормальный! — прокомментировал я.

Пальцы Жереста все-таки разжались, и он тяжело рухнул вниз. Тартак подхватил его, озабоченно глядя на свой мешочек.

— Отделение второй ступени! — отреагировал я.

Тартак, поставив Жереста на ноги, вдруг высоко подпрыгнул и ухватил свой мешок. Такую нагрузку нам с Гариэль было не осилить.

— Мягкая посадка в районе леса… — закончил репортаж я.

В эти захватывающие минуты из здания появился тан Горий.

— Я вижу, что все уже готовы, — с удовлетворением отметил он.

Лирическое отступление

Напутственная лекция тана Гория

Вы в первый раз отправляетесь на каникулы уже не обыкновенными обывателями, но в статусе будущих магов. А знаете ли вы, что отличает магов от людей и как определяется уровень Дара? Нет, Колин, разлагать на атомы не надо. Вообще, Дар имеет семь уровней и еще один, который обычно определению не поддается, поэтому маг называется магом вне уровней. Его еще называют магом высшего уровня.

О седьмом и шестом уровнях мы не говорим. Боевые маги должны иметь как минимум пятый уровень. Седьмой и шестой подходят для бытовиков, целителей и знахарей-природников…

Нет, Жерест, восьмого уровня не бывает. Этот уровень можно присвоить шарлатанам, которые называют себя сильными магами и при этом умудряются вызвать у людей доверие.

Итак, пятый уровень. Пятый уровень у нас имеют Тимон, Жерест, Фулос и Харос. При пятом уровне они могут создавать «ледяные иглы» и «копья», наносить удары «воздушным кулаком» и строить «защитные коконы» простейших конфигураций. Вы скажете, что это не очень впечатляющий набор, и будете правы. Но есть у этих магов одно свойство. Благодаря более низкой частоте их энергетики силовые экраны, созданные силой пяти магов, практически непреодолимы для атакующих заклинаний магов более высокого уровня. Даже боевые пульсары магов первого и второго уровней вязнут в этих силовых сетях. Им так же хорошо даются заклинания бытовой магии.

Четвертый уровень. Его у нас имеют Аранта, Морита и Тартак. Они способны на более впечатляющие боевые заклинания, в перечень которых входят земляные и водяные взрывы. Их «копья» и «кулаки» имеют большую силу, а защитные построения более крепки и надежны. Они способны на заклинания «замри» и «защитный полог».

Третий уровень никто из вас не имеет.

Второй уровень у Колина. По крайней мере, он пока идет по этому уровню. Этот уровень дает возможность продуцировать боевые пульсары, цепные молнии, целевые молнии. Защитные построения очень мощны. Иметь боевого мага второго уровня — мечта многих полководцев.

Первый уровень по праву имеет Гариэль. Это, в принципе, уже даже не боевой маг. Это уже относится к магам широкого профиля. Упаси вас Единый иметь врагом мага первого уровня Дара.

Ну, а что касается магов вне уровней, то это маги широкого профиля, силы и умения которых достигают более высоких степеней, чем магов первого уровня. Сила таких магов определяется уровнем знаний заклинаний и опытом. Эти маги также могут проводить исследования на предмет создания новых, доселе неизведанных заклинаний. Как я уже говорил, определить эти степени представляется затруднительным.

А теперь подхватили свои вещи и строем в телепорт!

Глава 3

Наше появление в телепорте Форт-Анара вызвало нездоровый ажиотаж. Ну, еще бы! Стоял себе телепорт, направленный на столицу, которая называется, как известно, Саншар. Стоял, никого не трогал, а тут — бац! — и из телепорта выходит публика, для столицы очень уж экзотическая. Один Тартак с палицей наперевес чего стоит! Стражи набежало!.. И была бы славная свалка, если бы не примчался кто-то из магов и не сообщил, что это работа тана Гория.

Староста Рисмон расстарался! Возле здания телепорта нас встречало целых две повозки! Когда мы толпой вышли из здания, возчики чуть не свалились с облучков. Мы погрузили свои вещи на транспорт (девушки забрались туда сами) и не спеша направились по дороге в Мурыжи.

Тартак, пребывая в приподнятом настроении, порывался время от времени спеть что-нибудь лирическое и душещипательное, но лошади уж очень пугались, и мы сообща наступали песне на горло, уговаривая его приберечь свои вокальные способности до более удобного времени. Тартак покладисто согласился, но все же иногда выдавал вполголоса «бурум-бурум», от чего лошадки вздрагивали и прибавляли ходу.

Братцы бодро шагали наравне с первой повозкой и воинственно поглядывали по сторонам. Они убеждали нас, что на таких вот дорогах чаще всего встречаются засады в виде злобных типов, готовых грабить кого угодно. Принимая во внимание «бурум-бурум» Тартака, я думаю, что эти злобные типы уже давно задали стрекача и сейчас удаляются с максимальной скоростью подальше от дороги и от нас.


Я шел, наслаждаясь свежим воздухом и размышляя. Тан Горий, директор нашей Школы, пообещал мне, что все условия соглашения с моей семьей будут выполнены в точности и что я потом смогу проверить это. Я сказал ребятам, что обязательно проверю и, если это будет не так, наведаюсь к чистильщикам и вежливо, подчеркиваю, вежливо спрошу: «А почему, собственно?» Ребята восприняли мое заявление каждый по-своему. Аранта и Тартак заявили, что они пойдут со мной и будут «очень вежливы». Жерест с энтузиазмом поддержал эту идею, но сказал, что он при проявлении «очень вежливости» постарается успеть отбежать подальше, а то как бы его самого при этом не зацепило. Тимон заметил, что после нашего визита эту контору вообще можно будет стереть резинкой с карты. Что-то мне не нравится это настроение!

Ага! Вот и поселок! Частокол из мощных, не ошкуренных бревен, заостренных кверху. Крепкие ворота, в данный момент открытые. Несколько босоногих мальчишек, с большим интересом пялящихся на нас. При виде Тартака они с визгом удрали. Только пятки засверкали. Часовой, торчащий на помосте у ворот, указывая на нас пальцем, что-то заорал.

Из ветхой на вид халупки, примыкавшей к воротам, появился комитет по встрече. Первое, что они увидели, это двоих братьев с воинственно зажатыми в руках мечами. Лица встречающих сразу поскучнели. А когда их взгляды упали на Тартака, то скука как-то сразу пропала, взамен проявилось страстное желание последовать за детворой, может быть, даже издавая такой же визг. Морита, привстав на повозке, радостно замахала рукой, и комитет по встрече с облегчением вздохнул, поняв, что это прибыли долгожданные гости. От встречающих отделились пожилые мужчина и женщина. Морита подбежала к ним. Начались обнимания, целования, восклицания. Короче, весь тот набор ритуальных действий, которые неизбежны при долгожданном свидании давно не видевшихся родных. Я умиленно наблюдал за встречей.

Вперед выступил крепенький, полненький старичок. Он очень походил на Санта-Клауса. Такая же белая бородка, румяные щечки и нос картошкой. Все лицо его излучало радость по поводу нашего приезда. Казалось, что сейчас он распахнет объятия и счастливо облобызает всех, кто попадется ему под руку. Наверное, это и есть староста Рисмон?

Рисмон тем временем порылся в кармане, достал платок, громко и растроганно в него высморкался. Положил платок снова в карман. Порылся в другом кармане. Достал пенсне и торжественно водрузил его на нос. Снова рука полезла в карман, откуда была извлечена бумажка. Рисмон прокашлялся и неожиданно басом начал:

— Уважаемые сограждане! Прошу внимания! Мы собрались здесь на площади по значительному, я бы даже сказал, знаменательному поводу!..

Последовала пауза. Рисмон наморщил лоб, что-то соображая, потом буркнул: «Не то!», и запрятал бумажку в карман. Мы зачарованно наблюдали за его действиями. Староста снова начал ревизию своих карманов. Достал еще одну, бумажку. Несколько мгновений, шевеля губами, вчитывался в нее. Лицо просияло радостью. Ну, наконец-то!

— Дорогая Морита и вы, ее друзья! Добро пожаловать домой. Да-да! Это дом для всех вас!.. Да?.. Да! Сегодня вечером состоится торжественное собрание и торжественный ужин в вашу честь… Ужин — это хорошо!.. А потом будет дружеское общение и песни… Ну, и почерк у этого секретаря… — Рисмон смял бумажку. — Короче, проходите и будьте как дома! Сэсил, проводи гостей в гостевой дом!

Вот это я понимаю! Все было заранее приготовлено к нашему приезду. Даже речи написаны.

По дороге к гостевому дому собрались любопытные. Из-за плетней торчали заинтересованные мордашки детей, которых время от времени гоняли их мамаши. Я, честно говоря, чувствовал себя неуютно под многочисленными взглядами. Морита, радостно улыбаясь, махала рукой знакомым. Ребята с интересом глазели по сторонам. Конечно, не каждый день побываешь в пограничном поселке с его бытом и своеобразной атмосферой, присущей вестернам про Дикий Запад. Тартак, поравнявшись с Моритой, наклонился к ней:

— Мори! Ты же знаешь, что на ваших кроватях я спать не могу!

Морита, не переставая улыбаться и махать рукой, ответила:

— Папа позаботился об этом. Для тебя сделана особая кровать в отдельной комнате.

— В отдельной? А почему в отдельной комнате? — подозрительно спросил Тартак.

— А почему ты можешь спать, а другие не должны спать от твоего храпа? — вопросом на вопрос ответила Морита.

Тартак пару раз открывал рот для достойного ответа нахалам, но слов, то ли от возмущения, то ли от неопровержимости доводов, не нашел.

Как только мы устроились, то есть свалили свои вещи в комнатах, Морита потащила нас смотреть местные достопримечательности. Вы спросите, какие достопримечательности могут быть в маленьких Мурыжах? Отвечаю: маленькие. К примеру, у них была своя Пизанская башня. Двухэтажный сарай, наклонившийся под непотребным углом. Но международного симпозиума по спасению сарая почему-то не предвиделось, поэтому можно было смело предположить, что хроники Мурыжей пополнятся захватывающим повествованием о падении вышеуказанного сарая.

Был и свой Большой каньон. Овраг, в который свалилась корова малоизвестного мне товарища Хрота. Видимо, это событие было очень знаменательным и обсуждалось всем поселком несколько дней, раз сохранилось в памяти людской. Мы с интересом обозрели этот овраг, поделились соображениями об участи бедного животного и способах вытаскивания оного из оврага. Тартак с присущими ему добротой и мягкостью предлагал сразу по кумполу, чтобы животинка не мучилась, а мясо — на благотворительные цели. Если рядом в этот момент окажется он, Тартак, то это и будет та самая благотворительная цель.

А вот здесь, да-да, вот в этом самом месте, папа Мориты и еще кто-то там завалили оборотня, прорвавшегося через частокол. Оборотень, правда, был не очень. Ну, не вошел еще в полную силу. Но все-таки оборотень. За это из казначейства Форт-Анара хорошие деньги тогда получили.

А вот там Морита, учившаяся стрелять из лука, в первый раз попала! Неважно куда, даже если это и задница соседки. Ну, и что, что стрела была не очень острая, зато попала! Так в Мурыжах начала свою славную деятельность удачливая охотница. Главное, лиха беда начало!

Зашли мы и в гости к родителям Мориты. Что тут началось! Поднялась кутерьма. Женщины бегали туда-сюда, что-то там готовили, расставляли, упрекали друг друга в том, что пришли такие гости, а на стол поставить нечего. Отец Мориты Мортан, наблюдая за этим действом, только крякал и поглаживал пышные усы, потом полез в подвал и вытащил большую бутыль с квасом и маленькую с брагой. Мы, присев на длинную лавку в тени забора, чувствовали себя одинокими, заброшенными и ненужными здесь. Один Тартак остался стоять, справедливо опасаясь за целостность лавки.

Затем последовало то, что Мортан назвал — «Так, перекусить что-нибудь, абы целый день голодным не бегать!». В итоге Тартак согласился с ним, что было именно «перекусить». Мы, остальные, согласиться с ним не могли, сыто отдуваясь и с трудом выбираясь из-за стола. Надо сказать, что процесс перекуса проходил под наблюдением и подбадривающими возгласами любопытных, облепивших забор. И как они умудрились туда залезть? Забор-то высоченный. Не иначе как табуретки подставляли.


Вечер превзошел все наши ожидания. На центральной площади Мурыжей были поставлены и накрыты столы. Снедь для столов, видимо, готовили все хозяйки поселка. Как мне сказала Морита, была устроена настоящая охотничья экспедиция для обеспечения дичью. На праздничном столе обязательно должно быть мясо, добытое охотой. Это традиция. Ведь поселок-то основали, как охотничий. Это потом добавились еще и другие функции. Вокруг площади на веревочках развесили флажки и фонарики. Фонарики были магическими, за этим аксессуаром староста, оказывается, специально съездил в Форт-Анар. В наступающих сумерках площадь приобрела удивительно уютный вид. Дивная смесь запахов свежеприготовленного мяса, пирогов, хлеба и салатов витала в воздухе. Детвора вилась около столов, как мошки. Бдительные взрослые и гоняли их, как мошек, полотенцами охаживая по спинам наиболее предприимчивых.

Наконец собрались все. Староста, снова произведя обряд рытья в карманах, раздобыл-таки искомое и прочитал торжественную речь, поражающую по экспрессии и выражению вставок.

Лирическое отступление

Торжественная речь старосты Рисмона по случаю прибытия Мориты домой на каникулы

Уважаемые сограждане! Прошу внимания! Мы собрались здесь на площади по значительному, я бы даже сказал, знаменательному поводу!

Торрелла! Уйми свое дитя! Оно так орет, что меня не слышно!

Так вот. К нам на каникулы прибыла Морита, ранее удачливая охотница, а теперь студиоз Школы Боевой Магии, Чародейства и Целительства. Это вам не абы что! И вот теперь мы рады видеть ее дома. Так сказать, среди родных, близких и друзей, разумеется!

Шива! Забери своего сорванца от того большого! Нет, это не медведь! Это тролль! Он может оторвать руки и ноги. И я буду ему благодарен, если он это сделает. Не смотри на меня так обиженно! Твоего бандита надо забросить к оркам. Тогда они надолго забудут о наших землях. Своих проблем будет выше крыши.

Да, дорогие сограждане! Морита вернулась не одна! Она приехала со своими друзьями! Тоже студиозами Школы. Они будут боевыми магами и, даст Единый, послужат хорошей защитой нам от орков.

Рокмар! Перестань пускать слюни, глядя на девушек! Сердцеед ты наш! Если ты полезешь к ним, то я лично лишу тебя мужского достоинства!.. Простите Аранта, что вы говорите?.. Вы лишите? О! Не утруждайте себя! Это будет мне не в тягость! Вам тоже?.. Давайте немножко подождем, может, он одумается? Пару раз он уже получал оглоблей по спине за свои подвиги от суровых отцов девиц. Ума это ему не добавило, но порывы сдерживать научило.

За год обучения в Школе Морита совершила несколько славных подвигов! И ее друзья, конечно, тоже. Она стала почетным членом клана эльфов Светлого леса! Ну, и ее друзья тоже… Еще не стала? Значит, скоро станет!

Шива! Убери своего отпрыска от стола! Его не для того накрыли, чтобы твой бандит стащил все на землю!

Мы выражаем горячую благодарность родителям Мориты за то, что они вырастили и воспитали такую дочь!

А теперь прошу всех к столу, пока этот олух не добрался до него первым!

После громких аплодисментов было предложено пройти к столам, пока на них что-то есть. Нам не дали сесть вместе. Каждый хотел пообщаться со студиозами знаменитой Школы. Так и получилось, что мы оказались за разными столами. Не смогли разлучить только братьев. Думаю, что больше всех не повезло тем, кто оказался за одним столом с Тартаком. Во время поглощения пищи тролли не очень-то разговорчивы, хотя и издают некоторые звуки, свидетельствующие о хорошем аппетите и пищеварении. Процесс поглощения происходит в хорошем темпе и заканчивается тогда, когда на столе уже ничего не остается. В общем, вскоре появился стол, за которым не ели — есть там было нечего. Тартак, наевшись, откинулся на спинку стула и, благодушно порыкивая, кивал в ответ на размышления вслух одного из сидевших за столом. Остальные, поглядывая вокруг голодными глазами, уныло слушали говорившего.

За столом братьев тоже шел оживленный разговор. Судя по тому, что там собрались парни поселка, речь шла о подвиго-героическом и битво-патриотическом. Братья, рассказывая, стучали кулаками по столу, размахивали руками, показывая наиболее эффективные удары, и таинственно понижали голоса в наиболее напряженных моментах. Парни внимали им, затаив дыхание. Горящие завистью глаза говорили о том, что некоторые из них вскоре покинут поселок в поисках славы боевой.

Морита оказалась в наиболее престижной, но и наиболее скучной компании старосты, родителей и наиболее влиятельных людей Мурыжей. Там шел чинный разговор о видах на урожай, о наличии дичи в лесу, о количестве деревьев, которые надо нарубить и поставить в Форт-Анар.

Справа от моего стола слышался звонкий голос Жереста. Ну, этот расскажет! «Жерест Великий и все остальные». Только бы не вздумал демонстрировать свои магические способности. Они у него невелики, но разрушительны. Судя по оханью женщин, Жерест дошел до самых душераздирающих подробностей.

После дневного перекуса я есть особо не хотел. Так, попробовал кое-что. Мне отвели роль справочного бюро. Пришлось отвечать на многочисленные вопросы местного люда. Некоторые вопросы не лезли ни в какие ворота, некоторые были наивными до изумления. Я понял, что в большинстве своем люди о магии имеют весьма смутные представления. Оно и неудивительно! Как объяснить запах на словах? В представлении людей маг если захотел что-то сделать, то ему достаточно взмахнуть рукой. Оп! И готово! Ну, что же, отвечал как мог.

После знатной трапезы решили переходить к танцам и песнопениям. Слаженного хора не получилось. За каждым столом пели свое, стараясь перекричать друг друга. Какофония жуткая! Тартак вздумал внести и свою лепту. Почему-то он решил, что это тот самый момент, когда требуются его вокальные данные. Рев тролля заставил взвыть всех собак поселка и замолчать присутствующих на площади. Тартак самозабвенно выводил одни ему известные рулады, размахивая лапой. Думаю, что нечисть, обитающая в этих местах, долго еще будет бояться даже близко подходить к поселку! Заканчивая куплет, Тартак от избытка чувств опустил кулак на стол. Итог был закономерен! Стол не выдержал чувств Тартака, подломил ножки и со всем содержимым опустился на бренную землю. На площади воцарилась тишина. Я имею в виду, именно на площади. Собаки со всего поселка продолжали песню. Тартак растроганно вытер глаза, песня-то была, по-видимому, жалостливая. Потом достал откуда-то кусок материи, не стесняясь, прочувственно высморкался и приготовился к продолжению веселья.

Рисмон нерешительно прокашлялся.

— А давайте лучше потанцуем! — предложил он радикальный выход.

Люди начали отходить от шока. К старосте шустренько подбежал какой-то старичок, они посовещались, и в итоге перед почтенной публикой появились три музыканта. Тот самый старичок с чем-то похожим на гармонь, только на этой гармони были укреплены какие-то колокольчики. Невысокий, пухленький карапуз с большим барабаном и тощий высокий парень со скрипкой и бубном. Интересно, как он будет играть одновременно на этих инструментах? Троица заняла самое видное место на площади. Музыканты переглянулась и грянули типичное «бум-ца-ца»! Мурыжцы быстренько очистили центр площади от столов, встали в круг, изобразили два притопа, три прихлопа и, разделившись на пары, припустились в самой настоящей польке. К моему удивлению, танцевали все, даже Гариэль и Аранта, кроме меня и Тартака. Музыкант со скрипкой и бубном ловко чередовал эти, казалось бы, несовместимые инструменты. Пары выделывали умопомрачительные коленца, сопровождаемые уханьем кавалеров и взвизгиванием дам. Фонарики вдруг засветились разными цветами и начали перемигиваться, создавая этакую цветомузыку.

— А теперь дискотека! — пробормотал я, вставая, чтобы перебраться к Тартаку.

Но дойти до него мне не дали. Ко мне подскочила какая-то разбитная девица, ухватила меня за руку и потащила в круг. Я же не умею танцевать польку! Но я не успел объяснить это девушке. Ноги сами пришли в движение и, к моему удивлению, очень лихо попали в такт. Наша пара понеслась среди остальных по кругу.

Полька закончилась, и начался медленный танец. Девица оставлять меня не собиралась. Томно закатывая глаза, она снова потащила меня в круг. Но ее замысел был разрушен. Между нами вдруг материализовалась Аранта. Она ослепительно улыбнулась даме. Клыки заметно удлинились.

— Следующий танец был обещан мне! Не так ли, Колин?

Девушка испуганно отшатнулась. Хм, я вроде бы никому ничего не обещал. Я вообще танцевать не собирался. И зачем пугать девушку? На всякий случай я все же кивнул.

Веселье закончилось далеко за полночь.

Глава 4

— …Но след же вел сюда!..

Бум.

— …Нет, определенно сюда!..

Бум.

— …Я не могла ошибиться!..

Бум. Хряп.

— …Ну, что за манера лупить своей палицей по деревьям, когда я рассуждаю?!

Бум, бум.

— Тартак! Прекрати сейчас же!

Большой горный тролль, краса и гордость всего тролльего племени, мужчина в полном расцвете сил и т. д. и т. п., опустил палицу и с недоумением взглянул на Мориту, стоящую возле ели и сердито смотрящую на него.

— А если враги придут? — вдруг задал он коварный вопрос.

— А ты что, думаешь их этим стуком напугать? — спросил я, вылезая из кустов и неся в руке лукошко с земляникой.

— А напугаются? — Тартак с надеждой посмотрел на меня.

Я наморщил лоб, думая, что бы такое язвительное ему сказать (ну, не очень язвительное, потому что палица у него внушительная).

— Этот громила лупит своей палицей по деревьям, когда я думаю! — пожаловалась мне Морита.

— О чем? — деловито спросил я.

— Я тут на след напала, — сообщила Морита, — думала его проследить!

— След проследить! Оригинально! — раздался из кустов голос Тимона.

— Тартак! Стукни его разок по кумполу, чтобы не критиковал! — рассердилась Морита.

— Счас! — Тартак с довольным видом направился к кусту.

Поспешный, удаляющийся шорох свидетельствовал о том, что Тимону, идея Мориты не очень понравилась. Зато с другой стороны поляны мы услышали треск и взвизгивания. На поляну, вылетели братцы ад Шейт, в хорошем темпе пересекли ее и исчезли из виду. Взвизгивания стали громче. Оттуда, откуда появились братья, выскочил Жерест. Это он как раз взвизгивал. И было от чего! Его преследовала Аранта. Преследовала с грозным видом, а это серьезно! Я сделал шаг наперерез и обхватил Ари за талию.

— Аранта, подожди! — попросил я. — Что-то случилось?

— Эти смертнички мне на спину, муравьев сыпанули! — сердито буркнула Аранта. — Теперь моя очередь пошутить.

— Я люблю пошутить! — сообщил Тартак.

— Так излови этих гавриков, и мы пошутим, — предложила Аранта, пытаясь вырваться из моего захвата.

Впрочем, она не особо старалась, иначе я не смог бы ее удержать. С высшим вампиром мериться силой бессмысленно. Это вам любой у нас скажет.

Сегодня Морита привела нас в лес. Она хочет показать нам ловушки, которые устраивают в лесу охотники из поселка. Наша главная задача заключается в том, чтобы в эти ловушки не попасть. Еще она обещала нам показать звериные тропы и места, где она охотилась сама. Эта идея вызвала вялый энтузиазм со стороны разве что Тартака. Летом, как сказала Морита, в лесу не опасно, если не искать приключений на собственную голову. Поэтому можно быть спокойными, но и расслабляться не следует. Мы организованной толпой протопали по поселку и вышли в распахнутые ворота. Оружие мы на всякий случай все-таки взяли. Только мы с Тимоном оставили рапиры в доме, но вооружились лукошками, которые нам презентовала Моланта, мать Мориты. Пора-то на дворе — земляничная. Тартак, по обыкновению, легко нес на плече свою палицу, Морита и Гариэль имели при себе луки. Аранта всегда носила набор метательных ножей, да и клинки за спиной ей не мешали, а братья не расставались со своими мечами. Даже Жерест прицепил себе на пояс длиннющий кинжал, где-то раздобытый уже здесь.

Лес встретил нас прохладой. Изо всех сил верещали птицы. Благодать! Морита уверенно повела нас в глубь леса, указывая по пути на разные примечательные, с ее точки зрения, места. Сначала мы внимательно ее слушали и вникали в тонкости благородного занятия — охоты. Потом некоторые, в том числе и я, слушали ее уже не столь внимательно. Через несколько километров я ее уже совсем не слушал. Ну, зачем мне это? Я что, охотником, что ли, буду? Такие мысли бродили в голове не только у меня. Довершила процесс невосприятия охотничьих секретов шикарная лесная поляна. По краям этого чуда природы густо росла земляника.

Вы собирали когда-нибудь землянику в лесу? Если не собирали, то очень вам советую в ближайший июнь забросить все дела и рвануть в лес по землянику! Купленная на базаре, за бешеные деньги стаканчик, это не то! Нет в ней той сладости! А вот разомлевшая на солнышке, да сорванная и сразу отправленная в рот!..

Короче, Морита, увидев такое безобразие, как рассыпавшиеся по поляне и обирающие дары леса мы, поняла всю безнадежность попытки обучить нас искусству охоты ее народа. Махнув на нас рукой, она в сопровождении Тартака отправилась бродить по окрестностям. Мы с Тимоном двигались вокруг поляны на манер зерноуборочных комбайнов, обирая всю землянику, попавшую в зону, досягаемости наших рук. Аранта, расположившись в тени деревьев, судя по всему, настроилась вздремнуть. А куда это делись Жерест с братцами? Ай, ладно, не пропадут. Гариэль обещала за ними присматривать.


Бум… бум… хряп… Что такое? Я резво потрусил в сторону, раздающихся звуков. Ведь просила Морита Тартака не стучать! Я выскочил на небольшую полянку и увидел двух троллей. Один был явно Тартак, а вот второй был мне незнаком! Это еще что такое? Откуда здесь, в лесу, второй горный тролль? Я услышал за спиной возбужденное сопение Тимона. Ну, конечно! Увидев, что я рванул куда-то, он сразу же пристроился за мной.

Тартак что-то не поделил со своим визави? А когда это тролли из разных племен что-то делили? По рассказам Тартака, тролли даже из одного племени редко что-нибудь делили. Все и одному! — вот основной лозунг при возникновении таких вопросов.

Бой был в разгаре. Оба ловко орудовали своими палицами. Сухой стук ударов, сталкивающихся палиц, прыжки, пируэты, уклоны… Это захватывало, если бы не осознание того, что может пострадать наш товарищ. Может, помочь ему? Шмальну, сейчас пульсаром в пятую точку этому наглецу, осмелившемуся напасть на нашего Тартака. Только вот слишком быстро они перемещаются. Этак и Тартаку может достаться. Хотя надо отдать должное Тартаку! Он ни в чем не уступал своему противнику! По-моему, он даже превосходил его!

Случайно бросив взгляд вправо, я толкнул Тимона в бок. На его недоуменный взгляд я мотнул головой, указывая на кусты с другой стороны поляны. Из кустов торчало несколько голов характерной наружности. Лицо Тимона, увидевшего их, мгновенно изменилось. Он быстро присел, при этом дернув меня за рукав так, что я невольно последовал его примеру.

— Орки! — прошипел он мне на ухо. — Исчезаем!

Стараясь не привлекать внимания, мы отползли в заросли. К счастью, орки, увлеченные зрелищем дерущихся троллей, нас не заметили. Надо срочно вызывать кавалерию!

— Тимон, давай за нашими! — шепнул я другу. — Тащи их сюда!

— А ты? — обеспокоенно спросил Тимон.

— А я проконтролирую тут. Давай бегом! У меня есть чем угостить в случае чего!

Тартак между тем, ловко увернувшись от палицы соперника, в свою очередь нанес удар ему по башке. Попал! Незнакомый тролль выронил палицу, схватился лапами за голову, закатил глаза и рухнул мордой в траву, изрядно вывороченную во время схватки.

Я уже переместился так, чтобы видеть и Тартака, и орчьих разведчиков. А это что там такое? Знакомая зеленая дымка в дальнем конце поляны. Значит, наш неизвестный враг очухался после моего горячего привета в виде пульсара и снова принялся за свое! Разведчики орков не стали проявлять себя. Тоже спрятали свои головы в кустах. Победный рев Тартака вызвал переполох среди птичьего населения. Орки, пригибаясь и стараясь производить как можно меньше шума, начали уходить в глубину, леса. Хотя… почему в глубину? Вон какие-то просветы среди деревьев. Я осторожно начал красться за ними. Ну, да! Просветы. Я вспомнил, Морита говорила, что в этих местах к лесу совсем близко подходит Великая Степь и с этой стороны чаще всего совершали набеги орки.

Я прокрался к краю леса и увидел, как разведчики, осторожно оглядываясь, нырнули в густые кусты, росшие в некотором отдалении от лесного массива. Из глубины кустов поднималась почти незаметная струйка дымка от костра. Ага! У них там что-то вроде стоянки. Значит, сразу, сейчас, не уйдут. Я побежал через лес к поляне. Как-то очень резко засвиристела птица! Я отпрыгнул за толстую сосну. Осторожно выглянул.

— Ну, и что за спешка? — позвучал у меня за спиной голос Гариэль. — Тимон прибежал сам не свой. Понес какую-то околесицу про троллей, орков.

— Тролля уложил Тартак, — стараясь унять дыхание, сказал я.

— Какого тролля? — спросила Гариэль, нахмурившись. — Откуда здесь еще один тролль?

Надо сказать, что неожиданное появление Гариэль за моей спиной заставило мой организм выделить порцию адреналина, но в то же время обрадовало меня.

— А это подарок от нашего общего знакомого. Но его уже Тартак успокоил.

— Кого, нашего общего знакомого?

— Да нет же! Тролля. Этот тип заслал его сюда при помощи портала.

Гариэль помотала головой, показывая, что она окончательно запуталась.

— Ладно, оставим это! А что там с орками?

— А орки есть на самом деле! Видимо, это разведчики.

— Где? — Глаза Гариэль сузились.

— Я проведу, — кивнул головой я, — там у них стоянка. Где ребята?

— На подходе. — Гариэль махнула рукой в сторону, леса.

Из-за деревьев неслышно выскользнула фигура Тартака. Вслед за ним появились и остальные.

— Твой решающий удар меня впечатлил, — обратился я к Тартаку, — я понимаю, что тебе некогда было смотреть по сторонам, а то бы ты обратил внимание, что за вашим боем наблюдают орки.

— Они смотрели бесплатно?! — возмутился Тартак. — Ну, так они мне заплатят! Где они?

— За мной! — махнул я рукой и стал пробираться в обратную сторону.

На опушке мы остановились и, тщательно замаскировавшись, начали осматривать кусты, за которыми скрывались орки. Дымок все так же вился над кустами.

— Ну, чего делать будем? — поинтересовался я.

Гариэль встала, вглядываясь в горизонт. Развернулась и быстро прошла к высоченному дереву. Что это она решила сделать? Гариэль подпрыгнула, ее руки ухватились за нижнюю ветку, и она очень быстро стала подниматься к верхушке. Ух ты! Так не всякий гимнаст может! Мы с Тимоном переглянулись. Удивление в его глазах показало мне, что он тоже не понял, в чем дело. Гариэль долго на верхушке не задержалась. Так же быстро и ловко, как забралась, она спустилась. На лице ее была печать озабоченности и тревоги.

— Там в степи стоит орда, — проинформировала она нас.

— А эти чего там химичат? — Я кивнул головой на кусты.

Вдруг мощный толчок энергии качнул меня. По лицу Гариэль я понял, что и ей досталось.

— Они не химичат! — внезапно севшим голосом сказала Гариэль. — Они шаманят!

Я снова повернулся к кустам. По какому-то наитию попробовал увидеть ауру. Ого! Да там источник! Источник дикой энергии!

— Скорее всего, там сход боевых шаманов, — задумчиво сказала Гариэль. — Я не могу понять, почему именно здесь и так далеко от основных сил?

— Почему здесь, ясно! Здесь источник энергии, — сказал я, вглядываясь в кусты. — Не ясно, почему силы там, а не здесь?

— Орки не любят лес, а лес не любит орков, — разъяснила Гариэль, — поэтому орда и остановилась в степи.

Ребята молча слушали наш разговор.

— Так, может, пока они там, а мы здесь, нагрянем? — вмешался Тартак. — Давно мечтал пополнить коллекцию головой настоящего оркского шамана!

— И как ты это сделаешь? — фыркнула Гариэль.

— Палицей по кумполу! Если в темпе наскочить, они и очухаться не успеют!

— Ты что, думаешь, там только шаманы? Да у них охрана такая, что ты себе представить не можешь! Лучшие воины урук-хай!

— А мы что, из соломы сделаны? — вмешался Фулос.

Харос встал рядом с братом. Было видно, что он согласен с ним.

— Если незаметно подкрасться и внезапно ударить, то можно рассчитывать на успех, — поддержала братьев Аранта. — Только Тартаку туда идти не надо, заметят.

— Что?! — очень тихо возмутился тролль. — Вы, значит, веселиться, а я тут со скуки помирай! А еще подругой называлась!

— Тар! Дорогой! Очень уж ты… габаритный. Как нам с тобой туда подобраться? — просительно заговорила Аранта.

— Я не толстый! — нахмурил брови Тартак.

— Никто не говорит, что ты толстый. Просто ты очень внушительный.

— Да, я такой! — удовлетворенно согласился Тартак.

Новый всплеск энергии прошел через мое тело.

— Гариэль! — резко заговорил я. — Надо что-то делать. Эти всплески не к добру! Уж очень они сильные. А если они вскроют источник, то я не рискну, предположить, какие могут быть результаты.

— Но для того, чтобы вскрыть камланием источник, им нужна человеческая кровь… — как-то нерешительно ответила Гариэль.

— А ты уверена, что у них там нет донора? — спросил я.

— Надо сообщить о том, что здесь происходит! — вмешалась Морита. — Только я не умею еще делать «летяшек», да и писать мне не на чем…

— А также нечем и неизвестно кому, — продолжил Тимон.

Я вслушался в фон. Что-то назревает, и неотвратимо!

— Не успеем! Ни написать, ни убежать. Поздно!

— Колин, — заговорила Гариэль, — ну, не дураки же они! Их же самих сметет, если они откупорят источник.

— А если нет? — поинтересовался я. — Если они нашли способ обезопаситься? Нет! У нас нет другого выхода. Надо сорвать это безобразие!

— Как? — Гариэль с надеждой взглянула на меня.

Так. Опять мне отдуваться!

— Тимон, Жерест и Тартак остаются здесь. Остальные очень незаметно пробираются к кустарнику. Ползком, на животе! Гариэль, можешь организовать маскировку?

Гариэль на секунду задумалась, потом кивнула.

— Так если будет маскировка, почему мне надо сидеть здесь?! — возмутился Тартак.

— Потому, что холмы, поросшие травой, ползать не могут по определению! — отрезала Гариэль.

— А меня почему оставляют?! — возмутился Тимон.

— А что ты можешь там сделать без рапиры? — поинтересовался я.

Это, конечно, был удар ниже пояса. Но лучше живой Тимон, чем мертвый.

— А ты? — настаивал Тимон.

Вместо ответа я закачал энергию и на мгновение высветил пульсар в левой руке.

— Так. Аранта! Выдвигаешься вперед и зачищаешь место входа в кустарник! — продолжал я тактические построения. — Делаешь это на сверхскорости! И главное, чтобы это было совершенно бесшумно! Сможешь?

— Обижаешь, — проворчала Аранта. Ее глаза уже наливались алым светом.

— Двинулись! Там на месте осмотримся и решим, как быть дальше.

Глава 5

Ползти по-пластунски это хорошо, если ползешь метра три-четыре. Если надо проползти метров сто, то взгляд на это занятие меняется кардинальным образом! Да еще если на тебе сидит целая куча какой-то живности и изображает из себя травку! То есть травку эта живность держит настоящую, а за тебя цепляется всеми остальными конечностями. Хорошо, что не зубами или что там у них вместо зубов! Никогда больше не буду пользоваться маскировкой Гариэль!

Метрах в двадцати от кустов я повернул голову и кивнул Аранте. Вот она только что ползла рядом, и ее уже нет. Лишь осыпается вниз мелкая живность вперемешку с травой. Легко качнулись ветки кустов. Мы услышали свист клинков. И Аранта машет нам рукой, приглашая к себе. Молодец! Вот на кого можно положиться! Мы ускорили свое пластунское передвижение. Ох, как приятно встать на ноги и потянуться! Кто сказал, что человек рожден ползать? Живность покорно свалилась с меня, перестав держать траву.

Два больших организма, переставших функционировать вследствие хирургического вмешательства Аранты, лежат в кустах. Ага! Вон и третий. Метательный нож вошел в горло по самое не могу! Лихо! Гариэль и Морита сняли луки, до этого закинутые за спины, и приготовили стрелы. Их у нас не много. Где-то по десятку на каждую. Ничего! Зато каждая стрела — это один труп! Уж как стреляют наши амазонки, я знаю! Братья вытащили мечи и внимательно оглядываются по сторонам. А я-то что? Быстро проверил запас энергии. Нормально! На какое количество пульсаров хватит — не знаю, но думаю, что десяток-полтора соорудить сумею.

— Гариэль! Давай разведай. Где, кто и сколько! — распорядился я.

Гариэль неслышно растворилась среди кустов.

— Я подстрахую! — тихо сказала Аранта и исчезла вслед за эльфийкой.

Выждав некоторое время, мы осторожно двинулись в ту же сторону. Кусты росли густо, и пройти, не потревожив их, было сложно. Приходилось прилагать неимоверные усилия, проскальзывая между колючими ветками. Передо мной возникла Гариэль. Внезапно, словно соткавшись из воздуха. Прижала палец к губам и показала знаком, чтобы мы пригнулись. Мы удвоили осторожность. Уже были слышны ритмичные удары барабанов и странные уханья.

Я легонько отогнул ветку и взглянул на поляну, среди кустов. Мне открылась завораживающая картина. Три разрисованных типа сидели рядком и колотили в какие-то сооружения типа барабанов. Еще около десятка любителей боди-арта самозабвенно изображали танец племени мумба-юмба. Изгибаясь самым непредставимым образом и ухая каждый раз, когда этот изгиб получался. Отдельно стоял тучный орк, тоже весь в узорах, и время от времени что-то гортанно изрекал. Так, наверное, это их главный. Его следует ликвидировать в первую очередь.

Мерное буханье действовало на меня как-то гипнотически… До того момента, пока я не увидел жертву. Это была девочка лет двенадцати, привязанная к жертвенному щиту. Рядом стояли два здоровенных урода с ятаганами наголо. Они поглядывали на девчушку с чисто гастрономическим интересом. Зрение внезапно стало весьма сильным. Щит как бы приблизился. Я очень хорошо видел, что девочка в сознании. В ее широко открытых глазах плескался ужас. Странно! Откуда у меня такая способность? Впрочем, сейчас не до нее! Я внимательно осмотрел место действия. Вот! Рядом с отдельно стоящим дядей лежат странные округлые предметы. Раструбом в сторону, леса. Они имели сильную ауру необычного темно-багрового цвета. Из земли к этим предметам уже начинали тянуться силовые плети источника. Если жертве пустить кровь именно в этом месте, то прорыв произойдет. Так. Ага! Вот оно что! Эти артефакты отразят силу в нашу сторону. Волна пройдет в направлении леса, не затронув орду, стоящую в степи. Ой, мама! Это же на сотни верст не останется ничего живого!

Я взглянул на Гариэль, лежавшую рядом. Она ответила мне вопросительным взглядом. С другой стороны от меня пристроились Аранта с братьями. Морита уже присела на одно колено. В руках лук с наложенной на тетиву стрелой. Я кивнул в сторону, странных предметов. Гариэль посмотрела туда и тоже кивнула.

Я показал на танцующих и знаками дал понять Гариэль, что это ее задача. Она опять кивнула, показывая, что поняла меня. Морите я указал на ударников. Аранте достались охранники. Братья должны были прикрыть Аранту. Себе я выбрал говоруна.

Пульсар быстро сформировался в руке. Я вскочил на ноги и метнул его в цель. Видимо, сильно я невзлюбил этого орка. Пульсар взорвался в момент соприкосновения с ним, оборвав на полуслове. В разные стороны брызнули какие-то ошметки. Одновременно с этим затренькали тетивы девочек, а Аранта с немыслимой скоростью рванула к двум оркам. Барабанные удары прекратились. Земля ощутимо дрогнула под ногами. Я вскочил на ноги, формируя новый пульсар.

— Подстрахуйте Аранту! — крикнул я братьям.

Не зря! Как оказалось, охранников было значительно больше, чем мы видели. Из кустов полезли орки, озлобленные и очень негостеприимно настроенные. Аранта быстро справилась с двумя охранниками и завертелась в танце смерти среди остальных. Братья тоже времени зря не теряли и, довольно ловко орудуя мечами, прикрывали Аранте спину. Я стоял с пульсаром наготове, на тот случай если что-то пойдет совсем уж наперекосяк.

Над моей головой пролетели два орка и тяжело шлепнулись на утрамбованную землю. Это еще что за полеты? А, ясно! Тартак не выдержал. Это он отправил полетать орков при помощи своей палицы. Эй, да он не один! Вон Жерест суетится около привязанной девочки, а Тимон (и где это он ятаган раздобыл?) яростно рубится с крупным орком. Моему пульсару таки нашлось дело! Из кустов слева вылезли пятеро. Двое неудачно встали на одну, линию. Вот их обоих и прошило насквозь. Троих ударом палицы отправил обратно в кусты Тартак. Он раскрутил свою палицу так, что она превратилась в туманный круг, и бросился на самую большую группу орков, спешащих к месту схватки. Ох и полетели же они в разные стороны… Молодец Тартак, так их!

— Уходим! — рявкнул я. — Сейчас здесь будет вся орда!

Я огляделся по сторонам. Поле боя было за нами. Несколько порезов, несерьезных, у парней. Жерест уже освободил девочку. Ее подхватил на руки Тартак, нетерпеливо посматривающий на меня.

— Секундочку! — хрипло сказал я и, развернувшись, всадил пульсар в артефакты.

Вот это фейерверк! Рвануло так, что я даже испугался. Вверх выплеснулось три черных клуба дыма. Они приобрели форму и стали похожи на джиннов, только с рогами и черного цвета, раздался дикий смех, и эти существа быстро умчались навстречу приближающейся орде. Джинны спикировали на авангард орков. Завязалась непонятная кутерьма. Поднялся сильный шум. Раздавались вопли, что-то лязгало, слышны были какие-то удары чего-то обо что-то. Мы не стали дожидаться, чем это закончится, и выяснять, откуда эти звуки, со всей возможной скоростью бросившись к лесу.

Глава 6

Спасибо нашему преподавателю боевых искусств Баграну, Скитальцу. Не зря он нас гонял. Думаю, сейчас-то он был бы нами очень доволен. Мы мчались по лесу, ловко увертываясь от встающих на пути деревьев. Даже Тартак удержался от своей любимой привычки сшибать по пути пару-тройку не особо толстых сосенок. Ну, еще бы! С ребенком-то на руках. Он бережно нес девочку. Она за все время не проронила ни слова, только страха в глазах вроде бы стало меньше. Мы не знали, гонятся ли за нами орки. Ни у кого не хватило ни любопытства, ни глупости остаться и посмотреть, чем закончилась сватка трех черных джиннов с авангардом орды. Гариэль, бежавшая в хвосте нашей колонны, время от времени оглядывалась. Под ее взглядом трава, примятая нами, выпрямлялась, кусты смыкали ветви и обрастали длинными шипами.

Уже в непосредственной близости от поселка мы перешли на шаг.

— Это что, мы всех их шаманов порешили? — пропыхтел Жерест, успокаивая дыхание.

— Сомневаюсь, — покачала головой Гариэль.

— Но они же все там были готовые! — возмутился Харос. — Все красавчики с персональной стрелой в жизненно важных органах. — Это он от танессы Хирув нахватался.

— Там был только один по-настоящему сильный шаман, — ответила Гариэль, — если бы Колин его не изжарил в самом начале, то он мог бы доставить нам очень много неприятностей. Остальные — шаманы низкого круга, боевые. Они многого не могут. Слишком слабы для этого. Они были донорами, подпиткой для заклинания сильного. Основной, высший круг шаманов остается в стойбище. В поход посылается один-два из круга.

— Жаль! — искренне вздохнул Жерест.

— Наоборот! — вскинулась Гариэль. — Если бы там были сильнейшие, то у нас не было бы никаких шансов!

Мы вышли из леса. Уже был виден частокол, окружающий Мурыжи. Морита вдруг пронзительно свистнула в два пальца. Не ожидал от нее. Классный свист. Даже на расстоянии было видно, как в поселке поднялась суматоха. На вал за частоколом взлетели несколько человек. На солнце посверкивали кольчуги и шлемы. В руках у бойцов были большие луки. Ворота, распахнутые днем, мгновенно сомкнулись. На валу появлялось все больше вооруженных людей. Запылали костры под большими чанами со смолой.

Мы снова перешли на трусцу. Подбежали к воротам, их приоткрыли ровно настолько, чтобы мы могли протиснуться, и втянулись на территорию поселка. Первым, кого мы увидели, был староста Рисмон. Не осталось и следа от его обычного благодушия. Перед нами стоял предводитель воинов.

— Что случилось? — требовательно спросил он.

— В степи орда! — коротко доложила Морита.

— Голаш! — Староста обернулся к молодому пареньку, стоящему у него за спиной и выполняющему функции адъютанта. — Не мешкай! Бери коня и молнией лети в Форт-Анар. Доложи коменданту.

Голаш кивнул и бегом бросился к конюшне.

— Они еще в степи? — снова обратился к Морите Рисмон.

— Да, они немного задерживаются, — неуверенно сказала Морита.

— Так, ну, часа три у нас есть… Что значит задерживаются? — недоуменно поднял брови староста.

— Ну, там на них напало что-то непонятное… — Морита беспомощно оглянулась на нас. — Им надо сначала справиться с этим, а потом только они смогут двинуться сюда.

На лице старосты отразилась усиленная работа мысли. КПД у мысли, видимо, был никудышный, поэтому она ушла без результата.

— А это что за девочка? — внезапно обратил внимание Рисмон на кроху, уютно устроившуюся в лапах Тартака. — Постой-постой! Да это же Снежанка! Дочь кузнеца Грохота из соседнего поселка. Она два дня назад пропала. Ее обыскались уже. Где вы ее нашли?

— Там, — махнула рукой Морита.

— У орков, — услужливо пояснил Жерест. — Ой, Аранта, ты чего ногой лягаешься?!

— А ты не мели лишнего! — прошипела Аранта.

— У орков?! — Брови Рисмона уползли вверх по лбу, под шлем.

Морита горестно кивнула головой.

— Но они же хотели ее в жертву принести! — возмутился Жерест. — Не могли же мы просто смотреть на это безобразие!

— И что? — слабым голосом спросил староста.

— Мы похерили всех этих долбаных шаманов и освободили девочку! — гордо сказал Жерест. — Да что вы деретесь?!

Это была реакция на уже сдвоенный подзатыльник, от Аранты и от меня.

— Вы убили шаманов?

Когда Рисмон удивился информации про орков, я думал, что это крайняя степень удивления. Я ошибался. Крайняя степень наступила сейчас. Выпученные глаза, приоткрытый рот, выпавший из руки меч, все это было достойно пера какого-нибудь великого художника. Мы переглянулись. Жерест сдал нас с потрохами. Нейтральными фразами уже не отделаться.

— Рассказывай уж! — махнула рукой Морита Жересту.

Жерест нерешительно взглянул на нас с Арантой. Аранта некоторое время сверлила Жереста взглядом, потом нехотя кивнула. Жерест открыл рот, и его понесло! Уж как рассказывает Жерест, все мы отлично знали.


Жерест закончил рассказ в полной тишине. Вот ведь какой артист пропадает! Ну, талант! Даже я заслушался. Надо отдать должное, на этот раз Жерест описал происходящее, не отходя далеко от истины. Приукрасил, конечно, кое-где, не без этого. Не знаю, как магом, а рассказчиком Жерест мог стать отменным. Вокруг нас собралась добрая половина поселка. Все, затаив дыхание, слушали перечень выдающихся подвигов, по словам Жереста, совершенных нами. Лично я охарактеризовал бы ситуацию одним словом — повезло!

— Так орки сейчас сражаются с черными демонами? — нарушил тишину, Рисмон.

— Не знаю, как сейчас, но когда мы оттуда «отходили», — передразнил я Жереста, — а попросту бежали во весь дух, орки были заняты именно этим.

Рисмон покачал в раздумье головой.

— Хогар, — наконец принял он решение, — возьми двоих своих следопытов, проверь, как там орки и где они. Грохота известим потом. Не хватало еще, чтобы он на орков напоролся, когда сюда побежит! Девчонка пока поживет у матери Мориты. Ребята! Не знаю, придут сюда орки или нет, но вам надо немедленно уходить!

— Еще чего! — громогласно возмутился Тартак, освободившись от своего груза, вернее, заменив Снежанку в руках на свою палицу.

— Вы слишком ценны для нашего королевства, и мы не имеем права рисковать вашими жизнями! — заявил староста.

Это еще что за новости? Они, значит, тут будут сражаться с орками, а мы драпать дальше?

— Значит, там, когда мы были одни против всей орды, это было в порядке вещей? — вкрадчиво сказал я. — А теперь, когда мы в защищенном поселке и среди умелых бойцов, мы подвергаемся риску? И потом, мы — будущие боевые маги, кое-что умеем и сейчас. Неужели мы не пригодимся, если что?

— Я умею ставить «зеленую стену», — неожиданно известила Гариэль.

— А я классно стреляю из рогатки, — поддакнул Жерест.

Раздались отдельные смешки, и через секунду хохотал весь поселок.


Ночью в Мурыжах никто не спал. На валу стояли караульные. Они бдительно всматривались в темноту и вслушивались в тишину. К частоколу подтаскивали мешки с песком. Женщины рвали на бинты чистые тряпки и готовили еду для бойцов. Спешно вооружались все, кто мог держать в руках оружие. Староста раз десять, наверное, пробежал вдоль всего частокола, выискивая слабые места. К воротам подкатили две телеги, доверху нагруженные песком, и установили так, чтобы в любой момент ими можно было блокировать ворота. Братья и Тимон тренировались в бою на мечах. Гариэль и Аранта спокойно наблюдали за всеми приготовлениями. Ну, да. Гариэль может такую стенку соорудить, что ее не перелезть и не перелететь. А удавы в виде двух извивающихся лиан? Тоже не подарок. Но сначала она поупражняется в стрельбе из лука. Вам надо рассказывать, как эльфы стреляют из лука? Аранта от Гариэль не отстанет. С ее скоростью и силой, подкрепленной двумя отточенными мечами, оркам места мало будет! Жерест с нацепленным на пояс кинжалом расхаживал около гостевого дома (производил впечатление и вселял боевой дух). Тартак по-своему укреплял свой боевой дух. Если бы я столько ел, я бы давно лопнул, а Тартаку хоть бы хны! Морита забрала стрелы и тренировалась в стрельбе за домом. Я тренироваться не стал, уж больно мои снаряды разрушительны. Если орки нагрянут, вот тогда я и оттянусь по полной.

Хогар с разведчиками вернулись под утро. Махнув нам на ходу, чтобы мы шли за ними, Хогар направился к домику старосты.

— Ну, Хогар, где они? Далеко? — задал Рисмон вопрос.

— Орда ушла! Вернее, то, что от нее осталось, ушло. — Хогар покачал головой. — Не знаю, что на них напало, но я не хотел бы там быть в то время! Это с орками не очень церемонилось. Ужасная картина!

— Рассказывай! — потребовал Рисмон.

Хогар насупился и начал рассказывать об увиденном:

— Лесом мы прошли быстро. Хотя что меня удивило, так это кусты. Откуда на простом орешнике взялись такие длинные и острые шипы? И это не только на орешнике! На подходе к степи мы удвоили осторожность. Но это было излишне! Такого количества покалеченных и убитых орков я еще не видел! Телами была устлана вся степь, на сколько хватало глаз. И через всю степь тянулись странные черные полосы, как будто там выпал черный снег. Страшная картина. Ясно одно: оркам сейчас не до нас, по крайней мере, тем, кто остался жив.

Староста некоторое время помолчал, потом его лицо переменилось. Разом исчезло суровое выражение, оплыли щеки, появились лучики веселых морщинок у уголков глаз. Перед нами снова был Санта-Клаус. Он бодро поднялся из-за стола и, распахнув широко дверь, вышел на крыльцо. В проем двери мне были видны люди, собравшиеся у дома старосты в ожидании новостей. Жители очень хорошо знали Рисмона. Он не успел и слова сказать, как среди людей поднялся радостный гомон.

— Дорогие мои! — провозгласил Рисмон, жестом приглашая и нас выйти к нему. — Морита с друзьями снова совершила подвиг, достойный войти в историю! Я бы даже сказал, достойный воспевания в легендах и, так сказать, в сказках! Они не только уничтожили оркских шаманов, но и напустили на орду демонов, которые эту орду не пожалели, а очень даже наоборот! Поприветствуем нашу славную Мориту, ну, и ее друзей, конечно, тоже!

Радостный рев толпы перед домиком заглушил то, что Рисмон еще хотел сказать. Первым из собравшихся на крыльцо выскочил отец Мориты. Он подхватил дочь на руки и радостно начал с нею кружиться. Следом за ним бросились остальные. Нас всех подняли на плечи и понесли к гостевому дому. Один Тартак шел своим ходом. Просто-напросто никто не представлял, каким образом его понести на плечах. Хотя нашлись смельчаки, подставившие плечи под его руки. Поэтому Тартак не спеша шел за нами, окруженный счастливыми посельчанами, и тщательно следил, чтобы никого из них не покалечить ненароком. Больше всего меня беспокоило, как бы меня не шибанули головой об арку ворот! Слава богу! Пронесли не зацепив.


Утром я проснулся первым. Торжественный ужин в день нашего прибытия сюда был легким перекусом по сравнению со вчерашним. Поселок гудел и отрывался по полной! Все хором ревели боевые песни, чокались бокалами с молодым вином, брагой, настойками и элем. Горланили здравницы Морите и ее друзьям, то есть нам. Вскоре все всё перепутали, что немудрено при таком-то количестве горячительных напитков, и основная тема была утеряна. Прибывшему с Голашем воину, гарнизона доходчиво объяснили, что орда была тут, но ее быстренько побили. Обиженные орки поплакали и ушли себе, а мы тут празднуем. По растерянному лицу воина было видно, что он о нас думает. Его быстренько усадили за стол, поставили перед ним полную миску еды, налили в кубок чего-то горячительного, и вскоре он уже ничем от нас не отличался. Так же пел, пил и горланил что-то поздравительное.

Еще раньше прибыл и кузнец Грохот. Здоровенный мужик плакал, как дитя, и бесконечно благодарил нас за свою дочь. Снежанка была единственным ребенком, и отец буквально дрожал над ней. Она, по словам кузнеца, была очень похожа на свою мать, умершую родами, которую кузнец безумно любил. С тех пор Грохот не женился и жил заботами о дочурке. В тот злосчастный день он отпустил ее с девками по землянику. Все вернулись, а Снежанка нет. Кузнец с горя чуть руки на себя не наложил.

Потом он вместе с нами ел, пил и пел басом, соревнуясь с Тартаком. Мощный хор выводил местные песни на уровень заклинаний от нечисти. Местные кабыздохи с готовностью подхватили это благое начинание и долго потом не могли остановиться, повторяя особо проникновенные рулады по нескольку раз. Тартак даже исполнил свою любимую песню, которую в трезвом виде слушать без дрожи в конечностях было невозможно! Эффект был поразительный! Многие мгновенно протрезвели, несколько особо слабонервных женщин грохнулись в обморок. Сообща поблагодарив Тартака и решительно оборвав его попытки спеть на бис, народ снова обратился к питию, дабы восстановить утраченное хмельное счастье.


Потягиваясь, я вышел на крыльцо гостевого дома. Сладко зевнул и бросил взгляд во двор, после чего резко повернулся с твердым намерением снова лечь и спать, спать и спать.

— Коли-ин! Куда же ты?

Это было произнесено ласково и благожелательно. Настолько ласково и благожелательно, что у меня мороз прошел по коже! Все бы ничего, если бы не голос. Вернее, обладатель этого голоса. Пришлось остановиться, изобразить на лице радость от встречи и снова повернуться лицом ко двору.

За столом, на скамеечке, сидели тан Горий и тан Тюрон. Рядом с ними мялся староста Рисмон. На столе стояла мисочка с огурчиками и две пустые стопочки.

— Раз уж ты проснулся, присаживайся, и поговорим, — радушно предложил тан Горий.

Тан Тюрон держал на лице улыбку, демонстрирующую, что у него все зубы в наличии и в хорошем состоянии. Я вздрогнул, на миг представив себе, как бы это выглядело, будь он в обличье дракона!

— А надо? — осторожно спросил я.

— Очень! — Тан Горий ослепительно улыбнулся мне.

Интересно, кто напишет некролог безвременно ушедшему из жизни молодому и талантливому магу?

— Мы ни в чем не виноваты! — на всякий случай сообщил я, осторожно присаживаясь на краешек скамейки, подальше от революционной тройки.

— Уважаемый староста Рисмон уже ввел нас в курс произошедшего. — Тан Горий благосклонно улыбнулся старосте.

Староста торопливо покивал, показывая, что он готов еще раз ввести в курс, если это понадобится.

— Теперь нам хотелось бы, чтобы события осветил непосредственный участник оных. — Глаза тана Гория внезапно стали пронзительными и жесткими.

— Почему я?

— Потому, что ты попался нам первый! — Тан Тюрон, безмятежно улыбаясь, откинулся на спинку скамейки. — К тому же я уверен, что всем этим руководил некий Колин, а не Морита, как убеждает нас уважаемый Рисмон.

— У нас не было другого выхода! — угрюмо сказал я.

— Ты рассказывай, а мы уж как-нибудь сами разберемся, был выход или не было выхода, — велел тан Горий.

Вздохнув, я принялся рассказывать. Постепенно во двор выходили наши ребята. Каждый сначала пытался сладко потянуться, но, увидев наше сборище, забывал про попытку. Некоторые норовили протиреть глаза, чтобы убедиться, что мы им не снимся. Потом, повинуясь повелительным жестам тана Тюрона, подтягивались к столу. К тому времени, когда я закончил рассказывать, все наши уже были в сборе. Мне подсказывали, меня поправляли. Жерест попытался было вклиниться, но резко замолчал, наткнувшись на оценивающий, нехороший взгляд тана Гория.

— Опиши еще раз артефакты, которые использовали шаманы, и брось мне мыслеобраз их, — распорядился тан Горий.

Тан Тюрон вопросительно посмотрел на Гория. Тот покачал головой.

— Действительно выхода не было. — Тан Горий нахмурился. — Если бы ребята их не остановили, вал дикой силы пронесся бы на сотни верст в глубь нашей территории, сметая на своем пути все живое. Эти артефакты задавали направление, ограничивая зону, действия. Как ни крути, а они спасли много жизней! А, Хризмон?

Тан Тюрон, посуровев лицом, кивнул.

— Это так! Но думаю, что им здесь оставаться более не стоит. — Тан Тюрон взглянул на нас. — Куда вы теперь отправитесь?

— Есть одна мысль, — неожиданно ответила Аранта.

Глава 7

За поздним завтраком, плавно переходящим в обед, я обратил внимание на вялость своих одногруппников. Парни явно были под впечатлением вчерашнего торжества. Только Жерест и Тартак выглядели свежими и полными оптимизма.

— Жерест, ты бы поделился своим зельем с товарищами. Ты что, не видишь, как они страдают? — не выдержал я.

— Я делился, но они не захотели! — возразил рыжий.

И неудивительно, я-то помню, как оно выглядит.

— Ну, ладно. Где твое зелье? — морщась, спросил Тимон.

— А нету! Тартак все выхлебал!

Тартак расплылся в довольной улыбке:

— Неплохая похлебка! Еще приготовишь?

Кто-то за столом судорожно икнул. Я понимаю. Вид омерзительный, но оно действует.

— Приготовь еще, — попросил я Жереста.

Жерест хитро взглянул на зеленоватые лица парней и согласно кивнул головой.

Я повернулся к Аранте. Она невозмутимо завтракала.

— Так что там у тебя за мысль была? — поинтересовался я.

— Там это где? — уточнила Аранта.

— Там это здесь! — пояснил я. — Когда тан Тюрон спрашивал о наших дальнейших планах.

— Да ничего особенного. Я предлагаю навестить моих родных, — огорошила нас Ари.

— Зачем? — строго поинтересовался Жерест, что-то отмеривая, смешивая и взбалтывая. — У вас что, проблемы с питанием? Кровушки не хватает?

— Всего у нас хватает, рыжий! — рассердилась Аранта. — Я просто хочу вас познакомить с ними, погостить несколько дней. Безопасность гарантирую! Хотя, — Аранта мстительно улыбнулась, — не всем. Перед рыжими у нас некоторые устоять не смогут. Уж больно они соблазнительны.

Еще раз кто-то икнул.

— Жерест! Да дай ты Харосу своего зелья, чтобы он тут не икал! — не выдержал я. — Ари, ты уверена, что это хорошая идея?

— Ну, если мы выдержали танцы с шаманами… — пожала плечами Аранта, — то почему бы вам не выдержать обычного визита к моим родственникам? Чего вы боитесь? Я же говорила, что мы крови не пьем уже давно. Наш клан отделился от основного сообщества. Мы «Идущие в день»! Мы дали клятву не пить кровь. Вот другие — да! Те пьют кровь.

— А они, те, от вас далеко? — осторожно поинтересовался Фулос.

В это время мы услышали странные громкие звуки, издаваемые Харосом. С присербыванием, хлюпаньем и кашлем он пытался влить в себя пойло, изготовленное Жерестом. Микстура в него явно не шла. Жерест ворковал, уговаривая его сделать еще пару глотков.

— Мне оставь! — пророкотал Тартак.

— Тебе уже хватит! — отрезал Тимон. — Тут еще есть обездоленные, я, например!

— Те далеко, — успокоила Фулоса Аранта, — за горным хребтом.

— Нашли чего пугаться! Да что там разговаривать! Собираем вещи и поехали! — нетерпеливо сказал Тартак, убедившись, что зелья ему так и не достанется.


Поселок, где обитал клан Аранты, находилось на другом конце королевства, на юге. С одной стороны его прикрывали от холодных ветров достаточно высокие горы, а с другой омывало теплое Торканское море. Местечко, конечно, курортное. У нас бы его уже давно купил какой-нибудь олигарх. Вот только здесь с такими поступают по-простому. Был олигарх и нету! Где он? А вампиры съели! Земельные вопросы решаются не взятками, а волей монарха или силой меча.

Добираться до места пришлось в три приема. Через два телепорта, да еще потом своим ходом верст шесть. Ну, нам не привыкать! Хотя вид Тартака неизменно вызывал нездоровый ажиотаж, обошлось без приключений. Если, конечно, не считать толстяка оператора. Увидев Тартака, бодро выходящего из телепорта с палицей наперевес, этот бодрячок решил, что вдвоем с Тартаком они в этом помещении не поместятся, и попытался оперативно выйти через окно, благо оно находилось рядом. Одного не рассчитал бедняга, габаритами значительно превосходивший размер оконного поема. Он таки умудрился выползти до половины, после чего конкретно застрял. Так вот, та половина, что осталась в помещении, отчаянно боялась, а та, что уже успела его покинуть, отчаянно орала.


Мы вышли из магистрата города Ар-Тугур, в котором был расположен телепорт. Особого внимания местных жителей мы не привлекли, вокруг нас мелькали и более колоритные экземпляры, и то хорошо. Аранта уверенно двинулась в сторону, нескольких повозок, стоявших в тени раскидистого дерева.

— Ари! Ты куда? — окликнул ее я.

— Ты что, — обернулась Аранта, — собираешься шесть верст пешком топать?

— Я — нет! А вот Тартак — да!

— А почему это Тартак — да? — обиделся тролль. — Я тоже хочу ехать!

— На чем? — заинтересовался Тимон.

Хмурое молчание Тартака было красноречивее любых слов.

— А пусть он уменьшится, — предложила Морита.

— А вес как? — встрял в дискуссию Харос. — Лошадям и повозкам как-то все равно, какого размера Тартак, главное для них то, что он тяжелый!

— Но не толстый! — счел нужным уточнить Тартак. — Это мускулы у меня!

— Как же быть? — озадачилась Аранта. — Идти по жаре и тащить на себе вещи у меня особой охоты нет.

— А у меня есть охота ехать, а придется идти по жаре! — пробурчал Тартак.

Все же компромисс был найден. Мы едем на повозках. Наши вещи едут там же, и «мешочек» Тартака тоже. А сам Тартак идет пешочком.

— Только пусть они не едут слишком быстро, — выдвинул свое требование Тартак. — Бежать за вами я не хочу!

— Если ты не будешь петь, то они не будут, — успокоил я его.

— Это тролльи национальные песни, — счел нужным уточнить Тартак. — Ты что-то имеешь против фольклора?

— Тартак, ты где таких слов нахватался? — изумился Тимон.

— Да приезжал к нам один старичок в пенсне и с кучей свитков, в которые он что-то записывал, — усмехнулся Тартак. — Вот он все время это слово твердил. А потом мы грянули наш многоголосый марш… Так когда его в бессознательном состоянии уносили, даже тогда он это слово бормотал.

Возницы, когда мы нанимали повозки, смотрели на нас с большим удивлением. Оно и понятно. Клиенты, которые хотят ехать к вампирам добровольно, всегда вызывают нездоровый интерес.

— Ну, и что, что к вампирам? — задал вопрос я. — Они что, на вас нападают?

— Дык нет, ваша млсть! Они не нападають, но… так… Ежели бы нападали, их бы наш король воевать пошел бы! А так не нападають! Дык вы же к им ехать хотите. А там у их гнезде всякое могет быть.

— Да? — заинтересовался Жерест. — И что? Уже что-то было?

— Дык кто ж его знает, ваша млсть. Мы тудыть не ходили.

— А кто ходил? — продолжал наседать на возниц Жерест.

— Дык всякое бають, ваша млсть, — поскреб кнутом переносицу один из возниц.

— Так вы везете нас или нет? — поинтересовалась потерявшая терпение Аранта и мило улыбнулась.

Я всегда говорил, что улыбка Аранты неотразима. Увидев ее улыбку, возницы засуетились и выказали полную готовность везти нас, куда мы захотим, и за минимальную плату. Эта конструктивная позиция вызвала полное одобрение с нашей стороны.

Через несколько минут колонна в составе трех повозок и Тартака покинула стены города. В первой повозке ехали девочки. Во второй расположились Тимон и братья. Мы с Жерестом вольготно разлеглись на наших вещах, ехавшими в третьей повозке. За нами бодро топал Тартак со своей низменной палицей на плече. Лошади и возницы пугливо поглядывали на возвышавшегося над ними Тартака и на Аранту, которая хоть и не возвышалась, но ехидно улыбалась, что не приносило успокоения нашему транспорту.

Как только мы покинули предместье, окружающие нас виды стали один другого прекраснее. Я всегда тяготел к экзотическим пейзажам. И вот они! В полном наборе. Горы, зелень, живописно поднимающаяся к вершинам. Пальмы, высокие и стройные. Солнце, почти в зените. А справа, в просветах зелени, проблескивает неимоверно синее море. Так и тянет остановить повозку и отправиться купаться в его ласковые воды. Хм, а плавок-то я не захватил! Как же мы будем купаться? Ладно! Там решим. Как-то же здесь купаются, несмотря на то что плавки в этом мире вроде как не известны.


Как пояснила нам Аранта, мы направлялись в ее родовое гнездо — Виа Дента. Заправлял всем там ее прадед Аррахат.

— Он притворяется слабым и старым, — рассказывала Аранта, — но на самом деле он кого угодно может в бараний рог скрутить! Выказывайте ему уважение, это моему прадеду очень нравится.


Нас довезли до места, где скалы вплотную подступали к морю. Дальше возницы отказались двигаться. Побурчав немного, мы все же нагрузились своими вещами и дальше двинулись пешком.

Мне гнездо Аранты представлялось чем-то хмурым и ужасным. В памяти всплывали образы черного неба и еще более черных замков на фоне этого неба. Заброшенные кладбища, покосившиеся кресты и тучи летучих мышей, носящихся над всем этим безобразием. Место, к которому мы приближались, похоже, начало оправдывать мои ожидания. Скалы подступили почти к краю моря. Мы двигались по узкой кромке пляжа. Если бы волнение на море было сильнее, то мы бы и не смогли пройти. Представляю, как бьются во время шторма волны об эти скалы! А скалы уже нависли над нашими головами, образуя коридор. Только узкая полоска между каменной толщей и морем давала рассеянный свет. Да еще вон там, в дальнем конце, более яркий свет. Наверное, там скалы немного отступают.

Я был прав в том, что отступают. Но я не ожидал, что настолько! А эти вампиры умеют устраиваться! Шикарная долина в окружении гор. Песчаный пляж радует глаз белизной песка. Я такой видел только в рекламном буклете о курортах Средиземноморья, который привезла моя тетка, побывавшая там. Метрах в сорока над пляжем нависал полог сплошной зелени, настолько густой, что невозможно было углядеть хотя бы малейшую прогалину, в нем. Зелень образовывала как бы купол, протянувшийся до самих гор. Под ногами появилась выложенная прямоугольными камнями дорожка, ведущая прямо в сердце этого зеленого буйства. Сплетенные ветви образовывали арку, а слой листьев на ветвях был настолько толст, что солнце не могло пробиться сквозь него и давало только несильный, рассеянный свет. Мы нырнули в этот полумрак, как ныряют люди, в первый раз попавшие на море, — с желанием чего-то нового и с опаской, что это новое окажется не тем, чего ожидали.

— Я не могу ощутить эти растения, — растерянно сказала Гариэль.

— Потому, что их посадили и вырастили мы, — улыбнулась Аранта. — Наш народ тоже может чувствовать природу, но только ту, что создал сам. Мы сажали эти деревья и формировали кроны так, чтобы они образовывали сплошной купол.

Тартак поднял руку и пощупал одну, из ветвей.

— Ветка как ветка! — вынес он решение и пожал плечами. — Не понимаю, что тут чувствовать?

— Тартак, ты вот в горах вырос, да? — повернулась к нему Гариэль.

Тартак кивнул, подтверждая ее слова.

— Вы должны ощущать всякие признаки изменений в горах, например, камнепады. Вы такие вещи чувствуете?

— Не-а! — мотнул головой Тартак. — Только если камень по макушке попадет во время камнепада. Тогда да! Чувствую.

— Вот ведь толстокожий, — укоризненно покачала головой Морита.

Тартак внимательно осмотрел свою фигуру.

— Я не только толстокожий, но еще и толстомехий! — внес ясность тролль. — Попробуй у нас в горах зимой не быть таким, сразу на корм горным воронам попадешь!

— Ну, вы же должны узнавать, когда непогода приближается? — настаивала Гариэль.

— Когда непогода приближается, мы очень просто узнаем, — выдал информацию Тартак. — Если скала под названием Двадцать первый палец видна, значит, будет дождь. Или снег.

— А если не видна? — заинтересовался Жерест.

— Значит, дождь или снег уже идут, — флегматично ответил Тартак, вглядываясь в глубину, зарослей.

А вот и первый встречающий! Вернее, встречающие. Из-за деревьев выглядывали две любопытные мордашки. Большие карие глаза, растрепанная черная шевелюра и ослепительно-белые клыки из-под верхней губы. Двое маленьких вампирят! Я никогда не представлял себе, что есть дети-вампирята!

А они, узрев Аранту, с радостным вигом бросились к ней на шею.

— По-моему, они ошиблись, — философски глядя на них, произнес Жерест, — они хотели броситься на наши шеи.

— Не волнуйся, Жере, у них еще будет время исправить свою ошибку, — подбодрил я Жереста. — Аранта же говорила, что к рыжим у них особая слабость.

Жерест в ответ на мои слова только поднял воротник своей рубахи.

— Ты думаешь, это поможет? — с интересом спросил я, заметив его реакцию.

— Ребята! Это мои племянники! — радостно сказала Аранта, обнимая прижавшихся к ней пацанят.

— То есть это дети твоего брата? — с интересом спросил я.

— Вот еще! — фыркнула Аранта. — Это дети моей старшей сестры! Мой брат начнет думать о семье лет через сто и, подумав еще лет сто, решит, что это ему не нужно.

— Я его понимаю, — хмыкнул я.

— Ну, да, — тихо сказала Аранта, — вы с ним очень похожи.

— Но не в этом! — так же тихо ответил я, воспользовавшись тем, что внимание наших ребят было поглощено созерцанием селения.

Таинственно блеснувшие глаза Ари показали мне, что она услышала меня. Может, кто-нибудь объяснит мне, зачем я это говорил?

Глава 8

Селение вампиров поражало продуманностью в планировке. В центре селения располагался зал общих собраний и дом правителя. Правителем, или главой клана был наистарейший и наимудрейший, причем не обязательно мужчина. Далее от этих зданий и площади перед ними радиально расходились дороги, вдоль которых располагались дома жителей. Все это находилось под пологом леса. Плотная листва преграждала путь прямым солнечным лучам, которые были болезненными для глаз многих вампиров, поэтому на улицах селения царил полумрак. Дома казались уменьшенными копиями средневековых замков. Жители не занимались садоводством, за исключением обязательных для каждого дома цветников. У каждого дома цветы были свои, отличающиеся от других. Поражали их красота и необычность. Странным казалось, что такие цветы вырастают практически без солнечного света. Продукты, необходимые вещи вампиры получали из внешнего мира в обмен на изделия ремесленных мастерских, коих в селении было несколько. Сырье для мастерских тоже закупали в Ар-Тугуре.

Считались непревзойденными, прочными и качественными изделия из кожи, сделанные вампирами: ремни, перевязи, куртки, штаны. Также процветал нелегальный бизнес на специальном оружии для тайных агентов и киллеров. Некоторые подрабатывали на организации торжественных мероприятий типа свадеб, похорон, приемов, так как считалось, что вампиры знатоки и утонченные ценители всяких церемоний подобного рода. Ну, и конечно же представители вампиров высоко ценились как бойцы. Телохранители, похитители и наемные убийцы пользовались большим спросом во внешнем мире. Аранта рассказывала, что безжалостные там, во внешнем мире, бойцы, приехав домой, полностью преображались, становясь приятными, ласковыми и сентиментальными семьянинами. Короче, средств, поступающих от всего вышеперечисленного в казну, клана, хватало с лихвой для безбедной жизни.

Естественно, каждый вампир должен уметь сражаться. Вампир, не достигший высот в умении постоять за свою жизнь, — мертвый вампир. Для воспитания вампиров в духе времени и репутации на краю селения был возведен специальный зал единоборств. Частично он выходил за пределы зеленого полога, для того чтобы бойцы могли действовать при любом освещении. Каждый член клана с малолетства проходил курс обучения у мастеров-наставников. Аранта с гордостью поведала, что она обучалась у мастера-наставника целых десять лет. С одной стороны, это немного, но с другой — она достигла немалых успехов в искусстве единоборств. Ну, этот уровень мастерства она уже не раз нам демонстрировала.

Вот в таком разрезе состоялась краткая экскурсия по Виа Дента. Именно так, по названию клана, называлось гнездо Аранты.

Почему гнездо? Не знаю, да и спросить как-то не удосужился. Они называют свое селение гнездом, пусть будет гнездо. Ведь ни у кого не вызывает удивления, если мы называем свой дом обителью.

Вот и дом Аранты. Двухэтажный особнячок. Маленькие башенки по углам, выполненные из темно-серого камня. Узкие окна, похожие на бойницы. Видимо, там, внутри, надо ходить в инфракрасных очках. Сколько света эти окошки могут дать? Да еще в этом полумраке? Из двери с высоким крыльцом и вычурными перилами из того же темно-серого камня вышла женщина. Ну, конечно же, мать Аранты. Стройная женщина в простом строгом платье. Она очень похожа на Аранту. Черные как смоль пышные волосы свободно ниспадают на плечи. Лицо, на мой взгляд, слишком бледное. Оно и понятно, все время в таком полумраке.

Пока Аранта с матерью обнимались, на крыльце материализовался и отец. Вот он — образцово-показательный вампир! Тоже слишком бледен, хотя и не в такой степени, как мать Аранты. На голове котелок, тонкие, ниточкой, усики под прямым, чуть с горбинкой носом. Безупречный черный пиджак, белоснежный шарфик. Неширокие галифе заправлены в черные же сапоги. Темные глаза сразу обошли всю нашу группу, не останавливаясь ни на миг на ком-то особо, но вбирая в себя всю информацию.

Аранта говорила нам, что рассматривать в упор вампира — оскорбление. Незамедлительно последует вызов на поединок.

— Так это что, я должен говорить, отвернув голову от того, с кем говорю? — возмутился Тимон. — А правила хорошего тона? А если я должен смотреть на собеседника, для того чтобы видеть его реакцию на мои слова?

— Ну, для других разумных рас делается исключение, — проинформировала Аранта, — но все-таки не злоупотребляйте!

Одарив нас лучезарным оскалом безупречно белых зубов с двумя не особо выдающимися клыками, отец Аранты негромко сказал жене:

— А вон тот, большой, очень похож на того типа, с которым не смог справиться дедуля. — И уже нам: — Рад видеть вас! Меня зовут Артрон, а мою жену, — Артания. Аранточка не сообщила нам о том, что приедет не одна. Сейчас готовится помещение для наших гостей. Арин проводит вас туда, где вы сможете сложить свои вещи и отдохнуть с дороги. Арин!

— Па! Ну, чего ты кричишь? Я уже давно здесь! — раздался голос у меня за спиной.

Я резко развернулся, памятуя о том, что первая встреча с братцем Аранты была не очень дружеской. Арин стоял очень близко ко мне и широко улыбался, видя мое ошарашенное лицо. Вот о ком можно сказать сразу: типичный вампир! Ну-ну!

— Привет, Арин! Все еще хочешь кровушки моей отведать? — вежливо поинтересовался я.

— Нет-нет! — еще шире заулыбался Арин. — Мы уже решили этот вопрос в прошлый раз. К тому же я дал клятву.

— А, ну, да, вспомнил! Рад видеть тебя!

— Гариэль! А ты можешь мне волосы перекрасить в другой цвет? — услышал я шепот Жереста за спиной.

— Только в зеленый. Хочешь? — ответный шепот.

Сдавленный то ли кашель, то ли смех Тимона сопроводил этот диалог.

— Арин, проводи наших гостей в зал единоборств, там для них на светлой половине приготовлены апартаменты. — Отец Аранты еще раз одарил нас приветливой улыбкой. — Вечером мы надеемся на ваше присутствие на небольшом семейном ужине в честь приезда нашей дочери.

Арин сделал полупоклон, повернулся и, не оборачиваясь, пошел в сторону, зала. Мы, подхватив свои вещи, организованной толпой последовали за ним.

Так, зал единоборств снаружи мы уже видели. Посмотрим, каков он внутри. Сразу у входа стеллажи с различными смертоубийственными штучками типа шестов, мечей, рапир, сюрикенов кучкой, метательных ножей россыпью, стрел навалом. Узкие коридоры, непрерывно изгибаясь под различными углами, уходят в разные стороны от входа.

Арин уверенно вел нас по извилистому пути.

— Арин, а почему коридоры такие «ровные»? Их что, отведав крови какого-нибудь пьяницы делали? — нейтрально поинтересовался я.

— А у нас тут и практические занятия проходят, — весело ответил Арин, — извилистые коридоры легче защищать! А алкоголь значительно лучше без примеси крови.

Внезапно привычный уже полумрак сменился ослепительным солнечным светом. Потолка у зала в этом месте не было, как не было и покрова из листвы.

— Вот тут вы можете устраиваться. — Арин завел нас в небольшой зал, где прямо на полу лежало восемь матов, предназначенных, видимо, нам в качестве кроватей.

Тартак сбросил свой мешок на один из матов и, неодобрительно покачивая головой, обвел помещение критическим взглядом.

— А если дождь пойдет? — осведомился он. — Арин, ты знаешь, мокрый тролль очень раздражителен, и обычно он снимает раздражительность при помощи ближайшего вампира, попавшегося ему под руку.

Арин некоторое время молча рассматривал Тартака.

— Сегодня дождя не будет, — наконец изрек он, — и завтра не будет. И еще дней десять не будет. Вам бояться нечего.

— А комаров? — всунулся Жерест, страшно не любивший этих маленьких кровососов.

— Мы не жалуем конкурентов! — лениво сказал Арин, цыкнув зубом. — Поэтому комаров здесь не бывает.

Жерест, хмуря лоб, некоторое время обдумывал информацию, после чего выдал результат:

— Значит, там, где есть комары, вампиров не бывает.

— Не факт, — отрезал я. — Вампир может замаскироваться комарами, чтобы напасть на тебя, когда ты будешь отмахиваться от комаров.

— Я уже говорил, что ты не безнадежен? — улыбнулся мне Арин.

— Я знаю. — Я вернул ему улыбку.

Мое внимание привлекла какая-то неправильность в стене. Я подошел поближе и обнаружил искусно замаскированную дверь. Осторожно приоткрыл ее, и моим глазам открылось море. Между мной и им лежала широкая полоса белоснежного песка, манившего к себе возможностью, искупавшись в море, рухнуть на его горячую поверхность и лежать, подставляя солнцу то спину, то живот. Девственный пляж… А почему, кстати, девственный? «Да потому, что вампиры не любят солнца!» — подсказал мне внутренний голос. Я оглянулся на Арина. Он кивнул головой:

— Да, здесь есть выход из зала на пляж.

— Эх, — вздохнул я. — Будь мы на Земле, я бы подсказал вам дивный способ заработать кучу денег.

— А мы и здесь не прочь подзаработать, — заинтересовался Арин.

— Да, но здесь вряд ли имеются любители экстрима.

— Любители чего? — не понял Арин.

— Вот и я об этом, — поддакнул я.

— А где моя кровать? — задал животрепещущий вопрос Тартак.

— В соседнем зале! — хором ответили Гариэль и Морита.

— Надеюсь, стены тут звуконепроницаемые? — послал вслед вопрос Тимон.

— А вот мы сейчас это проверим, — вкрадчиво сказал Тартак, положив лапу на плечо Тимона. — Если твои крики за пределами зала не услышат, то можно будет сказать, что стены хорошие.

— Это чьи крики? — поинтересовался Тимон, вонзая «ледяную иглу» Тартаку пониже спины.

Тартак возмущенно взревел, резко выпрямившись. Тимон хихикнул и, проскользнув мимо меня, выскочил на пляж. Тартак рванулся за ним. Остальные не заставили себя ждать. Некоторое время на песочке царила веселая кутерьма. Тартак ловил Тимона, а мы изо всех сил мешали ему. Наконец Тартак все-таки изловил обидчика. Весело гикая, он с Тимоном под мышкой ринулся к морю. Я оглянулся. В проеме двери, но так, чтобы на него не падал прямой свет, стоял Арин и неодобрительно смотрел на наше ребячество.

Вопль Тимона и шумный всплеск слились в один звук. Из воды, отфыркиваясь, вынырнул Тартак. Чуть поодаль показался и Тимон.

— Хороша водица! Ребята, давай к нам! — Тартак приглашающе помахал лапой.

Эх! Была не была! Я скинул рубашку, ботинки, носки и, оставшись в одних легких штанах, бросился в море. Вскоре рядом со мной плескались, последовав моему примеру, и братья с Жерестом. Девчонки на провокацию не поддались. Стоя на берегу, они весело смеялись, наблюдая за нашим бултыханием в воде.


Через пару часов, когда мы основательно подкрепились, нас пригласил на беседу сам глава клана Аррахат дер Тордерресс Хамра Коэрресс.

В сопровождении Арина мы вошли в полутемный зал, где стояло несколько кресел. В одном из них сидел Аррахат, придвинув его к камину, в котором уютно потрескивали горящие дрова. Он приветственно поднял руку. Я внимательно присмотрелся к нему.

На первый взгляд глава клана казался нестарым. Сухощавая фигура, рельефная мускулатура. Правильное лицо не выдавало ни малейшего намека на преклонный возраст. Только кое-где в темных волосах проблескивали ниточки седины. Он тоже внимательно рассматривал нас.

Лирическое отступление

Беседа главы клана Виа Дента Аррахата Хамра Коэрресс

Присаживайтесь, дети мои! Рад вас видеть в моем родовом гнезде!

Арин, внучок, прошу тебя не смотреть таким взглядом на этого милого мальчика Колина!.. Что? Это ты называешь благожелательным взглядом? Ты хочешь обмануть старого, прожившего пару тысячелетий вампира?.. Ты правильно говоришь, не многие решались это делать, уж тебе-то, по крайней мере, не стоит пытаться. Но я стар, и глаза мои могут меня обманывать. Не ты внучок, а глаза. Кстати, лучше бы тебе и не пробовать эту кровь! Вряд ли ты сможешь ее переварить. Уж это-то я и без помощи глаз могу определить. Мы-то вообще отошли от этого обычая — пить кровь тех, кто имел глупость вызвать наше неудовольствие, но иногда старые привычки дают себя знать. Арра, детка моя, тебя это не касается. Я помню, что ты вообще не пьешь кровь, ты так похожа на мою Шейлу!..

Послушай! Да, ты, лохматый и большой. Мне знакома твоя троллья рожа! Это не с тобой у нас состоялся дружеский разговор о разногласиях между троллями и вампирами?.. То-то помнится мне об этом! Арин, внучок, этого тоже не пытайся трогать. Набьешь полную пасть шерсти, а до сути не доберешься!..

Да, так о чем это я? Ах да! О крови. Так вот, к этому вопросу надо подходить очень осторожно! Взвешенно и не сломя голову. Иначе это может привести к плачевным результатам! Ваш прапрадед, а мой отец, славной памяти Арратурн дер Тордерресс Хамра Коэрресс вот так и погиб. Не взвесив ситуацию, безоглядно бросился на разозлившего его… Как там его-то звали?.. Ах да! Тюрон! Ну, да! Так его и звали! И что? А ничего, сгорел от одного-единственного глотка! И что самое обидное, свой глоток он честно заработал! Этот Тюрон умеет драться, и легко моему деду не пришлось! Конечно, это нечестно! Знаешь же, что нам вредна драконья кровь, а злишь!..

Наш клан зовется — «Идущие в день»! Почему?..

Детка, Гариэль, кажется, ты такая милая в твоем охотничьем костюме!.. Арин, никогда не трогай эльфов! Если ты сотворишь такую глупость, то огребешь себе проблем по самое не могу! У эльфов нет такого понятия, как «за давностью лет». И память у них хорошая. А если говорить о коллекции гадостей, которые они тебе могут устроить!..

Так вот. Наш клан так зовется потому, что мы первые вампиры, кто не боится лучей солнца! А Арра первая и пока единственная, кто пошел по пути Света! Не то чтобы другие вампиры не могли выходить при свете дня. Просто солнце им неприятно. А вот вампиры из других кланов вообще не могут терпеть солнечного света. Это вызвано тем, что они немерено пьют кровь до сих пор! Именно потребление крови и вызывает эффект аллергии на солнце. Мы — единственный клан вампиров, где вы можете чувствовать себя в безопасности, если не будете допускать провокаций, естественно.

Очень поучительная беседа. Обманчиво спокойная поза главы клана, его тихий голос расслабляли, но несколько раз я ловил на себе быстрый взгляд Аррахата. Иногда в глазах нет-нет да проскользнет алый всполох. Тогда начинаешь понимать, что все это показное — и поза, и голос. Перед нами сидел мощный воин, способный в один момент превратиться в отлаженную машину, смерти.

Глава 9

Я сидел на камне, часть которого омывало море. Солнце бросало на землю последние лучи. Пара облаков окрасилась в багровые тона, что в глубокой синеве неба, переходящей в черноту, придавало окружающей меня картине нереальность. На море был полнейший штиль. Безбрежная гладь воды завораживала. Есть две вещи, на которые я могу смотреть очень долго, не уставая. Это море и огонь.

Вдруг я ощутил рядом чье-то присутствие. Я оглянулся. Недалеко от меня стоял Арин, так же как и я, смотрящий на море.

— Ну, как тебе наш дедуля? — почувствовав мой взгляд, спросил он, не отрывая взгляда от водяной глади.

— Впечатляет, — отозвался я. — Вот только что-то мне не понравились его рассуждения о крови. Такую оригинальную градацию разумных в зависимости от качества крови я как-то раньше не встречал.

— А что ты хочешь? Дедуля лет до пятисот был самым настоящим вампиром. Пил кровь и не думал менять привычки.

— И что же произошло?

Арин не ответил. Молчание затянулось. Я уже перестал ждать ответ, когда Арин, все так же не отрывая взгляда от моря, тихо начал рассказывать:

— Все изменила любовь. Кто бы мог подумать, блестящий воин, высший вампир полюбил. И полюбил он простую человеческую женщину. И надо же было такому случиться, она ответила ему взаимностью.

Арин взглянул на меня. Я понял, что, несмотря на некоторую ироничность, эта история для Арина очень важна.

— Мне хотелось бы сказать, что жили они долго и счастливо, — Арин покачал головой, — но вы, человеки, так недолговечны.

У меня было свое мнение на этот счет, но я не стал перебивать Арина.

— Прадед до последнего дня любил ее. Он поклялся, что больше никогда не будет пить человеческую кровь. Среди нашего народа нашлись те, кто придерживался такой же точки зрения. Таким образом начался величайший эксперимент. Аррахат основал новый клан. Клан вампиров, которые по своей сути уже не были таковыми. Многие не поняли его. Были бои, жестокие и беспощадные. Многие погибли… Но мой прадед победил. Он увел с собой своих последователей и поселился здесь. С тех пор, чем бы мы ни занимались, мы никогда не пили человеческую кровь. Но прадед помнит те времена и рассуждает так, как будто мы до сих пор имеем такую привычку. По сути, мы стали отверженными среди нашего народа…

Арин замолчал.

— А что он говорил про своего отца, который погиб в схватке с таном Тюроном? — через некоторое время спросил я.

— Прапрадед, хотя и не принял точки зрения сына, все же пошел с ним, — усмехнулся Арин. — Он погиб не в битве с Тюроном. Погиб по глупости. Он не понял, что перед ним дракон-оборотень. Кровь дракона очень плохо отразилась на его пищеварении. Его прожгло насквозь, — пояснил Арин в ответ на мой недоуменный взгляд. — Это было лет двести назад.

— А ты? Ты лично жалеешь о том, что вы другие? — допытывался я.

Арин пожал плечами.

— Не знаю. С одной стороны, в моих жилах течет частица человеческой крови, но с другой стороны… Люди начали терять две свои главные добродетели — уважение и боязнь. Приходится применять достаточно жесткие меры для того, чтобы стимулировать и то, и это. Да и… — Арин махнул рукой, — тяжело чувствовать себя отверженным!

— А Аранта?

— Сестренка? — Лицо Арина внезапно озарила необычная для него нежная улыбка. — Она другая!

— Маг?

— Нет, это не то. Все мы в какой-то степени маги. Правда, магия наша несколько специфична, но от этого она не перестает быть магией. Нет, тут особое! Она первая пошла по светлому пути. Может быть, это то, что нам необходимо, и многие потом пойдут этим путем? Не знаю.

— Так не только она, — я поудобнее устроился на камне, — вон и Тартак тоже, первый из троллей.

— А, этот здоровый! — Арин заулыбался. — Кстати, он большой везунчик. Уцелеть после встречи с дедулей, когда он в плохом настроении!..

— Да что там все-таки произошло? — заинтересовался я.

— Это было там, по ту сторону, хребта. — Арин махнул рукой в сторону, гор. — Дедуля там бродил по своим делам, когда повстречал эту гору мускулов, покрытую густой шерстью и заканчивающуюся здоровенной дубиной. Дед рассказывал, что тролль повел себя непочтительно, то есть не проявил ни боязни, ни уважения. При том что дедуля был в не лучшем настроении, этого было вполне достаточно для хорошей потасовки. Этот Тартак очень ловко владеет своей палицей. Дедуле пришлось проявить чудеса ловкости и умения, чтобы избежать удара. Хотя, судя по тому, каким помятым и встрепанным он вернулся, ему все-таки досталось.

Вообще-то тролли держатся в стороне от игр Света и Тьмы. То, что тролль и вампир впервые стали на сторону, Света, может значить очень многое, а может не значить ничего.

Солнце окончательно скрылось в море. Нас обступила темнота. Только смутный силуэт Арина был мне виден. Интересно, почему я чувствую себя так уютно и спокойно в логове вампиров? Мы долго еще сидели с Арином на берегу. Темы разговора сменяли друг друга. На свою импровизированную кровать я рухнул, когда небо стало окрашиваться в серый свет приближающегося утра.

Глава 10

Да, плавок в этом мире нет, но зато есть то, что их заменяет. У мужчин это штаны тонкого полотна, а у женщин (хи-хи) — рубахи с рюшечками и воланчиками. Женское приспособление в действии я не видел, но думаю, что выглядит это впечатляюще. И купаются представители разных полов в разных местах. Попробуй зайти на женский пляж, такого огребешь, что лучше было бы сразу к оркам на жертвенный огонек заглянуть, в качестве центрального блюда.

Но наши девочки проблему с купанием решили просто и оригинально. Гариэль и Аранта вырастили «зеленую стену». Вернее, вырастила «стену» Гариэль, а сделать так, чтобы она прижилась и стояла долго, это уже была забота Аранты. Земля, на которой живут вампиры, со временем приобретает некоторые свойства. Она слушается только вампиров и никого более. С одной стороны «стена» упиралась непосредственно в зал единоборств, а другим концом уходила далеко в море. Она была так высока, что Жерест, попытавшийся левитацией достичь нужную для наблюдения высоту, вынужден был капитулировать, особенно когда Аранта пригрозила сдать его на тренировку к Сарресту.

Саррест — это местный аналог Баграна Скитальца. Только Багран издев… простите, обучает боевым искусствам в Школе, а Саррест издев… простите, обучает боевым искусствам вампиров. Наверное, такие Баграны — непременный атрибут всех боевых сообществ. Мастера лишать врагов жизни, а своих гонять до изнеможения. Эту глупость с Саррестом допустил я, о чем мне не уставали напоминать все члены нашей группы. На следующий день после прибытия я попросил выделить нам зал для тренировок. Поддерживать форму мне, видите ли, захотелось. Ага! Как радушные хозяева, вампиры сразу же выделили нам зал и Сарреста в виде бесплатного приложения, или, как принято говорить в моем мире, триста граммов бесплатно. Вернее, это они думали, что бесплатно. Зато эти триста граммов так не думали и обошлись нам очень дорого. Скептически осмотрев наши стройные ряды, Саррест задал первый вопрос, мол, из какого отстойника мы сбежали. В ответ на возмущенный гул группы он вызвал на поединок каждого по очереди и разделал каждого, как Бог черепаху. Повозиться ему пришлось разве что с Тартаком. Тартак, умудренный первым опытом с Баграном, палицей не махал и держался настороже. Саррест недостаточно стремительно провел атаку и в итоге был ухвачен мощной дланью Тартака за загривок. Дальше — проще! Тартак продолжил движение и в нужный момент длань разжал. Саррест, считавший, что магия — это баловство, резко передумал и в темпе научился левитации. Он и не снес крышу только потому, что ее, крыши, не было. Вместо демонстративного сноса крыши Саррест элегантно перелетел стену, и скрылся в недрах соседних помещений. Это был единственный успех Тартака. Скрывался озверевший Саррест недолго. Ворвавшись вновь в зал, он на дикой скорости провел каскад приемов. Даже я не смог полностью уследить за ним. В итоге Саррест создал икебану, — палица Тартака как центральная деталь, ну, и сам Тартак в качестве сопутствующего художественного фона, завязанный вокруг нее. М-да! Познавательный урок получился. Потом я проявил чудеса скорости, уж очень Тартак был мне благодарен и непременно эту благодарность, после того как его развязали, хотел высказать лично.


Тартак лежал на спине, подставив брюхо жарким лучам солнца. На лице блаженная улыбка.

— Тартак, можешь ответить мне на один вопрос? — спросил я, перевернувшись на живот и подставляя солнцу спину.

— Ну? — произнес тролль, не открывая глаз.

— Это правда, что тролли не принимают сторону, одной из сил?

— Правда! — твердо ответил Тартак. — Мы сами сила. Вот сторону, своей силы мы и принимаем!

— Нет. Ты не понял, — заторопился я. — Я имею в виду Свет и Тьму.

— А, это… — Тартак снова расслабился. — А зачем нам? В отношении троллей есть одно, но очень важное правило: не трогай нас, и будет тебе счастье!

— А если тронут?

— Тогда будет тебе несчастье! — ответствовал Тартак безмятежно.

— Но ты-то принял сторону, Света! — не отставал я.

— Это потому, что я — маг! — важно сказал Тартак. — Пришлось выбирать. Мне вот загорать нравится, и тепло я люблю, вот и выбрал Свет.

— Да зачем тебе загорать? Кто твой загар под шерстью увидит? — встрял Тимон.

— Отстань, Тимка! — буркнул Тартак. — Кому надо, тот и увидит.

Возбужденное сопение остальной троицы привлекло мое внимание. Жерест проковырял каким-то образом перегородку и теперь старательно пытался высмотреть что-нибудь пикантное на женской половине пляжа. Братцы сидели рядом и ждали своей очереди. Я толкнул локтем Тимона, обращая его внимание на эту сцену. Тимон поднял голову, нашел взглядом искомое и хмыкнул:

— По-моему, ребята перегрелись.

Ага, понял! Создаем три «защитных кокона» в воде. Левитацией поднимаем их в воздух и тащим сюда. Вода в «коконах» защищена так же надежно, как и мы, будь мы в них. Так, тормозим их над любителями «клубнички»…

— Харут! — скомандовал я.

— О-о-ох! — дружно, со стороны наблюдающих.

— Недаром наблюдение за наблюдающими всегда оценивалось дороже! — назидательно произнес Тимон.

— Это они чего? — приподнял голову Тартак.

— Да жарко им стало, — пояснил Тимон, — а до моря дойти лень.

— Так чего ко мне не обратились? — добродушно пробасил Тартак. — Я бы их в море всех троих зашвырнул.

— И это им было лень, — ответил я, флегматично наблюдая за мокрыми и, вероятно, очень злыми друзьями.

— Это кто такой шутник? — раздраженно спросил Фулос.

Харос, вставший рядом с братом, согласно кивнул головой.

— Это Колин, больше некому, — наябедничал Жерест.

Братья угрожающе двинулись в мою сторону.

— Я вот смотрел на вас и решал, как выйти из создавшейся ситуации. — Я снова перевернулся на спину, и подставил солнцу свою физиономию, кося, однак


Содержание:
 0  вы читаете: Лукоморье. Каникулы боевого мага : Сергей Бадей  1  Глава 1 : Сергей Бадей
 2  Глава 2 : Сергей Бадей  4  Глава 4 : Сергей Бадей
 6  Глава 6 : Сергей Бадей  8  Глава 8 : Сергей Бадей
 10  Глава 10 : Сергей Бадей  12  Глава 12 : Сергей Бадей
 14  Глава 14 : Сергей Бадей  16  Глава 16 : Сергей Бадей
 18  Глава 18 : Сергей Бадей  20  Глава 20 : Сергей Бадей
 22  Глава 1 : Сергей Бадей  24  Глава 3 : Сергей Бадей
 26  Глава 5 : Сергей Бадей  28  Глава 7 : Сергей Бадей
 30  Глава 9 : Сергей Бадей  32  Глава 11 : Сергей Бадей
 34  Глава 13 : Сергей Бадей  36  Глава 15 : Сергей Бадей
 38  Глава 17 : Сергей Бадей  40  Глава 19 : Сергей Бадей
 42  продолжение 42  44  Глава 2 : Сергей Бадей
 46  Глава 4 : Сергей Бадей  48  Глава 6 : Сергей Бадей
 50  Глава 8 : Сергей Бадей  52  Глава 10 : Сергей Бадей
 54  Глава 12 : Сергей Бадей  56  Глава 14 : Сергей Бадей
 58  Глава 16 : Сергей Бадей  60  Глава 18 : Сергей Бадей
 61  Глава 19 : Сергей Бадей  62  Глава 20 : Сергей Бадей
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap